Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Ремонт компьютеров

Ремонт компьютеров

rrservice.ru

ЛЮКСЕМБУРГСКАЯ ИМПЕРАТОРСКАЯ ХРОНИКА

ТЕВТОНСКОГО ОРДЕНА В ЛЮКСЕМБУРГЕ

Отрывки из Люксембургской императорской хроники Тевтонского ордена в Люксембурге.

Один из сборников из Collectanea Wiltheimiana в отделе рукописей Брюссельской королевской библиотеки 1 предлагает на страницах с 257 по 261 отрывки Люксембурской императорской хроники. В каталоге рукописей эта рукопись значится под номером 6856.

Выдержки эти сделаны рукой отца Александра Вильтхайма (Alexander Wiltheim), о чем свидетельствует заглавие, написанное той же рукой, в котором говорится о происхождении хроники. Это заглавие гласит:

«Ex Chronica Manuscripta Latina Domus Teutonicae Luxemburgi a me Alexandro Wiltheim excerptum, sed non usque ad finem, qua liher reddendus erat.»

«Из рукописной латинской хроники Тевтонского ордена в Люксембурге, выписано мною, Александром Вильтхаймом, но не до конца, поскольку книгу нужно было возвращать.»

Помимо выдержек, сделанных отцом Ал. Вильтхаймом и пары строчек, которыми он предворил свои выдержки, мы не располагаем никакими определенными сведениями относительно этой хроники. Все попытки выйти на след самой рукописи, побывавшей в руках Вильтхайма, остались безуспешными. Тем более представляется необходимым как можно более тщательно проанализировать эти сведения и установить их связи с другими известными фактами.

Из заглавия прежде всего следует, что во времена Вильтхайма, то есть около 1650, хроника эта хранилась в люксембургском монастыре Тевтонского ордена, причем уже с давних времен, поскольку если бы тогда было известно что-либо иное о происхождении этой рукописи, отец Ал. Вильтхайм разумеется не преминул бы на это указать. Заглавие же, написанное Вильтхаймом, напротив, склоняет к предположению, что мы имеем дело с хроникой Тевтонского ордена в Люксембурге.

Данные Вильтхаймом выдержки доходят до года 1401, при этом две трети их относятся к периоду с 1397 по 1401, так что приходится констатировать, что речь идет о хронике первой половины 15 века, то есть времени наибольшего расцвета Тевтонского ордена в Люксембурге, когда в него вступали различные лица из самых влиятельных представителей люксембургской аристократии, так прежде всего люксембурские городские шеффены, рыцарь Фипелль из Элвингена (Phipell von Elvingen) и его сын Иоганн (Johann) 2: он возводит происхождение своего имени к Элвингену у Мондорфа 3, владел особенно в этой местности многими поместьями, приобрел Риндшляйден (Rindschleiden), а также патронат над тамошним приходом 4, неоднократно бывал в качестве представителя города Люксембург при императорском дворе 5 и в 1430 году вступил вместе с сыном в Тевтонский орден 6, по случаю чего сделал в пользу ордена значительные пожертвования 7, среди них вероятно Риндшляйден, приобретенный им в 1424 8 и позднее принадлежавший Тевтонский ордену в Люксембурге 9.

Наша хроника написана по латыни; свидетельство Вильтхайма не оставляет в этом никаких сомнений: ex chronica manuscripta latina. Касательно времени Карла IV. автор ссылается на хронику Якоба Твингера (Jacob Twinger) из Кенигсхофена (Koenigshofen) 10, для сообщений о годах 1397-1401 хронист использовал немецкоязычные источники, свидетельством тому приведенный по-немецки разговор Венцеслава (Wenzel) с пфальцграфом Рупрехтом (Ruprecht), и прежде всего те места, в которых автор, писавший по-латыни, не найдя точного соотвествия немецкому слову, прилагал к тексту в скобках его немецкое написание. Были эти источники немецкими хрониками или же письменными сообщениями рыцарей ордена или люксембургских посланцев?

В качестве первой выдержки отец Ал. Вильтхайм приводит следующее благословение св. Пирмина:

«Multi cibum 11 emptum et potum sic consueverunt benedicere:

Versiculus: Sanctificat nostram sanctus Perminus escam.

Perminus dextra benedicat pocula nostra

Et credunt quod nihil immundum se abscondat ubi sit henedictum».

«У многих в обычае благословлять приобретенную еду и питье следующим образом:

Стишок: Святой Пирмин освяти пищу нашу

Пирмин своей правой рукой благослови наши кубки

и они убеждены, что где произнесено это благословение, там не утаится ничто нечистое.»

Не так уж многочисленны и обширны местности, в которых почитают св. Пирмина; в то время как святыня на горе Пирмина у Бюдершайда (Buederscheid) в церковном приходе Каундорф (Kaundorf) кантона Вильтц (Wiltz) еще и сегодня является часто посещаемым местом паломничества, в люксембургском Гутланде напротив даже его имя практически никому неизвестно. Однако Риндшляйден расположен как раз поблизости от святыни на горе Пирмина, и отношения владетеля Риндшляйдена, рыцаря Филиппа из Элвингена, с владетельным Немецким Домом наводят на мысль о том, что именно от него упомянутое благословение Пирмина стало известно в люксембургском монастыре Тевтонского ордена, и даже возможно именно его сообщения и записки, которые он время от времени должен был оставлять своим посланцам, частью и легли в основу хроник.

Якоб Гроб, пастор.


Из рукописной латинской хроники Тевтонского ордена в Люксембурге, выписано мною, Александром Вильтхаймом, но не до конца, поскольку книгу нужно было возвращать.

«У многих в обычае благословлять приобретенную еду и питье следующим образом:

Стишок: Святой Пирмин освяти пищу нашу

                Пирмин своей правой рукой благослови наши кубки

и они убеждены, что где произнесено это благословение, там не утаится ничто нечистое.»

В год Господа 1308, в день после праздника св. апостола Андрея, Генрих Седьмой, благородный граф Лютцембурга (Lutzemburg), благодаря усилиям своего единокровного брата Болдуина, архиепископа Трирского, был в городке Рензе (Rense) единогласно избран Римским королем и коронован вместе со своей супругой Маргаретой в Аахене.

На второй год упомянутый Генрих созвал королевский придворный и имперский совет (Hof- und Reichstag) в город Шпайер (Speyer), где располагается восхитительный плодовый сад, принадлежащий Римским королям. Для проведения этого придворного совета в августе объединились князья и приспешники Империи. Тогда в одном и том же месте оказались три Римских короля, достославно правящий князь, король Генрих, и покойные Адольф и Альберт. По его указу и в его присутствии, а также в присутствии многочисленных князей, оба усопших были погребены в базилике или церкви Прославленной Девы.

В третий год правления и т. д. [Хроника повествует о восстании, поднятом в Риме 12 господами делла Торре 13] в этом восстании по сообщениям было убито пятнадцать тысяч человек. И т. д. Когда король совершал поход из Пизы на Рим, упокоилась в Господе во время морского пути Маргарета, супруга короля, бывшая в положении. Ее доставили обратно в Геную, где она была с сердечной скорбью погребена согласно церковному ритуалу и т. д. Под предлогом установления согласия между императором и известными городами, некий якобинец из ордена доминиканцев, позабывший о своем долге и принадлежавший к подлой партии гвельфов, вызвался на празднование Вознесения Марии совершить перед королем святую мессу и причастить последнего плоти Господней и т. д. В присутствии неисчислимого множества знати светлой памяти император был погребен в Пизе графом Отто Люксембургским, в серебряном саркофаге, покрытом искуснейшей резьбой и покоящемся на четырех прочных столбах и т. д.

Карл Четвертый из рода Лютцельнбург (Lutzelnburg) и т. д. вступил в правление в году 1348 и т. д. Этот Карл при крещении и конфирмации получил имя Вентцель (Wentzelaus), будучи же избран Римским королем, он получил имя Карл. За четырнадцать месяцев до смерти императора Людвига этого Карла, по наущению папы Клеменса VI, Болдуин, архиепископ Трирский, Вальмар, архиепископ Кельнский и Рудольф, герцог Саксонский избрали анти-королем. [и т. д., граф Шварцбурга 14, против Карла] избранный Римским королем, осадил с большими силами, как исстари заведено, город Франкфурт. Ведь жители Франкфурта отказываются принять в свой город короля, против которого избран анти-король, если только он не продержит город в осаде в течение семи недель, вследствие чего противостоящим друг другу королям предоставляется возможность помериться силами в бою и соперничеству их полагается четкая цель, или один из них обретает власть, в то время как другой, объятый страхом, бесславно отрекается, [ и т. д. Карл] первым делом после смерти Людвига заключил мир с пфальцграфом Рудольфом, взяв в жены его дочь 15; затем с архиепископом Майнца из Фирнебурга (Virneburg); наконец также с маркграфом Людвигом 16. Так как могущество последнего препятствовало ему пройти через Германию в Богемию, они заключили наконец перемирие, явившись оба в Айзенах (Eisenach) для личной встречи. Там они заперлись без свидетелей в одной из комнат монастыря доминиканцев. Там удалось им достичь единства и дружеского согласия, которое проявилось в том, что Людвиг оказал Карлу королевские почести и передал ему аттрибуты императорской власти, которые доселе хранились у его отца, а именно копье Христово, половину поперечной перекладины св. Креста, один из гвоздей Христовых, столик, которым пользовался Христос в Кане (Cana), меч Карла Великого, полученный им от ангела. Все это было послано в Прагу, где было встречено с неизмеримым ликованием. Король торжественно пожаловал Людвигу маркграфство Баварию, Кернтен (Karnten) и т. д.

Карл умер в 1377 году накануне дня св. Андрея и т. д.

Его жизнь и деяния (то есть этого Карла) лучше всего описаны в хронике Якоба из Кенгхобена (Jakob von Konghoben) 17 и т. д.

В качестве Римского короля он правил тридцать три года, двадцать два года он был императором, и сын его Венцеслав (Wenceslaus) был в 1376 году единодушно избран Римским королем и т. д.

[Где хронист повествует о выборе Венцеслава, вследствие даров, принесенных выборщикам, говорит он,] настоящий орел, это Римская Империя, утратил много выщипанных из него перьев, что также описано в книге Якоба и т. д.

[Венцеслав] больше всего ненавидел женщин, любил богатство, был день и ночь пьян, и особенно редко бывал в церкви.

В первом браке он был женат на дочери герцога Голландского, но не исполнял свои супружеские обязанности до самой ее кончины.

Впоследствии он обручился с одной баваркой, которую ненавидел и, как говорят, никогда не познал.

Часто он в ночное время пересекал Прагу вдоль и поперек, постоянно бодрствовал по ночам и затем вставал лишь около полудня, всегда был едва одет и носил с собою пращу, из которой обстреливал людей. Также он стал крестником ребенка палача (ликтора) 18 и за большие деньги возвел Галеацо (Galeatz) из Милана в герцоги, вопреки воле князей 19.

Также имел он сотоварищем одного священника, а именно некоего Хуссо (Husso) 20, который по многим пунктам проповедовал против Христовой веры, и которого он защищал против воли всех учившихся в Праге немцев, из-за чего все студенты и покинули Прагу. Позднее его разбил паралич, и он не мог ходить, так что слуги постоянно носили его туда и сюда. Неизмеримыми и неслыханными были его сокровища.

Так правил он до своего смещения 24 года.

Однажды, в год Господа 1397, он отправился в Нюрнберг, откуда в день св. Катарины выступил на Франкфурт, где в день празднества Рождества Христова публично читал эпистолу Cri 21 перед всеми курфюрстами, в присутствии которых он тогда также занимался отправлением своей должности. Отсюда он с большой свитой и огромными расходами направился в Аахен, где был принят с почетом. Затем он отправился в графство Лютцельбург (Lutzelburg), откуда был родом его отец, а оттуда в Трир.

Сообщается, что там, в присутствии князей и прочих, герцог Клеменс Баварский 22 обратился к нему со словами достаточно жесткими; также сообщается, что Венцеслав, узнав, что курфюрсты собираются лишить его трона, обратился к герцогу Клеменсу с такими словами: "Вы Бет Картер 23 или Вы Викинг (Vicking), хотите лишить нас власти, и схватил свой кинжал и хотел его заколоть и т. д. Герцог Клеменс со своей стороны также схватил кинжал и дело приняло такой оборот, так что король после этого через Мозель или Майн поспешил вернуться в Богемию. и т . д." Тогда говорили, что герцог нагнал на короля много страху, и последний едва унес от него ноги. Итак он со всей поспешностью ретировался в Прагу и никогда больше не посещал немецкие земли, и вскоре после вышеописанного он был лишен трона, а на его место избран был в Рензе (Rense) Немецким Императором упомянутый Клеменс, как сообщается ниже.

Этот Клеменс, герцог Баварский и пфальцграф Рейнский, соответствовал своему имени 24, ибо превыше всего почитал милосердие, доброту, верность и честность, и еще до того, как достиг власти, обладал он могуществом и мужеством, был богобоязнен и исполнен доброты.

После того, как названный король Венцеслав в год Господа 1400, в 20 день августа, был знатью и курфюрстами лишен своего трона, и власть и империя были отняты у него, как описано выше, этого Клеменса, герцога Баварского и пфальцграфа Рейнского, в 21 день вышеназванного месяца и указанного года в Рензе торжественно избрали королем Фридрих из Заарвердена (Friedrich von Saarwerden), архиепископ Кельнский, Вернер из Фалькенштайна (Werner von Falkenstein), архиепископ Трирский, Иоганн из Нассау (Johann von Nassau) 25, архиепископ Майнца и представители герцога Саксонского; в воскресенье, 22 числа вышеназванного месяца, он был торжественно коронован в Рензе и получил имя Рупрехт. После этого, сразу после дня праздника Рождества Блаженной Девы Марии, а именно в 10 день сентября, король Рупрехт во главе войска прибыл к Франкфурту и разбил лагерь там, где короли имеют обычай становиться лагерем. К нему прибыли архиепископы Трира, Кельна и Майнца, а также герцог Лотарингский, женатый на его дочери, а с ними множество прочих владетелей, графов и знати.

Там стоял он лагерем семь недель и три дня, после чего при больших почестях с вышеназванными архиепископами и т. д. вступил во Франкфурт.

Вскоре король послал самых знатных и могущественных из своих приверженцев в Богемский Лес (Bohmerwalde) 26, чтобы напасть на короля Богемии; они сразу же захватили Урбах (Urbach) и Берн (Bern) и пять других городов и многие замки. Главнокомандующим над ними был Райнхард из Зикингена (Sickingen), по прозвищу «Черный Райнхард». Через Богемский Лес он совершал всевозможные нападения в королевство Богемию, опустошив ту его часть и захватив скот и т. д., и так действовал этот король почти на протяжении года посредством своих людей, корорых он послал против короля Богемии в Богемский Лес. Король же Богемии и не думал защищаться. Затем было заключено перемирие, и знать, участвовавшая в походе, вернулась с большой славой. Вышеназванного же Райнхарда из Зикингена, который тяжело ранен был камнем, выпущенным из одного замка, король назначил фогтом Эльзасса, и этот Райнхард добросовестно исполнял эту должность до самой смерти короля, управляя твердой рукой 27.

После дня праздника Симона и Иуды король из Франкфурта прибыл в Майнц, где был встречен с большими почестями; оттуда он направился в Вормс, где был также принят с необычайно изысканой пышностью, и почтен был как в Майнце, так и в Вормсе роскошными пиршествами. Из Вормса он направился в Хайдельберг, где был встречен посланниками из Страсбурга, которым он подтвердил и заверил все их старинные привилегии и т. д.

Из баварских герцогах Хейдельбергских следует упомянуть о пфальцграфе Рейнском Людвиге, умершем в 1284 году на праздник Очищения Марии и похороненном в Хайдельбрегском августинском монастыре; и о Рудольфе, умершем в 1319 году на праздник св. Лаврентия, также погребенном в упомянутом августинском монастыре.

Затем в день св. Елизаветы король прибыл в Шпаер, где хорошо был принят клиром и народом. Они принесли ему в дар сто мутов овса, две большие бочки вина и позолоченный кубок 28 из серебра. Королеву они почтили 50 мутами овса, одним большой бочкой вина и позолоченным кубком стоимостью 50 гульденов. Отсюда он направился в Зельс (Selss), этот город передал себя в его руки и принес ему присягу как истиному Римскому королю; в следующее воскресенье он прибыл в Бруомат (Bruomat). В первой половине дня в понедельник он с большой пышностью достиг Страсбурга. Его сопровождали четверо его сыновей и три дочери, в том числе герцогиня Лотарингская и графиня Клевская. Присутствовал и сам герцог Лотарингский, он ехал подле короля; господин Рабан из Хельмштадта также принимал участие во въезде в город. И жители Страсбурга тоже приняли короля с почетом и блеском и т. д.

В день праздника Богоявления (am Feste der heiligen Dreikoenige) он был коронован в Кельне тамошним архиепископом. В день Обращения Павла он из Хайдельберга направился в Нюрнберг, где был принят торжественно и приличествующими почестями. Туда съехались к нему многие герцоги, графы, бароны, посланцы городов и знать, король утвердил им их лены. Тогда же был завоеван Розенберг.

В то время к мастеру Герману Болле (Hermann Bolle) из «Виенны» («Vienna»), врачу короля, прибыл посланец из Италии, как говорили, последний предложил ему некие лечебные снадобья, полученные им от врача господина Галиаци (Galiati) из Милана 29. Несколько охотников из свиты короля приметили что-то неладное и схватили посланца, носившего при себе лечебные снадобья и яды. У него нашли лекарства и письма об отравлении короля. Посланец был так перепуган, что сразу признался, кто его послал. Вышеназванный мастер Герман, врач короля, был немедля арестован и заточен в башню, где он признался в том, что сам собирался отравить короля. После смерти последнего он должен был получить от упомянутого Галиаци из Милана пять тысяч гульденов, до этого он уже получил от него одну тысячу. Во всем этом он сознался. Король был исполнен к своему врачу такого милосердия, что хотел отправить его в заточение и до скончания дней обеспечивать его вином, хлебом и снедью. Однако советники короля пожелали предать его суду, что и произошло. На его бедра была намотана веревка, и палач вел лошадь, к которой она была привязана, так в присутствии многих представителей знати и графов он был протащен через город Нюрнберг к месту казни, где и был предан смерти самым позорнейшим образом.

Этот врач был очень достоен, красив, хорошо сложен, ему был тогда 31 год, он почитался мастером вольных искусств, был весьма начитан и являлся доктором фармацевтики, он был прекрасным музыкантом, как на органе, так и на любом другом инструменте, и все это он поставил на карту из-за жалких денег и т. д. Сколько же жадности таится в человеке. Король плакал как дитя и очень хотел бы сохранить ему жизнь.

После этого курфюрсты и король совещались с городами империи по поводу похода за горы, чтобы завоевать Римскую Империю и принять императорскую корону.

В пятницу после праздника св. Сикста король из Хайдельберга отправился в Аугсбург. В среду после праздника Вознесения Девы Марии он прибыл в Аусбург. Город преподнес ему 800 гульденов в золотом кубке стоимостью 200 гульденов.

В то время, как король предпринимал свой поход через горы 30, жители Страсбуга послали ему двадцать копий из своих лучших знатных ратников, роскошно оснащенных лошадьми, вооружением и всем необходимым, они вели с собой примерно сто или более лошадей. В качестве сольда каждый из них получил 30 гульденов. В Бриксене (Brixen) почти все вышеупомянутые были посвящены в рыцари, их было больше двадцати.

В то время, как король планировал свой поход через горы, он направил посланцев к своему кровному родственнику, королю Арагона, а именно своего тайного секретаря, доктора и магистра Иоба (Job) с неким рыцарем, именем Томас из Эндингена (Thomas von Endingen). Этот магистр Иоб 31 выехал отсюда в пятницу с двадцатью двумя лошадьми. Он был с уваженим принят королем Арагона и воздал ему почести, преподнеся шелковые материи и другие вещи. В ответ магистр Иоб получил в дар мула в хорошей сбруе, под седлом и с позолоченной уздечкой, то же получил и упомянутый рыцарь. О чем они вели переговоры, мне тогда узнать не удалось [так пишет автор]. Но я узнал об этом, когда Римский король прибыл в Римские земли, тогда его кровный родственник, король Арагона, прислал ему за свой счет бесчисленное количество знатных воинов. В воскресенье после дня св. Мартина магистр Иоб благополучно возвратился со своими людьми.

В отсутствие короля Райнер из Зикингена во время дня праздника Воздвижения Креста отправился на Базель, Тургау, Люцерн и Берн, которые все присягнули ему на имя короля.

Король Рупрехт покинул город Аусбург в сопровождении Фридриха, архиепископа Кельна, и многих герцогов, баронов и прочих представителей знати и т. д. Числом они достигали двух тысяч копий, которые насчитывали до 8000 лошадей. Также и супруга короля перешла с ним вместе через Клаузе через Альпы, с шестью каретами, блестящей свитой графинь, баронесс и многих других, все в пышности и роскоши, и когда король некоторое время...


Комментарии

1. Так называемая Bibliotheque de Bourgogne.

2. Regestes de Wurth-Paquet, Publ. Sect. hist. T. 26, p. 66. № 279.

3. Regestes de Wurth-Paquet, Publ. Sect. hist. T. 26, p. 55. № 238.

4. Regestes de Wurth-Paquet, Publ. Sect. hist. T. 26, p. 21. № 85; p. 32. № 136; p. 42. № 170.

5. Regestes de Wurth-Paquet, Publ. Sect. hist. T. 26, p. 55. № 237.

6. Regestes de Wurth-Paquet, Publ. Sect. hist. T. 26, p. 66. № 279.

7. Regestes de Wurth-Paquet, Publ. Sect. hist. T. 26, p. 55. № 238.

8. Regestes de Wurth-Paquet, Publ. Sect. hist. T. 26, p. 21. № 85; p. 32. № 136; p. 42. № 170.

9. En 1577, le 29 mai, le Commandeur de l’Ordre teutonique confere la paroisse de Rindschleiden. Original sur papier aux Archives de la Cathedrale de Treves.

10. Издана К. Хегелем (C. Hegel) в «Chroniken der Deutschen Staedte vom 14. bis 16. Jahrhundert». Leipzig, 1862. Не следует путать эту хронику с Koenigsaaler Chronik, Chronica Regiae Отто и Петера из Циттау (Otto und Peter von Zittau), которая также имеет огромное значение для изучения истории Люксембурга.

11. Чтение : cibum не определенно, возможно и прочтение virorum.

12. Скобка является конечно дополнением Вильтхайма, который в этом месте перемещает в Рим восстание, поднятое della Torre в Милане.

13. Гвидо делла Торре и его людьми, которые помирились с Висконти, чтобы бороться против Генриха VII.

14. Гюнтер из Шварцбурга был провозглашен королем в 1349 году во Франкфурте.

15. Анна, дочь пфальцграфа Рудольфа.

16. Людвиг, маркграф Брандербурга.

17. Якоб Твингер из Кенигхофена, смотри введение.

18. Хронист, чувствуя, что слово Justiciarius неточно передает смысл слова «Hencker» (палач) в немецком оригинале, помещает в скобках для лучшего понимания «lictor».

19. 11 марта 1395 года Венцеслав (Wenzel) назначил Иоанна Галеаццо Висконти (Johann Galeazzo Visconti) герцогом Милана и приравнял его как ленника св. Римской Империи в правах со всеми прочими князьями Империи, не спросив мнения самих этих князей; за что Галеаццо заплатил королю 200,000 гульденов.

20. Иоанн (Ян) Гус (Johann Huss).

21. В соответствии со старинным правом Императора.

22. Рупрехт, герцог Баварский и пфальцграф Рейнский, носил прозвище Клем (Klem).

23. Вильтхайм замечает по поводу этого места «forte begardus dicere vult, возможно он хотел сказать бегард (Begharde)»

24. Прозвище Клем, которое носил пфальцграф Рупрехт в других местах истолковывается иначе.

25. Иоганн из Нассау.

26. Богемский Лес (Bohmerwald), юго-восточнее Фихтельгебирга (Fichtelgebirg).

27. Территория, подвластная фогту Эльзасса, была передана императором Карлом IV в ленное владение герцогу Люксембурга.

28. Хронист пишет ciphus, вместо scyphus, от греческого skujox (?).

29.. Иоанн Галеаццо Висконти, которого Венцеслав возвел в сан герцога.

30. Осень 1401.

31. Вильтхайм замечает по поводу этого места: «Nota: Videtur adfuisse in loco auctor. Примечание: создается впечатление, что автор сам присутствовал на месте событий»

Текст переведен по изданию: Bruchstuecke der Luxemburger Kaiserchronik des Deutschen Hauses in Luxemburg // Publications de la Section Historique de l'Institut Grand-Ducal de Luxembourg, Volume LII. 1903

© сетевая версия - Тhietmar. 2012
© перевод с нем. - Деражне С. 2012
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Publications de la Section Historique de l'Institut Grand-Ducal de Luxembourg. 1903

Ремонт компьютеров

Ремонт компьютеров

rrservice.ru