Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АБУРЕЙХАН БИРУНИ

ПАМЯТНИКИ МИНУВШИХ ПОКОЛЕНИЙ

КИТАБ АЛ-АСАР АЛ-БАКИЯ АН АЛ-КУРУН АЛ-ХАЛИЯ

СЛОВО О ПРАЗДНЕСТВАХ И ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫХ ДНЯХ В МЕСЯЦАХ ПЕРСОВ

Поскольку мы предпослали то, что следовало предпослать из обстоятельств, связанных с месяцами и годами [персов], то теперь нам следует вернуться к тому, до чего относилось содержание вопроса [вопрошающего], чтобы удовлетворить его желание, дав ему достигнуть искомого. Мы начнем с упоминания об известных днях в месяцах персов, опуская то, что упоминает каждый составитель зиджей, ибо они не уделяли этому большого внимания, но удовлетворились переписыванием [сведений] из испорченных рукописей и сочинений, большинство которых украдено .

Напротив, мы приведем из этого [лишь] то, что узнали, услышав от людей, в тщательности которых не сомневаемся, вследствие искренности их верований и почитания [этих праздников]. Мы нашли книгу Задуи ибн Шахуи, книгу Хуршида ибн Зияра, мобеда Исфаханского, и книгу Мухаммеда ибн Бахрама ибн Митьяра, в которых содержится достаточно таких сведений и отсутствуют противоречия. Мы переписали из них то, что поместили здесь, сочетали одни сведения с другими и собрали большую часть того, что там сказано. Итак, мы говорим, прося у Аллаха помощи:

Когда персы дополняли свои года, они отмечали времена года по месяцам и вследствие близости [обстоятельств] двух [смежных] времен года: Фервердин-Мах был началом лета, Тир-Мах — началом осени, Михр-Мах — началом зимы и Дей-Мах — началом весны. И были у персов в этих месяцах дни, которые они справляли в соответствии с временами года, но когда пренебрегли дополнением годов, время [празднования] их спуталось. [224]

Среди этих праздников есть такие, причиной коих являются дела мирские, а есть и такие, причиной коих являются дела веры. Что касается мирских, то это почитаемые празднества и знаменательные даты, в которых цари и вельможи установили обычаи, помогающие достигнуть увеселения души и радости духа, снискать добрую славу, хвалу, любовь и благопожелания. Они назначали в эти дни для простых людей обряды, участвуя вместе с ними в подобных увеселениях и давая народу возможность выразить чувство повиновения повелителям и желание им служить. Это был один из способов облегчить жизнь бедняков, поддержать надежды уповающих и спасти близких к гибели от опасности и беды. Они назначили для этого правила, которые потомки заимствовали от предков ради благословения счастья и благого предзнаменования.

Что же касается религиозных [праздников], то их установили законодатели из числа духовных предводителей [персов], их законоведов и исповедующих их веру. Цель их празднования подобна цели, о которой мы говорили, но только — в будущей жизни. Мы упомянем оба вида праздников, имеющихся в каждом из их месяцев, и начнем с первого, то есть с Фервердин-Маха.

Первый день этого месяца — Hayруз. Это первый день нового года и название его по-персидски имеет такое значение. В прошлом, когда персы дополняли годы, он совпадал, по их зиджам, со вступлением Солнца в знак Рака, потом, когда отстал, начал блуждать по весенним месяцам, и [теперь] бывает в то время, когда определяется благополучие всего года, то есть от падения первой капли [дождя] до появления цветов, от цветения деревьев до зрелости плодов, от начала охоты у животных до их возбуждения и от появления растительности до ее полного развития. Поэтому Науруз стал указанием начала и сотворения мира.

Говорят, что в этот день Аллах — слава ему! — заставил вращаться сферы, после того как они были неподвижны, привел в движение светила после того, как они стояли на месте, и создал Солнце, так что стали благодаря ему известны части времени в годах, месяцах и днях, после того как они были сокрыты, и пало на них начало счета. И в этот день говорят, создал Аллах дольний мир, и сделал над ним царем Гаюмарса, так что это его «чешн», или праздник.

Говорят также, что это первый день года, в который Аллах создал тварей. [Науруз] с Михриджаном — это два ока времени, как Солнце и Луна — очи неба.

Аль-Мамун спросил Али ибн Мусу ар-Рида 1 — мир с ним! — про Науруз, и тот сказал: «Это день, который почитают ангелы, ибо в тот день они сотворены, и почитают его пророки, ибо в тот день создано Солнце, и почитают его цари, ибо это первый день времени». [225]

Со слов Абд-ас-Самада ибн-Али, который возводит [это предание] к своему деду Абд-Аллаху ибн Аббасу, [рассказывают], что пророку — да благословит его Аллах и да приветствует! — подарили в день Науруза серебряную чашу, в которой была халва. «Что это такое?» спросил [пророк] и ему ответили: «[По случаю] Науруза». «А что такое Науруз?» — осведомился пророк, и ему сказали: «Большой праздник у персов». «Да, — молвил пророк, — это тот день, когда Аллах оживил сонмища». «А что такое сонмища?» — спросили его, и он сказал: «Это те, кто вышел из своей земли — а их были тысячи, — опасаясь смерти, и Аллах сказал им: «Умрите» и потом оживил их в этот день и возвратил им души. Он повелел небу, и небо излило на них дождь; поэтому люди взяли за правило лить в этот день воду». /215/ И он съел халву 2, а чашу [разбил] и разделил между своими сподвижниками и воскликнул: «О, если бы у нас каждый день был Науруз!».

Один из «хашвитов» говорит, что когда Соломон, сын Давида — мир с ними обоими! — потерял свой перстень и ушла от него власть, а потом, через сорок дней, ему вернули перстень и блеск [его власти] восстановился, то явились к нему цари [земли] и собрались над ним птицы. И сказали [тогда] персы: «Науруз амад», то есть, «Пришел новый день», и был [этот день] назван Наурузом. И Соломон приказал ветру нести его, и повстречалась ему ласточка и сказала — «О царь, у меня есть гнездо, в котором лежат яички. Сверни же в сторону, не раздави их». И Соломон свернул в сторону, а когда он спустился на землю, ласточка принесла в клюве воды и побрызгала ею перед ним, и подарила ему ножку саранчи По этой причине в [день] Науруза брызгают [на землю] водой и делают подарки.

Ученые персы говорят, что в день Науруза есть час, когда духи движут сферу Фируза ради создания тварей. [Персидские ученые] говорят: «Счастливейшие часы в день Науруза] — часы Солнца. На рассвете этого дня заря [находится] насколько возможно близко к земле, и глядеть на нее приносит счастье».

Это день избранный, ибо он называется Хурмуз, [а Хурмуз] — имя бога великого, славного, творца, создателя, промыслителя, покровителя мира и его обитателей, того, чьи благодеяния и милости [так велики], что не могут описывающие описать хоть частицу их.

Саид ибн аль-Фадль рассказывает, что на горе Дума, в Фарсе, каждую ночь Науруза видны молнии, которые вспыхивают и сверкают и в ясную, и в облачную погоду, при всяком состоянии [атмосферы]. Еще более удивительны огни Кальвазы 3, хотя нельзя успокоиться душой [и поверить в их существование], пока сам не увидишь их. Абу-ль-Фарадж-аз-Зенджани, вычислитель, рассказывал мне, что он видел это [явление] вместе с группой людей, которые направились в Кальвазу в год [226] вступления Адуд-ад-даулы в Багдад, и что это огни и сияния несчетные по многочисленности. Они появляются с восточной стороны Тигра, напротив Кальвазы, в ту ночь, на заре которой будет Науруз. Султан поставил там наблюдателей, чтобы они высмотрели истину и это не оказалось обманной проделкой магов. Наблюдатели установили только то обстоятельство, что каждый раз, когда они приближались к огням, огни отдалялись, а когда [наблюдатели] отдалялись, огни приближались.

Я сказал Абу-ль-Фараджу «День Науруза сходит со своего места, так как персы пренебрегли дополнением годов. Почему же это явление не отстает от Науруза? А если отставание не обязательно, то происходило ли [это явление] раньше 4, когда персы применяли дополнение годов?». [На это] у него не нашлось удовлетворительного ответа.

Чародеи говорят: /216/ «Кто слижет в день Науруза с утра, прежде чем скажет слово, три ложки меду и покурит тремя кусками [благовонного] воска, тот найдет излечение от всех болезней».

Некий персидский ученый говорит, что причина наречения этот дня Наурузом [следующая]: сабии появились в дни [царствования! Тахмураса. Когда воцарился Джемшид, он восстановил религию [магов]. Это дело, которое случилось в Науруз, было названо «новым днем» 5 и его объявили праздником, хотя и до [Джемшида] это был торжественный день.

О причине объявления Науруза праздником говорят также, что когда Джемшид сделал [для себя] колесницу, он [в первый раз] сел на нее в этот день, и джинны с дьяволами за один день перенесли его по воздуху с горы Дунбавенд в Вавилон. Люди объявили этот день праздником, так как увидели чудо и, подражая Джемшиду, качались на качелях.

А некоторые говорят, что Джемшид любил странствовать по разным местам и когда ему захотелось побывать в Азербайджане, он сел на золотой престол и люди понесли его на своих шеях. И когда лучи солнца упали на Джемшида, и люди увидели его, они восхитились и обрадовались и объявили этот день праздником. У персов установился обычай дарить друг другу сахар в день Науруза. Как рассказывает Адарбад, багдадский мобед, причина [этого обычая] в том, что сахарный тростник появился в царстве Джемшида в день Науруза, а до того времени его там не знали. Джемшид увидел сочный стебель сахарного тростника, с которого капало немного жидкости. Он попробовал эту жидкость и, найдя в ней приятную сладость, велел извлекать ее и делать из нее сахар. Сахар приготовили на пятый день, и люди стали дарить его друг другу на счастье. Так же поступали и в день Михриджана.

Днем начала года избрали [именно] время летнего солнцестояния только по той причине, что оба солнцестояния легче установить [227] путем наблюдения инструментами и [невооруженным] глазом, чем равноденствия. Дело в том, что солнцестояния [являются] началом движения Солнца к одном из полюсов мира и движения от того же самого полюса.

Когда в каком бы то ни было место земли наблюдается, при летнем солнцестоянии, вертикальная тень, а при зимнем солнцестоянии — горизонтальная тень, то наблюдателю, как бы он ни был далек от знания геометрии и астрономии, ясно, что [наступил] день солнцестояния, так как [уровень] горизонтальной тени изменяется даже при небольшом изменении склонения, если восхождение значительно.

Что же касается равноденствий, то их дни можно установить только посте предварительного определения широты местности и полного склонения. К тому же это будет ясно только для того, кто много думал об астрономии, имеет о ней некоторые сведения, знает астрономические инструменты, умеет их установить и обращаться с ними. По этой причине солнцестояния лучше взять за начало года, чем равноденствия. Летнее солнцестояние из них ближе к зениту северных стран и ему поэтому отдали предпочтение. K тому же в эту пору поспевают хлеба, и в такое время разумнее /217/ начинать сбор хараджа, чем в другое.

Многие греческие ученые и мудрецы определяли восходящее [светило] на время восхода Большого Пса и начинали год с этого времени, а не с весеннего равноденствия, так как в прошлом восход этого созвездия совпадал с летним солнцестоянием или был близок к нему.

Этот день, то есть Науруз, [настолько] отошел от своего [первоначального] времени, что в нашу эпоху он совпадает с вступлением Солнца в знак Овна, то есть с началом весны. Поэтому у царей Хорасана установился обычай облачать в этот день своих конных [воинов] в весенние и летние одежды.

Шестой день [Фервердина], то есть Руз-и-Хурдад — Большой Науруз, великий праздник у персов Говорят, что в этот день Аллах закончил создание тварей, ибо это последний из шести дней, упомянутых [в писаниях]. И создал в этот день [Аллах] Юпитер, и самый счастливый его час — час Юпитера

Говорят, что это тот день, когда Заратуштре выпал жребий беседовать с Аллахом, когда поднялся в воздух Кайхусрау, и когда распределяют счастливые доли для обитателей Земли. Поэтому персы называют его «Днем надежды».

Чародеи говорят: «Тот, кто в этот день утром, прежде чем скажет слово, вкусит сахара и умастится маслом, будет на весь год обеспечен от всяких бедствий».

Говорят, что утром этого дня на горе в Бушендже 6 появляется безмолвный человек с пучком травы в руке. Он остается виден некоторое [228] время, потом исчезает и не появляется раньше того же дня в следующем году. Задуя говорит в своей книге, что причина этого — восход Солнца с южной стороны, то есть с афахтара 7.

Дело в том, что Иблис, проклятый, уничтожил благодатные свойства [пищи и питья] и люди стали непрерывно есть и пить, [но не могли насытиться], и воспрепятствовал дуть ветру, так что деревья высохли и мир едва не перестал существовать. Тогда Джам 8, по повелению и указанию бога, пошел в сторону юга и направился к обиталищу дьявола и его приспешников. Он находился там некоторое время, пока не прекратил эту напасть, и вернулась к людям умеренность, благо [от пищи] и плодородие, и освободились они от этого бедствия. Тогда Джам возвратился в мир и взошел в этот день, как Солнце, и разлился от него свет, ибо был он светозарен, подобно Солнцу, и подивились люди восхождению двух Солнц. И зазеленело все то, что высохло, и сказали люди. «Руз-и-нау» — то есть «Новый день», и все посадили ячмень в корыте или в иной [посуде], считая, что это приносит благо С тех пор остался обычай сажать в этот день вокруг блюда семь разновидностей злаков на семи полосах. По тому, что вырастало, судили о [качестве] злаков в данном году — сильные они будут или худые.

В этот день Джам объявил среди тех, кто присутствовал, и написал тем, кто был далеко, чтобы разрушили старые «наусы» и не строили в такой день нового науса. [Джам хорошо] поступал с людьми и поведение его было угодно Аллаху. В награду за это Аллах отстранил [от царства Джама] болезни, старость, немощи, зависть, /218/ смерть, горести и бедствия, и не болели и не умирали в течение царствования [Джама] никакие животные, пока не объявился Биварасиф, сын его сестры. Он убил Джама и захватил его царство.

[При Джаме] число [людей] умножилось и стало им тесно на земле Тогда Аллах сделал землю в три раза обширней, чем она была, и повелел совершать омовение водой, чтобы очиститься от грехов. Это [нужно было] делать каждый год, дабы Аллах отвел от людей бедствия в данном году.

Некоторые говорят, будто Джам приказал рыть каналы и что именно в этот день в них пустили воду, и обрадовались люди, [предвидя] плодородие, и омывались этой водой, посланной [в каналы], и получили благо потомки, следуя примеру предков. Один [летописец] говорит, что тот, кто пустил воду в каналы — это Завв, [и что случилось это] после того, как Афрасиаб разрушил постройки в Ираншахре.

Некоторые, однако, говорят: «Нет, причина омовения [другая]: этот день посвящен Харузе, а Харуза, — ангел воды, и вода с пим однородна. Потому люди в этот день поднимаются с восходом зари и направляются к воде — к каналам и водоемам. Нередко они подставляют под [229] текущую воду сосуд и обливаются ею — на счастье и для защиты от бедствий».

В этот день люди также прыскают друг на друга водой; причина этого та же, что и причина омовения. Некоторые, однако, говорят: «Нет, причина этого — прекращение в Ираншахре дождя на долгое время. А когда Джемшид воссел на престол и возвестил о благих [делах], которые мы упоминали, выпал обильный дождь. Люди увидели в этом добрый знак и стали обливать друг друга дождевой водой, и осталось это у них обычаем»

Говорят также, что опрыскивание водой заменяет омовение тела от попавшего на него дыма и от грязи, приставшей при возжигании огня. Брызганье водой [якобы] устраняет из воздуха порчу, порождающую моровую язву и [другие] болезни.

В этот день Джам определил размеры [всех] вещей, и [последующие] цари были счастливы, [воспользовавшись] его счетом [В тот же день цари] отсчитывали нужные им листы бумаги и [куски] кожи, на которых писались указы во все страны света, и прикладывали печать к тем [грамотам], на которых должна стоять печать. Такая [грамота] называлась по-персидски «исфида-пувшит».

А когда [воцарились цари] после Джама, они сделали весь этот месяц, то есть Фервердин-Мах, праздничным и распределили [праздники] по шестым частям месяца. Первую пятидневку [отвели] для царей, вторую — для благородных, третью — для царских слуг, четвертую для челяди, пятую -— для простого люда 9 и шестую — для крестьян.

Говорят, что тем человеком, который соединил оба Науруза, был Хурмуз, сын Шапура, богатырь. Он объявил праздниками все дни между Наурузом и вознес огни на высокие места, — ради счастья и чтобы очистить воздух. Ибо огонь сжигает находящиеся в воздухе плотные частички, разрежает и рассеивает все гнилостное, что порождает в [природе] порчу.

К числу обычаев Хосроев, [которые соблюдались] в эти пять дней [принадлежало такое установление]: в день Науруза царь начинал [празднество] и объявлял [простым] людям, что будет сидеть для них 10 и окажет им милость. Во второй день он принимал тех, кто стоял ступенью выше, то есть дихканов и членов [знатных] семей; в третий день царь сидел /219/ для всадников и для высших мобедов; в четвертый — для членов своего дома и родичей, а в тот, пятый, день — для своих сыновей и клиентов. Каждому оказывались милости в той мере, в какой он их заслужил, И получал [каждый] сполна подобающие ему подарки и награды.

Когда же наступал шестой день, то царь, покончив с удовлетворением нужд [подданных], устраивал Науруз для самого себя, и к нему имели доступ только люди близкие, достойные быть наедине с царем. [230]

Царь приказывал принести поступившие подарки, в соответствии с чинами дарящих, и осматривал их, он раздавал из этих подарков то, что хотел, и складывал в сокровищницы то, что хотел.

Семнадцатый день [Фервердин-Маха] — Серош-Руз. Серош — это первый, кто повелел совершать «замзаму», то есть говорить под нос, а не внятными словами. Дело в том, что когда [персы] молятся, прославляют бога и святят его имя, они при этом принимают пищу. Поэтому они не могут [ясно] говорить во время молитвы, и. [только] бормочут и делают знаки, но не говорят [как следует]. Так мне рассказывал Азархура, геометр, а другие говорили: «Нет, это [делается] с той целью, чтобы пар изо рта не дошел до кушанья».

[Серош] — благословенный день в каждый месяц, ибо Серош — имя того ангела, который является ночным стражем. Говорят также, что это Джибраиль.

[Серош] — самый сильный из ангелов против джиннов и колдунов. Он три раза поднимается ночью [ в воздух] над людьми, чтобы прогнать джиннов и отогнать колдунов. Когда он поднимается, то освещает ночь, воздух становится холодным и воды сладкими. [В это время] петухи топчут кур и всеми животными овладевает страсть к совокуплению.

При одном из этих трех взлетов встает заря. В это время всходят растения, растут цветы, поют птицы, отдыхают [от страданий] больные, веселеют опечаленные, и путник чувствует себя в безопасности. [На заре] тогда улучшается погода, сбываются сны и радуются ангелы и джинны.

Девятнадцатый день [этого месяца] называется Фервердин-Мах. Его именуют Фервердаган, и так делают вследствие совпадения его с названием месяца, в который он входит. Подобное этому было [у персов] во всяком месяце.

Ардибахишт-Мах. Третье число [этого месяца] — Руз-и-Ардибахишт-Мах — праздничный день у персов, и его называют Ардиба-хиштаган вследствие совпадения названий. Это наименование означает: «Правда есть благо», но говорят также: «Нет — предел блага».

Ардибахишт — ангел огня и света, и эти два [элемента] однородны с ним. Аллах поручил ему [наблюдать] за этими элементами, а также устранять недуги и болезни при помощи лекарств и [полезных] кушаний, и отделять правду от лжи, и правдивых от лжецов посредством клятв, которые, говорят, ясно изложены в Авесте.

Двадцать шестой день этого месяца — Аштаз-Руз — начало третьего «гаханбара» 11. Этот [гаханбар длится] пять дней; последний из них — последний день месяца. В этот день Аллах создал землю. Название этого [231] гаханбара — Пайтишахим-Гах 12. Всех гаханбаров шесть, в каждом из них пять дней. Их установил Заратуштра. /220/

Хурадад-Мах. Шестой день этого месяца, то есть Руз-и-Хурдад — праздник. Вследствие совпадения названий, его именуют Хурдадаган. Это название означает: «устойчивость творений». Харуза — это ангел, на которого возложено попечение о тварях, деревьях и растениях и удалении нечистот из воды.

Двадцать шестой день — Аштаз-Руз — начало четвертого гаханбара, а конец его [совпадает с] концом месяца. В этот гаханбар Аллах создал деревья и растения, и называется он Аятрем-Гах.

Тир-Мах. В шестой день этого месяца — Хурдад — [справляют] праздник, называемый «Чешн-и-найлуфар». Он введен недавно. Тринадцатый день этого месяца — Руз-и-Тир — праздник. Вследствие совпадения названий его назвали: Тираган. Этот [праздник установлен] по двум причинам. Одна из них [такова].

Говорят, что когда Афрасиаб захватил Ираншахр и осадил Менучихра 13 в Табаристане, тот попросил у него какой-нибудь [милости. Афрасиаб] согласился и [обещал] вернуть ему часть Ираншахра, простирающуюся на полет стрелы вдаль к вширь. Тогда, как говорится в книге Авесты, [к Афрасиабу] явился ангел по имени Исфендермад и велел изготовить лук и стрелу, величину которых он покажет лучнику. [Потом] позвали Ариша — а это был [человек] благородный, благочестивый и мудрый — и [Афрасиаб] приказал ему взять лук и метнуть стрелу. Ариш встал, заголился и сказал: «О царь, о люди, посмотрите на мое тело! У меня нет никакой раны или болезни, однако я убежден, что когда я метну стрелу из этого лука, то распадусь на части и моя душа погибнет. Но я сделал ее выкупом за вас».

Потом он обнажился, натянул лук со [всей] силой, которую дал ему Аллах, и пустил стрелу и распался на куски. Аллах повелел ветру подхватить стрелу на горе Руйян и [ветер] донес ее до крайних пределов Хорасана, между Ферганой и Табаристаном. Стрела попала в корень орехового дерева, [такою] большого, что ему не было подобного по величине во всем мире среди деревьев, и говорят, что от места выстрела до места падения страны — тысяча фарсахов 14. [Менучихр с Афрасиабом] помирились на этом выстреле, который был [именно] в тот день, и люди сделали [этот день] праздником.

Менучихра и жителей Ираншахра поразила в эту осаду нужда, и они не могли молоть пшеницу и печь хлеб вследствие запоздания срока [всходов] пшеницы. В конце концов они стали молоть незрелую пшеницу и плоды, которые еще не поспели, и варить в этот день пшеницу и плоды стало обычаем.

Говорят, что день выстрела — именно этот день, то есть Руз-и-Тир, [232] и что это Малый Тираган, а четырнадцатый день — Гуш Руз — это Большой Тираган и что в этот день пришло сведение о падении стрелы.

В Руз-и-Тир бьют кухонную утварь и ломают очаги, ибо в этот день люди освободились от Афрасиаба и каждый вернулся к своей работе

Вторая причина [празднования тирагана такова]: «дахуфазия» — а это [слово] означает [обязанность] беречь [весь] мир, сторожить его и властвовать в нем и «дихканство», что значит [обязанность] возделывать землю, засевать ее к распределять — это близнецы. Благодаря им мир пребывает в благоустройстве, /221/ вечно длится его существование и исправляется то, что в нем испорчено. Занятие писца следует за этими двумя [занятиями] и сочетается с ними. Что касается дахуфазии, то она пошла от Хушенга, а дихканство пошло от его брата Вейкарда.

Название этого дня — Тир, то есть Меркурий, звезда писцов. В этот день Хушенг превознес имя своего брата Вейкарда и ему надолго дано было дихканство, а дихканство и занятие писца — это одно и то же. Этот день сделали праздником из уважения и почтении к [Вейкарду] В этот день [Хушен] повелел людям облачиться в облачение писцов и дихкан. Цари, дихканы, мобеды и другие облачались в одежду писцов до дней Виштаспа и уважения к делу писцов и в знак почтения к снятиям дихканов. В этот день персы совершают омовение. Причина этого [такова]: когда Кайхусрау возвращался после войны с Афрасиабом, он проходил в гот день по области Сава и поднялся на гору, возвышающуюся над этой областью. Он сел около источника воды, опалившись от своей свиты, и привиделся ему ангел [Кайхусрау] испугался и лишился чувств, и это совпало с [той минутой], когда подошел к нему Виджан, сын Джударза. Тем временем Кайхусрау очнулся, и Виджан побрызгал ему в лицо этой водой, прислонил его к находящемуся там камню и сказал: «Мандиш» то есть: «Не бойся, о царь». И Кайхусрау приказал построить селение [возле] того источника и назвал его: «Мандат», это слово облегчили и превратили в «Андиш» [С тех пор] пошел обычай омываться этой водой и водами всех источников, благословения ради. Жители Амуля выходят [в этот день] к Хазарскому 15 морю и весь день играют в воде, забавляются и окунаются.

Мурдад-Мах. В седьмой день этого месяца — Руз-и-Мурдад — праздник, который называют Мурдадаган вследствие совпадения названий. «Мурдад» означает: «вечная [жизнь] тварей, без смерти я гибели» Мурдад — это ангел, которому поручено охранять [весь] мир. производить питательные вещества и лекарства, происходящие из растений и прекращающие голод, нужду и болезни. А Аллах знает лучше!

Шахривар-Мах. В четвертый день этого месяца, то есть в день Руз-и-Шахривар — праздник, Он называется Шахриварaган, [233] вследствие совпадения названий, и это означает: «семя» и «любовь». Шахривар — это ангел, которому поручены семь драгоценных металлов, то есть золото, серебро, а также другие металлы, благодаря которым существуют ремесла, мир и его обитатели.

Задуя говорит, [что этот праздник] называется Азер-чеши, то есть праздник огня, горящего в домах людей. [Его справляли] в течение зимы и в этот день люди зажигали в своих домах большие огни, усиленно предавались поклонению Аллаху и восхвалению его, и собирались для еды и увеселений. Они утверждали, что это делается вследствие прекращения холода и суши, которые возникают зимою, и что распространение тепла огней защищает от бедствий, вредных растениям в мире. /222/ Их путь при этом был путем тех, кто идет на войну со своим врагом во главе большого войска.

Хуршид-мобед говорит, что Азер-чеши — это первый день, и что он [посвящен] избранным Этот день [будто бы] не принадлежит к дням, [празднуемым] у персов, хотя [персы] и пользовались им в своих месяцах. Это [якобы] один из дней у тохарцев, посвященных перемене погоды и началу зимы, а в наше время жители Хорасана отнесли его к началу осени. Этот день, [то есть] Руз-и-Михр, начало пятого гаханбара, а конец его — [день] Руз-и-Бахрам того же месяца. В этот день Аллах создал животных и название его — Майдьярим-Гах.

Мир-Мах. Первый день этот месяца, то есть Хормизд-Руз, — это вторая осень. Он [предназначен] для простых людей, наподобие того, что было сказано раньше. Шестнадцатый день, то есть Руз-и-Михр, — праздник большою значения. Он называется Михриджан, и название его совпадает с названием месяца. Перевод этого [слова] — «любовь духа», и говорят, что «михр» это название Солнца и что Солнце явилось миру в этот день, который и получил от него свое наименование. Указанием на это служит то, что и числу обычаев, [справляемых] в этот день, принадлежит увенчание [себя] венцом с изображением Солнца и его колесницы, на котором оно вращается. В этот день у персов бывает торжище.

Утверждают, будто персы особо отмечают [этот день] по той причине, что люди обрадовались, услышав о выступлении Афридуна, когда Кави напал на ад-Даххака Бивараенфа 16, выгнал его и призвал последовать за Афридуном. Кави — это тот [человек], знамя и стяг которого персидские цари сочли приносящим счастье. Это знамя было из медвежьей шкуры, — а говорят также: из львиной — и его назвали «дирафш-и-кавиан» 17. После него оно было украшено драгоценными камнями и золотом.

Говорят также, что в этот день ангелы спустились [с неба] на помощь Афридуну и из-за этого пошел такой обычай в домах царей: во дворе [234] дома, во время восхода зари, становился смелый человек и говорил самым громким голосом: «Ангелы, спуститесь на землю, поразите дьяволов и злодеев, отгоните их от мира». Говорят, в этот день бог простер землю и создал тела как вместилища для душ. В [какой-то] час этого дня сфера Ифранджави вздыхает ради воспитания тел.

Говорят [также]— в этот день Аллах облачил Луну блеском и красотой, и [дал ей] свет, после того как он создал Луну [в виде] черного шара, у которого нет света. Поэтому говорят, что Луна в Михриджане превышает [по блеску] Солнце. Счастливейшая часть [этого дня] — часы Луны.

Сальман-аль-Фариси говаривал— «во времена персов мы говорили, что Аллах сделал украшением для своих рабов яхонт в Наурузе, а топаз — в Михриджане. Преимущество этих дней над другими днями подобно преимуществу яхонта и топаза перед прочими драгоценными камнями». А аль-Ираншахри говорил: «Аллах взял обет со света и. мрака в день Науруза и Михриджана».

Саид ибн аль-Фадль говаривал: «Ученые персы говорили, будто маковка горы Шахин /223/ всегда кажется черной в течение дней лета, а на заре Михриджана она кажется белой, словно на ней [лежит] снег. И происходит это как при чистом небе, так и при пасмурном и при всяком состоянии погоды».

Сказал аль-Кисрави — «Я слышал, как мобед, [состоявший] при аль-Мутаваккиле говорил, когда наступает день Михриджана, Солнце встает в Хамине 18, посредине между светом и мраком, и погибают души в телах; поэтому персы называют [этот день] Мираган»

Чародеи говорят: «Кто отведает в день Михриджана [плодов] граната и понюхает розовую воду, того это защитит от многих бедствий».

Что же касается толкователей из персов, то они вывели для подобных дней различные толкования и сделали Михриджан вестником дня воскресения и конца мира, ибо в этот день [все, что] растет, достигает предела, и вещество роста иссыхает, и животные перестают плодиться

Точно также они объявили Науруз вестником о начале мира, так как в [день Науруза] имеют место противоположные [Михриджану] обстоятельства. Некоторые люди ставят Михриджан выше Науруза, подобно тому, как они ставят осень выше весны. В своих доводах в пользу этого они опираются на ответ Аристотеля Александру, когда Александр спросил Аристотеля об этих днях и тот сказал — «О царь, весной появляются пресмыкающиеся, а осенью они пропадают, так что осень в этом отношении достойнее весны».

В прошлом этот день совпадал с началом зимы, но потом, когда пренебрегли дополнением годов, он передвинулся вперед. В наше время [235] у царей Хорасана вошло в обычай облачать в этот день всадников в осенние и зимние одежды.

Двадцать первый день, то есть Рам-Руз — это Большой Михриджан. Причиной [установлении этого праздника] является победа Афридуна над ад-Даххаком и пленение последнего Афридуном. Говорят, что когда ад-Даххака привели [к Афридуну] и поставили перед ним, ад-Даххак сказал: «Не убивай меня в отмщение за твоего деда». И Афридун ответил ад-Даххаку, порицая его слова: «Неужели ты хочешь быть равным Джаму, сыну Виджана в отношении отмщения? Нет, я убью тебя за быка, который стоял во дворе моего деда».

После этого он заключил ад-Даххака в оковы и заточил его на горе Дунбавенд. Таким образом люди избавились от злодейства ад-Даххака, и этот день был объявлен праздником. Афридун приказал им стягивать стан [особыми] поясами, совершать замзаму и воздерживаться от разговора во время еды — [все это] в благодарность Аллаху за то, что он даровал им [возможность] свободно распоряжаться [своими делами] и устанавливать для себя время еды к питья, после того, как они тысячу лет боялись за себя. Делать все это в день Рам-Руза стало у них обычаем и привычкой.

Все персы согласны, что Биварасиф прожил тысячу лет, хотя некоторые говорят, что он прожил и больше. Но тысяча лет — это срок его владычества и одоления.

Говорят также, что пожелание персов друг другу прожить тысячу лет — то есть слова: «хезар саль бази» [живи тысячу лет] — в ходу именно с тех пор, ибо они считают это допустимым и возможным, так как были свидетелями этому в отношении ад-Даххака Но Аллах лучше знает [правду]! Заратуштра повелел, /224/ чтобы Михриджан и Рам-Руз почитали одинаково, и оба эти дня вместе объявили праздниками; [так продолжалось], пока Хурмуз, сын Шапура, богатырь, не объединил и не объявил праздниками дни, стоящие между ними, так же как он сделал в отношении соединения двух Наурузов. После этого цари и обитатели Ираншахра объявили дни от Михриджана до конца тридцати дней [месяца] праздниками, предназначенными для различных разрядов людей, подобно тому, что было сказано о Наурузе. Для каждого разряда [было назначено] пять дней.

Абан-Мах. В десятый день этого месяца, то есть в день Абан-Маха — праздник, названный Абанaган из-за совпадения названий В этот день воцарился Заль, сын Тахмаспа и приказал рыть каналы и благоустраивать их. В этот день также дошло до [всех] семи климатов известие о пленении Афридуном Биварасифа и воцарении Афридуна, а также о том, что [Афридун] повелел людям взять власть над своими домами, домочадцами и детьми и нарек их [названием] «кетхуда», то есть [236] «господин сего дома». [И каждый] взял власть над своей семьей, детьми и имуществом и [получил право] приказывать и запрещать, после того как [люди] в дни Биварасифа пребывали в пренебрежении, и обитали в их домах шайтаны и злые духи, и. не могли люди их прогнать. Ан-Насир-аль-Утруш 19 уничтожил этот обычай и. восстановил соучастие злых духов и людей во власти над домом.

Последние пять дней этого месяца, первый из которых — Руз-и-Аштаз — называются Фервердаджан. В эти дни люди ставили кушанья в наусы мертвецов, а напитки на крыши домов. Они утверждали, будто души умерших, выходят в эти дни из места награды и наказания, приходят и всасывают силу кушаний и впитывают их вкус. [Домохозяева] окуривают свои дома девясилом, чтобы мертвые могли наслаждаться его запахом. Утверждают также, что души мертвых посещают своих жен, детей и близких и участвуют в их делах, хотя [люди] их не видят.

Между [персами] возникло разногласие относительно этих дней. Некоторые говорят, что это пять последних дней Абан-Маха, другие же утверждают, будто это есть «андаргах», то есть пять добавочных дней между Абан-Махом и Азар-Махом. Когда разногласии насчет этого увеличились и [между персами] возникли раздоры, они [назвали так] все десять дней, дабы укрепить это дело, ибо оно является одним из столпов их веры, а также из осторожности, ибо они не могли установить это между собой в точности. И первые пять дней они назвали первым Фервердаджаном, а последние — вторым Фервердаджаном, и [последние дни] достойнее первых. В первый из этих избыточных добавочных дней — начало шестого гаханбара. В этот день Аллах сотворил людей, и он называется Xамашпатмандаим-Гах.

Говорят, будто причина установления Ферверджана [такова]: когда Каин убил Авеля и тоска его родителей по нем усилилась, они помолились Аллаху, чтобы Аллах возвратил Авелю душу. [Аллах] возвратил ему душу в день Аштаз месяца Абан-Маха, и душа оставалась в нем десять дней. Авель сидел прямо и смотрел на своих родителей, но ему не было дозволено говорить, 20 и родители Авеля собрали вокруг него все, какие существовали в их время, кушанья, напитки и благовония, и ученые и цари стали придерживаться такого обычая и сделали этот день самым большим праздником. Они прибавили к нему еще три дня ради вящего укрепления празднества, причем начинали со дня Дей-ба-Дин. В этот день [цари] возлагали на себя венцы, сходили с престола и одевались в белое. Они стягивали стан поясом и всецело предавались исправлению обид и добрым делам.

Азар-Мах. В первый день этого месяца, то есть в день Руз-и-Хормизд, [происходил] «выезд жидкобородого». Этот обычай пошел от [237] того, что в этот день, а это был у них день усиления стужи, после того как они пренебрегли дополнением годов, некий смешной человек с жидкой бородой выезжал в Фарсе верхом на осле, [одетый] в рваные штаны и изношенную одежду, выставляя себя напоказ. [Предварительно] он вкушал горячие кушанья и горячительные напитки и мазал себе тело какими-то маслами, уничтожающими вред от холода. Потом он являлся людям, [держа] опахало и обмахиваясь им. Люди смеялись над ним, брызгали на нею водой и бросали в негo льдом и снегом, и он получал из-за этого от богачей пользу. Потомки «жидкобородого» наследовали от него [такой обычай], и он в ходу в наши дни в Ширазе и в некоторых других городах Фарса, причем султану платится за это оброк

Абу-Сад, Ахмед ибн Мухаммед ибн Абд-аль-Джалиль, геометр — а он это видел — рассказывает, что человек, который исполняет [это дело] в Ширазе — «уличный» сторож с длинной, густой бородой, и что он возит с собой жидкую красную глину и пачкает ею одежду тех, кто ему ничего не жалует, когда он просит.

Этот день иногда называется также «ансаль» и «харуган» и цари Кеяниды называли его «бехар-чешн». Это первый день, когда появились «хурсанджара» 21. То были летучие лисицы во времена Кеянидов и в них заключалось счастье их века и благополучие их дней. Эти лисицы исчезли вместе с Кеянидами и вымерли по окончании их [владычества]. Поэтому в этот день считается за счастье смотреть на лисиц.

Нередко тот, кто это слышит, удивляется при упоминании о летающих лисицах, но это отнюдь не удивительно. Человек, которому я верю, — а именно Абу-ль-Касим Али ибн Ахмед-ат-Тахири — рассказывал мне, что правитель Исфиджаба подарил в триста семьдесят девятом году хиджры 22 Нуху ибн Мансуру, владыке Хорасана, коня с двумя рогами и лисицу, у которой были на теле крылья из перьев. Когда к ней приближался человек, она расправляла крылья, а когда удалялся — опускала их и прижимала к бокам. [Ат-Тахири] говорил, что он видел эту лисицу, когда та сидела в клетке.

Это первый день, когда [достал Джам] жемчуг из моря, а раньше он был неизвестен. Этот день был недалек от вступления Солнца в знак Овна. Люди поклонялись [в этот день] Солнцу и веселились, проявляя радость по поводу ухода зимы и прекращения страданий от нее и прихода весны и начала ее наслаждений. И так как время было подобно мертвецу воскресающему, они выходили в степи и наслаждались, взирая на ее [зеленый] покров.

В этот день царю приносили до обеда лисицу, а после [обеда] — удода, цыпленка, осленка и первые, какие были, плоды, появляющиеся из цветов. Говорят, что это тот день, когда Аллах предопределил [238] добро и зло, расположил знаки Зодиака и распределил их между светилами 23. /225/

Лучшим временем и счастливейшим часом [является] в этот день тот час, когда всходит созвездие Овна. Чародеи считают благим час рассвета и утверждают, будто [вещи], о которых вспомнят в этот час, будут найдены при всяких обстоятельствах. Они говорят: «Кто отведает айвы утром этого дня, прежде чем сказать слово, и понюхает апельсин, тот будет счастлив [весь] год». Тахир ибн Тахир говорит: «В этот день персы в древние времена пили мед, если Луна была в огненной стоянке, и пили воду, если Луна была в водяной стоянке, ради соответствия с качеством ее стоянок.

Аль-Ираншахри рассказывал: «Я слышал, как многие ученые в Армении говорили: когда наступал рассвет «дня лисицы», то на величайшей горе между внутренней и внешней землей показывался белый баран, которого видели только в это время года. Жители этой области заключили, если он блеял, что год будет тучный, а если не блеял, что год будет тощий. Персы на заре в день лисицы смотрели на облака и выводили заключение по ясности [неба], его пасмурности, по редкости или густоте [облаков], будет ли год счастливым или несчастным, урожайным или неурожайным.

В девятый день этого месяца, то осп» в день Азар — праздник, который называют Aзар-чеши, вследствие совпадения наименований. В этот день приходилось греться у огня, так как был последний день месяца, и холод в конце периода [холодов] был более яростный, и мороз в эту пору был крепче. Это был праздник огня, и именовался он именем ангела, которому были поручены все огни. Заратуштра повелел посещать в этот день капища огня, приносить там жертвы и совещаться о делах мира

Дей-Мах — он называется также Хур-Мах. Первый день этого месяца именуется Хуррам-Руз, и этот день и месяц называют именем божества, то есть Хормизда, что означает «мудрый царь, обладатель творящего разума». Царь в этот день сходил с престола царства, надевал белые одежды и садился на белые ковры [посреди] степи. Он отказывался [в этот день] от затворничества и от царственного величия и предавался рассмотрению дел мира и его обитателей. Человек, которому нужно было о чем-нибудь поговорить с царем, высокородный или худородный подходил и беспрепятственно обращал к нему речь. Царь сидел с дихканами и земледельцами, ел и пил вместе с ними и говорил: «Сегодня я как бы один из вас, и я — ваш брат, ибо мир держится благодаря возделыванию земли, которое осуществляется вашими руками, а возделывание земли существует благодаря власти, и одно не может обойтись без другого, А раз так, то мы подобны двум любящим [239] братьям, тем более, что [власть и земледелие] исходят от двух любящих братьев: Хушенга и Вейкарда.

Иногда этот день называют Нувад-Руз [то есть «девяносто дней»], и празднуют, так как между ним и /226/ Наурузом [проходит] девяносто дней.

Восьмой, пятнадцатый и двадцать третий месяц этого дня — праздники вследствие совпадения их названий с названием месяца, как мы говорили выше.

Одиннадцатый день — «Руз-и-Хур» — начало [первого] гаханбара, а конец его — в пятнадцатый день — «Руз-и-Дей~ба-Михр». Этот гаханбар называется «Мадьозарам-Гах»; в течение его Аллах сотворил небо.

Четырнадцатый день этого месяца — «Руз и-Гуш», называется «Сир-Сава». В этот день едят чеснок, пьют вино и варят зелень с мясом, чтобы уберечься от злых духов. Первопричина этого [обычая — стремление] избавиться от зла духов в ту пору, когда люди стали им подвластны вследствие убиении Джемшида и закручинились и поклялись, что не будут [даже] приближаться к [чему-либо] жирному. И осталось это у них обычаем.

Таким способом они лечатся от болезней, приписываемых духам зла.

Пятнадцатый день этого месяца — Руз-и-Дей-ба-Михр — называется Пейкан. [В этот день] изготовляли фигуру из теста или из глины в виде человека и ставили у входа в ворота. Этого не делали в жилищах царей, и теперь [этот обычай] оставлен, так как в нем есть нечто сходное с многобожием и неверием.

[Праздничной считается также] ночь на шестнадцатый день, то есть Руз-и-Михр, который называется Дарамзинан, а еще его называют Какиль. Причина [празднества] — отделение Иран-шахра, [жители которого] освободились от власти тюрков, и то, что они [в эту ночь] погнали домой коров, которые были у них отобраны. И еще: когда Афридун устранил Биварасифа, он выпустил коров Асфиана, которых держал где-то взаперти, не допуская к ним Асфиана, и они вернулись в дом Асфиана. Асфиан был человек высокого достоинства и возвышенных помыслов; он благодетельствовал беднякам, входил в обстоятельства нуждающихся и заботился о них, и был щедр к тем, кто на него уповал. Когда Афридун выпустил его скот, люди объявили [эту ночь] праздником, так как надеялись на дары и милости Асфиана.

В этот же день произошло отнятие Афридуна от груди. Это был первый день, что он сел на быка — в ту ночь, когда появляется бык, влекущий колесницу Луны. Это бык из света с золотыми рогами и серебряными ногами; он появляется на некоторое время, потом исчезает. [240]

Тот, кому удается его увидеть, сподобится исполнения того, о чем молился, когда смотрел на нею.

В эту же ночь, как утверждают, на высочайшей горе видны очертания быка, который ревет два раза, если год будет урожайный, и одни раз, если неурожайный 24, потом он исчезает и не бывает видим до той же ночи [в следующем] году.

День, [наступающий] после этой ночи — такой день, когда хорошо пить коровье молоко. Чародеи говорят: «Кто вкусит яблоко утром этого дня, перед тем, как сказать слово, и понюхает нарцисс, тот проживет весь год во благе и изобилии». Окуривание касатиком в ночь под этот день обеспечивает на данный год от засухи, нужды, ущерба и несчастья.

Говорит аль-Бабили: «Некоторые персы не любят этого дня и утверждают, будто это праздник джиннов и день, когда они радуются смерти Джама, которого убил Биварасиф и превознес шайтанов и обращался к ним, а не к людям, и не прекращались для людей от них бедствия. И люди остерегались джиннов и поручали охрану ворот сторожам, которые поминали Аллаха и славили хозяев [жилища] и не спали всю эту ночь, И стало у них обычаем стучать в эту ночь в ворота и заботиться об охране их».

Говорит аль-Бабили: «Ученые персы рассказывают, будто Джам узрел Какиля в виде человека, объединяющего в себе все цвета наилучшим образом; он восседал на быке, состоящем из семи веществ: золота, серебра, желтой меди, красной меди, железа, олова и свинца, и был это бык прекраснейший, красивейший, какого видели люди.

И стоял [Какиль] у ворот [дворца] Джама, когда тот пребывал в земле вавилонской, и был у него в руке пучок цветов ириса, и оделял он людей долей драгоценностей, из которых состоял его бык, возглашая их имена и называя их качества, и проявлялась поэтому убыль в [количестве] драгоценностей быка.

И вопросил Джам: «Кто ты, о прекраснейший, объединяющий в себе все цвета?» и [Какиль] ответил: «Я — счастье мира». «А что это за слова ты говоришь сначала и снова повторяешь?, — спросил [Джам], и Какиль отвечал: «Я наделяю людей долей счастья». «Кому же ты уделяешь золото и серебро?» спросил Джам, и Какиль ответил: «Тому, у кого [уже] есть золото и серебро».

И спросил Джам: «В какое же время обращаешь ты часто взоры на мир?» и [Какиль] ответил: «Когда пребывает созвездие Тельца на средине вселенной». И потом он исчез»

Я был намерен передавать слова персов, рассуждая об их месяцах, только в виде рассказа, не примешивая ничего от себя, ибо в их [241] преданиях преобладает ложь и ничтожные нелепости. Однако воздержаться от предостережения [значит] испортить полезное дело, когда оно уместно.

Поэтому я скажу: счастье и благоденствие взирают на мир в такие минуты, когда даруется достижение желаемого и судьба способствует осуществлению мечтаний; тогда можно надеяться, что исполнятся желания. Услышанная молитва связана с истинной решимостью, твердым убеждением и искренним упованием, как скачано в Евангелии апостолам: «Истинно говорю вам: если есть у вас вера и нет сомнения и скажете вы этой горе: «Сойди с места и пади в море» — так и будет. Все, о чем вы попросите в молитве и с верой, достанется вам».

Нет сомнения, что Аллах и посредники между нами и Аллахом — ангелы, пречистые святые духи и покорные [Аллаху] светила заботятся об исправлении [людей], насколько это возможно, и выжидают покаяния и молитвы. К числу самых удивительных обстоятельств» побуждающих верить этому, принадлежит то, о чем рассказывают моряки и люди, плавающие на кораблях по морю. Они привязывают к рее стрелу, острием вверх, и когда их поражает беда — бурный ветер, дождь и волнение — и они покоряются гибели и начинают просить и молить бога и собираются выбросить свои пожитки, чтобы облегчить корабль, то взглядывают вверх и иногда видят на конце острия стрелы что-то вроде яркой звезды. И увидя ее, они уже не боятся потопления и радуются, даже если море еще сильней бьется и волнуется. Иногда они видя эту звезду три или четыре раза в ночь, и это чаще бывает в пасмурные ночи, а не в ясные, и в одних местах на море в отличие от других. Об этом свидетельствует достойный Гален и большинство звездочетов, и они считают это за истину.

Когда при молитве ищут помощи в фигурах светил, подобно тому, как стараются помочь молитве, уходя в пустыню или возвышая голос, или отвлекая мысли и помышления [от мирских дел], то сила молитвы увеличивается. Древние обитатели Греции, когда хотели молиться, помещали Юпитер посредине неба, у себя над головой, а Венеру помещали в восходящее [созвездие Зодиака], а некоторые из них помещали одну из счастливых планет в восходящий [знак Зодиака], а другую — в четвертый, и то одна из них указывает, каково будет начало дела, а другая указывает на его исход. Иные [из греков] помещали одну из [счастливых планет] в девятый знак, так как [молитва] — дело, относящееся к вере, а другую — в четвертый, если место и положение Солнца на небе было соответствующим, несчастливые планеты не были им враждебны, и Луна оказывала им благое содействие. Соединение Луны и светил, к которому относится [данная] молитва по своему роду, тоже должно быть достохвальным, прочным и благим. [242]

Якуб ибн Исхак-аль-Кинди в кратком трактате о [подходящем] времени для молитвы говорит, что когда Луна и Меркурий пребывают в сочетании со звездой Аль-Кафф-аль-Хадыб 25 — это относится к году тысяча триста десятому эры Александра — находясь в созвездии Овна, в двадцать первом и одной двадцатой градуса, это время, дающее надежду, что будет услышана молитва о [здравии] тела и его исправлении. Когда с этой звездой находится в сочетании Солнце, наступает время молитвы о богатстве и доблести, и бывает она услышана в середине жизни человека; когда сочетается с ней Сатурн и [жребий] молящегося счастлив, то он бывает счастливым с середины жизни и до конца ее, а если жребий его несчастлив, он оказывается униженным, слабым и нуждающимся. Ведь бывают молитвы, которые обращаются против молящегося, и ему достается противоположное тому, чего он хочет и желает. Так случилось [например] с жителями Табаристана, когда их поразил недород в дни аль-Хасана ибн Зейда-Алида, и они вышли помолиться о дожде, и не закончили они еще молитвы, как в разных концах города возник пожар.

Абу-Амр сказал об этом:

«Они вышли, прося дождя из облака, и в ответ им излился ливень пожара
Пришло к ним противное тому, что они просили, ибо обманывает молитва людей, полных разврата»

Если сочетается с этой звездой Юпитер, то получает молящийся поддержку, а при сочетании с нею Венеры исполняется просьба того, кто молится о богатстве, но жизнь его бывает короткой. Если же сочетается с нею Марс, значит молящийся в это время обижает человека, который молится [о защите] от него, и молитва его не бывает услышана.

Бахман-Мах. Во второй день этого месяца, то есть Руз-и Бахман — праздник, называемый Бахманджане вследствие совпадения наименований. Таково имя ангела, которому поручена [охрана] животных, необходимых людям для земледелия и для пользования ради своих нужд Жители Фарса варят в этот день пищу в котлах, в которые кладут всевозможные виды зерен и мяса, и пьют очень белый бахман в молоке. Они говорят, что это помогает [укрепить] память. Этот день особо благоприятен для собирания [растительных] лекарств в горах и долинах, для приготовления целебных масел и окуривания паром и дымом. Персы утверждают, что Джамасп, везирь Виштаспа, делал это, и что польза от лекарств, [собранных в этот день], бывает больше.

Пятый день этого месяца, то есть Руз-и Исфендермад, называется «нау-саде», то есть: «новое саде», а говорят также и «бар-саде», то есть: «выше саде», так как он бывает раньше настоящего «саде» на пять дней. Это одно из памятных установлений Биварасифа.

В десятый день этого месяца, то есть Руз-и-Абан — праздник, называемый «саде», что в переводе [означает] «сотня». Это одно из [243] установлений Ардешира Бабагана, и относительно основания и причины такого названия мнения расходятся. Говорят, что [сотня] — количество дней между этим днем и Абан-Махом, если отнять пять добавочных дней, но говорят также, что таково количество дней между этим днем и концом года, если считать в каждых сутках дни отдельно и ночи отдельно Еще утверждают, будто в этот день завершилось до сотни число потомков первого отца, то есть Гаюмарса, и они поставили одного из них над собой царем, но говорят также: «нет, это праздник Хушенга Пишдадида [который он установил], когда победил Таджа-притеснителя».

Говорят также, что в этот день зима выходит из геенны в мир и потому люди зажигают огни 26 и возжигают курения, чтобы отразить ее вред, так что у царей вошло в обычай разводить и разжигать в эту ночь огни, выпускать [в огонь] диких зверей и заставлять птиц пролетать сквозь пламя, а сами они пили и веселились [сидя] вокруг огней.

Да отомстит Аллах тем, кто наслаждается, доставляя страдания другим существам, которые чувствуют [боль] и никому не причиняют вреда!

После того как персы перестали дополнять свои месяца, они рассчитывали /227/ на прекращение и окончание холода в это время, ибо считали, что зима начинается, когда пройдет пять дней Абан-Маха, так что конец ее должен наступить по прошествии десяти дней Бахман-Маха. Жители Караджа назвали ночь на этот день Шаб-и-Газине, то есть «ночь кусательная», потому что она [очень] холодна.

Говорят, что в эту ночь зажигают огни по следующей причине. Когда Биварасиф возложил на людей [повинность] поставлять каждый день двух человек, чтобы кормить их мозгами своих змей, это дело было поручено, тотчас же после прибытия Биварасифа, одному человеку по имени Азмаиль. И стал этот уполномоченный отпускать одного из двух человек на свободу, снабжая его пищей и приказывая ему поселиться на горе к западу от Дунбавенда и построить себе там дом. А змей он кормил, вместо мозгов отпущенного пленника, бараньими мозгами, смешанными с мозгами другого убитого человека. Когда Афридун победил Биварасифа, он приказал [привести] Азмаиля и хотел его пытать за убиение людей. Азмаиль поведал ему о [тех] отпущенных и рассказал об этом правду Он попросил Афридуна отправить с ним посланца, чтобы показать ему этих людей, и Афридун сделал так. Азмаиль приказал отпущенным возжечь огни на крышах своих домов, чтобы можно было видеть их количество, и [все] это происходило в десятую ночь Бахман-Маха. И посланец сказал Азмаилю: «Сколько домовладетелей ты отпустил на свободу — да воздаст тебе Аллах добром!» — и ушел, и рассказал об этом Афридуну. Афридун сильно обрадовался и [244] сам отправился к Дунбавенду, чтобы увидеть это воочию. Потом он оказал Азмаилю почет и отдал ему Дунбавенд во владение. Он посадил Азмаиля на золотой престол и назвал его «масмаганом». 27

Про змей Биварасифа говорили, что они выдавались у него над плечами и питались мозгами, но говорили также, что это, наоборот, были две болезненные раны, и что Биварасиф смазывал их мозгами, чтобы отдохнуть от боли

Что касается змей, то это вещь допустимая и отдаленно возможная — ведь из мяса рождаются черви и в нем появляются вши и другие живые существа.

Среди животных есть такие, которые не полностью выходят из места своего происхождения. Таково то [животное], про которое рассказывают, что оно водится в земле индийской, выходит из влагалища матери, ест тpaвy и возвращается туда, откуда появилось. Оно выходит [совсем] только после того, как окрепнет и уверится, что может опередить свою мать в беге, даже если мать побежит за ним. Тогда оно выскакивает [из материнского влагалища] и убегает. Говорят, это происходит потому, что язык у его матери самый что ни на есть жесткий, и [детеныш] его боится. Дело в том, что если мать его найдет, она все время лижет его, пока мясо не отделится у него от костей.

А из волос, вырванных с тем белым корешком, который находится в мясе 28, рождаются змеи, если волосы попадут в разгар лета в воду или в сырое место и пролежат там в течение трех недель иди меньше. Этого нельзя отрицать, ибо [такое явление] видели.

Наблюдалось также рождение животных из других вещей. Абу-Осман-аль-Джахиз 29 рассказывает, что он видел в Укбаре комок глины, половина которого превратилась в часть тела /228/ крысы, а половина осталась, как была, комком глины .который еще не превратился [в крысу]. Многие люди рассказывали мне в Джурджане, что они тоже видели там нечто подобное.

Адь-Джейхани 30 рассказывает, что в Индийском море есть корни одного дерева, которые расходятся в песке на берегу моря. Листья [на дереве] становятся густыми, потом отрываются от своих корней и превращаются в пчелиную матку, которая улетает.

Возникновение скорпионов из инжира и из базаруджа 31, пчел из коровьего мяса и ос из конины известно среди природоведов. Мы сами видели многих размножающихся животных, которые явным образом родились из растений и других вещей и после этого размножались.

Двадцать второй день этого месяца, то есть Бад-Руз называется таким именем. 32 В этот день в Кумме и его окрестностях справляются различные обряды, сходные с праздничными обрядами. [Люди] пьют и [245] веселятся, как делают в Исфахане в дни Науруза, где устраивают торжище и объявляют [этот день] праздником. Это называется в Исфахане Кужин, но только Бад-Руз [длится] один день, а Кужин справляется неделю.

Тридцатый день — Аниран, а в Исфахане он называется Африджаган 33; толкование этого [слова] — «возлияние воды». Причина установления этого праздника следующая. Во времена Фируза, деда Ануширвана, прекратился дождь и люди в Ираншахре страдали от неурожая. Фируз сложил с них подать этих лет, открыл двери своих сокровищниц, взял взаймы деньги из храмов огня и щедро оделил ими жителей Ираншахра. Он заботился о делах подданных, как отец заботится о делах своего сына, так что ни один человек не умер в те годы с голоду. Потом Фируз направился в капище огня, называемое Азерхура, которое находится в Фарсе, и пал ниц и помолился богу об избавлении жителей мира от этого [бедствия], а затем поднялся к жертвеннику и увидел, что жрецы и священнослужители стоят подле него. [Жрецы] не приветствовали Фируза приветствием, подобающим царям, и в душу его запала на них [обида]. Он подошел к огню и начал вращать над пламенем ладони и руки и три раза прижал его к груди, как друг прижимает друга при расспросах [о здоровье]. Пламя дошло до бороды Фируза, но она не сгорела, а потом Фируз сказал: «О боже мой, благословенны имена твои! Если дождь прекратился из-за меня и вследствие моей дурной жизни, то изъясни мне это, чтобы я низложил себя, а если [причина] другая, то устрани ее и изъясни это мне и моим подданным, и одели их дождем».

Потом он спустился от жертвенника, вышел из-под купола [храма] и воссел на «данбака» — а это подобие престола, по меньше, сделанное из золота. По обычаю в [каждом] значительном храме огня должно было находиться золотое данбака, что царь, когда входит в храм, садился на него. Жрецы и священнослужители приблизились к Фирузу и приветствовали его, как приветствуют царей, и Фируз сказал им: «Как грубы ваши сердца, как вы жестоки и испорчены! Почему вы тогда меня не приветствовали?»

И [жрецы] отвечали: «Потому что мы стояли перед владыкой выше тебя и нельзя было нам приветствовать тебя, когда мы стояли /229/ перед ним».

Фируз поверил жрецам и наградил их. Потом он выступил из города Азерхура и направился в город Дара. Когда он дошел до того места в Фарсе, где теперь находится рустак Камифируз — а тогда это была степь, где не возделывали землю — поднялось облако и принесло дождь, необычайный по изобилию, так что в шатрах и палатках текли [246]

21.JPG (155691 Byte)

[247]

22.JPG (177431 Byte)

[248]

23.JPG (100847 Byte)

[249]

24.JPG (128792 Byte)

[250] потоки воды. Фируз убедился, что молитва его принята и воздал хвалу богу. Он приказал разбить в этом месте свой лагерь, роздал милостыню и щедро оделил [людей] деньгами, устроил приемы и предался радости. Он не двинулся оттуда, пока не воздвиг этого славного рустака, и назвал он его Камифируз. «Фируз» — это его имя, а «кам» — «желание», и это означает: «он достиг желаемого».

И всякий человек, от охватившей его радости, лил на других воду, и этот обычай пошел в Ираншахре с того времени. В каждом городе [люди] празднуют этот праздник в тот день, когда у них пошел дождь. А жителей Исфахана оросило дождем [именно] в этот день.

Исфендермад-Мах. Пятый день этого месяца, то есть день Исфендермада, — праздничный из-за совпадения названий. Значение этого слова — «разум» и «рассудительность». Исфендермад — это [ангел], которому поручено смотреть за землей и за праведной, целомудренной женщиной, творящей добро и любящей мужа.

В прошлом этот месяц и этот день были праздниками особо для женщин, а мужчины щедро одаряли их. Такой обычай остался в Исфахане, Рее и других местностях [округа] Фахла. По-персидски он называется Мужд-Гиран. Исфендермад известен тем, что в этот день пишут записки. Дело в том, что простые люди едят в день Исфендермада толченый изюм и гранатные зернышки и говорят, что это служит противоядием, устраняющим вред от укуса скорпиона. От восхода зари до восхода солнца они пишут на квадратных бумажках [такой заговор]: «Во имя бога, милостивого, милосердого, Исфендермад-Мах и Исфендермад-Руз, я связал [заговором] приход и уход, верх и низ для всех, кроме быков, во имя бога, во имя Джама и Афридуна. Во имя бога, во [имя] Адама и Евы, достаточно с меня и довольно одного бога». Они наклеивают в этот день три такие [записки] на три стены в доме, а четвертую стену, напротив передней части дома оставляют [пустой] и говорят: «Если наклеить что-либо подобное на четвертую стену, то пресмыкающиеся теряются и не находят выхода и поднимают головы к окну, собираясь выйти из дому. Таково особое свойство этого талисмана».

Существуют такие заколдованные места, где не жалят скорпионы. Такова, например, [местность] Динар-Рази в Джурджане, в десяти фарсахах [от границы] в сторону Хорасана. [В этой местности] под каждым камнем [лежит по] нескольку больших черных скорпионов; /230/ их можно трогать и с ними можно играть, и они не жалят. Если же их взять и вынести за пределы этой местности, то есть на мост на расстоянии полета стрелы оттуда, то они наносят укус, который тотчас же убивает.

Говорят, что в пределах Туса есть деревня, где [тоже] не жалят скорпионы. Абу-ль-Фарадж-аз-Зенджани рассказывал мне, что в городе Зенджане скорпионов не видно нигде, кроме одного места, [251] называемого «кладбищем табаристанцев», и что если кто-нибудь пойдет туда ночью и наберет в горшок несколько скорпионов, а потом выпустит их в другом месте, то увидит, что они поспешно возвращаются на прежнее место.

Что же касается упомянутых записок, то они явно бесполезны, так как сила заговора, даже если действие ее значительно, не может перейти на заговариваемого и циклы светил расходятся с годом персов; [к тому же] в этих записках отсутствуют [необходимые] условия действительности талисманов. Быть может мы еще поговорим о заговорах, чародействах и талисманах в «Книге об естественных чудесах и искусственных диковинах» и посеем таким образом истину в сердцах знающих, устранив сомнение из души сомневающихся, если только пожелает Аллах [отдалить] срок [нашей смерти] и, по своей милости устранит [тяжелые] душевные переживания. Он ведь властей на это!

Одиннадцатый день — Руз-и-Хур — первый день второго гаханбара, а последний его день — это Руз-и-Дей-ба-Михр, который называется Мадьюшема-Гах. В этот день Аллах сотворил воду.

Шестнадцатый день — Руз-и-Михр — называется Миск-н-Тазе.

Девятнадцатый день — Руз-и-Фервердин — называют «Наурузом рек и текучих вод». [В этот день] в реки бросают благовония, розовую воду и другие [подобные вещи].

У магов совершенно нет поста. Тот из них, кто постится, совершает грех, который [можно] искупить, накормив множество бедных. В [некоторые] дни упомянутых месяцев у магов бывают торжища, но только эти дни различны в различных местностях. Поэтому их не установишь, как [не удержишь] текучую [воду] в потоках, и их невозможно сосчитать.

Адуд-ад-даула установил [в эти месяцы] два [праздничных] дня,, каждый из которых назывался Ченш-и-Кард-и-Фанна-Хусрау. Один из них — Руз-и-Серош в [месяце] Фервердин-Мах. Он был установлен, когда воды, выведенные из-под земли за четыре фарсаха, дошли до города, который Адуд-ад-даула построил на расстоянии одного фарсаха ниже города Шираза.

Второй праздник — Руз-и-Хурмуз в месяце Абан-Махе — день начала постройки этого города, и было это в триста тридцать третьем году [эры] Ездигерда. 33 И в тот и в другой день начинается торжище, [продолжающееся] семь дней, и [люди] собираются для трапезы и увеселений.

У персов существуют в течение всего года избранные, счастливые дни, и дни несчастные, неприятные. Есть у них и другие дни, которые имеют одинаковое название в каждом месяце и являются праздником для какого-либо разряда [людей] в отличие от другого. [252]

У персов есть также предсказания 34, [что будет], если увидишь змею в [разные] дни месяца. Мы объединяем все это в такой Таблице выбора 35. /233/ Они объявили Руз-и-Мах избранным 36 только потому, что он назван именем Луны, которую Аллах сотворил, придав ей способность распределять в мире благо и довольство. Поэтому воды прибывают, а животные, деревья и растения растут с того времени, как появляется новая Луна и до тех пор, пока она не начнет убывать.

О днях соединения и противостояния [Солнца и Луны] говорят, что они несчастливые. Что касается дня соединения, то в этот день джинны и шайтаны испытывают страсть к зловредному смешению с [обитателями] мира, от чет о возникает безумие и умопомешательство. В такой день происходит отлив морей, убывают воды [потоков] и у самцов голубей бывают припадки падучей.

Ребенок, [рождающийся] от семени, которое утверждается в этот день в матке, бывает недостаточного 37 сложения. Волосы, которые вырывают из тела в этот день, отрастают слабо; с деревьев, которые сажают в этот день, осыпаются плоды, особенно если в такой день бывает затмение. Говорят, что если новая Луна осветит яйца, лежащие под курицей, то они обязательно испортятся, а если она осветит нарцисс, то он обязательно завянет.

Аль-Кинди говорит: [день] соединения считается дурным по той причине, что в этот день сгорает 38 Луна, являющаяся «вестником» [судьбы] всех тел, поэтому в такой день можно опасаться для них беды и гибели.

Что же касается дня противостояния, то говорят, что в этот день гули и колдуны испытывают страсть к [людям], помутившимся духом, поэтому в такой день умножаются случаи падучей. [В день противостояния] происходит прилив морей, прибывают воды и случаются припадки падучей у самок голубей. Ребенок, рождающийся от семени, которое утверждается в этот день в матке, бывает избыточного 39 сложения; волосы, которые вырывают в этот день, отрастают густо, а дерево, посаженное [в день противостояния] приносит червивые плоды, которые часто загнивают, в особенности, если в этот день бывает затмение. Аль-Кинди говорит: полнота [Луны] потому считается дурным [предзнаменованием], что тогда свет месяца черпает силу в сиянии Солнца, являющегося вестником судьбы душ; поэтому можно опасаться, что душа в такой день покинет тело.

(пер. М. А. Салье)
Текст воспроизведен по изданию: Абу Рейхан Бируни. Избранные произведения, I. Ташкент. АН УзбССР. 1957

© текст - Салье М. А. 1957
© сетевая версия - Тhietmar. 2014
© OCR - Парунин А. 2014
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АН УзбССР. 1957