Комментарии

1 1 Кор. 13, 12.

2 Сф. 5, 27.

3 «Несовершенно веруют те, кто не желает говорить о том, во что они веруют: вера ведь требует поверить и тому, что сказано: «Исповедую его перед Ангелами Божиими»» (Бл. Августин. На Псалмы, 115, 2).

4 Рим. 12, 12.

5 Пс. 50, 8.

6 Ин. 3, 21.

7 Евр. 4, 13; Сир. 42, 18-20. «Разве сердце человеческое не бездна?» (На Псалмы, 41, 8).

8 Пс. 102, 3: «Он исцеляет все недуги твои».

9 1 Кор. 2, 11.

10 1 Кор. 13, 7.

11 Eliqua: обычное значение этого глагола «процедить».

12 Псал. 31, 1-2. Beo — «делаю счастливым»; в оригинале: beares — глагола этого в латыни нет.

13 2 Кор. 1, 11.

14 Пс. 143, 8.

15 Пс. 50, 3.

16 Пс. 2, 11.

17 Пс. 16, 8.

18 1 Кор. 4, 3.

19 1 Кор. 13, 12.

20 1 Кор. 10, 13.

21 Ис. 58, 10.

22 Рим. 1, 20.

23 Исх. 33, 19; Рим. 9, 15.

24 «Если кто-либо удивляется чувственному миру, созерцая его огромность, красоту и упорядоченность... пусть он поднимается к его образцу, к миру более реальному, пусть созерцает чистый разум и непостижимую мудрость, царящую над ним» (Энн. 5, 1, 4).

25 Анаксимен, третий философ Милетской школы (VI в. до Р.Х.). Милетцы стремились определить начало вещей: для Фалеса — это вода, для Анаксимандра - бесконечное, для Анаксимена - воздух.

26 Рим. 1, 20 — бл. Августин пользуется «космологическим» доказательством бытия Божия. Здесь, впрочем, речь идет не о логическом доказательстве, а о созерцании, в котором мир открывается верующей душе как создание Творца.

27 Т. е. с образцом, мерилом, данным человеку Высшим Разумом.

28 Принимаю чтение videnti: раздробленность материальной вселенной не позволяет приписать ей Божественный характер.

29 Enudiletur — «становится ясным». Слово это встречается в таком смысле впервые у Тертуллиана (Апология, 35): «Прихожая стала светлой (enidilabat) от ярких фонарей».

30 «Обонятельные образы» обычно гораздо тусклее зрительных и слуховых. У Августина, видимо, чувственная восприимчивость и память воспринятого была очень остра.

31 Древние мало занимались памятью (кроме Аристотеля и Платона). Интерес к памяти у бл. Августина очень глубок, и размышления его о ней никем из предшественников не подсказаны. Бл. Августина прежде всего поражает ее «вместительность» (все, что испытал; все, чему поверил). Память обладает творческой способностью: может расчленить свои «запасы» и переконструировать их, добавляя, отнимая, вообще изменяя. Это вид cogitatio, конструктивная способность, оперирующая данными, хранящимися в памяти. Я храню в моей памяти образ одного солнца и могу представить их несколько больших или меньших, чем реальное солнце; могу вообразить квадратное солнце (О Троице, XI, 8, 12). С помощью памяти разум может создавать свой мир, независимый от реального опыта. Память собирает и внешний и внутренний опыт: по образному выражению бл. Августина, она «вплетает» в основу нити разного опыта, разных мыслей, соединяет прошлое с настоящим, создает «ткань будущего». Ретроспективная функция памяти и творческая ее функция, действуя вместе, создают ее перспективную функцию, которую внимательно изучает современная психология.

32 Отвлеченное значение идентично своему объекту; об этом говорил и Плотин, повторивший (Энн. 5, 4, 2) классическое утверждение Платона: «Познание нематериального совпадает с объектом» (Тимей, 42).

33 Надо полагать, что по такому плану разбирались вопросы в риторской школе.

34 Бл. Августин еще раз подчеркивает невозможность свести отвлеченное знание к образам, которые воспринимаются внешними чувствами, на примере слов и того, что они обозначают.

35 Августин склоняется к мысли Платона: «Исследовать и изучать — значит вспоминать» (Менон, 81 D). Позднее он от нее отказался (Пересмотр, 1, 8, 2 и О Троице, 12, 15, 24).

36 В диалоге «Об учителе» Августин говорит, что дело учителя состоит не в том, чтобы переправить знания из своей головы в голову ученика, а в том, чтобы пробудить его ум: пусть ученик откроет сам в себе, внутри себя, знание (2, 3; 13, 43; 14, 45). Учиться — значит обдуманно собирать элементы, находившиеся в уме где-то на заднем плане, используя при этом память. На нее и опирается конструирующая энергия, mens.

Отвлеченное знание приобретается благодаря двум особенностям разума: 1) тем в силу особенности, имманентной его сущности, причастен Божественному разуму; 2) беспорядочно разбросанные в памяти элементы соединяются путем cogitattio и помогают выработке новых знаний.

37 Объяснение, данное Варроном de lingua latina 6, 43: cogitare («думать») от cogendo («собирать»): «Ум собирает воедино многое, из чего сможет выбирать».

38 Т. е. планы, чертежи.

39 «С помощью телесных чувств», т. е. слышал их названия, видел их изображения. Бл. Августин различает numeri numerati, применяемые при счете материальных предметов, и numeri numerautes — числа умопостигаемые, не связанные ни с какими предметами. Различие это идет, вероятно, от Пифагора. Чтобы пользоваться числами для счета предметов, надо иметь априорное знание чисел - идей.

40 Память чувства у бл. Августина соединяется с оценкой этого чувства, и чувство, сопровождающее воспоминание, вытекает из теперешней оценки когда-то пережитого чувства.

41 Этот список «чувств, волнующих душу», идет от стоиков. Он есть у Цицерона (О пределе добра и зла, Тускуланские беседы, 4, 6, 11).

42 То обстоятельство, что память помнит, что она что-то забыла, погружает Августина в новые размышления о «таинственной силе памяти»; он, однако, не объяснил ее так же просто и превосходно, как объяснил молчание и темноту: реальности не субстанциональные, постигаемые по простому контрасту (ср. «Исповедь», XII, 3, 3).

43 Намек на Быт. 3, 17-19.

44 Лк. 15, 8.

45 Память о потерянной вещи является одновременно и негативной и динамичной: негативной, поскольку она отвергает то, что не является предметом ее исканий, и динамичной, поскольку ум, не овладев еще искомым предметом, находит тот «психологический контекст», через который «просвечивает» искомое, и, таким образом, все ближе и ближе подходит к тому, что нужно; забвение не является полным, если предмет не вовсе исчез из памяти: воспоминание событий или предметов, окружавших забытое, в конце концов вызовет его в памяти.

46 Адам.

47 Gaudere ad te, de te, propter te: пределы, цель радости - Бог (ad te); Он ее источник (de te). Он ее причина (propter te).

48 Гал. 5, 17.

49 Ин. 14, 6; Пс. 26, 1; 41, 12.

50 «Неудивительно, что несчастные люди не получают того, чего хотят, т. е. счастливой жизни: то, что является спутником счастья — без него никто счастья не достоин, — а именно правильная жизнь, не вызывает у них такого же желания» (О свободной воле, 1, 14, 30).

51 Ин. 12, 35. Читая девятнадцатилетним юношей «Гортензия» Цицерона, бл. Августин был поражен мыслью, на основе которой Цицерон развивал все свое рассуждение: «Все мы хотим быть счастливы».

Формула эта идет от Платона (Евфидем, 278е); Аристотель повторил ее (Наставления, frgm. 3 и 4), вставив, как и Платон, в рассуждение о природе и основах подлинного счастья. Аристотель видел эту основу в мудрости; Цицерон - в правильной нравственной настроенности воли, т. е. тоже в мудрости (frgm. 39).

Уже в «О счастливой жизни», где Августин впервые рассматривает вопрос о счастливой жизни, он поставил знак равенства между счастливой жизнью и мудростью, которую определял, как modus animi (4, 32), как «меру», соблюдая которую, душа пребывает в равновесии и доходит до «полноты» (4, 38). Он добавляет, однако, что человек может достичь этой мудрости, только приобщившись к мудрости Божественной. Счастливая жизнь - это «совершенное познание Троицы» (4, 35). Августин верил тогда, что такое познание доступно человеческому уму (Пересмотр, I, 1, 2). Эту уверенность он вскоре потерял, сохранив, однако, основные мысли своего юношеского трактата. Он неизменно отождествляет счастье с познанием и нахождением Бога.

Желание счастливой жизни связано с желанием истины, и для бл. Августина это неумолчный зов к человеку - искать Бога. Бл. Августина можно считать приверженцем эвдемонизма, твердо при этом помня о том метафизическом и религиозном смысле, который он вкладывает в понятие «счастливая жизнь». Его эвдемонизм открывает человеку неизмеримый путь совершенствования и заставляет его превосходить себя: «Бог зовет нас к тому, чтобы мы не были только людьми» (In Jon., 1,4). Только в этом, по бл. Августину, и заключается счастливая жизнь.

52 Терентий. Андриянка, 68.

53 Так говорит о Себе Христос: Ин. 8, 40.

54 Буквально: «как выучил Тебя»; как учат урок. Бог есть истина; истины, которые знает бл. Августин, он выучил: все, что он знает, он знает с помощью памяти.

55 Dignatio - у церковных писателей слово это обычно означает «снисхождение», «милость», оказываемые низшему.

56 «Не должно сомневаться, что не подверженное изменению существо, пребывающее выше разумной души, есть Бог» (Об истинной религии, 31, 57).

57 Ср. Иов. 23, 8: «Но вот я иду вперед, и нет Его; назад, и не нахожу Его».

58 В этой главе дан как бы конспект любимых мыслей бл. Августина: присутствие Бога в человеке; нищета человека, живущего внешним; красота земли, отражающая красоту Творца; влияние благодати, возвращающей человека к Богу. В изумительном по силе и блеску литературном оформлении этой главы соединились и художественный талант бл. Августина, и выучка риторической школы.

59 Прем. 8, 21.

60 «Это не значит, что не надо любить твари, но если эта любовь относится к Творцу, то в ней нет уже страсти (cupiditas), страсть возникает тогда, когда тварь любят ради нее самой» (О Троице, 9, 8, 13).

61 1 Ин. 2, 16.

62 1 Кор. 7, 1-7, 28.

63 См. прим. 20 к кн. III.

64 Еф. 3, 20.

65 Пс. 2, 11.

66 1 Кор. 15, 54.

67 Намек на Мф. 6, 34.

68 1 Кор. 6, 13; 15, 53.

69 2 Кор. 11, 27; 1 Кор 9, 27.

70 Лк. 21, 34.

71 «Чревоугодие» — crapula получает это значение в поздней латыни, в классической латыни означает «пьянство», «опьянение».

72 Сир. 18, 30.

73 1 Кор. 8, 8.

74 Флп. 4, 11-12.

75 1 Кор. 1, 31.

76 Тит. 1, 15; Рим. 14, 20; 1 Тим. 4. 4; I Кор. 8, 8; Кол. 2, 16; Рим. 14, 3.

77 Ной: Быт. 9, 3; Илия: 3 Цар. 17, 6; Ин.: Мф. 3, 4; Исав: Быт. 25, 30-34; Давид: 2 Цар. 23, 15-17; царь наш: Мф. 4, 3; народ...: Чис. 11, 4-6.

78 Ин. 16, 33; Рим. 8, 34; Пс. 138, 16. В комментарии к этому псалму бл. Августин писал: «В книге Твоей все будут записаны: не только совершенные, но и несовершенные. Пусть не боятся несовершенные, пусть только двигаются... ежедневно что-то добавляют, ежедневно подходят ближе; пусть только не отходят от Тела Господня». И дальше Христос как бы обращается к Петру: «Петра моего, обещавшего и отрекшегося, превозносившегося и бессильного, одинаково видят очи мои».

79 Бл. Августин различает два чувства: желание прекрасного и страх, что эстетическое наслаждение затмит благоговейное и молитвенное настроение.

80 Пс. 12, 4; 6, 3.

81 Бл. Августин считает свою нравственную неустойчивость слабостью, которая требует излечения. В комментарии на псалом 102, 3 он пишет, что и по отпущении грехов мы остаемся существами слабыми: «Человек доселе живет в опасных искушениях. Какие-то возможности ему нравятся, какие-то нет; на что-то из того, что понравилось, он соглашается - и он захвачен. Вот «недуг», и "Он исцеляет все недуги твои"».

82 2 Кор. 5, 2.

83 Слепой Товит отправил своего сына в дальний путь и «считал каждый день», пока сын не вернулся (книга Товита); Исаак благословил на старшинство второго сына своего Иакова, приняв его за первенца своего Исава, и только потом узнал о своей ошибке (Быт. 27). Иаков должен был благословить, как старшего, внука своего Манассию, которого отец его, Иосиф, поставил перед Иаковом так, чтобы тот положил на голову отрока правую руку; левую должен был возложить на младшего внука. Иаков, однако, сложил руки крестообразно и благословил, как старшего, Ефрема, младшего внука (Быт. 48).

84 Первая строка вечернего гимна Амвросия, славящего Бога за то, что он «облек день прекрасным светом». Тот, кто славит Бога не только за этот земной свет, но и за свет духовный, не лишится его и в часы мрака. «Размышляющий о законе всегда в свете; для него нет ночи» (Амвросий. На Псалмы, I, 3).

85 Пс. 24, 15.

86 Пс. 120, 4.

87 Любовью к материальным вещам человек уничтожает свое высшее «я».

88 Энн. 6, 9, 4, см. прим. 22 к кн. III.

89 Т. е. внутреннее чувство, с помощью которого мы видим в прекрасном проявление Божественного.

90 «Словно повернувшись к Тебе спиной, они застревают в плотском деле, словно в своей тени, и, однако, даже в том, чем они наслаждаются, сияет разлитый вокруг свет Твой» (О свободной воле, 2, 16, 43).

91 Пс. 25, 3.

92 См. кн. V, 3, 4 и прим. 13 к кн. V.

93 Редких и невиданных животных привозили в Рим и выставляли на всеобщее обозрение. В их числе бывали тропические звери (тигр, носорог), огромные змеи, животные необычной окраски.

94 Бл. Августин, однако, признавал и ценил светскую науку (О граде Божием, 19, 18) при условии, что ее сопровождают смирение и доброта (Письма, 55, 39; in Jon., 27, 5; На Псалмы, 142, 5).

95 У бл. Августина был всегда живейший интерес к явлениям природы. Он следил за тем, как ползет змея (О Троице, 12, 11, 16); как извиваются разрезанные куски змеи или червяка (О свойствах души, 31, 62), как ведут себя после драки петухи, победитель и побежденный (О порядке, 1, 8, 25); с каким искусством птицы строят гнезда. Он удивлялся памяти рыб и наслаждался пением соловья (Об истинной религии, 42, 79).

96 Пс. 102, 3-5.

97 Иак. 4, 6; 1 Пет. 5, 5.

98 Пс. 17, 14 и 8. Этот последний стих «потрясены основания гор» бл. Августин объясняет в своем толковании этого псалма: «И надежды гордецов века сего были потрясены».

99 Ис. 14, 13 - 14: «Как упал ты с неба, денница (диавол)... а говорил: взойду на небо... сяду на горе в сонме богов на краю севера».

100 Лк. 12, 32.

101 Пс. 9, 24.

102 Притч. 27, 21.

103 В письме бл. Августина к карфагенскому епископу Аврелию (Письма, 22) содержится краткое размышление о любви к похвалам и о той опасности, которой эта любовь грозит служителям Церкви. Бл. Августин признается, что и сам он любит, когда его хвалят.

104 Парадоксальное утверждение: человек знает Бога лучше, чем себя. Ср. § 7 этой же книги: «Я знаю о Тебе нечто, чего о себе не знаю».

105 Гал. 6. 3.

106 Пс. 140, 4 — 5. Бл. Августин в толковании на это место: «Лживая похвала льстеца — это елей для грешника».

107 Пс. 108, 22.

108 Не «объективные» образы внешнего мира, сохраненные памятью, но те, которые включают и субъективный элемент.

109 Намек на тот мистический опыт, который бл. Августин пережил в Остии (9, 24). «Часто я сознаю, что нахожусь вне тела и за пределом всех существующих вещей: я в себе самом и созерцаю чудесный свет и красоту» (Плотин. Энн. 4, 8, 1).

110 «Похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1 Ин. 2, 16).

111 Пс. 17, 36. Бл. Августин в толковании на этот псалом объясняет «десницу» как «милость благодати Твоей».

112 Пс. 30, 23.

113 Бл. Августин намекает на практику тех неоплатоников, которые прибегали к теургии. Бл. Августин часто отождествляет низших богов неоплатонизма с ангелами. Он говорит, что Порфирий учил, будто есть ангелы, на обязанности которых открывать людям Божественные тайны, и приспособил свое учение для тех, кто занимался вызыванием духов.

114 Еф. 2, 2.

115 2 Кор. 11, 14.

116 Рим. 6, 23.

117 1 Тим. 2, 5. Целью воплощения Христа в области нравственной было, по мысли бл. Августина, научить людей смирению.

118 Флп. 2, 6-8; Ин. 10, 18. «Свободный среди мертвых»: в этих словах вполне ясен образ Господа. «Кто может быть свободным среди мертвых, кроме Того, Кто среди грешников один без греха?.. Тот свободен среди мертвых, Кто имел власть отдать душу Свою и вновь взять ее» (На Псалмы, 87).

119 Ср. Евр. 9, 28: «Так и Христос, однажды принесши в жертву, чтобы уничтожить грехи многих, во второй раз явится... для ожидающих Его во спасение».

120 Ин. 1, 14.

121 В пустыню уходили и Василий и Златоуст; Иероним окончил в ней свою жизнь.

122 2 Кор. 5, 15; Пс. 118, 18.

123 Кол. 2, 3.

124 Пс. 21, 27.