Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АБУРЕЙХАН БИРУНИ

ПАМЯТНИКИ МИНУВШИХ ПОКОЛЕНИЙ

КИТАБ АЛ-АСАР АЛ-БАКИЯ АН АЛ-КУРУН АЛ-ХАЛИЯ

О СУЩНОСТИ ЭРЫ И О РАСХОЖДЕНИИ НАРОДОВ В ЭТОМ ВОПРОСЕ

Эра — это определенный промежуток времени, который отсчитывается от начала какого-нибудь минувшего года, когда был, [например], послан пророк со знамениями и доказательствами или появился могучий, великий царь, или погиб какой-либо народ от всеобщего разрушающего потопа, гибельного землетрясения и провала, либо поразил людей губительный мор или истребительный голод, либо произошла смена династии или перемена религии, либо случилось страшное явление из числа небесных знамений или достопамятных происшествий, которые бывают лишь через долгие века и длительные времена 1. Такими событиями отмечаются определенные отрезки времени, и без этого нельзя обойтись во всех делах, мирских и религиозных.

У каждого из народов, рассеянных по [различным] климатам, есть своя особая эра, которую считают от эпохи их царей, пророков или династий или же от какого-нибудь события из упомянутых выше. При помощи этой [системы летосчисления люди] вычисляют [сроки], нужные им при совершении сделок и определении времени [праздников], а также для тех [установлений], которые отличают их от других народов.

Первое и наиболее известное нам начало начал в древности — это начало [существования] человечества. У людей писания — евреев, христиан, магов 2 и их сект существует такое разноречие о том, как произошло это событие и как вести от него летосчисление, которое недопустимо в /14/ вопросе об эрах. Все то, с чем связано познание о начале творения и обстоятельствах прошлых поколений, перемешано с [24] подделками и баснями, ибо это дела давние и с того времени прошел долгий срок; тот, кто изучает эти события, не может их запомнить и твердо установить. Сказал же Аллах — велик он!: — «Разве не пришла к ним весть о тех, кто был раньше их? Не знает о них никто, кроме Аллаха». Поэтому нам лучше принимать лишь те рассказы о подобных вещах, в пользу которых свидетельствует книга, на достоверность коей можно положиться, или предания, внушающие доверие по мнению большинства.

Если мы прежде всего рассмотрим эту эру 3, то обнаружим, что между народами существует о ней немалое разногласие. Так, персы и маги говорят, что жизнь мира продолжается двенадцать тысяч лет, по числу знаков Зодиака и месяцев, и что Заратуштра 4, их законодатель, утверждал, будто до его появления прошло [из них] три тысячи лет, дополненных четвертями дней. Он [якобы] сам взялся их считать и [заметил] недостаток необходимых четвертей дня, который был присущ годам, пока их не [начали] дополнять и они не стали правильными.

От появления Заратуштры до начала [эры] Александра 5 прошло двести пятьдесят восемь лет; таким образом, промежуток от начала мира до Александра составляет три тысячи двести пятьдесят восемь лет. Однако, если мы подсчитаем, начиная от Гаюмарса — а Гаюмарса персы считают первым человеком — время царствования каждого их царя после него — а власть принадлежала всем им подряд, без перерыва, — то итог этих чисел до Александра достигнет трех тысяч трехсот пятидесяти четырех лет. Таким образом, [сумма] отдельных [чисел] не совпадает с итогом.

При этом персы и румы расходятся относительно того, что было после Александра. Дело в том, что между [концом] царствования Александра и началом царствования Ездигерда 6 прошло девятьсот сорок два года и двести пятьдесят семь дней. Если мы вычтем из этой цифры [число лет] царствования потомков Сасана 7 вплоть до [начала] царствования Ездигерда, а это составляет, по словам персов, приблизительно четыреста пятнадцать лет 8, то останется пятьсот двадцать восемь лет — годы царствования Александра и «царьков племен» 9. А если мы сложим время царствования каждого из Ашганидов 10. как установили его [персы], получится двести восемьдесят лет. Даже если учесть расхождение [в сроках царствования каждого царя, то итог 11 не превысит трехсот лет 12. В дальнейшем я несколько исправлю это расхождение. [25]

Одна группа персов утверждает, что упомянутые три тысячи лет считаются от сотворения Гаюмарса, а до него прошло еще шесть тысяч лет, когда небесная сфера стояла на месте, не двигаясь, природные свойства вещей не изменялись, элементы не смешивались, /15/ [в мире] не существовало возникновения и уничтожения и земля была необитаемой. Когда же [небесная сфера] была приведена в движение, появился первый человек на экваторе — половина его тела, вдоль, была на юге, а половина — на севере. Родились животные, и начали размножаться, и стали плодиться и умножились люда, и смешались частицы элементов ради возникновения и уничтожения, и сделал [бог] землю обитаемой, и наступил в мире порядок.

У евреев с христианами в этом вопросе наибольшее расхождение, ибо евреи утверждают, будто от Адама до Александра прошло три тысячи четыреста сорок восемь лет. а христиане уверяют, что пять тысяч сто восемьдесят лет. Они обвиняют евреев в уменьшении этого [срока] с той целью, чтобы пришествие Иисуса, — мир над ним! — пришлось на четвертое тысячелетие, [то есть] на середину тех семи тысячелетий, что составляют, по их мнению, время существования мира, и не совпало с тем временем, когда, по предсказанию пророков, [живших] после Моисея — мир над ним! — Иисус родится, в конце времен, от непорочной девы.

Каждая из сторон опирается в своих доводах на толкования, которые она вывела путем счета по буквам 13. Евреи ожидают пришествия Мессии, о котором им было возвещено, по завершении 1335 года по эре Александра, как чего-то известного в точности. Многие лжепророки из их сект, как ар-Раи, Абу-Иса-аль-Исфахани 14 и им подобные, заявляли даже, что они — посланники Мессии к евреям. И это потому, что они утверждают, будто начало эры [Александра] совпало с упразднением жертвоприношений, прекращением откровений и перерывом в появлении посланников божьих.

Кроме того, они взяли из пятой книги Торы 15 слова Аллаха — велик он! — по-еврейски: «Я бог, сокрою свое существо до того дня» 16. Евреи [подсчитали] численное значение букв [в словах] «хастор» и «астир», а это слова о сокрытии, и получилось 1335. И они сказали: «Это срок прекращения откровений с неба и упразднения жертв, то есть «сокрытие», а «существо» здесь означает: «веление». Чтобы засвидетельствовать правильность своего утверждения, они привели слова Даниила в его книге, которые означают: «С того времени, когда не будут разрешены 16 жертвы и приведет мерзость к запустению, [пройдет] 1290 ...» и следующие за этим слова: «Блажен тот, кто уповает дожить до 1335 ...».

Некоторые говорят, что между этими двумя изречениями был [промежуток] в сорок пять лет, так как /16/ первое было сказано в начале [26] отстройки Иерусалима, а второе при окончании отстройки 18. Другие же утверждают, что первое дает время рождения [Мессии], а второе — время его выступления [с проповедью]. Евреи говорят, что когда Яков благословил Иуду 19 и помолился за него, то осведомил его, что власть не выйдет [из рук] его потомков, пока не придет тот, кому принадлежит власть.

Итак, он осведомил Иуду, что власть утверждается за его потомками вплоть до пришествия ожидаемого Мессии, и [евреи] говорят: «Так оно и есть». Власть не вышла у них из рук, ибо «рас-ал-джалут», что означает в переводе: «глава изгнанников, которые выселились из родных мест в Иерусалиме», является главой всех евреев на свете и их повелителем; его слушаются во всех странах и приказание ею исполняется в большинстве случаев.

А христиане опираются на слова на сирийском языке, которые означают: «Иса, помазанник, [он есть] величайший спаситель» 20. Они сосчитали эти слова по буквенному счету и получилось тысяча триста тридцать пять дней. И вот, они заявили, что Даниил, называя то число, имел в виду эти [сирийские] слова, а не упомянутые годы, ибо в том, что он сказал, есть только число и не обозначено, годы это или дни или что— либо другое.

Они говорят: «Это благая весть, указывающая на имя Мессии, а не на время его пришествия», и рассказывают, что Даниил однажды увидел в Вавилоне сон, когда прошло два года владычества Кира 21, в двадцать четвертый день первого месяца, после того, как он помолился Аллаху, причем израильтяне были пленниками в руках персов.

И Аллах ниспослал Даниилу откровение: «Уришлим, — то есть Иерусалим — будет отстраиваться семьдесят семилетий и упокоится [под властью] твоего народа. Затем придет Мессия, и его убьют, и по приходе его будет Уришлим разрушен последним разрушением и останется в запустении до скончания веков» 22.

«Семилетие» означает [здесь] семь лет в совокупности. Семь семилетий из семидесяти падают на отстройку Уришлима, и о них упоминает Захария, сын Варахии, сына Адда, в своей книге, говоря: «Видел я светильник с семью лампадами, и у каждой лампады по семь устьев» 23. А раньше того он говорит: «Поистине, руки Зоровавеля заложили основы сего дома, его же руки и завершат его». Промежуток времени от основания дома 24 до завершения его составляет сорок девять лет, то есть семь семилетий. Потом, через шестьдесят два семилетия, как говорят христиане, пришел Иисус, сын Марии, а в последнее семилетие были упразднены заклания и жертвы, и Иерусалим подвергся упомянутому выше разрушению. Откровения и появление пророков прекратились, и [27] рассеялись израильтяне, пребывая в пренебрежении: /17/ не было у них ни жертв для заклания ни места, где их закалывать.

Все то, о чем мы упомянули, является всего лишь утверждениями каждой из сторон, которые они выдвигают, не свидетельствуя в пользу их правильности ничем, кроме толкований, основанных на счете по буквам и на шатких софизмах. Если человек, который в них вдумается, задастся целью доказать с помощью тех же доводов что-нибудь иное и опровергнуть подобными доводами то, что он [только что] утверждал, ему будет нетрудно этого достигнуть.

Так, евреи говорят, что власть осталась в роде Иуды, и переносят [понятие] власти на предводительство изгнанниками. Если бы к подобному предводительству можно было применять слово «власть» в общем смысле, понимая его относительно, то товарищами евреев были бы в этом и маги, и сабии, и другие народы, и не были бы исключением прочие израильтяне или сыны другого народа. Нет ни одного человека, даже ничтожного, который не обладал бы властью и силой по отношению к еще более ничтожным людям.

Если бы мы отнесли то, что вытекает из численного значения слова «сокрытие» в Торе к промежутку времени от начала эры израильтян, то есть исхода их из Египта, до [пришествия] Иисуса, сына Марии, то наше толкование, право, было бы более справедливым. Ведь срок от исхода евреев из Египта до восшествия [на престол] Александра составляет, по словам евреев, тысячу лет, а Иисус, сын Марии, родился в год Александра 304, и Аллах вознес его к себе в год 336. Таким образом, сумма годов всего этого периода составляет тысячу триста тридцать пять, а это есть время существования закона Моисея, сына Имрана — мир над ним! — пока его не дополнил Иисус, сын Марии. Что же касается приведенных ими двух изречений Даниила, то если бы мы придали этим изречениям иное толкование, оно тоже было бы вполне возможно. Больше того, ни один из способов толкования, которые приводят евреи, не годится, если не исходить из того, что начало этого периода предшествовало произнесению [Даниилом упомянутых слов].

Действительно, если полагать, что оба периода начались одновременно — будь это в прошлом, в настоящем или в будущем, то несовпадение времени произнесения [упомянутых] слов — бессмыслица. При таком расхождении дело никоим образом не может быть в порядке, хотя второе изречение 25 позволяет думать, что начало упомянутого в нем периода 26 предшествовало времени произнесения [этих слов] и конец его наступит через год, или меньше, или больше, и тому подобное. Оно допускает также предположение, что период начинается именно со времени [произнесения этих слов] или позже на неизвестный срок, который может быть и малым и большим. А если определение времени [того [28] или иного события] может относиться ко всем трем периодам времени 27, и остановиться на одном [из них] допустимо только при наличии ясного текста или верного доказательства.

Что же касается первого изречения [Даниила], то его тоже можно отнести к первому разрушению Иерусалима, но допустимо отнести его и ко второму разрушению /18/ [города], которое произошло спустя триста восемьдесят пять лет после восшествия [на престол] Александра 28. А раз так, значит [у евреев] нет решительно никаких причин начинать [эру] с того времени, с которого они ее начали. Таковы сомнения, связанные с утверждениями евреев.

А что до [неясностей], присущих утверждениям христиан, то они [еще] более многочисленны и очевидны. Ведь даже если евреи уступили [христианам] и признали, что пришествие Мессии совершилось через семьдесят семилетий после сновидения Даниила, то [в действительности] выступление Иисуса, сына Марии, не произошло после этого срока, и вот почему. [Все] евреи согласны, что от исхода израильтян из Египта до эпохи Александра истекла полная тысяча лет. А из пророческих книг они переписали, что между исходом израильтян из Египта, и постройкой Иерусалима прошло четыреста восемьдесят лет, а от постройки Иерусалима до разрушения его Бухтунассаром — четыреста десять лет, и что Иерусалим оставался разрушенным семьдесят лет. В итоге получается, [считая от исхода из Египта], девятьсот шестьдесят лет; это и есть то время, когда Даниил увидел сон. Остаток от упомянутой тысячи лет составляет сорок лет.

Затем, и евреи и христиане согласны, что рождение Мессии — Иисуса, сына Марии, произошло в триста четвертом году эры Александра. По их словам, Иисус, сын Марии, родился через триста сорок четыре года после сновидения Даниила и отстройки Иерусалима, то есть, приблизительно, через сорок девять семилетий. До появления его вероучения прошло еще четыре с половиной семилетия. Таким образом, рождение [Мессии] предшествует той [дате], которую они упомянули.

Эти слова [христиан] ни к чему не обязывают евреев, и если бы [христиане] стали обвинять евреев во лжи относительно длительности сроков между отстройкой Иерусалима и началом эры Александра, то евреи [несомненно] противопоставили бы им то же самое и даже больше.

Если мы оставим утверждения обеих сторон [без внимания] и посмотрим в список халдейских царей 29, который мы изъясним в дальнейшем, то увидим, что от начала царствования Кира до начала царствования Александра прошло двести двадцать два года, а от этого времени до рождения Иисуса — триста четыре года. В итоге получится пятьсот двадцать шесть лет. Вычтем из них три года, так как отстройка Иерусалима началась на третий год царствования Кира, и разделим [29] остаток на семь; от времени сновидения Даниила до рождения Мессии получится приблизительно семьдесят пять семилетий, и время его рождения окажется позднее, чем говорят [христиане]. Что же касается тех сирийских слов, которые [христиане] подсчитывали, утверждая, вследствие совпадения их подсчета с числом [1335], что [Даниил] имел в виду именно эти слова, а не годы, то это такая вещь, с которой можно согласиться только после представления доказательства, столь же убедительного, как очевидность. Ведь если кто-нибудь, [например], подсчитал по буквам 30 слова: «спасение Мухаммедом тварей от неверия» 31, то [тоже] получится 1335. Или подсчитаем [слова]: «возвестил Муса, сын Имрана, о Мухаммеде, а Мессия /19/ — об Ахмеде» 32, получится то же самое. Если подсчитать слова: «светит равнина Фарана [светом] Мухаммеда-простеца» 33, то число совпадет с первым числом [1335]. Если же кто-нибудь скажет, что под этими числами подразумевается благовещение, и что число букв [сирийских] слов равно числу букв тех [слов], то и за него, и против него будет точь-в-точь то же самое, что можно сказать за и против христиан относительно слов [Даниила]; это похоже, как два сапога. Пусть даже кто-нибудь сошлется, в качестве свидетельства о Мухаммеде — да благословит его Аллах и да приветствует! — и правдивости благовещения о нем, на слова пророка Исайи в его книге, смысл которых, приблизительно, таков: Аллах приказал ему поставить на вышку наблюдателя, который бы рассказал ему, что он видит, и наблюдатель сказал: «Я вижу всадника, едущего на осле, и всадника, едущего на верблюде. Один из них выехал вперед и вопиет: «Рухнул Вавилон и разбились его идолы, вытесанные из камня». Это есть благовещение о Мессии, едущем на осле, и о Мухаммеде, едущем на верблюде, после появления которого рухнул Вавилон и разбились его идолы, и закачались дворцы его, и исчезло его царство. В книге пророка Исайи много слов, возвещающих о Мухаммеде, мир над ним! — и намеков, поддающихся ясному истолкованию, и все же упорная приверженность к ложному побуждает [евреев] измышлять и утверждать то, что не признается народом, — [например], что всадник, едущий на верблюде, это Моисей, а не Мухаммед — мир над ним!

А что [общего] у Моисея или его последователей с Вавилоном? И разве явилось Моисею и его народу, после него, в Вавилоне то, что явилось там Мухаммеду да благословит его Аллах и да приветствует! — и его сподвижникам? Отнюдь нет! Если бы [евреи] спасли от жителей Вавилона свои головы, они бы, конечно, удовольствовались такой удачей, как возвращение [на родину, хотя бы] с отчаянием [в сердцах].

Это свидетельство подкрепляется также словами Аллаха к Моисею в пятой книге Торы, которая называется «удвоенной»: «Я [30] поставлю для них пророка из братьев их, подобного тебе, и вложу свое слово в его уста. И будет он говорить все, что я повелю, а какой человек не повинуется словам говорящего от моего имени, тому я отомщу».

Желал бы я знать, есть ли другие братья сынов Исаака, кроме сынов Измаила! Если скажут, что братья сынов Израиля — это дети Исава, то разве появился среди них, после Моисея, такой человек, как Моисей, который заслуживал бы подобного описания и походил бы на него? И разве не свидетельствуют о Мухаммеде — мир над ним! — также и следующие слова этой книги — вот перевод част их: «Пришел бог с горы Синая и воссиял нам из Сеира и объявился с горы Фарана, и была с ним, справа от него, тьма пречистых» 34. Эти символы для доказательства того, что связанные с ними свойства не подобают существу создателя и не подходят к его качествам — велик он и возвышен над всем этим! Приход бога с горы Синая означает его беседу с Моисеем, сияние его из Сеира — это пришествие Мессии, а явление с Фарана, где вырос и женился Измаил, означает появление Мухаммеда — мир над ним! — после представителей всех религий, с сонмами пречистых [святых], отмеченных знаками и ниспосланных с неба в помощь [людям]. Кто [вздумает] отвергать это /20/ толкование, о котором свидетельствует очевидность, с того потребуют доводов в пользу его превратных мнений. «Тот, кому товарищ сатана — плохой он товарищ» 35.

Если они 36 не допускают счета по буквам арабских [слов], то мы не допускаем счета того, что они привели, по буквам сирийских [слов], так как Тора и книги тех пророков ниспосланы по-еврейски. Все, что они упомянули, и что мы [еще] упомянем [в дальнейшем], является решительным доводом и явным доказательством того, что [эти] слова в [священных] книгах перемещены со своих мест и текст искажен [в сравнении] с источниками.

Защита при помощи таких подсчетов и натяжек — сильнейшее доказательство и самый ясный довод в пользу того, что [их изобретатели] уклоняются от истины и правого пути. «Даже если бы мы открыли над ними одну из дверей небесных и они стали бы восходить туда, они бы и тогда сказали: «Наши очи опьянены, наверно мы люди зачарованные» 37. Нет, наоборот, они — люди, слепые к истине! Просим у Аллаха поддержки, помощи, защиты и направления на верный путь!

Что же касается рассуждений [этих людей] насчет отмены [одной книги другой книгой] и их измышлений и утверждений, будто есть тексты Торы, [предписывающие] убивать тех, кто будет притязать на пророческий сан после Моисея, то их ложность явно видна из [других] текстов той же Торы. Но для всего этого есть более подходящие [31] места 38. Вернемся же к тому, что мы имели в виду; наше рассуждение [и так] продлилось: один предмет повлек за собой другой.

Итак, я говорю: у каждого народа — и у евреев и у христиан, есть список Торы, который говорит нечто согласное с мнением его обладателей. Утверждают, что список, находящийся у евреев, и есть подлинный, далекий от искажений; список, который находится у христиан, называется «Тора семидесяти». Дело в том, что часть евреев, когда Бухтунассар пошел войной на Иерусалим и разрушил его, выселилась оттуда и попросила защиты у царя Египта. [Эти евреи] пребывали под его покровительством, пока не водворился [в Египте] Птолемей Филадельф 39. До этого царя дошел рассказ о Торе и нисхождении ее с неба. Птолемей стал искать этих евреев и наконец обнаружил их в одном городе [где их было] тысяч тридцать. Птолемей приютил их, приблизил к себе, обласкал и дал им разрешение уйти в Иерусалим. А этот город вновь отстроил Кир, наместник Бехмена в Вавилоне 40, который восстановил благоустройство Сирии. Они вышли с отрядом приближенных Птолемея, которых тот дал им в сопровождающие. [При этом] Птолемей сказал: «У меня есть до вас нужда. Если вы поможете мне, удовлетворив ее, то вполне меня отблагодарите. Вот моя [просьба]: уступите мне один список вашей книги Торы».

Евреи согласились и поклялись исполнить его просьбу. Когда они достигли Иерусалима, то сдержали свое обещание и послали Птолемею список Торы. Тора была на еврейском языке и Птолемей не понял ее. Он снова обратился к евреям и попросил их прислать человека, знающего по-еврейски и по-гречески, чтобы тот перевел Тору. Он обещал за это евреям [всяческие] награды и подарки.

Евреи выбрали из своих двенадцати колен /21/ семьдесят два человека — по шесть человек из каждого колена — раввинов и жрецов, чьи имена известны христианам, и эти люди перевели Тору на греческий язык после того, как Птолемей разделил их [на пары] и поставил при каждом из них по человеку, который заботился об их делах. Когда они закончили перевод [Торы], в руках Птолемея оказалось тридцать шесть переводов. Он сличил их между собой и не нашел других [расхождений], кроме неизбежного в таких делах различия в выражении одних и тех же мыслей. Птолемей дал переводчикам сполна то, что он им обещал, и хорошо снарядил их [в обратный путь], и переводчики попросили подарить им одну из этих рукописей, чтобы им было чем гордиться и похваляться перед друзьями. Птолемей так и сделал, и эта рукопись — та самая, что находится у христиан. Говорят, что она не подверглась никаким изменениям и искажениям. [32]

Евреи [однако] утверждают другое, а именно — что их принудили переводить Тору и что они уступили, боясь гнева и зла [Птолемея], и предварительно сговорились изменить и исказить текст.

Даже если верить [евреям], то то, что они говорят, не устраняет сомнения, а навлекает его еще сильнее.

Тора существует не только в этих двух списках; имеется еще третий список у самаритян, которых называют «аль-ля мисасия» 41. Самаритяне — это преемники [евреев], которых Бухтунассар поселил вместо них в Сирии, когда взял евреев в плен и изгнал оттуда. Самаритяне помогали Бухтунассару и показывали ему незащищенные места [городов] израильтян. За это Бухтунассар не переселял самаритян, не убивал их и не брал в плен. Он поселил их в Палестине, под своим покровительством.

Верования самаритян — это смесь еврейства и религии магов. Большая часть их живет в Палестине, в местности, называемой Набулус, и там находятся их церкви. [Самаритяне] не вступают в пределы Иерусалима со дней пророка Давида — мир над ним? — ибо, по их утверждению, Давид совершал насилия и преступления и перенес священный храм из Набулуса в Элию, то есть в Иерусалим, и не прикасаются к другим людям, а когда [иноверцы] коснутся их, совершают омовение. Они не признают тех израильских пророков, которые были после Моисея.

Что же касается рукописи Торы, находящейся у евреев, на которую они полагаются, то жизнь сынов Адама, о коих в ней говорится, продолжалась со времени низвержения Адама из рая и до потопа, случившегося при Ное, 1656 лет. По списку, находящемуся у христиан, время, которое охватывает этот период, продолжалось 2242 года, а по самаритянскому списку это составляет 1307 лет.

Афиней 42 — а это один из летописцев — говорит, что от сотворения Адама до ночи той пятницы, когда начался потоп, прошло 2226 лет 23 дня и 4 часа Так рассказывает, с его слов, Ибн аль-Базиар 43 в «Книге соединений /22/ [планет]». Это ближе к утверждению христиан, и мне кажется, что такая цифра основана на методах астрологов, определяющих приговоры звезд, ибо тут ясно чувствуется блуждание наобум и погоня за тонкостями.

Поскольку в этом вопросе существует такое расхождение, как мы списали, и нет способа отличить истинное от ложного с помощью умозаключений, то как же может хотеть ищущий [истины] узнать истину?

Многочисленностью списков и их различием отличается не только Тора; это относится также и к Евангелию. Евангелие существует у христиан в четырех списках 44, соединенных в одной книге Первый список — от Матфея, второй — от Марка, третий от Луки и четвертый — [33] от Иоанна. Каждый из этих [учеников Христа] составил свой извод в соответствии с тем, как [данный евангелист] проповедовал в своей стране.

То, что говорится в одном списке о качествах [Христа], о его словах, сказанных, по утверждению [евангелистов], в дни проповеди и во время распятия, часто расходится с тем, что есть в другом, вплоть до самой родословной [Христа], то есть родословной Иосифа, супруга Марии и воспитателя Мессии. Матфей говорит, что это Иосиф, сын Якова, сына Матфана, сына Елеазара, сына Елиуда, сына Ахима, сына Садока, сына Азора, сына Елиакима, сына Авиуда, сына Зоровавеля, сына Салафиеля, сына Иехонии, сына Иоссии. сына Амона, сына Манассии, сына Езекии, сына Ахаза, сына Иоафама, сына Озии, сына Иорама, сына Иосафата, сына Асы, сына Авии, сына Ровоама, сына Соломона, сына Давида, сына Иессея, сына Овида, сына Вооза, сына Салмона, сына Наассона, сына Аминадава, сына Арама, сына Есрома, сына Фареса, сына Иуды, сына Иакова, сына Исаака, сына Авраама — мир над ними.

Матфей начинает родословную с Авраама и спускается [дальше], вниз. Что же касается Луки, то он говорит, что Иосиф — сын Илии, сына Матфата, сына Левин, сына Мельхия. сына Иоанна, сына Иосифа, сына Маттафии, сына Амоса, сына Наума, сына Еслима, сына Наггея, сына Маафа, сына Маттафии, сына Семен, сына Иосифа, сына Иуды, сына Иоанна, сына Рисая, сына Зоровавеля, сына Салафиеля, сына Нирия, сына Малхия, сына Адия, сына Косама, сына Ельмодама, сына Иры, сына Иосифа, сына Елиезера, сына Иорима, сына Матфата, сына Левин, сына Симеона, сына Иуды, сына Иосифа, сына Исиама, сына Елиакима, сына Мелея, сына Маинана, сына Маттафая, сына Нафана, сына Давида.

Христиане оправдывают это расхождение и объясняют его, говоря, что Торой установлен такой обычай: если человек умирает и оставляет жену, от которой у него нет сыновей, то брат скончавшегося берет ее за себя, чтобы обеспечить [умершему] брату потомство. Дети, которые от него рождаются, возводят свой род по родословию — к умершему, а по рождению и по правде — к живому. [И вот], они говорят, что Иосиф был /23/ возведен к двум отцам по этой причине: Илия был его отцом по родословию, а Яков — его отцом по рождению. Говорят, что когда Матфей составил родословную Иосифа по рождению, евреи стали его упрекать и сказали: «Это родословие неверно, так как оно взято не по происхождению», и Лука пошел им навстречу, и составил его родословную согласно с требованием еврейского обычая. Обе родословные доводят до Давида, а это и нужно, ибо о [34] Мессии было сказано, что он сын Давидов. До Мессии доводят только родословие Иосифа, а не родословие Марии, так как по закону израильтян всякий из них всегда берет жену из своего племени и колена, чтобы родословия не расходились, и обычай требует возводить происхождение только к мужчинам, а не к женщинам. Но поскольку Иосиф и Мария оба были из одного племени, то они обязательно должны были вместе дойти до одного и того же предела 45. А это и является целью при установлении родословной и упоминании ее.

У последователей Маркиона и Ибн Дайсана 46 есть — и у тех и у других — свое Евангелие, и каждое из них частью отличается от упомянутых Евангелий [христиан]. У приверженцев Мани 47 имеется особое Евангелие, все содержание которого, от начала до конца, противоречит учению христиан. [Манихеи] веруют по этому Евангелию и утверждают, что [только] их Евангелие правильно То, чего оно требует, [якобы] соответствует учению Мессии и тому, что он принес с собой, а другие Евангелия— ложные, и их последователи лгут на Мессию. Существует список Евангелия, который называется «Евангелием семидесяти». Он возводится к [некоему] Баламису, и в начале его сказано, что Селлям ибн Абд-Аллах ибн Селлям написал его со слов Сальмана аль-Фариси 48. Кто заглянет в это Евангелие, от того не скроется, что оно поддельное И христиане и нехристиане его не признают. Таким образом, среди Евангелий и пророческих книг не существует таких, на которые можно положиться.

Следующая эра — это эра великого потопа, при котором все всплыло [и утонуло] во времена Ноя — мир над ним! Относительно этой эры тоже существует такое разногласие, противоречие и неясность, что нельзя решительно установить о ней истину и нечего желать ухватить в этом правду.

[Причина этого] — в том, что мы говорили раньше относительно разногласий о промежутке времени между эрой Адама и потопом, и что мы [еще] скажем по поводу разногласий о периоде между потопом и эрой Александра. Евреи вывели из Торы, которая находится у них, и следующих за ней книг, что от потопа до Александра прошло две тысячи семьсот девяносто два года, а христиане, по своей Торе, определили этот срок в две тысячи девятьсот тридцать восемь лет.

Что же касается персов и большинства магов, то они совершенно отрицают потоп и говорят, что власть непрерывно принадлежала им со времени Гаюмарса/24/ -Гильшаха, которого они считают за первого человека. В отрицании потопа с персами сходятся индийцы и китайцы, а также некоторые [другие] восточные народы; часть персов признает потоп, но они описывают его иначе, чем он описан в книгах пророков, [35] Они говорят: нечто подобное произошло в Сирии и в Магрибе 49 во времена Тахмураса 50, но потоп не охватил весь населенный мир. При потопе утонули только немногие народы, потоп не перешел ущелья Хульвана 51, и не достиг стран Востока. Говорят, что жители Магриба, когда мудрецы предупредили их о потопе, возвели строения, подобные двум пирамидам, построенным в земле Египта, и сказали: «Если бедствие придет с неба, мы войдем в эти строения, а если оно придет с земли, мы поднимемся на них». Рассказывают, что следы воды от потопа и признаки действия волн видны до половины этих пирамид и не поднимаются выше. Повествуют также, что Иосиф — мир над ним! — превратил их в амбары, где складывалась пища и припасы для голодных лет.

Говорят, что когда до Тахмураса дошло предупреждение о потопе, а это случилось за 231 год до потопа, он приказал выбрать в своем царстве место со здоровым воздухом и землей. Люди не нашли места, более достойного такого названия, чем Исфахан. Тогда Тахмурас велел сохранить науки 52 и положить их в самое сохранное место. Это подтверждается тем, что в наше время в Джее, [около] города Исфахана, обнаружили холмы, в которых, когда их раскопали, нашли помещения, полные кип древесного лыка, называемого «туз», которым обтягивают луки и щиты. Лыко было исписано какими-то письменами, и никто не знал, что это за письмена и что именно начертано. Такая путаница в рассказах персов внушает слышащему сомнение и побуждает его верить тому, что написано в некоторых книгах, а именно, что первым человеком был не Гаюмарс, а Гамер, сын Яфета, сына Ноя. Это был вождь племени, проживший долгую жизнь. Он поселился на горе Дунбавенд 53 и властвовал там, пока не стало его дело великим, хотя люди [все еще] жили в обстоятельствах, напоминающих начало мира и первое время творения. Гамер и некоторые его потомки овладели [всеми] областями земли; в конце концов, он возгордился и назвал себя Адамом и сказал: «Всякому, кто будет именовать меня другим именем, я отрублю голову». Некоторые говорят, что Гамер — это Амим, сын Луда, сына Ирама, сына Сима, сына Ноя.

Что же касается звездочетов, то они исправили эти годы, считая от первого соединения Сатурна и Юпитера, на котором ученые из жителей Вавилона к Халдеи основали свои таблицы, так как потоп произошел в их краях. Ведь говорят, что Ной построил ковчег в Куфе 54, и что там же «вскипела [вода на] печи» 55, и что ковчег остановился на горе Джуди 56, которая находится недалеко от тех мест. Соединение Юпитера и Сатурна произошло за двести двадцать девять лет и сто восемь дней до потопа. Люди занимались этой цифрой и исправляли [36] [по ней] последующие [даты]. /25/ Они нашли, что от потопа до начала царствования Набонассара первого прошло две тысячи шестьсот четыре года, а от Набонассара до Александра четыреста тридцать шесть лет. Это близко к тому, что следует из Торы христиан.

Эра потопа понадобилась Абу-Машару из Балха 57, чтобы установить в своем зидже среднее положение светил. Он утверждал, что потоп произошел при соединении светил в конце созвездия Рыб и в начале созвездия Овна, и вычислил их положение для этого времени. И оказалось, что все они [тогда] собрались между 27 градусом Рыб и концом первого градуса Овна. Абу-Машар утверждал, что от этого времени до начала эры Александра прошло две тысячи семьсот девяносто високосных лет, семь месяцев и двадцать шесть дней. Это [число] ближе к тому, что говорят христиане, хотя оно на 249 лет и три месяца меньше [количества], вычисленного звездочетами.

И вот когда Абу-Машар твердо установил этот итог при помощи разработанного им способа, и период, который звездочеты называют «циклом светил», оказался у него равным 360000 лет, — а начало его предшествует времени потопа на 180000 лет, — он решил, по своей глупости, что потоп бывает через каждые 180000 лет и что так будет и дальше. А этот человек, гордящийся своими мнениями, вычислял циклы, исходя только из движений светил, которые определены по наблюдениям персов. Они расходятся с циклами, к которым приводят наблюдения индийцев, известными под названием «циклов Синдхинда», и расходятся также с «днями Арджабхаза» и «днями Арканда» 58. Если бы кто-нибудь захотел вычислить циклы по наблюдениям Птолемея или по наблюдениям новейших исследователей, это несомненно ему бы удалось при помощи общеизвестных действий, как удалось это многим астрономам, например, Мухаммеду — сыну Исхака, сына Устада Бундада ас-Сарахси, [а также] Абу-ль-Вафа Мухаммеду ибн Мухаммеду— аль-Бузджани 59, и как делал я сам во многих своих книгах, в частности — в «Книге свидетельств о расхождениях астрономических наблюдений».

В каждом цикле планеты соединяются в первой части Овна и в начале [цикла] и при возвращении [на прежнее место], но только это происходит в различное время. Если [Абу-Машар] решил, что светила были сотворены в это время в первой части Овна, или что их соединение в этом [созвездии] означает начало или конец мира, то его утверждение совершенно лишено доказательств, хотя оно и находится в пределах возможного. Но такие суждения принимаются только при наличии ясных доводов или из уст [пророка], повествующего о начале и реновации мира, на чьи слова можно положиться, поскольку есть в [37] душе твердая уверенность, что до него действительно дошло божественное откровение и помощь [свыше]. Ведь возможно, что эти /26/ тела, когда их создал и сотворил создатель, были рассеяны, а не собраны [в одном месте] и обладали тем самым движением, которое, как явствует из вычислении, должно было соединить их в одной точке по прошествии данного срока.

Мы также можем представить себе круг, в нескольких различных местах которого поставлены разные животные. Одни из них [движутся] скорее, другие медленнее, но каждое совершает присущее ему движение равномерно, в одинаковые отрезки времени 60. Известно, на определенное время, каково расстояние [этих животных] от своего первоначального места, и какой путь каждое из них проходит за сутки. Требуется вычислить, через сколько времени они сойдутся в определенной точке и в какое время они уже сходились в той же самой точке в прошлом.

При этом вычислителю не возбраняется говорить о тысячах миллионов лет, и из его слов не должно вытекать, что эти животные уже существовали в то [отдаленное] время или будут существовать вплоть до того дня [когда должна произойти их встреча в заданной точке]. Из его слов, при [правильном] объяснении, должно следовать лишь одно: если эти животные уже существовали в то время или будут существовать в своем теперешнем состоянии [до встречи], то [произошло или] произойдет именно то, к чему приводят вычисления. Однако проверка этого требует иного искусства, чем искусство [Абу-Машарара] 61.

Если же действующий с циклами решит, что они, то есть планеты, встретившись в начале Овна, вернутся к тем же местам в циклах, ибо небесные сферы, по мнению этого вычислителя, не знают возникновения и разрушения, и что положение их в прошлом было таким же, [как впоследствии], — его решение будет всего лишь наивным утверждением, которым он себя тешит, ибо с ним нельзя связать никаких доводов. Ведь доказательство [по законам логики] не приложимо к обоим крайним терминам противоречия, но относится только к одному из них и отрицает другое. Для философов и прочих [ученых] ясно, что [вещи] не могут до своего возникновения бесконечно переходить из потенциального состояния в актуальное.

Движения [звезд], циклы и промежутки времени, относящиеся к прошлому — исчислимы 62. Будучи созданы, они уменьшались [по величине], увеличиваясь в то же время в количестве; поэтому они не бесконечны.

Этих слов достаточно для беспристрастного исследователя. Если же [кто-нибудь] станет упорствовать и прибегнет к [обычным] софизмам спорящих, то для того, чтобы удалить эту мысль из его сердца, излечить недуг его ума и посеять истину в его душе, понадобятся [доводы], [38] выходящие за пределы этой книги. Для них существует другое, более подходящее место.

Различие циклов, а не расхождение наблюдений — наиболее достаточное доказательство и самый сильный помощник, чтобы уничтожить [ложные] утверждения Абу-Машара, на которые полагаются глупцы, порицающие [чужие] религии. Эти люди пользуются циклами Синдхинда и им подобными, как предлогом, чтобы оскорблять тех, кто предупреждает о близости [последнего] часа и рассказывает о воскресении [мертвых] в будущем мире для награды или наказания; они навлекают подозрения на ученых астрономов и математиков и внушают о них дурные мысли, включая себя в их число и приписывая /27/ себе их искусство, хотя им не обмануть даже человека с самыми ничтожными знаниями.

За эрами, которые мы упомянули, следует эра Набонассара первого 63. По-персидски он называется Бухтнарси и говорят, что это значит «человек, который много плачет и стонет». По-еврейски [его зовут] «Небукаднецор» и это, говорят, означает «Меркурий глаголющий», потому что Набонассар [будто бы] страстно любил науку и приближал к себе ученых. Когда это имя переделали на арабский лад и облегчили, [люди] стали говорить: «Бухтунассар». Это не тот Бухтунассар, который разрушил Иерусалим — их разделяет почти сто сорок три года, как будет видно в дальнейшем из таблиц.

Эра упомянутого царя ведется по годам коптов. На ней основаны вычисления положения движущихся светил в Альмагесте, так как Птолемей отдал ей предпочтение и сверил по ней среднее положение планет, а также круги Калипна 64, которые начинаются с 418 года по эре Набонассара. Каждый такой круг продолжается семьдесят шесть солнечных лет. Основываясь на том, что сказано об этих кругах в книге Альмагест, те, кто не знает их, доказывают, что они коптские, так как Гиппарх 65 и Птолемей обозначают даты своих наблюдений коптскими названиями дней, ночей и месяцев и затем относят их к соответствующим кругам Калиппа.

Однако в действительности это неправильно. На самом деле первый из кругов, которыми пользуются те, кто вычисляет месяцы по движению Луны, а годы — по движению Солнца — восьмилетний 66, а второй круг — девятнадцатилетний. Калипп принадлежал к числу математиков. Он и [весь] его народ вменили себе в закон пользование кругами годов 67, и Калипп вычислил свой [семидесятишестилетний] цикл, охватив им четыре цикла по девятнадцать лет.

Некоторые говорят, что эти круги определялись по появлению [новой Луны], а не путем вычисления, так как люди в те времена не умели вычислять затмений, а без этого нельзя установить продолжительность [39] лунного месяца, и подобные вычисления удаются только [с учетом] затмений. Первым, кто дошел до этого, был будто бы Фалес, житель Милета 68. Общаясь с математиками, он приобрел от них знания о форме и движении светил и отсюда возвысился до предвычисления затмений. После этого он попал в Египет и предупредил людей, что будет затмение; когда его сообщение подтвердилось, это сочли весьма удивительным.

Этот рассказ [говорит о том, что] принадлежит к области возможного, ибо у всякого искусства есть начала, до которых можно дойти. Чем ближе подходишь к его началам, тем оно проще, и наконец доходишь до самого начала. Однако из данного рассказа не следует вывода, что [вычисления] затмений не знали до Фалеса вообще; [это правильно] лишь условно, для [отдельных] стран, в отличие от других.

Некоторые относят жизнь упомянутого [ученого] ко времени Ардешира, сына Бабека, другие — ко времени Кайкобада 69. Если он [жил] при Ардешире, /28/ то ему предшествовали Птолемей и Гиппарх, а уж эти-то двое, среди других астрономов, конечно, знали, [как предсказывать затмения]. Если же [Фалес] жил во времена Кайкобада, то он близок к Заратуштре, а [Заратуштра] приписывает харранцам и предшествующим ему мудрецам выдающиеся познания и достижение такой степени [учености], при которой нельзя не знать науки о затмениях 70. Итак, если рассказ [о Фалесе] — правда, то не абсолютно, а условно.

Затем [следует] эра Филиппа, отца 71 Александра. Она основана на годах коптов. Этой эрой часто пользуются, начиная от времени смерти Александра Македонского, «строителя». В обоих случаях [даты] совпадают, а различие оказывается только в именах, так как после Александра-строителя на престол вступил Филипп, и все равно, будет ли эра считаться от смерти первого или от вступления на престол второго, ибо обстоятельство, отмеченное датой, является общим для них рубежом. Людей, которые пользуются этой эрой, прозвали «александрийцами». На этом летосчислении Теон Александрийский построил свой зидж, называемый «Каноном».

Затем следует эра Александра греческого, которого некоторые называют «двурогим»; разногласиям в этом [вопросе] 72 я отведу следующий за настоящим отдел. Эра Александра основана на годах румов 73; ею пользуется большинство народов.

Когда Александр выступил из страны ионийцев 74 — а ему было тогда двадцать шесть лет — снарядившись на бой с Дарием, царем персов, и направляясь в столицу его царства, он пришел в Иерусалим, где обитали евреи. Александр приказал им оставить эру Моисея и Давида — мир над ними обоими! — и перейти на его эру, считая началом ее данный год, то есть двадцать седьмой год от его рождения. [40]

Евреи согласились и подчинились его приказанию, так как раввины разрешили им делать это 75 по прошествии каждой тысячи лет со времени Моисея. А тысяча лет [тогда] как раз завершилась, и прекратились у евреев, как они говорят, жертвоприношения и заклания. И перешли евреи на эру Александра, и стали ею пользоваться, когда нужно было точно установить месяц и день. Эту же эру они распространили и на двадцать шестой год от рождения Александра, когда тот впервые двинулся в поход, и они поступили так, чтобы закончить тысячелетие [по старой эре и начать новую].

Когда же прошла тысяча лет эры Александра, с концом ее не совпало никакого события, которое евреи могли бы сделать началом новой эры, так что они продолжали придерживаться эры Александра и пользоваться ею. Этой же эрой пользовались и ионийцы, а раньше, как сказано в книге, которую перевел Хабиб ибн Бихриз 76, мосульский митрополит, они вели счет годов от выхода Юнана, /29/ сына Париса, из Вавилона на запад.

Далее следует эра царя Августа, а это первый Кесарь. «Кесарь» значит по-франкски «его вырезали» 77. Причина [такого названия] в том, что мать Августа умерла в родах, беременная им. Ей вскрыли живот и вынули оттуда младенца, и прозвали его Кесарем. Август хвалился перед другими царями тем, что он не вышел из влагалища женщины; Ахмед ибн Сахль ибн Хашим ибн аль-Валид ибн Хамла ибн Камкар ибн Яздиджирд ибн Шахриар 78 также похвалялся этим, ибо с ним случилось то же самое, и oн ругал людей такими словами, то есть «сын влагалища».

Передатчики преданий говорят, что Иисус, сын Марии, родился в сорок третьем году царствования Августа, но это [оказалось], неверно по ходу годов. Дата по [синхронистическим] таблицам, в которых дано уравнение эр, заставляет [признать], что его рождение произошло в 17 году царствования Августа.

Август — это тот царь, что в шестой год своего царствования перевел александрийцев с их счисления по невисокосным коптским годам на халдейское счисление, которым пользуются в наше время в Египте 79. Этот год [копты] сделали началом своей эры.

Затем следует эра Антонина — а это один из царей румов 80, — и ею пользуются, [считая] по годам румов. Птолемей вычислил положение неподвижных звезд на первый год царствования Антонина. Он включил эти данные в Альмагест и приказал каждый год перемещать [звезды] на один градус 81.

Затем следует эра Диоклетиана, а это последний поклонник идолов из румских царей 82. [41]

Когда власть перешла к нему, она осталась в его потомстве. После него царствовал Константин — первый из царей румов, который принял христианство. Года этой эры — румийские, и ими пользовался не один составитель зиджей. Они обозначали по этой эре [года] в нужных им образцах вопросов 83, гороскопах и вычислениях соединений планет.

Затем следует эра от переселения Мухаммеда-пророка — да благословит Аллах его и его род! — из Мекки в Медину. Она основана на лунных годах и появлении новой Луны, а не на вычислениях, и ею пользуются все народы, исповедующие ислам. Это время 84, а не день рождения [пророка], его выступление или смерть, было выбрано [по следующим причинам]. Как рассказывает Маймун ибн Михран 85, Омар ибн аль-Хаттаб 86, когда ему представили обязательство сроком «в месяце Шабане» 87, спросил: «В каком это Шабане — в том, который идет сейчас, или в будущем?». Потом он собрал сподвижников посланника божьего — да благословит Аллах его и его род! — и спросил у них совета в постигшем его затруднении насчет дат, и они сказали: «Нам следует узнать, какова хитрость в этом деле, из установлений персов». Велели привести Хурмузана 88 и осведомились у него об этом, и Хурмузан сказал: «У нас есть счисление, которое мы называем «мах у руз», то есть счисление месяцев и дней. Люди обарабили слова «мах у руз» — и стали говорить: «муаррах», а «масдаром» от этого сделали [слово] «тарих» 89. /30/ Хурмузан объяснил им, как персы ведут летосчисление и что есть подобного у румов, и Омар сказал сподвижникам посланника божия: «Установите для людей летосчисление, которым бы они пользовались в сношениях между собой». Некоторые сподвижники сказали: «Пишите по летосчислению румов — они пишут по летосчислению Александра», но другие говорили: «Это [слишком] длинно». А иные говорили: «Пишите по летосчислению персов», но им возражали: «Всякий раз, как у персов воцаряется новый царь, он упраздняет летосчисление своих предшественников». И люди в этом вопросе разошлись. Как рассказывает аш-Ша'би 90, Абу-Муса-аль-Ашари 91 написал Омару ибн аль-Хаттабу: «К нам приходят от тебя письма, у которых нет даты». А Омар учредил диваны 92 и установил налоги и законы. Ему понадобилась какая-нибудь система летосчисления, но древние эры ему не нравились. Он созвал ради этого людей и спросил у них совета. Наиболее ясной и далекой от сомнений датой была хиджра 93 и прибытие [пророка] в Медину. Это случилось в понедельник, когда прошло восемь ночей месяца Раби первого, а начало года падало на четверг. Омар остановился на этой эре и стал считать от нее то, что ему было нужно и было это в 17 году хиджры 94.

Эта [эра была избрана] потому, что о времени рождения [Мухаммеда] и его выступления как пророка существует такое разногласие, которое не позволяет положить [эти события] в основу того, в чем не [42] должно быть разноречий. [Аш-Ша'би] говорит: «О рождении пророка сообщают, что оно произошло в ночь на понедельник второго, но говорят — и на восьмое, и на тринадцатое число месяца Раби первого. Затем передают, что это было в сороковом году царствования Хосроя Ануширвана 95, но говорят также: «в сорок втором», а говорят и в сорок третьем. В соответствии с таким разногласием есть расхождение и насчет продолжительности жизни [пророка]. К тому же, годы различаются между собой — одни из них високосные, другие же не были дополнены, после того, как был запрещен наси. А после хиджры дело ислама выправилось, многобожие отступило, и пророк — мир над ним! — спасся от козней мекканских нечестивцев, и победы его следовали одна за другой. Таким образом, хиджра стала для пророка — мир над ним! — как бы тем же, чем для царей — воцарение и приобретение полной власти.

Что касается времени смерти пророка, то хотя оно и известно, но нехорошо начинать эту эру со смерти пророка или гибели царя, если только, конечно, [пророк] не лжец, [а царь] — не враг, смерти которого радуются и хотят, чтобы день его гибели стал праздником, или если с этим царем окончилась династия, и его приближенные установили такую [эру], чтобы сохранить о нем между собой память и в знак печали. Но этот обычай применялся мало, лишь в редких и необычных случаях. Так [было], например, с Александром-строителем. Эра Александра считается со дня его смерти, так как его полагают одним из тех, после кого эра халдейских и западных 96 царей перешла к царям Птолемеям, каждого из которых звали Птолемей, то есть «воин». Цари, к которым перешла власть, от радости начали с этого события новую эру.

Или, например Ездигерд, сын Шахриара 97. Маги считают годы от времени его смерти, так как с гибелью Ездигерда династия прекратилась, и [персы] стали исчислять годы с его смерти /31/ от горя и сожаления, что их религия исчезла.

При жизни пророка — да благословит Аллах и да приветствует его и весь его род! — люди именовали каждый год, от хиджры до его кончины, особым названием, производившимся от какого-нибудь события, которое случилось в этом году с пророком — мир над ним! Первый год после хиджры это «год изволения», второй — «под повеления сражаться», третий — «год очищения», четвертый — «год поздравлении», — пятый — «год землетрясения», шестой — «год воспрошения», седьмой — «год победы», восьмой — «год равенства», девятый — «год отказа», десятый — «год прощания». Люди довольствовались упоминанием этих названий, не отсчитывая годы от хиджры.

Затем следует эра царя Ездигерда, сына Шахриара, сына Хосрова Первиза. Она идет по невисокосным годам персов и употребляется в зиджах. так как с ней легко обращаться. Эра этого царя из числа [43] персидских царей получила известность, ибо он вступил на престол после того, как царство распалось, им завладели женщины и власть захватили недостойные люди. К тому же Ездигерд был последним царем персов; при нем произошло большинство памятных боев и знаменитых сражений [персов] с Омаром ибн аль-Хаттабом, после которых династия [Сасанидов] прекратилась. Ездигерд бежал и был убит в доме одного мельника в Мерве аш-Шахиджане.

Затем следует эра Ахмеда ибн Тальхи-аль-Мутадида-биллаха 98, повелителя правоверных. Она исчисляется по годам румов и месяцам персов, но другим способом: каждые четыре года прибавляется один день.

Как рассказывает Абу-Бекр-ас-Сули 99 в «Книге листков» и описывает Хамза ибн аль-Хасан-аль-Исфахани в своем трактате о ходячих стихах, посвященных Наурузу и Михриджану 100, причина введения этой эры такова. Однажды аль-Мутаваккиль 101 объезжал одно из своих охотничьих угодий и увидел посевы, которые еще не созрели и не были убраны. Аль-Мутаваккиль сказал: «Убейд-Аллах ибн Яхья 102 просил у меня разрешения открыть сбор хараджа 103, а я вижу, посевы еще зеленые. Как же люди внесут харадж?»

И ему ответили: «Это нанесло людям ущерб. Они делают долги, берут деньги [за хлеб] вперед и выселяются из родных мест; их жалобы и обиды многочисленны».

Аль-Мутаваккиль спросил: «Это введено в дни моего правления или так было всегда? — и ему было сказано: «Нет, дело идет так, как установили [еще] цари персов, которые требовали харадж в дни Науруза. Это послужило образцом для царей арабов».

Аль-Мутаваккиль велел привести мобеда 104 и сказал ему: «Разговоры об этом умножились, и я не преступлю обычаев персов. Почему это персы так рано открывали сбор хараджа с крестьян, хотя они благодетельствовали [народу] и заботились о нем? Почему они разрешили требовать подати в такое /32/ время, когда хлеба и посевы еще не созрели?».

И мобед ответил: «Хотя [сборщики] и начинали [сбор хараджа] с Науруза, но харадж поступал только тогда, когда хлеба созревают».

— Как же это так? — спросил аль-Мутаваккиль, и мобед разъяснил ему, какие у персов года, какова их продолжительность и [почему] их нужно дополнять 105. Потом он осведомил [халифа], что персы дополняли [некоторые] года, а когда пришел ислам, это было отменено, и люди стали терпеть ущерб. Тогда дихканы, во времена Хишама ибн Абд-аль-Мелика, собрались у Халида ибн Абд-Аллаха-аль-Касри 106, изложили обстоятельства этого дела и попросили его отодвинуть Науруз на один месяц, но Халид отказался. Он написал об этом Хишаму и [Хишам] сказал: «Боюсь, [44] не к этому ли относятся слова Аллаха — велик он!: «наси — всего лишь увеличение нечестия».

Когда наступили дни царствования ар-Рашида 107, дихканы собрались у Яхьи ибн Халида ибн Бармака 108 и попросили его отодвинуть Науруз месяца на два. Яхья решил так сделать, и тогда его враги стали говорить об этом и сказали: «Он привержен к религии магов». И Яхья отказался от [своего намерения], и дело осталось в прежнем положении.

Аль-Мутаваккиль призвал Ибрахима ибн аль-Аббаса-ас-Сули 109 и приказал ему сделать с Наурузом так, как говорил мобед: исчислить дни [года] и установить [для Науруза] неизменное правило, а потом написать от имени аль-Мутаваккиля письмо во все области государства, что Науруз отодвигается.

И вышло решение отодвинуть Науруз до 17 Хазирана 110.

Ac-Сули все это сделал, и письма были разосланы на горизонты 111 в Мухарраме 243 года [хиджры] 112. Аль-Бухтури сложил об этом касыду 113, в которой он восхваляет аль-Мутаваккиля и говорит:

«День Науруза вернулся к тому времени,
Которое установил для него Ардешир.
Ты вернул его в прежнее положение,
А раньше он блуждал и кружился
Ты повелел открыть сбор хараджа в Наурузе.
Народу от этого памятная польза.
От людей — хвала к восхваление,
А от тебя — справедливость и дар, за который благодарят»

Аль-Мутаваккиля убили и ему не удалось [довести до конца] то, что он задумал. Когда халифом стал аль-Мутадид и отобрал [захваченные] области страны от тех, кто завладел ими, он получил досуг, чтобы заняться делами подданных. Важнейшим из них, по его мнению, было завершение вопроса о високосных годах.

Аль-Мутадид сделал то же, что и аль Мутаваккиль, и отодвинул Науруз, но только он посмотрел на это с иной стороны. А именно, аль-Мутаваккиль взял промежуток между своим годом 114 и первым годом царствования Ездигерда, а аль-Мутадид — период между своим годом и тем, когда прекратилась власть персов после гибели Ездигерда. Он или те, кто занимался за него этим делом, думали, что персы перестали дополнять годы именно с того времени. Оказалось, что этот промежуток равен 243 годам 115, а четвертые доли дня составляют шестьдесят дней с дробью Аль-Мутадид прибавил /33/ эти дни к Наурузу в тот год и перенес Науруз на последний из них. В тот год это был первый день месяца Хурдад-Мах 116, среда, что соответствует одиннадцатому дню Хазирана. Потом аль-Мутадид установил Науруз по месяцам румов, чтобы месяцы его года дополнялись тогда же, когда румы дополняют свои месяцы. [45]

Выполнение приказа аль-Мутадида осуществлял его везирь Абу-ль-Касим Убейд-Аллах ибн Сулейман ибн Вахб; Али ибо Яхья — звездочет сказал об этом

«О [халиф], ожививший безупречную славу, обновивший разрушенное государство
И вторично укрепивший среди нас столп веры, после того, как он пошатнулся!
Ты пошел дальше царей, опередив их, как опережает обгоняющий в скачке;
Будь же счастлив в Науруз, когда ты соединил благодарность [людей] с [небесной] наградой!
Отодвинув его назад, ты выдвинул вперед разумное дело, которое [другие] отодвинули»

Али ибн Яхья сказал об этом также:

«День твоего Науруза — единый [постоянный] день, который не отодвигается назад,
В месяце Хазиране он всегда наступает одиннадцатого числа»

Хотя для того, чтобы это вычислить, было проявлено [много] внимания, Науруз все же не вернулся к тому, что было при владычестве персов, когда годы дополнялись. Дело в том, что персы перестали дополнять год примерно за семьдесят лет до гибели Ездигерда. Во времена Ездигерда, сына Шапура 117, они добавляли к году два месяца. Одни [месяц] добавляли по той причине, что год постоянно отставал [от солнечного], и такая [добавка] была необходима; дополнительные [дни] помещали после этого месяца, как признак [високосного года] и очередь, как мы скажем ниже, дошла [тогда] до Абан-Маха 118. А другой месяц [добавляли] на будущее, чтобы покончить с [добавлением месяцев] на долгий срок.

Если вычесть из лет, [прошедших] между царствованием Ездигерда, сына Шапура, и Ездигерда, сына Шахриара, сто двадцать лет, то останется — приблизительно, но не точно — семьдесят лет, ибо системы летосчисления персов очень неустойчивы 119. Доля 120 вставных четвертей дня за эти семьдесят лет составляет приблизительно семнадцать дней. Поэтому, чтобы Науруз пришелся на 28 Хазирана, следовало бы, в грубом приближении, отодвинуть его не на шестьдесят дней, а на семьдесят семь. Однако человек, который занимался этим делом, думал, что способ дополнения года, применяемый персами, походит на тот, который применяли румы, и сосчитал дни [начиная] от прекращения персидского владычества. [В действительности же] дело обстояло иначе, как мы уже объясняли и еще будем объяснять.

Этот счет лет — последнее из известных летосчислении. Возможно, что народы отдаленных от нас стран /34/ имеют летосчисления, сведения о которых не дошли до нас или они [теперь] оставлены. Так, например, [46] персы [в эпоху] магизма устанавливали эры от восшествия их царей, начиная каждый раз с начала. Когда какой-нибудь царь умирал, они оставляли его эру и переходили к эре царя, вступающего после него. Сроки правления их царей установлены нами в последующих таблицах.

Так же [делали] и сыны Измаила из арабов. Они считали года от постройки Авраамом и Измаилом Ка'бы, пока не разделились и не вышли из Тихамы. 121 Те, которые вышли, считали годы от времени исхода, а оставшиеся — от времени ухода последних [выселенцев]. Когда время продлилось, они стали считать годы от начала главенства Амра ибн Рабии, которого называют Амр ибн Яхья. Это тот, который, как говорят, изменил веру Авраама, принес из города Балка идола Хубала 122 и сделал [идолов] Исафа и Наилы. Это произошло, как рассказывают, во времена Шапура-Зу-ль-актафа 123, но сопоставление взглядов «обоих этих народов 124 на летосчисление 125 не свидетельствует в пользу этого.

Потом арабы начали считать от года смерти Каба ибн Луайя 126 и считали так до «года предательства», то есть до того года, когда [арабы из племени] Бену-Ярбу похитили покровы, которые некие цари химьяритов 127 послали к Ка'бе, и люди напали друг на друга во время ярмарки. Затем стали считать от «года предательства» до «года слона» 128, когда Аллах обратил на их собственную шею коварство абиссинцев, пришедших, чтобы разрушить Ка’бу, и погубил их до последнего. После этого счет вели [от «года слона»] до эры хиджры

Некоторые арабы вели счет лет от знаменитых событий и памятных дней 129. У корейшитов 130, например, были такие дни.

«День аль-Фиджара», который был в священный месяц.

«[День] договора при аль-Фудуле», когда [договорились] защищать обиженного, ибо корейшиты обижали друг друга на священной территории [Мекки].

«Год смерти Хишама ибн аль-Мугиры, махзумита» — из уважения к нему.

«Год перестройки Ка'бы» по решению пророка — мир над ним!

Такие же [памятные даты] были у [племен] Аус и Хазрадж, например:

День аль-Гада,

День ар-Раби,

День ар-Рухабы,

День ас-Сурары,

День Дахис и Габра,

День Буаса,

День Хатыба,

День Мадриса и Муаббиса [47]

Или вот дни племен Бекр и Таглиб, потомков Ваиля:

День Унейзы,

День аль-Хинва,

День Тахлак-аль-Лимам,

День аль-Кусейбата,

День аль Фасыля

и тому подобные дни, [памятные] среди племен и родов арабов; они относятся к местам [битв] и их причинам

Если бы эти памятные дни сохранились в том порядке, по которому идет летосчисление, то мы бы, несомненно, поступили с ними так же, как намерены поступить в других делах, относящихся к счислению годов. Однако говорят, что от года смерти Каба ибн Луайя до «года предательства» прошло пятьсот двадцать лет, а от «года предательства» до «года слона» — сто десять лет, и что посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — родился через пятьдесят дней после прихода [абиссинцев]. Между «годом слона» и «годом аль-Фиджара» прошло [якобы] двадцать лет Пророк — мир над ним! — присутствовал /35/ [при этой битве]; он говорил: «Я участвовал в битве при аль-Фиджаре и пускал стрелы в моих дядей» 131.

Между «годом аль Фиджара» и перестройкой Ка'бы прошло пятнадцать лет, а между перестройкой Ка'бы и вступлением [Мухаммеда] на путь пророчества — пять лет.

Химьяриты и племя Бену-Кахтан вели счет годам по [царствованиям] тоббов 132, как персы считали года по Хосроям, а румы — по Кесарям. Но в правлении химьяритских [царей] не было порядка [последовательности], и их летосчисление неустойчиво. Тем не менее, мы все же вывели их [годы] в таблицах вместе с годами правления царей Лахмидов, которые поселились в аль-Хире 133 и обитали там и сделали ее своим местопребыванием.

Так же поступали и жители Хорезма. Они считали годы от начала заселения [своей страны], которое произошло за девятьсот восемьдесят лет до Александра, а потом стали считать годы от прихода в Хорезм Сиявуша, сына Кайкауса 134, и воцарения там Кейхусрау 135 и его потомков, который переселился в Хорезм и распространил свою власть на царство тюрков. Это было спустя девяносто два года [от начала] заселения Хорезма.

Затем хорезмийцы последовали примеру персов и стали считать годы по правящим царям из потомства Кейхусрау, которых называли шахами. Наконец, воцарился Африг 136 — а он был одним из потомков Кейхусрау — и [хорезмийцы] видели в его воцарении дурное предзнаменование, так же как персы считали зловещим воцарение Ездигерда — «Греховодника», [48]

После Африга царствовал его сын. [Африг] построил себе дворец над аль-Фиром 137 в 616 году по эре Александра. От его [царствования] и от [царствования] его детей стали считать годы.

Аль-Фир — крепость на краю города Хорезма 138, построенная из глины и сырцового кирпича [в виде] трех укреплений, одно внутри другого. Они следовали друг за другом в отношении высоты 139, а выше всех были дворцы царей, наподобие Гумдана в Йемене, когда он был местопребыванием тоббов.

[Гумдан] — это крепость в Сан'а 140, напротив мечети, зиждящаяся на скале. Говорят, что она построена Симом, сыном Ноя, после потопа, и что там есть колодец, который он выкопал. Говорят также, что это, наоборот, был храм, построенный ад-Даххаком 141 в честь Венеры.

Аль-Фир был виден на расстоянии десяти миль и больше. Его разбила и разрушила река Джейхун 142, и каждый год она уносила эту [крепость] по кускам, так что в тысяча триста пятом году 143 эры Александра от нее ничего не осталось.

Правителем из этих [хорезмийских] царей, когда был послан пророк — мир над ним! — оказался Арсамух ибн Бузгар ибн Хамгари ибн Шауш ибн Сахр ибн Азкаджавар ибн Аскаджамук ибн Саххасак ибн Багра ибн Африг. Когда Кутейба ибн Муслим 144 завоевал Хорезм во второй раз, после отпадения [от ислама] его жителей, он сделал над ними царем Аскаджамука ибн Азкаджавара ибн Сабри ибн Сахра ибн Арсамуха и поставил /36/ его шахом.

Управление [этой страной] вышло из рук потомков Хосроев, но шахское достоинство осталось за ними, так как оно было у них наследственным. А летосчисление персов перешло на эру хиджры по обычаю, [принятому] у мусульман. И уничтожил Кутейба людей, которые хорошо знали хорезмийскую письменность, ведали их предания и обучали [наукам], существовавшим у хорезмийцев, и подверг их всяким терзаниям, и стали [эти предания] столь сокрытыми, что нельзя уже узнать в точности, что [было с хорезмийцами даже] после возникновения ислама. Управление [Хорезмом] находилось то в руках этой семьи 145, то в руках других, пока и сан правителя и шахское достоинство. Не ушли от них после [гибели] мученика Абу-Абд-Аллаха Мухаммеда 146, сына Ахмеда, сына Ирака, сына Мансура. сына Абд-Аллаха. сына Туркасабаса, сына Шаушафара, сына Аскаджамука, сына Азкаджавара, сына Сабри, сына Сахра, сына Арсамуха; во времена [последнего], как я сказал, был послан пророк — мир над ним!

Вот те известные системы летосчисления, о которых я знаю, а охватить их все невозможно для человека. Аллах же способствует правильному решению!

(пер. М. А. Салье)
Текст воспроизведен по изданию: Абу Рейхан Бируни. Избранные произведения, I. Ташкент. АН УзбССР. 1957

© текст - Салье М. А. 1957
© сетевая версия - Тhietmar. 2014
© OCR - Парунин А. 2014
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АН УзбССР. 1957