Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АЛЬТИНСКАЯ ХРОНИКА

CHRONICON ALTINATE

I.

Блаженный епископ Гелиодор первым занимал эту должность.

Амвросий.

Бланд.

Самбатий.

Пётр.

Септим.

Агнелл.

Доминик.

Стефан.

Аврелиан.

Марин.

Иоанн.

Мавриан.

Лев.

Павел.

По истечении времени этих епископов 1 пришла напасть с юга – со стороны свирепейших из язычников; они разрушили все города, что были названы выше 2. А этот город Альтин населяло множество разных людей, которые были в нём; и Бог явил это через такое знамение: все птицы и пернатые, которые жили по всем стенам и башням городов вокруг жителей, обосновались вдали от городов, и в клювах приносили [пищу] своим птенцам. Как те города, так и город Аквилея, и весь род людской видели [это]. Все жители городов, когда стал виден этот знак, бросились прочь, собираясь уйти; и их по частям угоняли в плен. Из альтинских же горожан ушли две части народа: одни, [спасаясь] от плена, отправились в Равенну, другие – в Истрию, третьи – в Романью, в Пентаполис; прочие же совершили трёхдневный пост, дабы Бог указал им, как они смогут жить, то ли плавая, то ли в местах обитаемых. Согласно обещанию Бога, что было дано им недостойным, он 3 услышал голос, раздавшийся, словно гром, который сказал ему: «Поднимись на башню и погляди на звёзды». Он поднялся и увидел на горизонте, что совсем рядом, на соседних островах – места для обитания, как в его мечтах, и они образно показывают им всем, что они должны там жить. Другие, которые были в лодках и деревянных челнах 4, точно так же увидели, словно представили во плоти то, что он изрёк, и там на глазах у них всех Бог указал соседние места в качестве места их обитания.

Поскольку выше говорилось о том, каким образом город Альтин был весь по порядку освящён, ныне расскажем о том, как он был разорён свирепейшими из язычников. После того как они разрушили город Аквилею, разграбили его дотла и сожгли, перебив множество народа, они пришли к городу Альтину и, ворвавшись внутрь, не застали там никого из людей. Они разграбили то, что нашли, и полностью его сожгли, разрушив дотла и сровняв с землёй; дивную башню они точно так же разрушили и срыли до основания. Третья часть людей, что были из этого города, пришли вместе с Аррием и Аратором туда, куда позволил их Бог. Они стали жить на воде в лагунах (patulibus) в лодках и деревянных челнах. Святейший муж, пресвитер Геминиан, который был упомянут выше, помнил, что из чужих земель, которые были указаны выше, по суше и по воде придёт на судах и с заботой о других людях христианский народ и, если найдёт его, то будет ждать от него совета и помощи. После того как Бог, будучи могуществен, рассеял и разорил тот свирепый и нечестивый народ язычников, и сделал то, что было сказано выше, этот святейший муж нашёл Аррия и Аратора живущими со всеми теми людьми на малых лодках и в деревянных челнах в лагунах. Он сообщил им, что Бог рассеял нечестивейших и безбожных язычников. И тогда все они воздали Господу Иисусу Христу хвалу. Аррий и его сын Аратор тут же начали вместе со всеми захватывать жилища по соседним местам и строить церкви и дома. А та замечательная, величественная и очень высокая альтинская башня, память о которой запечатлелась в их сердцах, пробудила боль в их душах, и наряду с тяжкими вздохами и стонами у них из глаз, не переставая, лились потоки слёзы; поэтому они и дали имя башни (turris) этим местам своего обитания; ради отличия от других башен, которые были расположены вокруг города Альтина, Аррий распорядился назвать [место] Торчелло. Аррии, которые издавна назывались так по их роду (de illorum tribu), привязались к соседним островам, которые они захватили и стали там жить, и переменили собственное имя, повелев называть Ауриями себя и то место или остров, который они захватили для проживания своих людей, хотя некоторые были их слуги, а прочие – множество других – из числа могущественных особ, которые поселились там вместе с ними. У ворот (что стояли обращённые на север 5) тех, кто был из города Альтина, откуда они входили и выходили, Аурий учредил селение и велел назвать его Бурано (Burianum). Аурий Трибун вместе с Массиньорами (Massignorum) 6, которые звались Марцеллами, и прочими, чьи имена [нам] неизвестны, захватили место по соседству и стали там жить у ворот тех, кто был из названного города; перед той большой и дивной башней, [что там] стояла и откуда люди входили и выходили, Аурий учредил селение и велел назвать его Маццорбо (Maioribus). Масса он сделал там рыцарем суда (miles judicii). Аурий Трибун вместе с Фраудуни (Frauduni) по прозвищу Фальери (Faletri), с Рустиком по прозвищу Лютойт (Lutoytus), с Кальциамирисом по прозвищу Гамбас ферреас (Gambas-ferreas), с Виаторами и со многими другими, чьи имена, которые мы могли бы назвать, [нам] точно так же неизвестны, захватили соседние места и острова все до единого и стали там жить. У ворот тех, которые были из уже названного города, откуда все они входили и выходили, Аурий учредил два селения [и] назвал их: одно – Констанциаком, другое – Аммианой (Aimanis). После того как все они захватили те места по соседству, те многочисленные роды, которые были уже по порядку названы, построили славнейшее и дорогостоящее здание, а именно, церковь в честь Пресвятой Богородицы Девы Марии, величественную и удивительно светлую. И построили там здание епископии со славными строениями. В середину церковного пола они вделали «роту» 7 прекраснейшего исполнения. Из-за того, что рядом находилось [его] жилище, Аурий Трибун велел называть себя «ла Рода». Аурий захватил для своих нужд епископию, подчинив её себе с одобрения всех жителей Маламокко и Риальто и с санкции герцогов Обелерио и Беата, которые находились в Маламокко 8; этот Аурий Трибун подчинился этим герцогам со всеми своими людьми, хотя прежде они были равны по статусу и независимы 9, [и], когда жили в городе Альтине, то были судьями над множеством людей из этого города и из чужих земель. Все люди под его властью называли герцогом как самого маркграфа (Marchius), так и его сына. Все острова 10, которые они захватили, [они заняли] с одобрения, как уже сказано выше 11. Первым, собственно, острова обнаружил пресвитер Мавр и, поскольку он был из города Альтина, то сообщил ему 12 о том, как он их открыл, и указал ему место, и показал вид, какой [должны иметь] церкви святых мучеников Ерма и Эразма. «И он 13 сказал мне 14, чтобы я построил её в их честь, и назначил мне награду. А на втором острове, вдали от места, куда я пришёл, я увидел чудесное зрелище: будто белело огромное облако. Мне стали видны два луча, подобные солнечным и ярко сиявшие; когда я подошёл ближе, громкий голос сказал мне: «Я – Бог, то есть Спаситель, владыка всего мира. На земле, на которой ты стоишь, Я велю тебе построить во имя Меня церковь; и ставлю здесь знак». Неподалёку возникло ещё одно облако и солнечные лучи. И другой очень приятный голос сказал: «Я – Мария, мать Господа Иисуса Христа. Я велю тебе построить в этом месте в честь меня ещё одну церковь; смотри, где я ставлю знак». На третьем острове, куда я пришёл, я увидел, что он – наполовину полон множеством народа и притом разными людьми; а на другой половине я увидел огромных быков, буйволов, волов и коров с телятами и оценил, сколь велико разнообразие тех, кто его наполнял; в середине же стоял кто-то в белом, [как] мне [показалось]. Когда я подошёл ближе, то увидел, что это сидит старец, у которого были белоснежные собаки. Сиденье было чудесным и очень красивым. Стояло оно на облаке. Этот старец заговорил со мной (а рядом с ним стоял более молодой муж) и сказал мне: «Я – Пётр, князь и апостол; я поставлен пастухом стада над всем народом агнцев и христиан для отпущения всех грехов. Я велю тебе оказать [мне] уважение и построить в мою честь церковь, дабы в день моего рождения там собирался весь народ Торчелло». А молодой муж сказал мне: «Я – раб Божий. Имя моё – Антолин; я пострадал за имя Христово. Я велю тебе построить в мою честь небольшую церковь возле [церкви] моего учителя. Меня не поминают по церквям среди святых мучеников; и я велю тебе постоянно поминать моё имя в дневных и ночных молитвах. И всё, что ты у меня справедливо и набожно попросишь за себя или за других, о которых тебе кто-либо даст знать, исполнится ради тебя и ради них». И сказал мне блаженный апостол Пётр и святой мученик Антолин: «Погляди на знаки, которые мы поставили; где найдёте их, там и выполняйте работу». На четвёртом небольшом острове, куда я прибыл, я увидел, что он весь полон густым виноградом, и что гроздья его имеют белоснежные ягоды. Это вызвало у меня желание [поесть его], но я не стал есть, а пошёл вдоль моря, и передо мной возникло белоснежное облако. Там сидела маленькая девочка; а в середине было красивое кресло. И она сказала мне: «Я – Юстина, которая пострадала за Христа в городе Падуе. Умоляю тебя, о пресвитер Божий: построй в мою честь маленькую церковь; совершай дневное и ночное поминовение, считай меня в числе святых мучеников и избранных святых дев; и всё, что ты у меня попросишь, исполнится ради тебя». На пятом месте, куда я пришёл, я увидел небольшую часовню 15. Её [овевало] большое сияющее облако, и над ним словно бы сияло солнце. Я приблизился, и увидел внутри славнейшего мужа дивной наружности, который стоял на солнечном диске. И он сказал мне: «Я – Иоанн Креститель, предтеча Господень; я прошу тебя построить на этом месте в мою честь такую церковь, какую ты сейчас видишь». Мы вошли с ним внутрь, так как сияние было слишком ярким, и он поручил мне совершать дневные и ночные молитвы. Когда мы вышли наружу, он, согласно тому, что показал мне внутри, точно так же показал и указал мне всё вокруг снаружи. Он поставил знак на часовне и установил [метки] по всей длине и ширине вод; он велел мне иметь в домениальной власти и удерживать все вышеназванные церкви со всем относящимся к Торчелло, и жить там. Он показал мне грамоту, и дал мне её, и по милости Божьей посредством кольца, которое он надел мне на палец, ввёл меня во владение Торчелльской епархией. Когда я смотрел вместе с ним, стоя на крыше церкви, он показал мне ближайшие мельницы, которые мололи муку на тех водах и были указаны мне как знак. От громкого звона, который он произвёл, я проснулся и нашёл у себя в руке грамоту, а на пальце – кольцо». Когда же люди услышали от пресвитера Мавра об откровении, которое ему открыл Бог, и [увидели] знаки, которые он показал, то все поверили. Аурий, трибун и правитель Торчелло, вместе со всеми прочими, которые повиновались его приказам, соорудили и построили в честь святого Иоанна Крестителя церковь неподалёку от атрия церкви Пресвятой Марии, которая должна была стать епископией. В этой церкви святого Иоанна они поставили крестильную купель. Аурий Трибун поместил под полом этой церкви – вокруг купели и вдоль – удивительное устройство, по которому вода должна была течь и изливаться в купели наружу через клювы зверей, фигуры которых он сам велел изготовить из меди. Аурий Трибун построил эту церковь в том самом месте, где блаженный Иоанн показывал постройку, которую он якобы имеет в свою честь, и такую, какую повелел пресвитер Мавр; и поставил там этого пресвитера, согласно повелению святого Иоанна. Пресвитер Мавр пришёл и показал Аурию Трибуну малый остров, где он видел множество винограда. Там Аурий Трибун вместе с пресвитером Мавром построил небольшую церковь, согласно повелению святой девы и мученицы Юстины; Аурий Трибун постановил назвать остров Виньоле (Vigniolas). Но сперва они пришли на тот остров, где пресвитер Мавр видел огромное множество разных людей и быков; и он сообщил то, что ему велели блаженный князь и апостол Пётр и мученик Антолин, когда он их увидел и они с ним говорили. Аурий Трибун вместе с пресвитером Мавром вновь нашли знаки, которые те поставили, и по знакам, которые отыскали, почтительно построили в середине острова в их честь церковь и точно так же дом. Аурий Трибун велел назвать этот остров по быкам (De bovis) 16. Когда Аурий Трибун и пресвитер Мавр хотели совершить переправу с этого, уже названного острова на другой остров, то оглянулись и увидели вдали белоснежное облако. Но прежде, когда они совершали переправу и прибыли на середину острова, облака не было. По знакам, которые они нашли, они построили церковь в честь Господа и Спасителя. Аурий Трибун повелел назвать остров Альбум (Album) 17. Совершив переправу через канал, они прибыли в начало острова; затем, отправившись вдоль него, они добрались до его конца. По знакам, которые они там увидели, они построили небольшую церковь в честь святых мучеников Эразма и Ерма и [получили] ту награду, которую эти святые обещали пресвитеру Мавру, а именно, нашли в том месте, где те велели соорудить алтарь, яму, полную золота. Аурий Трибун велел назвать остров Мерцедис (Mercedis) 18.

Все названные выше острова, которые мы перечислили, Аурий, трибун и правитель Торчелло, передал во власть и собственность этого епископства. Они послали туда колонов, чтобы те трудились, и, согласно тексту грамоты, потребовали от тех, кого они отыщут на этих островах, чтобы они работали на яремных виноградниках 19 с согласия епископа и получали [доход] с продажи. Он велел постоянно, каждый год, во время сбора винограда платить налог (perfictum), давая с каждого яремного виноградника по две полных винограда лозы (panpanis) и со всякого жилища по восемь монет. Всю прилегающие к ним воды он точно так же подчинил этому епископу, чтобы все их рыбные ловы трудились в надлежащее время по приказу епископа. Тогда и множество земель по всем частям Торчелло они захватили в собственность епископии, чтобы давать их за уплату ценза: одни – за овец, другие – за цыплят. Всё это он разрешил получать пресвитеру Мавру, пока тот будет исполнять должность епископа.

В это время Фраудуни вместе с Виларенами (Villarenes) и Масталичи (Mastalici) почтительно построили церковь в честь святого левита и мученика Лаврентия, и как бы выложили по всему [её] кругу фундаменты, чтобы сделать [там] крепость и вдоль [неё] – мост, дабы по нему в церковь приходили они и все прочие. Аурий Трибун вместе с пресвитером Мавром разрешили названному роду 20, чтобы они были судебными трибунами в селении Аммиана. И те захватили там много земли, чтобы на ней жить. На вышеназванных островах они также захватили много земли, чтобы разбить виноградники для своих нужд и для нужд той церкви. В лагунах Фраудуни точно так же построили по [их] краям мельницы для своих нужд и для нужд той церкви.

Они 21 же построили в этом селении 22 небольшую церковь в честь святого Марка, а именно, под властью вышеназванной церкви святого Лаврентия. Те же Фраудуни вместе с Кальциамирисом взяли у Стефана Скувакаллиса (Scuvacallis) некоторые мощи от тел святых Сергия и Вакха. В начале селения Констанциак они построили церковь в честь этих святых, и точно так же поставили её под власть церкви святого Лаврентия. Кастеллани нашли ещё и другие тела святых – Марцеллиана и Максима; они дали [им] некоторую их часть их, и те 23 построили в этом селении церковь в честь этих святых – точно так же под властью церкви святого Лаврентия. Они подчинили последней все эти три церкви 24. В тексте грамоты он повелел, чтобы каждый год на праздник этой церкви те поздравляли её посредством даров и устраивали пир для её плебанов; а на их праздники церковь святого Лаврентия точно так же должна устраивать пир для плебанов этих [церквей]. При одобрении со стороны Аурия, трибуна и правителя Торчелло, и пресвитера Мавра, который должен был стать епископом, он распорядился в листе грамоты, что если в его роде окажется дельный клирик, то епископу Торчелло надлежит ввести его в должность, и тот должен получить церковь святого Лаврентия и полновластно вступить во владение всем, что ей принадлежит, согласно странице нашего и их установления и приказа, и с подтверждением со стороны наших документов и приказных грамот 25. По поводу прочих церквей он в том же документе распорядился, что если в их роде будет [клирик], то епископу надлежит ввести его в должность, и тот должен полновластно вступить во владение ими; а если в его потомстве не будет клириков, то он давал право выбора плебану церкви святого Лаврентия, а инвеституру – епископу. Если и в их роду 26 нет клириков, то он давал право избрания и введения в должность епископу при одобрении со стороны святой матери церкви и соседних [церквей] и оказании почтения подчинённым церквям, согласно установлению епископа. Прочие церкви, которые были построены в Торчелло, Аурий Трибун вместе с пресвитером Мавром и все они с одобрения остальных подчинили и утвердили во власти этой святой матери церкви. Эти Фраудуни построили неподалёку от церкви, которая должна была стать епископией, церковь в честь святого апостола и евангелиста Иоанна. И Аурий Трибун с одобрения их всех и при подтверждении со стороны Обелерио и Беата из Маламокко и со стороны пресвитера Мавра постановил, чтобы эта церковь святого апостола Иоанна была девичьим монастырём.

В этом году 27 произошло ужасное наводнение, так что никто из людей не смог жить в своих домах. Половину ночи и весь день [вода] поднималась по местам проживания и [причинила] огромный урон в имуществе и отроках как больших, так и малых людей; все погибнут в воде, ибо весь род людской по частям сойдёт с суши в воду. Этот знак все увидят, и Бог явит его им. И все люди говорили: «Мы не можем жить ни на суше, ни на воде». Они приняли совет Аурия Трибуна, а также Виларена и Фраудуни: обратиться к мастерству и умению Сапонария и Монтианичи, чтобы те построили высокую и величественную башню, наметив [прежде её контуры]. Они показали им для этого место; и передали его в их власть, и те потрудились, и наметили [её размеры] в длину, ширину и высоту, и, когда им поручили [её строительство], построили огромную башню. И они вновь послали туда в качестве работников своих слуг, коих было множество под их властью, ибо они, как я говорил выше, каждый год платили власти Аурия Трибуна установленную подать. А ту башню, поскольку работавшие на ней слуги ходили в парфянских шкурах, одни называют башней Пелларией (Pellaria), а другие – башней Аурия.

Все венецианские части, которые были устроены и построены по Венеции, все люди и роды собрались воедино и отправились в город Градо. И мастерски построили в этом городе Градо церкви: все – подобные той церкви святого Иоанна Крестителя, что была в Торчелло, а именно: одну – в честь Пресвятой Девы Марии, другую – в честь святой девы Агаты; внизу надлежало сделать крипту, вверху – алтарь в честь святого Виталия; в местах для оглашённых были поставлены алтари в честь святой Цецилии и святой девы Агаты.

Пресвитер Геминиан [сообщил то], что открыл ему Бог, а именно, чтобы они пошли в разрушенный город Триест и разыскали в стенах церкви и в стенах разрушенного города тела 42-х святых мучеников, так как все юноши, кто был в церкви, стояли крыше из страха перед язычниками и все упали вниз в том месте; когда они прибыли в Аквилею, то разыскали [тела] Кантия, Кантиана и их сестры Кантианиллы, а также четырёх других святых дев – Евфимии, Дорофеи, Феклы и Эразмы. Все эти тела святых наряду с множеством других, которые [Бог] явился и показал этому пресвитеру в откровении в этом месте, все венецианцы, что пришли туда к разрушенному городу, показали пресвитеру Геминиану на их местах. Помимо тел святых они нашли множество мраморных плит (lastis), оттащили их вниз и, увезя в город Градо, с великой честью сохранили в градских церквях. Беат, герцог Маламоккский, вместе со всеми трибунами Венеции отправился в Рим, чтобы [обратиться] к понтифику святого римского престола, по имени Бенедикт 28, главному апостолику всего мира. Когда герцог предстал перед понтификом, то просил его сделать город Градо митрополией – Новой Аквилеей по обычаю старой Аквилеи, и указал ему по порядку имена епископов, которые были поставлены в этом городе в прежние времена, вплоть до Никиты 29, епископа этого престола, хотя, по словам самого папы Бенедикта, он и без этого указания знает об этом деле. «После того как город был разрушен, назови пять патриархов, которые после его разорения обитали в Новой Аквилее без признания со стороны кого-либо из епископов, и были властью в этом диоцезе, с разрешения пап и ваших преемников». Вот имена этих пяти патриархов: [первым] был Марцеллиан, который сидел в Новой Аквилее, митрополичьем городе Градо, 19 лет 30. Он создал и сохранил в Аквилее разрушенный монастырь Билегнум (Bilegnum) и построил церковь в честь Пресвятой Девы Марии; он был монахом, но исполнял должность епископа. Ему наследовал второй епископ – Марцеллин, который пребывал в должности 15 лет 31. После него на престол вступил 32 Стефан, и занимал его 12 лет, 3 месяца, 15 дней. Затем престол занимали: Маврикий 33 – 4 года, 5 месяцев; Македоний – 16 лет, 5 месяцев, 6 дней 34. Последний основал в Градо церковь святого евангелиста и апостола Иоанна. Эти пять епископов стали равны [предыдущим] по рангу и записаны в их ряд, начало которому много лет назад положил святой Пётр, направив в Аквилею епископа Марка, своего ученика, и Гермагора вместе с прочими, вплоть до Никиты, во времена которого город был разрушен. После того как он был разрушен, эти названные выше пять епископов, которые названы тут поимённо, не имели, как сказано выше, признания со стороны кого-либо из епископов; но понтифики апостольского римского престола прислали им благословение вместе с паллием. Ибо Бенедикт, святейший и предобрейший понтифик, к которому Беат, герцог Маламоккский, обратился с прошением вместе со всеми трибунами, утвердил епископа в городе Градо митрополитом и провёл [там] собор 18 епископов; посредством грамоты, подписанной им и всеми прочими, папа признал и утвердил епископа Павла кардиналом – [одним] из 12 кардиналов (ordinalibus) 35 церкви римского престола, и они постановили, что город Градо должен быть митрополией – Новой Аквилеей – для всей Венеции и, кроме того, для Истрии, «а именно, дабы со страхом Божьим управлять и распоряжаться церковью, мы, издав для вас повеление, должны были уступить. Поэтому, сострадая нужде вашего горя, мы положением этого повеления навсегда утверждаем вышеуказанный город Градо митрополией всей Венеции со всем, что относится к вашей церкви, а равно и Истрии». Эту грамоту наряду с подписью и утверждением епископов подписали и утвердили кардиналы вселенской римской церкви, который были в чине архипресвитера или епископа, вместе с 30 другими пресвитерами. Папа Бенедикт разрешил герцогу Беату вместе со всем народом Венеции избрать митрополита – патриарха Градо – города Новой Аквилеи, а герцогу – ввести его в должность, дабы тот принял возведение в сан из рук понтифика римского престола, который должен его посвятить, и [патриарх] после собора при одобрении и утверждении со стороны епископов с грамотой, паллием и благословением вернулся в митрополию Новую Аквилею – город Градо.

Патриарх Павел 36 родом был римлянин. Он поместил в церквях Градо тела святых: в церкви святого Виталия – 42-х мучеников вместе с многими другими, вдоль стены; тела святых дев – в церкви Пресвятой Марии; тела святых Кантианов – в церкви святого евангелиста Иоанна. Когда же город Аквилея был разрушен, патриарх Павел был с ними и с народом, и вознамерился уйти благодаря откровению святых, которое к нему снизошло; страшась ярости лангобардов, он бежал из этой Аквилеи на остров Градо и, унеся с собой тела блаженнейших мучеников Квирина, Илария, Тациана и прочих святых 37, с достойнейшими почестями поместил их в церкви святого Иоанна Крестителя в городе Градо, благодаря тому откровению, что снизошло на этого патриарха Павла. Он же сочинил и написал «Перенесение тел святых», установил праздники в их честь и дни их рождества: 42-х мучеников – на отдание Троицы; рождество святых Илария и Тациана – 14 февраля; рождество священника Квирина – 29 мая; рождество святых Кантианов – 30 апреля; святых дев – 3 сентября. Павел, предобрейший патриарх, первым правил, согласно порядку установления, в городе Градо – Новой Аквилее и, исполняя там должность священника 12 лет, ушёл из жизни. Ему в этой новой Аквилейской патриархии наследовал Пробин 38; он правил церковью 2 года, 8 месяцев. Он точно так же был родом римлянин. Ему наследовал Илия 39, с этого времени патриарх, приняв управление Градской церковью; он велел построить в названном городе новую церковь святой Евфимии, согласно особенности [этого] имени, – ведь то, что по-гречески звучит, как «Евфимия», по латыни значит «славная форма» 40, и созвал там собор. И в этой церкви, которую патриарх построил в честь святой Евфимии, собрался на собор весь венецианский народ со всех фриульских и истрийских пределов – от Вероны до Паннонии. И он 41 показал всему народу тела святых дев – Евфимии и Дорофеи; они, собственно, были сёстрами. Другие – Фекла и Эразма – точно так же были сёстрами по крови, согласно сочинению, написанному патриархом Павлом. Тела этих святых дев они с великими почестями положили в той святой церкви. Взяв плиты, которые они нашли над их телами в разрушенном городе Аквилее, они положили [их мощи] в этой церкви под шестью плитами. А седьмую – на четырёх колоннах – поставили над алтарём этих святых дев. Тела святого Квирина и прочих они положили в этой церкви у левого края алтаря, в виде гробницы, и сделали там в их честь церковь, и положили там тела святых. И каждый алтарь он освятил по замыслу патриархов Павла и Пробина. На этом соборном собрании, с одобрения клириков и всего народа по землям от Вероны и до конца Паннонии господин Илия, патриарх Градский, организовал и устроил во всех фриульских и истрийских пределах с городами Полой и Паренцо, и в начале Славонии, то есть в городах Пичан (Pethena) 42, Велья (Vegla) 43 и Осор (Absaro) 44, по всей их провинции, шестнадцать епископств. В Венеции он постановил быть шести епископам. Герцогу он уступил введение [их] в должность, народу – избрание. Как блаженный Гелиодор учредил епископство Альтинское, так он постановил ему быть епископством Торчелльским. И велел, чтобы оно по древнему [обычаю] именовалось епископством Альтинским. Вторым [епископством стало] Маламокко; третьим – Оливоло 45; такое название он дал ему из-за того, что там перед церковью святого Сергия стояла большая олива. Патриарх Илия распорядился, и они вместе со всеми трибунами и народом Риальто построили там большую церковь в честь святого Петра, князя апостолов, и учредили там на вечные времена епископию. Они утвердили и установили текстом грамоты под угрозой анафемы, чтобы все жители Риальто каждую субботу собирались во дворе епископии, дабы торговать там и сговариваться о народе всей Венеции. Четвёртому епископству он повелел быть в Эквиле. Пятому – в Гераклее – новом городе, который патриарх Илия построил в честь святого апостола Петра, и разрешил ему называться церковью Одерцо. Шестое епископство он точно так же учредил в Каорле. Там патриарх Илия построил небольшую крепость, а в ней основал церковь в честь святого первомученика Стефана; он сделал там епископский дом, построив его точно так же, согласно положению места, и повелев называть церковью Опетроине (Opetroine). Епископство Маламоккское произошло из города Падуи, так как именно оттуда вышли его жители. Что касается Нового города, который называется Гераклеей, то епископство, которое он 46 здесь учредил или установил, произошло из города Одерцо, откуда вышли [его жители]. Оттуда происходил и герцог со всем народом; некоторая часть людей средней руки из многих городов собралась здесь же; эта часть и построила Гераклею; множество людей, которые оттуда ушли, отправились из плена 47: одни – в Галлию, другие – во Францию, третьи – в Чехию, а четвёртые прибыли в Эквил. А епископство Каорле произошло из Конкордии, так как оттуда были родом и вышли его жители, которые и укрепили там крепость. На всех островах, которые простираются от города Градо до крепости в епископстве Каорле, патриарх Илия [основал церкви]; сперва он на острове возле города Градо основал и построил церковь в честь святого апостола Петра, и учредил там девичий монастырь. Этот остров занимает шесть миль. На том же острове, над городом, нашли жилище пустынника. Там обосновались два мужа: одного звали Барбано, второго – Тарилезо. Они были из города Тревизо, но из-за страха перед язычниками укрылись в том месте со всем своим добром и утварью. Пресвятая Богородица Дева Мария явила им в этом месте откровение и приказала построить церковь в её честь. Они пришли и рассказали об этом откровении патриарху Илие; тот пришёл с ними в это место, и они обнаружили поставленные там знаки. Господин патриарх тут же начал вместе с ними строить церковь, согласно поставленным знакам, которые они нашли. Он учредил мужской монастырь, а аббатом там поставил Барбано. А Тарилезо вернулся в своё светское жилище. Патриарх Илия в грамоте ventanii пожаловал этому монастырю много имений, и в этой обители стали по частям собираться монахи. Патриарх Илия разрешил также монастырю называться именем Барбано, так как тот был первым 48 в Венеции. За стенами города он основал и построил небольшую церковь в честь святого мученика Вита; в середине острова, над тем же городом, издавна находилась церковь, посвящённая в честь святого мученика Мены. Неподалёку от разрушенного города Аквилеи стоял языческий храм некоего идола Биеля (Behel) – чудесное и дивное строение благодаря своим каменным плитам и дорогим камням; он был разрушен беспощадным Аттилой. Патриарх Илия перестроил этот языческий храм в церковь в честь святого мученика Юлиана – на втором острове, что расположен выше острова святого Петра. На этом же острове был учреждён монастырь. Из-за того, что там стоял деревянный форум, имевший большую высоту, остров был назван Анфорис (Anforis) 49; он занимает три мили; река делит его посредине. [Затем] он пришёл на третий остров, который зовётся Будес (Budes) 50. Там была городская крепость; и множество разного люда обитало в этой крепости; и все люди по их давнему обычаю носили в руках кресты (crocias). Все они прибыли из старой Аквилеи и, сложив все кресты, которые несли в руках, перед воротами этого города, вошли в него; и все они полагали, что и множество повозок не сможет вынести эти кресты. Но и эта крепость была разрушена и сожжена беспощадным Аттилой, безбожным язычником; и весь тот народ погиб от мала до велика, так что никого не осталось. Этот остров занимает одну милю. Остров, что расположен выше этого, точно так же называется Будес. Патриарх Илия основал там церковь в честь святого апостола Андрея и учредил там девичий монастырь. Этот остров 51 занимает шесть миль. Границей ему служит порт. После этого острова он прибыл на остров Линьяно (Lugnanum) 52; из-за того, что он видел там множество волков и слышал [их вой], он и назвал его Линьяно. Остров занимает шесть миль. Границей ему точно так же служит порт. После этого острова он пришёл на остров, что был назван Тальяменто (Taliamentum) 53 потому, что патриарх Илия провёл ров (taliada) по [всей] длине острова. Он занимает двенадцать миль. После этого он пришёл на остров Биазиан (Biaḉianum) 54, [названный так] потому, что все бибонские (Bibonensium) рыбаки закидывали там свои сети. Он занимает девять миль. Этот остров покрыт лесом. На этом острове издавна должны были быть основаны две базилики. Были поставлены знаки, но базилики так и не построили: по ним остров был назван Две базилики или Аусану. Лес образует с островом одно целое. Он занимает девять миль и зовётся Пупилиола (Pupiliola) 55; он занимает немного миль в длину и расположен неподалёку от крепости в Каорле. Все трибуны с одобрения всего народа Венеции постановили и пожаловали (что было подтверждено грамотой господина патриарха Градского с подписями всех вышеназванных трибунов, которые эту грамоту утвердили), что территория всех этих островов по [всей] протяжённости вод от митрополичьего города Градо до границы Каорле, замка и епископии, всегда должна находиться под властью господина митрополита, патриарха Градского, без причинения [ему] помех. Люди, населяющие город Градо, никому из жителей Каорле, Эквила и Торчелло и никаким другим людям не должны мешать ни в рыбной ловле, ни в соколиной охоте на указанных островах, ни на суше, ни на воде. В той же утвердительной грамоте они велели жителям Мурано, Бибионе и некоторым жителям Фине, чтобы все они находились под властью и юрисдикцией господина митрополита, патриарха Градского; и разрешили господину патриарху ходить со всадниками по [всей] протяжённости этих земель и охотиться там на зверей как на острове Ливенца, так и на островах Романдине и Пинети, и по всей области Пьяве, и по всем пределам, что были названы выше, и все поборы и подати, ямскую и подводную повинности, как их исполняют с оказанием всех почестей в пользу господина герцога все жители Каорле и Эквила, пусть они точно так же исполняют в пользу господина митрополита, патриарха Градского.

II.

Ниже приведены имена последующих патриархов Новой Аквилеи, [правивших] Градской церковью после Македония и после разрушения старой Аквилеи.

В те времена, когда Юстиниан счастливо правил Римской империей, а Тотила, король готов, возобладал в Италии и установил римский закон, святой римской церковью в те дни 56 правил святейший муж, папа Бенедикт, а во главе города Аквилеи и её народа стоял патриарх Павел, который, страшась ярости лангобардов, бежал из разрушенной Аквилеи на остров Градо и, унеся с собой тела блаженнейших мучеников Илария и прочих святых, с достойнейшими почестями поместил их в этом городе Градо и назвал его Новой Аквилеей.

Павел первый сидел [там]; родом римлянин, он пробыл в этой церкви патриархом 12 лет 57.

Пробин, который был родом из Беневента, ординарий римской церкви, пробыл патриархом в этой Новой Аквилее 1 год 58.

Господин Илия, патриарх Градский, был, согласно каноническому порядку, избран и рукоположен августейшим римским вселенским собором – от патриарха Константинопольского и его епископов до римского вселенского понтифика и его епископов 59, а равно и его преемники, патриархи, которые записаны здесь по порядку, по именам и своему происхождению.

Илия, с этого времени патриарх, третьим по счёту принял управление Градской церковью. Он был родом грек и прожил 14 лет и 10 месяцев. Ему наследовал

Север 60, который был родом из города Равенны; он прожил 21 год, 21 день.

Патриарх Маркиан 61, который был родом из Пирана в Истрии, прожил в должности патриарха 3 года и 5 дней.

Патриарх Кандиан 62, который был родом из Кандианы, неподалёку от города Римини 63, прожил 5 лет.

Патриарх Епифаний 64, который был родом истриец из Умага или Сипара, прожил 5 лет, 4 месяца, 10 дней.

Патриарх Киприан 65, который был родом из города Полы, прожил в должности патриарха 25 лет, 3 месяца, 20 дней.

Патриарх Примогенит 66, который был регионарием святой римской церкви, родом из города Ареццо (Reci), прожил в должности патриарха 20 лет, 3 месяца и 6 дней. Он перенёс тела святых мучеников Гермагора и Фортуната из Аквилеи, своего диоцеза, в Градо.

Патриарх Максим 67, который был родом из далматского города, прожил 20 лет. Ему наследовал

Патриарх Стефан 68, который был родом из города Паренцо и прожил в должности патриарха 5 лет.

Патриарх Агафон 69, который был родом из Континополя 70, главного города Истрии, прожил в должности патриарха 10 лет. Ему наследовал

Христофор 71, который был родом из Бари, города Апулии (Pulie Varis) 72; он прожил в должности патриарха 35 лет.

Патриарх Донат 73, который был родом из Пьяченцы (Plasentium), правил церковью 7 лет.

Патриарх Антоний 74, который был родом из города Падуи; он был аббатом монастыря Брондоло (Brendulu) 75 и прожил в должности патриарха 22 года, 10 месяцев, 11 дней.

Патриарх Эмилиан 76, который был родом из эмилианского города 77, прожил в должности патриарха 8 лет, 25 дней.

Патриарх Виталиан 78, который был родом из мест Боттениго (Loca Butenici) 79, прожил в должности патриарха 12 лет, 15 дней.

Патриарх Иоанн 80, который был родом из города Триеста в Истрии, прожил в должности патриарха 35 лет.

Патриарх Фортунат 81, который был родом из города Триеста, родственник названного патриарха Иоанна, прожил 10 лет.

Патриарх Венерий 82, который был уроженцем Новой Венеции (отца же [его] звали Трасмондо), прожил в должности патриарха 25 лет, 4 месяца 83.

Патриарх Виктор 84, который был вторым уроженцем Новой Венеции, сын Белло Аусибиако, прожил в должности патриарха 6 лет, 3 месяца, 4 дня.

Патриарх Виталий 85, который был третьим уроженцем Новой Венеции, сын Ионатана Партечипацио, правил патриархатом 19 лет, 1 месяц, 6 дней.

Патриарх Пётр 86, который был четвёртым уроженцем Риальто, сын Иоанна Мартурио, пробыл в должности 4 года, 6 месяцев, 8 дней.

Патриарх Виктор Младший 87, племянник предшественников – патриарха Виктора и патриарха Виталия, сын герцога Урса Партечипацио, пробыл в должности 17 лет, 11 месяцев, 13 дней.

Патриарх Георгий 88, сын Георгия Андреади, пробыл в должности 1 год, 6 месяцев, 22 дня.

Патриарх Виталий Младший, сын Ионатана Паурета, пробыл в должности 3 года, 3 месяца, 13 дней.

Патриарх Доминик, сын Петра Трибуна Доминика 89, пробыл в должности 7 лет, 11 месяцев, 3 дня.

Патриарх Лаврентий 90, сын Петра Масталичи, пробыл в должности 12 лет, 9 месяцев, 24 дня.

Патриарх Марин 91, сын Феодосия Контарини, пробыл в должности 34 года, 3 месяца, 7 дней.

Патриарх Бон 92, сын Георгия Бьянканико из Эквила, который сперва был епископом Аквилеи 93, а затем стал патриархом и пробыл в этой должности 9 лет.

Патриарх Виталий, сын Льва Барболано, который прожил 1 год, 5 месяцев 94. В его время венецианцами был убит в августе месяце 95 герцог Пётр, сын герцога Петра Кандиано. Градский патриархат целый год оставался вакантным из-за соперничества между венецианцами; после этого был избран патриарх 96

Виталий, сын названного выше Петра Кандиано, убитого герцога; он пробыл в должности 50 лет, 6 месяцев 97.

Патриарх Урс 98, сын герцога Петра Орсеоло, пробыл в должности 37 лет, 45 дней. После его смерти был избран

Доминик, сын Киприана Вулкано, клирик, капеллан [церкви] святого Марка; возведённый в патриархи 99, он прожил 7 дней.

Патриарх Доминик, сын Иоанна Маранго, который происходил по своим предкам с острова Маламокко, прожил 7 лет.

Патриарх Доминик 100, который был сыном Иоанна Чербано, прожил 10 лет.

Патриарх Иоанн Сапонарио умер в городе Константинополе, и его тело было доставлено в гробу венецианскими купцами.

Патриарх Пётр 101, который был родом …, то есть сын Бадовария Ноэля, прожил 12 лет.

Патриарх Иоанн 102, сын Иоанна Градениго, был епископом Эквильским в течение 8 лет и 5 месяцев; затем он был избран патриархом и прожил 11 лет, 4 месяца.

Дополнение.

код. 2. и 3, но в код. 3. – более поздней рукой ХIII в.

Патриарх Генрих Дандоло 103 жил и правил святой Градской церковью 61 год.

Патриарх Иоанн Синьоло 104 жил и правил святой Градской церковью … лет.

Бенедикт Фалетро 105, который был примицерием [церкви] святого Марка, а также плебаном [церкви] Пресвятой Марии в Джубанико, а затем патриархом, жил и правил святой Градской церковью … лет.

Ангел Бароцци 106, который был примицерием церкви Кастелланы, капелланом [церкви] святого Марка и плебаном [церкви] святого Иоанна в Капите Риальто, а затем патриархом, жил и правил святой Градской церковью … лет.

III.

Как патриархи Градские были канонически избраны и рукоположены, так же точно были поставлены и рукоположены епископы Торчелло и Оливоло. Из-за того, что там была посажена большая олива, это епископство и было названо Оливольским. Имена же Торчелльских епископов таковы.

Ведь впервые они были поставлены во времена императоров Константина и Ираклия, а также папы Бенедикта и Паолуччио 107, герцога Гераклеи, нового города.

Мавр, первый епископ Торчелльский, пребывал в должности 6 лет, а на исходе седьмого года ушёл из жизни. Он происходил из города Альтина. Ему наследовал

Юлиан, который был родом из Тревизо; он прожил и пробыл в должности 48 лет. Господином Македонием, патриархом Новой Аквилеи, были посвящены и господин Мавр, и сменивший его преемник – господин Юлиан. Последнему наследовал

Деусдедит, который происходил из нового поселения – Торчелло; он был сыном Аурия Трибуна и пробыл в должности 24 года; его посвятил господин патриарх Павел, которого первым поставил в городе Градо римский понтифик.

Гонорат, который был родом из Масилио близ Тревизо (Tarviso Masilionis) 108 и проживал на Риальто, пребывал в должности 7 лет.

Виталий, происходивший по своим предкам из города Альтина, был сыном Фраудуни, проживал в селении Аммиане и пребывал в должности 9 лет.

Северин, который происходил из Истрии, пребывал в должности 2 года. Ему наследовал

Доминик, который происходил по своим предкам из города Одерцо (Uvederḉo) и проживал в Гераклее, новом городе; он жил и пребывал в должности 37 лет.

Иоанн, который был племянником господина епископа Доминика и происходил из той Гераклеи, нового города, что упомянута выше; он был сыном Лаврентия Гардока, проживал на Риальто и пребывал в должности 2 с половиной года.

Максим, который был родом из города Полы, пребывал в должности 3 года. Ему наследовал

Юст, который происходил по своим предкам из города Конкордии и проживал на Риальто; сын герцога Агнелла Партечипацио, [у которого был] сын – Агнелл, также герцог, а [у того] – брат Юстиниан 109, он был братом обоих герцогов и сыном герцога, и пребывал в должности 7 лет.

Ансельм, который был родом из Фриули, пребывал в должности 12 лет. Ему наследовал

Деусдедит, который происходил по своим предкам из города Континополя в Истрии, проживал на Риальто, был сыном Стефана Джубанико и пребывал в должности 6 лет и 7 месяцев.

Сенатор, который происходил по своим предкам из замка Эквила, проживал в селении Мурано, был сыном Иоанна Сенатора и пребывал в должности 6 лет и 3 месяца; он был убит своими слугами 110.

Доминик, который по своим предкам происходил из Кормонса, замка в Италии, проживал на Риальто, был сыном Льва Колоприни и пребывал в должности 37 лет.

Бенат 111, который по своим предкам происходил из Фанеста (Fanestis) 112, проживал на Риальто, [был сыном] Магнуса Байо и провёл [в должности] 8 лет.

Иоанн, который происходил из Торчелло, был сыном Урса Лютойта и пребывал в должности 6 лет. Ему наследовал

Гизельберт, который по своим предкам галлам происходил из Баварии, а воспитан был здесь, являлся сыном Калемана и пребывал в должности 17 лет.

Доминик 113, происходивший из того же Торчелло, был сыном Аурия Трибуна Старшего, судьи в Бурано, и прожил и пробыл в должности 16 лет. Ему наследовал

Пётр, который по своим предкам происходил из Эквила, проживал на Риальто, был сыном господина трибуна Андреади и пребывал в должности 12 лет.

Доминик, который по своим предкам происходил из Риальто, был сыном герцога Петра Кандиано; этот герцог Пётр был свергнут с престола своим сыном Петром, и его сын удержал за собой престол 114; Доминик же пробыл в должности епископа Торчелло 13 лет. Ему наследовал

Миней, который происходил из Риальто [и был сыном] трибуна Цинопа; он стал епископом по выбору глупцов и благодаря многим деньгам и наградам и пробыл в должности 1 год; но герцогом Петром, сыном Петра Кандиано, прежнего герцога, ему были вырваны глаза.

Иоанн 115, который происходил из Торчелло и был сыном Петра Аурия Трибуна из селения Бурано, пробыл в должности 30 лет. Ему наследовал

Валерий из того же рода, сын Аурия Трибуна, родственник этого Иоанна; он пробыл в должности 20 лет. Ему наследовал

Урс, сын господина герцога Петра Орсеоло, который прожил и пробыл на этом епископском престоле 9 лет; после этого он был канонически и весьма благочестиво избран в патриархи Градо 116. Ему наследовал

Виталий, его брат, которому было шестнадцать лет; он прожил и пробыл в должности 35 лет. Ему наследовал

Виталий 117, который был сыном Марина Микеля; он пробыл в должности 5 лет.

Иоанн Бобицо, уроженец того же Торчелло, занимал должность епископа 5 лет.

Урс, [сын] Бадовария Ноэля, правил этой церковью 28 лет.

Стефан 118 Капеллез из селения Бурано пробыл в должности 10 лет.

Иоанн Мавро, который был архидьяконом Оливольского епископства, избранный, но низложенный патриархом Петром Бадоварием, пробыл в должности …

Стефан Сильвио из Риальто пробыл в должности 10 лет.

Дополнение.

код. 2. и 3.

Октавиан Квирин 119 [из того же Торчелльского епископства] пробыл в должности … лет.

Дополнение.

код. 3.

Ангел де Молин пробыл в должности … лет.

Мартин Урс пробыл в должности … лет.

Леонард Донат пробыл в должности … лет.

Бон Бальби пробыл в должности … лет.

Код. 4 предлагает следующий каталог:

Имена древних епископов Торчелло.

Первым епископом был Мавр Альтинский, посвящённый Македонием, патриархом Аквилейским. Хотя мы и нашли здесь записанными многих других, но, поскольку в настоящее время, когда мы это писали, в Венеции не найти никаких сведений об их роде, мы поэтому их не записали, за исключением тех, которые были в древности и кого можно найти в Венеции в настоящее время, а именно:

Вторым был Деусдедит, сын Аурия Трибуна из Торчелло, посвящённый господином Павлом, первым патриархом Градо, кого поставил римский понтифик, папа Бенедикт.

Юст, сын герцога Агнелла Партечипацио и брат герцога Юстиниана, сына названного Агнелла.

Северий Градениго из Одерцо (Ovedercii).

Иоанн, [сын] Урса.

Доминик, сын Аурия Трибуна.

Доминик, сын герцога Петра.

Урс Кандиано, сын герцога Петра Орсеоло, пребывал в должности 3 года; он был избран патриархом Градским. Ему наследовал

Виталий, его брат, в возрасте 16 лет, и пробыл в должности 25 лет.

Виталий, сын Марина Микеля.

Урс Бадоер.

Октавиан Квирин.

Ангел де Молин.

Мартин Урс.

Бон Белли.

После этих венецианских епископов [пришла] напасть с юга – со стороны язычников, которые разрушили древние города, упомянутые выше 120.

IV.

Имена Оливольских епископов.

Обеллиебат, который происходил из замка Езоло (Ausolum) по своим предкам, которые жили в Падуе; после разрушения города они пришли оттуда в Брондоло на Маламокко. Он, Обелерио и Беат были братьями, а именно, сыновьями Эгилия 121; он прожил и пробыл в должности епископа Оливольского 22 года.

Христофор, который происходил из греков, родственник патриция Нарзеса, брат Лонгина, префекта Равенны 122, был юношей в возрасте 25 лет. Он завершил церковь святого Моисея; он прожил и пробыл в должности епископа 12 лет. Ему наследовал другой

Христофор, который расположился в своей церкви – святого Моисея, притворно предаваясь бдениям и молитвам. Он был братом названного Нарзеса из того же народа греков. Из-за любви к его брату господин патриарх Илия, который и сам принадлежал к этому роду, и посвятил его в епископы. Но, когда тот стоял в церкви святого Феодора во время торжественной мессы и уже начал таинство, его тут же обуял злой дух и стал мучать; поэтому он был отрешён от епископского звания и вернулся в свою церковь святого Моисея 123.

Урс, который по своим предкам происходил из Гераклеи, нового города, проживал на Риальто и был сыном Иоанна Партечипацио. Этот господин епископ Урс похоронил тело блаженнейшего евангелиста Марка, когда оно было перенесено венецианцами из Александрии в Венецию. Святое тело много лет томилось из-за того обстоятельства, что в его честь должны были основать церковь. И она была построена в его время и во времена господина герцога Юстиниана. Господин епископ Урс прожил и пробыл в должности 32 года. Ему наследовал

Мавр, который происходил из Падуи по своим предкам, которые после разрушения города поселились в Маламокко и на Риальто; он был сыном Германа Бусиньяко и пробыл в должности 10 лет. Ему наследовал

Иоанн 124, который по своим предкам происходил из Кандиано 125, был сыном Магнуса Кандиано и проживал на Риальто. Он основал на Дорсодуро церковь в честь святого архангела Рафаила. Он прожил и пробыл в должности 5 лет. Ему наследовал

Доминик, который по своим предкам происходил из города Полы, жил на Риальто, был сыном Иоанна Аполлона, прожил и пробыл в должности 12 лет.

Граус Дьякон, который происходил из Гардизаны (Gardisana) 126 по своим предкам, поселившимся после разрушения города на Риальто, и был сыном Груссуна. Он был канцлером герцога и нотарием патриарха; он прожил и пробыл в должности 12 лет.

Иоанн, который происходил из города Мантуи по своим предкам, поселившимся [потом] на Риальто, сын трибуна Мартурио (Mataturi); он пробыл в должности 11 лет.

Лаврентий, который происходил из города Турина по своим предкам, поселившимся [потом] на Маламокко, сын Барбы Таурелли; он умер в мае месяце, когда шёл 11-й индикт; а в должности пробыл 6 лет.

Доминик, который происходил из города Вельи Верчелли (vegla Vercellis) по своим предкам, поселившимся [потом] в Маламокко и на Риальто, сын Барбаромано Виллиничи (Vilinicus), располагался в церкви святого мученика Мавра; он был всеми любим. За это его восхвалили и выбрали епископом; он отказывался от избрания, но его силой избрали и привели в церковь святого Марка. Вместе со всем народом Венеции он чурался порочности Петра Традонико 127, безбожнейшего герцога, из-за того, что возросло число его слуг, которые обременяли и били всех [его] властью. Они ссорились у него на глазах и были всем ненавистны; и народ Венеции пожелал его убить. Этот избранный епископ, оставаясь верен 128 себе, не хотел принимать инвеституру от этого нечестивца, но положил епископский посох на алтарь блаженнейшего Марка. Люди собрались в большом числе и с морским эскортом прибыли в Градскую митрополию к господину патриарху; и он был посвящён, и утверждён прочими собратьями епископами. Корабли вернулись обратно, и епископ ушёл в [своё] епископство. Слуги, однако, вышли на судах ему навстречу, чтобы его схватить, когда он приблизится ко дворцу; но не смогли [это сделать] и вернулись во дворец. А нечестивый герцог, как иудей, полный всяческого беззакония, пребыл в неверии перед всем народом Венеции, и все знали о плане убить его в тот час, когда он будет проходить через монастырь святого Захарии, поскольку толпа его слуг не хотела и гнушалась идти вместе с прочими. Когда в канун Воздвиженья святого Креста 129, под вечер, герцог хотел войти в церковь, Стефан из Сабало и Дмитрий Калабризини вместе с зятем Петром, всего трое, набросились на него перед атрием церкви, и он тут же умер. Те же вошли в церковь, и слуги осадили их в самой церкви, чтобы убить. Видя, однако, что в церкви полно народа, ни слуги не пожелали войти, ни те не посмели выйти наружу. Зная, что прочие расставлены по углам монастыря, слуги [все] до одного держались вместе с толпой [прочих] слуг; видя, что не могут противостоять народу, они стали проворно переходить с оружием во дворец. Тридцать дней они пробыли во дворце, отбиваясь там от всего народа Венеции, который их обложил, придя со всем флотом из [всех] провинций. Одна часть не могла одолеть другую, так как численность слуг возросла. Ведь к ним примкнули все строптивцы и боролись против всего народа. Этот господин Доминик, благочестивейший епископ Оливольский, который не желал смерти этому нечестивому герцогу и не был причастен к его убийству 130, договорился с многочисленной толпой его слуг и клятвенно гарантировал им безопасность со стороны всего народа Венеции, обложившего дворец снаружи, что они не потерпят от него никакого вреда; но предложил всему народу потратиться на них из своих средств и согласиться на размещение их вместе с их жёнами для проживания на земле, расположенной поблизости от острова Маламокко, чтобы они навсегда заселили одну или две её половины. Все одобрили это и постановили по решению судей и текстом грамоты, что те могут заселить пределы острова, и те получили клятвенные гарантии безопасности со стороны двенадцати мужей. И [народ] разрешил всем этим слугам, чтобы в их владении были воды, лагуны и каналы. Эти слуги с их одобрения во всём подчинились власти герцогов, но [при сохранении] всей чести достойных людей. Сохранив всю свою честь, слуги заключили договор со всеми знатнейшими венецианскими мужами. И оставили дворец; и на шестидесятый день были направлены в то место для их проживания, что зовётся Повелья. На всё это потратился венецианский народ. Между тем, некоторые неразумные люди со всем легкомыслием возвели в герцоги Реджи Карозо Маскулина (Regi Karosus Masculinus); и тот полгода прожил во дворце. Но Доминик Орчианико (Orcianicus) и другие, кто пришёл с ним во дворец, вырвали ему глаза. Доминик, миролюбивый и смиренный епископ, жил и пребывал в должности епископа 1 год и 6 месяцев.

Доминик Орчианико 131, который вырвал глаза Реджи Карозо, был весьма сведущ в грамоте, и ему насильно остригли бороду. Он был избран епископом всем народом Венеции; а его брат был возведён в чин архипресвитера, и ему остригли бороду. Тогда точно так же поступили и с Петром Ранози, который был рыцарем и трибуном и звался Партикозом, и его посвятили в сан, чтобы он исполнять обязанности архидьякона. У всех остальных, кого обнаружили стоявшими вместе с ними в той Градской церкви, остригли бороды, и они были отправлены в монастыри вопреки воле их всех. Точно так же и господин епископ Доминик был поражён тяжкой скорбью оттого, что его возвели в должность епископа без его желания. Его жена тут же сменила платье [на рясу], чтобы жить в епископии вместе с ним; но оба они жили целомудренно, соблюдая заповедь Божью, и оба спаслись благодаря друг другу: муж – благодаря жене, жена – благодаря мужу. Их дети были поставлены в услужение им. Он же отрёкся от епископства, отправившись в Иерусалим к Гробу Господнему, и, поскольку он сам это одобрил, всё духовенство и народ тут же избрали

Петра, сына Петра, бывшего, в свою очередь, сыном господина герцога Петра Трибуна, которому было 25 лет. В его время тела святого Никодима, пресвитера и мученика, и святого Сатурнина, монаха и мученика, были перенесены в Венецию и помещены в церкви Пресвятой Марии Формозы. Эта церковь Божья, которую его дед и дядя, разрушив перед тем [старое здание], основали и построили в новом и более величественном виде, была освящена господином епископом Петром. Он прожил и пробыл в должности епископа 8 лет. Ему наследовал

Урс, который был сыном Петра Магадизи и викарием церкви святого мученика Кассиана; муж, полный всяческой доброты и мудрости, он происходил из Гераклеи, нового города, по своим предкам, поселившимся на Риальто. Он прожил и пробыл в должности епископа 12 лет. Ему наследовал

Доминик, который был сыном Иоанна Танолиго (Tanolicus) и капелланом церкви святого Марка, дворцовой часовни; он был канцлером и нотарием церкви святого Иоанна, которая названа «в Браголе», так как оттуда – из провинции под названием Брагола (Bragula) – он привёз мощи святого Иоанна Крестителя. А основали её и построили в честь святого Иоанна Крестителя родители господина епископа Доминика; и таким образом назвали её «в Браголе» 132, как зовётся та провинция. Он прожил и пробыл в должности 7 лет.

Пётр, который был сыном Феодосия Мартурио, [из] церкви святого Августина, что была основана и построена его предками. Она по завещанию перешла к нему, как его патримоний, с правом судить, владеть и распоряжаться ею, и эта его материнская церковь так и осталась в полной власти и распоряжении епископов. Он прожил и пробыл в должности 8 лет.

Георгий, который был сыном Георгия Андреади, трибуна из Эквила, являлся капелланом дворцовой часовни святого Марка; он прожил и пробыл в должности 1 год, 6 месяцев.

Марин, который был сыном Петра Кассианико (Kaveranicus), муж украшенный всяческой добротой, прожил и пробыл в должности 20 лет и 2 месяца.

Доминик, который был сыном Доминика Градениго и являлся евнухом, был избран господином герцогом Петром Орсеоло и посвящён господином патриархом Виталием; он прожил и пробыл в должности 33 года, 2 месяца.

Доминик, который был племянником названного господина епископа Доминика и сыном Иоанна Градениго, стал [епископом] в возрасте 18 лет. В его время среди венецианского люда возникло сильное возмущение против герцога Отто. Вожаком всего народа сделался Доминик Флабьянико. Господин герцог Отто был схвачен им и всем народом Венеции; у него отняли его должность и отправили его в ссылку к императору Греции. В герцоги возвели Петра Барболано по прозвищу Чентранико, который занимал герцогский престол три года. Перед тем, как завершился четвёртый год, герцог Пётр был схвачен господином патриархом Урсом и всем народом Венеции, который и возвёл его в герцоги. Его свергли с престола, остригли ему бороду и в монашеском наряде и рясе точно так же отправили его в ссылку в Грецию во власть императора. Да и Доминик Флабьянико, мудрейший муж, был изгнан из страны господином патриархом Урсом; и пробыл в Италии целый год, а то и более. Господин епископ Урс отправил в Грецию к императору [послов], чтобы возвратить обратно своего брата Отто. Так он удерживал власть и престол, на который был возведён, как герцог, на протяжении полутора лет 133. Виталий же, епископ Торчелльский, брат этого епископа Урса и герцога Отто, как мудрый посланец, в письме и на словах передал императору тайное послание и был принят с большой любовью 134; и его брат Отто, получив у императора отпуск, внезапно умер. Об этом сообщили епископу Урсу. Их родственник Доминик Орсеоло, принадлежащий к их роду, без воли венецианского народа 135 захватил герцогский престол. Он провозгласил себя герцогом и пробыл таковым один день и одну ночь, после чего спасся бегством в Равенну. Из Италии вернулся Доминик Флабьянико и был с великими почестями возведён в герцоги. Этот малыш Доминик и был возведён в епископы герцогом Домиником Флабьянико; он прожил и пробыл в должности епископа 10 лет.

Доминик Контарини, муж простой и достойный всяческих почестей, был избран в епископы; он справедливо правил Оливольской церковью и украсил её. Он прожил и пробыл в этой святой церкви Божьей 16 лет.

Генрих, который был сыном господина герцога Доминика Контарини и племянником вышеназванного епископа Доминика; он прожил в должности епископа … лет.

Виталий Микель, который был викарием церкви святого Павла, был избран епископом и правил святой Оливольской церковью … лет.

Дополнение.

код. 3.

Иоанн Полани 136 пробыл в должности … лет.

Виталий Микель 137 пробыл в должности … лет.

Филипп Казол пробыл в должности один год и четыре месяца.

Марк Никола пробыл в должности 52 года и 11 месяцев.

Марк Микель пробыл в должности 6 лет.

V.

Имена венецианцев, которые вышли из Гераклеи, нового города, и из крепости Эквил и построили церкви на Риальто.

Лупаничи (Lupanicus) вместе с Манчиачи (Manciacus) построили на Луприо (Luprius) 138 церковь в честь святого Гермагора, когда исполнилось более ста лет после того, как 139 тела святого мученика Гермагора и прочих святых вступили в город Градо.

Скувакалли (Scuvacalles) нашли тела святых Сергия и Вакха и построили в их честь церковь.

Валересси (Valeressi) и Пипини (Pipini) имели много мощей от тела святого исповедника Мартина; вместе с прочими, жившими по соседству, они построили церковь в его честь. Своей властью они учредили в этой церкви Божьей схолу в честь святого архангела Михаила и святого мученика Вита, и ради своего вечного спасения [пожаловали ей] золото и серебро.

Буркал Брандиничи (Brandonicus) обладал множеством достоинств. Он проявлял милосердие ко всем вдовам и сиротам, заботился о церкви, весьма упорствовал в раздаче милостыни и молитвах и жил со всяческим смирением. Из-за всего этого те, кто это видел, называли его Угодником Божьим. Он построил церковь святого пророка Даниила.

Баузи, которые зовутся Барболи, построили церковь в честь Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии, и церковь эта зовётся Формоза.

Масталичи построили церковь в честь Пресвятой Девы Марии.

Гардок Гардоличи (Gardolicus) построил церковь в честь святых апостолов.

Граузони вместе с Георгием Трибуном построили церковь в честь святой у греков мудрости «Айя Софии», что по латыни значит «Слово Христово».

Эмилиан Трибун построил церковь в честь святого апостола Фомы.

Колоприни, Буркал Брандиничи и Фальери построили церковь в честь святого аббата Бенедикта.

Кавальнарио (Cavarnariti) построил церковь в честь Господа Спасителя. Он сделал пол из железных решёток. Под ним струилась вода в том виде, как это можно видеть в церкви, построенной в Иерусалиме у Гроба Господнего.

Из Салоник пришёл Сальвиани со своей матерью Антониной и привёз с собой множество реликвий и мощей от тел святого мученика Деметрия, святого Анастасия и святой девы Варвары. Валересси и Батиокул (Batioculum), в свою очередь, имели мощи от тела святого апостола Варфоломея. И они все вместе построили церковь в честь святого мученика Деметрия 140.

Гумбаничи (Gumbanicus) и Барбадичи (Barbadicus), Реджини (Regini) и Грициози (Griciosus) вместе с Ранози (Ranosus) по прозвищу Карозо построили все вместе церковь Пресвятой Богородицы Марии, которая зовётся ныне Джубанико.

Морозини (Maurocenos), Гумби (Gumbos) и Лупаничи вместе с прочими, жившими по соседству, построили церковь в честь святого мученика Мавра и ещё одну – поменьше – в честь святого архангела Гавриила 141.

Кандиано имел много мощей – святого Маврикия и его спутников и святого Адриана. Он построил в их честь церковь и пожаловал ей золото, серебро и много земель ради спасения [души] своей и своих родителей.

Партечипацио имели много мощей от [тела] святого Георгия, а Кальбани – от святого Сервула; оба [рода] построили в их честь две церкви. В церкви святого Сервула они учредили монашескую обитель.

Пресси (Pressi) пришли из Падуи и [затем] ушли из Нового города. Они вместе с прочими, кто жил по соседству, построили церковь святого Георгия.

Калози (Calosi), которые зовутся Кайсоли (Caysoli), вместе с Барбадичи и Ранози построили все вместе церковь святого Виталия.

Болол (Bololus), который зовётся Булду (Buldu), построили церковь в честь святого пророка Самуила.

Гемо Бусиньяко, которые зовутся Джемани, построили церковь в честь святой девы Маргариты.

Бакхи и Кальпини Альбони построили церковь святого Панталеона.

Аполи вместе с Буркалом Брандиничи и Луниани построили все вместе церковь святого апостола Петра.

Чинопи (Cynopi) построили церковь в честь святого апостола Иакова.

Феодосий Морозини построил церковь святого Августина.

Морозини Букоз (Bucosus) [построил] схолу святого мученика Магна 142.

Камполи построили церковь святого Аполлинария.

Аусибиачи Батиокул (Ausibiaci), Витриньяти (Vitrigaci), Флабьянико, Бенеди и Колоприни построили все вместе две церкви: одну – в честь святого папы Сильвестра, вторую – в честь святого Патерниана. Они пожаловали этим церквям много земель, а также золото, серебро и всё церковное облачение ради спасения своих душ.

Видиличи (Vidilici), которые зовутся Барзичези (Barcigressi), и Кории (Chorii), которые зовутся Сепарии (Separii), пришли из Кура (Coria); они были старейшими, пришли с множеством реликвий и построили церковь святого Моисея, а там – виноградник; и обвели её стеной, и пожаловали много имений ради спасения своих душ.

Иоанн Партечипацио, ипат и герцог, построил две церкви: одну – в честь святого пророка Захарии, которая стала девичьим монастырём, вторую – в честь святого Илария, которая точно так же стала монастырём.

Нарзес патриций, происходивший из народа греков, построил и основал две церкви: одну – в честь святого мученика Феодора, вторую – в честь святых Мены и Геминиана: обе – по соседству с дворцом.

Танолиго построили церковь в честь святого Иоанна Крестителя, которая зовётся «в Браголе».

Всё это – старейшие венецианские [роды], которые ушли из Нового города – Гераклеи и из крепости Эквила и сосредоточились на Риальто, построив все эти прекрасные церкви и множество дворцов.

VI.

Имена венецианских трибунов и граждан, которые ушли из Нового города и Эквила 143.

Партечипацио, которые зовутся Бадоеры, были одними из первых трибунов и носили звание императорского ипата. Они пришли из Павии, были умными и благожелательными ко всем. Потому и вышло, что весь венецианский народ всегда был за то, чтобы герцоги были из их рода 144.

Кандиано пришли из Кандианской части (Candiana parte); прежде они были трибунами; точно так же благожелательны ко всем, но дерзки в бою и велики, как личности.

Мацойли (Mazoyli) были названы так по неведению; они пришли из Эсте и назывались Истойли (Ystoyli); прежде они были трибунами; умные и очень гордые.

Барболани пришли из Пармы; прежде они были трибунами; мудрые, любезные со всеми и богатые.

Ченканичи (Cencanici), прозванные Чентраничи, прибыли из Чезены; прежде они были трибунами; страстные, умные и сильные.

Бениньи (Benigni), прозванные Сильвиями, прибыли из Бергамо; прежде они были трибунами; замечательные всяческой любезностью, весьма находчивые и приветливые.

Масталичи прибыли из Реджо (Reḉo) 145; прежде они были трибунами; однако, лживы, глупы и вспыльчивы; строители церквей.

Бакхи, которые были прозваны Бенато; прежде они были трибунами; своевольные и умные; строили церкви.

Морозини прибыли из Мантуи; прежде были трибунами; своевольные и храбрые воины.

Граузони прибыли из Гарды 146; прежде были трибунами; умные по природе, они всем нравились и все их любили.

Гардок Гардоличи прибыли из старой Аквилеи; прежде они были трибунами; весьма находчивые; по их убеждению венецианский народ построил город Градо, и город этот был назван так – Градо – по их имени.

Фальери (Faletri) пришли из Фано и были названы так от названия Favestris; прежде они были трибунами; умные, учтивые, добрые по натуре, надёжные в дружбе.

Баральди (Faraldi), которые были названы Боноальди, пришли из Форли; прежде были трибунами; обладали сильной волей и охотно оказывали милость тем, кто просил.

Флабьяни (Flabiani) прибыли из Феррары; прежде были трибунами; имели суровый нрав, но были учтивы.

Флабьянико (Flabianicino) звались некогда Бланканичи; они прибыли из Флоренции; прежде были трибунами; весьма хвастливые, но благожелательные и учтивые.

Метадори (Metadori) прибыли из Мантуи; прежде были трибунами; благожелательные ко всем.

Гаули (Gauli), которые были названы Скаударии (Sgaudarii), пришли из города Гаэты; прежде были трибунами; обладали всякими почестями и были благожелательны.

Кальбани пришли из Капо д’Истрии; прежде были трибунами; учтивые, обладали всяческим смирением.

Кавальнарии Навигаро (Cavalnarii Navigaro), которые стали зваться Ноэлями, пришли из Кавланы (Caulana) 147; прежде они были трибунами; весьма вспыльчивые, но славные и весёлые по натуре.

Калабризини Аулипати (Aulipati), прозванные Кальбоничи, прибыли из Кадоре (Cadruve) 148; прежде они были трибунами; добрые по характеру и весьма изобретательные.

Адоальди пришли из Адрии (Adres); прежде они были трибунами; скромные по натуре и смиренные.

Трибуно Аполи, прозванные Традонико, пришли из Полы; прежде они были трибунами; сверх меры деятельные в предприятиях, они обладали большой любовью и были красивы.

Колоприни пришли из Кормонса; прежде были трибунами; блистательные и терпеливые.

Мавры Негри (Nigri) пришли из Негризии (Nigrissa) 149; прежде были трибунами; славные по натуре, благожелательные и весьма вспыльчивые; но обратившиеся из-за этого в ничто.

Барбарини Барбари пришли с горы Бранка Урсо (Branca Urso), что зовётся Триест 150; были одними из первых; великодушные, они не сидели дома, но развлекались по свету.

Чепрезели (Lepreselli), которые были прозваны да Спинали (Daspinales), пришли из места под названием Боттениго (Botenicus); были одними из первых, как и те, что записаны выше.

Морселли (Morselli), которые прозваны Максими Бассани (Maximi Bassani), пришли из Болоньи; были одними из первых; славные острым умом и образом мыслей, но любвеобильные сластолюбцы; умные и рассудительные в совете.

Чиверини (Cyverini), которые прозваны Чирини [или] Чинопи (Cirini Cynopi); были одними из первых трибунов; учтивы со всеми и всеми уважаемы.

Чербани пришли из Червии 151; были одними из первых; мастера на всякие уловки.

Таларити (Talariti) пришли из Арна (Arnes) 152; были одними из первых трибунов; весёлые и проворные, уважаемые и весьма усердные.

Манканичи (Monchanici), которые были прозваны Мойсолини (Moysolini), пришли из Местре (Mosestre); прежде были трибунами. Множество слуг их и Флабьянико трудились на многих работах; они же давали указания.

Пиголи Пигани (Pigoli Pigani), которые ныне зовутся Пиани Пипини, пришли из Пизы; прежде были трибунами; все они – незлобивые, умелые, но лживые.

Глутуни (Glutunes) 153, которые прозваны Таурелли, пришли из Турина; были одними из первых; хорошие советники, благожелательные, но задиристые.

Магадизи (Magadessi), которые были прозваны Дарбори (Darbores), пришли из Мелуно (Meluno) 154; были одними из первых трибунов; велики, как личности, отважны в замыслах, храбры на войне и благожелательны ко всем.

Видиличи (Vilidici), которые были прозваны Барзичези, пришли из Вельи Верчелли; прежде были трибунами; суетные и многословные, но умные и весьма рассудительные.

Людовичи пришли из Номерарии (Nomeraria) 155; были одними из первых трибунов; поклонялись и служили Богу в постах, молитвах и раздаче милостыни.

Саррайони (Sarraioni) пришли из Салерно, по которому и были названы этим именем; прежде были трибунами; но назойливые и весьма небрежные во всяком деле.

Кальпини пришли из Капуи и были названы Альбини Альболи; они были одними из первых; обладали большой доблестью и были храбры на войне.

Дании (Danii) [или] Данеи (Danei) пришли из Хорватии; были одними из первых; уйдя, ходили по всему миру; против многих болезней давали всяческие советы и оказывали помощь всем, кого одолевали недуги.

Маврисаги (Mauriḉagi) пришли из Езоло (Ausulo); были одними из первых трибунов; были весьма трудолюбивы, храбры в замыслах и любвеобильны.

Гратулани (Gratulani) пришли из Альбаны 156 и ныне зовутся Альбани; были одними из первых; терпеливы, учтивы и благожелательны ко всем, но не тверды в дружбе.

Реджини (Regini) пришли из Реджо; были одними из первых; но весьма назойливые и хмурые.

Лупаничи пришли из Мелуно; были одними из первых трибунов; но весьма лживые и хмурые.

Аманчиачи (Amanciaci) 157 пришли из Мантуи; были одними из первых трибунов; велики, как личности, и славны в совете, и все – строители церквей и миротворцы.

Валересси пришли из Бари (Vares); были одними из первых; весьма насмешливые и легкомысленные, но суетливые в своих поступках, ничему не верили на слово, строители церквей и гордецы.

Калози Катарени (Calosi Katareni) пришли из Каттаро (Cataro) 158, были прозваны Катилелесси Барбати (Catilelessi Barbati); были одними из первых; смелые в замыслах и весьма вспыльчивые.

Абри (Abri), прозванные Лиади (Liadi), пришли из города Зары (Iadora); были одними из первых; жили со всяческим смирением, добрые, миролюбивые и трудолюбивые.

Виллиарени (Vyliareni) Масталичи пришли из Вельи Верчелли; храбрые и полные любви.

Скуньята (Scugnata), прозванные Трибуни Джани (Tribuni Iani); были одними из первых; благодаря хитрости ума умели делать удивительные вещи; пришли из Падуи и по Падуе же были прозваны Пантони (Pantoni).

Гаули, которые были прозваны Андреади, пришли из замка Езоло; были одними из первых; хвастливы.

Витриньяти (Vitrignati) пришли из Фризиньи (Frisigna) 159; были одними из первых; назойливы в замыслах и смиренны.

Торнарити (Tornariti), которые были прозваны Танолиго, пришли из Трои; были одними из первых; смелые в замыслах, угодные всем и гордые.

Армуни (Armuni), которые были прозваны Армади, пришли из Осора (Absaro); были одними из первых трибунов; славные в совете, дерзкие в замыслах и храбрые на войне.

Арболини (Aborlini), которые были прозваны Дзополи (Ḉopoli), пришли из Одерцо; были одними из первых; трудились не иначе, как только ради выгоды; жадные и недоверчивые.

Каланичи (Calanici) пришли из Форли; были одними из первых; сильные и умные.

Контарини (Contareni) пришли из Конкордии; прежде были трибунами; все простодушные, страстные в приобретении, не делавшие ничего хорошего 160.

Гумбаничи (Gubanici), которые были прозваны Барбадичи (Barbadici), пришли из Барбассо (Barbascu) 161; были одними из первых; опытны в постройке церквей и домов; умные и доброго нрава.

Трансмонди, которые ныне зовутся Сторнати, пришли из Тревизо; были одними из первых трибунов; но гневливы, вероломны и задиристы.

Когодичи (Cogodici), которые были прозваны Мортаделлис (Mortadelis), пришли из Модены; были одними из первых трибунов; но ничтожны, как личности, и легкомысленны.

Аусибиачи (Ausibiaci), которые были прозваны Берентани (Berentani) Батиокул, пришли из Брендиче (Brendice) 162; были одними из первых трибунов; весьма болтливы, рассудительны и всеми уважаемы.

Сторкулисси Мачиньи (Storculissi Macigni), которые были прозваны Марцеллами, пришли из Ладисты (Ladista) 163; были одними из первых трибунов; весьма отважны, вступая в схватку со всеми.

Брандиничи (Brandonici), которые были прозваны Брадани Буркали (Bradani Burcalli), пришли из Модены; были одними из первых трибунов; весьма умны и рассудительны в совете.

Менгони (Menguni) пришли из Годего (Gudigu) 164; были одними из первых; весьма отважны в бою.

Сирани (Sirani) пришли из далматской Сирии 165; были одними из первых; храбрые в бою, весьма задиристые, но быстро мирившиеся.

Салерентани (Salerentani) пришли из Салерно; были прозваны Серджини (Serḉini); были одними из первых; всегда и со всем несогласные, со всеми спорившие и весьма задиристые.

Сапонарии (Saponarii) пришли из Салоны; прежде были трибунами; славились множество выдумок; ведь благодаря их мудрости и хитроумию в новой Венеции было построено много красивейших зданий; были полны доброты.

Камполи пришли из Капуи; были одними из первых; точно так же изобретательны во всяком строительстве; весьма дерзкие в замыслах и сведущие в военном деле.

Венерии (Vennerii) пришли из Виченцы; были одними из первых; весьма храбры в бою.

Мадри (Matri) пришли из Мантуи; были одними из первых трибунов; велики, как личности, щедро жертвовавшие на церкви много добра.

Баузи Барболи Рачионелли (Racionelli), которые были прозваны Вулкано; были одними из первых; великие воины.

Секреди (Secredi) пришли из Семинику (Seminicu) 166; были одними из первых, как и вышеуказанные; но жаждали битв.

Анастасии, которые были прозваны Феодосиями, пришли из Стаффоло (Stafilo) 167; были одними из первых трибунов; кроткие и учтивые, смелые в замыслах.

Пинкторы (Pinctores), которые были прозваны Доммарчи (Dommarci); были одними из первых; пришли из Паннонии; умели создавать чудесные картины.

Иоанначени (Ioannaceni), которые были прозваны Джаначени (Ianaseni), пришли из Стаффоло; были одними из первых; доброго нрава.

Сапини (Sapini) пришли из Сабаны (Sabana) 168; были одними из первых; воины, привыкшие сражаться в чистом поле.

Тьери (Tyeri) пришли из Триеста; были одними из первых; точно так же великие воины.

Сальвиани пришли из Салоник (Salunichi); были одними из первых; строители церквей.

Мариньони (Marignoni) пришли из Мантуи; были одними из первых трибунов; весьма храбры в замыслах.

Бусиньяко, которые были прозваны Джемани, пришли из Буды (Budes); были одними из первых трибунов; медлительного ума и весьма хмурые.

Розеи (Rosei) пришли из Розаны (Rosana) 169; были одними из первых трибунов.

Пиани (Piani), прозванные Капуани (Capuani); были одними из первых трибунов; пришли из Каварзереса (Cavarḉeres); доброго нрава.

Деусдеди Теодони (Deusdedi Deodones), прозванные Фауни (Fauni), пришли из Фриуля (Friole); были одними из первых трибунов; богатые, могущественные и умные.

Паресси (Paressi) пришли из Падуи; были одними из первых.

Барбаромано (Barbaromanus), прозванные Виллиничи (Vilinicus), пришли из города Велья Верчелли; были старейшими и трибунами; легкомысленны, но велики, как личности.

Фундарени (Fundareni), которые были прозваны Фундачини (Fundacini), пришли из Фриуля; были одними из первых, в том числе трибунами; весьма своевольны и хитроумны.

Торналици (Tornariti), которые ныне называются Сторлади, пришли из Торнаты 170; были одними из первых, в том числе трибунами; легкомысленны.

Караби Калабризини, прозванные де Каналес, пришли из Падуи; были одними из первых трибунов; велики, как личности.

Арболини, которые были прозваны Рончи (Ronci), пришли из Мелуно (Melno); были одними из первых.

Калози (Casoli), прозванные Кайсоли, пришли из Каттаро; были одними из первых, в том числе трибунами; ничтожные, как личности, уравновешенные, но очень гордые.

Рончиаки (Ronciachi) пришли из Равенны; были одними из первых, воины.

Чилиенчии (Ciliencii), прозванные Гемо, пришли из Фриули; были одними из первых, ничтожны и как личности, и по уму.

Виллиарени Масталичи, который пришёл из великого города Трои вместе со своей женой, по имени Верона, и с грудами золота и серебра, построил при посредстве многих изобретений удивительные строения как внизу, так и вверху, и возвёл величественный и славный всяческими украшениями город, назвав его по имени своей жены Вероной 171.

Аверчелли (Averḉellis) принял имя Барзичези; точно так же и те, которые им принадлежали.

Все вышеназванные старейшие и знатнейшие венецианцы, которых мы по отдельности называем, произошли от этих старинных родов, как мы их упомянули. Затем они собрались в старой Венеции из разных провинций и, построив замки, обосновались там. Первой 172 является Адрия (Addres) – и от этого города получило название то море, которое зовётся Адриатическим заливом. Затем – знаменитая и славная Аквилея, далее – Конкордия, Антинополь 173, Падуя и Мантуя, Верона, Гардизана, Одерцо и Альтин, прекраснейший город, и Езоло, прекраснейший замок, который вздымался уступами от земли и до вершины зубцов, Тревизо, Кормонс, Фрейна (Freyna) 174, Модена, Велья Верчелли, Пьяченца, Крисопула, которая зовётся Пармой 175. Все эти города, которые мы назвали выше, и все прочие, которые не названы, в том числе крепость Езоло, чудесным образом построили троянцы, которые во главе с Энеем, предводителем тех, которые ранее были язычниками, пришли из той древней великой Трои; и андреаты были названы теперь по имени Энея энетами. Ибо «энеты» означает «достойные похвалы» 176.

По прошествии многих лет от воплощения Господа нашего Иисуса Христа поднялась напасть с юга в виде безбожного и кровожадного язычника, по имени Аттила; он пришёл с большим войском и вступил в эту старую Венецию. Хотя Бог был против него, он начал разрушать все города Венеции и грабить их все. Придя к Аквилее, он окружил её с 50 000 воинов и, захватив, разрушил до основания. Затем во времена императора Ираклия венецианцы, которые избежали плена, пришли и построили новый город, который был назван Гераклеей, и прожили там до времён Карла Великого, короля франков. Ибо в это время между герцогом Паолуччио и патриархом Градским возникла крупная ссора. Паолуччио вместе со своим сыном правил герцогством в Гераклее, новом городе; в Тревизо и вплоть до города Падуи трибуном и рыцарем был Гардок; в крепости Езоло и Одерцо судьёй был Эгилий по прозвищу Гаул 177 со своим сыном, князем Энеем, и с десятью своими сыновьями – вплоть до границ Паннонии; они были названы трибунами от дани (tributo), которую они получали.

Клирик 178 Обеллиебат, сын того же Эгилия, вместе с братьями – Обелерио и Беатом, и Джубанико Барболано, Реджи Карозо Маскулин, Роман Виллиничи, Кавальнарио Навигаро из Кавланы (Kavalnaricus Caularenus Navigaro) с Ноэлем, своим братом, были судьями в Падуе.

Маламоккцы пришли из Падуи и построили Брендолу, которая ныне называется Брондоло. Эквильцы пришли из крепости Езоло. Каорлийцы же пришли из Конкордии.

Эгилий с восьмью своими сыновьями и трое других переселились в Маламокко; он боролся против герцога Паолуччио и его сыновей. Эгилий Гаул и Мавр Иаков, оба – братья; Мартурий был учителем живописи, а Георгий Иоанначени – храбрейшим воином. Катарен, который был из Каттаро; Абри, что из Зары, были прозваны Лиади; Калабризини, которые были прозваны Кальбани Карауни; Бланканичи, которые были прозваны Флабьянико; все они и другие, которых мы должны были бы назвать, проживали на острове Пинети. Когда между множеством живших там людей возникла распря, они все перебили друг друга. А те, кто уцелел, ушли из того места и, проведя по кругу канал, оказались, как мудрые, первейшие и благороднейшие люди, в безопасном месте; и этот канал был назван Архимицидий из-за того, что все, кого должны были убить свирепые язычники, поскольку Бог наказал их за их грехи, сами перебили друг друга. И приняли решение, что никто не должен их хоронить, но пусть они станут поживой птиц и зверей. Все названные старейшие мужи построили за счёт собственной десятины крепость; поскольку того, кто помимо Энея был среди них трибуном и главным, звали Эгилий, то и крепость была названа по его имени – Эксуло. И весь остров Пинети оказался в их владении. Они построили девичий монастырь в честь святых мучеников Вита и Модеста. Бланканичи же, которые были прозваны Флабьянико, а также братья Эгилий Гаул, Феодосий Катарен и Мавр Иаков построили две церкви: одну – в честь святого мученика Мавра, вторую – в честь святого апостола Фомы. А другие построили прочие церкви, которые были названы выше. И решили между собой с великой охотой принимать всякого, кто захочет поселиться в этой крепости из чужих краёв, ради уплаты дани этим старейшим мужам.

Между тем, все одобрили и все маламоккцы вместе с некоторыми старейшими трибунами нового города Гераклеи учредили судейский трибунат в Эквиле – без разрешения герцога Паолуччио и его сына, так как этот герцог был всем ненавистен. И, поскольку имена трибунов были названы ранее, и перечислять их все по порядку слишком долго, перейдём к тому, как новый город Гераклея был взят после убийства герцога Паолуччио. Когда между венецианцами возникла распря, маламоккцы и эквильцы вышли с множеством хорошо снаряжённых кораблей и прибыли к новому городу Гераклее, в котором герцогский престол занимал герцог Паолуччио. Придя, они храбро начали между собой битву, но никто не в силах был выдержать натиск этого [флота]. Они захватили и сожгли этот город и убили герцога Паолуччио вместе с его сыном и всех их родственников. И не осталось из них никого, кроме одно лишь клирика, который родил двух сыновей. После этого все жители нового города ушли и прибыли на Риальто 179. Там они построили много церквей и прекрасные дворцы. Ведь в названном городе не осталось никого, кроме одних вольноотпущенников, слуг и виноградарей. Перечислим по порядку все родословия тех, которые пришли на Риальто: одни – из [нового] города, другие – из крепости Езоло, что зовётся Эквилом. И из города Одерцо ушли многие люди и заняли там [земли] снаружи замка; и те трибуны, которые жили внутри крепости, получали дань с тех, кто жил вокруг неё; на острове Пинето было много земледельцев: они захватили виноградники, пашни, сады (spaletis), пастбища и мельницы. И все они платили этим трибунам по одному оброку с каждого модия в год. И все, кто здесь жил и обитал, находились под их властью и защитой. Имена этих трибунов надлежит впоследствии назвать.

Вот имена трибунов, которые ушли из нового города Гераклеи и пришли на Риальто; назовём их всех поимённо.

Вот те трибуны и граждане нового города Гераклеи, которые ушли прочь.

Первыми гражданами были Партечипацио, которые ныне зовутся Бадоеры; Кандиано; Орсеоло; Барболани; Чентраничи; Сильвии; Масталичи; Бенеди; Барбадичи; Морозини; Гурзони; Гратичи [или] Градоличи; Боноальди; Ноэли; Колоприни; Брагадини; Мавры; Метадори; Танолиго; Бакхи, которые зовутся Бенати; Мортаделлис; Кальбани; Брадани; Чирини; Сторнати; Валересси; Мачиньи, которые зовутся Марчелли; Сарайони; Реджини; Виченции; Менгони; Базаничи; Пизани; Фауни, которые зовутся Деодони; Магадизи, которые зовутся Дарбори; Манабри; Мазуни [или] Маралакини; Дзополи; Маркурио Сартор; Пипини; Альбини; Данеи; Скувакалли, которые зовутся Карваторти; Видиличи; Людовичи; Лупаничи. Это были граждане, трибуны нового города Гераклеи до сих пор.

Вот те трибуны и граждане, которые ушли из крепости Эквила и прибыли на Риальто.

Фальеры; Флабьянико; Флабьяни; Армади; Аполи, прозванные Трундоминичи; Контарини; Колоприни; Витриньяти; Карозо; Дзанасени; Аулипати; Кальви; Чербани; да Спинали; Адоальди; Гатиллези; Виллиарени, Барзичези и Масталичи, происходившие из одного рода; Камполи; Глутуни; Сирани; Сапонарии; Серджини; Кальпини; Сапини; Тьери; Гаузи, которые зовутся Вулкано; Секреди; Калози, которые зовутся Кайсоли; Пинкторы, которые зовутся Доммарчи; Маузани, которые зовутся Вазанни; Таларичи; Торналици; Феодосии; Мойсолини; Мараньони; Розеи; Капуани; Маркони; Луньяни; Сальвиани; Мильюни; Ларисаги; Рончиаки; Виллиничи, которые зовутся Гемо; Скаударии; Гаули, которые зовутся Андреади; Чинопи; Лиади; Маррини; Паресси. Все они, которых мы назвали поимённо, вышли из крепости Эквила и пришли на Риальто.

Немногие ушли на 180 Маламокко; это были трибуны; назовём их имена.

Это были: Тродок, который ушёл из города Падуи; они были названы Труниани 181; Торналици, которые были названы Танолиго; Скрунати, которые были названы Пантони. Все они произошли от одного предка и пришли из города Падуи. Кавальнарио Навигаро, которые были названы Ноэли, Барбаромано Виллиничи, Торналици, которые ныне зовутся Сторлади, Бусиньяко, которые ныне зовутся Джемани, Фундарени, которые зовутся Фундачини, Мачиньи, которые ныне зовутся Марчелли, Караби Калабризини, прозванные де Каналес, Арболини, которые ныне зовутся Рончи, Маурани, которые ныне зовутся Мадри, Чепрезели, которые зовутся да Спинали.

Все они, кого мы назвали поимённо, ушли из нового города Гераклеи и из Падуи и пришли жить на Маламокко и на Риальто, и вместе с ними – много других людей, которых мы не можем назвать. Они создали и устроили на острове, который ныне зовётся Маламокко, и построили по всем улицам множество прекрасных церквей и соборов во всём их убранстве. Влиятельнейший и могущественный трибун Эмилиан из-за той огромной власти, которой обладал он и его сыновья, получил прозвище Магнус. Он и его сыновья построили две церкви, расположенные в одном месте. Они славно соорудили так же и епископский дом со всеми его постройками, так чтобы все, кто его видел, воздавали им хвалу и благословения. Герцогский престол там занимали герцоги Обелерио и Беат. Архипресвитериат же находился в церкви святого Урзицина 182. Все младшие, которые жили на Маламокко, следовали за старшими верхом на лошадях. Среди них не было никого, кто имел бы и лошадей, и крупный рогатый скот, и всех животных имел только трибун Мачиньи, который был прозван Марцеллом. Прочего же у них было в достатке. Трибуны и все остальные каждый день постоянно съезжались с трибунами и всеми прочими, которые жили на Риальто. Они весело торопились с немалой любовью и со всеми молитвами. Утешители вдов и сирот, строители церквей, они усердно творили молитвы и милостыню, часто посещали церкви. Они не говорили между собой ничего дурного друг о друге; платили десятину Богу и по всем землям, которые им принадлежали, не совершали никакого зла. И земли их не знали ни воровства, ни разбоев. Но, если оказывался среди них брат, о котором им говорили, что он – злодей и преступник, и два почтенных мужа давали о том свидетельство, они не оказывали ему никакого почтения, но тотчас же вырывали ему один глаз или отрезали руку; если о его вине заявляли во второй раз, то ему [вырывали] второй глаз; а если он был уличён в третий раз, то его вешали. Всё совершалось по честному и исполнялось по справедливости во всяком порядке, что касается блага отечества. Они брали закон у римлян и у салических [франков]: и во всех спорах, согласно [его] положению, проводили по обычаю разыскания о всякой древности по всем съездам, которые содержатся в текстах грамот или в памятных записях, которые называются мемориалами (memorialis), или по объявлениям, свидетельствам завещаний или кратким упоминаниям через залог, данный и принятый поручителями, что зовутся бревиариями (breviarii), а также по прочим грамотам и съездам.

VII.

Гардок Гардолик построил город Градо; и они 183 были прозваны Гратичи Гардоличи. Этот трибун был старейшим и весьма изобретательным; и он увещевал всех венецианских мужей, чтобы после того, как город Аквилея был разрушен язычниками, мы, христианский люд, заново отстроили этот старинный город на другом острове. Таким образом они основали прекрасный и славный город, построив его до верхушки зубцов и соорудив вокруг него башни. В нём они построили прекрасный дворец, так что во всякой части [его] протекали воды для очищения этого дворца от всякой грязи. Изнутри они провели клоаки во всякую часть этого города. Несмотря на его незначительные размеры в сравнении с тем блистательным и знаменитым городом Аквилеей, они все здания построили по подобию последней. Все венецианские мужи, имена которых мы указали ранее, из тех городов Италии, что были упомянуты выше, и многие другие вместе с ними, с множеством мужей из тех городов Италии, влиятельные мужи и люди средней руки, отправились к святому и предобрейшему римскому понтифику, по имени …, чтобы с его согласия городу было дано какое-то постоянное имя. Добрый понтифик обратился к ним с речью и спросил: «Кто был тот, кто построил этот город?». И все, стоявшие перед понтификом, ответили ему: «Господин, его зовут Гардок Гардолик, и он родом из города Гарда. Этот Гардок – виновник начала [постройки]. Он послал увещевание ко всем нам и посоветовал нам построить на другом острове новый город вместо того древнейшего города Аквилеи, который был разрушен свирепым язычником по имени Аттила. Ведь мы были помощниками, а они – строителями». Понтифик дал им на это разрешение и сказал: «Разрешаю, чтобы сей [город] принял от старой Аквилеи имя – Новая Аквилея, а митрополичий остров назывался Градо – по имени тех строителей, согласно установлению блаженнейшего князя апостолов Петра, который разрешил проповедовать там блаженному евангелисту Христову Марку, назначив его первым митрополитом, и всем тем, которые были поставлены и посвящены после него на этом престоле в качестве патриархов и все по порядку признаны римскими понтификами посредством грамот; поэтому и вы обязаны удержать их в памяти посредством записи». Он постарался найти в грамотах, какие патриархи были по порядку в этой старой Аквилее; и распорядился, чтобы мы имели у себя их всех по имени от блаженного Марка и Гермагора, так что мы записали их ниже поимённо.

Имена патриархов Аквилейских.

Блаженнейший Марк первым сидел в Аквилее 2 года, избрав вместо себя своего любимого ученика

Гермагора, который был родом из Германии и пробыл в должности 20 лет.

Иларий был родом паннонец; пробыл в должности 10 лет.

Хрисогон был родом из Урсантинополя (Ursantinopoli) 184; пробыл в должности 10 лет.

Хрисогон был родом из Далмации; пробыл в должности 12 лет.

Феодор был родом из греческой Фракии; пробыл в должности 11 лет.

Агапит был родом из самой Аквилеи; пробыл в должности 13 лет.

Бенедикт был родом римлянин; пробыл в должности 20 лет.

Фортунат 185, который был родом из Фриуля; пробыл в должности 15 лет.

Валериан был родом из Сито (Cyti) 186, что в Галлии; пробыл в должности 19 лет.

Хормаций был родом испанец; пробыл в должности 18 лет.

Августин был родом весан бревентан (Vesanus Breventanus); пробыл в должности 28 лет.

Дельфин был родом из города Альтина; пробыл в должности 9 лет.

Януарий 187 был родом из города Полы в Истрии; пробыл в должности 8 лет.

Секунд был родом салический (Salicus) лангобард; пробыл в должности 3 года и 2 месяца.

Никита был родом грек и пробыл в должности 30 лет и 2 месяца. В его время Аквилея была разрушена. После того как её разрушили,

Марцеллиан с согласия папы Гормизда сохранил престол за той же Аквилеей; он был родом из Фессалоники и пробыл в должности 19 лет.

Марцеллин был родом римлянин; пробыл в должности 15 лет.

Стефан был родом италик из города Милана; пробыл в должности 12 лет, 6 месяцев.

Маврикий был родом из города Полы; пробыл в должности 3 года и 5 месяцев.

Македоний был родом из Македонии; пробыл в должности 16 лет, 5 месяцев, 6 дней. Он же основал в городе Градо церковь святого евангелиста и апостола Иоанна. Последние пять епископов стали равны по рангу тем, которые по порядку указаны выше. Благороднейшие мужи Венеции, которых мы упомянули выше, собрались разом и отправились в город Градо. И они мастерски построили там церкви: все – подобные той церкви святого Иоанна Крестителя, что была в Торчелло, а именно: одну – в честь Пресвятой Девы Марии, другую – в честь святого мученика Виталия; внизу они сделали крипту, а вверху – места для оглашённых. В это же время святейший вселенский римский понтифик 188 провёл в Латеранской церкви собор 22-х епископов. Он признал и повелением подписанной [им] грамоты утвердил Павла кардиналом – [одним] из двенадцати кардиналов (ordinalibus) римского престола вселенской церкви. Они постановили, чтобы Новая Аквилея – город Градо – был митрополией для всей Венеции и Истрии, а именно, дабы со страхом Божьим управлять и распоряжаться церковью [этих земель] 189. Имена всех последующих патриархов мы по порядку указали выше.

А теперь по порядку расскажем о том, как был построен город Градо и церкви внутри него. Ведь мы говорили и сообщали, как после подобающих ударов Барбаромано Виллиничи захватил весь остров Ливенцу (Linguentie) и весь остров Романдину (Romandine) и был призван для этого. И как все те, которые были названы выше, с давних времён удерживали весь остров Пинето со всей областью, которая вместе с лагунами, что лежат вокруг, зовётся Пьяве, вдоль и поперёк и со всеми стоявшими там лесами вплоть до пределов Паннонии, так названные выше трибуны всё это захватили и удержали для нужд Градо, митрополичьего города Новой Аквилеи. На ближайшем к этому городу острове они по настоянию господина патриарха Илии построили две церкви: одну – в честь святого мученика Мены, вторую – в честь святого Вита. Неподалёку от Аквилеи всё ещё стоял языческий храм, что был назван именем идола Биеля (Behel); этот языческий храм они перестроили в церковь в честь святого мученика Юлиана. На втором острове он 190 построил церковь в честь святого князя апостолов Петра; там же он учредил монастырь. Этот остров занимает три мили; он называется остров Анфорис (Anforis). Третий остров называется Будес (Budes); там он основал церковь в честь святого апостола Андрея; и учредил там девичий монастырь. Этот остров занимает шесть миль; границей ему точно так же служит порт. После этого острова он прибыл на пятый остров, который был назван Линьяно (Lugnanus) из-за того, что там видели и слышали множество волков; поэтому остров и назвали Линьяно; он занимает шесть миль; границей ему точно так же служит порт. После него он пришёл на шестой остров, который был назван Тальяменто (Taliamentum) 191 потому, что патриарх Илия провёл вдоль острова ров; он занимает двенадцать миль. После этого он пришёл на остров Биазан (Biaḉanum), который [назван так] потому, что все бибионенские (Bibonensium) рыбаки закидывали там свои сети; он занимает девять миль. Этот остров покрыт лесом. На этом острове издавна должны были быть основаны две базилики: были поставлены знаки, но [базилики] так и не построили. Из-за этого остров был назван Две базилики или Аусанну. Лес образует с островом одно целое; он занимает девять миль. Есть ещё один [остров], который зовётся Пупиллиола (Pupilliola); он занимает немного миль в длину и расположен неподалёку от крепости в Каорле. Все трибуны с одобрения всего народа Венеции постановили и пожаловали (что было подтверждено грамотой господина герцога Паолуччио с подписями всех вышеназванных трибунов, которые эту грамоту утвердили), что территория всех этих островов по [всей] протяжённости вод от митрополичьего города Градо до границы Каорле, замка и епископии, всегда должна находиться под властью и юрисдикцией господина митрополита, патриарха Градского, так чтобы впредь никто не смел чинить ему каких-либо помех по этому поводу, и чтобы жители Градо ни жителям Каорле, Эквила и Торчелло, ни каким-либо другим людям [не мешали] ни в рыбной ловле, ни в соколиной охоте на тех островах и водах, что мы назвали. В той же утвердительной грамоте они велели жителям Мурано, Бибионе и некоторым жителям Фине, чтобы все они находились под юрисдикцией господина митрополита, патриарха Градского; и разрешили господину патриарху ходить со всадниками по [всей] протяжённости этих земель и охотиться там на зверей как на островах Ливенца и Грумелл, так и на островах Романдине и Пинети, и по всей области Пьяве, и по всем пределам, что мы указали выше, и все поборы и подати, ямскую и подводную повинности, как их исполняют с оказанием всех почестей в пользу господина герцога все жители Каорле и Эквила, пусть они точно так же исполняют в пользу господина митрополита, патриарха Градского.

Всю эту область держал и, как рыцарь, вершил там суд Анастасий Феодосий или Полент. Георгий же Иоанначени вместе с прочими учинил сильнейшее беззаконие, возникшее среди тех, кто жил на острове Пинети. Ведь между ними вспыхнула сильнейшая распря, и они начали войну. Сам Георгий был убит вместе с многими другими людьми, и множество прочих, которые из них остались, все перебили друг друга, как было сказано выше. Пали и шестеро братьев, сыновей Эгилия Гаула, которые находились среди них. Один из этих братьев, который остался в живых, по имени Гаул, отправился на Маламокко к герцогам Обелерио и Беату и к дьякону Обеллиебату, своим братьям, и рассказал им о том, что произошло. Тогда герцог Обелерио, Беат и указанный дьякон пришли туда с огромным маламоккским флотом и, расследуя всё, что случилось, спросили: «Почему это произошло?». Трибуны же вместе с прочими, кто там был, в один голос заявили герцогу: «Господин, то, что между нами произошло, было ни чем иным, как гневом Божьим, Его негодованием и карой». Когда все это услышали, то сильно удивились. Тогда герцог Обелерио послал по всем сторонам Венеции и собрал всех трибунов, которые были на Маламокко и Риальто; и много других людей пришло вместе с ними к герцогам на остров Пинети. И герцоги сказали всем, кто там был: «Рассудите, что следует сделать со всеми их владениями, которые захвачены по всем сторонам». И все трибуны судьи, и множество других, кто там присутствовал, и те трибуны, которые жили в крепости Эквиле, в том числе те, кто стал благодаря им новыми трибунами, и все прочие, которые жили за пределами этой крепости, провели суд, и все разом согласились и дружно и твёрдо уступили весь остров Ливенцу со всеми принадлежащими ему территориями, весь остров Пинети и весь остров Романдину со всей областью Пьяве венецианскому герцогству, чтобы [герцоги] вечно владели и полновластно распоряжались ими, и те находились под их властью и юрисдикцией, согласно утвердительной ведомости. Герцоги Обелерио и Беат и дьякон Обеллиебат с одобрения этих людей, так как те рассчитывали получить от них имения по всему их патримонию в крепости Эквиле и вне этой крепости, захватили пашни, виноградники, воды, лагуны и каналы, сколько им было угодно их захватить, вплоть до рубежа, что зовётся Фине; и предложили им, чтобы три части находились под властью Маламоккского герцогства, и герцоги всегда ими владели, держали их и защищали. Так же и эквильские трибуны, которые разделили между собой [свои земли] на четыре части, согласно утвердительной ведомости, уступали все эти свои части в дар герцогскому престолу. Ибо все трибуны из Маламокко и Риальто, которые ушли из нового города, и трибуны из крепости Эквила, и все прочие, которые там собрались, дружно одобрили и постановили: [пусть герцоги] всегда имеют власть на всей территории острова Пинети и на землях Пьяве, и во всякое время охотятся там на зверей; и они давали герцогам право обладать там всей властью, постоянно держать, владеть и распоряжаться [всем этим], и никто из венецианцев никогда не должен им в этом мешать.

Гаулу же, брату герцогов, они передали в его власть всю крепость Эквил с правом судить всех, кто там жил внутри и снаружи; все они подлежали его суду. Герцоги Обелерио и Беат, его братья, вместе с дьяконом Обеллиебатом, точно так же его братом, поставили его там с одобрения всех трибунов, которым было там назначено жить в замке Эквил, и многих других трибунов, а также множества людей, которые там собрались, велев, чтобы судебный трибунат там всегда был в руках этого Гаула и Георгия, его сына и наследника. Что касается собственности и имений, то всё пространство вод, лагун и каналов было разделено пополам двумя речками и по [всей] протяжённости земель перешло в четвёртую их часть; и они установили границу по тому каналу, который решили назвать Архимицидиум. Всё то владение возле крепости, которое было наибольшим в длину и в ширину, перешло к трибуну Гаулу и было названо по его имени Гаул Скаудари. Герцоги Обелерио и Беат велели всем тем, которые остались в городе Гераклее и были челядинцами и виноградарями, – это были вольноотпущенники и крепостные тех трибунов, которые ушли из города, – ради сохранения в целости их владений, лесов и виноградников, принадлежавших как дворцу, так и всем этим благородным трибунам, – всегда приносить им пользу во всех них, держать их, пользоваться ими и во все времена препятствовать селиться там чужим людям. Судейские же трибуны, которые со времени герцога Паолуччио и его сына были без их воли поселены в крепости Эквиле, ушли оттуда прочь; и все вместе пришли жить на Риальто. И они, как мы всех их по порядку назвали выше, как те, которые были трибунами в новом городе, так и те, которые обитали в Эквиле, и те, которые пришли из города Падуи и точно так же пришли жить на Маламокко, передали венецианскому герцогству все свои владения. Владения же самих маламоккцев наряду со многими другими людьми захватил Тродок, трибун города Падуи, которого прозвали Труниани Скрунати. Вместе с ними он держал все острова, что объясняется большим долготерпением. Множество живших там людей забрасывали сети в воды, каналы и лагуны, которые все были одним владением. Остров же назвали владением Трозонии, ибо Тродок основал там многое. Он построил церковь в честь святого мученика Георгия; а рядом велел вырыть вдоль [неё] ров и по сетям, которые рыбаки постоянно там забрасывали, назвал остров Лорето (Loretum) 192. То же он сделал и с Кьоджей (Cluia), и она стала принадлежать ему, а также Барболано, Барбаромано и Виллиничи. Все эти трибуны жили на Маламокко, и всё, что было указано и названо выше, было их владением. Всё это они навсегда передали герцогству Маламоккскому; пастбища же для лошадей, многочисленные стада разных животных, которые паслись там на пастбищах, и сады, которые греки называют prastiis, герцоги Маламоккские вместе со всеми вышеназванными трибунами полностью удержали там за собой; напротив герцогского дворца там были разбиты виноградники. Герцоги же вместе со всеми вышеназванными трибунами и прочими младшими, следовавшими за ними, каждый день постоянно извлекали прибыль со всех частей, которые мы назвали; так это и должно происходить. А теперь расскажем, как все трибуны новой Венеции организовали управление аллодами Маламоккского герцогства; и скажем, как они постановили теперь делать корабли.

Каорлийцы пришли из Конкордии; герцоги вместе со всеми трибунами передали им во владение всю территорию Ливенцы, которая была одним целым. И велели им рубить лес, который к выгоде этого дворца идёт на корабли, и делать все работы на полях и на пастбищах для скота. Они велели им каждый год поставлять по одной погруженной на двадцать повозок деревянной ладье (platheis) 193 с шести колонов, которые суть массарии 194, и чтобы они сами доставляли её в Маламоккское герцогство. Они разрешили этим рыбакам законным образом заниматься рыбной ловлей в водах, каналах и лагунах три раза в год, и точно так же заниматься соколиной охотой. Они установили и все прочие повинности – ямную, подводную – во всех землях, где герцоги или трибуны прикажут. Всё это они постановили делать по всему Каорле.

Эквильцы же пришли из Одерцо и поселились в Эквиле вне крепости; они платили оброк и дань тем трибунам судьям, которые поселились в самой крепости Эквил, что была построена за счёт их собственной десятины. Но затем те, кто жил в крепости, все до одного ушли прочь; и ни один из них там не остался, но они оставили её пустой. После этого герцоги Обелерио и Беат, которые были в Маламокко, услышав обо всём, что было сказано выше, пришли и там [провели совещание] со всеми трибунами, которые были из нового города Гераклеи, и с теми, которые были из Эквила, а также с теми, кто был из Маламокко, и теми, которые на острове Пинети рассорились между собой и перебили друг друга после смерти герцога Паолуччио и его сына; и все вышеназванные герцоги, трибуны и мудрые старейшины постановили поселить внутри крепости в своих малых домах тех из людей вне крепости, кто был замечателен чем-то хорошим. В них, словно в бессловесных тварях, не услышать было и не увидеть ни мысли, ни рассудка, ни речи. Этот грубый народ звался Вагноны Мастины (Vagnones Mastinos). И они были подобны бессловесным тварям. Все мыслящие и разумные люди, кто их видел, смеялись над ними и плевали на них. Им не позволяли спрашивать что-либо у чужих людей, и не было никого, кто понимал бы их речи. Те, которые проживали в Каорле, все были равны по всякому званию, как и те, которые были из Одерцо. Эти Когодоны, каорлийские (Cogodones Caprenses) обжоры, были подобны свиньям; ибо превращали в месиво всё, что ели. Они не умели делать никаких иных работ, но все изготовляли соломенные тюфяки (storiis) и были рыбаками.

Его 195 звали Гетол, так как он был старшим над теми, за кем были закреплены повинности. Герцоги и все трибуны велели им охранять на территории Пинети табуны крупного рогатого скота, которым герцоги и Гаул, их брат, а также все трибуны там владели. Назовём теперь то, что было за ними закреплено и как их благодаря этому прозвали. Названный Гетол вместе со своей женой и своими сыновьями были сторожами крупного рогатого скота и лошадей; Сенаторы 196 содержали ослиц 197; Пинктоли (Pinctoli) были сторожами огромных собак ищеек; Валькарии (Valcarii) охраняли обычных псов; Ванарии (Vanarii) изготовляли корзины и сторожили ястребов; Нанна (Nanna) усердно выкармливали щенят и охотились; Паскаличи (Pascalici) выгоняли на пастбище стада свиней; Кристоли (Cristoli) были кастраторы и sanguellatores лошадей; Гардиаги Гавры (Gardiagas Gauros) варили для герцогов соль; Черезеи (Cereseos) разводили быков и перевозили их всех через канал 198; Венерии, что звались Равариями, разводили репу, капусту и лук и перевозили всё это через канал; Бичики (Bycicas) держали мясную лавку; Бечекани (Bececani) покупали и убивали козлов и продавали на рынке их мясо; Бечини Бербичини (Becini Berbicini) обдирали баранов, а их сыновья по обычаю держали каждое животное за ноги. Урси были словно медведи, укрощая тычками и пощёчинами уклонявшихся, если те не хотели исполнять ямскую повинность. Вот из-за чего каждый из них получил своё прозвище.

Запишем названия повинностей, закреплённых за челядинцами, вольноотпущенниками и слугами – этими и всеми прочими. Все они обязаны исполнять ямную повинность во всякой стороне, где герцоги и Гаул, их брат, и все трибуны прикажут им их переправить. Переправляли же они герцогов и всех трибунов, которые были с ними в этих землях, когда те шли с острова Виньоле в крепость Эквил. Челядинцы и слуги нового города Гераклеи точно так же делали [на пути] из крепости Эквил в их город. Жители Каорле делали то же самое [на пути] от границ острова Пинети до их жилищ на Каорле. Герцоги и все трибуны установили для этих вольноотпущенников нового города повинности на каждый месяц, как они записаны выше: всем жителям Каорле давать по одной деревянной ладье на двадцати повозках с шести массариев; так и жители нового города обязаны давать по одной погруженной на двадцать пять повозок деревянной ладье с шести массариев и вести её до Маламоккского герцогства. Герцоги с одобрения всех трибунов ввели в новом городе работы на пашне, и установили обычай: ухаживать каждый день за виноградниками и делать там всяческие работы в пользу Маламоккского герцогства. Герцоги Обелерио и Беат со всеми трибунами, которые пришли из крепости Езоло и поселились в Эквиле, и с Эгилием Гаулом, который приходился герцогам отцом, и с частью тех, которых мы упоминали выше и которые построили себе там эту крепость, которая ныне зовётся Эквил, за счёт их собственной десятины, принесли сюда из города Одерцо фундамент и весь камень, как было сказано. Ведь тем, которые ушли из Эквильской крепости, те, кого послали жить в ней из живших снаружи, должны были каждый год давать в качестве оброка по одному куньему меху и одному модию кедровых орехов с каждого из них. И те трибуны получали дань (трибут). А на Риальто они поселились уже после тех трибунов, которые первыми ушли из нового города Гераклеи; всех их поимённо мы называли выше.

Завершается эта история.

VIII.

Расскажем теперь, как мы должны её называть.

Ведь Эней, как можно прочесть в истории, ушёл из великого города Трои вместе с одиннадцатью своими братьями. Эгилий Гаул был их отцом; тринадцать братьев поселились в городе Падуе. Все те, что были названы выше, и те, что пришли вместе с ними, построили города и крепости, названные их именами; но из-за ударов со стороны свирепых язычников, которые пришли по воде и по суше, они ушли оттуда. По воде пришёл из персидской страны тиран Максенций. Этот безбожник и нечестивец разрушал города и крепости 199 всюду, где находил их, и перебил огромное множество разного люда, коему нет числа. Поскольку Бог был против него, над ним и над всеми его людьми сверкнула с небес молния. После того как этот нечестивец захватил, поразил и разрушил до основания ту славную, блистательную и величественную Трою, этот безбожник не мог больше ничего видеть. Он и все они не считали и не полагали, что есть кто-то, кто мог бы их схватить. Все они стояли здесь ослеплённые, и не видели, куда идти: ни вперёд, ни назад. Из Константинополя с огромным войском пришли Константин и Ираклий, христианнейшие императоры, и схватили этого безбожника со всеми его людьми, тут же бросили Максенция вместе со всеми его людьми в пламя, и сожгли их заживо. Поскольку Хосров 200 не пожелал обратиться [к вере], они отрубили ему голову. Его сына, которого они там застали, императоры увели с собой в Рим; папа по имени … сделал его христианином; оба императора восприняли его от купели святого крещения, и он стал духовным сыном императоров. Они дали ему имя его предка – Максенций, который был весьма верен Христу, тогда как отец его и дед были среди верных жесточайшими гонителями всех христиан. Понтифик святого римского престола наставил его в вере, и показал ему силу Господа нашего Иисуса Христа и то, что Он сотворил в мире, согласно тому, что читается в словах Евангелия: что Он принял плоть от святой девы Богородицы Марии; что был рождён ею; что был крещён Иоанном Крестителем; что был встречен Симеоном в храме; что был искушаем, схвачен, бит и замучен, а затем погребён и спустился в преисподнюю, а на третий день воскрес из мёртвых; что явился после воскресения ученикам и вознёсся на небо; что ниспослал Святого Духа на своих учеников; что дал им силу и власть в своём имени и что велел им делать. Мальчику же было десять лет и, после того как он в юные годы и сообразно своему детскому возрасту узнал по указанию доброго римского понтифика и благодаря Священному писанию, какова была сила Христова, понтифик и императора, которые его нашли, воздали хвалу Богу. А [мальчик] предал поношению дерзость и все беззакония, которые совершил его нечестивый, беззаконный и безбожный отец, сказав: «Трудящиеся достойны награды за труды свои» 201. Множество украшений было сделано нами для тысяч кораблей, которые проходили, и проплывавших на них людей в виде серебряных башен – высоких и длинных. Одна длинная баня была там воздвигнута. Когда тот нечестивец хотел подняться на неё вместе с некоторыми из своих людей ради воззвания к злым духам, которые стояли наверху, внизу всем казалось, что идёт дождь; лампады ярко светили, словно солнце и звёзды, вверху слышался гром и сверкали молнии. По поводу всего этого дьявольского наваждения архиепископ Андрей благодаря таланту ума сочинил для него труд и написал ещё один – о воздвижении святого креста, который появился на небе благодаря деяниям ума. Те беззакония и удары, что приведены здесь, были теми, которые пришли по воде. О других, которые пришли по суше, будет сказано по порядку с начала и до конца.

Скажем теперь коротко кое-что о том, что он пришёл со 100 000 воинов, и они до основания разрушили множество городов. Точно так же с флотом пришли и корненцы с многочисленной конницей, и переправились через все реки, [и разрушили] города и крепости, которые построили те троянцы, о которых мы упоминали. Из королевства Паннонии пришёл тот кровожадный язычник, по имени Аттила; помимо тех, что были названы; учитывая, сколько [городов] они разрушили, назовём их ныне: прекраснейшая Аквилея … он осаждал её более … лет, Конкордия …, Гардизана …, Одерцо …, крепость Езоло, Боэмия. Они разрушили и многие другие, которые человек не в силах ни назвать, ни сосчитать, ни найти где-либо. Эти безбожники окружали их со всех сторон, и, когда они стояли в осаде, по их приказу ворота по всем городам открывались. Когда люди увидели, что все они тут же врывались внутри и всё разрушали, пресвитер Геминиан, святой и праведный муж, сведущий в искусстве грамматики, вместе со множеством людей, которые названы выше, при содействии Божьем ушёл прочь из этих городов. Они стали жить в лагунах, в деревянных ладьях, которые выдолбили как могли лучше, и поселились там.

На кровожадных язычников обрушились гнев и негодование всемогущего Бога. Одни прыгали в воду и тут же погибали; других мучили злые духи и их побивали камнями среди своих; третьи взбирались на вершину гор, бросались с высоты вниз и тут же разбивались; четвёртые пали от меча; пятые пронзили себя мечом; шестые топтали друг друга ногами; седьмые бросались в огонь. И все они умерли постыдной смертью. Господь очистил землю, полную народа, этими бичами, и стали у них нравы Божьи. А свирепый Тотила в этом великом городе был заеден змеями, и его пожрало множество червей. Он отступил и Господь очистил воду, по которой они должны были прийти. Всё, что было сказано выше, Господь открыл пресвитеру Геминиану, чтобы во всякой стороне тот мог увидеть то, что произошло. Этот пресвитер был родом из Модены, и благодаря его святости все, кто с ним был, спаслись, когда он увидел бич в городе Аквилее вместе со всеми прочими.

IХ.

Здесь говорится о том, как префект Лонгин обнаружил …

Август Юстиниан, император Константинопольский, направил в город Рим префекта Лонгина, и тот по приказу императора постарался расследовать то, что дошло до их ушей, то есть до ушей августа и его жены, августы Софьи. Последняя же была напугана и, как всё больше и больше говорили по всему Константинополя, весьма опечалена из-за Нарзеса, так как тот был связан с ней узами родства, и она его нежно любила. Ведь из-за того, что он был евнухом и истинным почитателем Бога, весьма странным было то, что о нём говорили (если он действительно сделал подобное): что Нарзес помогал римлянам, готам и лангобардам, а равно и венецианскому народу вместе с большей частью племён бороться против Римской и Константинопольской империи, дабы те восславили его в Риме и он воцарился там. Римляне же, услышав подобное, сильно возмутились. И сказали так: «Он ходил с нами на готов, когда мы вели с ними войну. Бог даровал нам победу. Но из добычи, которую мы у них взяли, он часть отдал нам, а часть забрал себе и вместе с венецианским народом отбыл в Италию. Услышав же о присылке посланца императора, и он, и мы испугались». И в Италию тут же прибыл Лонгин. Нарзес же заключил с лангобардами прочный мир без всякого ущерба для чести империи. Но тот пожелал добиться, чтобы Альбоин, король Италии, вместе со всем своим народом, который проживал по городам Италии, подтвердил [мирные] условия клятвой верности. Лонгин так сказал королю и всем его людям: «Если вы это сделаете, то обретёте у императора ещё большую честь. Поскольку ты – король 202, тебе пожалуют должность ипата. И точно так же все города Италии обретут славу. Всё, что я сказал выше, я исполню в отношении вас и каждый год в марте месяце буду давать вам более ста фунтов золота, а когда император утвердит эти условия, вы найдёте у августа и у империи и другие дары. Я же, когда вернусь в Константинополь, исполню в отношении вас всё это. Если хотите, пошлите собственного посла, отправив его со мной. А когда я вернусь в Рим, он вернётся со мной или с другим послом». Но строптивый король вместе с народом Италии и всеми князьями, которые были по городам – как его собственным, так и чужим, воспротивился этому. Более того, они выразили ему страстное желание многих: что они не желают подчиняться, принося клятву верности. Лонгин, префект Рима, видя, что слова его увещевания не имели успеха, замолчал. Король же и его вельможи сказали ему: «Мы повинуемся своему святому и предобрейшему римскому и константинопольскому славнейшему императору; мы знаем силу и святость его императорского могущества; но, когда надлежит отправляться на войну, мы подчиняемся королевской власти. Ведь когда следует преградить путь многочисленному войску, за это берётся вся общность народа, и нет никого, чьё зло они бы не устранили. Его раздачи по праву полезны. У его императорского величества есть обычай 203 – на четвёртый или на пятый год приходить в Рим, а в Италии восседать в городе Эмилии 204. Если это так, и он придёт, то мы все припадём к ногам его величества, прославив, возвеличив и почтив его, и подчинимся любому приказу его величества; и сделаем всё, что ему угодно». Лонгин, когда услышал эти слова от короля и его вельмож, и одобрение со стороны иных людей, то принял эту речь с любовью, хотя и не вполне искренней. При этом Лонгин стал искать, что делать с Нарзесом.

В это время венецианский народ по всей Италии, которая им принадлежала, по городам и крепостям, которые были ими восстановлены, и по тем частям итальянского края и горным хребтам, которые соседствовали с новой Венецией, владел и распоряжался множеством имений, которые ему принадлежали и были самыми разными. Он постоянно тогда занимался делами Италии, а также Паннонии и отчасти галлов франков. На запрос, который Лонгин сделал по поводу Нарзеса, венецианский народ дал ему ответ. И, пока Лонгин находился в Италии, венецианский народ постоянно его посещал, устраивая ему встречи. Они показали ему все имения, которые им принадлежали, как в Италии, так и в Далмации. Из тех же, кто имел замки и поместья, одни пришли из Далмации и Калабрии, а другие были из числа тех, которые ушли из величественного города Трои; [и рассказали], что они претерпели гонения со стороны тиранов Максенция и Хосрова, которые пришли к ним по воде; что те разрушили множество городов, в том числе Трою, до самого основания; что он затем побудил прийти с ним в Рим всё их войско. Но против них выступили Бог и блаженнейшие апостолы Пётр и Павел. И эти нечестивые персидские царьки язычников воочию увидели святых апостолов, держащих острые мечи, и, устрашившись со всем их нечестивым языческим воинством, в страхе повернули назад. Страх гнал их, творивших зло; что оглянувшись назад, все они ослепли. Что Максенций с его войском были схвачены святыми и добрейшими императорами Константином и Ираклием и заживо сожжены; что Хосрову, поскольку он не желал обратиться к Христу, был вынесен смертный приговору и ему отрубили голову; что сын Хосрова пришёл к императорам в Рим, был наставлен в вере римским понтификом и обратился к Христу, когда ему было десять лет. «Из Рима 205 же император Италии пришёл к нам, и изумился собранному войску, когда обнаружил различие между величиной их государства и могуществом, и оказал нам помощь. Он предложил нам все те города Италии. Ведь их основали мы и наши родичи и недолгое время, причём совсем недавно, владели ими. Ещё один бич и гонение, которое мы познали вторым, мы испытали со стороны кровожадного и нечестивейшего мужа, по имени Аттила, который, будучи родом из паннонской земли, стал по всей Италии и по её городам властителем, бичевателем и гонителем всех христиан, где бы ни находил их. Бог был нашим помощником, защитником, покровителем и спасителем, сохранив нас и защитив, и мы спаслись благодаря Его заступничеству, поселившись в лагунах, разместившись в деревянных ладьях. Когда мы жили в старой Венеции, то можно было видеть много городов от реки Адды и до границы Паннонии, которые были в нашей собственности и являлись нашим владением; и нашим правосудием признано, что мы должны вновь завладеть ими.

Вторая Венеция, которую мы имеем в водных лагунах, является, как можно увидеть, чудесным местом обитания, ибо нет в мире такой власти и такого флота – ни у императора, ни у королей, ни у прочих князей, какие есть в этом мире, – которые бы заставили нас бояться, что они нас захватят и завладеют нами. Наш флот, которым мы владеем, возит нас во всему миру, когда нам нужно достать необходимые припасы. Всё, о чем мы можем только помыслить, мы находим, и никто не может помешать нам находить всё это для себя в чужих краях. Но мы сами может мешать им в их собственных странах. Расскажем вам по порядку обо всём, что произошло между нами и Нарзесом. Нарзес, услышав подобное, решил с позволения герцога и одобрения добрых людей прийти в Венецию, чтобы то, что он обещал царьку Италии, его городу и вельможам, … 206 Если мне доведётся увидеть такое чудесное положение, то мы покажем его ему. Из того края Италии мы привели его в нашу землю – Венецию; и он как свои богатства, так и готскую добычу, которая досталась ему и отчасти нам, целиком передал нам. Вместе с нами и с римлянами он вёл войну с готами из-за их неверности империи. Всю эту добычу мы должны были целиком отдать ему, когда он придёт в нашу землю. Когда же он узнал о таком посланце и присланном императором письме, то побоялся оставаться в Италии; и пришёл с нами в нашу землю, и увидел [её] чудесное местоположение [посреди] воды; и мы показали ему все венецианские пределы, а также наш флот. Но он сказал так: «Если я смогу снискать милость у императора, то со всем его флотом не убоюсь ни одного врага империи. Вместе с тем здесь в Венеции во множестве имеются яблоки и прочие разного рода плоды, которые не прочь была бы добыть плодоносная Италия, и это может соблазнить их к попытке их добыть, если я вернусь в Константинополь». Всё же он остался в Венеции, и оказал герцогу и всем нам великую честь; он встретил у нас славный приём и, как и обещал королю Италии, всем князьям и городам, сделал смотр по всем землям Венеции – как епископов, так и церквей и священников, всех клириков и бедных, вдов и сирот. Он оказывал утешение всем, кто к нему обращался, и тут же подавал любую помощь. Мы знаем, что он – истинный почитатель Бога. Первый его замысел: он построил две церкви возле дворца герцога; да и сам дворец там был завершён за счёт его средств, которые он по мере сил выделил. Удивительное дело – видеть здесь ныне пышные дворцовые постройки. По его же предложению эти церкви оказались не вдали, но поблизости от дворца герцога. Одну он основал в честь святого мученика Феодора, предложив для украшения дорогие колонны и камни. Он велел создать и пышно расписать памятными текстами крипту (cuba) в честь герцога и епископа Оливольского, во времена которого она была основана 207. Эту крипту он украсил дорогими каменьями. Он не хотел освящать её согласно обычаям Италии или франков, так как обещал найти много мощей и положить их в алтарях этой церкви. Почтительно предложив план здания, он построил его в соответствии с ним. Герцог постановил ей быть часовней под властью и юрисдикцией всех герцогов. В церквях он, согласно надобности, поставил певчих и чтецов. Он пожаловал множество фунтов в разных сокровищах на эту церковь – герцогскую часовню – и передал её во власть герцога и венецианцев. В этой церкви святого Феодора расположился и сам Нарзес. Герцог вместе с нами встречался с ним каждый день, и мы проводили с ним дни и ночи. Он заботился о благополучии, преуспевании и чести нашей страны, и мы находили у него всяческие имеющие добро советы, что было на благо нашим душам и телам. Другую церковь возле дворца он основал в честь святых Мены и Геминиана. Последний был аббатом, провозвестником и поверенным всего венецианского народа; затем он был возведён в епископы своего города Модены и умер, окончив святейшую жизнь, 30 января 208. Герцог и епископ, когда услышали весть о смерти святого собрата Геминиана, распорядились с одобрения венецианцев освятить эту церковь в его честь. В здании этой церкви, которую построил Нарзес, он принёс всем свои поздравления. Далее, несомненно и то, что мы имеем у себя тело блаженнейшего евангелиста Марка; Нарзес заложил в честь его святейшего тела фундамент церкви, согласно тому образцу, который он видел в Иерусалиме у Гроба Господнего … если я вернусь в Константинополь. Оттуда он пришёл в Венецию, как и обещал. Герцог Венеции окончил у нас жизнь, после чего его кости были перевезены жителями Венеции вместе со всеми его родными в Константинополь».

После того как Лонгин выслушал все эти сведения, он сказал венецианцам: «Если всем вам, венецианцам, и вашему герцогу угодно и вы согласны, чтобы и я пришёл в Венецию, то, если вы пожелаете отправиться с вашим флотом в Константинополь, и Нарзес, и я отправимся вместе с вами. Поскольку вы знаете и уже слышали, что я обещал царьку Италии и городам, то, если хотите покориться империи, я добьюсь этого для вас без принесения клятвы верности. Но вы должны согласиться между собой называться верными [слугами] империи и дать обещание объявлять и вести по приказу своего императора войну с [его] врагами, и пусть герцог с вами всеми даст это обещание только мне. И пусть ваш герцог отправится вместе с нами в Константинополь, и обо всём, что вы хотите просить у императора, сообщите мне в письменном виде; и таким образом я уговорю императора утвердить эту запись и навсегда обеспечить вам право постоянно посещать торговые места. Когда бы вы ни пожелали прийти на своих кораблях с товарами в земли Антиохии, вы спокойно сможете ездить по всем землям, которые находятся под властью империи». Когда герцог со всем венецианским народом с любовью и приязнью услышали такое предложение, они обрадовались и ободрились; и поторопились его принять. Они просили через отправленных послов, чтобы Лонгин прибыл в Венецию. Герцог и Нарзес вместе с множеством трибунов и иных людей на разных судах вышли ему навстречу. Они ждали его под звон колоколов и такое громкое звучание флейт, кифар и органов, что и грома небесного не услышали бы во всём дворце герцога, когда прибыл императорский посол, словно это пришёл сам император a prolepsis 209. Когда он приблизился к церкви святого Феодора, к нему вышли 50 клириков, облачённых в церковные наряды и певших звонким голосом, и встретили его со всеми подобающими его должности почестями. Когда он вышел из церкви, то вместе с герцогом вошёл во дворец. Трибуны вместе с ним и со всеми прочими людьми предстали перед Лонгином, посланцем императора. И тот сказал им всем – герцогу и всем родам всего народа, которые собрались разом ради этого: «Я, конечно, слышал от вас самих и от других людей, что вы нашли чудесное [место], обладающее таким славным положением. Вы спокойно живёте тут в безопасности, ибо вам нечего бояться ни со стороны императора, ни со стороны иных светских князей, и я никого не могу назвать, кто мог бы бороться с вами по чьему-либо приказу, и нет такого флота, который мог захватить вас и ваши владения. Говорю вам: если вы хотите повиноваться императору, то изложите в грамоте всё, чего вы хотите, чтобы я добился от него от вашего имени. Положитесь на меня: всё это будет исполнено для вас императором». Герцог же обещал перед всеми собираться [в дорогу] вместе с ним, с одобрения всего народа Венеции. Таким образом все разом дали согласие на то, чтобы он собирался в путь. Когда корабли вышли, чтобы идти в Константинополь, герцог заявил Нарзесу, что он отправляется в Константинополь вместе с Лонгином, чтобы добиться от императора милости и всяческого мира. «Всё, что он попросит для тебя у его величества, он по праву заслужит для тебя добиться». Когда они вместе прибыли в Константинополь, то оказались среди благороднейших и мудрейших мужей, которых и отправили сообщить императору о своём прибытии. И он с любовью и приязнью почтительно их принял. Лонгин передал императору те сведения, что были записаны выше, и точно так же сообщил о заявлении венецианцев. Тот велел герцогу предстать перед собой, соглашаясь возвеличить венецианцев. Герцог и благороднейшие трибуны, которые с ним были, припали к его ногам, заявив, что отныне они будут зваться слугами святейшей Константинопольской и Римской империи, и будут в поте лица трудиться на благо империи под игом его приказаний и в его власти; их почтили среди всех послов и местом, и званием, и он дал им больше, чем всякому народу, пожаловав право всегда находиться под защитой и в безопасности по всему побережью всей империи, согласно утвердительной грамоте и в соответствии с тем, что святейший Константин объявил всему христианскому миру и утвердил грамотой за старой Венецией; и точно так же за новой.

О том, как Ираклий пришёл через Паннонию.

В то время он единовластно правил империей. Когда он осведомился и услышал об уничтожении городов, которые были разрушены тем кровожадным племенем язычников, и узнал, что [их жители] после этого бедствия собрались все разом и основали там город, со всех сторон окружённый водой, то Ираклий пожелал построить себе там дворец и позволил себе там осесть; августа Елена, мать Константина, доставила туда из Александрии кафедру, на которой сидел блаженнейший Марк, проповедовавший народу Александрии Христа словами своего Евангелия. Там он нашёл и другую кафедру, на которой сидел в Аквилее блаженный Гермагор; последний отправился к блаженнейшему Марку, блюстителю Александрийского престола, который [получил] от блаженного Петра, князя апостолов, Антиохию, где тот впервые основал выдающуюся церковь, и был её вторым викарием. Эта первая вселенская [церковь] имела первенство, ибо была основана камнем – Петром, и на этом камне создана его церковь, и врата ада не одолеют её 210. Бог поручил ему пасти агнцев и овец и хранить ключи от неба; и передал ему власть вязать и разрешать души. В Антиохии блаженнейший Марк, его крестный сын и возлюбленный ученик, согласно тому, что услышал от него 211 в Риме, продиктовал или написал по просьбе братьев Христовых в Риме Евангелие, и отправился вместе с ним 212 в Аквилею, и проповедовал там имя Христово. И взялся управлять уже третьей церковью; отправившись из Аквилеи в Александрию, он и там проповедовал слово Христово и имя Господне. А в той церкви 213 он поставил вместо себя викария 214 и ту кафедру, которую август Ираклий привёз с собой из города, что зовётся Гераклея, в город Новую Аквилею, который зовётся островом митрополией Градо. На нём была с великими почестями основана Градская церковь. Святейший Константин вместе со всеми западными епископами утвердил на вселенской соборе предписание – [считать] святую римскую церковь первой во всех христианских провинциях; она распространилась по всему миру после переноса святейшей империи в Константинополь, так что весь круг земной обратился к вере Христовой; и римская церковь была поставлена первой в мире и вселенской. Он постановил, чтобы прежде всего митрополией стала Аквилея, так как она была первым городом Италии; и пожаловал ей престол, поскольку князем апостолов Петром туда был направлен блаженнейший Марк. Он проповедовал Евангелие Христово народам Италии и Галлии, и обращал их к вере Христовой словами своего святого Евангелия. Так что второй после римской церкви он повелел быть церкви Аквилейской.

Предписание, что было передано императором и римским понтификом скриниарию, дабы сохраняться под властью римской церкви, было по установлению и указанию всех епископов провозглашено таким образом. Оно гласило, что всё, что является частью Запада, должно находиться под властью римской вселенской церкви. А то, что является Константинопольской империей, находится на границе с язычниками; предписано было знать свойства римского народа, из-за которых та часть называется западной. Так вот, они – убийцы (occissores) и храбрейшие воины на войне, украшены крепостью тел и мастера в изготовлении разных хитроумных и дивных изделий, выносливы на пирах и имеют красивую наружность; из-за этого та часть и зовётся Западной (Occidentem) 215. А теперь следует обратиться к народу, происходящему из той части, что зовётся Восточной, и вот что следует знать об особенностях его происхождения. Ведь святейший Константин был родом из восточной части; так как Бог обещал ему дивное разнообразие, он по повелению Божьему поставил во главе всего Востока город, велев назвать его по своему имени Константинополем. Ничто в мире нельзя назвать равным этому городу, ибо он получил фундамент, заложенный руками ангелов вдоль лошадиной тропы. Фундамент церкви точно так же заложили у знаков, которые, как можно прочесть, были поставлены у алтаря, где святейший император август велел вначале строить город и церковь у [его] подножия. Ночью ничего не было видно, и над тем, что зримо сломалось, утром потрудились вдвойне, пока не дошли до вершины. Тогда увидели и обнаружили, что вышли за рамки знаков, которые были там поставлены, и в длину, и в ширину, и в высоту. После того как они не нашли знаков, то ничего больше ни в городе, ни в церкви не возводили ввысь. Мастеру, который работал на верху, представили на обозрение всё, что было построено ранее, и он на виду у всех велел работникам спуститься вниз, и люди увидели, как те вошли в церковь. Как только они это увидели, так сразу спешно пришли сообщить об этом императору. Император велел передать, чтобы эти работники предстали перед ним для получения награды за их [труд]. Но, когда люди пришли к церкви и вошли в неё, то сколько ни искали, никого там не увидели. Тем, кто совершал поиски, попался маленький мальчик, который прятался в церкви. И ребёнок сказал этим представителям и чиновникам императора: «Тех, кого вы ищите, здесь нет; а если сюда придёт император, то и они поспешат прийти к нему в церковь. Ведь они часто бывают в церкви и, когда беседуют тут, сильно желают видеть лицо императора; но теперь их здесь нет, и далеко то время, когда они вернутся ко всем». То же самое он сказал императору. Когда император заволновался, он с множеством своих придворных почтительно пришёл в церковь; и они увидели издали, что ворота распахнуты, одна стена вынесена за ворота и поставлена прямо, а над алтарём – надпись греческими и латинскими буквами, которая гласит: «Сам Бог освятил её, согласно слову, позволяя обрести спасение всем, кто ищет убежище в церкви; ведь Бог – тело церкви, и служители у алтаря обращаются с телом Господним. Ибо каждый христианин, который призовёт Христа и имя Господне, спасётся. Те же, которые преследуют или убивают в церкви, считаются среди тех, которые схватили Иисуса и били его, которые плевали на него, отреклись от него и пригвоздили его к кресту. Равно как и те, которые дают и принимают подарки за рукоположение в церковный чин, ибо считают деньги за кровь Христову; так как и Иуда из-за денег предал Господа. Из тех же денег, которые полагали к ногам апостолов, блаженнейшие Пётр и Павел давали каждому, в чём кто имел нужду 216. А Симон Волхв причинил апостолам много вреда за то, что была осуждена ересь симония. И евангелист Матфей излагал в страстях Господних, говоря так: «Непозволительно положить их в сокровищницу церковную» 217, потому что это тело и кровь Христовы; и Иуда бросил серебряники в храме, считая их той самой ценой, ибо непозволительно класть в святилище то, от чего нельзя ждать ничего хорошего. Какую награду следует давать тому, кто продаёт и покупает Христа? Что они попросят при входе сюда, [как не то, что получил] Иуда, предатель Господа нашего Иисуса Христа? Когда он соучаствует с ним, то и получит иудину награду. Ведь что сказал апостол? «Даром получили, даром давайте» 218. Горе тем, кто получит за это награду! Лучше было бы им вообще не родиться на свет 219». В конце надписи было такое завершение: «Пусть никто не входит в эту церковь, если не приступит сперва к молитвам и через молитву к посту, чтобы оказаться достойным войти в неё». Ибо есть греческое слово «басилевс»; «господин» 220 на греческом языке значит «кир» (kire), а по латыни – «глава» (caput), ибо головой управляются члены. Христа следует полагать главой, ибо птицы небесные и четвероногие земные, вставая с рассветом, славят и прославляют Христа, поскольку Он – творец всего сущего во всём мире, создатель творений, ибо всё возможно верующему 221. Насколько более ценно то, что Бог создал после всего этого, ибо Бог, взяв от грязи земной, сказал: «Будь человеком», и сделался человек, и сотворил Он его по своему подобию. Человеку известно всё это, а также и то, что из-за греха женщины, который она изначально навлекла [на него], поскольку преступила заповедь Господа, и от того, что она отведала яблоко, всем из-за её укуса придётся вкусить смерти, и никому не дадут пощады. Бог не попрал для него смерть. Человек, который обладает разумом, должен узнавать, познавать и предвидеть, что хорошо и что плохо, посредством различных чувств, ибо людской природе присущи пять органов чувств: зрение, слух, вкус, обоняние и осязание. Зрение повинно в том, что касается греха и поиска выгоды; то, что видит глаз, приходит на сердце 222. Если красивая женщина видит издали мужчину, а мужчина – женщину, оба они предаются распутству, словно уже сотворили и совершили грех 223; или, если они видят золото, серебро либо нарядные одежды, говорят ли, беседуют ли, думают ли о них, они уже совершают грех, словно украли их. Ухо внимающего вводит в сердце для понимания речи тех, кто злобен по натуре и для кого злоба привычна и естественна. Сердце осуждает на основании слышанного ушами, сеет слухи в народе; ибо весьма приятно слушать и возводить хулу на всех. Или вкус: не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека 224. Ещё ли не понимаете то, что Господь сказал через Евангелие: что всё, что в нас входит, проходит в чрево и извергается вон? А исходящее из уст – из сердца исходит – сие оскверняет человека. Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления – это оскверняет человека 225. Ибо человек смотрит на лицо Господа, который на небесах, понимая добро и зло; и осмысливает в сердце всё, что относится к целости греха. И, если он знает, что это – грех, то не совершит его и не будет упорствовать в нём; или будет вынужден бедствиями признать правильность во всём свидетельства, что для всякого христианина, ведущего мирскую жизнь и приступающего к будущей, стыдно упорствовать в том, что обрекает его на погибель в геенне огненной, где один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день 226. Ведь если согрешил в мелочи, странно было бы не грешить, но упорствовать в дурном. Ибо каждый достоин получить награду по своему труду 227; чтобы добрым воздавали добром за то хорошее, что они совершили, с изложением правосудия, а злым – злом, ибо они до конца упорствовали в нём, сохраняя всё, что присуще беззаконию.

Х.

Герцог Арнульф родил Ангиза; герцог Ангиз родил герцога Пипина; герцог Пипин родил герцога Карла. Тот в повозке родился и в повозке был произведён на свет. Карл родил Пипина, который был первый помазан в короли. Тот происходил из рода армян и греков 228. Король Пипин родил императора Карла Великого. Карл родил императора Индоита 229. Он постановил, чтобы римский и константинопольский император получал корону от римского апостольского престола, и у константинопольских императоров был обычай приходить в город Эмилии 230 и восседать там на третий или на пятый год. Все города Италии, что были подчинены судебной власти константинопольского императора, он точно так же подчинил власти королей франков, по условию договора удержав за ними звание императорского консула, то есть должность римского патриция и префекта. Герцог Венеции и все старейшины венецианцев договорились с Карлом Великим, королём франков, галлов и Италии, по поводу защиты имений, которые принадлежали им по замкам и городам всей Италии, что по праву была владением Карла, и этот герцог вместе со всеми теми венецианскими старейшинами, которым принадлежали эти имения, [добились] по условиям заключённого договора, чтобы ценз, который каждый год поступал с них этим старейшинам, чьим владением они были, оставался за ними. Тогда же герцогом и всем венецианским народом было утверждено и признано, что 50 венецианских фунтов должны уплачиваться в качестве дани каждому из королей. По условиям этого договора император Карл утвердил правила ведения торговли и прочих дел между областями Италии и Венеции. Два монастыря, которые были учреждены и построены теми венецианскими старейшинами: один – в Брондоло, где находится церковь в честь архангела Михаила и ещё одна – в честь Пресвятой Троицы, которой подчинён монастырь; а другой монастырь – в честь святого Илария, который расположен на материке; города Альтино и старая Аквилея, которые разрушены язычниками, вместе со всеми их владениями; эти имения, в том числе другая часть Истрии и города Далмации, и от места захваченной старой Венеции до пределов Паннонии, должны по древнему обычаю остаться под властью венецианцев; всё это император Карл Великий взял под свою защиту. Тут, однако, он просил о разрешении прийти в Новую Венецию; но все ему в этом решительно отказали. Когда он услышал, что ему не разрешили прийти, то возмутился и тут же выступил со всем своим войском, чтобы захватить все земли Венеции. Все маламоккцы, увидев и услышав подобное, оставили опустевшими все свои жилища и со всем своим скарбом прибыли на Риальто, чтобы чувствовать себя в безопасности, ибо уже услышали от него, что он завладел островом Маламокко до того, как лангобарды снарядят корабли. На Маламокко не осталось никого – ни мужчин, ни женщин, кроме множества старух, в том числе одной, которая была замечательной дамой; её – удивительное дело! – допускали на советы мужей, чтобы услышать от неё то, что послужило бы чести и спасению всех венецианцев 231. Таким образом эта старуха всем давала славный совет. Так она делала, а когда произошли перемены, к ней и к прочим вместе с ней стали по прибытии императора Карла относиться с презрением: ибо все юноши и отроки, молодёжь и седые старцы, увидев их, когда те предстали перед ними, стали плеваться, глядеть свысока и весьма насмехаться над ними, [видя, как] одна поддерживает другую при ходьбе. Когда они пробыли там уже полгода, заняв все жилища маламоккцев, – некоторые, помимо этого, расположились в палатках по всему острову Маламокко, другие – на острове Мерседес, – они увидели, что прибыли корабли, снаряжённые венецианцами. Когда те обложили их по кругу, то, бросив изначально хлеб и жареных морских устриц (cluces), сильно тревожили их, и катапульты венецианцев поражали их в грудь. Люди были сильно удивлены; и говорили, что им всего изрядно досталось за этот день. Когда все они уже [долгое] время непрерывно стояли там, император велел тем старым женщинам предстать перед ним. И император спросил у них совета: возможно ли с их помощью придумать что-нибудь, «чтобы я мог найти, как мне добиться результата». И та славная и полная мудрости женщина, который была искусна в [разных] вопросах и имела наилучший план, сказала императору: «Поскольку мы в преклонных летах, достигли старости и не можем стоять прямо, сыновья, дочери и родные держат нас в бедности; мы изгнаны и выброшены ими всеми из всего, что нам принадлежит, в том числе из принадлежавших нам имений, и нет никого, кто оказал бы нам помощь или проявил милосердие; этот наглый венецианский народ [грешит] против Бога и ближнего». На глазах у императора эта старая женщина и прочие вместе с ней распростёрлись у его ног, ища у него милосердия по поводу их имений; и сказали ему: «Если бы мы могли найти лодку, и меня бы отвезли два малоценных мужа, то более сотни сильных мужей, которые прозябают в бедности, с уверенностью пришли бы сюда к вам, если их служба в течение одной ночи будет щедро оплачена с вашей стороны. Утром, когда рассветёт, я сделаю так, что вы захватите всю страну и их всех, пока они не оправились от сна; тем самым и воины все до единого останутся целы. Найдя множество досок с венецианских судов, из которых венецианцы настелют прочную деревянную дорогу вдоль каналов и речек до твёрдой земли, и притом весьма широкую, пехота и рыцари смогут по ней пройти». Император Карл поверил; а старая советчица и прочие вместе с ней получили от императора много даров благодаря ей; но она получила во сто крат больше. Как старая женщина сказала, так она и сделала. Когда настал вечер, она пришла к императору со ста молодыми мужами; и они получили от него много денег. Как она в соответствии с замыслом сказала, что венецианцы погибнут от неё, старухи, так и юные мужи с прямотой, твёрдостью и непритворной искренностью обещали императору [всё] устроить. Женщина поручилась честным словом. Юные мужи подтвердили ему [это] присягой. И они стали укладывать немалых размеров корабельные снасти и большие бочки, скрепив их длиннющими досками достаточной величины, которые были положены сверху, как мост, и в течение всей ночи пройдя на лодках вдоль каналов до самого Оливольского епископства. Другие из этих венецианцев свернули в сторону острова Мерседес и пришли к Маламокко. Когда эти люди уже собрались воедино, та женщина преклонных лет, получившая благодать Божью и пылавшая благом премудрости, почему и Венеция была спасена ею по милости Божьей, спешно и непоколебимо поплыла на судне вместе с наиболее юными мужами, и другие женщины, спрятав судно, тайно привели их ради безопасности в Риальто. А она, перед тем как рассвело, поспешно [приплыла] к императору на быстроходном судёнышке примерно с 25 мужами и сказала, чтобы рыцари и пехота, все как один, выступили, причём не раздельно, а всей массой. Люди, не зная и не ведая о том, что было сделано, взнуздав лошадей и проскользнув все до одного, начали по приказу императора идти всей массой, чтобы захватить тех спящими в их постелях, как императору посоветовала та пожилая женщина. Луна покрылась мраком, и ничего не было видно. Когда рыцари и пехота стали все разом идти по мосту, что был наведён над глубоким каналом, то бутыли, бочки и сосуды под досками разошлись по всей длине канала, а корабельные снасти – по его ширине, и раскатились вокруг; когда же дрогнули доски, то лошади поломали себе ноги; люди не видели этого, но шли скопом в ночном мраке, ибо не было в них света Божьего. Старая женщина на малом и быстроходном судёнышке торопливо плыла рядом с ними и, словно увидев, что может наткнуться на что-то, отплыла подальше от них, ободрившись, что вышло так, что не надо идти дальше, и что никто не уцелел. А те шли один за другим, и оказывались под досками; если кто и оставался цел, то никто не слышал его голоса, так что и те, кто уцелел, задохнулись. Утром, когда рассвело, в первый час дня, император Карл и немногие, которые остались вместе с ним, обнаружили, что все рыцари и его люди утонули все до единого. Они увидели, что в воде плавают канаты, сосуды и бочки катались вокруг и весь канал наполнился досками и телами мёртвых возле острова. Поскольку весь народ с большим и малым флотом снаружи и внутри известили и оповестили по улицам в течение всей этой ночи, венецианские суда были приведены в боевую готовность и выступили смело и с большой отвагой, зная о том, что случилось. Ужас и горе охватили императора, когда он увидел [всё это] перед своими глазами, а также страх – когда он увидел, что пришли эти суда, так что он не знал, что ему делать. Когда те приблизились и окружили его по всей длине острова, ни один человек не вышел к нему с кораблей. Император спросил, находится ли на каком-либо из судов герцог. Тогда появился герцог Беат, брат Обелерио; и император открыл им всем, что это именно он 232 подал ему этот совет 233. Благороднейшие венецианские мужи, которые там были, когда герцог Беат, его брат, промолчал, пожалуй, могли бы его схватить. Император сидел верхом на огромном, сером и резвом коне; точно так же и некоторые мужи, которые остались вместе с ним. На острове стояло множество взнузданных лошадей без седоков. Император с большим смирением [обратился] к герцогу Беату и ко всему венецианскому народу и, сетуя, смиренно [сказал] им: «Я пришёл поклониться гробу с телом блаженного евангелиста Марка, которого недавно доставили к вам из Александрии 234. Но хочу здесь заявить, что я, как и обещал вам всем помощь, так и [ныне] обещаю всегда быть покровителем, помощником и защитником ваших имений в Италии. Поскольку я узнал, – сказал император, – и увидел, что город и край спасён ею, то посредством тела святого евангелиста Марка, которое находится у вас, и посредством женщины мне открылась истина: этот евангелист всегда будет заступником перед Господом за землю Венеции. Поэтому вы, люди, будете спасены, взывая к его телу». Когда герцог Беат и венецианцы средней руки, которые сошли на сушу со своих судов, услышали это, они все запели псалом. Герцог и все они бросились к ногам императора Карла Великого, умоляя его прийти [к ним]. Император держал в руке большое копьё и, протянув руку вправо, дал всем поцелуй мира. То, что он сказал на словах, следовало подтвердить правой рукой посредством правдивого обещания. Когда он сказал, что собирается уйти во Францию, то обещал тотчас же послать за своим сыном Людовиком и возвести его в короли Италии, чтобы он был защитником всего народа и земли Венеции. Император сошёл с коня, на котором сидел. Герцог просил, чтобы он позволил ему получить его и сесть на него, и все, которые сошли там на землю, получили от него в дар коней других. Император просил, чтобы ему точно так же позволили сесть на коня, и следующим ударом для него было то, что он, император, сел на маленького и невзрачного коня, а его возмущённые люди, все до единого, вообще остались без ничего. Когда он приблизился к морю, то, поскольку в руках и в сердце императора была большая мощь, он, размахнувшись, с огромной силой бросил этот трофей в морскую пучину и сказал перед всеми так: «В знак того, что ни вас, ни кого-либо из людей в мире я не потревожу, я бросил в морскую пучину это копьё, чтобы как оно никогда не покажется на свет, так и в мире никогда бы не появился тот, кто причинит вред венецианскому государству; а если таковой придёт без всякого страха, то пусть его поразит молния и обрушится на него и на его людей гнев Божий, как он обрушился на меня и на всех моих людей; Бог и тело блаженнейшего евангелиста Марка явили мне в откровении, что Бог рассеет по его ходатайству всё, что появится во вред вам и Венеции».

Венецианцы со всем флотом вернулись ко дворцу герцога. А та старая женщина, поскольку все до сих пор просили у неё советы по поводу всего, дала совет и на это. Она велела, чтобы весь флот по частям прибыл в Венецию со всем побеждённым войском. И он заполнил весь канал и всю набережную дворца, что было удивительным делом. И император, который принимал Лонгина, посланника императора Греции, теперь скорее сам был принят духовенством и народом. Он набожно излил молитвы вперемежку со слезам перед святыми мощами 235 и по достижении монастыря оставил в Венеции всё, что тут имел. Он не пожелал устроить пир, но тут же попросил герцога и весь народ проводить его в обратный путь. Его, охваченного тяжким горем, проводили со всем нарядно убранным флотом до самой Феррары. Корабли хотели уже возвращаться обратно, как вдруг было сказано, что прибыл Обелерио, герцог Маламоккский, вместе с пресвитером Фортунатом, духовным отцом императора, и своей женой, которая была дочерью императора; до тех пор, пока он не прибыл, венецианцы задерживали императора. Герцог Обелерио был уверен, что Венеция захвачена императором и принесла ему клятву верности. Когда он приблизился к кораблям венецианцев, герцог Беат, его брат, пав ниц, умолял народ о милосердии. Когда он подошёл на ломбардском судне, венецианцы спросили его, зачем он пришёл из Франции; и сами же ответили: «Чтобы более не вернуться». Корабль, на котором те пришли, они сожгли; его жену, дочь императора, они у него отняли и отпустили вместе с отцом. А Обелерио, нечестивейший обманщик и предатель, расточитель родной земли – Венеции, был схвачен и тут же убит, как только его притащили на судах в Венецию. Затем у него вырвали сердце, выкололи глаза, отрезали гениталии и повесили его у церкви святого Мартина de Strada 236. Когда они собирались вернуться, в тот самый час пришла весть, что Беренгарий 237 изгнан из Италийского королевства и что город [и] замок Градо окружён и разграблен Лупом, епископом Фриульским 238. Этот Беренгарий был почтительно принят патриархом Иоанном в городе Градо, и как его самого, так и всех там связал клятвой верности; от Карла Великого, императора франков, венецианцы с большим флотом пришли к Градо. Беренгарий со всеми своими людьми спасся бегством. Патриарх Иоанн был схвачен венецианцами, подвергнут ими побоям, доставлен через здание дворца в высокую башню и сброшен оттуда вниз. Свидетельство тому – его кровь, которая пролилась на камни и сохраняется там по сей день. Они осудили его несправедливо 239. Людовик, сын императора Карла Великого, пришёл и был избран королём в Италии. А пресвитер Фортунат, родом из города Триеста, был избран венецианцами в патриархи Градо – города Новой Аквилеи, и *по примеру своих предшественников получил от папы Льва грамоту вместе с благословением паллия; он пользовался такой известностью, что доброй памяти император Карл, будучи в тягость венецианцам, к которым пришёл не с добром, пожелал иметь его своим духовным отцом; этот достопочтеннейший август пожаловал для возвеличивания его церкви множество грамот и украшений* 240. При содействии этого августа Фортунат жестоко отомстил венецианцам за захват престола и убийство своего предшественника и родственника, патриарха Иоанна. Он разрушил новый город Гераклею, в котором тогда проживала большая часть венецианской знати; он провёл в епископском звании 27 лет и умер во Франции. Неудивительно, что Карл Великий столько всего сделал у венецианцев, но о том, что он стремился к иному, говорит то, что он обещал у венецианцев; это же показывает и слава о его правосудии, которая распространилась по всему миру. В нём была такая справедливость, святость и богобоязненность, после того как он получил подобное, что страх склонял к нему вершины деревьев, и он окончил жизнь на небесах Божьих. Его сын, желая его трофеев, следовал по стопам его правосудия. Этот Людовик, получив корону и став императором, родил императора Лотаря. Лотарь родил императора Людовика. После его смерти императором стал Карл, его отец 241. Затем императором стал Карл III, племянник императора Карла II. Наконец, вся империя перешла к одному Арнульфу, сыну Карла Великого. Блистательный род благородных королей и императоров на первом Арнульфе начался, на втором – окончился. Во времена этого Арнульфа народы Галлии по его приказу и с его согласия избрали себе королём герцога Одо. Этот император Одо родил другого Одо. Император Одо II родил Одо III, который был младшим императором. С тех пор произошло разделение между немецкими франками и латинскими франками. Император Арнульф передал Лотарингию своему сыну по имени Цвентибольд, рождённому от наложницы. После смерти Арнульфа его сын Людовик правил 4 года. Ему наследовал император Конрад, грабитель и разоритель церквей; перед тем, как стать императором, он был уличён в разбое, растлении чужих сыновей и дочерей, продаже церковных чинов и даров Святого Духа, во всяком злодействе и непотребстве, и был злоумышленник к негодованию Бога; представьте себе, в чём его уличили. Эйген-пультус, сын императора Конрада и сам император, был гнусным растлителем монахов и прочих мужей, и осквернителем храмов святых. Епископы, избранные в его время, были приверженцами своего отца и такими же прелюбодеями, не имевшими правды. Он совершил по стране множество убийств и после многих войн был убит в результате гнева Божьего. Ему наследовал его малолетний сын, который был возведён в короли и носит имя отца.

ХI.

Имена римских понтификов.

Блаженный Пётр пробыл в должности 25 лет, 2 месяца, 3 дня.

Лин пробыл в должности 10 лет, 3 месяца, 13 дней.

Клет пробыл в должности 10 лет, 1 месяц, 11 дней.

Климент пробыл в должности 25 лет, 2 месяца, 3 дня.

Анаклет, возведённый на римский престол, пробыл в должности 9 лет, 2 месяца, 10 дней.

Эварист пробыл в должности 8 лет, 10 месяцев, 2 дня.

Александр пробыл в должности 10 лет, 7 месяцев, 2 дня.

Сикст пробыл в должности 10 лет, 2 месяца, 2 дня.

Телесфор пробыл в должности 11 лет, 3 месяца, 21 день.

Гигин пробыл в должности 4 года, 4 месяца, 4 дня.

Аникет пробыл в должности 11 лет, 4 месяца, 3 дня.

Сотер пробыл в должности 9 лет, 6 месяцев, 21 день.

Иларий пробыл в должности 15 лет, 3 месяца, 2 дня.

Виктор пробыл в должности 10 лет, 2 месяца, 10 дней.

Зеферин пробыл в должности 8 лет, 7 месяцев, 5 дней.

Каликст пробыл в должности 7 лет, 2 месяца, 10 дней.

Урбан пробыл в должности 4 года, 10 месяцев, 12 дней.

Понтиан пробыл в должности 9 лет, 5 месяцев, 2 дня.

Антер пробыл в должности 12 лет, 2 месяца, 12 дней.

Фабиан пробыл в должности 14 лет, 11 месяцев, 11 дней.

Корнелий пробыл в должности 2 года, 2 месяца, 2 дня.

Луций пробыл в должности 3 года, 3 месяца, 3 дня.

Стефан пробыл в должности 7 лет, 5 месяцев, 2 дня.

Сикст пробыл в должности 1 год, 10 месяцев, 24 дня.

Дионисий пробыл в должности 6 лет, 2 месяца, 3 дня.

Феликс пробыл в должности 4 года, 25 дней.

Евтихиан пробыл в должности 1 год, 1 месяц, 1 день.

Гай пробыл в должности 2 года, 4 месяца, 12 дней.

Марк пробыл в должности 8 лет, 4 месяца, 12 дней.

Марцелл пробыл в должности 5 лет, 7 месяцев, 12 дней.

Евсевий пробыл в должности 6 лет, 1 месяц, 4 дня.

Мильтиад пробыл в должности 4 года, 1 месяц.

Сильвестр пробыл в должности 23 года, 10 месяцев, 12 дней.

Марк пробыл в должности 2 года, 20 дней.

Юлий пробыл в должности 15 лет, 2 месяца, 6 дней.

Либерий пробыл в должности 6 лет, 2 месяца, 4 дня.

Феликс пробыл в должности 1 год, 3 месяца, 5 дней.

Дамас пробыл в должности 8 лет, … месяцев, 12 дней.

Сириций пробыл в должности 15 лет, … месяцев.

Анастасий пробыл в должности 3 года, 10 дней.

Иннокентий пробыл в должности 15 лет, 2 месяца, 12 дней.

Зосим пробыл в должности 1 год, 3 месяца, 22 дня.

Бонифаций пробыл в должности 3 года, 8 месяцев, 7 дней.

Целестин пробыл в должности 8 лет, 10 месяцев, 17 дней.

Сикст пробыл в должности 8 лет, 18 дней.

Лев пробыл в должности 21 год, 1 месяц, 13 дней.

Иларий пробыл в должности 6 лет, 2 месяца, 10 дней.

Симплиций пробыл в должности 15 лет, 1 месяц, 7 дней.

Феликс пробыл в должности 8 лет, 11 месяцев, 17 дней.

Геласий пробыл в должности 4 года, 8 месяцев, 17 дней.

Анастасий пробыл в должности 1 год, 2 месяца, 14 дней.

Симмах пробыл в должности 15 лет, 7 месяцев, 27 дней.

Гормизд пробыл в должности 9 лет, 17 дней.

Иоанн пробыл в должности 2 года, 9 месяцев, 17 дней.

Феликс пробыл в должности 4 года, 2 месяца, 13 дней.

Бонифаций пробыл в должности 2 года, 22 дня.

Иоанн пробыл в должности 2 года, 4 месяца, 6 дней.

Агапит пробыл в должности 11 месяцев, 19 дней.

Сильверий пробыл в должности 1 год, 5 месяцев, 11 дней.

Вигилий пробыл в должности 17 лет, 6 месяцев, 26 дней.

Пелагий пробыл в должности 11 лет, 19 дней.

Иоанн пробыл в должности 12 лет, 11 месяцев, 21 день.

Бенедикт пробыл в должности 4 года, 1 месяц, 29 дней.

Пелагий пробыл в должности 10 лет, 2 месяца, 10 дней. Он вместе со своим предшественником Бенедиктом постановил, чтобы Градская церковь всегда была митрополией – Новой Аквилеей; со времён блаженнейшего апостола Петра названные выше по порядку римские понтифики ставили [патриархов] старой Аквилеи.

От рукоположения блаженного апостола Петра до рукоположения блаженного папы Григория прошло 533 года, 3 месяца и 3 дня.

Последнему наследовал Сабиниан; он пробыл в должности 1 год, 5 месяцев, 9 дней.

Бонифаций пробыл в должности 2 года, 8 месяцев, 9 дней.

Бонифаций пробыл в должности 6 лет, 8 месяцев, 12 дней.

Деусдедит пробыл в должности 3 года, 23 дня.

Бонифаций пробыл в должности 5 лет.

Гонорий пробыл в должности 3 года, 10 месяцев, 19 дней.

Ему наследовал Северин, 2 месяца, 4 дня.

Иоанн пробыл в должности 1 год, 9 месяцев, 19 дней.

Феодор пробыл в должности 6 лет, 18 дней.

Мартин пробыл в должности 6 лет, 1 месяц, 16 дней.

Евгений пробыл в должности 2 года, 8 месяцев, 19 дней.

Виталиан пробыл в должности 14 лет, 5 месяцев.

Адеодат пробыл в должности 4 года, 5 дней.

Дон пробыл в должности 1 год, 5 месяцев.

Агафон пробыл в должности 2 года, 5 месяцев, 4 дня.

Лев пробыл в должности 10 лет, 17 дней.

Бенедикт пробыл в должности 10 месяцев, 17 дней.

Иоанн пробыл в должности 1 год, 18 дней.

Конон пробыл в должности 11 месяцев.

Сергий пробыл в должности 4 года, 8 месяцев, 23 дня.

Иоанн пробыл в должности 3 года, 2 месяца, 12 дней.

Иоанн пробыл в должности 2 года, 6 месяцев, 17 дней.

Сизинний пробыл в должности 20 лет.

Константин пробыл в должности 7 лет, 15 дней.

От рукоположения блаженного папы Григория до нынешнего папы Григория, который жил во времена августов Анастасия, Льва и Константина, прошло 120 лет, 9 месяцев, 21 день.

Этот Григорий пробыл в должности 15 лет, 7 месяцев, 10 дней.

Григорий пробыл в должности 10 лет, 8 месяцев, 25 дней.

Захария пробыл в должности 10 лет, 3 месяца, 18 дней.

Стефан пробыл в должности 5 лет, 30 дней.

Павел пробыл в должности 10 лет, 2 месяца, 6 дней.

Стефан пробыл в должности 3 года, 19 дней.

Адриан пробыл в должности 23 года, 10 месяцев, 17 дней.

Лев пробыл в должности 20 лет, 17 дней.

Стефан пробыл в должности 7 месяцев.

Пасхалий пробыл в должности 7 лет, 6 дней.

Евгений пробыл в должности 3 года, 2 месяца.

Валентин пробыл в должности 38 дней.

Григорий пробыл в должности 16 лет.

Сергий пробыл в должности 3 года.

Лев пробыл в должности 8 лет, 3 месяца.

Бенедикт пробыл в должности 2 года, 4 месяца, 6 дней.

Николай пробыл в должности … лет.

Адриан пробыл в должности … лет.

Иоанн пробыл в должности … лет.

Марин пробыл в должности … лет.

Адриан пробыл в должности … лет.

Стефан пробыл в должности … лет.

Формоз пробыл в должности … лет.

Бонифаций пробыл в должности … лет.

Стефан пробыл в должности … лет.

Роман пробыл в должности … лет.

Иоанн пробыл в должности … лет.

Бенедикт пробыл в должности … лет.

Сергий пробыл в должности … лет.

Анастасий пробыл в должности … лет.

Иоанн пробыл в должности 20 лет, 25 дней.

Бенедикт 242.

В его времена некий епископ Сабинский 243 захватил престол, но был свергнут с него. После этого папа Бенедикт поставил вместо себя на апостольском престоле некоего пресвитера Иоанна, который затем был назван Григорием 244. По этой причине он на состоявшемся в Риме соборе во времена господина императора Генриха 245 был низложен. После него был поставлен епископ Бамбергской церкви, который принял имя Климент. Этот Климент пробыл в должности 8 месяцев. Ему наследовал епископ Бриксена 246, который принял имя Дамас. Этот Дамас пробыл в должности 25 дней.

ХII.

Имена венецианских герцогов Новой Венеции.

Первый герцог – Паолуччио правил 20 лет, 6 месяцев, 9 дней.

Герцог Марцелл правил 9 лет, 16 дней.

Герцог Урс правил 11 лет, 5 месяцев. После его убийства в течение шести лет в Венеции не было герцогов, но суд вершил магистр милитум; так что первым эту должность занимал

Доминик Лев, магистр милитум; он занимал её 1 год.

Феликс был магистром милитум 1 год.

Деусдедит был магистром милитум 2 года.

Юбиан Ипат был магистром милитум 1 год.

Иоанн Фабриак был магистром милитум 1 год.

Деусдедит, ипат и герцог, правил 13 лет.

Герцог Галла правил 1 год и 2 месяца.

Герцог Доминик правил 8 лет.

Герцог Маврикий правил 23 года.

Герцог Иоанн правил 25 лет.

Герцог Обелерио и его брат Беат занимали должность 5 лет.

Герцог Агнелл Партечипацио правил 18 лет.

Герцог Юстиниан Партечипацио 247 правил 2 года и 2 месяца.

Герцог Иоанн Партечипацио, который обоим герцогам приходился: Агнеллу – сыном, Юстиниану – братом, стал править и правил 8 лет.

Герцог Пётр Партечипацио правил 29 лет.

Герцог Урс Партечипацио, сын герцога Петра, правил 17 лет.

Герцог Иоанн правил 5 лет и 6 месяцев.

Герцог Пётр правил 6 месяцев.

Герцог Пётр Традонико правил 23 года, 23 дня; он был убит в монастыре святого Захарии, в канун Воздвиженья святого Креста 248, в вечерние часы.

Герцог Урс Паурета правил 20 лет.

Герцог Пётр Кандиано правил 2 года.

Герцог Пётр Бадоварий правил 3 года.

Герцог Пётр Кандиано Младший правил 17 лет.

Герцог Пётр, его сын, правил неполных 18 лет.

Герцог Пётр Орсеоло правил 2 года и 20 дней.

Герцог Виталий Кандиано правил 1 год и 2 месяца.

Герцог Трибун Меньо правил 14 лет и 4 месяца.

Герцог Пётр Орсеоло правил 17 лет и 6 месяцев.

Отто, сын этого герцога Петра, правил 15 лет.

Герцог Пётр Чентранико правил 4 года, 4 месяца.

Господин патриарх Урс занимал герцогский престол 1 год и 2 месяца. После этого немалая часть венецианского народа избрала себе герцогом Доминика Орсеоло, который правил один день, был изгнан из дворца и спасся бегством в Равенну, где и умер. После этого

Герцог Доминик Флабьянико правил 10 лет, 4 месяца и 12 дней.

Герцог Доминик Контарини правил 33 года и 3 месяца.

Герцог Доминик Сельво правил 12 лет и 6 месяцев.

Герцог Виталий Фальер Теодони правил 11 лет, 7 месяцев и 10 дней.

Герцог Виталий Микель правил 5 лет.

Герцог Орделафо, сын герцога Виталия Фальера, правил 15 лет.

Герцог Доминик Микель правил 12 лет.

Герцог Пётр Полани правил 18 лет и 4 месяца.

Герцог Доминик Морозини правил 7 лет.

Герцог Виталий Микель правил 18 лет, а затем 249 был убит в монастыре святого Захарии.

Герцог Себастьян Дзиани 250 правил 6 лет.

Герцог Орио Мастропьетро правил 14 лет.

Герцог Генрих Дандоло правил 13 лет 251.

Герцог Пётр Дзиани 252 правил … лет.

Дополнение.

код. 3.

Герцог Иаков Тьеполо правил 20 лет и 3 месяца без шести дней. После того как он в течение указанного времени благополучно правил венецианским герцогством, он, став уже старцем и исполненным дней, по собственной воле сложил с себя герцогское звание и вернулся в свой дом, в квартале (hora) святого Августина, где спустя 36 дней умер в мире, как было угодно Создателю.

Марин Морозини правил 3 года и 21 день.

Райнерий Дзено, благородный и славный муж, правил 15 лет, 5 месяцев и 14 дней. В 1268 году, 7 июля, он отошёл к Господу.

Герцог Лаврентий Тьеполо правил 7 лет и 25 дней.

Герцог Иаков Контарини правил четыре с половиной года; из-за старости ему определили пенсию от коммуны – 1500 фунтов в год; он прожил после ухода из дворца один месяц.

Герцог Иоанн Дандоло правил 9 лет, 7 месяцев и 5 дней.

Герцог Пётр Градениго правил 22 года, 8 месяцев и 19 дней.

Герцог Марин Цорци (Georgio), второй по имени, правил … лет, 9 месяцев, 12 дней.

Герцог Иоанн Соранцо (Superancio) правил 16 лет, 5 месяцев, 18 дней.

Герцог Франциск Дандоло правил … лет.

Герцог Варфоломей Градениго правил … лет.

Герцог Андрей Дандоло правил … лет.

ХIII.

Первым на римском престоле правил Юлий Цезарь – 4 года и 6 месяцев.

Октавиан Цезарь правил 56 лет и 6 месяцев.

Тиберий Цезарь правил 23 года.

Гай по прозвищу Калигула правил 3 года, 10 месяцев, 8 дней.

Клавдий Цезарь правил 14 лет, 7 месяцев, 38 дней.

Нерон Цезарь правил 13 лет, 8 месяцев, 28 дней.

Галла 253 правил 9 месяцев, 13 дней.

Отон Лукивий (o Lukivios) правил 3 месяца, 8 дней.

Виталий Вителлий (o Vitelios) правил 1 год.

Веспасиан правил 10 лет, 9 дней.

Тит, его сын, правил 2 года, 8 месяцев.

Домициан, младший брат этого Тита, правил 15 лет, 11 месяцев.

Нерва Цезарь правил 1 год, 4 месяца и 8 дней.

Ульпий Кринит Траян Цезарь правил 19 лет, 6 месяцев, 15 дней.

Элий Адриан Цезарь правил 20 лет, 11 месяцев.

Антоний Пий Цезарь вместе со своими сыновьями Аврелием и Луцием правил 24 года, 2 месяца.

Марк Антоний Вер вместе с братом Луцием Коммодом правил 19 лет, 1 месяц.

Луций Антоний Коммод правил после смерти своего отца 13 лет.

Элий 254 Пертинакс правил полгода.

Север Пертинакс 255 правил 17 лет, 8 месяцев.

Антоний, сын Севера, по прозвищу Каракалла правил 7 лет, 2 месяца.

Макрин Цезарь правил 1 года, 2 месяца.

Авит правил 3 года и 9 месяцев.

Аврелий Александр правил 13 лет и 8 месяцев.

Максимин правил 6 лет.

Бальбин правил 22 дня.

Гордиан Цезарь правил 6 лет.

Филипп вместе со своим сыном Филиппом правил 6 лет.

Деций Цезарь правил 2 года.

Галл вместе с Волузианом, своим сыном, правил 2 года и 8 месяцев.

Эмилиан правил 4 месяца.

Валериан вместе со своим сыном Галлиеном правил 15 лет.

Клавдий Цезарь правил 1 год, 8 месяцев.

Аврелиан Цезарь правил 6 лет, 5 месяцев.

Тацит Цезарь правил 2 года. После его убийства

Флориан правил 2 года, 4 месяца.

Проб Цезарь правил 6 лет, 4 месяца.

Кар вместе с сыновьями Карином и Нумерианом правил 2 года.

Диоклетиан вместе с Геркулием Максимианом правили 20 лет.

Констанций, отец Константина Великого, правил 2 года и как цезарь – ещё 13 лет. От наложницы Елены он родил сына, которого назвал Константином.

Константин, сын Констанция, рождённый в Британии от наложницы Елены, основал во Фракии город своего имени 256, впервые установил там престол Римской империи и повелел сделать его столицей всего Востока. Этот великий и христианнейший император умер 20 мая 257. Останки его были положены в храме святых апостолов, в святилище, которое он сам построил, в порфировом саркофаге (pila) 258. Вместе со своей матерью Еленой он правил 33 года.

Констанций вместе с Константином и Константом, сыновья Константина Великого, правили 24 года. Константин умер 3 ноября, и его тело положили в храме святых апостолов, в порфировом саркофаге.

Юлиан Отступник, родственник Константина, умер 26 июня в Персии. Тело его доставили в Константинополь и положили в храме святых апостолов, в северном приделе, в порфировом гробу (labro) 259. Он правил 2 года, 8 месяцев.

Иовиан, благочестивейший император, скончался 17 февраля в Фиатире, городе Галатии 260, и его тело доставили в Константинополь и положили в храме святых апостолов, в порфировом гробу Константина Великого. После этого в том же гробу была погребена и его супруга. Правил он 8 месяцев.

Император Валент умер 9 августа в пределах Фракии, будучи сожжён готами на вилле Македонии вместе с двумя своими евнухами; его тело искали и не нашли, и он не удостоился чести быть погребённым среди августов. Правил он 13 лет.

Император Валентиниан скончался 21 марта в Галлии; его тело было доставлено в Константинополь во время Феодосия Великого и погребено в храме святых апостолов, где [похоронен] Константин Великий, в порфировом гробу (lanarki) 261. Вместе с ним погребена его жена Севера. Тогда как другая его жена – Юстина – скончалась в Милане. Правил он 13 лет.

Император Феодосий Великий скончался 7 января в Милане. Его останки доставлены в Константинополь и погребены в храме всех святых апостолов, в святилище Константина Великого, в порфировом саркофаге. Там погребена и его первая жена Працилла 262. Правил он 16 лет.

Император Аркадий скончался 1 мая, и его тело было погребено в храме всех святых апостолов, в порфировом гробу, у южного портика, рядом с его женой Евдокией, которая умерла ранее из-за оскорбления, нанесённого ею святому Иоанну Златоусту. Правил он 23 года.

Феодосий Младший, сын Аркадия, скончался 30 июля; его тело было погребено в храме святых апостолов, в каменном гробу из фессалийского мрамора, в святилище Константина Великого. Его жена Евдокия не была погребена вместе с ним. Правил он 42 года.

Христианнейший император Маркиан скончался 27 января; его тело было погребено в храме святых апостолов, в порфировом гробу; он погребён вместе со своей женой Пульхерией, дочерью Аркадия. Правил он 7 лет.

Лев Великий Макелла (o Machelis) 263 скончался 30 января, оставив императором своего внука Льва; его тело было погребено в храме святых апостолов, в гробу из фессалийского, то есть зелёного камня. Спустя долгое время там же была погребена и его жена Венерия 264. Правил он 18 лет.

Император Зенон скончался 9 апреля и был погребён в храме святых апостолов, в гробу из фессалийского камня. Из гробницы же вплоть до третьего дня слышался голос: «Пощадите меня»; но из-за того, что он был ненавистен своей жене Артемисии 265 и всему народу, гробницу его так и не открыли. Правил он 17 лет.

Анастасий, который носил прозвище Дикор, скончался 8 июля. он был убит молнией и погребён в храме святых апостолов, в порфировом гробу, вместе со своей женой Ариадной, которая была погребена там ранее. Правил он 27 лет.

Император Юстин, который назывался I-м, скончался 5 августа и был погребён в храме святых апостолов, в правом приделе, в порфировом гробу. Его положил туда сам император Юстиниан, поскольку в склепе (sari) Константина Великого его гроб не поместился, вместе с его женой Евфимией, которая умерла перед ним 266. Правил он 9 лет.

Христианнейший император Юстиниан, который приказал построить святую Софию, скончался 3 ноября и был погребён в храме святых апостолов, в большой гробнице, которую сам основал и построил, в гробу из камня, что зовётся вифинским радужным (iritionos), но без своей жены Феодоры; последняя лежит в гробу из камня, что зовётся иерапольским, из которого [сделан] и baticanum святых апостолов. Она скончалась на 18 лет раньше него. Правил он 39 лет.

Юстин, который был прозван Бизанцием, скончался 5 октября и был погребён в храме святых апостолов, в святилище, которое построил император Юстиниан Великий, в мраморном гробу из белого проконнесского 267 камня, без своей жены Софьи. Последняя же скончалась через год после него 268. Правил он 13 лет.

Император Тиберий скончался 12 августа и был погребён в храме святых апостолов, в мраморном гробу из проконнесского [камня], в святилище царя Константина Великого. Правил он 4 года.

Маврикий был свергнут с престола тираном Фокой, обезглавлен 23 ноября в гавани Евтропии вместе со своими сыновьями и погребён в святилище мученика Мины, которое помимо этого носит имя Фарасмана 269. Константина, его жена. Правил он 20 лет.

Тиран Фока был убит 1 октября Ираклием; тело его было сожжено на Бычьем рынке, а прах его вместо погребения среди усопших брошен в море. Правил он 8 лет.

Император Ираклий скончался 11 января от водянки (briky) и дизентерии (brisenteria), и его тело было погребено в храме святых апостолов, в святилище Юстиниана Великого, в мраморном гробу из белого проконнесского [камня]. Его жена Евдокия к тому времени уже скончалась и была погребена в другой гробнице. Правил он 30 лет 270.

Император Константин, сын Ираклия, скончался 20 апреля и был погребён в храме святых апостолов, где и его отец, в другом гробу из белого проконнесского камня, ещё при жизни своей жены Глигории 271, дочери патриция Никиты. Правил он 120 дней 272.

Император Констант, сын [Константина], внук Ираклия, Погонат 273, умер насильственной смертью в Сиракузах, городе на Сицилии, 5 ноября, и тело его было погребено в том же городе Сиракузах, в монастыре святого Григория. Правил он 20 лет.

Император Константин, сын Погоната, умер 10 июля своей смертью, и его тело было погребено в храме святых апостолов, в святилище Юстиниана Великого, в гробу из фессалийского камня, вместе с его женой Анастасией. Правил он 17 лет.

Император Юстиниан Ринотмет 274 скончался 24 ноября; сперва он был свергнут с престола Леонтием, затем вернулся на трон и был убит в Даматрисе 275 неким Илией Херсонитом, а тело его было брошено в море. Вместе со своей женой Анастасией он правил 16 лет.

Император 276 Леонтий скончался насильственной смертью 15 февраля, [убитый] Юстинианом Ринотметом, [который убил также] Апсимара; их тела были брошены в море, а затем найдены и погребены на острове Проти в церкви, которая там есть. Правил он 3 года.

Апсимар, который звался также Тиберием, был 21 августа свергнут с престола и убит на ипподроме вместе с Леонтием Юстинианом Ринотметом; их тела были брошены в море, найдены и погребены на острове Проти. Правил он 7 лет 277.

Гвардарий, который звался также Филиппом 278, скончался 20 января, будучи ослеплён патрицием Феодором и стратигом Феодором 279, и его похоронили в монастыре Дамасия (Damacii) 280. Он правил 2 года.

Артемий, он же Анастасий, был 1 июня свергнут с престола Феодосием Адрамитянином 281. Он был сослан в Салоники, а сам Феодосий 282 был обезглавлен Львом Саброном (Sabro) 283; спустя малое время его тело было доставлено августой Хериной (Cherini) 284 и по-царски погребено в храме святых апостолов, в святилище Юстиниана Великого, в зелёном гробу. Правил он 2 года.

Феодосий, он же Адрамитянин, был 24 июля свергнут с престола Львом Исавром и сделался вместе со своим сыном клириком, а также и епископом Эфеса; он умер и был погребён в храме святого Филиппа, в старом городе возле порта, творив чудеса при погребении. Правил он 1 год.

Лев Исавр 285, который правил вместе с Феодосием, умер своей смертью 18 июля, и его тело было погребено в храме святых апостолов, в гробу из белого проконнесского [камня]. Он правил вместе со своей женой Марией 23 года.

Император Константин Каваллин 286 Копроним, который отрёкся от Сына Божьего, подверг гонению Его образ и сжёг многие иконы, умер 14 сентября. Он был погребён в храме святых апостолов, в гробу из фессалийского камня; впоследствии по совету патриарха Мефодия он был выброшен августой Феодорой из храма вместе со своим гробом и сожжён на площади Мастриан (Mastrianu) 287, а прах его выбросили в море за то, что он сжёг мощи (lipsana) и иконы многих святых. Вместе с тремя жёнами, которые у него были, он правил 24 года.

Император Лев, который был прозван Хазарином 288, скончался 8 сентября, и был погребён в храме святых апостолов в белом гробу. Вместе со своей женой Ириной он правил 6 лет.

Император Константин 10 ноября был свергнут с престола своей матерью Ириной и, ослеплённый, прожил ещё долгое время. Он умер и был погребён на острове Принкипос (Prinkypu) 289. Жена его – Феодора. Правил он 6 лет.

Ирина 30 октября была свергнута с престола и сослана на остров Лесбос, он же Митилена, где и скончалась. Впоследствии её тело было перенесено и погребено на острове Принкипос, в монастыре, который она построила. Правила она 5 лет и 2 месяца.

Император Никифор 25 июля был убит в Болгарии Крумом, болгарским ханом; с его головы была содрана кожа, а остальное тело – сожжено. Жена его – Прокопия. Правил он 8 лет.

Император Ставракий скончался 20 октября; он стал монахом и был погребён в монастыре под названием Ставракий. Жена его – Феофано. Правил он полтора года.

Михаил 290 скончался 8 октября; он был свергнут Львом Армянином, стал монахом на острове Плати и там же был погребён. Жена его – Прокопия. Правил он 2 года.

Лев Армянин, император отступник, когда стоял во дворце, был убит Михаилом 25 декабря; гробница его не была завершена, но его по соглашению похоронили на острове Проти. Правил он 8 лет.

Император Михаил Доместик скончался 2 октября и был погребён в храме святых апостолов, в святилище Юстиниана Великого, в гробу из белого проконнесского камня. Жена его – Мария – правила 9 дней. Сам же Михаил правил 8 лет.

Император Феофил скончался 22 октября и был погребён в храме святых апостолов, в святилище Юстиниана Великого, в гробу из проконнесского камня. Вместе со своей женой Феодорой он правил 12 лет.

Император Михаил был убит 24 сентября лежавшими рядом с ним воинами в предместье святого мученика Мамонта, и был погребён в монастыре Филиппика, что находится в Хрисополе. Его тело было перенесено и по-царски погребено в храме святых апостолов, в гробу из проконнесского камня. Жена его – Евдокия. Вместе со своей матерью он правил 26 лет.

Император Василий скончался 19 августа и был погребён в храме святых апостолов, в гробу из фессалийского камня, в святилище Константина Великого. Вместе со своей женой Евдокией он правил 19 лет.

Император Александр скончался 6 июня и был погребён в гробнице своего отца, где [была погребена] и его мать Евдокия. Он правил 24 года.

Император Константин Багрянородный скончался 19 ноября и был погребён в храме святых апостолов, в святилище Константина Великого, в мраморном гробу. Правил он 47 лет.

Император Роман скончался 15 марта и был погребён в храме святых апостолов, [в святилище] Константина Великого, в белом гробу без всякой резьбы, изготовленном по приказу его отца Константина. Правил он 4 года.

Василий и Константин взошли после смерти своего отца на престол вместе со своей матерью Феофано, но только Василий правил 7 лет вместе с Никифором Фокой, 7 лет – с Иоанном Цимисхием и единолично – 48 лет: всего – 62 года. Итак, в это время он принял под свою власть жителей Крита, подчинил Бари и Калабрию, покорил Антиохию, Тарс и многие другие города Сирии; и много побед в его время было даровано ему Богом. По воле Божьей он 13 декабря благополучно отошёл к Господу и был погребён в церкви святого евангелиста Иоанна в Евдоме.

Константин Багрянородный 291 скончался в ноябре месяце и был с почестями погребён в храме святых апостолов, в мраморном гробу. Он правил 3 года и ещё при жизни передал империю своего дочери Зое и её мужу Роману 292.

Император Роман заболел [и был убит] 11 апреля в бане во Влахернах; он был погребён в монастыре Пресвятой Марии Триантафилон (Triantafelici), который он сам украсил. Правил он 5 лет.

Михаил, исполненный всяческих добродетелей, скончался 13 ноября и был погребён в монашеской ризе в монастыре святых Анаргиров 293, который он построил за пределами императорского города Константинополя, в мраморном гробу белого цвета. Он правил 8 лет 294.

20 апреля, в то время как Михаил Калафат, племянник уже названного Михаила, занял престол благодаря благочестивейшей августе Зое, которая посадила на престоле также и [его] сына, этот нечестивец по дьявольскому наущению воздал этой своей госпоже за добро злом, отправив её в ссылку на остров Проти. Когда все вельможи узнали об этом, они, тут же приняв решение, вместе с госпожой августой Феодорой, сестрой Зои, и со всем народом направились с оружием в руках во дворец; после того как были взломаны все ворота и оттуда вынесены огромные богатства, этот нечестивец в страхе бежал в Студийский монастырь святого Иоанна Крестителя; его вытащили оттуда по приказу уже названной августы Феодоры и Зои, ослепили и совершенно уничтожили вместе с его родом. Правил же он 4 месяца и 30 дней.

Затем уже названные августы Зоя и Феодора послали по совету всего народа и привели из ссылки Константина Мономаха (Monachum), [обладавшего] доблестью и благородством, красотой лица и мудростью, и тот был коронован. Он правил вместе с Зоей 12 лет и 8 месяцев и был погребён в храме святого мученика Георгия в Мангане.

После его смерти императрица Феодора правила империей 2 года.

Михаил Бруикас (Bruicas) 295 правил 2 года и был свергнут с престола Исааком Комнином и Константином Дукой, которые заставили его принять монашеский сан.

Исаак Комнин правил 2 года.

Константин Дука правил 8 лет. После его смерти Евдокия, его жена, правила империей 6 месяцев; затем она взяла себе в мужья Романа Диогена.

Роман Диоген правил 4 года, 3 месяца; он был схвачен язычниками турками; впоследствии же греки вырвали ему глаза по совету императора Михаила, его пасынка; он был погребён на острове Проти, в монастыре, который сам велел построить.

Михаил Дука, его пасынок, сын императора Константина, правил 6 с половиной лет; он был свергнут Никифором Вотаниатом; тот заставил его облачиться в монашескую ризу и взял в жены его невесту. Он был погребён в монастыре Эммануил.

Никифор Вотаниат правил 3 года и был свергнут с престола Алексеем Комнином, который заставил его облачиться в монашескую ризу. Он был погребён в Триантафилоне.

Алексей Комнин силой захватил императорский престол в 4-й индикт, в марте месяце. Он единолично правил 20 лет, а всего лет его правления было 42 года и 10 месяцев. Затем он разделил престол со своим сыном Иоанном Багрянородным, и они оба 296 правили … лет. Он провёл множество битв с франками и печенегами, с персами и мидийцами, и по милосердию Божьему всегда выходил из них победителем. В его дни франки захватили города Антиохию, Тарс, Мамистру, Адану, Лаодикею, святой город Иерусалим и Яффу. Они избавили от власти персов их всех, а также многие другие.

Продолжение.

код. 2.

Мануил, сын этого Иоанна, правил … лет и был погребён в мраморном саркофаге в монастыре, что зовётся Пантократор. Он ещё при жизни короновал своего сына Алексея. После смерти императора Мануила, когда его малолетний сын Алексей, за которого отец незадолго до этого сосватал сестру короля Франции Филиппа, правил империей при посредстве своих опекунов, поднялся некий Андроник – из их рода, нечестивый и преступный тиран, которого ранее названный Мануил силой изгнал из Греческого царства. При помощи турок и других язычников он захватил константинопольский престол и, убив мальчика царя и его опекунов, почти шесть лет тиранически правил в Греции. Греческую империю при нём разным образом терзали король Сицилии и король Венгрии. Когда этот Андроник, движимый злобой и ненавистью, искал, как бы истребить всех вельмож своего царства, случилось, что он замыслил коварно убить некоего Исаака, знатного, но бедного вельможу. Тот, однако, будучи предупреждён, сам напал на него вместе с прочими вовлечёнными в заговор вельможами и воинами; его, истекающего кровью от ран, постыдно посадили на верблюда и возили по всему городу, и весь народ бросал в него грязь, камни и нечистоты (iestum). Он таким образом был приведён и повешен на ипподроме, и упал несчастный в яму, которую себе приготовил. Его не удостоили чести похоронить вместе с императорами. А его убийца Исаак Ангел, захватив власть, правил вместо него 8 лет и 6 месяцев; потом ему вырвал глаза его брат Алексей.

Алексей Ангел правил … лет. В его правление французские вельможи и много людей, в том числе маркграф Монферрато, приняли крест идти в Иерусалим. Они соединились с господином Генрихом Дандоло, венецианским герцогом, поскольку тот снарядил 400 галер, кораблей и грузовых судов (uxerios) 297. Тогда же Алексей, сын Исаака, которого тот Алексей держал в оковах вместе с отцом, бежал в Германию; затем он пошёл в Венецию, прося герцога, маркграфа и прочих князей о милосердии, дабы те помогли ему вернуть отца и его престол. И те, движимые милосердием, выслушав его просьбы и мольбы, отправились вместе с ним, подвергли город Константинополь суровой осаде, взяли его штурмом, предав огню и мечу, и силой покорили. Юный Алексей, поставленный через несколько дней императором, после того как дядя его спасся бегством, попытался уничтожить войско венецианцев, направив при сильном ветре подожжённые суда с поднятыми парусами на [их] флот, но при помощи Божьей ничем не смог им повредить. После этого греки видя, что Алексей сделался врагом латинян, и надеясь, что названные латиняне не будут ему помогать, убили Алексея и Исаака, его отца, и возвели в императоры некоего Мурзуфла. Тогда герцог с венецианцами, а также рыцари и весь народ, возмущённые этим, вступили в бой, вновь взяли город огнём и мечом и, перебив многих греков, разграбили город; герцог с французами разделили между собой этот город, а названного Мурзуфла сбросили наземь с колонны у Тавра. Императором они сделали Балдуина, графа Фландрии, который был убит влахами. В императоры был возведён его брат Генрих. Герцог же ушёл из жизни своей смертью.

Код. 3.

Император Мануил правил 38 лет. Он умер в сентябре месяце и был погребён в мраморном саркофаге в церкви Пантократора.

Его сын Алексей правил 3 года; но его задушил и выбросил в море Андроник.

Андроник правил 2 года и 9 месяцев. Он был убит, осмеян и повешен на ипподроме. Впоследствии он был погребён в монастыре Эфор.

Исаак правил 9 лет и 7 месяцев, после чего был ослеплён своим братом – севастократором Алексеем; названный Исаак покоится в монастыре Пантанасса.

Алексей Севастократор правил … лет и 3 месяца, и был свергнут с престола.

Сын названного Исаака, тоже Алексей, правил вместе со своим отцом 7 месяцев; наконец, его задушил в январе месяце, в 7-й индикт, император Мурзуфл.

Мурзуфл же правил с января 7-го индикта по апрель того же индикта. Затем он был свергнут с престола латинянами. В течение одной ночи правил брат Ласкаря. Затем названный Мурзуфл был схвачен своим тестем, названным Алексеем Севастократором, и ослеплён. И вновь названный Мурзуфл был схвачен – на этот раз латинянами – и сброшен с верхней части Тавра.

Балдуин, граф Фландрии, правил с мая 7-го индикта по апрель 8-го индикта.

В этом месяце бальи сделался Генрих, брат названного Балдуина, и стал царствовать. Между пребыванием в должности бальи и императорским престолом он прожил … лет.

После смерти Генриха ему на престоле наследовала его сестра 298, жена Петра, графа Оксерского. Этот Пётр вместе с женой и сыновьями прибыл из пределов Франции, то есть из Оксера, в Рим и был там коронован господином папой. Пройдя через Апулию, он отправил свою жену и сыновей в Константинополь, а сам прибыл в Дураццо и был схвачен там Феодором Комнином. Жена названного [мужа] пробыла на престоле … лет. Узнав, что он схвачен, жена названного Петра передала власть … графу Бетюна (Betunie) 299. Жена названного Петра провела на престоле … лет. Феодор долгое время держал названного Петра в плену, где тот и окончил свою жизнь.

Затем правил Роберт, сын названного Петра, … лет.

Затем Иоанн 300, король Иерусалимский, выдал свою дочь 301 замуж за Балдуина, брата названного Роберта. Названный Иоанн правил … лет и умер в Константинополе.

После смерти Иоанн правил Балдуин, его зять, сын названного выше Петра, … лет.

Текст переведен по изданию: Chronicon Venetum quod vulgo dicunt Altinate. MGH, SS. Bd. XIV. Hannover. 1883

© сетевая версия - Тhietmar. 2017
© перевод с лат., комментарии - Дьяконов И. В. 2017
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Germaniae Historica. 1883