Комментарии

1 Цикл «свободных наук» включал для Августина грамматику, диалектику, риторику, арифметику, геометрию, теорию музыки, астрономию.

2 Манихеев преследовали и Церковь, и государство. Суровые законы против них изданы были Валентинианом I в 372 г. Издавали их и его предшественники, начиная с Диоклетиана. Осуществляли их, по-видимому, не очень строго.

3 Освобожденные «частицы света», возвращаясь в царство Света, увеличивают его силу и способствуют победе света над мраком. См. кн. III, прим. 49.

4 Пс. 49, 14.

5 Ин. 6, 27. Пс. 8, 3, 1 Кор. 3, 1-2.

6 Время дано неопределенно. События, о которых бл. Августин рассказывает в этой главе и следующей, произошли после того, о чем он рассказывает в гл. 4-й. Предположить, что события 2-й и 3-й глав произошли в Тагасте, невозможно: 1) секретарь и биограф Августина Поссидий определенно говорит, что Августин был сначала «грамматиком» в Тагасте и преподавать риторику стал уже потом, в Карфагене (Vita AUG., 1, 2; 2); в таком маленьком провинциальном городке, как Тагаста, риторская школа вряд ли могла быть. Бл. Августина, видимо, интересовал здесь подбор фактов, характеризующих его внутреннее состояние в бытность его манихеем.

7 Бл. Августин очень любил своего незаконного сына Адеодата. См. «Исповедь», IX, 14.

8 В Древнем Риме гаруспики — это жрецы, которые обязаны были истолковывать чудесные знамения, предвещавшие гнев богов. Они же должны были указать, как умилостивить разгневанное божество. В Африке во времена Августина гаруспиком зовут колдуна, чародея, прибегающего к помощи темных сил, чтобы помочь своему клиенту.

9 Убийство животных категорически запрещалось манихеями.

10 Пс. 72, 27 и Ос. 12, 1. «Питать ветры»- заниматься каким-либо бессмысленным делом.

11 Имя «математика» утратило во времена бл. Августина свое высокое значение. «"Математиками" звали тогда не тех, кого зовут сейчас этим именем: то были люди, исследовавшие течение времени по движению неба и звезд; теперь называют "математиками" тех, кто желает подчинить наши действия небесным телам и предать нас звездам» (Div. quaest., 1., 83, 14, 1-2). Закон Валентиниана I грозил смертью астрологам и тем, кто с ними советовался (Кодекс Феодосия, 9, 16, 8), но на практике, видимо, не применялся. Ядовитое замечание Тацита: «Этот сорт людей будут у нас всегда гнать и всегда удерживать» (Ист., I, 22) сохранило свою силу и для IV в. по Р.Х. Августин вспоминает некоего Альбицерия, который был в Карфагене весьма уважаем за свои предсказания (Против академиков, I, 6, 17).

12 Пс. 40, 5.

13 Ин. 5, 14.

14 Мф. 16, 27; Рим. 2, 6; Пс. 50, 19.

15 Августин говорит о Виндициане, главном городском враче Карфагена, медицинской знаменитости того времени. Он состоял придворным врачом Валентиниана и, по обычаю того времени, был награжден проконсульством. От него осталось два сочинения: Gynaecia, где он следовал Сорану Эфесскому, и De expertis remediis. См. Schanz - Hosius - Kruger. Gesch. d. Romischen Literatur, B. IV, S. 849.

16 1 Пет. 5, 5 и Иак. 4, 6.

17 Астрологов - genethliacorum, «подстерегающих рождение» (geneqluakoV) - «имеющий дело с рождением». «Их называли genethliaci потому, что они следили за днями рождения; теперь их обычно называют "математиками"» (О христианском учении, 2, 21, 32). «Тех, кого по их происхождению следовало бы называть «халдеями», люди зовут "математиками"» (GM, NoAtt., 1, 96); «те, кто называет себя халдеями или genethliaci» (ibid., 14,1,1).

18 Эти мысли Виндициана позволяют думать, что он был неоплатоником: удачные предсказания объясняются, по его мнению, не одним случаем, но неким созвучием между вселенной и различными состояниями души. По Платону, вселенная есть «целое, симпатизирующее себе самому» (Энн. 4, 4, 32 и 35), «единое существо». Эта всеобщая симпатия сообщает действенность молитве (4, 4, 41) и магии (4, 4, 40) и объясняет влияние звезд на человека. Светила не причины явлений, но они сообщают о них, оказываются как бы их знаками.

19 Conflorentem flore любимая бл. Августином и частая у него figura etymologica (употребление слов от одного и того же корня).

20 Рим. 5, 5.

21 Пс. 105, 2.

22 Пс. 35, 7; ср. Рим. 11, 33.

23 Друг бл. Августина был, вероятно, как и сам Августин, «оглашенным» с детства. К крещению больных Церковь относилась сдержанно, считая, что оно совершено не по доброй воле, а по необходимости. Лица, окрещенные таким образом, не могли стать священниками. Естественным, однако, было желание не оставить катехумена без крещения: крестили людей даже лежавших без сознания. Третий Карфагенский Собор санкционировал эту практику в тех случаях, когда родственники больного ручались, что он выражал желание креститься.

24 Манихеи отвергали крещение, считая, что никакого спасения оно не приносит.

25 Пс. 41, 6 и 12.

26 «Надейся на Бога». Бл. Августин вспоминает слова того же псалма; бог, в которого он тогда верил, был только созданием воображения, «призраком», phantasma. См. прим. 25 к кн. III.

27 Ср. Еврипид, irg., 577: «Услада для смертных в бедствиях, стенаниях и потоках слез. Они облегчают скорбь и разрешают великую сердечную муку».

28 Такова ли трансцендентность Бога, чтобы Ему безразличны были наши страдания, и нам нечего ожидать от Него помощи и утешения в горе? Бл. Августин никогда не сомневался в том, что Провидение внимательно к людям и заботится о них.

29 Герои греческой мифологии, бывшие примером идеальной дружбы.

30 Пс. 24, 15.

31 Гораций. Оды 1, 3, 8.

32 По словам Диогена Лаертия (6, 1, 20), Аристотель дал такое определение дружбы: «Одна душа, живущая в двух телах».

33 Т. е. понимая и принимая человеческую смертность и ограниченность.

34 Августин уехал, ничего не сказав матери (Против академиков, 2, 2, 3). Романиан, гражданин Тагасты, богатый человек и друг бл. Августина, который жил у него, когда Моника отказалась пустить Августина в родной дом, снабдил его средствами на переезд и на устройство в новом месте.

35 Так бл. Августин называет учение манихеев.

36 Prurientes in auribus — «с зудом в ушах». Ср. 2 Тим. 4, 3.

37 Redamantium («взаимная любовь»); redamare впервые у Цицерона — «О дружбе», 14, 49. Как и многие слова, созданные им, оно появляется опять только у поздних писателей: Макробия (Сатурналии, 6, 6, 8); Симмаха (Письма 3, 2) и др.

38 Быт. 1, 1 и Иер. 23, 24.

39 Пс. 118, 142; Ин. 14, 6.

40 Пс. 79, 8.

41 Пс. 145, 1-2.

42 Первая строка амвросиева вечернего гимна. См. «Исповедь», IX, 15 и 32.

43 Пс. 101, 13.

44 В этом противоположении «части» и «целого» есть, может быть, реминисценция из порфириевых «Aphormai.», где или афористически сжаты, или подробно развиты главные положения Плотина, высказанные в «Эннеадах». Плотиново EiV («Одно») и есть бог, «Целое».

45 Деян. 17, 27.

46 Современные исследователи бл. Августина полагают, что неоплатоники могли приобщить Августина к философии «разумного делания»: входя в себя, очищаясь от чувственного, чтобы лучше овладеть собой, душа находит истину. См. A. Solignac. Reminescences plotiniennes et porphyriennes, р. 455-464.

47 Бл. Августин думает о законе, написанном в сердце человека (Рим. 2, 15).

48 Пс. 18, 6.

49 Ин. 1, 10; 1 Тим. 1, 15.

50 Пс. 40, 5.

51 Пс. 72, 9.

52 «Смиряясь в покаянии, душа получает свою высоту» (Бл. Августин. О свободной воле, 3, 5). «Человеческая смертная природа надута гордыней. И чтобы человек не считал недостойным себя подражать уничиженному, Сам Господь стал уничиженным, чтобы хоть после этого человеческая гордыня не считала недостойным идти по Его следам».

53 Пс. 83, 7.

54 О Гиерии ничего не известно, кроме того, что сообщает бл. Августин: во второй половине IV в. много философов и государственных людей носило это имя (финикийский философ, корреспондент Либания; философ неоплатоник; ученик Ямвлиха и учитель Максима; викарий Африки). Кому посвятил Августин свою книгу? Во всяком случае, адресат был фигурой крупной: философом и оратором.

55 Бл. Августин чувствует, что, восхищаясь актером, он видит в нем орудие, действующее для его удовольствия, а не человека в его высоком достоинстве. Останавливается он здесь, однако, не столько на моральной проблеме, сколько на психологической загадке.

56 Мф. 10, 30.

57 Еф. 4, 14.

58 Пс. 71, 18.

59 Книга бл. Августина «О прекрасном и соответственном» потеряна. Она дала бы многое для суждения о нем, молодом, о его умственных интересах, философской культуре и о влиянии на него манихеев. Августин рассматривал в ней одну из центральных проблем платонизма: сущность прекрасного, взаимоотношения между ним и «подходящим» (см. «Пир» 211а ; «Федр» 249а ; 264 и особенно «Гиппий Старший» 290 а - 296 с. Ср. Цицерон. Об обязанностях, I, 27 — 28, 93-99. О возможных источниках Августина см. K. Sloboda. L'esthetique de S Augustin et ses sources, Brno et Paris, 1935, р. 10-16. Бл. Августин в этой работе принимает манихейский дуализм, но мифологическая форма, в которую он был обличен, видимо, его уже не удовлетворяла, и он обратился к философской терминологии, использовав по-своему пифагорейские монаду и диаду - sine sexu (ср. Макробий. Сон Сципиона, 1, 6, 8): «Монада, т. е единство, одновременно и мужского и женского пола».

60 Пс. 17, 29; Ин. 1, 16; Иак. 1, 17.

61 1 Пет. 5, 5.

62 По манихейскому учению, добро в человеческой душе «от самой субстанции Бога».

63 В подл. ventosa cervix — «шея, надутая ветром» - смелая метафора.

64 Пс. 77, 39.

65 «Справедливейшее наказание за грех состоит в том, что человек утрачивает то, чем он не захотел хорошо пользоваться... тот, кто не захотел поступать правильно, когда мог, утрачивает эту возможность, когда захочет поступить правильно» (О свободной воле, 3, 18, 52).

66 Ин. 3, 29.

67 Пс. 50, 10.

68 «Категории» Аристотеля образуют первую часть Organon (собрание трактатов по логике); подлинность их теперь оспаривается многими, но вопрос остается неразрешенным. Книгу эту обильно комментировали в первые века по Р.Х., особенно неоплатоники. Переведенная по-латыни Марием Викторином, она стала в средние века на Западе фундаментом для преподавания логики. Этот перевод, вероятно, и читал бл. Августин. Аристотель перечисляет предикаты, которые могут быть приложены к субъекту: ousia - качество; poton - какой величины; poson - какого качества; pros ti - в каком отношении к тому-то; pu - где; pote - когда; keisua - положение; eceiu - состояние; paeiu - что делает; pascesu - что переносит. Находясь под влиянием манихейской антропологии, бл. Августин считал, что эти девять категорий приложимы и к Богу, как субъекту, отличному от атрибутов величия, красоты и т. д.

69 Различие между субстанцией и ее признаками неприложимо к Богу.

70 Быт. 3, 18.

71 Какие это были книги? Прежде всего Novem disciplinarum libri Варрона (первая латинская энциклопедия свободных искусств), служившая источником для работ на те же темы в Касициаке, которые бл. Августин начал вскоре после своего обращения, но не довел до конца. Книга Варрона утеряна, как и другие книги, которые читал Августин. Об объеме тогдашних знаний бл. Августина можно судить только на основании его же сочинений. Он хорошо был знаком с астрономией и арифметикой. Знатоки первой - их называли «математиками», включали в себя два класса: настоящих специалистов - астрономов и астрологов, составителей гороскопов. Бл. Августин много занимался книгами последних, но интересовался и настоящей астрономией.

Знал он и принципы «арифметики» своего времени, т. е. теорию чисел и ряд числовых операций, которые можно рассматривать как преддверие алгебры. Руководством был тот же Варрон, его de arithmetica, de principiis numerorum — учение о числах в духе пифагорейской школы, придававшей числам мистическое значение (напр., 10, символ вселенной: пифагорейская тетрада (четверица): 1 + 2 + 3 + 4). Читал он, вероятно, и Introductio arithmetica Никомаха из Геразы, пифагорейца и последователя Платона конца I в. по Р.Х., которого Апулей перевел по-латыни.

72 Как блудный сын из евангельской притчи (Лк. 15).

73 Пс. 62, 8; Ис. 46, 3-4.ё