Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

146. Эконому Иоанну 1.

I. Мне приятны спокойствие и жизнь, свободная от забот. Посему я затворил входную дверь монастыря и уклоняюсь от встреч с людьми знакомыми. Но после того, как я узнал, что воздвигаются нововведения, противные евангельской вере, я считаю молчание не безопасным. Ведь если в том случае, когда иные оскорбят человека, на долю которого [205] выпало быть царем, предстоит опасность не одним обидевшим, а и присутствовавшим при этом, но не отражавшим беззаконников; то какому наказанию, по справедливости, должны подвергнуться те, которые не обращают внимания на хуления против Бога и Спасителя нашего? Этот страх заставил меня теперь писать о том, что я узнал о проповедуемых некоторыми новшествах.

II. Как утверждают некоторые, в городе возбуждает много толков следующее обстоятельство: тогда как пресвитеры, заключая молитву обычным возгласом, говорили – одни: «яко Тебе подобает слава, и Христу Твоему, и Святому Твоему Духу», – другие: «благодатью и человеколюбием Христа Твоего, с Ним же Тебе подобает слава со Святым Твоим Духом», – мудрейший архидиакон стал настаивать, что нужно упоминать не Христа, но славить Единородного. Если это правда, то – значит – он превышает всякую меру нечестия. Он или разделяет одного Господа нашего Иисуса Христа на двух сынов и считает Единородного Сына законным и природным, Христа же усыновленным и незаконным и посему недостойным славословия, или старается утвердить неистовствующую ныне ересь.

III. Так как теперь господствует весьма тяжкая буря, то кто-нибудь может подумать, что он, убоявшись могущества породивших ересь, своим хулением старался угодить духу времени. Но, поелику Поносимый запретил ветрам на море, даровал спокойствие обуреваемым церквам и повсюду, на суше и на море, стала возглашаться проповедь Апостолов; то какое же тут место для этого хуления? Ведь и те, которые вопреки церковным канонам злостно распространяют, что одно естество плоти и божества, не отрицают, что Владыку нужно восхвалять, как Христа, – и это легко узнать от лиц, [206] возвратившихся оттуда. Α ему, стоящему во главе церковного чина, следовало бы знать божественное Писание и научиться из него, что проповедники истины как Единородного Сына сопоставляют с Отцем, точно так же, употребив наименование «Христос» вместо «Сын», полагают его то вместе с Отцем, то – со Всесвятым Духом. Поелику нет другого Христа, кроме Единородного Сына Божия. И позволительно послушать божественного Павла, писавшего Коринфянам, но учившего вселенную так: един Бог Отец, из Него же вся: и един Господь Иисус Христос, Им же вся (1 Кор. VIII, 6), где он назвал одного и того же и Христом и Иисусом и Господом и Творцом всего. Α в послании к Фессалоникийцам он говорит следующее: Сам же Бог и Отец наш, и Господь наш Иисус Христос да исправит путь наш к вам (1 Фессал. III, 11). И во втором послании к тем же Фессалоникийцам он поставил Христа прежде Отца не ради нарушения порядка, но для научения, что порядок имен не свидетельствует о различии достоинств и естеств. Он говорит здесь так: Сам же Господь наш Иисус Христос, и Бог и Отец наш, возлюбивый нас и давый утешение вечно и упование благо в благодати, да утешит сердца ваша, и да утвердит во всяком деле и слове блазе (2 Фессал. II, 16. 17). В конце послания к Римлянам, преподав некое увещание, он прибавляет: молю же вы, братие, Господем нашим Иисус Христом, и любовию Духа (Рим. XV, 30): Если бы он знал какого-нибудь другого Христа кроме Сына, то он не поставил бы Его прежде Всесвятого Духа. Пиша к Коринфянам, в самом начале он поставил только одно имя Христа, как достаточное для того, чтобы возбудить благоговение верующих: молю же вы братие, именем Господа нашего Иисуса Христа, да тожде глаголите [207] вси (1 Кор. Ι, 10). Дважды писав им, он оба послания заключает одними словами: благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любы Бога и Отца. и общение Святого Духа со всеми вами (2 Кор. XIII, 13; ср. 1 Кор. XVI, 23. 24). Здесь он поставил наименование Христа не только прежде (наименования) Духа, но и (прежде наименования) самого Отца. Таково же и начало таинственной литургии во всех церквах. Итак, согласно этому дивному закону дозволительно заимствовать из таинственных писаний это досточтимейшее имя Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Но излишним представляется много распространяться об этом, так как вступление каждого послания божественный Апостол украшает этим наименованием, говоря: Павел раб Иисус Христов, зван Апостол (Рим. I, 1,) или: Павел зван Апостол Иисус Христов (1 Кор. I, 1), или: Павел раб Божий, Апостол же Иисус Христов (Тит. I, 1). И соединяя с таким вступлением благословение, он почерпает его из того же самого источника и наименование Сына совокупляет с Богом и Отцем, говоря: благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа (Рим. 1, 7). И заключения посланий он украшает таким же благословением: благодать Господа Иисуса Христа со всеми вами, аминь (Рим. XVI, 24).

IV. Можно бы привести много и других свидетельств, из которых легко узнать, что Господь наш Иисус Христос есть не другое лицо, кроме Сына, дополняющее Троицу. Ибо один и тот же прежде веков был Единородным Сыном и Богом-Словом, а по вочеловечении называется и Иисусом и Христом, приняв эти наименования от дел. Ведь Иисус по изъяснению значит Спаситель: наречеши бо имя Ему Иисус: яко той спасет люди своя от грех их (Матф. 1, 21). Христом же [208] Он называл, как помазанный Духом Всесвятым по человечеству и как сделавшийся нашим первосвященником, апостолом, пророком и царем. Еще божественный Моисей ясно предрекал: пророка вам восставит Господь Бог от братии вашея, якоже мене (Второз. XVIII, 15). И божественный Давид восклицал, говоря: клятся Господь, и не раскается. ты иерей во век, по чину Мелхиседекову (Псал. CIX, 4). Это пророчество подкрепляет и божественный Апостол (Евр. VII, 21), а в другом месте он говорит: имуще убо архиереа велика, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, да держимся исповедания (Евр. IV, 14). Α что Он, как Бог, есть и предвечный царь, этому опять научает пророческое песнопение, где говорится: престол Твой Боже во век века: жезл правости жезл царствия Твоего (Псал. XLIV, 7). Этим Давид показывает нам человеческое могущество Его (Иисуса Христа), ибо, имея господство над всем, как Бог и Творец, Он получает его, как человек; посему-то псалмопевец и присовокупил: возлюбил еси правду, и возненавидел еси беззаконие: сего ради помаза Тя Боже Бог Твой елеем радости паче причастник твоих (ст. 8). И во втором псалме сам Помазанник говорит: Аз же поставлен есмь царь от Него над Сионом горою святою Его, возвещая повеление Господне. Господь рече ко мне: Сын Мой еси Ты, Аз днесь родих Тя. Проси от Мене, и дам Ти языки достояние Твое, и одержание Твое концы земли (Псал. II, 6-8). Это Он сказал, как человек, ибо, как человек, Он принимает то, что имеет, как Бог. И в начале того же псалма пророческая благодать ставит Его вместе с Богом и Отцем, говоря: Вскую шаташася языцы, и людие поучишася тщетным? Предсташа царие земстии, и князи собрашася вкупе на Господа и на Христа его (Псал. II, 1. 2). [209]

Итак, пусть никто не мыслит какого-то другого Христа, кроме единородного Сына; не будем считать себя мудрейшими благодати Духа, но будем слушать великого Петра, который восклицает: Ты еси Христос, Сын Бога живого (Матф. XVI, 16). Будем внимать Владыке Христу, подтвердившему это исповедание: на сем камени, – сказал Он (Матф. XVI, 18), – созижду церковь Мою, и врата адова не одолеют ей. Посему-то и премудрый Павел, превосходнейший строитель церквей, полагал не другое какое-нибудь, но это же самое основание: ибо я, – говорит он (1 Кор. III, 10. 11), – яко премудр архитекотон основание положих: ин же назидает: кийждо же да блюдет, како назидает. Основания бо иного никто же может положити паче лежащего, еже есть Иисус Христос. Посему как же выдумывают другое основание, когда повелено не полагать основания, а строить на положенном? Тот божественный муж (Павел) признает основанием Христа и славится этим наименованием; он говорит: Христови сораспяхся: живу же не ктому аз, но живет во мне Христос (Гал. II, 19. 20); еще: мне еже жити, Христос: и еже умрети, приобретение (Филипп. I, 21); в другом месте: не судих бо ведети что в вас, точию Иисуса Христа, и сего распята (1 Кор. II, 2); и немного раньше: мы же проповедуем Христа распята, Иудеем убо соблазн, Еллином же безумие: самим же званным Иудеем же и Еллином Христа Божию силу и Божию премудрость (1 Кор. I, 23. 24). И в послании к Галатам он говорит: егда же благоволи избравый мя от чрева матере моея, и призвавый благодатию Своею, явити Сына Своего во мне, да благовествую его во языцех (Гал. 1, 15. 16). В послании к Коринфянам он не сказал: «мы проповедуем Сына», но: «Христа распята», не противное делая тому, что повелено, но признавая одного и того же и Иисусом, [210] и Христом, и Господом, и Единородным, и Богом-Словом. Посему же, начав писать Римлянам, он назвал себя рабом Иисуса Христа; он сказал здесь: избран во благовествование Божие, еже прежде обеща пророки своими в писаниих святых, о Сыне Своем, бывшем от семене Давидова по плоти, нареченнем Сын Божии в силе (Рим. I, 1-4) и прочее. Одного и того же он (Павел) назвал и Иисусом Христом, и Сыном Давида, и Сыном Божиим, как Бога и Владыку всяческих. Точно так же и в средине послания, вспомянув об иудеях, он присовокупил: их же отцы, от них же Христос по плоти, сый над всеми Бог благословен во веки, аминь (Рим. IX, 5). Об одном и том же он (Павел) сказал, что по плоти Он ведет свой род от иудеев, но есть вечный Бог и Владыка всего происшедшего, восхваляемый всеми благомыслящими людьми. То же учение он (Павел) преподал нам и в том, что писал дивному Титу: ждуще, – говорит он (Тит. II, 13), – блаженного упавания, и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Он наименовал здесь одного и того же и Спасителем, и великим Богом, и Иисусом Христом. И в ином месте: в царствии Христа и Бога (Ефес. V, 5). И хор Ангелов говорил пастырям: се родися вам днесь Христос Господь во граде Давидове (Лук. II, 11).

Впрочем, излишне выписывать все подобные места мужам, размышляющим о законе Господа день и ночь (Псал. I, 2): и приведенных достаточно, чтобы и весьма упорных убедить – не разделять божественных наименований; посему я оставлю это.

V. Но – говорят – он (архидиакон) сказал, что христов много, а Сын один. Я полагаю, что он согрешил в этом случае по неведению. Если бы он прочитал божественное Писание, то он узнал бы, [211] что щедрый Владыка многим даровал наименование Сына. Вот и Моисей законодатель, написавший древнюю историю, говорит: видевше сынове Божии дщери человечи, яко добры суть, пояша себе от них жены (Быт. VI, 2). Сам Бог всяческих говорил тому же пророку: возглаголи Фараону. сын первенец Мой Израиль (Исх. IV, 22). И в великой песни Моисей говорит: возвеселитеся языцы с людьми Его (Бога), и да укрепятся Ему вси сынове Божии (Второз. XXXII, 43). Чрез пророка Исаию Он (Бог) говорит: сыны родих и возвысих, тии же отвергошася Мене (Иса. I, 2). И чрез треблаженного Давида Он говорит: Аз рех: бози есте и сынове Вышняго вси (Псал. LXXXI, 6). Премудрейший же Павел писал Римлянам: Елицы бо Духом Божиим водятся, сии суть сынове Божии. Не приясте бо духа работы паки в боязнь: но прияте духа сыноположения, о нем же вопием, Авва Отче. Самый дух спослушествует духови нашему, яко есмы чада Божии. Аще же чада, и наследницы: наследници убо Богу, сонаследницы же Христу: понеже с Ним страждем, да и с Ним прославимся (Рим. VIII, 14-17). И в послании к Галатам он сказал так: Понеже есте сынове, посла Бог духа Сына Своего в сердца ваша, вопиюща: Авва Отче. Тем же уже неси раб, но сын: аще ли же сын, и наследник Божий Иисус Христом (Гал. IV, 6-7). Сему же он учил и Ефесян, говоря: в любви нарек нас во усыновление Иисус Христом в Него (Ефес. I, 5). Итак, если не должно прославлять Христа, как Бога, поелику имя «Христос» есть общее, то не будем покланяться Ему и как Сыну: ибо многие участвуют и в этом имени. Да и что я говорю о Сыне? Даже самое наименование «Бог» многие получали от Бога. Бог богов Господь глагола, и призва землю (Псал. XLIX, 1); еще: Аз рех: бози есте (Псал. LXXXI, 6); опять: богов да [212] не злословиши (Исх. XXII, 28). Вообще же многие усвояли себе таковое название, и обманывавшие людей демоны прилагали это наименование идолам. Посему Иеремия (X, 11) восклицает: бози иже небесе и земли не сотвориша, да погибнут от лица земли и от лица неба 2. И еще: «сотвориша себе боги сребряныя и боги златыя» (Дан. V, 4. 23). И Исаия, осмеявши изготовление идолов (словами): пол его (дерева) сожже огнем, и испекши мясо, яде, и рече: сладко мне, яко согрехся, и видех огнь (Иса. XLIV, 16), присоединил: из оставшего же сотвори яко бога, и преклоняется ему, глаголя: избави мя, яко бог мой еси ты (ст. 17). Посему-то, оплакивая их, он (Исаия) говорит: увеждь, яко пепел сердце их (ст. 20). И песнотворец Давид научил нас воспевать: яко вси бози язык бесове: Господь же небеса сотвори (Псал. XCV, 5).

Впрочем, такое сходство имен нисколько не вредит тем, которые разумеют, как жить благочестиво: ибо мы знаем, что демоны ложно прилагали себе самим и идолам это божественное наименование, а святые получили эту честь по благодати, истинно же и по природе Бог есть только Бог всяческих и Единородный Его Сын и Всесвятый Дух. И этому ясно научил нас всехвальный Павел; он говорит (1 Кор. VIII, 5-6) так: аще бо и суть глаголемии бози мнози, или на небеси, или на земли: якоже суть бози мнози, и господие мнози: но нам един Бог Отец. из Него же вся, и мы у Него: и един Господь, Им же вся, и мы тем 3. Далее, Всесвятый Дух называется Духом Божиим, но так же называется и душа человека. Изыдет [213] дух его (Псал. CXLV, 4), говорит псалмопевец. И в другом месте читается: благословите дуси и души праведных Господи (Дан. III, 86). И Ангелов псалмотворец Давид наименовал духами, говоря: творяй ангелы своя духи, и слуги своя пламень огненный (Псал. CIII, 4). Да что говорить об Ангелах и душах человеческих? Даже ведь демонов Господь называл (Лук. XI, 26) так, говоря: поймет седмь других духов горших себе, и войдут в него: и будет последняя человеку тому горша первых 4. Но такая одноименность не оскорбляет благочестивого, так как единый по природе Бог есть только Отец и Единородный Его Сын и Всесвятый Его Дух, и один по природе Сын, единородный Отцу – вочеловечившийся Бог-Слово, Господь наш Иисус Христос, и один Дух Святый – Утешитель, Который восполняет число (членов) Троицы. Точно так же, хотя многие называются отцами, но мы покланяемся одному Отцу, – Отцу предвечному, давшему и людям это наименование, по слову Апостола: преклоняю колена моя, – говорит он (Ефес. III, 14), – ко Отцу Господа нашего Иисуса Христа, из Него же всяко отечество на небесех и на земли именуется 5.

Итак, из того, что другие называются христами, мы не должны лишать себя поклонения Господу нашему Иисусу Христу: ибо, хотя многие называются богами и отцами, но один есть над всеми Бог и предвечный Отец, – хотя многие нарицаются сынами, но истинный и по природе Сын лишь один, и хотя многие именуются духами, но один – Всесвятой Дух; точно так же, хотя многим усвояется наименование «христов», но един Господь Иисус Христос, Им же вся (1 Кор. VIII, 6). Посему вполне справедливо и Церковь удержала это наименование, вняв гласу [214] невестоводителя Павла: обручих вас единому мужу, деву чисту представити Христови (2 Кор. XI, 2); и в другом месте: мужие любите жены ваша 6, яко же и Христос возлюби церковь (Ефес. V, 25); и еще, сказав: сего ради оставит человек отца и матерь свою 7, и прилепится к жене своей, и будета два в плоть едину, он присовокупил: тайна сия велика есть: аз же глаголю во Христа и во церковь (Ефес. V, 31. 32). Послушай его, говорящего: Христос ны искупил есть от клятвы законные, быв по нас клятва (Гал. III, 13); и в другом месте: или не разумеете яко елицы во Христа 8 крестистеся, в смерть Его крестистеся? (Рим. VI, 3); и в ином месте: елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал. III, 27); и опять: облецытеся Господем нашим Иисус Христом, и плоти угодия не творите в похоти (Рим. XIII, 14).

Зная это и подобное сему, сподобившиеся по любви щедрого Владыки божественных даров постоянно носят в устах своих это желаннейшее наименование Его и восклицают словами Песни Песней (П, 3): брат мой мне, и аз ему: под сень его восхотех и седох, и плод его сладок в гортани моем. Кроме того, и то любимое наименование, которое носим, мы получили от наименования Христа, ибо называемся христианами. Предсказывая об этом имени, Бог всяческих говорил: работающим же Мне наречется имя новое, еже благословится на земли (Иса. LXV, 15-16). Посему-то и Церковь особенно держится этого наименования, ибо когда Единородный Сын Божий вочеловечился, тогда Он стал называться [215] Христом, тогда природа людей получила лучи разумного света, тогда проповедники истины просветили вселенную. И учители Церкви всегда безразлично пользовались этими наименованиями Единородного. Они то прославляют Отца и Сына и Святого Духа, то Отца со Христом и со святым Духом, но что касается смысла, то тут в обоих случаях нет никакого различия. Посему-то, получивши повеление крестить во имя Отца и Сына и Святого Духа, треблаженный Петр, спрошенный принявшими проповедь, что должно делать, сказал (Деян. II, 38): веруйте, и да крестится кийждо в вас во имя Господа нашего Иисуса Христа 9, как будто это наименование заключало в себе всю силу божественной проповеди. И сему мудро учил Василий, светильник Каппадокийцев или – лучше – вселенной; он говорил так: «наименование Христа есть исповедание всего» 10. Оно указывает и Отца помазавшего, и Сына помазанного, и Святого Духа, Которым Он помазан. И сошедшиеся в Никее треблаженные отцы, сказав, что должно веровать во единого Бога Отца, присовокупили: «и во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия Единородного», научая, что Господь Иисус Христос есть и единородный Сын Божий.

VI. К сказанному нужно присоединить и то, что не следует говорить: «по вознесении Господь Христос – не Христос, но Сын Единородный», ибо ведь по вознесении написаны и божественные Евангелия, и история деяний, и послания самого Апостола (т. е. Павла). После вознесения божественный Павел восклицает: имуще архиереа велика, прошедшего небеса, [216] Иисуса Христа Господа нашего 11, да держимся исповедания (Евр. IV, 14); и еще: не в рукотворенная бо святая вниде Христос, противообразная истинных, но в самое небо, ныне да явится лицу Божию о нас (Евр. IX, 24); и опять, сказав нечто об уповании на Бога, он присовокупил: еже аки котву имамы тверду же и известну, и входящую во внутреннейшее завеси, идеже предтеча вниде о нас Иисус, по чину Мельхиседекову первосвященник быв во веки (Евр. VI, 19-20). И, пиша блаженному Титу о втором явлении, он (Павел) сказал так: ждуще блаженного упования, и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (Тит. II, 13). Подобное сему он писал и Фессалоникийцам: тии бо о нас возвещают, каков вход имехом к вам, и како обратистеся к Богу от идол, работати Богу живу и истинну, и ждати Сына Его с небес, Его же воскреси из мертвых, Иисуса, избавляющего нас от гнева грядущего (1 Фессал. I, 9. 10); и еще: вас же Господь да умножит, и да избыточествит любовию друг ко другу и ко всем, яко же и мы к вам, во еже утвердити сердца ваша непорочна в святыни, пред Богом и Отцем нашим, в пришествие Господа нашего Иисуса Христа со всеми святыми Его (1 Фессал. III, 12. 13). И во втором послании к ним он писал: молим же вы, братие, о пришествии Господа нашего Иисуса Христа, и о нашем собрании о Нем (2 Фессал. II, 1); и чрез несколько слов, предсказывая гибель антихриста, он прибавляет: его же (беззаконника) Господь 12 убиет духом уст Своих, и упразднит явлением пришествия Своего (ст. 8). Α убеждая Римлян к единомыслию, [217] он присовокупил: Ты же почто осуждаеши брата твоего? или и 13 ты что уничижаеши брата твоего? Вси бо предстанем судищу Христову. Писано бо есть [Иса. XLV, 23]: живу Аз, глаголет Господь: яко мне поклонится всяко колено и всяк язык исповестся Богови (Рим. XIV, 10. 11). И сам Господь, предвозвещая Свое второе пришествие, между многим другим сказал и следующее: Тогда аще кто вам речет: се зде Христос, се 14 онде: не имите веры. Яко же бо молния исходит от восток и является до запад, тако будет пришествие Сына человеческаго (Матф. XXIV, 23. 27). По бессмертию и нетлению тела, Он назвал Себя Сыном человеческим, заимствуя это наименование от видимого для глаз естества, ибо оно явится в то время, божественное же естество невидимо даже и Ангелам: Бога никтоже виде нигде же (Иоан. I, 18), по слову Самого Господа. И великому Моисею Он сказал: никтоже узрит лице Мое, и жив будет (Исх. XXXIII, 20). Посему слова: ни единаго вемы по плоти: аще же и разумехом 15 Христа, но ныне ктому не разумеем (2 Кор. V, 16) божественный Апостол сказал не к уничижению воспринятого естества, но в подтверждение имеющих быть нам нетления, бессмертия и духовной жизни. Ради сего он и прибавил: тем же аще кто во Христе, нова тварь: древняя мимоидоша, се быша вся нова (ст. 17); о будущем он говорит здесь, как уже о случившемся, ибо мы еще не сподобились бессмертия, но только имеем получить его и, получивши его, не сделаемся бестелесными, но лишь облечемся в бессмертие. Не хощем, – говорит божественный Апостол (2 Кор. V, 4), – совлещися, но [218] пооблещися, да пожерто будет мертвенное животом; и еще: подобает бо тленному сему облещися в нетление, и мертвенному сему облещися в бессмертие (1 Кор. XV, 53). Таким образом он не сказал, что Господь бестелесен, но что и видимое естество нетленно и бессмертно, а равно научил веровать, что оно прославлено божественною славой. Об этом наияснейшим образом он наставил нас в послании к Филиппийцам: наше бо житие, – говорит он здесь (Филипп. III, 20. 21), – на небесех есть, отъонудуже и Спасителя ждем Господа Иисуса: Иже преобразит тело смирения нашего, еже быти сему сообразну телу славы Его. Этими словами он ясно научил, что Владычнее тело есть тело, но тело божественное и прославленное божественною славой.

VII. Посему не будет избегать этого наименования, чрез которое все обновлено, как сказал тот же учитель в послании к Ефесянам: по благоволению Своему, еже прежде положи в нем в смотрение исполнения времен, возглавити всяческая о Христе, яже на небесех и яже на земли в Нем (Ефес. I, 9). Будем учиться у сего блаженного языка и тому, как должно славить Благодетеля, соединяя наименование Христа с «Богом» и «Отцем». Ибо вот что говорит он в послании к Римлянам: благовествование мое и проповедание Иисус Христово, по откровению тайны, леты вечными умолчанныя, явлшияся же ныне писании пророческими, по повелению вечного Бога, и в послушание веры во всех языцех познавшияся, единому премудрому Богу Иисус Христом, Ему же слава во веки, аминь (Рим. XIV, 24-26). В послании к Ефесянам он воспевает так: могущему же паче вся творити по преизбыточествию, их же просим или разумеем, по силе действуемей в нас, тому слава в церкви о Христе Иисусе, во вся роды века веков. Аминь (Ефес. III, 20. 21). И [219] немного ранее этого он говорил так: сего ради преклоняю колена моя к Отцу Господа нашего Иисуса Христа, из Него же всяко отечество на небеси и на земли именуется (ст. 14. 15). И гораздо ниже он говорит: благодарим всегда о всех вас о имени Господа нашего Иисуса Христа Богу и Отцу (Ефес. V, 20). Щедрость Филиппийцев он вознаграждает следующими благословениями: Бог же мой да исполнит всякое требование ваше по богатству Своему в славе о Христе Иисусе (Филипп. IV, 19). Α евреев он умолял такими словами: Бог же мира, возведый из мертвых пастыря овцам великаго кровию завета вечнаго, Господа нашего Иисуса, да утвердит вы во всяком деле блазе, сотворити волю Его, творя в вас благоугодное пред ним Иисус Христом. Ему же слава во веки. Аминь (Евр. XIII, 20. 21). И не только в славословиях, но и в увещаниях и свидетельствах он соединяет Христа с Богом и Отцем. Так в послании к Тимофею он восклицает: засвидетельствую пред Богом, и 16 Иисус Христом (1 Тим. V, 21); и еще: завещаваю ти пред Богом оживляющим всяческая, и Христом Иисусом свидетельствовавшим при Понтийстем Пилати доброе исповедание: соблюсти тебе заповедь нескверну, незазорну, даже до явления Господа нашего Иисуса Христа: еже во своя времена явит блаженный и един силный Царь царствующих, и Господь господствующих, един имеяй бессмертие, во свете живый неприступнем, Его же никтоже видел есть от человек, ниже видети может: емуже честь и держава вечная. Аминь (1 Тим. VI, 13-16).

Этому мы научены от божественных Апостолов, то же учение принесли нам и Иоанн и Матфей, величайшие потоки евангельских проповеданий. [220] Последний сказал: книга родства Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля (Матф. I, 1), а первый показал бывшее прежде веков: в начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово: Сей бо искони к Богу; и еще: вся тем быша (Иоан. I, 1-3).


Комментарии

1. Ср. к сему письму замечания у Н. Η Глубоковского, Блаж. Феодорит I, стр. 271 сл.

2. Теперь это место читается так: от земли, и от сих, иже под небесем суть.

3. Вставка «мнози» и опущение «Иисус Христос» – особенности чтения блаж. Феодорита в данном месте.

4. Чтение блаж. Феодорита о некоторыми особенностями.

5. См. письмо 14 (стр. 15), 27 (стр. 30) и 223 (XLIII).

6. Υμών – особенность чтения блаж. Феодорита.

7. Так согласно некоторым новозаветным кодексам и церковным писателям.

8. Слово «Иисуса» опускается еще в некоторых новозаветных кодексах и у церковных писателей.

9. «Веруйте» (вместо «покайтеся») – особенность чтения блаж. Феодорита, а вставка «Господа» встречается и в новозаветных кодексах и у церковных писателей.

10. См. 12-ю речь Василия великого «О Святом Духе» (Творения Василия Великого, ч. III, Москва 1846, стр 272; 3-е изд., Москва 1891, стр. 221).

11. «Христа Господа нашего» (вместо «Сына Божия») – особенность чтения блаж. Феодорита.

12. «Иисус» опускается иногда и в новозаветных кодексах и у церковных писателей.

13. Так и в четвертой редакции у проф. Г. А. Воскресенского, Древнеславянский Апостол, вып. I (Сергиев Посад 1892), стр. 199.

14. Такое чтение изредка встречается и у других.

15. Блаж. Феодорит опускает здесь слова «по плоти».

16. «Господем» опускается и в авторитетных списках и у многих церковных писателей.