Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ХРОНИКА БЕНЕДИКТА, МОНАХА ИЗ [МОНАСТЫРЯ] СВ. АНДРЕЯ

BENEDICTI SANCTI ANDREAE MONACHI CHRONICON

(Ввиду малограмотности латинского текста хроники русский перевод является приблизительным. Thietmar 2011)

1. Пресвитер Пимений 1 сказал чётким голосом: «Боже всемогущий, как я не вижу тебя, безбожный и нечестивейший Юлиан 2, так не [хочу] и слышать и, в особенности, слов против Бога, которого ты отрицаешь». И тот приказал сбросить его посредине каменного моста в реку вместе с мальчиком, который вёл 3 его за руки. Между тем, спустя малое время после этого, когда варвары вторглись в пределы Галлии, нечестивейший цезарь Юлиан, собрав войско в городе вангионов 4, начал раздавать воинам жалованье. Как это обычно делалось, каждого вызывали [из строя], пока очередь не дошла до Мартина 5; и [цезарь] приказал ему предстать перед собой; и обратился к нему, говоря: «Разве и отец твой, и ты сам 6 не служили среди придворных схолариев 7 при царе Константине?». А муж Господень Мартин ответил ему, говоря: «Поскольку я – воин Христов, мне не позволительно сражаться». Из-за этого тиран, возвысив голос, заорал: «Ты не ради благочестия отказываешься от службы» 8. Итак, он приказывает поместить его под стражу. Тогда Мартин осенил себя во имя Господа Иисуса крестным знамением [и сказал]: «Защищённый не щитом или шлемом, а [этим знамением], я спокойно ворвусь в ряды врагов». Но на следующий день враги прислали послов ради мира и [отдали римлянам] всё своё [добро]. Вследствие этого муж Господень освободился от преследования тирана. А август вернулся в Рим. Наконец, в его времена было такое нечестие, какого я не могу и описать. Он начал закрывать церкви святых, открывать храмы идолов, а церковное имущество передавалось в казну. Когда он провёл по этому поводу совещание со своими служителями, о церкви святого Сильвестра на горе Сирапте 9 и её пристройках, которые [аббат] выстроил с самого начала этой церкви, то имущество этой церкви было передано в казну, и, словно из ненависти к императору Константину, разрушено всё, что он совершил. В это же время по воле всемогущего Бога против нечестивейшего императора Юлиана началась персидская война, и он двинулся в Персиду. Когда он шёл [туда], то преследовал блаженного архиепископа Василия 10 с такой злобой, что мы лучше умолчим. Когда он шёл [и, наконец], прибыл на место, римляне вступили в битву с персами, и понятно, что нечестивейший император Юлиан был побеждён и весьма сокрушён персами; этот Юлиан был ими ограблен 11 от самой макушки до пят. [Был захвачен] и его пурпурный плащ 12, и царь персов во всякое время, пока имел мир, сидел на плаще Юлиана и торжествовал. Правил же Юлиан 2 года и 8 месяцев.

2. Когда императором сделался христианнейший Иовиан 13, открылись церкви, и начала радоваться христианская вера. Правил этот Иовиан 8 месяцев. Дамас 14, епископ Рима, построил базилику возле театра святому Лаврентию и ещё одну базилику в катакомбах, где лежали тела святых апостолов Петра и Павла; в этом месте мраморную доску, где лежали тела святых, он украсил стихами. В этом же году, когда после смерти Аксента 15 медиоланским епископом был поставлен Амвросий 16, вся Италия обратилась к истинной вере 17. Умирает Иларий 18, епископ Пуатье; [ему] наследовал епископ Мартин. По этому поводу апостол сказал: «Бог во Христе примирил с собою мир» 19; об этом Глас Господень 20 говорит: «И когда я вознесён буду от земли, всех привлеку к себе» 21. Папа Дамас со всяческим усердием построил на горе Соракте церковь святого Сильвестра, и всё, что было отобрано из принадлежавшего ей добра, вернул ей посредством грамоты. Когда он молился в базилике посвящения блаженнейшего епископа Сильвестра, то воздал Богу благодарность, говоря:

Я воздаю тебе благодарность, о надежда жизни добрых людей,
Тебе, кто дал мне познать священный обряд,
Который нечестивый отступник Юлиан сокрушил,
И победить невзгоды царской власти небесной любовью.
Позволь, прошу тебя, Боже, без меня преисполниться блаженной,
И твоей, к которой я стремлюсь, святой радостью.
О всемогущий Господь, ты, который, как известно, управляешь устройством мира,
Небом и землёй, посылаешь молнии,
Поскольку небо и землю, созданные [тобой] из ничего, процветают,
Пусть небо, земля хвалят тебя, могущественного, в веках.
Пусть благословляет тебя всякий человек, хвалит, обращается с уважением.
Ибо камень у твоих ног – это чистое озеро,
И Пётр, поддерживая твою десницу, стоит над водами.
И израильтяне некогда под твоим водительством,
Идя по небесному следу, посуху перешли Красное море 22.
Да будут тебе равные с Отцом и с Духом Святым
Слава, величие, доблесть в веках.

Эти стихи он начертал на камне у тела святого. Многие знатные римляне начали покидать мир и вести святой образ жизни в этой названной церкви, словно в монастыре. Между тем, я не могу умолчать здесь о её апостольской славе, которую нельзя обойти вниманием. Ибо, хотя и полагают, что все апостолы ещё до века были избраны Господом, поскольку апостол учит: «Он избрал нас прежде создания мира, чтобы были мы святы и непорочны пред ним» 23, искупитель и спаситель наш Господь Иисус Христос, прежде чем восторжествовав над погибелью Сатаны, ликуя как победитель, достигнет царства небесного, святая его церковь, которую он приобрёл своей драгоценной кровью, которую Сильвестр трудами блаженных апостолов и апостольских мужей, нерушимо укрепив, основал, а август Константин, чудесным образом укрепив, утвердил, должна всегда оставаться нерушимой и славной и благодаря их новому строительству и поколению приобщать к себе очень многих сынов.

3. После того, как это было совершено, Валент 24 вместе с Грацианом 25, сыном своего брата Валентиниана 26, [правил] 4 года. Валент издал такой закон, что монахов, не желавших служить в армии, приказал бить палками. Народ гуннов и вандалов, долгое время запертый в неприступных горах 27, подгоняемый внезапной яростью, вознегодовал против готов; те были рассеяны, приведены в смятение и изгнаны с прежних мест обитания. Бежав, готы переходят Дунай. Принятые августом Валентом без сложения оружия, они в скором времени из-за [приключившегося] вследствие жадности полководца Максима 28 голода были вынуждены восстать. Когда август Валент был побеждён 29, войско рассыпалось по Фракии, наполнив всё убийствами, пожарами и грабежами.

4. Грациан вместе с братом Валентинианом 30, 6 лет. Феодосий 31, [поставленный] Грацианом августом, побеждает скифские народы, то есть аланов, гуннов и готов во многих крупных битвах, и пр.

5. Август Аркадий 32, сын 33 Феодосия, вместе с братом Гонорием 34, 13 лет. Готы вторглись в Италию; сперва вандалы и аланы, впоследствии готы, и пр.

6. Гонорий вместе с Феодосием Младшим 35, сыном своего брата, 15 лет. Аларих 36, король готов, вступил в Рим и часть его сжёг огнём 24 августа 1164 года 37 от основания [Города]; через шесть дней после вторжения готы, разграбив город, начали огнём и мечом опустошать Итальянское королевство.

Страницы с 3΄ до 6΄ написал Анастасий, монах монастыря святого Сильвестра при настоятеле Ноннозе. Чудеса в монастыре святого Сильвестра. Лампада, разбившись, благодаря молитвам «была обнаружена целой. Слух об этом распространился по всему Итальянскому королевству, и даже готы, которые весьма необузданны, никоим образом не смели трогать эту церковь». Другое чудо. «Папа Симмах 38, услышав о святом муже, всё транспаитанское поместье (agrum Transpaitano) вместе с проживавшими и обосновавшимися там колонами и их жёнами посредством грамоты передал в вышеназванную церковь». Автор продолжает:

7. В то время, о котором мы говорим, Теодорих 39, король готов, казнил в Равенне консуляра и патриция Симмаха. У Симмаха же была только одна дочь по имени Галла, в юном возрасте выданная замуж; по прошествии одного года она овдовела в результате его смерти. В то время как блистательные возможности мира, и богатство, и возраст побуждали её ко вторичному браку, она предпочла скорее сочетаться духовным браком с Богом, и, вступив в него со скорби, достигла, однако же, вечной радости. Итак, все свои средства, которые [достались] ей в наследство от её мужа, она велела [пустить] на постройку святых церквей 40. Было же у неё поместье (agrum) с горой, что зовётся Кампана (Campana) и расположена в Коллинском округе (territorio Colinense); так, с одной стороны [были] пределы Кузиано (Cusiano), с другой стороны – река с ручьём, что зовётся Кава (Cava) и который местные жители называют Карба (Carba). Так, с третьей стороны [была] река под названием Грифьянелло (Grifianello). А с четвёртой стороны – большая река, у которой она приказала от основания возводить стены возле воды. Поверх этой стенной ограды она построила церковь в честь святого апостола Андрея, возле этой реки. И возле этой церкви [она построила] порт под названием Добрый (Bonus). Затем, в поместье Понтианелло (in agro Pontianello) она построила церковь в честь святого мученика и левита Лаврентия. [Впоследствии] посредством грамоты она передала это поместье (agrum) вместе с горой Кампаной и соседними с ней [землями] в монастырь святого Сильвестра на горе Соракте. Она построила также церковь святого Иоанна Крестителя близ [села] под названием Тарега (Tarega), в округе Непи (territorio Nepesino), и вместе со всей своей собственностью в церквях Пресвятой Богородицы, Приснодевы Марии, госпожи нашей, [передала] епископству города Непи. Превосходнейшая патриция Галла построила также в Коллинском округе две церкви в честь князя апостолов Петра – базилику, которая зовётся материнской церковью, и другую под названием Аскуто (Ascuto), и вместе со всеми без исключения их принадлежностями передала епископству Непи. Также в Сабинском округе (territorio Savinense), в селении (massa), что зовётся Корникул (Cornicle), а в народе называется Септимильяна (Septimiliana) 41, она построила базилику в честь святого епископа Валентина, и со всем принадлежащим этой церкви передала Сабинскому епископству, которое было основано в городе под названием Форум Новум (Forum novum). В вышеназванном Сабинском округе [она передала] названному епископству [также] церковь святого Петра в Тарано (Tarano) со всем, что к ней прилегало. По совершении дела Божьего – строительства церквей и передачи святых мест – она, отринув светское облачение, посвятила себя служению всемогущему Богу в церкви блаженного апостола Петра, в монастыре. Там она, многие годы предаваясь смирению сердца и молитвам, раздавала нуждающимся щедрую милостыню. Когда всемогущий Бог почти уже решил воздать награду за её труды, она была поражена раковой опухолью в области груди. В то время как она лежала однажды ночью, истощённая этой болезнью, то увидела перед собой блаженного апостола Петра. Она сказали ему: «Что, мой господин? Отпущены мне мои грехи?». А князь апостолов, любезно обратив к ней лицо, кивнул, наклонив голову, и сказал: «Отпущены. Приходи!». Итак, по свершении этого видение стоявшего рядом и беседовавшего [с ней] апостола исчезло. На третий же день та, о ком говорилось выше, скончалась. Так вышло, что и поныне ещё в этом монастыре остаётся память о ней. Произошло это во времена готов, при короле Аларихе.

8. Когда умер Аларих, [ему] на троне наследовал Тотила 42, нечестивейший король готов. Ибо множество беззаконий произошло в его времена в Итальянском королевстве и в римских пределах. Святых исповедников Божьих мучили, избивали, терзали и убивали ради Христа; очень многие церкви в Итальянском королевстве были разрушены, а города уничтожены огнём и мечом. Так, он велел разрушить мосты на Соляной дороге через реку Тибр, которая прежде звалась Альбулой и где [утонул] царь Тиберин, сын царя Каписа, от которого река и была названа Тибром, и мосты, построенные от основания. Юстиниан 43, племянник жены Юстина, […] Нарзес 44, отозванный в Рим в качестве патриция, был избран всем римским народом; он был несоразмерной наружности, но весьма опытный по уму; голос его [был] сладкоречив; он напрямую [взялся] за разыскание [принадлежащего] Римской империи. Тогда поднялись преступные мужи в римских пределах, действуя совместно с готами и обсуждая планы убийства патриция Нарзеса, как бы изгнать его и исторгнуть из Римской империи.

9. Когда умер названный Юстиниан, [ему] на престоле наследовал Юстин Младший 45. Патриций Нарзес одолел и убил Тотилу, короля готов в Италии 46. После этого готы не имели короля в Италии.

Следует рассказ о ссоре Нарзеса с римлянами, об августе «Суффиции». Епископ Иоанн 47, понтифик Римской церкви, завершил и освятил церковь апостолов Филиппа и Иакова, которую заложил его предшественник Пелагий 48; верующие люди называют её «Святые апостолы». Об Альбуине, призванном Нарзесом в Италию, из хроники Беды; и продолжает дальше: А патриций Нарзес завязал дружеские отношения с лангобардами, и заключили они между собой договор и соглашение об Итальянском королевстве. Когда этот Альбуин 49, король лангобардов, умер, [ему] наследовал король Ротарий 50; и сделались Нарзес и Ротарий словно родные братья на престоле, и составили они план, как отнять Итальянское королевство у императора Юстина и его преемников. Этот король Ротарий, превосходнейший и весьма воинственный муж, сделался весьма силён, и никто в те времена не был подобен ему. Нарзес дал ему совет о портах, которые были в Итальянском королевстве, чтобы он все их разрушил; поскольку именно так и было сделано, Итальянское королевство освободилось от константинопольского ига, и римляне с этого дня и впредь не платили более дани греческому императору. А патриций Нарзес наряду с монастырём построил церковь блаженного апостола Петра, которая называется «У Сальвиевых вод» (ad Aquas Salvias) и [где] почитаются доставленные [туда] мощи блаженного мученика Анастасия. Он построил мост через реку Тибр и гораздо лучше отстроил его с самого низа. Ибо всем церквям в пределах города Рима он передал многие дары, и заключил с королём Ротарием соглашение по поводу Пентаполиса 51 и пределов Тусции, чтобы как Константин передал их святой Римской церкви, так и [ныне] они незыблемо оставались за ней. Получив в церкви блаженного апостола Петра краткий отчёт от короля Ротария, лангобарды от города Тицина 52 отправились дальше; и сделалось Итальянское королевство местом обитания лангобардов. Вследствие этого Нарзес получил от них монастырь на горе Соракте и передал ему и дары, и владения, и был заключён мир между лангобардами и римлянами, хотя и не на долгое время. Впоследствии они правили в Риме через патриция. Тиберий Константин 53, император. Григорий 54, апокрисиарий святой Римской церкви, отправленный в Константинополь, а впоследствии римский [епископ], издал книги комментариев на Иова; поскольку Евтихий 55, епископ этого города, впал в заблуждение, он уличил его в присутствии Тиберия и пр. из Беды.

10. Вскоре дикий народ лангобардов, выведенный из недр своего обитания, стал свирепствовать на нашей шее. А приветливый народ, который вследствие чрезвычайной многочисленности поднялся в этой земле, словно густые посевы, был скошен по их обыкновению и засох. Ибо города были разорены, крепости уничтожены, церкви сожжены. Мужские и женские монастыри были разрушены, поместья брошены всеми, а страна оставлена всяким земледельцем и лежит в виде пустыни. В ней не проживало ни одного владельца; монастырь на горе Соракте был обращён в пустыню, и все поместья его разорены. Звери заняли места, которые раньше держало множество людей, а что делалось в других частях мира, я не знаю. Ротарий, король лангобардов, преданный плотским утехам и весьма склонный к пьянству, провёл с епископами собор и упорядочил законы лангобардам, [установив], каким образом лангобарды должны жить в Италии по закону. Однако те не оставили [бывшего] у них с древних времён язычества, ибо лангобарды по своему обычаю приносили в жертву дьяволу голову козы, in pugnantes hoc ei currentes per circuitum, и пели нечестивые песни. И те, которые с этим не соглашались, без всяких вопросов карались смертью. Ротарий, король лангобардов, умер и был погребён лангобардами, своим народом, в городе Равенне. Папа Сергий 56 обнаружил в святилище блаженного апостола Петра серебряный ларец, который долгое время пролежал в самом тёмном углу, а в нём – крест, украшенный различными каменьями, ибо [это] открыл [ему] Господь. Вытащив оттуда четыре металлических листа, в которые были вставлены удивительной величины самоцветы, он увидел, что внутри лежит частица спасительного древа креста Господнего. С этого времени и на протяжении всех лет она высоко ценится и почитается в день своего величия всем народом в базилике Спасителя, которая называется Константиниана. Гизульф 57, король лангобардов Беневента, в первый [год] своего правления опустошил Кампанию огнём, мечом и захватами в плен. Поскольку не было никого, кто мог бы противиться его натиску, апостолик, папа Иоанн 58, который наследовал Сергию, послав к нему священников и множество даров, выкупил всех пленных и заставил врагов вернуться домой. Благодаря удивительному покровительству Божьему тиран Гизульф, король лангобардов, был убит своими людьми.

11. Эреберект 59, король лангобардов, укрепился на троне; он начал старательно собирать сведения о патримонии Коттийских Альп, весьма много раздумывая из любви к князю апостолов Петру на тем, как он был отобран его предшественниками и как принадлежал апостольскому престолу, но много времени назад был отнят лангобардами. Он вернул [его] под власть этого престола и отправил в Рим написанную золотыми буквами дарственную грамоту. Во главе [церкви] стоял папа Иоанн 60, который посреди многих блистательных трудов построил часовню Пресвятой Матери Божьей, прекраснейшего стиля, внутри церкви блаженного апостола Петра, где она называется «У Вероники» (a Veronice). Эреберект, король лангобардов, услышав о разрушении монастыря святого Сильвестра на горе Соракте, обратился с просьбой к Иоанну, [главе] апостольского престола, чтобы удержать его в своих руках, за королевской властью, так что, поскольку так и было сделано, монастырь был восстановлен со всем его добром, а правитель святого образа жизни почил в мире, … монастырь вместе с пределами Тусции.

12. Итак, когда Эреберект, король лангобардов, умер, [ему] наследовал Лиутпранд, король лангобардов; дар патримония Коттийских Альп, который сделал король Эреберект и который он же просил обратно, он утвердил по настоянию достопочтенного папы Григория 61, который наследовал Иоанну. Король Лиутпранд скончался в … своего правления.

12. Король Гримоальд наследовал [ему] на троне и осуществлял управление королевством лангобардов. Его сын Ромуальд правил самнитами. Знаменитый священник по имени Барбат, как я говорил выше, славился по воле Спасителя, знаменитый в Беневенте своими деяниями и блистательными чудесами. Хотя он каждый день омывал лангобардов водой святого крещения, те всё же сохраняли древние языческие обряды и жили как дикие звери. Они поклонялись звериному идолу, который в народе называется гадюка. Король Гримоальд, отец Ромуальда, проведя с лангобардскими епископами и судьями собор в городе Милане, перед телом блаженного Амвросия, добавил закон к эдиктам, которые недавно издал король Ротарий. Ромуальд склонил шеи, которые они, согласно своему долгу, должны были склонять перед Творцом. Однако, даже неподалёку от стен Беневента они почитали священное дерево, на котором повесили шкуру и пр. вплоть до «охраняли», как в житии святого Барбата.

13. Все лангобарды в Итальянском королевстве, оставив заблуждения, обратились в власти Христовой, придерживаясь веры во Святую Троицу. Между тем, Гиза, сестра Ромуальда, воспылав любовью ко Христу, никоим образом не стремилась к мужским объятиям. Она была прелестна, [обладала] изысканной внешностью, и слава о её красоте распространилась по всему кругу земному. Так, Флоренсу, королю Палермо, стало известно о красоте этой девушки; и собрался народ варваров из Африки, Палермо и Вавилонии, и снарядили они флот, и, состязаясь с морем, прибыли в Амальфи; и завладели этой землёй, как саранча. Они спешно напали на город Беневент, и увидел Ромуальд войско варваров, и, поскольку тех было много, сильно испугались [лангобарды]. И сказал Ромуальд лангобардам: «Поднимемся и выйдем против наших врагов». И сказали лангобарды: «Мы не можем выйти против такого войска; лучше нам укрыться в нашем городе; давайте освободим наши души и отправим наших послов к нашему королю Гримоальду, твоему отцу, и [тогда] сразимся против них, ибо нас очень мало». И сказал Ромуальд: «Избавь нас [Бог] от этого! С тех самых пор, как король Альбоин, наш предок, вывел лангобардов из Паннонии, не бывало подобного среди лангобардов! И если пришёл наш конец, то давайте с доблестью умрём за нашу родину; и не оставим победу нашим отцам!». И случилась в народе лангобардов великая печаль, ибо их было мало, особенно, старых жителей Беневента. Радельгиз, родственник князя Ромуальда, тайно завёл переговоры с народом варваров. И застонали князья, и все их княжения, и [даже] те, которые казались более храбрыми. Тогда Ромуальд, славный князь, вышел из города Беневента и внезапно напал на народ варваров, и приблизилось войско лангобардов, и встали они против войска варваров. И затрубили трубы, которые были с Ромуальдом. И содрогнулась земля от криков того и другого войска, и завязалась битва с утра и до вечера. И пали в этот день из народа варваров 40 000 мужей. Флоренс, король варваров, обратившись в бегство, добрался до побережья и сел на корабль. А князь Ромуальд сделался храбрым в своих делах, как лев, и шумно требовал битвы, как детёныш льва. И погнался он за врагами, и преследовал их, и спасение перешло в его руки, и вернулся он в город Беневент; и было имя его на устах у многих народов. И построил этот князь Ромуальд славную церковь в честь святого Феликса там, где прежде лангобарды поклонялись деревьям; и положил там тело блаженного Феликса и многих других святых, и расписал красками и покрыл золотом; память о нём и поныне там. Этот Ромуальд родил от Теудерады трёх сыновей, из которых первого звали Ароальд, второго – Мароальд, третьего – Сикард, а последнего – Сикинольф. Во времена Ромуальда произошло событие, о котором я [сейчас] расскажу: тело святого апостола Варфоломея, доставленное из верхней Индии, прибыло на остров Липару и оставалось там несколько лет. Но вот, по воле Божьей туда пришёл народ агарян, и весь остров был уничтожен огнём и мечом и разрушен до основания своих стен, и добрались они до часовенки, где покоился блаженнейший апостол. Когда часовенка была разрушена, кости этого апостола, как записано: «Господь хранит все кости их; ни одна из них не сокрушится» 62. Но Господь явился в эту ночь сторожу этого апостола и сказал: «Иди, собери кости апостола». А тот, страшно взволнованный, воскликнул: «Увы мне! Сколько лет я упорно служил ему, и какое несчастье приключилось со мной. Ведь все его кости разбросаны, перемешавшись с другими костями; каким образом смогу я признать его кости?». Но [Господь] сказал ему: «Высматривай среди других кости, опалённые огнём; тщательно собери их». Так и было сделано; мощи апостола были собраны в чистую тряпицу. У агарян было обыкновение опустошать Апулию; когда об этом распространилась молва, Ромуальд отправил войско, чтобы защитить порты и морское побережье. Так лангобарды добрались до разорённого острова Липары, и увидели человека Божьего, и сказали: «Чьи заслуги ты здесь почитаешь?». А тот сказал им: «Мощи блаженнейшего апостола Варфоломея, разбросанные агарянами; удивительным способом Божьим они были собраны им. [Но, если] вновь придут агаряне, я не знаю, что делать!». Когда лангобарды услышали это, то сильно обрадовались; взяв этого человека вместе с достопочтенным телом апостола на корабль, они отправились в море. И вот, приблизился огромный флот агарян. Лангобарды, видя, что их надежды пропали, смиренно склонившись перед телом апостола, со слезами бросились ниц и сказали: «Святой апостол Варфоломей! Если мы спасёмся от этой опасности и в мире вернёмся домой, то завершим во имя твоё золотой и серебряный алтарь внутри церкви Пресвятой Матери Божьей Марии». Когда они подкрепили эти слова молитвой, настала такая мгла, что никто среди лангобардов и агарян не мог ничего разглядеть. Так, радуясь, они вошли в город Беневент и доложили князю Ромуальду о сокровище, которое приобрели. Его заслугами тело и символы этого апостола будут находиться там до скончания века.

14. Наконец, по прошествии времени славный князь отошёл [к Господу]. Вместо него воцарились его сыновья – братья Аруд и Мароальд 63, мудрые правители; отделившись от своих братьев, они стали жить в городе Новецертус 64 (Novecertus), тогда как Сикард и малыш Сикинольф остались в городе Беневенте 65; и распространилось могущество их в пределах всей Апулии. Радельгиз, их дядя, заключил соглашение с жителями города Новецертус, и те стали тайно действовать. Когда настал день Пасхи, они в церкви этого города убили ночью верховных правителей. Князь Сикард, услышав о смерти своих братьев, вспомнил о доблести своих предков и лангобардов, своего народа, и, собравшись как враг, прибыл к городу Новецертус. Город Новецертус [был] крупным и весьма укреплённым; лангобарды начали осаждать город, огнём и мечом опустошая укреплённые места его жителей; крепости [также] были разрушены. Они обложили город по кругу, так что ни один житель города Новецертус руки не мог поднять из-за натиска воинов. И сражались лангобарды против них много дней. И установили осадные машины; и отправил князь Сикард послов в город Беневент, к малышу Сикинольфу, своему родному брату, чтобы он пришёл к нему. И вышел князь Сикинольф с большим войском, и поразил город Новецертус, и убил многих. И захватили они город, и предали его огню вместе с людьми и женщинами; и ни одного из них не осталось. И разрушил он стены, и срыл городские укрепления до самого основания. Сикард вернулся в город Лавелл, а Сикинольф вошёл в город Беневент, и начали они судить народ; и казнил он нечестивцев. Ибо у Радельгиза созрел пустой и отвратительный план, и отправил он послов в город Салерно, к епископу Льву, чтобы тот сообщил князю Сикарду, что, мол, следует отправить малыша Сикинольфа в город Салерно для обучения свободным наукам. Вследствие этого так и было сделано, и просьба их была таким образом исполнена. Этот Сикинольф воцарился в городе Салерно; а беневентцы, все разом совещаясь об убийстве князя Сикарда, отправили посла ко Льву, епископу Салерно, предлагая ему лишить Сикинольфа зрения; чтобы власть над княжеством Беневент досталась им, а город Салерно перешёл в его власть. Но епископ Лев не согласился с их планом. Тогда беневентцы все разом отправились в город Лавелл; и начали говорить князю Сикарду любезные речи. А этот князь радушно выслушал их слова и почтительно их принял. Тогда один из них выхватил меч и поразил князя, и они начали кромсать мечами всё его тело. Предав огню город Лавелл, они вернулись в город Беневент. И поклялись между собой, что никогда больше не примут князя Сикинольфа. И поднялся Сикинольф и все, кто был связан с его братьями, и сразились они в великих битвах, и расширил он силу народа своего, лангобардов; он облачился в доспехи, словно гигант, препоясался боевым оружием и приготовился к войне. И пришёл он к городу Беневенту; тогда несчастные беневентцы отправили к Сикинольфу посла, говоря: «Мы отдаём в твои руки тех, кто являются убийцами; ибо страна находится в твоей власти!». Сикинольф, князь Салерно, совершил месть за своего брата: из беневентцев было казнено и повешено сорок шесть человек. Победитель отправился в город Салерно. И сделался великий раскол между беневентцами и их потомством, с одной стороны, и салернцами и их потомство, с другой стороны, и разделение это сохраняется по нынешний день.

15. Лиутпранд 66, король лангобардов, имел битву с народом аваров в пределах Аквилеи, и попрал он Аквилею и Венецию, а также острова Сардинию и Корсику, и расширил королевство лангобардов. Став королём, этот христианнейший и католический муж провёл с епископами и клириками канонический собор о вере во Святую Троицу. И король лангобардов чудесно уладил то, что прежде не было упорядочено. Этот король достойно правил многие годы, и королевство лангобардов и римлян пребывало в покое.

16. Родил же этот король двух сыновей: первого звали Ратхиз 67, а второго – Айстульф 68. Ратхиз был посажен на престол своим отцом и сделался королём Италии ещё при жизни своего отца. И умер король Лиутпранд, и взял Ратхиз жену из города Рима по имени Тассия, и нарушил он отцовский лангобардский закон о свадебном даре, и не исполнил предписание, которое было включено в его законы. Он выдал также [ряд] дарственных грамот римлянам, как просили сами римляне. Из-за этого лангобарды разгневались на короля Ратхиза и начали переговоры с Айстульфом о его престоле. Король Ратхиз отправился в город Пинну (a Pinnensis urbe), разрушенный от древности, и был там обитателем один лангобард по имени Лупо, который умер без наследников. В законах лангобардов есть установление, что лангобарду, который умрёт без наследников, наследует королевский двор. Король Ратхиз наследовал все владения Лупо, [приняв их] под свою королевскую власть. Королева Тассия просила у короля Ратхиза, своего мужа, чтобы он отправился вместе с ней помолиться на гору Соракте, в монастырь блаженного Сильвестра; ибо у римлян было в обычае часто [туда] приходить. Король согласился с просьбой своей жены, придя со своей дружиной к горе Соракте. Когда он спешил к месту, которое зовётся «У арки» (Ad Arcum), в его ноздрях возник такой жар, какой никогда, ни раньше, ни позже не касался его ноздрей; причём не только у короля и королевы, но и у всех следовавших за ним лангобардов. Когда они вошли в церковь рядом с телом святейшего Нонноза, о котором упоминалось выше, неподалёку от тела блаженного Сильвестра, [там] был и один из его лангобардских приживальщиков, [происходивший] из лангобардского рода в городе Беневенте; его по наследству мучил злой дух вследствие проклятия, которое наложил [на этот род] блаженнейший епископ Барбат из-за Теодоры, жены князя Ромуальда, о котором мы упоминали выше. И вот, демон начал кричать устами этого лангобарда: «О Нонноз, что ты меня беспокоишь? Я не уйду из него, ибо он достался нам по наследству от этого рода. О епископ Сильвестр, сила твоя жжёт меня; если же вы изгоните меня, я вернусь в город Беневент, к его родичу». Проскрежетав эти слова, демон оставил его; из-за этого лангобарды из этого рода в Беневенте до нынешнего дня зовутся «tempta-demonium». Короля Ратхиза и его жену, а также всех лангобардов, их спутников, охватила такая радость, что свирепость, которая ещё недавно была им присуща, обратилась в милостивое смирение. Сколько лангобарды пролили слёз, [совершили] молитв и пожертвовали даров, долго рассказывать. Король Ратхиз и королева Тассия, его супруга, посредством дарственной грамоты [передали] в достопочтенный монастырь святого Сильвестра и блаженнейшего Нонноза один двор под названием Устрициано (Ustriciano) в области Сполето, в округе, носящем название Пинна 68а (Pinnis), вместе с церковью в честь святого Сильвестра, построенной в пределах этого поместья, и всеми прилегающими [землями], а также относящимися к этому месту прибавками, как их держал в своих руках герцог Лупо. Король оставался на этой горе три дня, воздавая благодарность Богу, после чего вернулся в город Сполето. Лангобарды, пылая яростью, как то свойственно их народу, единодушно просили Айстульфа отменить дарственные грамоты, которые выдал король Ратхиз, и чтобы впредь не было подобного у лангобардов. И просили лангобарды Айстульфа, чтобы он собрался вместе с епископами, аббатами, синодальными настоятелями и фогтами церквей и это было включено в законы. Айстульф клятвенно обещал это сделать, если лангобарды уступят ему царскую власть.

17. Этот Айстульф был коронован в городе Милане, в церкви святого епископа Амвросия, и избран королём в июне месяце, 10-го индикта. Вообще в его времена вспыхнуло такое нечестие, какое никогда не обнаруживалось при его предшественниках. Он провёл собор с Валерием, архиепископом города Равенны, и Кональдом, архиепископом города Милана, а также окрестными епископами, аббатами, судьями, верными лангобардами, проживавшими в Итальянском королевстве, и утвердил [соответствующие] главы, как просили лангобарды, и велел включить [их] в число эдиктов. Тогда восстали преступные римские мужи, и королю Айстульфу сообщили, что они пришли и завладели пределами Тусции, и захватили Римскую империю. Возвысилось сердце его не в Боге и не в чести церквей, но в войнах, грабежах, в огне и мече. Придя в город Сполето, он послал пфальцграфа Роберта к сабинянам, чтобы сторожил он дороги и порты, дабы римляне не могли пуститься в путь. Гримоальда он отправил в Центуцеллы (a Centucellansis) 69, чтобы он сторожил дороги в римские земли и морские порты. Он отправил гонца и в город Террачину, чтобы он сторожил морские и сухопутные пути, дабы римляне не могли ни с кем торговать и получать какие-либо товары. И отправился король Айстульф в поля Тибура с 6000 лангобардов, и сделался среди римлян великий страх. Они заключили соглашение с городом Тибуром и с городом Пренесте, однако, с ним римляне не имели ни переговоров, ни дружбы. Лангобарды жгли церкви святых, где покоились их тела. Они огнём и мечом опустошили всю Тусцию, удержав в своей власти город Непи (Nepesina); какая [ненависть] разгорелась тогда против римлян, мы не можем рассказать в подробностях. Замки римлян были разрушены, монастыри и города разорены, и не было никакой надежды вернуть их обратно. Понтификом в городе Риме был Стефан 70; видя себя в таком запустении, он сказал: «Увы мне! Что делать? Итальянское королевство притесняли многие народы: сначала меды, затем ланы, впоследствии галлы, третьими – готы, четвёртыми – лангобарды. Они завладели Италией и даже у Захария 71, великого епископа, моего предшественника, чьим покровителем [является сам] Бог, [требовали] службы; он был подавлен многими несчастьями, город опустошен нечестивыми лангобардами, мужские и женские монастыри в пределах Тусции разрушены, а базилики святых сожжены; себя самого он отправил в изгнание ради интересов церквей Божьих, к Пипину 72 Франкскому, и прибыл во Францию. Возрадовался король Пипин и с честью его принял, а тот пригласил его в Италию, чтобы он подчинил своей власти народ лангобардов. Этот Пипин вместе с Карломаном 73 правил народом франков; о порядках его и происхождении мы расскажем чуть ниже. Между Пипином и Карломаном возникла напряжённость по поводу Франкского королевства; и Карломан просил папу Захария, чтобы он епископским указом уступил ему в вечное владение монастырь святого Сильвестра на горе Соракте. Верховный понтифик охотно уступил [ему] его и распорядился, чтобы всё, что к нему прилегало, как то было установлено с давнего времени, было [к нему] по праву прибавлено. Через послов, данных папой Захарием, Пипин и Карломан сообщили королю Айстульфу, обнаруженному в городе Тицине, об всём, что и каким образом было сделано. А Айстульф, нечестивейший король лангобардов, безбожный и коварный, дал любезный ответ и возвратил святой римской церкви весь Пентаполис, пределы Тусции и всё, что, казалось, было её. Однако, [лангобарды] всё же не отступили от своего дурного обыкновения. Было проведено совещание с епископами и богобоязненными людьми, что следует делать в отношении гонений со стороны лангобардов: не передать ли Итальянское королевство и Римскую империю греческому народу, или в Италию следует вступить франкам. Но уж лучше нам подчиниться власти франков, чем греков».

18. Роберт, пфальцграф лангобардов, уйдя из области сабинян, сражался против римлян. Так он пришёл к городу Лубрии (Lubria), где произошла битва с римлянами, и пало из римлян много черни и знатных людей. Роберт Лангобард расположился в поле и возымел большую силу. А епископ в церкви блаженного апостола Петра обратился к народу с речью, говоря: «Да пребудет с вами помощь небесная! Отправляйтесь на битву с лангобардами; не бойтесь!». И выстроились римляне против Роберта Лангобарда. И вот, войско лангобардов перешло реку Лубрию. Римляне преследовали их, и почти двести из лангобардов были убиты и пали от меча, и пфальцграф Роберт [тоже] был убит; а римляне вернулись домой победителями. После этого святейший папа Стефан отправился в путь ради римского народа и ради защиты его святой церкви, и таким образом прибыл во Францию, во дворец в Ахене, в поисках помощи и утешения, ради должного святому Петру. Король Пипин почтительно принял папу; и они отправились там к святому Дионисию 74. И сказал Пипин папе: «Захарий, предшественник твой, уведомил меня через моих послов, епископа Бурхарда и капеллана Фольрада, по поводу королей во Франции, которые в те времена не имели королевской власти: хорошо ли это было, или нет. Папа Захарий [своей] апостольской властью поручил передать мне, Пипину, что лучше называться королём мне, который обладает властью, чем тому, кто пребывал без королевской власти, дабы не нарушался порядок. Поэтому я, Пипин, согласно обычаю франков, был избран в короли, и помазан рукой святой памяти архиепископа Бонифация 75, и возведён франками на престол в городе Суассоне. А Хильдерик Сакс 76, который ложно именовался королём, был пострижен и отправлен в монастырь. Вместе с Карломаном, моим родным братом, мы после смерти Карла 77, нашего родителя, разделили между собой королевство франков в месте, что зовётся Пуатье. В этом же году Карломан, мой брат, опустошал Аламаннию. Тогда Карломан признался мне, Пипину, своему брату, что он хотел бы оставить мир, и в этом году он не совершал более битв, а [я] почтительно отправил его с подарками». Когда вышеназванный папа услышал это, то утвердил Пипина в королевском звании святым помазанием, а вместе с ним помазал в короли и двух его сыновей – господ Карла 78 и Карломана 79. Тогда же Карломан отправился в Рим к могилам апостолов; после этого он вступил в монастырь на горе Соракте, принял там постриг и сделался монахом.

18. Давайте послушаем, как и с какой славой он там жил. Видя, что братьям тяжело подниматься на гору, он построил у подножия горы, в месте, что зовётся «У Мариано» (a Mariano), [монастырь] в честь святого мученика Стефана, и все братья примкнули к нему, за исключением аббата, но нескольких братьев он оставил для нужд прежнего монастыря. Он пробыл в монастыре святого Стефана некоторое время, но его душе было неуютно в этом месте. Однажды он отправился в путь и, двигаясь по полям этого монастыря к церкви святого апостола Андрея, вдоль реки, ниже горы Грифьянелло, с целью разыскания церковной собственности, обнаружил древний замок эквов, где у подножия горы Грифьянелло вытекает ручей. Он долго и весьма тщательно его осматривал, и все постройки, которые он счёл подходящими для нужд монастыря, вновь возвратил монастырю. Итак, получив совет от братьев из замка Бабьяно (Babiano), как и каким образом строить здания, он [построил] возле замка монастырь в воспоминание о господине князе апостолов Петре, святом Бенедикте и святом апостоле Андрее, [и монастырь этот существует] до нынешнего дня 80. А муж Господень Карломан купил вышеназванное поместье (agrum), один двор (curtem) под названием святого Вита вместе с лесом, что зовётся Горгиту (Gorgitu). Также двор святого Григория с колонами и их жёнами; также двор Петрониана и Азиниана (curtem Petroniani, et Asiniani). Также двор святого Эриста (curtem sancti Heristi) и то, что к нему прилегало. Также усадьбу Фаньяну (fundum Fanianu) шести унций 80а; двор Прискана (curtes Priscani), в котором находится церковь святого Виктора, с колонами и их жёнами; усадьбу Флабьянелло (fundum Flabianello), Робелла (Robelli) и усадьбу Корбиана (fundum Corbiani); усадьбу Магере (fundum Magere) с тем, что к ней прилегало; усадьбу Коттеан (Cotteanum), в которой находится церковь святого Бенедикта, называемая также другими именами, вместе с проживающими там крепостными (famulis) и их жёнами, домами (casinis) и деревнями (casale); усадьбу Кларано (Clarano), деревню де Чероле (casale de Cerole), деревню де Руфьяно Грассо (casale de Rufiano grasso) вместе с колонами и их жёнами; усадьбу Карпиньяно (Carpiniano), усадьбу Коссан (Cossanum), усадьбу Торритула (Torritula), усадьбу Сентиана (Sentiani), трёх унций, усадьбу Фолиана (Foliani) и усадьбу Бассану (Bassanu) вместе с церковью святого Валентина, с крепостными и их жёнами; усадьбу Аврелиана (Aureliani); и шести унций усадьбу Целедрана (Celedrani); усадьбу Цецилиан (Cecilianum) с колонами и их жёнами, усадьбу Лавриана (Lauriani), усадьбу Граццано (Grazzano), усадьбу Марьяно (Mariano) с крепостными и их жёнами; усадьбу Форьяно (Foriano); и четырёх унций усадьбу Терренцианелло (Terrentianello), усадьбу Марцельяно (Marcelliano); усадьбу Пульбине (Pulbine), усадьбу Берсиану (Bersianu), усадьбу Грифьяно (Grifiano), усадьбу Белгарол (Belgarolum); шести унций усадьбу Офьяни (Ofiani); усадьбу Матурис (Maturis), усадьбу Патинара (Patinara), усадьбу Монтоне (Montone) с крепостными и их жёнами; усадьбу Сальвиана (Salviani), усадьбу Цербинарола (Cerbinarola), усадьбу Паттиалис (Pattialis), трёх унций Казавентоли (Casaventoli), восьми унций усадьбу Антикви (Antiqui), усадьбу Присциана (Prisciani), усадьбу Квараццан (Quarazzanum), усадьбу Понтиниану (Pontinianu), усадьбу Катониан (Catonianum), усадьбу Циминиану (Ciminianu), усадьбу Матитиан (Matitianum), восьми унций усадьбу Паона (Paonis), усадьбу Терлата (Terlata), усадьбу Барбарика (Barbarica), усадьбу Каза Крисциани (Casa Crisciani), усадьбу Валлескура (Vallescura), усадьбу Рупильяно (Rupiliano), усадьбу Дамьяно (Damiano), усадьбу Астерия (Asterii), усадьбу Мартуниана (Martuniani), усадьбу Серьяно (Seriano) с двумя водяными мельницами и кельей святого Сильвестра, усадьбу святого Проспера под названием Какабелли (Cacabelli), усадьбу Мунициона (Munitioni), усадьбу Юниана (Juniani), усадьбу Прониана (Proniani), усадьбу Митилиана (Mitiliani), усадьбу Русциана (Rusciani), усадьбу Плага монтес (Plaga montes), усадьбу Поллиано (Polliano), вместе с церковью святой Марии и крепостными и их жёнами; усадьбу Скатиан (Scatianum), усадьбу Карьяно (Cariano), усадьбу Маньяно (Maniano), усадьбу Окцизи (Occisi); и шести унций усадьбу Рутилиана (Rutiliani).

19. К королю Пипину и его сыновьям Карлу и Карломану вновь [был заявлен] протест по поводу Айстульфа, короля лангобардов, о том, какое гонение он совершает против святой римской церкви и против римского народа. Король Пипин, услышав эти слова папы, сильно огорчился из-за поездки папы и в гневе сказал: «Я лично приду к нему». От лица короля к народу франков, а также в Саксонию, в пределы Аквитании, в Баварию, в Васконию 81, в Аламаннию и во все его царства было отправлено боевое знамя, чтобы к 1 мая все собрались в поход на народ лангобардов, против короля Айстульфа. Монах Карломан, родной брат короля Пипина, пополнив монастырь святого апостола Андрея всем, что обычно содержат для нужд монастыря, и видя, что его нравы не совпадают с обычаем братьев этого монастыря, ушёл оттуда в провинцию Самний, в Монтекассино, в монастырь святого Бенедикта, и остался там. Айстульф, король лангобардов, услышал о том, что Пипин, король франков, собирается прийти против него с заальпийскими племенами. Король Айстульф поспешно прибыл в монастырь святого Бенедикта, в Монтекассино, требуя и прося аббата этого монастыря, и обещая ему многие дары, чтобы монах Карломан поспешил к своему брату Пипину и расстроил планы папы Стефана, и не дал франкам вступать в Италию. Получив благословение своего аббата и братьев, тот охотно отправился в путь и таким образом прибыл во Францию. Когда монах Карломан всё это по порядку изложил Пипину, король Пипин не пожелал согласиться с его планом. По приглашению папы король Пипин отправился в Италию, требуя должного для блаженного апостола Петра. Айстульф, король лангобардов, отказывая в этом должном, занял лангобардские клузы 82 и вышел навстречу королю Пипину и франкам; франки вступили в битву с лангобардами. И обратились лангобарды в бегство, и благодаря помощи Господа и заступничеству блаженного Петра король Пипин с франками сделался победителем. В этом же году посланники господина короля Пипина, епископ Фольрад и прочие, которые с ним были, возвратили папу Стефана на святой престол. А король Айстульф заперся в городе Павии, обещая отдать должное святому Петру. Вследствие этого король Пипин, приняв сорок заложников вместе с клятвами, вернулся во Францию. А монах Карломан оставался в городе Вьенне вместе с госпожой королевой Бертой 83; он много дней чахнул от болезни и умер в мире. В то время как король Пипин увидел, что Айстульф, король лангобардов, не исполнил того, что прежде обещал по поводу должного святому Петру, он вновь отправился в Италию вместе с посланцами папы Стефана, осадил Павию, запер [там] Айстульфа, короля лангобардов, и всё больше и больше утверждал по поводу должного святому Петру, чтобы он оставил неизменным то, что прежде обещал; он, сверх того, приобрёл Равенну с Пентаполисом и весь экзархат, и [своим] указом передал [их] святому Петру. Через папских посланцев [было объявлено], чтобы никто не смел причинять какой-либо ущерб или тревожить монастырь святого апостола Андрея. В то время как король Пипин возвращался домой, вышеназванный Айстульф, нечестивый король, пожелал обмануть в том, что прежде обещал, не пожалеть заложников, нарушить клятвы; но однажды, во время охоты он был поражён судом Божьим и окончил жизнь.

20. Лангобарды, проведя совещание о том, как франки обрушились на них, возвели в короли Дезидерия 84; каким образом и почему [это произошло], мы расскажем позднее. Папа Стефан, видя, что он – со всех сторон победитель и что слава епископского достоинства, равно как и римский народ одержали верх, начал строить кафедральную церковь в честь святых Дионисия, Рустика и Элевтерия, в городе Риме, возле Фламиниевой дороги и erejo, неподалёку от мавзолея Августа (Agusto), украшенную согласно тем красивым формам, какие он видел во Франции. Император Константин вместе с другими подарками прислал королю Пипину из Константинополя орган, который достиг Франции. Король Пипин провёл с франками съезд в Компьене; туда прибыл Тассилон 85, герцог Баварии, и, вступая в вассальную зависимость, принёс многие и неисчислимые клятвы, положив руку на мощи святых, и обещал королю Пипину и его сыновьям Карлу и Карломану верность, как вассал с прямой душой и твёрдым благоговением, как и подобает вассалу в отношении господина. Так вышеназванный Тассилон подтвердил над мощами святых Дионисия, Рустика и Элевтерия, а также святого Германа и святого Мартина, что будет хранить эту [верность] во все дни своей жизни. Король Пипин отправился в Саксонию и силой вступил в крепость саксов, в место, что зовётся Симния (Simnia); в народе саксов было учинено великое избиение. И тогда обещали они исполнять в отношении короля Пипина все его распоряжения, и оказывать на своём собрании почести в виде 300 коней ежегодно. У короля Пипина родился сын, которому вышеназванный король дал своё имя, чтобы он звался Пипином, как и его отец. Он прожил два года, а на третий умер. В этом же году король Пипин отправился в Рим 86. Папа Стефан, его духовенство и все, которые принадлежали к священническому званию, а также народ римский с песнями и хвалебными гимнами вышли навстречу королю и прибыли к церкви святого Перегрина. Король Пипин, увидев народ римский и его дела, возрадовался и пришёл в церковь князя апостолов. Там было проведено торжественное богослужение, а какая щедрая милостыня была роздана бедным и какие дары церквям, долго рассказывать. Король Пипин оставался в городе Риме один месяц; господин папа Стефан заболел и в установленный день умер, в то время как король Пипин [испытал] сердечную скорбь и страх из-за его смерти. Было проведено собрание римского народа совместно с королём Пипином по поводу Павла, родного брата папы Стефана, чтобы он возглавил апостольскую кафедру. И он был избран римским народом, духовенством, а также королём Пипином и народом франков, избран на святейший престол блаженного апостола Петра. А [Пипин] утвердил за ним в церкви блаженного апостола Петра все римские города, пределы Тусции, весь Пентаполис и Коттийские горы. Воздав благодарность Богу и князю апостолов, он вернулся во Францию.

21. Тогда король Пипин, узнав, что Вайфарий 87, герцог Аквитании, и пр. Следуют Лоршские анналы под 760, 761, 762, 763 гг. вплоть до: Пипин … через Лимож вернулся во Францию. И сделался сильным этот народ. Он отправился в Италию для соединения воедино Итальянского королевства; всю зиму он провёл в монастыре святого апостола Андрея, и святого Сильвестра, исповедника Христова, и святого мученика Стефана, и утвердил также указом от своего имени всё монастырское имущество в пределах Тусции, которое было куплено его братом Карломаном. И крест Господень, который висел у него на шее, он пожаловал в достопочтенную обитель, а княжества Беневентское, Салернское, Капуанское, все пределы Неаполя и всё, что было расположено в Кампании, поставил в вассальную зависимость от себя. И весь Пентаполис, и все пределы Тусции он своей властью уступил папе Павлу. Радуясь и торжествуя, он вернулся во Францию. В это время король Пипин провёл съезд в Вормсе и не совершал никаких походов, но оставался во Франции; кротчайший король рассмотрел дело, касавшееся Вайфария и Тассилона; ибо Тассилон был его родственником. Тогда король Пипин отправил своих посланцев в Баварию к Тассилону, поручив сказать им такие слова: «Пипин, король франков, послал нас к тебе, чтобы мы сообщили о благодеянии и чести, которые оказал тебе король Пипин. Поскольку он твой родственник, он дал тебе всю Баварию, и ты клятвенно обещал соблюдать в его отношении верность». Но тот в раздражении не захотел увидеться с королём. Тогда и пр., как в Лоршских анналах под 766, 767, 768 гг. до смерти Пипина. И умер он там, и скончался 24 сентября 88.

22. Итак, господин Адриан 89, родом римлянин из квартала Виа Лата, скриниарий святой римской церкви, был избран в понтифики всем римским народом [и утверждён] на престоле блаженного князя апостолов. Следует по поколениям рассказать о происхождении королей франков; так что мы расскажем, как во главе королевства встал кротчайший король Карл. Род Меровингов, из которого франки обычно ставили себе королей 90. Был Пипин I 91, который родил от наложницы сына по имени Карл 92; этот Карл I был мажордомом 93. Этот Карл родил двух сыновей – Пипина и Карломана, которые, притязая на господство, утеснили всю Францию. Итак, когда Карл I умер, эту должность исполняли Пипин и [его] родной брат Карломан, словно Франция была [их] наследством, [но] только когда был низложен Хильдерик Сакс. Пипин и Карломан в величайшем согласии друг с другом разделили между собой королевство франков, после чего Карломан облачился в одеяние святого образа жизни, а Пипин апостольской властью принятого [им] папы Стефана сделался королём. Этот Пипин родил двух сыновей – Карла и Карломана, которые вместе с Пипином, их отцом, были помазаны на царство папой Стефаном. Когда этот Пипин умер, [ему] наследовал Карл, славный, кротчайший и любезный король, и Карломан. Спустя малое время Карломан умер, и его жена и дети вместе с некоторыми из вельмож, которые были в согласии с ними, бежали в Италию; у Дезидерия, короля лангобардов, она [нашла] защиту для себя и своих детей, и он оказал [ей] покровительство. А король Карл был поставлен королём с согласия всех франков. Итак, господин папа Адриан, не снеся гонения со стороны лангобардов, отправил послов с благословением апостола Петра морем в Массилию, а оттуда они по суше добрались до господина Карла. А именно, приглашая, далее, как в Лоршских анналах под 773 г. до слов: и Пасху точно так же в Риме. Итак, господин король Карл был почтительно принят папой Адрианом и всем римским народом, и почтён в церкви блаженного апостола Петра хвалебными гимнами. О том, какая [была] чума и в каких воплях кричал об лангобардских опустошениях римский народ, кто может рассказать. Итак, получив благословение и отпущение грехов от блаженного апостола Петра, король, господин Карл, вновь пришёл к Павии, взял этот город, и пр., как в Лоршских анналах под 774, 775, 776, 780 и 781 гг., многое, правда, опустив, до слов: Аквитанией. Возвращаясь оттуда, господин король Карл [остановился] со своей женой, королевой Хильдегардой, и всей своей свитой в монастыре святого апостола Андрея, и всё церковное имущество монастыря, которое его дядя Карломан пожаловал названному монастырю, и монастырь святого Сильвестра с горой Соракте, и монастырь святого Стефана в Марьяно, имения их всех, [также] пожаловал [ему] королевским повелением или королевской властью, и принёс там многочисленные дары. Получив благословение от достопочтенного места, он прибыл в город Милан, и пр., как в Лоршских анналах под 781, 783, 786, 787, 788 и 794 гг., очень многое, правда, пропустив; под 786 г. он приводит основания, по которым Карл предпринял поход в Италию: провёл съезд по поводу подобающих им в Италии законов, которые не были записаны их предыдущими королями, совсем недавно ими повелевавшими; что и было таким образом сделано. Под 796 г. он продолжает: Ему также сообщили о смерти Адриана, римского понтифика, которого он считал близким другом, и он так плакал, как если бы потерял брата или любимого сына. Ибо в дружеских отношениях он был весьма уравновешен, так что легко допускал их и весьма крепко сохранял. На место [Адриана] тут же взошёл Лев 94; он отправил к королю послов с подарками и послал ему также ключи от могилы святого Петра и знамя города Рима. Сокровища древних, собираемые в течение многих веков, он 95 отослал господину королю Карлу во дворец в Ахен; получив их, тот воздал благодарность Богу, щедрому подателю всех благ. Значительную часть их этот мудрейший и щедрейший муж и распорядитель Божий через Ангильберта, своего возлюбленного аббата, отослал в Рим, к могилам апостолов. Далее, оставшуюся часть он щедро раздал вельможам – клирикам и мирянам, и прочим своим верным. Король, собрав, и пр., взятое из Лоршских анналов под 796 и 799 гг., до слов: саксов норлаудов в Барденгау. … там, ожидая возвращения Карла, своего сына, он отпустил понтифика Льва с такими же почестями, с какими тот был принят. Тот сразу же отправился в Рим, а король вернулся в Ахен, в свой дворец; Карл с величайшими почестями был принят вышеназванным Львом, святым папой, на святейшем престоле. И учинил король Карл, сын Карла, месть над римлянами, и все пределы Тусции, и Равенну, и Пентаполис передал верховному понтифику. Монастырь святого Сильвестра на горе Соракте и церковь святого Стефана в Марьяно он [своим] распоряжением передал названному монастырю святого Андрея и сделал многочисленные подарки. После этого господин Карл вернулся в Ахен; в середине ноября ему сообщили, что, и пр., как в Лоршских анналах под 804 г., но включив некоторые сведения (в Mon. Germ. I, p. 192, стр.7): одарив его дорогими подарками; и господин папа Лев рассказал, в результате какого гражданского мятежа в Риме, [вспыхнувшего] против него, они его свергли, и как отобрали у него церковное имущество; услышав эти слова, кротчайший император был поражён в самое сердце. Тогда император велел проводить его, желавшего идти через Баварию, до Равенны, и пр., как в Лоршских анналах до слов: Он пробыл у него 9 дней; и, как было сказано и установлено, посреди этого вернулся в Рим. Когда было приведено в порядок и улажено всё, что было нужно и необходимо, он передал святой римской церкви в лице папы Льва все пределы Тусции, Пентаполис и Равенну. Ибо он пожаловал укреплённый монастырь святого апостола Андрея и велел запечатлеть [это] в эдиктах лангобардов; после этого он вернулся во Францию. Далее следуют извлечения из Лоршских анналов под 805, 808, 810 и 814 гг. и главы 15, 16 из «Жизни Карла» Эйнхарда до слов: объявили.

23. Храбрейший король велел, чтобы [против] норманнских судов был построен флот и приказал кораблям по рекам, которые из Галлии и Германии [впадают] в Северное [море], чтобы они [несли] сторожевую службу по всем портам и рекам, и всюду [охраняли] суда таким укреплением. Он велел, чтобы они по Адриатическому морю собрались в провинции Венеция. Затем он приказал собрать [корабли] со всей Италии, в пределах как Венеции, так и Аквилеи, из городов Равенны, Римини, а также Анконы, и со всех берегов Адриатического моря до Траверса. И со всех [берегов] Тирренского моря, из Евгении, Корсики, Сардинии, Пизы, Чивитавеккьи, Рима и со всех неаполитанских пределов у Траверса было собрано огромное множество всех судов, насколько их можно было найти на тот день. А кротчайший король, получив благословение папы Льва, взошёл в [собор] святого архангела, почитая Бога и умоляя, чтобы он направил его путь в мире. Он благополучно начал путешествие, добрался до горы Гарган и принёс там многие дары. Пройдя через пределы Неаполя, он добрался в Нижней Калабрии до Траверса: эта область тянется в длину на десять раз по сто футов и более. Он приказал навести мосты над морским пространством и велел всем из франков, саксов, баваров, аквитанцев, басков, паннонцев, аваров, аламаннов, лангобардов, многочисленности людей которых никто не может охватить, идти впереди себя; эти народы потрясли всю землю греков, так что сила последних почиталась ничтожной. Служитель князя апостолов Петра восхвалял и благословлял Бога, который направил Карла по прямому пути. Когда Аарон, царь персов, который владел почти всем Востоком, за исключением Индии, услышал [об этом], он заключил с ним такую дружбу и согласие, что его милость предпочитал дружбе всех царей и князей, какие только были во всём круге земном, и считал, что только его следует почитать такими почестями и с такой щедростью. Затем [Карл] пришёл к святейшему гробу Господа спасителя нашего Иисуса Христа и к месту [Его] воскресения и, украсив священное место золотом и драгоценными камнями, возложил также золотое знамя удивительной величины; он не только украсил все святые места, но также ясли Господни и гроб, как просил царь Аарон, разрешил приписывать к его власти. А какие одежды, благовония и прочие несметные богатства восточных земель он принёс в дар Карлу! Итак, возвращаясь, мудрейший король вместе с царём Аароном прибыл в Александрию. И так радовались франки и агаряне, словно были родными. Карл Великий с миром отпустил царя Аарона и вернулся в свои земли. У города Константинополя этот весьма благочестивый и храбрый король вызвал сильное недоверие Никифора, Михаила и Льва, боявшихся, как бы он не вздумал отнять у них императорскую власть; узнав об их опасении, король заключил между ними прочнейший договор и союз, чтобы между сторонами не оставалось никакого повода к возмущению. Ибо власть франков всегда была подозрительна римлянам и грекам. Потому у греков и есть поговорка: ΤΟΝ ΦΡΑΝΚΟΝ ΦΙΛΟΝ ΕΧΙΣ, ΙΤΟΝΑ ΟΥΚ ΕΧΙΣ, что по латыни означает: «Франков имейте друзьями». Вскоре император со столькими дарами и пожалованиями, получив у императоров в Константинополе кое-что из тела святого апостола Андрея, вернулся в Италию. Придя в Рим, он принёс блаженному Петру богатейшие дары и, приведя в порядок Город, весь Пентаполис, а также пределы Равенны и Тусции, всё это уступил апостольской власти. Воздав благодарность Богу и князю апостолов и получив апостольское благословение, он всем римским народом был провозглашён августом, и вместе с самим понтификом прибыл к горе Соракте, к монастырю святого Сильвестра. После этого он вместе с верховным понтификом побывал в монастыре святого Андрея; понтифик просил императора, чтобы он частицу мощей от тела святого апостола Андрея передал в этот монастырь ради освящения; в каком месте их положили в этом монастыре достопочтенной церкви, нам неизвестно. Победителем и коронованным триумфатором король возвратился во Францию. Он был весьма упорен в расширении королевства и подчинении чужеземных народов и усердно предавался такого рода занятиям. Слишком долго рассказывать обо всём по порядку, так что мы теперь лишь коротко коснёмся этого. Затем по призыву матери он взял в жёны дочь Дезидерия, и пр. извлечение из «Жизни Карла, гл. 18, 19, 20, 22, 30, 31 и 32 до слов: году, 6-го индикта, 28 января.

Эти вирши, о великий князь, сочинил
Во славу тебе и к твоей вечной памяти
Бенедикт, смиренный служитель и монах, который
С добрым намерением вознёс до звёзд славное имя твоё,
И это деяние ты, мудрый читатель, сумеешь записать 96.

24. В это время господин Людовик 97, отправив своих послов, направил к императору Льву 98 в Константинополь епископа Норберта, чтобы возобновить с ним дружбу и утвердить названный договор. Он умер в Ахене, и пр. извлечение из Лоршских анналов под 814 – 824 гг., 826, 827, 829 гг. с добавлениями:

815 г.: Между тем некоторые римские вельможи. … были убиты. Число римлян, которые были убиты на Латеранском поле, составило триста человек. Из знати был папа Лев IV 99, … он весь Пентаполис и пределы Тусции передал понтифику.

819 г. содержит следующее: на нём многое было обсуждено и принято относительно положения церквей и монастырей. Он велел также включить в законы главы, которые недавно были записаны в эдиктах. Завершив это … он взял в жёны Юдифь 100, дочь графа Убельба.

824 г.: На место этого (папы) из-за споров в народе были избраны двое – Евгений, архипресвитер титулярной церкви святой Сабины, и другой, звание которого было выше; и сделался гражданский мятеж среди римлян, и, когда победила партия знати, он был поставлен и возведён в сан [этой] партией.

К 827 и 829 гг. он добавляет следующее: Посол императора прибыл в Рим и исследовал, каким было избрание народа. Там он и мессу [в день] святого Мартина, и праздник блаженного апостола Андрея, и также сам святая святых день Рождества Господнего отпраздновал с великой радостью и ликованием.

В феврале месяце он 101, проведя там съезд, отправился в Италию. Войдя в Рим и посетив в церкви князя апостолов торжественное богослужение, он вторгся в пределы Апулии, подступил к городу Бари и приказал построить четыре башни. А сколько и какие корабли возили по Адриатическому морю всё, что было необходимо! Франкские же отряды в городе Бари охраняли нижнюю и верхнюю Калабрию, и всё, что находилось в приморских городах, чтобы их не опустошили агаряне. Ибо римляне возложили [это] на императора Людовика Благочестивого, вследствие чего память о нём сохраняется вечно. Император Людовик проявлял в Италии такую добродетель, что не смог избавить от действия законов родственника римского понтифика. Он имел в Латеранском дворце заранее назначенных судей, [которые заседали] каждый день, в месте, что зовётся «У волчицы» (a Lupa), которая является матерью римлян, чтобы угнетать римский народ посредством принудительных судебных мер со стороны герцога Сполето по имени Аципранд. Понтифику святого апостольского престола Григорию 102 император Людовик пожаловал всё, что было пожаловано церкви императором Константином. Император уступил его камере для защиты своего дворца монастырь святого Бенедикта на горе Кассино в провинции Самний, монастырь Пресвятой Матери Божьей и Приснодевы Марии 103 на горе Акутиано в Сабинском округе, монастырь Господа Спасителя в округе Реате (territorio Reatino), возле гор Летиниано и Богиано (montes Letiniano seu Bogiano), и монастырь святого Сильвестра на горе Соракте вместе с монастырём святого апостола Андрея. И жалованные грамоты вышеуказанных монастырей велел включить в законы лангобардов. Приведя в порядок всё Итальянское королевство, он передал его Лотарю 104, своему сыну, который был соучастником его власти; получив благословение в церкви князя апостолов и апостольское отпущение грехов, он вернулся во Францию. А спустя малое количество дней он умер.

25. Вследствие этого между сыновьями короля, Лотарем, Пипином 105, Людовиком 106, Карлом 107, и самим Карлом Великим 108, возникли толки об участии в управлении, и разделили они королевство между собой; и начали они раздел от города Фауцис (da civitas Faucis), который является селением (?) (vilicos) между Адриатическим и Тирренским морями, до самой Аквитании; и отделён был народ итальянский или римский от империи франков. Короли франков начали воевать между собой; слух об этом дошёл до Кордовы и до всей Карфагенской Африки, и начали сарацины лелеять нечестивые планы, как бы им захватить королевство и разграбить церковь святого Петра. Король Карл, сын доброй памяти Людовика Благочестивого, из-за одного из своих проступков, [говорить] о котором теперь излишне, отрёкся от королевства в пользу своих братьев и принял одеяние святого образа жизни в монастыре святого Бенедикта на горе Кассино. Господь явил в нём такое смирение, что он омывал ноги всем братьям и почитал себя младшим среди всех. Помимо раздора, который был между королями Пипином, Карломаном и Людовиком, [войну] начали саксы; Лотарь же, который носил титул августа, правил Итальянским королевством. Саксы ежедневно сражались, [и] власть франков начала убывать. Когда умер Карл Великий 108, саксы вторглись во Францию, опустошая [всё] огнём и мечом, и король Пипин 109 завязал с саксами дружеские отношения. Людовик, король Аквитании 110, сражался с саксами. Аквитанцы провели между собой небольшие собрания. Вследствие этого королевство Аквитания отделилось от франков, и [отделено от них] по нынешний день.

26. Когда этот Лотарь умер, вместо него на престол взошёл Карл 111, его сын, малое время спустя. [В Риме] возникло гонение, и римляне [перессорились] между собой; удалились преступные мужи и отправили послов к царю Вавилонии 112, чтобы [агаряне] пришли и овладели Итальянским королевством. Затем в Италию, в порт Чивитавеккья агаряне вторглись в таком числе, что заполнили лицо земли, словно саранча или хлеба в поле. Римлян поразил такой страх, что никто не [смел] выйти за ворота; Рим был осаждён, город Леонина взят, церковь святого Петра захвачена и разграблена, и в монастырях этой церкви [враги] ставили своих коней. Мать всех церквей была обращена в посмешище и лишилась всей своей красы. Придя к алтарю, варвары танцевали вокруг него, взявшись за руки. Один из них, схватив копьё, [поразил] в грудь лик Господень, изображённый на абсиде в виде мозаики, и не только разбил мозаику, но пронзил также материал изделия. Начала течь кровь, словно это был живой человек во плоти; память об этом сохраняется в вечности. Убранство его, […], как мы сказали выше, были разорены все его монастыри и все церкви города Леонины; провинция Тусция была опустошена, города обращены в посмешище, а римляне поражены горем. На апостольский престол вступил папа Григорий 113, вдохновлённый Святым Духом, ежедневно укрепляя римский народ в силе Святого Духа, и стали они совещаться о том, как бы всемогущий Бог удалил дикие варварские народы и избавил церковь святого апостола Петра, которая является главой всех церквей, от пагубных язычников. Был отправлен посол к королю Людовику, сыну благочестивого памяти Людовика 114, чтобы он пришёл и защитил церковь святого Петра и Римское королевство. Чтобы как Пипин, Карл и Людовик, его отец, возвеличили Итальянское королевство победными триумфами, так и он сам защитил Римское королевство в своих обещаниях. Не долго мешкая, король Людовик вместе с франками отправился в Рим. Папа Григорий отправил послов [и] к маркграфу Гвидо, чтобы он пришёл и помог святой церкви города Рима, ради любви к которой Господь пролил свою кровь, и чтобы получил богатейшие дары. Итак, маркграф Гвидо со всем войском своего лангобардского народа отправился в путь, и вступили они в город Рим, и начали сражаться, и многие из народа варваров были убиты силой святого Петра у моста святого Петра и у ворот Сассии (a portas Sassie) города Леонины; и эти вредоносные люди говорили меж собой: «Ибо мы видим кровь Бога христиан!». И были рассеяны агаряне и их герцог, и укрощены в себе самих. Король Людовик как враг пришёл к горе Малум (ad montes Malum) 115, где находится церковь святого Климента, увидел огромное их количество и устрашилось его сердце, ибо сердце его было не таким, как у его отца. Франки пошли в атаку и заиграли трубы, и сделались крики их и звуки труб как гром, особенно, гул города Рима и голоса церквей. Франки пришли к арке, которая называется «Аркой воинов» (ad arcus Militorum); и кто мог бы исчислить такое мучение? Когда король Людовик пришёл к рву (a fossatagine) неподалёку от арки, он поднял руки свои по направлению к франкам, чтобы франки его видели, а сам повернул назад. Агаряне, смеясь меж собой, вышли из города Леонины и из церкви князя апостолов и бросились на франков; сколько людей было убито, никто не мог сосчитать 116. Маркграф Гвидо и римский народ шли за ними, убивая, а агаряне бежали впереди них и таким образом прибыли в порт Чивитавеккья; и не осталось из них даже десятой части. Сев на корабли, агаряне вместе со всей красой святой церкви вышли в море. Маркграф Гвидо со своей дружиной и король Людовик с теми франками, которые уцелели, вернулись в Рим. Из-за этого римский народ по сегодняшний день с насмешкой относится к франкам. Маркграф Гвидо, получив богатейшие дары и благодарность римского народа, вернулся домой. Король Людовик, вступив в город Павию, обманным путём похитил королевство у Карла, своего племянника.

27. Римляне ещё более коварно отправили вопреки франкам посольство в Палермо и в Африку, чтобы [агаряне] пришли и завладели Итальянским королевством. Тогда вышли агаряне, словно саранча, и поспешно прибыли в Амальфи и заполнили верхнюю Калабрию; придя к реке под названием Гарильяно (Garinganu), они захватили башню, и сделалась она их обиталищем. Они всю Кампанию начали опустошать огнём и мечом; округа Чикулано (territorio Ciculano) и Сабинский, города Нарни (Narniensis), Ортона (Ortana) и Непе (Nepesina) перешли под их власть. Из-за этого король франков никогда более не правил в Италии вплоть до сегодняшнего дня. Правили агаряне в Римском королевстве тридцать лет; страна была обращена в пустыню, а святые монастыри [стояли] без славы. И всё это за грехи народа. Как записано: «С небес взирает Господь на всех сынов человеческих, который живут на земле. С престола, на котором восседает» 117. Как мы говорили выше, агаряне на протяжении тридцати лет владели Римским королевством. А во главе высшего святого апостольского престола стоял папа Сергий III 118. В его времена сильным разрушением была потрясена и обрушилась до основания патриархальная Латеранская церковь святого Иоанна, которая называется Константиниана; вскоре папа Сергий восстановил её от основания в ещё лучшем виде; а какие дары он пожертвовал этой базилике с двух сторон перед алтарём, записано на картине восстановления.

28. В Павии, городе лангобардского народа, правил король по имени Гвидо 119, во времена которого королевство лангобардов перешло его властью под королевскую власть. Этот Гвидо провёл собор вместе с епископами, аббатами и [своими] верными, и велел включить в эдикты главы лангобардских законов. В его времена между лангобардами и франками возник спор за Итальянское королевство; лангобарды закрыли клузы и охраняли дороги в Галлию.

29. Папа Сергий умер 23 апреля. Его место занял Ландо 120, родом сабинянин; он сидел на кафедре святого апостольского престола шесть месяцев и умер. Его место занял Формоз 121. Папа Формоз восстановил церковь князя апостолов Петра, и все картины [в ней]. О том, какой и насколько серьёзный спор [был] между римлянами и папой Формозом, мы лучше умолчим. Этот Формоз умер; его место занял папа Иоанн Х. Он посоветовался по поводу сарацин с маркграфом Альбериком. В это время вышел Акипранд Реатинский и очень многие другие лангобарды и сабиняне, и изготовились к битве с сарацинами у разрушенных от древности стен города под названием Трибулана (Tribulana) 122. В завязавшейся битве благодаря заступничеству блаженного апостола Петра сарацины были разбиты. Вторая битва с сарацинами произошла между Непе и Сутри в поле де Баккано (in campo de Baccani) 123, и многие сарацины были убиты и ранены. Услышав об этом, сарацины, которые были в Нарненском графстве и Ортонском, и те, что были в Чикулано, собрались все вместе вокруг герцога, который у них был, у реки Гарильяно, и выступили в поход, хорошо зная, что предстоит гибель им самим. Сжалось сердце папы Иоанна Х вместе с Альбериком, славным маркграфом, и, собрав войско, они выступили в поход к реке Гарильяно. И сделался маркграф Альберик как храбрейший лев среди сарацин. О сражении услышали беневентцы, вышли из Беневента и пришли к башне, и сразились в великой битве; и разбиты были сарацины римлянами; папа Иоанн Х и маркграф Альберик стали победителями, и маркграф Альберик был с честью принят римским народом. Этот маркграф Альберик был весьма изящен. Одну из римских знатных дам, чьё имя излишне упоминать 124, дочь Феофилакта, он принял не как жену, а по дурному обычаю. Он родил от неё сына, и из любви к отцу дал ему имя Альберик; как пришёл сюда Альберик, мы расскажем позднее. Итак, папа Иоанн Х восстановил в Латеранском дворце три удивительно написанные картины и велел со обеих сторон старательно расписать их стихами. Возник раздор между матерью Альберика и папой, и разделился римский народ между ними. Затем маркграфом был Пётр, родной брат вышеназванного папы; такая была ненависть и вражда между римлянами и маркграфом, что ему не следовало вступать в город Рим. Маркграф Пётр вступил в город Ортону и во главе этого города построил сильно укреплённый замок; римляне свирепствовали всё больше и больше, и маркграф Пётр не смел более вступать в город Рим. Он тут же отослал посла к венгерскому народу, чтобы тот пришёл и завладел Италией. По свершении этого весь народ венгров вторгся в Италию. Вместе с маркграфом Петром он вступил в город Рим. Венгерский народ ограбил всю Тусцию, огнём и мечом уничтожив множество людей вместе с женщинами, и унесли они всё, что можно было схватить рукой. Когда не осталось никого, кто мог бы противостоять их натиску, они возвратились домой. Римляне, охваченные гневом, единодушно поспешили в Латеранский дворец и убили маркграфа Петра, но папу никто не тронул. Из-за этого стало обычаем, что венгры с тех пор каждый год грабили римские пределы.

30. Папа Иоанн Х умер 125. Госпожа сенаторша 126, о которой мы говорили выше, поставила на святейший престол своего родственника Иоанна 127, которого назвали одиннадцатым. И оказался Рим в руках женщины, как можно прочесть в пророках: «Женщины будут повелевать Иерусалимом» 128. Но вот, венгры вновь пришли к Риму, к воротам святого Иоанна, и римляне вышли и сразились с венгерским народом; и пали многие из знатных римлян, которые покоятся не погребёнными у ворот этой церкви. Тогда же венгерский народ пришёл к городу Реате, и вышел за ворота мудрый лангобард Иосиф с огромным войском лангобардов; часть врагов он истребил мечом, а часть захватил живыми. Народ венгров, видя, что его со всех сторон атакуют враги, отправился в обратный путь, и не вступали они более в Италию ради грабежа. Горе итальянскому народу! Какие несчастные случайности, какие бедствия со стороны чужеземных народов совершались против вас! Город Леонина, которую построило Сто Горожан (Centum Civilis), тебя захватывали сарацины, чужеземный народ; но также бавары, галльский народ, и король, имя которому было Арнульф. Ибо говорят, что она была захвачена лошадиными сёдлами. Во времена папы Иоанна Х, о котором мы упоминали выше, видели знамения, как по порядку будет названо в этой книге. Ибо в его дни было показано то, что впоследствии исполнились в будущие времена.

31. В 921 году от воплощения Господа нашего Иисуса Христа, первого индикта 129, во времена господина папы Иоанна Х, в седьмой год его понтификата, видели знамения. Так, видели, как возле города Рима с неба упало множество камней. В городе, что зовётся Нарни, [упали] столь жуткие и ужасные [камни], что полагали не что иное, как то, что они были унесены из мест преисподней. Так, один из этих камней, который был самым большим из всех, упав в реку Нарн, и по сей день виден торчащим на целый локоть над водами этой реки. Далее, все люди в городе Риме видели на небе многочисленные огненные факелы 130, так что те почти касались земли. Одни упали возле дома Феофилакта, другие – возле церкви святых апостолов Иакова и Филиппа, которую мы называем «Святого Апостола», третьи – рассыпались там и сям. Равным образом в это же время видели, как пылало небо, возле ворот этого города, у 18-го миллиария от города Рима. А именно, в этом пламени видели разом три колонны, наподобие тех колонны, которые ныне ставят в зданиях. На эти три колонны сели, появившись, три голубки – каждая на одну колонну; одна из них, поднявшись над другими, пыталась потушить пламя, но не смогла. Затем [то же попытались сделать] вторая и третья, но и у них ничего не вышло; спустя малое время прилетела, распустив крылья, ещё одна голубка из других мест и так долго махала крыльями над пламенем, пока всё это пламя не погасло. После этого возле ворот этого города, которые называются Соляными (Salaria), а именно, перед церковью святой Сузанны и мученика Кириака, одна женщина, вернувшись в воскресный день марта из церкви блаженного князя апостолов Петра, а именно, в 17-й день этого месяца, в [день] Страстей Господних, стала варить похлёбку. Как только она приготовила похлёбку, то убрала её в горшок; затем, желая взять горшок с того места, куда она его поставила, она не смогла этого сделать. В нём содержалась похлёбка, приготовленная из проса. Когда она вышла из дома, то стала горько жаловаться соседям и близким, и известила их об этом; все сбежались, но никто из тех, кто пришёл, не мог оторвать [горшок] от мрамора, на котором он стоял. Приходили всё новые и новые толпы жителей этого города, как клирики, так и весь римский люд обоего пола; и никто не мог снять [его с этого места]. Сосуд же так пристал к мрамору, как если бы был высечен из этого мрамора. Это дело [продолжалось] в течение почти четырёх часов, а именно, с девятого часа до ночи. Стоя над сосудом и осеняя его крестным знамением, люди посредством многочисленных литаний молили Бога оторвать этот сосуд с места, на котором он стоял; но так ничего и не добились. Наконец, когда пришли другие клирики, точно так же совершавшие литании, то один из них, протянув руку и сделав знак Христов, совершил молитву и тут же поднял этот сосуд неповреждённым. Равным образом в церкви святой Агафьи, которая называется дьяконией, в канун дня этой мученицы деревянный образ, на котором был изображён лик этой достопочтенной мученицы, соскочил со своего места, на котором находился, и почти час простоял, привязанный верёвками; повисев, он вновь вернулся на своё место. Затем, наклонившись, он не меньше часа оставался как бы в лежачем состоянии, после чего вновь поднялся, как было прежде. А в церкви святого Ангела, возле реки Тибр, на которой расположена церковь святого Аббакира и Иоанна и святой Варвары, ворота этой церкви почти целый день были закрыты; таким образом никто в этот день ни силой, ни посредством литаний не мог их открыть. А на другой день, когда были проведены литании и совершены молитвы, они отворились, как обычно. Итак, в последующее время в вышине, на небе, был виден в образе зверя огромнейший дракон; ему давали длину от церкви святого Евсевия, возле небольшой часовни, почти до Соляных ворот (ad portas Salaria), в то время как многие видели его больше часа; затем его закрыла туча, и он никогда больше не появлялся. Народ в Риме начал беспокоиться, поражённый печалью о себе самом.

32. Мать 131 Альберика, римского правителя, отправила послов в город Павию, к Гуго 132, королю лангобардов, чтобы сочетаться с ним браком. Так и случилось; ибо после сыгранной свадьбы король с королевой поднялись в замок святого Ангела, и король замыслил дурное, а именно, лишить зрения своего пасынка Альберика и взять Римское королевство в свою власть. Альберик, узнав о коварном плане короля, договорился с римлянами о поддержке; они начали трубить в трубы, особенно, голоса церквей, все разом облачились в доспехи и огласили землю своими криками. И устрашилось сердце короля, а равно и королевы, и вернулся он в Лангобардию. Альберик, князь всех римлян, блистал красотой, как и его отец, и велика [была] его сила. Ибо он был весьма страшен, и тяжелее стало иго над римлянами и над святым апостольским престолом. Избранный папа Марин 133 не смел ничего делать без повеления князя Альберика.

33. Славный князь Альберик опомнился, – я полагаю, что это произошло и было решено благодаря силе Святого Духа, – и стал почитателем монастырей. Он построил монастырь святого Лаврентия на Веранском поле (in agro Verano) и монастырь святого апостола Павла; монастырские же владения, которые были недавно отобраны нечестивыми людьми, он возвратил. Он услышал о запустении монастыря святого апостола Андрея и святого Сильвестра на горе Соракте, который был захвачен агарянами, и, особенно, о том, что служители этого монастыря живут по плотски 134, а церковные владения пожалованы верным князя в ленную собственность. Некто, стоявший рядом с ним, говорил: «Увы мне! Какая несчастливая случайность постигла монастырь святого Андрея, который недавно был столь значительным, построенный и восхитительно благоустроенный Карлом Великим; все его владения и зависимые крестьяне обращены в ничто!». Услышав это, славный князь Альберик задумался ещё больше. В то время жил Лев 135, достопочтенный священник и врач, наделённый удивительной святостью, чья образованность не была неизвестна князю; он тут же велел ему прийти к себе из церкви святых Филиппа и Иакова, и велел ему стать отцом монастыря. И отправил он своего посла по имени Лев, которого римляне называли камерлингом 136, чтобы он все монастырские владения с зависимыми крестьянами и крестьянками, проживавшими и обитавшими там, вместе с названным монастырём святого Сильвестра на горе Соракте и монастырём святого Стефана в Мариано, и со всеми прилегающими к ним землями, передал и возвратил в вышеназванный монастырь святого апостола Андрея и достопочтенному аббату Льву, как они были пожалованы [ему] с давних времён. Бог оказал достопочтенному аббату Льву такую милость, что и не передать. Он построил с обеих сторон монастыря замок и соорудил у входа в этот монастырь три башни, сделав его прочным и надёжным. Зная это, князь Альберик щедро жаловал ему подарки, вверяя себя его святым молитвам. Он добавил к ним монастырь, что зовётся Акутианским, [основанный] в честь Пресвятой Матери Божьей и Приснодевы Марии, в Сабинском округе. Ибо аббатом в этом монастыре был тогда Кампо со своими братьями 137, распутный и предававшийся плотским утехам 138. Так Лев успешно правил в своих землях два года. Этот достопочтенный аббат Лев купил два селения (casalibus duabus) в Сабинском округе (territorio Savinense), усадьбу Симильганум (fundum Similganum) 139, где находится церковь святого Климента, шести унций усадьбу Теццани (Tezzani), где находится церковь Пресвятой Марии, целиком, усадьбу Вилла лена (Villa lena), усадьбу Пекулиари (Peculiari) целиком, усадьбу Террие (Terrie) целиком, усадьбу Карпиньяни (Carpiniani) целиком, усадьбу Граньяни (Graniani), где находится церковь святого апостола Андрея, усадьбу Поркани (Porcani) целиком, усадьбу Агелли (Agelli), трёх унций усадьбу Кальбиани (Calbiani) целиком, усадьбу Антискано (Antiscanii), виноградник шести соток 140, toti in massa de tocie petie de terra hubi dicitur a Saline 141, и три участка пашни у усадьбы Антискано (Antiscano) от памятника до реки; село у замка Сумма (castri Summa villa), усадьбу Антиквум (Antiquum) с другими названиями целиком, усадьбу Казале (Casale), где находится церковь святого Валентина, вместе с усадьбой Карпиньяни (Carpiniani), усадьбу Музиниано (Musiniano) со всем, что к нему прилегало, усадьбу Кацце (Cazze) целиком, усадьбу Цезарнони (Cesarnoni) целиком, усадьбу Кастельоне (Castellione), где находится церковь святого Лаврентия. Ниже города Непи келью святого Грациниана вместе с её владениями, усадьбу Урбанелла (Urbanella) целиком, усадьбу Ротильяни (Rotilgani), в округе Непе деревня (valle) под названием Купа (Cupa), в округе Кампаньяно (territorio Campaniano); ниже города Рима неподалёку от церкви святого Аполлинария у храма Александрина, одну полезную келью, один прекрасный луг в Аквинте (Aquintum pratum unum optimum), у луга святого Петра, что зовётся «Арка воинов» (arcus Militorum), один луг, в солеварне в Артеуле две филы (in saline in Artheula fila duabus). В деревне Септимильяно, в Сабинском округе (in massa de Septemiliana territorio Savinense), от господской дороги (da via domnica) до реки усадьбу Брутрук (Brutrucum), пашню и виноградники, усадьбу Асклет (Ascletum) со всем и во всех отношениях. В монастыре святого Андрея он построил церковь Пресвятой Марии и соединил её с монастырём. Он восстановил от основания церковь святого апостола Андрея возле реки. Он восстановил церковь святого апостола Андрея на горе Грифьянелло; пусть память о нём останется вечной.

34. Но обратим перо к князю Альберику и как из королей земли лангобардов и заальпийских [земель] ни один в его времена не вторгался силой в римские пределы. Этот князь родил от наложницы сына и дал ему имя Октавиан 142. Князь Альберик принял решение взять себе в жёны [даму] из рода греческих императоров. Бенедикт Кампанский был отправлен в Константинополь, чтобы выполнить всё, что требовалось для бракосочетания. Римляне, согласно дурному обыкновению, сговорились убить князя; но планы их стали известны Альберику. Епископ Марин, а также епископ Бенедикт вместе с прочими тайно решились на убийство князя Альберика; они вступили между собой в отвратительный сговор, но планы их потерпели крах. У славного князя были сёстры сенаторши, которые втайне вели между собой переговоры о смерти своего брата. Тогда одна из них, оставив совещание, якобы от того, что сердце её разрывалось от любви [к брату], сообщила князю, своему брату, что и какая беда должна с ним приключиться. Князь Альберик тут схватил и вышеназванных епископов, и прочих гладиаторов, и одних избил палками, других предал мечу, а третьих бросил в темницу. И избавился князь от мятежа со стороны римлян. После этого он задумал, чтобы прекраснейшие дамы из римской знати в качестве служанок ведали хозяйством в его доме, чтобы на глазах у греков предоставить его жене из греческого рода подарки в дни свадьбы; так и было исполнено. И не только из города Рима, но даже из сабинян. Так и было исполнено; хотя до свадебного торжества дело так и не дошло. Затем на святом престоле оказался папа по имени Агапит 143. После этого, спустя малое время славный князь заболел. Он тут же прибыл в церковь князя апостолов и, отправив гонцов ко всем знатным римлянам, велел им прийти к нему; и все они под присягой дали слово, что после смерти папы Агапита изберут папой его сына Октавиана. Уладив дела своего брата и Октавиана, своего сына, он окончил жизнь возле могилы блаженного апостола Петра.

35. Между тем, спустя малое время скончался папа Агапит. Октавиан был принят на святейшем престоле и назван папой Иоанном ХII. Он сделался столь распущенным и столь дерзким, как это обычно случается ныне в языческом народе. Он имел обыкновение часто охотиться, не как папа, но как грубый человек. Ибо образ мыслей его был суетен; он любил общество женщин, был ненавистен церквям и приятен дерзким юношам. Наконец, он воспылал такой похотью своего тела, о какой мы нынче [не] можем и рассказать. Жили в городе Риме, в святой римской церкви, дьякон по имени Иоанн и протоскриний Аццо, которые находились во враждебных отношениях с понтификом; а теперь расскажем, как из-за его неоднократного беспутства в Италию, в Римское королевство, [пришли] короли саксов 144. Дьякон Иоанн и протоскриний Аццо были избраны вельможами; было у них одно желание и одно намерение – привести понтифика скорее к смерти, чем к жизни, уступить Римскую империю саксонскому королю и поставить во главе святой церкви достойного епископа. Они отправили послов к Оттону I, королю саксов, чтобы он пришёл и овладел Италией и Римской империей. Узнав об их коварстве, понтифик, схватив дьякона Иоанна и протоскриния Аццо, велел отрезать последнему руку, которой тот писал послание, а дьякону Иоанну приказал отрезать его нос. Они повторяли это в течение долгого времени, часто посылая в Галлию и в Саксонское королевство [всё новые и новые посольства], [так что] Оттон 145, король саксов, и Лиудольф 146, его первый сын, вступили таки в Италию; о приключившихся с лангобардами и Лиудольфом несчастных случаях мы говорить не будем, и таким образом лишь коротко коснёмся [их] царствования.

36. Когда император Оттон пришёл в Итальянское королевство, в Италии оказалось почти такое множество народа, что они заполнили лицо земли, как саранча. Ведь он имел при себе языческие народы, язык которых был не понятен людям. Он, сверх того, имел народ, который назывался гвинула (Guinula) и носил [с собой] пожитки (sarrcinas), телеги (carros) и боевые орудия (machina). Ибо вид их был ужасен, и они, пускаясь в путь, мчались на колесницах и в бою стояли, как железные. Итак, сокрушив всех и продвигаясь по Итальянскому королевству, король с обеих сторон вступил в город Рим. Ему навстречу вышел римский народ вместе с понтификом и почтительно его принял, и в церкви князя апостолов было проведено богослужение; он был почтительно превознесён в апостольских похвалах и наречён августом 147; итак, Итальянское королевство и Римская империя были подчинены саксонским королём. О королях лангобардов и о маркграфе Губерте, о том, как они обратились в бегство и были изгнаны из Итальянского королевства, мы теперь умолчим. Король Оттон, сделавшись самым сильным в королевстве, вернулся в Галлию. Вторично поспешив в Рим, король вместе с королевой, которую звали Аделаида 148, были коронованы в церкви князя апостолов; они разослали многие дары по всей святой римской церкви. Затем в Итальянском королевстве начали нарастать многочисленные бедствия, чума, голод, меч и огонь опустошали Италию; коровы и овцы падали наземь; страна обратилась в пустыню и сильный голод свирепствовал всё больше и больше. Отчего возникла крупная ссора между папой и императором, мы теперь и не скажем. Римляне начали успокаивать папу, и сделалось великое замешательство 149, и раздор между папой и императором; как возникло это напряжение, мы коротко упомянем. Папа Иоанн удалился в пределы Кампании, оставив апостольский престол из страха перед императором. Римляне, ещё сильнее свирепствуя меж собой, обратились к императору, чтобы избрать папой протоскриния Льва 150. Император согласился с этим, тот был избран и поставлен на святейшем престоле. Приведя в порядок всю Тусцию и пределы Пентаполиса, он пожаловал их в церковь князя апостолов и папе Льву и вернулся в Галлию.

37. Римляне же, согласно древнему обыкновению, разделились между собой, и призван был папа Иоанн из пределов Кампании; с огромной силой он вступил в Рим; посол императора и некоторые римляне, которые были в согласии с папой Львом, были схвачены, а сам папа Лев обратился в бегство и удалился в дальние края. Ибо говорят, что он таким образом спешно добрался до заальпийских гор. А спустя немногое время император с огромным войском и вместе с папой вернулся в Италию. Папа Иоанн, услышав о натиске и ярости императора, оставив Рим, вновь вступил в Кампанию. Римляне, свирепствуя меж собой, желая и не желая проливать кровь, избрали Бенедикта 151, иподьякона святой римской церкви, и призвали его из школы, и вели встать во главе святого апостольского престола. Ибо он был мудрейшим мужем, сведущим в науке грамматике, отчего римский народ называл его Бенедиктом Грамматиком. Император, услышав об этом расколе, страшно разгневался и поклялся силой своего королевства, что овладеет городом Римом с обеих сторон, если папа Бенедикт не будет передан его власти. Затем Рим был взят в кольцо и окружён со всех сторон таким множеством лангобардов, саксов и галльских племён, что никто не смел выйти за городские стены. Случился сильный голод, и обрушился на римлян огонь и меч, как записано: «И один слух о нём будет внушать ужас» 152. И начали они успокаивать друг друга, что, мол, силы, которые у них раньше были, обратились в ничто. И было у них одно мнение от мала до велика. Вынужденные необходимостью, они схватили папу Бенедикта и передали его в руки императора, и говорили друг другу: «Пусть лучше он один умрёт за всех, чтобы наши души избавились от мук голода». Император же отправил понтифика в ссылку в саксонские земли. Папа Лев вернулся на святейший престол и был почтён похвалами всем римским народом. Ибо была между саксонским королём и понтификом великая радость по поводу папы Иоанна ХII; о приключившимся с ним несчастном случае и его смерти можно узнать в книге епископов.

38. Этот император родил сына Оттона Саксонского 153, назвав его Оттоном из любви к своему имени. Этот Оттон II был коронован верховным понтификом и приобщился к власти своего отца. Эти императоры издали законы и включили в законы римское право и лангобардское, и велели включить это в лангобардские эдикты. [Оттон] вскоре отправил посла в Константинополь, чтобы женить своего сына на принцессе из царского рода. Была же у этих императоров величайшая власть и сила в Итальянском королевстве. Слова эти пришлись по нраву греческому императору; он сильно обрадовался и отправили греки в римскую землю вместе с девушкой несметное количество золота и серебра; в церкви князя апостолов ей на голову возложили корону, сыграли свадьбу и она, превознесённая похвалами, сделалась римской императрицей, и звалась на греческом языке Феофано 154. И отправились они в Саксонию с великой радостью.

39. Папа Лев умер. Иоанн, епископ города Нарни, был избран на святейший престол; из-за этого он был назван папой Иоанном ХIII 155. Римляне же, согласно их дурному обыкновению, изгнали папу из Латеранского дворца; одни били его по голове, другие наносили ему в лицо пощёчины, третьи терзали nautes nutis (nates nodis?). Так, отступая и мучаясь, он был заключён в пределах Кампании, и говорили римляне меж собой: «Чтобы не приходили саксонские короли и не рухнуло наше царство, и чтобы освободились мы от плена благодаря заступничеству апостола Петра!». Престол его остался осиротевшим. Папа Иоанн бежал из-под стражи в область Марсику, и, поспешая таким образом, как враг вступил в область сабинян и через пределы Тусции вернулся в Рим; духовенство и римский народ с гимнами и похвалами выступили ему навстречу. [Папа], отслужив мессу в церкви святого Петра, вступил в Латеранский дворец. Ибо понтифик часто приветствовал народ, радовался вместе с римлянами и пировал каждый день. Полагаю, что он коварно намеревался в душе отомстить за причинённую ему обиду и постыдно отомстил. Так, понтифик тайно (clamide) отправил к императорам в Саксонию послов, чтобы те пришли и защитили святую римскую церковь. Затем в Италию вступили такие полчища галлов, каких ни прежде, ни позже не видели 156. Горе тебе, Рим! Ибо ты угнетён и попран столькими народами; ты захвачен также королём саксов, и поражён мечом народ твой, и сила твоя сведена не нет! Золото и серебро твои они уносят в своих мешках. Прежде ты был матерью, теперь стал дочерью. То, чем ты владел, ты утратил; ты лишён своей первоначальной доблести; во времена папы Льва ты был попран первым Юлием. На вершине своего могущества ты торжествовал над народами, попирал мир и умерщвлял царей земных; ты держал скипетр и великую власть; теперь ты совершенно разграблен королём саксов и обагрён кровью. Как сказано некоторыми мудрецами, и будет найдено в написанных о тебе историях: некогда ты сражался с чужеземными народами и со всех сторон одолел мир – с севера до юга; а ныне ты сам захвачен галльскими племенами; ты был слишком прекрасен. Вот все твои стены с башнями и зубцами, какие есть ныне: башен твоих ты имел 381, замков – 46, зубцов твоих – 6800 и ворот твоих – 15. Горе тебе, Леонина! Уже давно ты взята, а ныне оставлена королём саксов!

Текст переведен по изданию: Benedicti Sancti Andreae monachi chronicon. MGH, SS. Bd. III. Hannover. 1839

© сетевая версия - Тhietmar. 2011
© перевод с лат. - Дьяконов И. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Germaniae Historica. 1839