Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

О ДВУХ РЕДАКЦИЯХ «ТА’РИХ-И ТАБАРИ» БАЛ’АМИ

Сокращенный перевод многотомной хроники ат-Табари, хорошо известный в науке под названием «Та’рих-и Табари», является древнейшим дошедшим до нас памятником исторической прозы на персидском языке. В средние века «Та’рих-и Табари» было одним из наиболее популярных сочинений по всеобщей истории на всем Ближнем Востоке и даже в Индии, о чем говорят не только неоднократные переводы его на восточные языки, в частности на арабский, турецкий, урду и узбекский, но также и тот факт, что до наших дней сохранилось много десятков рукописей этого интереснейшего сочинения 1.

Виднейшие русские и зарубежные востоковеды – Х. Д. Френ 2 , Б. А. Дорн 3 , Г. Зотанбер 4 , В. Р. Розен 5 , В. В. Бартольд 6 , Г. Эте 7 и, наконец, Е. Э. Бертельс 8 , неоднократно обращали внимание ученых на настоятельную необходимость изучения «персидского Табари».

В частности, в 1908 г. крупный знаток персидской литературы Эте указал на первостепенное значение труда Бал’ами для истории «новоперсидского» языка и стиля 9 . Опыт известного иранского литературоведа Бахара, который почерпнул в сочинении Бал’ами ценнейший материал для своих изысканий по истории персидского языка, доказал полную справедливость слов Эте 10 .

С другой стороны, работа Е.Э. Бертельса, привлекшего в своем исследовании роман об Александре Македонском на Востоке и версию Бал’ами, [47] в ряде моментов существенно отличную от версии ат-Табари 11 , показывает, насколько важно это сочинение для изучающих раннюю таджикскую литературу.

Наконец, вопреки первоначально отрицательному мнению В. В. Бартольда 12 , и историк, несомненно, окажется вознагражденным за тщательное изучение содержания «Та’рих-и Табари», как это показывает, например, открытие в этом сочинении материалов первостепенной важности для истории Средней Азии периода арабских завоеваний – текста договора согдийского ихшида Гурека с арабским полководцем Кутейбой, заключенного в 712 г. 13 .

Отсутствие критически изданного текста ощущается тем более остро, что сочинение дошло до нас не только в большом количестве списков, но, что особенно существенно,-в нескольких редакциях, подвергнувших значительному изменению содержание оригинала. Мы уже не говорим о языке: проделанное Бахаром содержание отрывков из двух списков труда Бал’ами – рукописи XIII в. н.э. и современного восточного издания по новейшей рукописи, показывает, что редакции и многократные переписки на протяжении девяти столетий местами изменили язык сочинения до неузнаваемости 14 .

Сохранившиеся рукописи труда Бал’ами до сих пор не изучались в полном объеме. В предисловии к французскому переводу «Та’рих-и Табари» Зотанбер дал краткую характеристику девяти привлеченных им рукописей и указал, что в них представлено две редакции труда 15 .К сожалению, он не подтвердил данными свой вывод 16 , а после него к этому никто не возвращался. Таким образом, вопрос о существовании, кроме авторской редакции, еще и других редакций «Та’рих-и Табари», об их взаимоотношениях, о том, какая из этих редакций принадлежит Бал’ами, по сей день остается, в сущности, открытым. В процессе подготовки критического издания необходимо будет прежде всего выявить все дополнения, сделанные в переводе сравнительно с арабским оригиналом, затем установить, были ли сделаны самим Бал’ами какие-либо дополнения, а если были, то какие, и, наконец, определить источники, откуда эти дополнения были почерпнуты. Только после этой работы изучение «Та’рих-и Табари» можно будет считать поставленным на прочную научную основу.

Не пытаясь решать указанную проблему во всем ее объеме, нам хочется остановиться на одном из важных вопросов критики текста сочинения Бал’ами – на вопросе о предисловии к этому сочинению. Как известно, часть рукописи «Та’рих-и Табари» имеет предисловие на персидском языке, а другая часть – на арабском. Однако до настоящего времени на этот факт не обращали должного внимания, хотя оба предисловия были опубликованы Козегартеном еще в 1831 г. во введении к изданию берлинской рукописи арабского текста хроники ат-Табари 17 . Большая часть [48] дошедших до нас списков «Та’рих-и Табари» Бал’ами имеет предисловие на персидском языке.

Приводим текст этого предисловия и перевод 18.

*** 1-79 [49]

1) В рук. ошибочно *** 2) D 223 *** 3) В рук., а также в пяти списках (кроме D 223) и лит. добавлен неуместный здесь * . В наиболее старых списках * отсутствует (см., например, H. Ethe, Ed. Sachau. Cataloque of the Persian, Turkish, Hindustani and Pushtu Manuscripts in the Bodleian Library, part I, The Persian Manuscripts, Oxford, 1889, p. 2, № 2, 4). 4) В рук. *** ; С 431 и № 266 *** ; принятый нами вариант приводят почти все известные нам списки. 5) В шести списках (кроме лит.) *** ; ср. Коран, 6, 101: *** . 6) Во всех наших списках *** ; № 264 доб * 7) В рук. опущено. Имеется во всех наших списках. 8) В рук. опущено. Имеется в четырех списках и лит. D 223 *** ; № 264 *** 9) № 264 доб ***; D 223 доб. * 10) В рук. опущено. Имеется во всех наших списках. 11) В рук. *** ; принятый вариант приводится во всех наших списках. 12) В рук. и лит. отсутствует; приводим согласно шести нашим спискам. 13) В D 82, D 182, № 264 доб. * 14) В шести списках (кроме № 265) *** ; № 265 *** 15) В № 265 опущено. 16) В D 223 и С 431 опущено. 17) В D 223 опущено; D 82, D 223, C 431, № 265 добавлено *** 18) В С-431 и № 265 опущено. 19) В шести списках (кроме лит.) опущено. 20) В лит. *** . 21) В шести списках(кроме лит.) добавлено *** . 22) В шести списках (кроме лит.) опущено; в лит. добавлено *** . 23) В рук. *** . 24) D 223 и № 265 добавлено *** . 25) В семи списках опущено. 26) В рук. *** . 27 и 28) В рук. опущено; добавляем согласно другим семи спискам. 29) D 223, № 264, № 265 *** ; D 182, С 431 *** ; D 82, лит. *** . 30) В № 264 *** ; в пяти списках (кроме лит.) опущено. 31) В пяти списках (кроме лит. и № 264) *** ; в пяти списках (кроме лит. и D 223) доб. *** . 32) В рук. *** . 33) В рук. *** . 34) В шести списках (кроме D 223) опущено. 35) В рук. *** , также и в С 431; в шести других списках более уместное-*** . 36) В рук. *** ; в семи списках *** ; лит. добавлено *** . 37) В рук. добавлено неуместное здесь *** . 38) В пяти списках (кроме D 223 и № 265) *** ; D 223 и № 265 *** . 39) В рук. опущено; добавляем согласно остальным семи спискам. 40) В других списках (кроме D 223 и С 431) *** ; лит. *** . 41) В С 431 и № 265 добавлено *** . 42) D 223 *** . 43) В изд. Бахара опущено. 44) В изд. Бахара, С 431, № 264, № 265 и лит. *** . 45) В № 265 *** . 46) В шести списках (кроме С 431) *** ; С 431 *** . 47) В рук. *** . 48) В рук. опущено. Имя автора перевода «Та’рих-и Табари» было Абу’ Али Мухаммад ибн Мухаммад ибн ‘Абдаллах (по ас-Сам’ани – ‘Убайдаллах; см. В. В. Бартольд. Туркестан…, ч. II (тексты), стр. 54 ал-Бал’ами. Ср. «Encyclopaedia of Islam», vol. I, p. 614 (статья В. В. Бартольда). 49) В рук. опущено, так же как и в D 223 и № 265; добавляем согласно изданию Бахара и пяти наших списков. 50) В таком виде эта фраза и в издании Бахара; в других списках эта фраза приводится в различных вариантах: D 82, D 223 и лит. *** ; № 264-*** . 51) В рук. добавлено *** . 52) В пяти списках (кроме С 431 и № 265) *** . 53) В D 223, D 182 *** . 54) В шести списках (кроме лит.) добавлено *** . 55) В рук. ошибочно *** [50] приводим чтение остальных списков. 56) В шести списках (кроме D 223) опущено. 57) В изд. Бахара ***; в семи других списках опущено. 58) В рук. опущено; однако ниже в рукописи приводится правильно, как и во всех других списках: *** . 59) В шести списках (кроме лит.) *** ; лит. *** . 60) В шести списках (кроме D 223) доб *** ; в D 223 доб *** .61) В шести списках (кроме лит.) опущено; в лит. *** . 62) В других списках *** . 63) В шести списках (кроме лит.) опущено; в лит. *** . 64) В других списках ***. 65) В рук. опущено, также как и в D 182 и лит.; добавляем согласно остальным пяти спискам. 66) В пяти других списках (кроме № 264 и лит.) *** ; в № 264 и лит. *** . 67) В рук. опущено, добавляем согласно D 82 и лит.; в D 182, С .431, № 264, № 265 *** ; в D 223 *** . 68) В D 82 и D 223 добавлено *** . 69) В рук. *** ; в D 182, С 431, № 264, № 265 добавлено *** . 70) В С 431 и № 265 *** . 71) В других списках *** . 72) В других списках *** ; в D 82 и D 223 и лит. доб. *** . 73) В С 431, № 265 и лит. *** . 74) В шести списках (кроме лит.) *** ; в лит. пропуск. 75) В рук. добавлено *** ; может быть, здесь следует видеть испорченное *** . 76) В других списках *** . 77) В рук. *** ; приводим чтение остальных семи списков . 78) В шести списках (кроме лит.) вместо этого-*** ; в лит. *** . 79) В других списках *** .


Перевод:

«Хвала и слава – Господу всемогущему, всевластному и сотворившему землю и небо (Ср. Коран, 6, 101); тому, которому нет подобного, [ни сотоварища], ни советующего, [ни друга], ни супруги и ни дитяти! (Ср. Коран, 112; 6, 101) [Вечно он был] и пребудет вечно, и знаки творения его обнаруживают его бытие: небо и земля, день и ночь и то, что в них. И когда поразмыслишь – поймешь, что творение его есть свидетельство его бытия (Ср. Коран, 3, 187). И милость его рабам его проявлена и благодеяния его на его рабов простерты. Хвала сему владыке за те милости, кои он содеял рабам своим! И да будет благословение над Мухаммедом – избранником – да благословит его Аллах и да спасет! – лучшим из людей мира сего и избраннейшим среди пророков, любимейшим из всех потомков Адама и предстателем за рабов [божих] в Судный день – благословение Господне да будет над ним и семейством его избранным и угодным [Богу]!

Затем. Знай – велика эта книга истории, кою собрал Абу Джа’фар, сын Джарира, сына Йазида ат-Табари – милосердие Аллаха да будет над ним! И вот мелик Хорасана Абу Салих Мансур, сын Нуха, повелел везирю своему Абу ‘Али Мухаммаду, сына Мухаммада, сына Абдаллаха ал-Бал’ами: «Эту книгу истории сына Джарира переложи на язык парси наилучшим образом, так, чтобы не было в ней какого-либо изъяна! Затем говорит он (Т.е. Бал’ами, см. стр. 55): «Когда я рассмотрел ее и увидел в ней знания обильные, доказательства [веры], стихи Корана, и хорошие стихи, и пользы в ней увидел многочисленные, тогда потрудился я, и приложил старание, и бремя на себя возложил, и эту историю на язык парси переложил с помощью Господа – славен он и возвеличен! (Дальнейшие слова принадлежат, как мы полагаем, уже редактору. См. стр. 55, 57) «А мы пожелали упомянуть в ней [еще и] историю судеб мира – то, что сказано кем-либо из астрологов и теми, кто составлял хроники – гебрами, христианами, [51] иудеями и мусульманами и всякими людьми среди них; упомянем мы в этой книге с помощью Господа – славен он и возвеличен! – сколько будет [времени] от века Адама – да будет с ним мир! – до дня воскресения мертвых. И этого в книге Джарира мы не нашли и расскажем, чтобы всякий, кто посмотрит в нее, сразу же постиг [это] и стало бы ему легко [понять это], если того захочет Аллах всевышний, единый».


Уже в первый период знакомства европейской науки с трудом Бал’ами сложилось мнение, что автором персидского предисловия является сам Бал’ами, а наиболее близкими к оригиналу списками его трудов являются те, которые дают пространный текст с теми многочисленными дополнениями к арабскому оригиналу ат-Табари (о некоторых из них говорится и в тексте персидского предисловия). Такое мнение разделяли и переводчики труда Бал’ами на французский язык Дюбо и Зотанбер 19 ; это представление поддерживалось авторами каталогов и описаний рукописей вплоть до настоящего времени 20 и было введено в исследования учеными, в той или иной степени касавшимися этого сочинения 21 . Как это ни странно, но даже Козегартен, издавший вместе с персидским и арабское предисловие, не уделил последнему должное внимание и не поставил вопрос о его авторстве. И для него персидское предисловие было настоящим предисловием к «Та’рих-и Табари» 22 .

Между тем из указания Хаджжи Халифы (XVII в.), автора известного биобиблиографического свода, видно, что ему было известно именно арабское предисловие к «Та’рих-и Табари» Бал’ами. Так, он пишет: «И перевел ее [т.е. Историю ат-Табари] Абу ‘Али Мухаммад ал-Бал’ами, муж из везирей Саманидов, на персидский язык. Начало ее таково: Слава Господу вышнему, всевышнему и т.д. Упоминает он в нем [т.е. в начале книги], что Мансур ибн Нух ас-Самани распорядился о ее переводе через доверенного своего и приближенного Абу-л-Хасана Фа’ика в году 352» 23 .

Указание на то, что труду Бал’ами было предпослано именно арабское предисловие, можно видеть и в словах автора «Муджмал ат-таварих ва-л-кисас» (1126 г.). Говоря о переводе истории ат-Табари, он приводит те же детали, что и Хаджжи Халифа: «Книга летописи Мухаммада ибн Джарира ат-Табари – да помилует его Аллах! – это та, которую перевел с арабского языка на язык фарси Абу’Али Мухаммад ибн Мухаммад ал-вазир ал-Бал’ами по приказу эмира Мансура ибн Нуха ас-Самани, который объявил [этот приказ] устами Абу-л-Хасана ал-Фа’ика ал-Хасса в году 352» 24 .

Обратимся к арабскому предисловию. Насколько нам известно, оно сохранилось в шести старейших рукописях, зарегистрированных в каталогах: рукопись Королевского Азиатского общества, описанная Морли, датированная 1301 г. 25 ; рукопись Готского собрания (Р 24 – 25), [52] датированная 1313 г., и рукопись № 363 Берлинского собрания (XIV в.), списанные Перчем 26 ; рукопись Британского Музея add. 7622 (1334 г.) 27 ; рукопись № 5 Бодлеянской библиотеки (не датирована) 28 ; рукопись № 8б библиотеки India Office (не датирована) 29 . В этих рукописях, являющихся наиболее ранними из всех дошедших до нас списков этого сочинения, перевод труда ат-Табари предваряется предисловием, составленным на арабском языке (л. 1б – 2а). По своему содержанию оно распадается на две части – славословие Аллаху и его посланнику и основную часть. Первая часть, славословие, начинается (л. 1б) словами, приводимыми и Хаджжи Халифой:

***

«Во имя Аллаха милостивого, милосердого!

Господь мой, облегчи милостью своей, о милостивый!

Говорит Мухаммад ибн Джарир ат-Табари во вступлении к книге:

«Слава Господу вышнему, всевышнему, заступнику, самому близкому, верному, вернейшему блюстителю обетов, обладателю прекрасных имен»…. и т.д. 30

Вслед за славословием идет вторая часть предисловия (л. 2а), которая гласит 31 :

*** 1-18 [53]

1) К опущено. 2) Эта фраза написана крупным насхом красными чернилами. 3) В рук. первоначально *** ; другими чернилами исправлено на ***. 4) В рук. и у К опущено. 5) К-*** . 6) В рук. и у К *** . 7) В рук. *** . 8) В рук. *** . 9) Так в рук. 10) В рук. *** ; К-*** ; ср. Ch. Rieu. Cataloque, p. 69 *** , а также у Хаджжи Халифы: *** (см. «Lexicon», vol. II, 136). 11) В рук. *** . 12) В рук. ***. 13) В рук. *** . 14) В рук. *** . 15) В рук. *** ; К-*** (?) . 16) Коран, 14, 4. 17) В рук. *** . 18) В рук. *** .


Перевод:

Хвала эмиру Абу Салиху Мансуру, сыну Нуха!

Аллах всевышний сделал эмира, господина победоносного государя, Абу Салиха Мансура [сына Нуха, сына Насра], сына Ахмада, сына Исма’ила, сына Самана, сына Сасака, сына Бахрама Чубина ар-Рази Испахбеда Марзубана – да будет доволен Аллах ими всеми!-наставником в усердном рассмотрении этой книги (т.е. «Истории» ат-Табари. – Авт), и он постоянно старался извлечь из нее полезное, пока не собрались перед ним воедино собранные в ней достоинства (Перевод приблизителен, так как в рукописи стоит неясное в данном контексте слово ***) и вышло тогда его высокое повеление – таковым оно да пребудет! – устами доверенного его и приближенного Абу-л-Хасана Фа’ика ал-Хасса в году 352 о переводе этой книги, принадлежащей [перу] Мухаммада, сына Джарира ат-Табари, автора большого тафсира, называемой «Книга истории», содержащей изложение науки древних и преданий об ушедших,-ограничиваясь при переводе изложением рассказов, опуская иснады и очищая перевод от имеющихся в этой книге повторений и длиннот в повествовании о каждом пророке или царе и рассказе о каждом времени сообразно его категории и обычаю. [54]

Затем вот что. И перевел я эту книгу на язык фарси дари, дабы приобщились к чтению и познанию ее подданные и правитель и чтобы не была она трудной для того, кто станет вникать в нее, ведь сказал Аллах – славен он и возвеличен: «И мы не послали ни одного посланника, иначе как [говорящим] на языке своего народа» (Коран, 14, 4), и послал он каждому народу их посланника говорящим на их языке и их словами. И вот перевожу я эту книгу, и сличаю ее с большим тафсиром, и переставляю вперед и помещаю назад те рассказы, которым надлежит быть поставленными впереди или позади, так что веду [изложение] каждого рассказа сообразно его категории и направляю каждое известие по его пути, и связываю каждую вещь с подобной ей и присоединяю ее к роду ее и подобию; и делю я эту книгу на главы по рассказам о пророках и царях и располагаю ее хронологически по именам времен [правления] и периодов [пророчеств]. Я сопоставил эту мою книгу со стихами Корана и преданиями о Посланнике – мир ему! – и опустил в них длинные иснады.

Я испросил у Аллаха всевышнего содействия в сочинении этой книги, собирании и окончании ее. Все это сделано благодаря содействию Аллаха всевышнего. Всегда прошу я его помочь и уповаю на него, призываю его во свидетели и прошу его направить меня на путь истинный. И на этот раз поможет мне Аллах всевышний, ибо Аллах – помощник и пособник.

Непосредственно за этим предисловием идет перевод главы анналов ат-Табари, излагающей историю сотворения мира 32 .

Разница между обычным персидским предисловием и арабским предисловием, как мы видим, весьма значительна. Даже беглое сопоставление наводит на мысль, что автор персидского и автор арабского предисловия – разные лица и что подлинным предисловием к «Та’рих-и Табари», составленным самим переводчиком истории ат-Табари, является именно арабское предисловие.

Показательно, что арабское предисловие приведено в наиболее старых списках «Та’рих-и Табари». Заменено персидским оно было позже, когда знание арабского языка в результате постепенного вытеснения его персидским языком из многих областей прозаической литературы 33 было уже не столь распространенным явлением, как в X в. За то, что автором арабского предисловия является Бал’ами говорит и сравнение содержания обоих предисловий. Прежде всего обращаем внимание на характерную титулатуру, употребленную в арабском предисловии при имени эмира Мансура (350-366 г.х. / 961-976) – «ал амир ас-сайид ал-малик ал-музаффар», которая в точности повторяет прижизненную титулатуру 34 этого эмира, приводимую, например, в легенде медного фельса, [55] битого в Бухаре, в 358 г.х. – 969 г. н.э. 35 . Точно так же характерна и специфическая генеалогия рода Саманидов, который по официальной версии X в. вел свое происхождение от известного мятежника времен Хосрова II Парвиза Бахрама Чубина и через него от Афрасиаба и Гаюмарса 36 . Эти две характерные детали указывают на то, что арабское предисловие было составлено при жизни эмира Мансура; в противном случае, в нем стоял бы посмертный титул или же титул был бы вообще опущен, как это и сделано в персидском предисловии.

Далее, автор арабского предисловия называет себя и автором перевода «Книги истории» ат-Табари и везде говорит в первом лице (имени не приводится); между тем уже первая фраза главной части персидского предисловия, содержащая упоминание автора перевода в третьем лице, с полным именем и указанием чина, свидетельствует о том, что эти слова принадлежат не самому Бал’ами, а редактору, настоящему автору этого предисловия. Вполне очевидно также, что редактору принадлежат и стоящие несколько ниже слова «затем сказал он» (т.е. Бал’ами. – Авт.); и только следующий за этими словами текст мог бы принадлежать самому Бал’ами. Дальнейшие слова: «А мы пожелали упомянуть…» принадлежат опять-таки редактору.

Кроме этого, именно арабское предисловие, в отличие от персидского, дает точную датировку начала работы по переводу «Книги истории» Табари – 352 (963) г.х., которую заимствовали оттуда автор «Муджмал ат-таварих» и Хаджжи Халифа, а у них и все исследователи с разною степенью точности 37 .

Весьма примечательно и упоминание о том, что Бал’ами получил устный приказ перевести сочинение ат-Табари через Абу-л-Хасана Фа’ика ал-Хасса, влиятельного политического деятеля при дворе Саманидов во второй половине X в., о котором источники говорят как о весьма образованном человеке и видном меценате, покровительствовавшем ученым, [56] поэтам и знатокам преданий 38 . Его личный секретарь Абу-л-Хасан Ахмад ибн ал-Му’аммал известен своими переводами из арабских поэтов на персидский язык и из таджикских поэтов – на арабский; в частности, ему принадлежат переводы из Рудаки и Ма’руфи 39 . Все эти характерные детали, отсутствующие в персидском предисловии, пересказываются, как мы упоминали выше, в «Муджмал ат-таварих» и в «Лексиконе» Хаджжи Халифы, где прямо указывается, что эти сведения взяты из предисловия к переводу Бал’ами.

Нельзя пройти мимо еще одной характерной детали арабского предисловия: в нем правомочность перевода арабоязычного сочинения на персидский язык обосновывается ссылкой на 4-й стих 14-й суры Корана, приводимой в аналогичном контексте и в другом, современном переводу хроники ат-Табари памятнике – предисловии к упомянутому выше персидскому переводу «Тафсира» ат-Табари 40 .

Наконец, несмотря на гораздо большую полноту арабского предисловия, в нем нет заключительной части персидского предисловия, в которой говорится о добавлении оригинальной, отсутствующей у ат-Табари главы «Та’рих-и рузгар-и’ алам», приводящей сведения по истории сотворения мира и по легендарной хронологии пророков, извлеченные из сочинений иудеев, христиан, зороастрийцев и мусульман. Во всех упомянутых шести старейших списках эта глава тоже отсутствует 41 : перевод начинается непосредственно с первой главы хроники ат-Табари. В арабском предисловии говорится лишь о сличении перевода с Кораном и недавно привезенным «Тафсиром» ат-Табари.

Наблюдения над текстами ленинградских списков «Та’рих-и Табари», так же как и данные каталогов, показывают, что списки, имеющие персидское предисловие, содержат и упомянутые выше добавления; в списках же с арабским предисловием этих добавлений нет. Такая зависимость позволяет сделать вывод о том, что рукописная традиция труда Бал’ами представлена по меньшей мере двумя основными редакциями. Первая, первоначальная редакция, принадлежащая Бал’ами, состояла в том, что он сделал сокращенный и в значительной степени беллетризированный перевод «Истории пророков и царей». Перевод этот был снабжен предисловием, написанным по-арабски. Отступления Бал’ами от подлинника сводились, по крайней мере, в разделах до периода арабских завоеваний, в основном к некоторым добавлениям, почерпнутым из Корана и «Тафсира» ат-Табари и относящимися главным образом к разделам о пророках до Мухаммада, библейской и новозаветной истории и истории ислама 42 .

Бал’ами, как он сам говорит об этом в предисловии, расположил весь материал в хронологическом порядке «по именам времен (правлений) [57] и периодов (пророчеств)», разбил его на главы «по рассказам о пророках и царях», опустил параллельные версии, избрав наиболее вероятную, по его мнению, или сконструировав из нескольких одну, опустил иснады, многочисленные стихотворные отрывки и т.п. Этим самым он придал своему труду форму легко читаемого, занимательного и поучительного сочинения, сохранявшего тем не менее, хотя и в сокращенном виде, неоценимое богатство фактического материала арабского подлинника. Как прозаик Бал’ами показал себя превосходным стилистом; язык его сочинения, выгодно отличающийся от позднейших памятников исторической прозы, просто и ясен.

Спустя некоторое время перевод Бал’ами подвергся новой, второй редакции, которая с внешней стороны состояла в том, что известный автор заменил арабское предисловие персидским, поместил после него вводную главу, названную им «Та’рих-и рузгар-и’ алам», а кроме этого внес в перевод Бал’ами значительные добавления, представляющие собой по большей части фрагменты или обработки утраченных ныне сочинений. Среди них были персидские переводы сочинений историко-эпического и космологического характера, восходящих к концу VI – началу VII в. н.э., с подлинника или по арабским обработкам 43 . Наряду с этим были использованы также и оригинальные своды, возникшие на основе древнеиранской эпической традиции; кроме того, этот редактор продолжил труд Бал’ами, оканчивавшийся на истории халифа ал-Му’тасима (833-842) 44 .

Следует отметить, что многие существенные добавления второй редакции имеют прямое отношение к истории Средней Азии. Уже В. В. Бартольд обратил внимание на появляющееся в добавлениях сравнение Нила с бухарским каналом 45 .Все это позволяет предположить, что эти добавления, а следовательно, и вся вторая редакция, были произведены в Средней Азии, а точнее – в Бухаре, т.е. там же, где перед этим были сделан и основной перевод Бал’ами 46 .

Можно думать, что персидский перевод «Истории пророков и царей» ат-Табари явился выражением той антиарабской освободительной тенденции в саманидском государстве, которая привела к созданию своей местной науки и литературы на персидском языке 47 . Удовлетворив этим новым запросам в отношении языка, труд Бал’ами в его первоначальном виде не мог, однако, удовлетворить новым запросам общества в отношении идейного содержания: анналы ат-Табари, несмотря на свой «всеобщий» характер, все же в основном оставались историей арабов и воспринимались современниками, в противоположность «Шах-наме» Фирдоуси, как «мусульманская история» по преимуществу 48 . В таком виде перевод Бал’ами все же не отражал идейной тенденции саманидского общества, был составлен без должного учета местной среднеазиатской исторической традиции. Надо полагать, эта особенность перевода живо ощущалась в саманидском обществе. Поэтому вполне естественно, что какой-то [58] среднеазиатский ученый взялся дополнить труд Бал’ами. Так возникла вторая, анонимная, редакция «Та’рих-и Табари» 49 , которая стала пользоваться значительно большим распространением и скоро вытеснила первоначальную редакцию самого Бал’ами.

Вторая редакция прямо не датирована, однако ряд косвенных признаков позволяет определить время ее составления довольно точно. Язык персидского предисловия и добавлений, столь же архаичный, как и язык труда Бал’ами, ряд стилистических особенностей позволяет говорить о том, что вторая редакция близка ко времени к самому переводу. Как было указано выше, в персидском предисловии были опущены как титулатура и генеалогия эмира Мансура, так и упоминание о Фа’ике. Отсюда следует, что предисловие было написано во всяком случае после смерти Мансура (976 г.) и последующего отстранения Фа’ика при преемнике Мансура – Нухе и его везире ‘Утби 50 . Идейная направленность второй редакции также исключает возможность возникновения ее вне саманидской среды. Отсутствие какого то бы ни было панегирического обращения, конкретной политической тенденции позволяет предположить, что вторая редакция создавалась в смутное время крушения Саманидов и перехода власти к тюркам-караханидам. Таким образом, наиболее вероятным временем появления второй редакции является период после 976 г., скорее всего – последние годы X в., когда создавалась и «Шах-наме» Фирдоуси, к которой эта редакция примыкает как по своему духу, так и по материалу.

Вводная глава «Та’рих-и рузгар-и ‘алам» позволяет нам более или менее точно установить некоторые источники, бывшие в распоряжении автора второй редакции труда Бал’ами. Таким источником, кроме коранической традиции (хадисы ‘Абдаллаха ибн ал-‘Аббаса, Вахба ибн Мунаббиха и традиционные мусульманские обработки сюжетов из Ветхого и Нового Заветов), является прежде всего прозаическая «Шах-наме», составленная в 957 г. для тусского правителя Абу Мансура Мухаммада ибн ‘Абд ар-Раззака 51 . Из предисловия к «Шах-наме» Абу Мансура 52 в этой главе почти дословно приведен большой отрывок, в свое время обративший на себя внимание В. Р. Розена 53 . В этом отрывке (со ссылкой на Ибн-ал-Мукаффу’ и других переводчиков на арабский язык «Худай-наме» 54 , на пехлевийские сочинения, книги мобедов и т.п.) приводятся [59] рассказы о том, кто был первым человеком и царем на земле и сколько времени прошло со дня его сотворения, а также известные по «Бундехишну» легенды о Гаюмарсе, Маши и Машиане, всемирном потопе и др. 55 .

Далее в качестве источников упоминаются «Худай-наме» Бахрама ал-Мубада, откуда заимствована легенда о Хушенге 56 , «Великая Шах-наме» Абу-л-Му’аийада Балхи, из которой приведены рассказы о Байвараспе, убившем Джемшида и его потомках 57 , а также «Летописи царей персов»; именно из этих летописей приведен известный дастан о Бахраме Чубине, который, по отзыву М. Бахара, по своим литературным достоинствам превосходит едва ли не все написанное об этом герое на арабском и персидском языках 58 . Источниками служили кроме того «Деяния царей персов» и сочинения «парсов», включая устные предания «простого люда Балха» 59 .

Таким образом, решение вопроса о том, кто является автором арабского и персидского предисловий, несомненно, может послужить реальным отправным моментом для работы над подготовкой критического издания текста этого выдающегося памятника среднеазиатской историографии.

В Советском Союзе имеется не один десяток списков «Та’рих-и Табари», в их числе такие прекрасные старые списки, как упоминавшаяся рукопись Института языка и литературы Академии наук Таджикской ССР, рукописи D 83 и D 223 Института востоковедения Академии наук СССР и № 265 Государственной Публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина. Это создает реальную возможность для того, чтобы издать сочинение Бал’ами. Осуществить эту работу – долг советского востоковедения.

(пер. П. А. Грязневича и А. Н. Болдырева)
Текст воспроизведен по изданию: О двух редакциях «Та'рих-и Табари» Бал'ами // Советское востоковедение, № 3. 1957

© текст - Грязневич П. А., Болдырев А. Н. 1957
© сетевая версия - Strori. 2012
© OCR - Парунин А. 2012
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Советское востоковедение. 1957