Комментарии

1 Плотин пояснял необходимость единого начала примером из мира материального: тела, разделенные на множество частей, теряют свой характер (Энн. 6, 9, 1). «Душе, ушедшей от себя, нанесет удары некая огромность, и душу мучит подлинная нищета, ибо по природе своей вынуждена она искать всюду единое, а множественность этого не позволяет» (Бл. Августин. О порядке, 1, 2).

2 «Смертностию моей» = моим смертным телом (употребление абстрактного понятия вместо конкретного часто у бл. Августина). Желания этого тела оглушили юношу, и это было наказанием за гордость, выразившуюся в стремлении быть независимым от Бога.

3 Ср. «Исповедь», X, 38: «Поздно полюбил я Тебя...».

4 Бл. Августин, считавший для себя безбрачие обязательным условием отказа от прежней жизни, не требовал его от других и относительно высоко ставил брак (см. О благе брака).

5 Бог, изгоняя Адама из рая, сказал ему: «тернии и волчцы произрастит тебе земля» (Быт. 3, 18).

6 Под «голосом облаков» бл. Августин понимает Писание: «...из облаков», т. е. из пророческих и апостольских писаний. «Правильно называть их облаками, потому что слова эти с шумом проходят по воздуху, и окутанные вдобавок аллегориями, как туманом, напоминают облака» (На кн. Бытия; Против манихеев; О «Бытии» против манихеев, 2, 3, 5). Все три цитаты из Первого послания апостола Павла к Коринфянам: 7, 28; 7, 1; 7, 32-33).

7 Втор. 32, 39: «...нет Бога, кроме Меня: Я умерщвляю и оживляю, Я поражаю и Я исцеляю».

8 Город в Нумидии, в 24 км к югу от Тагасты (нын. Сук-Ахрас), родного города Августина, теперь Нидаурух. Отец Августина, по словам Посидия, его биографа, был членом городской думы (декурионом). Августин говорит, что он владел «малым числом земельных участков» (Письма, 126, 7).

9 Пс. 129, 1-2.

10 Пс. 115, 7.

11 Символическое обозначение места разгула и непотребства. Тагаста стала таким «Вавилоном» для юного Августина.

12 Иер. 51, 6: «Бегите из среды Вавилона».

13 Принято, вслед за Раумером, adeps - в смысле «тучная земля».

14 Об этом «законе в сердце» красноречиво говорят и Цицерон (О Государстве, III, 22, 33) и апостол Павел: «...когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их...» (Рим. 2, 14—15). Закон этот, по мнению бл. Августина, может быть затемнен, но никогда полностью не исчезнет.

15 Глазам, например, красота, обонянию - запах, осязанию — мягкость или твердость и т. п.

16 Лабриолль и Трабукко — оба переводят vindictae aviditas: «жажда мести». Вряд ли можно с ними согласиться: бл. Августин говорит о мирских благах, пусть низших, но пользование которыми в определенных границах законно. Месть — это «отход от закона Твоего, Господи», и ей нет места среди законных благ. Следуя Раумеру, здесь принято значение vindicta как палочки, которой магистрат должен был коснуться освобождаемого раба. Мечты раба о свободе ничуть не противоречат Божиему закону.

17 В метафизике и антропологии бл. Августина большое значение имеет теория трех степеней добра: первая, высшая: summum bonum - Бог, средняя: воля media vis, medium bonum (О свободной воле, 2, 19, 52), низшая: временные блага. Эта «вертикаль» построена на фундаменте этическом: воля, способность активная, по природе своей «обоюдоостра»; она может слушаться Бога, стать сама себе законом или подчиняться существам низшим. Если она устремлена к Богу, она здорова и заслуживает имени voluntas (иначе это cupiditas); если она повинуется себе, ее отбрасывает вниз, к временному и преходящему.

18 Пс. 63, 11.

19 Саллюстий. Заговор Катилины, 16, 3, где приведены эти слова Катилины. Саллюстий в течение II - V вв. по Р.Х. был одним из любимейших писателей в африканских школах. Бл. Августин часто и с уважением упоминает его в «Граде Божием».

20 «...придет праведный суд. Псалмопевец дает нам понять, что наказание каждому человеку вытекает из его греха: его неправда обращается ему в казнь. Нельзя думать, что Бог в Своем покое и несказанном Свете выискивает у Себя, чем наказать за грехи; нет, он сообщил такую природу греху, что то, чем услаждается человек, творящий грех, становится у Бога наказующего орудием наказания» (На Псалмы, 7, 16-17); «Рыл ров и выкопал его и упал в яму, которую приготовил. Злоба его обратится на его голову, и злодейство его упадет на его темя».

21 Всякий грех — это некое соперничество с Богом, неловкое и безуспешное искание благ, которые может дать только Бог и которые нельзя найти без Него. Воровство, совершенное Августином, является с этой точки зрения посягательством на свободу и утверждением собственной воли.

22 «Душа в своих грехах в гордой, извращенной и, так сказать, рабской свободе стремится уподобиться Богу. Так и прародителей наших оказалось возможным склонить на грех только словами: «Будете, как боги» (О Троице, 11, 5, 8).

23 Umbra - «тень»; adumbrare - о несовершенном подражании, -обезьянничанье. По Платону, все неизбежно тянется подражать Богу. Дьявол подражает Богу, как подражает человеку обезьяна.

24 Пс. 115, 3.

25 «Не смей любить (Бога) меньше потому будто, что ты мало в чем виноват: люби Его еще больше за то, что тебе много дано.

Если любят за то, что давший не требует возврата, то насколько больше надо любить Давшего тебе что-то в полное владение. Тот, кто с самого начала пребывает в целомудрии, Им наставлен; кто стал из развратника целомудренным, Им исправлен; кто до конца остается развратным, Им покинут» (О св. Девственности, 42).

26 Пс. 18, 13,

27 Бл. Августин поставил вопрос о коллективной психологии, о психологии толпы. Он живо его интересовал, и он к нему неоднократно возвращался.

28 Мф. 25, 21.

29 Новая контаминация Евангельской притчи о блудном сыне и любимой темы неоплатоников о нищете души, отвратившейся от Бога. «Душа, которая поворачивается к материи, страдает и нищенствует, лишается своей силы. Но если она вернется к Разуму, она получит полноту и обретет вновь свою целостность» (Порфирий. Начала, 37; 32, 2-34, 3).