Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

МАРТИН БЕЛЬСКИЙ

ПОЛЬСКАЯ ХРОНИКА

KRONIKA POLSKA

Мартин Бельский (1495-1575) первым начал писать хроники на польском языке. И на таком хорошем языке, что при чтении его книг может показаться, что держишь в руках сочинение историка XIX, а не XVI столетия. Язык многих историков, писавших намного позже Бельского, кажется более старомодным. В частности, Стрыйковский часто делает реверансы в сторону латыни, злоупотребляя длинными и неудобочитаемыми предложениями. У Бельского ничего подобного нет. Его язык прост и ясен. Убежденный сторонник славянского единства, Бельский всегда был читаемым и почитаемым автором в славяноязычных странах. Не только число изданий его книг, но и число его читателей вплоть до XIX века превышало число читателей Длугоша и Стрыйковского. Популярности его сочинений способствовало и то обстоятельство, что их автор не был духовным лицом. Он был шляхтичем и военным, лично участвовал в сражениях, в том числе и в знаменитой битве под Обертыном (1531), описание которой имеет ценность не только как сочинение историка, но и как записки очевидца. Помимо опытности в военном деле, читателю заметны и его познания в генеалогии и геральдике.

В 1540 году Мартин женился и получил в приданое деревеньку Белая Шляхетская. По названию этого поместья шляхтич Вольский герба Правдзиц стал писаться Мартином Бельским. В том же или в следующем году у супругов родился сын Иоахим.

В 1551 году вышла из печати «Хроника всего света» — первая польская всемирная хроника, автором которой был Бельский. На долю этой книги выпал оглушительный успех. В то время это была настоящая историческая и географическая энциклопедия, оказавшая большое влияние на всю восточноевропейскую историографию. Только при жизни автора вышло как минимум три ее издания, а вскоре она была переведена и на русский язык. Подчеркнем, что это было еще при Иване Грозном. Отрывки из этого произведения попали и в русские летописи, например, в «Русский хронограф».

Любопытно, что «Хроника всего света», которой Бельский более всего и обязан своей прижизненной славой, уже в XIX веке стала редкостью, а в наши дни ее вообще не найти. Начиная с XVII века роль главной книги Бельского все увереннее переходит к «Польской хронике».

Польская история в «Хронике всего света» изложена довольно подробно. В первом издании она доведена до 1548 года, а в последующих продлевалась. Интерес польского читателя именно к этим главам всемирной хроники побудил Бельского взяться за написание отдельной истории Польши, чему он и посвятил последние десять лет жизни.

Первые три книги «Польской хроники» (из шести) наш автор основывает на трудах своих предшественников, но уже начиная с четвертой книги его труд постепенно превращается в оригинальный и очень важный первоисточник. Но эту свою книгу Мартин так и не увидел напечатанной. Только через двадцать с лишним лет после его смерти (1575) она была издана Иоахимом (1597), который дополнил хронику отца и довел ее до 1597 года. До сих пор точно неизвестно, до какого места идет текст самого Мартина и откуда начинается текст Иоахима. Ясно, что события после 1575 года Мартин описывать никак не мог, однако некоторые авторы считают, что его оригинальный текст заканчивается намного раньше, под 1553 годом. Иоахим умер в 1599 году, причем существуют издания, где хроника доведена до этого года. Но на сей раз ученые довольно единодушны в том, что события 1597-1599 годов описаны не Иоахимом и, уж конечно, не Мартином, а кем-то третьим.

Наверное, стоит напомнить и о том, что отдельные гравюры из хроники Бельского (а она была иллюстрирована), стали почти хрестоматийными, в частности, «Битва при Грюнвальде», фигурирующая во множестве сочинений, посвященных этому сражению.


Битва под Обертыном

(22 августа 1531 года)

Валашский воевода Петрило 1, забыв веру и подданство своих предков, которые всегда присягали польским королям и были послушны этой короне и верны своим обязательствам, со своими людьми вторгся в Покутье и выжег местечки и деревни королевских подданных Коломыю, Снятин, Тышменице и много других и все окрестности до самого Галича. Поэтому король 2 послал против него коронного гетмана Яна из Тарнова 3 из рода Лелива с войском. Первого дня месяца августа [в небе] появилась комета, и тогда же двенадцать сотен наших переправились через Днестр (Niestr) и вторглись в Покутье 4. И с Валахами, которыми были заняты замки, двенадцатикратно в разных местах имели битвы и, поражая их, Покутье отобрали [и вернули] короне. После этого успеха гетман Ян Тарновский, прибыв в Покутье с войском, расположился лагерем у Обертына 5. Валашский воевода, получив сведения о [прибывших] людях, выслал вперед шеститысячный [отряд], который Тарновский поразил недалеко от замка Гвоздец (Gwozdzka) 6 и, выбив из него валахов, занял замок поляками, а затем стал готовиться к возвращению домой. В это время пришло известие, что быстро приближается валашский воевода Петр с двадцатидвухтысячным войском и с пушками. Наших было только четыре тысячи конных и пехота, и из-за столь неравных с неприятелем сил многие из наших советовали бросить пушки и спешить в Галич. Но Тарновский, человек великого сердца, сказал: «Не дай того боже, чтобы я бежал со знаменами моего государя и тыл показал неприятелю, еще не видя его! Тут либо умереть, либо выиграть». После этого наши сердца укрепились. Гетман же, как следует устроив лагерь, велел окапываться, составить возы, на возах стрельцам, а на половине лагеря на плацу вооруженной коннице и казакам приказал стоять и быть наготове и, весело объезжая своих, обещал им полную победу. В то время приблизился валашский воевода Петр с большим войском и, разбив лагерь, зарядил пятьдесят пушек, не заботясь о том, как бы наши ему зубы не пересчитали. Поэтому его полки взяли польский лагерь в кольцо, а затем стали обстреливать и нападать на лагерь, по обычаю, дразня наших и выманивания их на гарцы 7. Наши драбы 8 тихонько подкрались и нескольких из них убили из ружей (z rusznicami). В это время лагерь стали штурмовать и началась громкая стрельба, длившаяся без малого около пяти часов без всякого ущерба для наших, хотя польские пушкари, старшим над которыми был Сташковский герба Богорыя, парили (parzyli) валахов так, что те начали отступать назад. Наши в лагере долгое время стояли в полной боевой готовности, ничего не предпринимая. Валахи почуяли хитрость, видя спереди наших людей в добром вооружении и, подумав, что остальные будут у задних ворот (posledniej brany), обратились к ним. Там встали Балицкий герба Топор и Анджей Трояновский герба Шелига, оба сандомирцы, а за ними другие ротмистры. Гетман крикнул им, чтобы немного подождали в лагере. Трояновскому сначала показалось, что [гетман] это сказал молодым и неопытным товарищам и сделал правильно, ибо чем самим начинать и других переполошить, лучше подождать. Но Балицкий, который хотя и был в летах, но сердцем не [стар], ждать не стал. Он храбро схватился с валахами, но из-за множества валахов был отбит, а несколько [его] товарищей убиты. Выступили другие роты и славно с ними схватились: Миколай Сенявский Леливчик, Мацей Влодек, наш Правдзич 9, и все они бились с ним рядом. Прокоп и Александр Сенявские и другие с ротами, которые стояли у передних ворот, горя желанием схватки, вырвались из лагеря, ударили справа в бок валахам и завязали с ними упорный бой. И тем и другим Тарновский часто и густо посылал новые отряды (hufci). Уже полтора часа длилась битва, [в которой] победа не склонялась ни на одну сторону, когда Тарновский, собрав уже остаток своего войска, а также стрельцов, выпустил их из лагеря на неприятеля. И тогда валахи уже не смогли более сдерживать нашу силу, но сразу начали отступать, затем повернулись и обратились в бегство, а наши гнали и били бегущих, нанося им огромные потери во время погони. Валашский воевода, который стоял на пригорке, ожидая конца битвы, видя, что его [люди] бегут и не дожидясь, чтобы и его схватили, тоже повернул коня для бегства и бежал. Солдаты разграбили валашский лагерь, гетман захватил в целости все пушки, которых было 50, не считая тех прочих 10. И отправил все это в Краков вместе с пленниками, которых было более тысячи. Затем отпраздновал в Кракове триумф, на котором подскарбий Шидловецкий разбрасывал деньги по рынку. И была та удачная (fortunna) битва под деревней Обертыном, 22 дня месяца августа, и в ней сгинул Северин Герборт. На следующее утро уже не так ярко, как в прошлую ночь, светила комета, которая, возможно, предсказывала если не это валашское поражение, то засуху, так как в то время была великая сушь. А король Сигизмунд сразу послал Якуба Виламовского герба Орля 11 к турецкому цезарю Сулейману [12], извещая его об этой победе и возвращении Покутья и настаивая, чтобы забыл о Волошине 13 как о своем даннике, не беспокоился и жил бы себе в своих границах. Поздравив короля Сигизмунда с победой, Сулейман изумлялся тому, что столь большое валашское войско было поражено столь малочисленным 14. Потом сразу же послал [гонца к Петру], приказав ему, чтобы всегда соблюдал мир с королем Сигизмундом и более не посягал на его границы.


Комментарии

1. Петрило — Петр IV Рареш (1487-1546), незаконный сын Штефана III Великого, господарь Молдавии (1527-1538 и 1541-1546).

2. Сигизмунд I Старый (1467-1548) — король польский и великий князь литовский (1506-1548).

3. Ян Амор Тарновский герба Лелива (1488-1561) — великий коронный гетман (1527-1559), воевода русский (1527) и краковский (1535), каштелян краковский (1536) и войницкий. Был правнуком героя Грюнвальда Завиши Черного (по матери). Получил классическое гуманитарное образование (помимо военного). Участвовал в битве под Оршей (1514) под началом великого гетмана литовского Константина Острожского, за сына которого впоследствии (1553) выдал свою дочь. Принимал участие в последней войне Польши с Тевтонским орденом (1519-1521). В 1547 году получил от императора Карла V наследственный титул графа Священной Римской империи. Считается основателем города Тернополя (1540).

4. Покутье — территория между реками Прут и Черемош, название которой происходит от слова кут (угол). Его историческим центром считается Коломыя. Изначально будучи частью Галицко-Волынского княжества, в середине XIV века Покутье было присоединено Казимиром Великим к Польше и впоследствии стало предметом долгих пограничных споров с Молдавией. В 1498 году Штефан Великий присоединил Покутье к Молдавии, а после сражения при Обертыне (1531) оно было возвращено Польше.

5. Обертын (Обертин) — ныне поселок городского типа Ивано-Франковской области Украины.

6. Гвоздец — ныне поселок городского типа в Коломыйском районе Ивано-Франковской области Украины. Он расположен примерно в 20 км к югу от Обертына на правом берегу реки Чернява, притока Прута.

7. Слово гарц или герц имеет то же происхождение, что и слово гарцевать. Так назывались вызовы на поединок, происходившие перед битвой и обычно сопровождавшиеся грубыми шутками и оскорблениями противника. Гарцы, нередко кончавшиеся гибелью вызывающих, были особенно популярны среди запорожских казаков.

8. Драбами назывались рядовые наемной пехоты.

9. Бельский носил герб Правдзич, а дальнейшие слова можно понять и так, что и сам он бился в этой сватке.

10. Вероятно, имеются в виду пушки, которые поляки захватили у молдаван еще до битвы при Обертыне.

11. Поскольку орел был государственным гербом Польши, в шляхетских гербах того времени он встречается исключительно редко. Помимо герба Орля, можно назвать разве что два герба с орлом: Белый Орел (герб самих Пястов) и Черный Орел или Cолтык.

12. Сулейман I Великолепный (1494-1566) — турецкий султан (1520-1566).

13. Волошином, то есть валахом, автор называет самого господаря Петра. В те времена слово Молдова было понятием чисто территориальным, а молдаван, ее жителей, называли валахами, не отличая их от собственно валахов, то есть жителей Валахии (Румынии).

14. Битва при Обертыне считается одной из самых выдающихся побед польского оружия за всю его историю и упоминается во многих учебниках по военному искусству. Потери молдавского войска, которое было почти исключительно конным, составили 7746 человек, не считая тысячи пленных, а у поляков было убито всего 256 человек. Видную роль в сражении сыграли польские крылатые гусары.

Текст воспроизведен по изданию: Kronika Marcina Bielskiego. Tom 3. Sanok. 1856

© сетевая версия - Strori. 2015
© пер. с польск., комментарии - Игнатьев А. 2015
© дизайн - Войтехович А. 2001