Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ЭРМОЛЬД НИГЕЛЛ

ПРОСЛАВЛЕНИЕ ЛЮДОВИКА, ХРИСТИАННЕЙШЕГО ЦЕЗАРЯ

ЭПИЗОД КРЕЩЕНИЯ ХАРАЛЬДА КЛАКА КАК «СЛОВЕСНАЯ ИКОНА»

Крещение Скандинавии, растянувшееся на несколько столетий, началось с события, отмеченного в «Больших Королевских Анналах», важнейшей хроники Франкского государства. В записи за 826 год содержатся следующие сведения: «В то же время Хериольд с женой и великим множеством данов, придя в Могонтиак (ныне Майнц. – М. Н.) с теми, кого он привел, крестился у св. Альбана и, получив много даров от императора, возвратился назад через Фризию той же дорогой, по которой пришел. В той провинции ему было дано одно графство, кото-рое называется Хриустри (ныне Рюстринген 1. – М. Н.), чтобы он мог возвратиться туда со своим имуществом, если этого потребует необходимость» 2. Хериольд, упомянутый в хронике, звался в повседневной жизни Харальдом Клаком и был одним из конунгов 3, претендовавших в то время на власть в Дании.

Харальд Клак решился на такой шаг не в одночасье. Крещению его вместе с семьей и дружиной предшествовали события, происходившие на протяжении почти полувека на границе Каролингской империи, Саксонии и Дании. [163]

Важное значение для этой пограничной территории имела река Эльба, в нижнем течении которой и вокруг устья происходили контакты между саксами, фризами и скандинавами, причем цели этих контактов могли быть самыми разными: и дружественными, и враждебными. И саксы, и фризы, и скандинавы, и жившие также поблизости славянские племена, а именно, ободриты, торговали с империей франков или нападали на ее приграничные земли. Лес, проходивший по современному Гольштейну, так называемый Limes Saxoniae, отделял саксов от ободритов, с которыми то империя Каролингов, то даны входили в различные союзы. Саксы, жившие «на другой стороне Эльбы» (trans Albiam) стали называться трансальбинги, или нордальбинги, а их земли получили название Трансальбингии. Река Эйдер стала южной границей Датского королевства. С точки зрения саксов и франкских императоров, пограничной территорией была вся Трансальбингия 4.

Войны Карла с саксами начались в 772 г. В двух военных кампаниях – 772–785 гг. и 792–797 гг. – сопротивление саксов было сломлено. Саксы стали подданными императора франков. В Гольштейне, Дитмарскене и Стормарне положение франков осложнялось тем, что даны, чьи земли граничили с этой областью, были, как и саксы, язычниками. Саксов крестили принудительно, загоняя их в реки, но этот метод обращения в христианство был ненадежен, о чем Алкуин писал Карлу Великому 5.

Карл стремился обеспечить мир на границе с данами. В 804 г. он переселил всех саксов в Франкию и передал Нордальбингию ободритам. Однако между ним и королем данов Годфредом отношения были весьма напряженными 6. Годфред совершал военные походы против ободритов (807 г.), а в следующем 808 г. разграбил город Рерик в Висмарской бухте и [164] переселил купцов в город Хедебю в Южной Дании 7, где, по-видимому, была его столица. В нападении на Рерик участвовали и славяне 8. Чтобы защитить свои земли от набегов саксов и славян, Годфред приказал на южной границе Дании возвести вал (Даневирке) с единственными воротами, через которые можно было попасть в Ютландию и пешим, и конным путникам. Эти волнения на границе вынудили франков пойти в поход за Эльбу, укрепить речную границу крепостями и заложить город Эсесфелт (позже Итцехое – Itzehoe) 9.

Знания о раннем периоде королевской власти в Дании относятся, в основном, к области легенд, но король Годфред был вполне реальным историческим лицом, хотя о нем лично известно всего несколько фактов. Когда Карл Великий переселял саксов на франкские земли в 804 г., Годфред уже был королем. В 810 г. он был убит в походе на фризов своими собственными людьми. Его сыновья, которых было не менее четырех, отправились в изгнание в Швецию, а новым королем данов стал Хемминг, племянник Годфреда, сын его брата 10. Он заключил мир с Карлом Великим 11.

После смерти Хемминга в 812 г. началась борьба за пре-стол 12. Распря произошла между сыновьями Годфреда, вернувшимися из изгнания в 814 г. 13, и их двоюродными братьями Харальдом Клаком и Регинфредом, в результате чего Регинфред и старший из сыновей Годфреда были убиты 14. Можно предположить, что Харальд и Регинфред были детьми старшего брата Годфреда, и сыновья Годфреда, претендуя на власть, нарушили [165] древний порядок престолонаследия. Тот факт, что Харальд и сыновья Годфреда были близкими родственниками, доказывается употреблением впоследствии династического имени: сына Харальда Клака, крестившегося вместе с отцом и оставшегося при дворе Людовика Благочестивого, звали Годфред Харальдсон.

Отношения Харальда с сыновьями Годфреда не были мирными. После смерти Регинфреда старший из выживших сыновей Годфреда, Хорик, стал королем данов и правил с 814 по 854 г. Харальд был изгнан и вынужден просить помощи у Людовика Благочестивого. Людовик позволил Харальду жить в Саксонии после того, как в 815 г. франкскому войску не удалось помочь ему вернуться в Ютландию. Харальд поселился там и постоянно нападал на сыновей Годфреда, на что они в 817 г. пожаловались Людовику и предложили заключить мир, но в этом им было отказано. В 819 г. между сыновьями Годфреда и Харальдом было достигнуто мирное соглашение, и они уступили последнему часть власти. Во время своих войн с сыновьями Годфреда Харальд смог заставить их отступить только до острова Фюн, поэтому ему пришлось удовольствоваться южной Ютландией 15. С помощью ободритов Харальд погрузил на корабли имущество и дружину и отплыл домой. Франкские анналы за 821 г. говорят, что с датской стороны все было спокойно, а в следующем году на съезде во Франкфурте, куда Людовик при-гласил представителей из Восточной Франкии и старейшин не-которых славянских племен, там были люди и сыновей Годфреда, и Харальда Клака. В 822 г. Эбон получил благословение папы Пасхалия I на миссионерскую деятельность в Скандинавии 16, в 823 г. отправился в Данию, и в это же время хрупкий мир между сыновьями Годфреда и Харальдом был нарушен 17. По мнению исследовательницы Р.Э.Роос, сыновья Годфреда стали рассматривать Харальда Клака как агента франкского влияния в Ютландии, поскольку его поддерживал император и, [166] следовательно, Эбон 18. На съезде в Компьене в ноябре этого же года Харальд Клак просил у императора помощи против сыновей Годфреда, которые угрожали изгнать его из Дании. Император послал двух графов, которые должны были оценить положение Харальда и его шансы на успех. Возвратились они ко двору императора вместе с Эбоном. В 825 г. сыновья Годфреда снова приезжают на съезд в Ахен, и просят мира, но император отпускает их, отложив решение их дела на октябрь: «они просили, чтобы он заключил с ними мир, и император приказал придать законную силу мирному договору с ними в их марке в месяце октябре» 19. Вероятно, так все и произошло, потому что в 826 г. представители сыновей Годфреда участвуют в большом съезде в Ингельхайме в июне «ради мира и союзнического договора» 20.

Хорик поддерживал мирные отношения с Людовиком Благочестивым, и, хотя он до самой своей смерти оставался язычником, есть сведения, что он почитал Христа наравне с языческими богами 21. Возможно, дипломатические успехи сыновей Годфреда навели Харальда Клака на мысль, что ему стоит укрепить свои отношения с императорским двором, пока противники окончательно не опередили его.

Неизвестно, насколько Харальд руководствовался политическими выгодами, которые обеспечивало ему и его людям принятие христианства, и насколько им руководила вера, однако совершенно очевидно, что даны, крестники франков, в духовном отношении становились с ними одним народом, а Харальд, его жена и сын, восприемниками которых были соответственно Людовик Благочестивый, Юдифь и Лотарь, могли считаться членами императорской семьи и рассчитывать на ее защиту и покровительство. Собственно говоря, крещение Харальда, его семьи и дружины оказывается единственным более или менее [167] полно известным и достоверным событием из его жизни, хотя и сохранившимся в литературной обработке.

Крестившись, Харальд вернулся в Хедебю, с помощью дружин саксов начал искоренять язычество в южной Ютландии и восстановил против себя местное население 22. В 827 г. он был изгнан из Дании 23. Как кажется, Харальд Клак не ступал больше на датскую почву. Дальнейшая судьба его неизвестна, но предполагают, что он тот Харальд, который в 830 г. грабил Фрисландию, а в 841 г. получил от Лотаря Вальхерен, самый большой остров в устье реки Шельды на торговом пути между Хедебю и Западной Европой, с условием, что он прекратит свои военные экспедиции 24. Возможно, он и Харальд, умерший, согласно «Фульдским анналам» в 852 г., одно лицо 25.

В эпизоде крещения Харальда Клака упоминается имя Эбона, миссионера, первым благословившегося на проповедь христианства именно в Скандинавии, однако он был далеко не первым христианином, устремившимся на север Европы. Скандинавы узнавали о христианстве благодаря походам викингов, путешествиям, торговым связям с европейскими странами и с Византией. В VIII в. в Скандинавии появились миссионеры. Из жития св. Виллиброрда, проповедовавшего Евангелие фризам, известно, что однажды язычники-фризы изгнали его из Утрехта и он жил некоторое время у короля данов Онгендуса (Ангантюра). Из Дании св. Виллиброрд возвратился в монастырь Эхтернах в Люксембурге и там, поблизости от Эхтернаха, основал еще один монастырь, где поселил тридцать молодых данов с тем, чтобы воспитать их христианами. Об их дальнейшей судьбе источники умалчивают 26. Сохранилось письмо Алкуина, где упоминается крещение данов (789 г.). Известно, что ирландские монахи уже в 795 г. жили в Исландии и на Фарерских островах 27. Лиудгер, [168] епископ Мюнстерский, хотел в 805 г. начать миссионерскую деятельность в Дании, но Карл Великий посчитал это преждевременным. Согласно Н. Лунду, императору требовались «сначала политический и военный контроль, потом проповедь и обращение» 28.

Как уже говорилось, миссионером, который начал проповедь христианства к северу от Эльбы, был близкий друг Людовика Благочестивого и участник бенедиктинских реформ IX в. Эбон, архиепископ Реймсский 29. Он получил письменное благословение на миссионерские труды от папы Пасхалия I. Документ, полученный от папы, стал основой всей последующей миссионерской работы на севере Европы 30. Людовик подарил Эбону поместье Веленао (Welenao), к югу от Эсесфелта 31. Известно, что Эбон купил нескольких рабов и, освободив их, дал им образование в Веленао, тем самым подготовив следующий шаг в евангелизации севера – труды Ансгаря, просветившего Скандинавию 32.

Крещение Харальда стало началом обращения севера в христианство, так как в качестве священников с новокрещеными в Данию поехали несколько монахов из монастыря Корвей, среди них Ансгарь (801–865 г.), которого позже назвали Апостолом Скандинавии. Это событие, возможно, воспринималось современниками как достойный конец долгого пути.

Как кажется, именно так крещение Харальда воспринимал Эрмольд Нигелл, оставивший нам красочное описание этого события. О жизни Эрмольда 33 известно то, что он сам сообщал в своих произведениях. Уроженец Аквитании, он был клириком, но не приносил монашеских обетов, то есть, скорее всего, он [169] принадлежал к «семье», к окружению какого-нибудь епископа. Впервые его имя упоминается в 823 г. Он, приближенный Пипина Аквитанского, сына Людовика Благочестивого, участвовал в войне с бретонцами. После рождения Карла, сына Людовика от второго брака, отношения между Людовиком и старшими сыновьями стали напряженными. Людовик, опасаясь того, что окружение сыновей, в частности, Пипина, поддерживает их непослушание отцу, сослал Эрмольда в Страсбург, где тот был помещен в монастырь. Там, желая добиться помилования, он написал поэму «Прославление Людовика, христианнейшего Цезаря», состоящую из четырех песней. Поскольку помилования не последовало, Эрмольд обратился к своему господину, Пипину Аквитанскому, с двумя стихотворными посланиями. Вернулся ли Эрмольд ко двору Пипина, мы не знаем. Возможно, война между Людовиком и его старшими сыновьями принесла свободу опальному поэту. В 834 г. встречается упоминание имени некого Хермольда (германская форма имени Эрмольд), посла от Людовика к Пипину, а в 838 г. канцлер Пипина Хермольд скрепил своей подписью три грамоты своего короля. Однако тот ли это Эрмольд, который написал поэму об императоре Людовике, утверждать невозможно.

Поэма «Прославление Людовика» написана элегическим дистихом и, как сказано выше, состоит из четырех песней. Она охватывает значительный период жизни Людовика: с 781 г., когда он получил аквитанскую корону, по конец 820-х гг., когда жизнь прославляемого героя поэмы все еще безоблачна – война с сыновьями от первого брака еще впереди, а поэт оказался в страсбургском заточении. Последним датируемым событием, о котором рассказывается в поэме, становится эпизод крещения Харальда Клака с семьей и дружиной (826 г.). Конечно, Эрмольд не описывает всю жизнь императора подряд. Он выбирает события, которые создают в сознании читателя образ строителя государства, нового Энея. Как Эней переносит тяготы странствия, битвы с врагами вне своей новой родины, Италии, и на италийской земле, чтобы заложить основы римского государства, так и Людовик, приняв аквитанскую корону (781 г.; 1-я песнь), стремится укрепить Франкию, борясь с ее внешними врагами (война с маврами и осада Барселоны в 801 г.; 1-я песнь). Во 2-й песни [170] поэмы описывается укрепление сначала власти светской (Ахенский сейм 813 г., возложивший на героя императорскую корону; благословение папы Стефана IV; помазание Людовика им в Реймсе в 816 г.), затем начало духовного возрождения в империи (рассказ о Бенедикте Анианском и его монастыре в Инде), которое также происходило с ведома и одобрения императора. Когда мир в государстве упрочен, можно снова подумать о борьбе с внешним врагом – 3-я песнь посвящена войне с бретонцами в 818 г. Наконец, когда враги на юге (мавры) и на западе (бретонцы) покорены, наступает время мирной проповеди христианства: большая часть 4-й песни рассказывает о событиях, предшествовавших крещению данов, о самом крещении и празднествах в честь новокрещеных – о пире и королевской охоте. Таким образом, история Харальда Клака становится венцом деятельности благочестивого императора, оправданием его прозвища Pius – такого же, как и у героя «Энеиды». Это прилагательное означает не просто «благочестивый», а, как пишут комментаторы к поэме Вергилия 34, «сознающий свой долг по отношению к Богу и людям», то есть, в случае Людовика – исполняющий христианскую заповедь о любви к Богу и ближнему.

Эпизод крещения Харальда и его спутников занимает в 4-й песни 35 весьма примечательное место. Ему предшествует описание королевского дворца в Ингельхайме, построенного еще при Карле Великом (807 г.) недалеко от Майнца. Это было место проведения сеймов (819, 823, 826, 828, 831, 834 гг.) и церковных соборов (788, 826, 840 гг.). Дворец в Ингельхайме был одним из любимых дворцов Людовика, там он и умер в 840 г. 36 Строки 2070–2166 4-й песни рассказывают об изображениях на стенах Ингельхаймского собора, посвященного св. Альбану, и о фресках, украшающих сам дворец. Картины на стенах собора повествуют о событиях из Священной истории, о «славных [171] делах Божиих и достопамятной чреде мужей» (inclita gesta Dei, series memoranda virorum, 2070) вплоть до Вознесения Господня, после которого Сын Божий, воссев по правую руку Отца, «правит нивами [земного мира]» (arva regit, 2123). Дворец же украшен изображениями древних воителей, начиная с «деяний Кира» (Cyri gesta, 2128) до упоминаний о «руке/власти Рима» (Romana manus, 2147), пожелавшей завоевать весь мир до края небес. «К деяниям цезарей богатого Римского престола / Присоединяются франки и вместе [их] удивительные подвиги» (Cae-sareis actis Romanae sedis opimae / Junguntur Franci gestaque mira simul, 2150-2151), – продолжает поэт. Здесь наравне с императорами Константином Великим и Феодосием упоминаются члены династии Каролингов – Карл Мартелл, Пипин, Карл Великий. Именно здесь, в окружении изображений славных предшественников и предков «благочестивый Цезарь дает законы подданным, / По своему обычаю и по справедливости обдумывает труды государственной власти» (pius Caesar dat iura subactis, / More suo regni rite revolvit opus, 2166–2167), и его замечательные деяния также становятся историей. Строка 2168 начинает рассказ о прибытии данов в Ингельхайм и об их крещении. Таким образом, это событие продолжает ряд священных и исторических картин в качестве «словесной иконы».

Эрмольд оставляет в стороне политические интриги и дипломатические отношения между императорским двором и Харальдом Клаком. У читателя, не знакомого с историческим контекстом, складывается впечатление, что воинственный вождь северян прибывает ко двору Людовика, движимый велением сердца. Он и так обладает достаточной властью у себя на родине, но склоняет голову перед величием и истинностью веры, которую исповедует император франков. Он пересказывает императору то, что в пределах данов проповедовал Эбон. Затем Эрмольд описывает сцену крещения, сосредотачиваясь на факте восприемничества, важном для новокрещеных: теперь Харальд и его семья становятся членами императорской семьи, ее зеркальным отражением (император – крестный отец Харальда, Юдифь – восприемница его жены, старший сын Людовика Лотарь породнился чрез крещальную купель с сыном Харальда), а крещеные даны, получив восприемников-франков, становятся [172] частью франкского народа. Внешним признаком этого становятся франкские одежды, которыми император велит наделить всех своих гостей без исключения. Отрывок, посвященный наделению семьи Харальда подарками (обычай, отсылающий читателя к народной германской культуре), насыщен упоминанием золота. Как известно, золото, золотой цвет были в христианской культуре символами вечности, Небесного Царства. Так, Эрмольд, с одной стороны, подчеркивает, что даны, которых озаряет Нетварный Свет, уже стали христианами, изменились плотью и духом, а, с другой, переносит совершившееся событие в область вечности. В поэме есть еще только один отрывок, столь же богатый упоминанием золота: строки 848–1137, описывающие помазание Людовика папой Стефаном IV в Реймсе – событие, также принадлежащее вечности 37. Описание торжественной мессы в соборе св. Альбана (храм – «Небо на земле», место, где вечность и настоящее соединяются), затем традиционные германские утехи – пир и охота – дополняют идиллическую картину обращения язычников в христианство.

Эрмольд не ставит перед собой задачу точно отразить все подробности крещения данов с политической подоплекой этого знаменательного события. С точки зрения риторики, этот эпизод поэмы может рассматриваться как род риторического упражнения, когда скупые прозаические строки развертываются в поэтическое повествование, главным требованием которого является правдоподобие. Поэт изображает крещение Харальда Клака не только как вершину деятельности благочестивого императора, но и как модель поведения для других язычников, жаждущих спасения, как «словесную икону», которая по достоинству занимает свое место в ряду знаменитых картин Ингельхайма.


Комментарии

1. Рюстринген – полуостров, лежащий к западу от устья реки Везер (Lund N. Mission i Danmark før Harald Blåtands dåb // Kristendommen i Danmark før 1050 / Ed. N. Lund. Roskilde, 2004. P. 25)

2. Латинская цитата приводится по изд.: Рыбаков В. В. Хроника Адама Бременского и первые христианские миссионеры в Скандина-вии. М., 2008. C. 48–49. Прим. 1. Перевод автора статьи.

3. Датские исследователи называют его хёвдингом, то есть придают ему более низкий ранг в местной иерархии власти (напр., Sørensen A. S. Om Kong Haralds Daab. Aar 826. Kristiania, 1898. P. 1).

4. Nyberg T. Monasticism in North-Western Europe, 800–1200. Ashgate, 2000. P. 19–20.

5. Danmarks historie. Bd. 1. Tiden indtil 1340. I. Skovgaard-Petersen, A. E. Christensen, H. Paludan. København, 1977. P. 153.

6. Busk Sørensen B. Ansgar – og religionsmødet i Norden. København, 2007. P. 40.

7. Weitling G. Fra Ansgar til Kaftan, Syd Slesvig I dansk kirkehistorie 800–1920. Flensborg, 2005. P. 18.

8. Danmarks historie. P. 154; Busk Sørensen B. Op. cit. P. 40; Nyberg T. Op. cit. P. 9.

9. Danmarks historie. P. 154.

10. Weitling G. Op. cit. P. 19.

11. Middelalderens Danmark. Kultur og samfund fra trosskifte til reformation / Ed. P. Ingesman, U. Kjaer, P. K. Madsen, J. Vellev. København, 2001. P. 21.

12. Ibid. P. 21.

13. Lund N. Op. cit. P. 24.

14. Busk Sørensen B. Op. cit. P. 40.

15. Busk Sørensen B. Op. cit. P. 40–41.

16. Ibid. P. 41–42.

17. Lund N. Op. cit. P. 24.

18. Roos R. E. Kristningen af Danmark. En historisk og arkaeologisk analyse af Danmarks kristning ca. 700–1100. Kandidatspeciale. Københavns Universitet, 2008. P. 15.

19. Lund N. Op. cit. P. 24.

20. Ibidem.

21. Roos R. E. Op. cit. P. 19.

22. Weitling G. Op. cit. P. 21.

23. Lund N. Op. cit. P. 25.

24. Danmarks historie. P. 155.

25. Lund N. Op. cit. P. 26.

26. Ibid. P. 23.

27. Jensen J. I. Hvorfor blev de kristne I Nordeuropa? // Kristendommen i Danmark før 1050 / Ed. N. Lund. Roskilde, 2004. P. 11.

28. Lund N. Op. cit. P. 23.

29. Danmarks historie. P. 155.

30. Busk Sørensen B. Op. cit. P. 41–42.

31. Danmarks historie. P. 155.

32. Busk Sørensen B. Op. cit. P. 42.

33. Памятники средневековой латинской литературы. VIII–IX века. М., 2006. С. 269–271; Brunhölzl F. Histoire de la literature latine du Moyen Age. Vol. 1. P. 2. L’epoque Carolingienne. Brepols, 1991. P. 144–145.

34. Virgil. Aeneid I / Ed. H. E. Gould & J. L. Whiteley. Bristol, 2003. P. 42, 71.

35. Цитаты приводятся по изданию: Ermold Le Noir. Poème sur Louis Le Pieux Et Épitres au Roi Pépin / Ed. et trad. par Edmond Faral. Paris, 1932. P. 159–166.

36. Lexicon des Mittelalters. Vol. 5. München und Zürich, 1991. P. 415.

37. Ermold Le Noir. Op. cit. P. 66–88.

Текст воспроизведен по изданию: Дудон Сент-Квентинский, «сказитель» герцогов Нормандских // CURSOR MUNDI: Человек Античности, Средневековья и Возрождения, Вып. 3. Иваново. ИвГУ. 2010

© текст - Ненарокова Н. Р. 2010
© сетевая версия - Strori. 2018
© OCR - Рогожин А. 2018
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Cursor mundi. 2010