Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Дубленка женская купить

дубленка женская купить на заказ.

mercatos.net

ХРОНИКА ДЕВЫ

CHRONIQUE DE LA PUCELLE

Глава XI.

[О взятии Танни Фальстафом]

Около двух месяцев спустя, мессир Жан Фастоль, рыцарь английский, каковой по приказу герцога Бетфордского, стал капитаном Алансонским и правителем указанных марок, собрал армию, которая затем взяла в осаду крепость, что расположена в Мэне и носит имя Танни и взял ее без боя; потому что указанная крепость ему была сдана посредством договора.

Глава XII.

[О том, как граф Салисбери захватил Манс, Сен-Сюзанн и Мэйен-ла-Жюэ]

В то же самое время граф Салисбери принял решение подступить с осадой к крепости Мас и отправился туда. Тогда же был в Мэне-ла-Жюэ некий рцыцарь, капитан названной крепости, по имени Пьер ле Пор, каковой показал себя доблестным рыцарем и у него в подчинении было также доблестное войско, и до него дошли вести об осаде, предпринятой указанным графом. Потому он вышел из указанной крепости Мэн в сопровождении восьми или десяти раз под двадцать вооруженных людей, и с ними устроил засаду у Сейса, что в Нормандии, на дороге, по которой должен был пройти указанный граф Салисбери вместе со своим войском, а впереди него шли его передовые отряды, каковые грабили страну и вели себя весьма беспечно; на которых указанный мессир Пьер вместе со своим войском обрушил удар и многих из них убил и взял в плен, и далее, несмотря на свою победу, счел за лучшее со своими людьми и всей добычей вернуться к себе.

К каковому событию указанный граф отнесся с большим неудовольствием, но не оставляя начатой осады, разослал людей во все стороны, дабы собрать войско, и подступил осадой к указанному городу Мансу, и выкатил против него огромные бомбарды и другие машины, дабы обрушить стены указанной крепости; и посему в городе многие дома, бывшие по соседству с резиденцией епископа были разрушены до основания. Но несмотря на то, осажденные защищались со всей доблестью, и предпринимали многие и разнообразные вылазски, нанося урон своим врагам. Однако же, рассудив здраво, они поняли, что к ним не придет никакая помощь, и что они не сумеют долго удержаться своими силами; и потому было решено выговорить себе самые приемлемые условия сдачи; и в конце концов город и цитадель сдались на милость указанному графу Салисбери, с которым был заключен договор, по которому солдаты и иные жители, согласно своему желанию могли беспрепятственно уйти из города или же остаться на условиях покорности англичанам. И французы, жившие в указанном городе, должны были выплатить тысячу и пятьсот экю штрафа, дабы вознаградить указанного графа за издержки и потери, каковые он понес во время осады указанного города.

После того, как был занят, указанный граф Салисбери видя и понимая, что мощь французского королевства в те времена была значительно ослаблена, и что король не будет в состоянии собрать вооруженную силу, дабы нанести им ущерб, решил продолжать завоевание, и подступил с осадой к замку и города Сен-Сюзанн, что был расположен в той же земле Мэнской, где капитаном был мессир Амбруаз де Лоре; и указанный граф приказал доставить и окружить город огромными бомбардами. После того, как англичане подступили к городу, указанный мессир Амбуаз совершил несколько блестящих вылазок и конных атак, от каковыз англичане потерпели большой урон; но после того кольцо осады сомкнулось уже со всех сторон. И когда прошло десять дней, он приказал начать обстрел города из указанных бомбард и пушек, и обстрел этот продолжался без остановки ночью и днем, так что в указанном городе было разрушено много строений, и с обеих сторон было еще много стычек и были предприняты попытки штурма; и наконец указанный де Лоре и его люди вынуждены были сдать указанный замок и город названному графу Салисбери, и он вместе со своими людьми лишался всего имущества, и их пленники получали свободу, и все защитники города могли уйти из него только пешими, не имея другого оружия, кроме палок. И в виде контрибуции в пользу указанного графа, за все издержки, каковые он претерпел во время осады, указанный Амбуаз должен был внести две тысячи золотых экю.

Так указанный город Сен-Сюзанн отошел указанному графу де Салисбери, после чего тот подступил с осадой к замку Мейэн-ла-Жюэ и приказал переправить к нему множество огромных бомбард, как то было сделано и в других случаях. Доблестный рыцарь по имени Пьер ле Пор, бывший капитаном названного замка, против которого велась жестокая стрельба из огромных бомбард и англичане пытались сделать подкопы под стены, или взять замок приступом; но что воистину поражает воображение, против английских осадных башен и подкопов, осажденные защищались доблестно и упорно; и многие из англичан там были убиты и ранены. Но не было сомнения в том, что осажденные неоткуда ждать помощи, и посему замок был сдан по условиям договора, заключенного с названным графом Салисбери. По условиям какового договора, все защитники города и его жители по желанию могли уйти из него, а желающие остаться могли так сделать: и указанный капитан и другие францзуы должны были выплатьи две тысячи экю указанному графу Салисбери, за все потери и издержки, что он понес за время указанной осады.

Глава XIII.

О переменах в королевском совете

В год тысяча четыреста двадцать пятый король направил в Бретань мессира Таннеги де Шателя, бывшего уроженцем Бретонской земли, и каковой вместе со своей родней был у герцога в милости; и далее просить и заклинать его, дабы пришел на помощь ради спасения королевства и сказать, как велика в нем нужда и настаивать на том всеми путями. Герцог ответил прямо, что о том не будет вести речи, до тех пор, пока, король не удалит от себя и изгонит из дворца весх тех, кто содействовал его пленению, и перечислил их поименно. Король в то же самое время отправил посланца к герцогу Савойскому, дабы попытаться узнать, не согласиться ли герцог Бургундский начать с ним какие бы то ни было переговоры; и не согласиться ли указанный герцог прийти на помощь королю: каковой ответил, что знает прекрасно, что герцог Бургундский не пойдет ни ни какое соглашение, до тех пор пока король не отдалит о себя тех, кто содействовал убийству его отца, покойного герцога Бургундского; но в указанном случае герцог Савойский охотно придет на помощь королю и будет содействовать ему всеми силами.

Ибо существовали сомнения, что герцог Бургундский столь уж сильно привязан к англичанам; при том, что некие люди, бывшие близкими королю настаивали на том, чтобы позволить ему вернуться, ибо то, что он поддался порыву и действовал в гневе, вызванном горем из-за того, что его отец был убит. Посланцы, отправленные к указанным сеньорам вернулись и передали ответы, каковые получили от них. В том числе указанный Таннеги, присутствоваший при этом, и передавший ответ, данный ему герцогом Бретонским, сказал: что его как бы его ни тяготили смерть герцога Бургундского и пленение герцога Бретонского; в то время он считал своим долгом оставаться рядом с королем; ныне же он предпочел бы уехать. И действительно он отправился в Лангедок, в город, называемый Бокер. И как то полагал верховный судья Прованса, он нанес своим отъездом ущерб королю и пытался отговорить его от этого; но тот все же предпочел уехать и в своем решении идти до конца: также сделал и врач по имени мэтр Жан Кадар какового считали ученейшим и опытнейшим человеком в своем деле; и он уехал, обогатвишись на двадцать пять или тридцать тысяч экю, указанный судья назначил на его место сеньора де Жиака, каковой был самых доверенных людей короля.

Глава XIV.

[О взятии Ферте-Бернара графом Салисбери]

Граф Салисбери, продолжая завоевание, собрал большую армию и подступил с осадой к Ферте-Бернару, что в земле Мэнской, капитаном каковой крепости был оруженосец по имени Луи д'Авангур: у него было в достатке снаряжение и все необходимое для войны, что хватило бы ему на три или четыре месяца. Указанное место было хорошо укреплено и осажденные защищались изо всех сил; но в конце вынуждены были сдаться на милость указанного графа Салисбери, и город открыл ему ворота. Тот же удержал у себя в плену на некое время указанного мессира Луи д'Авагура; но несмотря на сильную охрану, тот нашел способ бежать.

Глава XV.

О том, как граф де Ришмон принял сторону французов

Около того времени, до короля дошли известия, будто Артюс, сын герцога Бретонского, граф де Ришмон, горел желанием предстать перед ним и был этим известием весьма обрадован. Указанный сеньор граф де Ришмон был в плену со времени битвы при Азенкуре, и отличался при возрасте своем высоким ростом, благородством и доблестной смелостью; и воистину не обладал земельными владениями, соответствующими его достоинству. Герцог Бретонский, его брат и вместе с ним герцог Бургундский, искали путей к его освобождению; но ничего не могли добиться, и никогда ему не получить бы свободы, если бы указанные герцоги не приказали ему принести клятвы, или присягу верности королю английскому; что он и сделал: но по желанию своему, он более склонялся к служению французской короне.

Когда король английский скончался, он решил для себя, и это соответствовало истине, что эта смерть освобождает его от всех обязательств, каковые он принес королю английскому; ибо они приносились его личности, иными словами, личности короля английского и никому более. Но все же, он испытывал сильные сомнения и не решался предстать перед королем, не имея никаких охранных обязательств; и его брат герцог Бретани также не рисковал сделать это, ибо указанный герцог как то и было сказано ранее, принес присягу королю английскому и указанный Ришмон также служил указанному королю. Но король не имел сомнений в его доброй воле, и был весьма доволен этим и передал ему отныне Лузиньян, Шинон и Лош, лучшие города, каковые имелись в его распоряжении, дабы он поместил в них солдат в том количестве, в каком сам найдет нужным; что и было сделано; и тот принес вассальную присягу королю за указанные города, принятые от него.

И было объявлено, что король отправится в Анжер, и там указанный граф де Ришмон предстанет перед ним. Он приехал с весьма пышным эскортом, каковым ему служили бароны д'Овернь и де Бурбоннэ и сними пять или шесть сотен рыцарей и оруженосцев, каковые после указанной битвы под Вернеем были приданы в его распоряжение. Тому же последовали сеньоры из Гиени и Лангедока; и там же были сеньор д'Арпажон, лично приехавший к королю, и заявивший тому, что у него еще достанет сил, чтобы противостоять врагу; и что король может рассчитывать, что он придет из своей страны с десятью или двенадцатью тысячами армабетчиков, вооруженных стальными арбалетами.

Таким образом король отправился в Анжер с весьма пышным эскортом, и как уже было сказано, граф де Ришмон прибыл к нему в указанный город, пышно одетый, на хорошем коне, и поступил к нему на службу, ибо его отвага и воля не изменились и не ослабели с того дня, как он был взят пленником при Азенкуре, несмотря на все то притворство, каковое он проявил ради своего освобождения, ибо другого выхода у него не было. И король убедившись в искренности и верности указанного графа де Ришмона, принял его с великими почестями и был весьма рад его приезду.

И так как пост коннетабля Франции был свободен со времени гибели графа де Букана, убитого в битве при Вернее, как то уже было сказано, король своей волей назначил графа де Ришмона коннетаблем Франции; но указанный граф де Ришмон вначале отказывался принять пост, понимая, какую ответственность тот несет за собой; но после многих слов и многих сомнений принял предложенный пост коннетабля и получил шпагу и принес надлежащие клятвы королю и королевству, в кто форме как то от него требовал обычай, и даны были в Анжере пышные развлечения и пиры. И далее он принес вассальную присягу за те места, каковые получил, и клялся защищать их силой оружия и вести войну с англичанами.

Глава XVI.

[О битве при Авранше]

В это же время мессир Оливье де Муни и сир де Коэкен, собрали под своим началом большую армию в Бретани и отправились, чтобы захватить Парк-л'Эвек, город, принадлежавший епископу Авраншскому, в каковом месте скопилось множество англичан, куда больше чем бретонцы на то рассчитывали, и посему указанные англичане делали успешные вылазки и сражались упорно и доблестно, и в конце концов англичанам удалось разбить и рассеять бретонцев, из которых многие были убиты или попали в плен; и среди прочих попал в плен названный мессир Оливье де Муни, каковой доблестно защищался; и если бы остальные вели себя таким же образом, дело могло бы повернуться по другому.

Глава XVII.

[О разладе между наследниками Арманьяка]

В то же время в Руэрге, что в графстве Арманьякском, случилась жестокая распря, из каковой могли бы произойти большие беды, ежели против нее не было найдено средство, по той причине, что мать графа арманьякского и сеньора де Пердриак, его брата, испытывала большую привязанность к Пердриаку, младшему сыну, чем к старшему, и желала повернуть дело таким образом, чтобы старшему досталось графство Пердриак, или чтобы он отказался от своей доли в отцовском наследстве.

Маршал де Северак, каковой был в то время одним из самых могущественных людей во французском королевстве, склонялся к тому же, и прилагал к тому требуемые усилия; указанный Пердиак звал его отцом, а Северак в ответ звал его сыном, и обещал сделать его своим наследником; что соответствовало истине, ввиду того, что указанный Сeверак был подданым и вассалом графа арманьякского. В конце концов, они устроили так, чтобы указанный граф д'Арманьяк вместе со своей матерью и Севераком, примыб в монастырь кордельеров что на окраие Родеса, и там некоторое время держал его словно бы в плену, желая, дабы тот согласился с таковым решением, для него весьма убыточным, ради чего все входы в монастырь указанных кордельеров взяты были под охрану, и никто не мог туда войти без разрешения указанного Северака.

Граф д'Арманьяк однако, сумел связатьс с неким человеком, отправлявшися к сеньору д'Aлпажон, и просить того приехать для встречи и передал ему письмо, в и в нем изложил указанному графу в каковом положении находится; и указанный Алпажон как добрый и преданный вассал, испытал крайнее неудовольствие и приехал к указанный монастырь, и устроил так, что смог войти и говорить с графом, каковой рассказал ему, как поступают с ним и что пытаются принудить сделать, и в особенности то, к чему стремился указанный де Северак.

После чего указанный Алпажон и Северак поспорили между собой и обменялись резкими словами; и указанный д'Алпажон уехал из этого места, перед тем сказав Севераку, что тот в действиях своих поступает бесчестно и показывает себя низким предателем и нарушает вассальную присягу; после чего он сел на лошадь и уехал прочь. Указанный сеньор де Северак почувстовал себя весьма оскорбленным также уехал, после чего весь план их пришел к концу: так что вскоре вдогонку за указанным д'Арпажоном был послан гонец, снабженный письмами с вызовом, состоявшими из частей a, b, c, иными словами, три листа были разрезаны пополам, и верхние и нижние части содержали равные копии, содержавшие вместе текст вызова. И указанный д'Алпажон готовы был принять вызов, что это привело бы к неминуемой войне; потому что оба желали и могли сделать так, чтобы в Гиени собственной властью развязать войну друг против друга, как то делалось уже и раньше, в прежние времена.

Но известие дошло до ушей короля, каковой немедленно запретил им действовать подобным образом, и приказал им обоим предстать перед Парламентом, и там объявить обвинения друг против друга, каковые пожелают, и решить дело посредством судебного поединка или же иным образом; потому что опасались, что из этого последует раскол внутри страны, каковой ухудшит положение, ввиду войны уже идущей. Стороны починились и предстали перед Парламентом в указанный день и в следующие за ним множество раз, и многими разными способами, возводили обвинения друг на друга и описывали их на бумаге в больших и пространных грамотах; и король и с ним многие другие уговаривали их прийти к согласию, и указывали им, что оба они оскорбили друг друга в пылу ссоры; но не было средства утишить эту вражду, дабы они по-братски возлюбили друг друга как то было ранее.

Но однажды случилось так, что оба находились в Мёне-сюр-Йевр, и Северак был в покоях короля и собирался выйти оттуда, в то время как сеньор д'Алпажон не зная, что он там был пожелал войти, и они встретились лицом к лицу, и у обоих в груди закипел гнев, но тут же исчез, словно никогда не бывал, и оба плакали горькими слезами и простили друг другу все обиды, и вновь стали добрыми друзьями, что было великим благом для страны, ввиду того, что они могли весьма сильно поддержать короля и оказать сопротивление неприятелю, что они и сделали, оставив вражду, каковая виделась гибельной для тех, кто знал состояние королевства.

Глава XVIII.

О герцоге бретонском [и его приезде в Сомюр]

В год тысяча четыреста двадцать шестой, коороль отправил посольство из знатных людей к герцогу бретонскому, дабы уведомить его, что те, чьи имена он перечислил были удалены из королевского совета и из дворца, и просил его прийти на помощь королевству. Герцог же собрал большой совет, дабы обсудить указанное письмо и узнать у своих советников мнение, как ему следует поступить, и выслушал разнообразные советы, и без сомнения в то время строил великие и многочисленные планы. Однако же, в конце концов герцог принял решение о том, что будет служить королю. И после того, как король приехал в Сомюр, герцог отправился к нему, в богатой одежде, в сопровождении большой свиты, причем его люди так же были в богатой одежде; и был принят с великой радостью и в его честь устроeн был весьма пышный пир; и он принес оммаж за герцогство и присягнул королю как своему суверенному сеньору, и предоставил себя и своих людей в его распоряжение, дабы выступить с войной против англичан.

В это же время англичане удерживали место, называемое Понторсон, и оттуда грабили окрестные земли; граф Ришмон, коннетабль Франции, осадил крепость и взял ее; и множество англичан там были убиты и захвачены в плен, и далее приказал разрушить это место до основания и уничтожить всех, кто там находился.

Глава XIX.

О cире де Жиаке и Камю де Больё. О сире де ля Тремуйе и власти, каковую ему даровал король.

После этого король отправился в Иссудун, и его сопровождал сеньор де Жиак, бывший вельможей весьма высокомерным, как то говорили, король был к нему очень расположен, и посему тот волен был делать что пожелает, и как следствие тому, дела королевства были в полном расстройстве.

Король приказал Генеральным Штатам собратьсяв Мёне-сюр-Йевр; и было это сделано ради того, чтобы ввести новые налоги, под тем предлогом, чтобы истратить полученные деньги против распространившихся грабежей и разбоев, каковые стали весьма велики и разорительны для жителей королевства. И там присутствовали выборные от зажиточных городов, которые были рады прийти на помощь королю, но лишь при том условии, что ранее им будет доложено, как то собираются делать, прежде того будет решено, как избавиться от грабежей и нни днем ранее. И среди прочих некий епископ мэтр Юг Комберель горячо поддержал подобное мнение; и коротко говоря, утверждена была талья для этих нужд; но когда король находился в своих покоях, указанный Жиак заявил во всеуслышание, что ежели ему то будет дозволено, он бросит в реку указанного Комберель и вместе с ним всех, каковые придерживались того же мнения. И с тех пор многие сеньоры стали питать к нему враждебность. Здесь находились сеньоры де Линьер и де Кулан каковые были в ссоре друг с другом, и прибыли в Мён, где король дал им аудиенцию. И при дворе находились в это же время графы де Фуа и Коминс, и также здесь было множество капитанов и других военных из их земель и здесь также был сеньор де ла Тремуй, каковой поддерживал Кулана, в то время как Жиак поддерживал Линьера. И так случилось, что однажды в присутствии короля обе стороны вели дебаты между собой, и Жиак при том вел себя весьма выскокомерно, оскорбляя всевозможными способами сеньора де ла Тремуй, и тот многими словами дал отпор Жиаку, чем вызвал большое неудовольствие короля.

Позже указанный де ла Тремуй уехал из замка, и граф де Фуа, женатый на сестре его матери, посоветовал ему уезжать как можно скорее, дабы избежать мести; и тот поспешно уехал в Иссудун и на следующийд день в Сюлли, и там задержался на некоторое время, боясь, чтобы с ним не произошло никакой беды, потому что Жиак упорно требовал от короля каким-либо образом наказать де ла Тремуя; и также указанный де ла Тремуй вместе с коннетаблем поняли, что Жиак положил деньги, полученные с помощью тальи, о каковой уже было сказано, в собственный карман и желал их использовать как то ему заблагорассудится, и ничего из этих денег не потратить на борьбу с неприятелем, и думали, как то лучше открыть на то глаза королю.

В январе указанного года, король находился в Иссудуне, а указанный де Жиак вел себя беспечно и не чувствовал никакой опасности, в то время как указанные коннетабль и де ла Тремуй на рассвете вошли в заком и проникли в спальню указанного Жиака, и сломали дверь, и вытащили его из постели и увезли в Бурж, а затем в Ден-ле-Руа, где тому пришлось предстать перед судьей, подчинявшемуся коннетаблю и отдать отчет об истраченных деньгах; и ему пришлось во всем признался честно и без утайки. Также его обвинили, что он с помощью яда умертвил свою супругу, дабы иметь возможность жениться на даме Катерине де Лиль-Бушар, прекрасной и добродетельной особе, каковая была ранее замужем за мессиром Югом де Шалон, графов де Тоннер, и допросили касаемо этого, и он также признался в указанном преступлении и во многих других, как то рассказывали потом. За каковые преступления его бросили в реку и утопили в ней, а затем вынули из воды, и передали неким людям для того, чтобы предать его тело земле. И вскоре после этого указанный де ла Тремуй женился на указанной даме Катерине, и прижил с ней несколько прекрасных отпрысков. И далее, к королю стал приближен некий конюший по имени Камю де Больё 1.

Глава XX.

Об осаде крепости Сен-Жам-де-Боврон.

В это же время, англичане укрепили крепость по имени Сен-Жам-де-Боврон, бывшую в Нормандии, что возле бретонских марок, и в ней находились мессир Томан де Рамстон, мессир Филип Бранш, мессир Николя Бурде, англичане, и вместе с ними еще шесть или семь сотен английских солдат, каковые грабили страну и нанесли большой ущерб в землях Бретани и Нормандии. И для войны с ними коннетабль собрал большую армии в Бретани, и среди его солдат были уроженцы как Нормандии, так и Бретани, и в целом число как то пеших воинов так и арбалетчиков равнялось в приблизительном счете пятнадцати или шестнадцати тысячам, и они подступили с осадой к указанной крепости Сен-Жам-де-Боврон. Во время указанной осады, англичане много раз делали вылазки против войск коннетабля, и обе стороны многократно сходились в жестоких сражениях.

Наконец пришел день, когда люди коннетабля, осаждавшие указанную крепость, решили идти на штурм, что и было сделано, и штурм был весьма жестоким, и длился три или четыре часа, и люди коннетабля многократно сходились с англичанами в рукопашной схватке. А в указанном городеСен-Жаме была крытая галерея 2, которая вела к бассейну, и французы, бывшие по разным сторонам от них не могли прийти на помощь друг другу.

Англичане же с помощью потерны вышли наружу и напали на тех, кто вел штурм, каковых эта вылазка застала врасплох, что было весьма понятно; и во время этого штурма четыре сотни человек пали от меча или утонуло в указанном бассейне, и по причине указанной вылазки, штурм захлебнулся; и далее коннетабль и его люди отошли на свои позиции, в то время как англичане вернулись в указанный город Сен-Жам-де-Боврон.

И в два часа после полуночи в войске французов произошел великий шум и смятение; и никто не знал и доныне осталось неизвестно каковой на то была причина, и все разошлись в разные стороны, и каждый шел своей дорогой. И французы бросили там всю артиллерию, так и не узнав того, что было причиной смятению, и какова была в том необходимость. Известно было также, что указанный коннетабль бы произошедшим разгневан и опечален, что было весьма понятно; но ничего не мог с этим поделать. Многие считали, что все произошло оттого, что большинство солдат в этом войске были новобранцами и никогда ранее не видели войны, и большая часть из них пришла из Бретани, дабы оказать помощь коннетаблю.


Комментарии

1. «Жан ле Вернэ, прозванный ле Камю де Больё» - как полагают, был ставленником де ла Тремуя, или по другим данным - графа де Фуа, и должен был служить проводником лангедокского влияния при дворе. Начал службу в невысоком чине конюшего, командующего одним из отрядов королевских телохранителей. Королевская милость вознесла его до положения Главного Конюшего Двора, чина бывшего одним из высших в придворной иерархии.

2. Т. н. "потерна"

Текст переведен по изданиям: Chronique de la Pucelle; ou Chronique de Cousinot, suivie de La chronique normande de P. Cochon, relatives aux regnes de Charles VI et de Charles VII, restituees a leurs auteurs et publiees pour la premiere fois integralement a partir de l'an 1403, d'apres les manuscrits, avec notes et developpements. Paris. 1859

© сетевая версия - Тhietmar. 2011
© перевод с фр., комментарии - Лионидас Зои. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001