Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АСОХИК
(СТЕПАНОС ТАРОНСКИЙ)

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

ПРИЛОЖЕНИЕ 15.

О Крезе. — Легенда о Крезе.

Наш автор, подобно всем армянским историкам, рабски копируя Моисея хоренского, повторяет здесь странный анахронизм, сделанный отцом армянской истории. Известно, что этот последний пленение Креза и сокрушение лидийского могущества приписывает армянскому царю Арташесу I, внуку Вахаршака, родоначальника армянских аршакидов (кн. II, гл. 12, 13). Позднейшие армянские историки: Иоанн католикос, Нерсес Благодатный в своей рифмованной Истории, Вардан Великий и многие другие с [304] слепою верою в авторитет Моисея хоренского без малейшего разбора повторяют сказание последнего о царе лидийском. Из них ни один не остановился на чудовищном анахронизме у Моисея хоренского; и потому все они с непонятной наивностью уверяют, что Арташес взял Креза в плен и возвел его на костер, ни мало не думая о том, что с лишком 450 лет разделяло этих двух государей между собою. Должно полагать, что великий армянский историк, увлеченный неточными, но в то же время льстящими его национальному чувству рассказами неизвестных историков вроде Поликрита, Евагра и Камандра, при передаче своим соотечественникам их напыщенного сказания, намеренно забывал хронологию (кн. II, гл. 13). Иначе, как объяснить подобный промах под пером такого ученого, правдивого и добросовестного писателя, каков Моисей хоренский. И это тем более, что он не мог не знать из Геродота, которого он цитует в своей Истории, что Крез был современником Кира и жил за 560 л. до Р. Х., и что, следовательно, не мог вести войну с Арташесом, вступившим на престол только в 114 г. до Р. X. Из той же вышеуказанной XIII гл. видно, что он слишком хорошо знает достоверную историю Креза и что он намеренно предоставляет Поликриту с братьей рассказать армянам приятную для патриотического чувства последних историю о небывалой победе их царя над могущественным государем лидийским.

Из дошедших до нас памятников видно, что в первые века христианства легенда о Крезе была в большом ходу, что и тогда обращались к ней с такою же любовью, с какою это делали в эпоху до- и после- геродотовскую. Судьба лидийского царя представляла много привлекательного; резкий переворот в его жизни сильно занимал греков, как некогда древнее сказание о Эдипе. Народное воображение с особенной любовью на нем останавливалось и, как видно, не жалело красок чтобы придать ему как можно более поэтичности. В самом деле, если вспомним предостережение Солона, прибытие Адраста, сына фригийского царя, смерть Атиса, глубокую печаль его отца, чудесный ответ оракула, немого сына получающего способность говорить, сцену на костре, упрек Аполлону и ответ последнего — то увидим, что все это прививка к остову исторического факта, которую Геродот [305] или нашел уже готовою и внес в свою Историю 60, или же создал сам.

Легенда о Крезе не остановилась на той форме, в какой мы ее находим у Геродота: она продолжала развиваться, украшаясь новыми свежими подробностями. Доказательством тому может служить отрывок, сохранившийся у Николая Дамаскина, жившего во времена Августа. Не лишним считаем привести его здесь потому, что по нему можно составить себе некоторое понятие — как у самого Геродота образовалось сказание о Крезе, не говоря уже о Поликрите, Евагре и Камандре, через посредство которых оно очутилось в Армении и так некстати приняло в себя Арташеса I Аршакида.

Легенда о Крезе.

«Кир жалел о Крезе. Но персы, сердитые на последнего, воздвигли огромный костер у подошвы высокого холма, откуда они готовились смотреть на зрелище страданий Креза.

Из дворцовых ворот двинулось царственное шествие, посреди которого находился сам государь. Кругом толпились чужеземцы и жители города, желавшие видеть зрелище. Немного спустя показались воины, ведшие в цепях узника и с ним дважды семь лидийцев. Тогда из собравшейся толпы послышался пронзительный крик: мужчины и женщины равно плакали и били себе в грудь. Не было сравнения между плачем по случаю взятия города и тем, что теперь происходило. Жестокосерд должен был быть тот, кто бы, присутствуя при этом, не сжалился над бедствием падшего государя и не восхищался бы любовью к нему народа, ибо все смотрели на него, как на своего отца. При виде его одни раздирали на себе одежду, другие рвали себе волосы, [306] а большое множество женщин провожало его с воплем и било себе в перси. Царь же продолжал свой путь без слез, но с лицом, проникнутым глубокою скорбью. — Во все это время Кир ни во что не входил, предоставляя событиям идти своим порядком в надежде, что хоть малейшее сострадание тронет сердца персов. Дошед до того места, где сидел Кир, Крез воззвал к царю громогласно, прося у него позволения видеть своего сына: он хотел видеть того самого сына, который, быв нем, снова получил способность слова, теперь говорил свободно и был юноша умный и чувствительный. Кир приказал привести его; и вот явился он окруженный товарищами, его сопровождавшими. Тут Крез не мог долее владеть собою и впервые заплакал. Юноша весь в слезах с плачем бросился к отцу на шею и сказал, рыдая: «увы! отец, неужели, несмотря на твое благочестие, боги не придут нам на помощь!» Потом, бросившись к персам, он воскликнул: «прошу вас, возьмите и меня, сожгите и меня с ним на костре: я был вашим врагом не менее его». Но Крез присовокупил: «ты неправду говоришь, сын мой; я один заслуживаю порицания за начатую войну, а не ты, не твои товарищи и не кто-нибудь из лидян. И потому по справедливости мне следует нести наказание». Юноша, крепко обняв отца, повис на нем и не пускал его идти, продолжая в то же время испускать самые раздирающие вопли, возбуждавшие жалость во всех». Он увещевал персов возвести на костер их обоих вместе; «ибо, сказал он Крезу, будь уверен, отец, я не переживу тебя. Если они не дадут мне умереть с тобою теперь, то жди меня вскоре. Что ожидает в жизни меня, со дня рождения бывшего только бременем и себе самому и для тебя? Когда ты был в счастии, я с радостью избегал встречи с тобою по причине стыда, внушенного мне физическим моим недостатком. Когда нас постигло бедствие, ко мне возвратился голос, который боги кажется дали мне на то, чтобы я мог оплакивать наше несчастье». — Отец отвечал: «сын мой, в твои лета несправедливо предаваться отчаянью; перед тобой еще много лет жизни; даже я сам не совсем еще отложил надежду на какую-нибудь помощь свыше». — Между тем как он это говорил, показалась целая толпа рабынь, которые несли дорогие одежды и множество различных ценных украшений, присланных [307] лидийскими женами для убранства смертного костра царя их. Тогда Крез, обняв своего сына и близстоявших лидян, взошел на костер. Юноша с распростертыми к небу руками молился: «о царь Аполлон и вы все боги, которых мой отец чтил, придите теперь нам на помощь, иначе всякая религия вместе с Крезом исчезнет с лица земли». С этими словами он хотел было броситься на костер, но друзья, схватив его, не допустили.

Между тем как Крез восходил (на костер), показалась Сивилла, которая, спускаясь с возвышенности, шла к месту, чтобы видеть происходившее там. По всей толпе мгновенно пробежал шепот — «пророчица идет» — и все в удивлении ждут от нее божественного изречения насчет Креза. Она не обманула их; ибо немного спустя, она воскликнула торжественным и страстным голосом:

«Несчастные, зачем так к сердцу принимать зло, немогущее быть терпимо?
Верховный Юпитер и Феб и Амфиарай воспрещают это.
Внемлите правду вещающему голосу пророчицы и воздержитесь оскорблять
Небо вашим безумием, ибо этим, навлечете на себя скорую гибель».

Кир, услышав это, тотчас разослал глашатаев разносить между персами изречение; но они недоверчиво смотрели на Сивиллу, которая будто бы наущенная приходила спасать Креза. Когда этот последний сидел на костре с дважды семью лидийцами, персы, вокруг стоявшие с горящими факелами, зажгли костер. Сделалась тишина, посреди которой слышно было, как Крез, глубоко рыдая, трижды произносил имя Солона. Кир при этом звуке заплакал, думая про себя — как он сильно гневит богов, уступая воле персов, сожигая государя, равного ему саном, а некогда и счастьем. Но вот некоторые из персов, оставив Креза, собрались около своего государя и, видя глубокую печаль последнего, предложили ему затушить пламя. Кир дал приказание погасить огонь, но костер уже весь был объят пламенем и горел так сильно, что никто не решался подойти к нему. Говорят, тогда Крез взглянул на небо и стал призывать Аполлона себе на помощь, ибо теперь даже враги его желали ему спасения, но не имели на то власти.

День был бурный; дул сильный восточный ветер, хотя и не было еще дождя. Между тем как молился Крез, воздух вдруг помрачился и со всех сторон собрались тучи с громом и [308] молнией, разразилась буря и полил такой дождь, который совершенно залил пылающий костер и потопил было на нем сидевших. Персы тотчас развернули над Крезом пурпуровый шатер и великий страх напал на всех. Приведенные в ужас мраком, сильным ветром, а еще более громом, поражаемые копытами коней устрашенных бурей, они дрожали от страха. Припоминая предостережение Сивиллы и изречение Зороастра, теперь они громче взывали к Киру и, бросаясь на землю, молили богов о пощаде.

Некоторые говорят, что Фалес по известным приметам, им подмеченным, предвидел бурю и ожидал ее к тому именно времени, когда она и случилась. С той поры персы начали соблюдать закон Зороастра, воспрещавшего сожигать трупы или лить что-нибудь в огонь. Таким образом древний закон, уже забытый, был снова восстановлен между ними.

После того Кир, взяв с собою Креза в свой дворец, стал покоить его и обращаться к нему с приветливыми словами; ибо он думал, что Крез благочестивейший из всех людей. Он убеждал последнего сказать без страха и говорить смело, если есть у него какая-нибудь просьба. Тогда Крез сказал: «если ты, государь, уже так милостив к своему рабу, то позволь мне, прошу тебя, отправить эти цепи в Дельфы и спросить бога: что я ему такое сделал, что он обманчивыми изречениями вовлек меня в войну с тобою, дав полную надежду на победу; и все это для того, чтобы мне выиграть подобную новинку (тут он указал на свои цепи) — и отчего греческие боги так скоро забывают приношения (сделанные им)?» Кир с улыбкой согласился на его просьбу, обещав ему равный успех в более важных милостях. Скоро оба государя стали короткими друзьями. Кир возвратил Крезу его жен и детей и, уезжая из Сард, взял его с собою. Некоторые говорят: Кир назначил бы его правителем этого города, если б не опасался, что он отложится». [309]

ПРИЛОЖЕНИЕ 16.

Колонизация древней Армении.

В числе разноплеменных колонистов, в различные времена переселенных и переселившихся в Армению, одни из главных мест занимают евреи. Скажем несколько слов о каждом из этих колонистов, вкратце представляя здесь в хронологическом порядке их историю.

1. Хананеяне, прибывшие в Армению во время хайкида П’арнаса или П’арнака в 1531 г. до Р. X. под предводительством Хананидаса, отделившегося от Иисуса Навина. От них происходил род Гeнтуни (М. хорен. кн. I, гл. IV, XIX), из потомков которого Вах’аршак в 150 г. до Р. X. назначил себе придворных сановников, обязанных надевать ему рукавицы (М. хорен. кн. II, гл. VII).

2. Ассирияне являются в Армению в лице двух сыновей ассирийского царя Сеннахирима — Адрамела и Саннасара, которые по умерщвлении отца своего нашли себе убежище в этой стране. Это было в 765 г. до Р. X. во время хайкида Скай-орди (М. хорен. кн. I, гл. XXIII. — Фл. Иосиф, Древн. Ист. Иуд. кн. X, гл. I и II. — Четв. кн. Царст. гл. XIX, 37. — Прор. Исайя, гл. XXXVII, 38). Из их потомков происходят славные нахарарские роды: Артцруни и Гeнуни, потомкам которых Вах’аршак пожаловал почетные придворные звания (М. Хорен. кн. II, гл. VII, VIII; кн. III, гл. LV). Роль Артцруни — потомков Адрамела или Адрамелека (он же Аргамозан по Мар-Абасу), не ограничивалась одним нахарарством; ибо впоследствии мы их видим не только царями в Васпуракане (Ване), но и на византийском престоле императорами.

3. Евреи, которых впервые видим в Армении в 700 г. до Р. X. при хайкиде Храчья в лице Шамбата, одного из знатнейших евреев, отведенных в плен Навуходоносором (М. Хорен. кн. I, гл. XXIV). Царь Вах’аршак при вступлении своем в Армению встречает в одном из его потомков, Шамбае Багарате, «муже мудром и могущественном», как называет его Моисей хоренский, ревностного себе помощника, вследствие [310] чего он назначает Багарата нахараром, дав ему наследственное право возлагать на армянских царей-аршакидов корону (тагадир) при восшествии их на престол, а роду его называться по его имени Багратуни (М. хорен. кн. II, гл. III, VII). Во второй половине IX века потомки этого Багарата занимают престолы армянский и иверийский.

В 89 г. до Р. X. царь армянский Тигран II, современник Помпея, по окончании победоносного своего похода в Палестину привел оттуда взятых им в плен евреев, часть которых поселил в Армавире и в селении Вардгеса, на берегу реки Касаха близ нынешнего Вахаршапата (М. хорен. кн. II, гл. XVI), где впоследствии при царе Вахарше (в 194 по Р. X.) образовался пригород, славившийся своей торговлей (М. хорен. кн. II, гл. LX), и другую часть — в городе Шамирамакерте (там же, гл. XIX). Моисей хоренский, который сообщает эти известия о переселенных в Армению евреях не дает никаких подробностей о числе их. Этот пробел его Истории пополняет Фауст византийский, который, описывая опустошения, произведенные парсийским царем Шапухом II во дни Аршака II (363-381), говорит между прочим, что парсийские войска по разорении города Арташата вместе с его сокровищами вывели оттуда 9000 еврейских семейств; из города Вахаршапата и Еруандашата — 30,000; из Зарехавана (Багревандского округа) 8000; из города Заришата, Ахиовитского округа, 14,000; из Вана, Тоспского округа, 10,000; из города Нахчавана — 16,000 (кн. IV, гл. IV, стр. 169-174). Выведенные из упомянутых армянских городов 87000 еврейских семейств были поселены царем Шапухом в столице Парсии, Аспахане (см. у М. хорен. кн. III, гл. 35).

4. Мары или мидяне: они приведены в Армению во время Тиграна I Хайкида, победителя мидийского царя Аждахака (Астиага), как говорит армянская легенда. Это было за 568 л. до Р. X. Все семейство павшего в бою мидийского царя вместе с главной его женой Ануйш, дочерьми, сыновьями и 10,000 мидян было приведено Тиграном в Армению и поселено у восточного склона Арарата в пределах гох’тeнского округа до самой крепости Нахчавана (М. хорен. кн. I, гл. XXX). — Потомки их пользовались большим почетом в новом своем отечестве, так что когда глава армянских аршакидов, Вах’аршак, вступил [311] на престол, из них он назначил второго сановника государства (кн. II, гл. VIII). Славнейшим из этих мар’ских переселенцев был Аргаван, оказавший сильную помощь Арташесу II во время войны его против Еруанда. За эти услуги Арташес по воцарении своем пожаловал ему второе место, что, как должно думать, было наследственным правом у армянских астиагидов — вишапазунк’ов (М. хорен. кн. II, гл. XLVII). История говорит, что Аргаван, возбудивший подозрение царя, был обвинен в намерении свергнуть Арташеса с престола и занять его место. Вследствие чего сын последнего, Артавазд, получил приказание убить его, что и было исполнено злобным царевичем, который в первой половине II столетия по Р. X. (88-129), вместе с мидийским родоначальником истребил и весь род его (М. хор. кн. II, гл. LI).

5. Индийцы. О них Моисей хоренский вовсе не упоминает. Другой армянский писатель, живший прежде него, а именно Зеноб Глак (IV в.) в своей Истории Таронской провинции говорит, что они пришли в Армению в царствование Вах’аршака, т. е. за 150 л. до Р. X. Это была чисто жреческая колония, которая, более четырех с половиною веков существуя в Армении, ни разу не изменила своему жреческому характеру. Она была истреблена при царе Тeрдате при содействии св. Григория во время введения последним в Армению христианской веры в первых годах IV столетия. Об этих индийцах читатель найдет подробности в Приложении 14, стр. 280 — 282.

6. Тчены — китайцы. В последний год царствования парсийского царя Арташира, сына Сасана, один из двух сыновей кормильца тченского царя, Арбока Тчен-Бакура, по имени Мамгун, навлекший на себя гнев своего государя, со всею своей свитой и домочадцами, пришед к Арташиру, просит у него убежища. Тчен-Бакур, узнав о том, требует выдачи Мамгуна. Тем временем парсийский царь умирает; а сын его Шапух во избежание неприятных столкновений с тченским государем советует ему удалиться в Армению. Здесь он был принят царем Тeдатом (М. хорен., кн. II, гл. 81), который вскоре за верную службу и преданность назначает Мамгуна нахараром (М. хорен. кн. II, гл. 84). С этой поры потомки Мамгуна под именами ишханов и тэров (см. Приложение 12) мамиконских не [312] перестают занимать в армянской истории самое видное место. В летописях древней Армении трудно найти личности, которые могли бы состязаться с Мамиконами в рыцарском благородстве, беспримерном патриотизме и преданности национальной своей церкви. Они всегда были ангелами-хранителями земли армянской, в самые тяжкие минуты являлись ей на помощь и ценою собственной крови выкупали ей и политическую ее свободу и свободу совести. Имена Вардана Великого, прозванного Красным, ***, Варда, Вахана и других не безызвестны занимающимся армянской историей. Управляя своим отечеством как марз-паны они оставили по себе славную память, к которой с особенной любовью до сих пор обращаются их соотечественники.

Вот главнейшие переселенцы, пришедшие в Армению и ассимилировавшиеся в этой стране, начиная от древнейших времен до начала IV в. по Р. X.— Были и другие выходцы, не игравшие особенной роли в новом своем отечестве; и потому мы ограничимся здесь только исчислением их имен, не вдаваясь в подробности. Это были булкары (М. хорен. кн. II, гл. VI), аланы (кн. II, гл. III), каспы (кн. II, гл. LIII), род Аматуни (кн. II, гл. LVII) и другие.

ПРИЛОЖЕНИЕ 17.

О начале и прекращении династии армянских аршакидов.

Существует большое разногласие у армянских историков и летописцев относительно начала и прекращения династии армянских аршакидов.

По мнению нашего Асох’ика, аршакиды начали царствовать в Армении с 12 года Птоломея Евергета II (Птоломей VIII Фискон, управлявший с 145 по 117 г. до Р. X.), т. е. с 133 г. до Р. X. Владычество их прекратилось на 21 году Феодосия II Младшего (408-450); следовательно, в 432. Таким образом династия армянских аршакидов по Асох’ику должна была продолжаться не 559 лет, как стоит в тексте его, а 565. [313]

Хронограф Самуил анийский (XII в.) говорит: «Аршак Великий воцарил в земле армянской брата своего Вах’аршака на 27-м году Птоломея Евергета, в 4-м году 167 олимпиады»; в хронологических же своих таблицах дополняет это известие следующим образом: «династия Вах’аршака прекратилась на 14-м году Феодосия Младшего», (рукоп. моей библиот.).— 27 год Птоломея Евергета II, это — 118 г. до Р. X., что совпадает с 4-м годом 167 олимпиады. Стало быть, по Самуилу, начало аршакидов в Армении должно отнести к 118 г. до Р. X.; конец же их так как он относит к 14-му году Феодосия Младшего, то это будет 421 г. по Р. X.; следовательно, они царствовали 539 лет.

Т’ома Артцруни (X. в.) прекращение упомянутой династии относит ко 2-му году парсийского царя Язкерта II, сына Врама II, присовокупляя, что «она продолжалась 415 лет» (см. его Ист. Константинополь, 1852, стр. 81). Но здесь цифра 415 явная описка и Т’ома Артцруни не мог сказать подобной нелепости. Ибо на 46 стр. своей Истории он на основании показания Моисея хоренского говорит, что 60 лет спустя после Александра воцарился в Бахле Аршак Храбрый и что брат последнего (?), прибыв в Армению, занялся благоустройством этой страны. Если это так, то Т’ома Артцруни не мог не знать начала аршакидской династии в Армении, которое он вероятно относил к 144 г. до Р. X. вместе с Моисеем хоренским, как увидим ниже. И потому если 2-й год Язкерта II, т. е. 440, принять, как он говорит, за год прекращения упомянутой династии, то продолжительность ее должна измеряться цифрою 584.

Киракос гандцакский (XIII в.) говорит, что после 6-летнего царствования Арташира владычество аршакидов, продолжавшееся 568 л., прекратилось в Армении (см. его Ист. Москва, стр. 19).— Если 128 принять за 7-й год царствования Арташира VI, то для получения цифры 568 мы должны отнести начало армянских аршакидов к 140 году до Р. X.

Летописец Мхитар айриванк’ский 452 принимает за год прекращения этой династии (см. мое изд. Москва, 1860, стр. 47) и говорит, что она продолжалась 568 лет (там же стр. 16). Следовательно: если она прекратилась в 452 по Р. X. и продолжалась 568 лет, то должна была начаться в 116 году до Р. Х. Итак — [314]

a) По Асох’ику аршакидская династия в Армении началась в 133 г. до Р. X. прекратилась в 432 по Р. X.

продолжалась 565 лет.

b) По Самуилу анийскому она началась в 118 до Р. X. прекратилась в 421 по Р. X.

продолжалась 539 лет.

c) По Т’оме Артцруни она началась в 144 до Р. X. прекратилась в 440 по Р. X.

продолжалась 584 года.

d) По Киракосу гандцакскому она началась с 140 до Р. X. прекратилась в 428 по Р. X.

продолжалась 568 лет.

e) По Мхитару айриванк’скому она началась в 116 до Р. X. прекратилась в 452 по Р. X.

продолжалась 568 лет.

Чтобы выйти из лабиринта этих противоречий у нас один исход, это — Моисей хоренский, у которого в Истории находим руководящие для того нити. Он говорит, что 60 лет спустя после смерти Александра (сына Александра Великого, случившейся в 311 г. до Р. X), Аршак Храбрый основывает династию аршакидов (парсийских, или как он называет, бахльских), т. е. в 251 году до Р. X. (см. его Ист. кн. II, гл. II, стр. 78 моего перевода).

Поэтому если 251 год примем за начало бахльских аршакидов и если к тому же возьмем во внимание другое указание Моисея хоренского (кн. II, гл. LXVIII), а именно, что основатель могущества аршакидов — Аршак Храбрый, царствовал 31 год (251-31 = 220), сын его Арташес 26 лет (220-26 = 194), сын последнего Аршак Великий 53 года (194-53 = 141), и что Аршакан по смерти Аршака II Великого вступил на престол на 13 году Вах’аршака, родоначальника армянских аршакидов — то мы придем к следующему заключению: Вах’аршак взошел на престол Армении за 13 лет до смерти брата своего, Аршака Великого, т. е. на 40-м году царствования последнего; следовательно, в 144 до Р. X.

Моисей хоренский не предлагает никаких данных для года прекращения этой династии, следовательно и продолжительности ее. [315] И потому если для этого примем за точку отправления указание нашего Асох’ика, т. е. 24 год царствования Феодосия II Младшего; то придем к 432-му году по Р. X.; следовательно, с цифрой 144, полученной уже нами по данным Моисея хоренского, мы найдем, что династия армянских аршакидов продолжалась 576 лет.

Мхитарист Михаил Чамчян 149 год до Р. X. принимает за начало армянских аршакидов, а 428 за конец их владычества, продолжавшегося следовательно 577 лет (см. Хронол. Табл. в его Простр. Ист. Ч. III).

Сен-Мартен относительно этого вопроса на слово верит Чамчяну и полученную последним цифру принимает как положительный факт, не желая входить, за неимением точных указаний туземных историков, в бесплодные, по его мнению, разыскания (см. его Mеmoires historiques et gеographiques sur lArmеnie, t. 1, Paris, 1818, pp. 320, 404, 406, 410, 414; — Fragments dune Histoire des Arsacides, t. I, Paris, MDCCCL, p. 62; t II, Tableau chronolog. des rois arsacides de lArmеnie, №№ 2 et 3).

ПРИЛОЖЕНИЕ 18.

Время установления армянского летосчисления.

У нашего автора это место, где он говорит о установлении армянского летосчисления, противоречит истории во многих пунктах. Нам кажется, в этом немало виноваты переписчики; но как бы то ни было, следует заметить, что армянское летосчисление установлено не в патриаршествование Нерсеса. Достоверные показания предшествовавших Асох’ику историков относят этот факт ко времени патриарха Моисея II. Так напр. Иоанн, епископ мамиконский, живший в VII веке и написавший «Историю Таронской Провинции», приводя список настоятелей Глакского монастыря, упоминает между прочим о настоятеле Афанасие, ***, жившем во время Моисея II, по поручению которого он, как человек сведущий в математических науках, написал в городе Дeвине трактат о новом летосчислении (Венеция, 1832, гл. I, стр. 8).— Далее, Иоанн католикос, занимавший патриарший престол с 898 по 924 и оставивший нам «Историю [316] Армений», рядом с политической историей своего отечества год за годом с необыкновенной точностью и последовательностью упоминает и об армянских патриархах и их деяниях. Как человек, стоявший во главе духовенства своего народа и имевший в полном своем распоряжении патриарший архив, он более всякого другого писателя имел возможность верно передать нам деяния предшествовавших ему иерархов. Он говорит, что армянское летосчисление было установлено при патриархе Моисее (см. мое изд. стр. 38), а не при Нерсесе. Авторитет этих двух писателей вполне ручается за достоверность их рассказа.

Определив вопрос о патриархе, при котором установлено армянское летосчисление, пойдем дальше и проверим другие показания Асох’ика.

a) Марз-пан Мeжеж управлял с 518 по 548 = 30 лет; следовательно, его 7-й год это — 524.

b) Нерсес II патриаршествовал с 524 по 533 = 9 лет; следовательно, 4-й его год — 527, соответствующий 10-му году Мeжежа.

c) Юстиниан I царствовал с 527 по 565 = 38 лет; следовательно, его 14-й год — 540.

d) Хосров I, сын Кавата, царствовал с 531 по 578 = 47 лет; следовательно, его 24-й год — 554.

e) Изд-Бузит принял мученичество в 552.

Таким образом мы получаем ряд синхронизмов, который вероятно в первоначальном подлинном списке нашего историка был приведен во всей точности его, а не в следующем неточном и запутанном виде, по милости переписчиков:

7 год Мeжежа 524
4 год Нepceca II 527
14 год Юстиниана I 540
24 год Хосрова I 554
год мучен. Изд-Бузита 552

Верный ряд синхронизмов, показывающих начало армянского летосчисления можно было бы восстановить так:

4 год Марз-пана Деншапуха-Парса 551
1 год патриаршествования Моисея II 551
21 год Хосрова I, царя парсийского 551
28 год Юстиниана I 551. [317]

Далее, если, следуя Асох’ику, принять не 551, но 553 за первый год армянской эры, то в таком случае эта последняя цифра должна совпасть с 28, а не с 14 годом Юстиниана; с 21, а не с 24 годом парсийского царя Хосрова, начиная от 527 года, т. е. от второго дeвинского собора, созванного патриархом Нерсесом.

Что же касается до того места нашего автора, где он говорит: «и было (тогда) греческого летосчисления лето 304-е от императора Филиппа 7-е»; то следует заметить, что последняя цифра, благодаря невежеству переписчиков, показана здесь неверно. Вместо: «от императора Филиппа 7-е» следует читать: «от императора Филиппа 307-е», что действительно и совпадает с 553 г. от Р. X.

Наконец цифра 252, которую Асох’ик предлагает здесь, даст также 553-й год, если придать к ней 301 — год официального принятия христианской веры армянами.

Заключим нашу проверку синхронизмов нашего историка замечанием ученого академика Броссе относительно цифры 553 .... «je me contente dajouter que lannеe 553, dans laquelle fut organisе le comput armеnien... rеpond en effet a 551 de lere chеtienne, parce que la chronologie dEusebe, alors suivie par les Armеniens, place la naissance du Sauveur deux ans avant le commencemet de lere vulgaire» (Analyse critique de la Всеобщая История de Vardan, St-Pеtersbourg, 1862, р. 18).

ПРИЛОЖЕНИЕ 19.

Время появления Махомета по армянским писателям.

Появление Махомета, как пророка, наш автор относит к 12-му году правления Давида Сахаруни, т. е. к 612, начало же владычества измаильтян (Хиджры) к 72-му году армянского летосчисления, т. е. к 623.

Самуил анийский и Мхитар айриванк’ский с большей точностью определяют время появления Махомета, как пророка, когда указывают на 60 год армянского летосчисления, т. е. на 611 по Р. X. [318]

Исследования Коссен-де-Персеваля привели его к этой же последней цифре; ибо, по его мнению, Махомет, родившийся в 570, начал свою проповедь в 611; убежал из Мекки 19 апреля 622; следовательно, первый год хеджры будет от 19 апреля 622 по 7 мая 623 года (Essai sur lislamisme, Paris, 1847-1848, t. I. liv. III, pp. 282-283, 354, t. III. р. 10 и далее).

Что же касается до 68-года армянского летосчисления ( = 619), который наш автор сопоставляет с 12 годом правления Давида Сахаруни, то мне он кажется опиской переписчика и ничего более: ибо вероятно первоначальный подлинный текст нашего Асох’ика не имел этой цифры.

ПРИЛОЖЕНИЕ 20.

Что следует разуметь под словами: Внасп, храт, ***, *** и проч.

«Сокрушил жертвенники зажженного великого огня, называемого (парсами) Внаспом; — ***, ***.

Что значит слово Внасп, встречаемое у нашего автора, равно как и у Себеоса? Хотя значение его нам неизвестно, однако мы кажется не ошибемся, если скажем, что Внасп было название жертвенника огня, воздвигнутого в Гандцаке (Тавризе) атeрпатаканском. Жертвенник этот здесь назывался Внаспом точно также, как именовался Аршеком жертвенник огня, который возвышался некогда недалеко от Герата, на расстоянии двух фарсангов от этого города на вершине горы (см. Ист. Сасанидов, перев. Silvestre de Sacy, стр. 389, примеч. 84).

Высказав наше предположение относительно Внаспа, заметим кстати, что в вышеприведенном месте нашего автора речь идет о священном огне, бывшем, как известно, в большом уважении у парсов. В периоде сасанидов, как видно из слов Себеоса и Асох’ика, главный жертвенник этого огня находился в Гандцаке атeрпатаканском. Себеос, говоря об этом огне, сообщает мимоходом следующие любопытные сведенья: «Цари парсийские всегда переносили его с собою, ибо верили в его помощь себе. Этот огонь, который (парсы) называли Атеш ( = «огонь»), [319] считался у них выше всякого огня; он был взят. Вместе с мовпетан мовпетом (т. е. жрецом жрецов,— великим жрецом) было потоплено в реке множество знатных вельмож» (см. арм. подлинник, стр. 50). Этот великий огонь Себеос называет по-армянски храт метц, ***, что собственно говоря, не одно и то же со словом хур, ***, значение которого мы имели случай объяснить в другом месте (см. Приложение 14, стр. 272). Храт значит зажженный огонь, иначе крак, *** — видимый огонь. Г. Патканян, переводчик Себеоса, принимает слово храт (он пишет его Грат) за собственное имя города и недоумевает о его существовании (см. его 56 примеч., стр. 182, где между прочим он говорит: «близ Гандзака — Тавриза — действительно находился знаменитый жертвенник, но существовал ли город Грат, мы не знаем» — Еще бы! искать в слове храт «города», когда оно, как нарицательное имя, просто означает огонь!). Недоумение переводчика происходит от неясного понятия, которое он имеет о слове храт; по этому самому и упомянутый отрывок переведен им неверно. Вот он, перевод г-на Патканяна: «Овладели (?) также гратом (?) — священным огнем — который всегда возил с собою царь на помощь себе, почитаемый (?) выше всякого огня и называемый ими (?) Аташ. Множество знатных вельмож потонуло (?) в реке вместе с мовпетан-мовпетом» (см. рус. перев. отд. III, гл. I, стр. 29). Знакомые с армянским языком могут проверить оба вышеприведенные перевода отрывка, о котором идет речь, с текстом подлинника: ***, ***, ***.

К сожалению, прекрасное творение Себеоса сильно пострадало в русском переводе, который не может похвалиться ни точностью, ни верностью. В этом отношении Себеос не был счастливее Х’евонда (см. наши 8 и 17 примеч. к IV гл. II книги), равно как и Моисея Каханкатуаци. Мы надеемся в досужное время дать ученой публике нашей отчет в достоинстве этих переводов г-на Патканяна. [320]

IПРИЛОЖЕНИЕ 21.

Начало и прекращение династии сасанидов.

По мнению нашего автора, династия сасанидов началась на 3-м году императора Филиппа, т. е. в 247;

прекратилась на 18-м году Ираклия, т. е. в 628;

следовательно, она продолжалась 381 год, как стоит в тексте нашего автора;

77-й год армянского летосчисления, это — 628, что совершенно совпадает с 18 г. Ираклия.

По Себеосу (отд. III гл. XXXV, стр. 181) и Томе Артцруни (см. стр. 115), она продолжалась 542 года. Ни тот, ни другой не предлагают данных, по которым можно было бы определить начало и конец упомянутой династии.

Самуил анийский дает нам цифру с одной стороны 649, показывающую, по его мнению, продолжительность сасанидской династии, а с другой — 97 год армянского летосчисления, т. е. 647 (рукоп. моей библиотеки).

Вардан уверяет, что она продолжалась 481 г. (см. мой перевод, стр. 87).

По мнению Сильвестра де Саси, родоначальник сасанидов, Ардешир Бабекан завладел престолом парсийских аршакидов в 226 году по Р. X. (см. его Mеmoire sur les mеdailles des rois de la Perse de la dynastie des Sassanides, p. 200, хотя в другом месте тот же ученый для этого события предлагает цифру 223; см. Предисловие его, стр. 3, к его Mеmoires sur diverses antiquitеs de la Perse). Династия его, по мнению ученого француза, продолжалась 417 лет; следовательно, до 643 или 640 года по Р. X. (см. его Предисловие).

В своей Histoire des Arabes Sеdillot указывает на цифру 652, как на год прекращения царствования последнего сасанида, Иездеджерда (liv. III, ch. III, р. 132).

Из этих разнородных показаний видно, что мнение Асох’ика, как основанное на положительных указаниях и определенных цифрах, заслуживает более внимания; но насколько оно верно, решить трудно. [321]

По Себеосу, после убиения юного Арташира Хорем сам воцарился;

за ним Бeбор (у Т’омы Артцруни — Бор), дочь Хосрова, 2 года;

по ее смерти Хосров из рода Сасана;

после него Азарми-духт (у Т’омы Артцруни — «Азармик», возведенная на престол одною партией, между тем как партия Хорема в городе Мeтцуине посадила на престол Ормизда. Таким образом разделившись, говорит тот же писатель, парсийское царство пришло в упадок. «После этого воцарился в Тизбоне Язкерт, управлявший государством робко, не как повелитель, но как человек думающий только о самосохранении. При нем настал конец царству парсийскому»; стр. 108);

после нее Ормизд, внук Хосрова, которого задушило войско Хорема;

после воцарился Язкерт, сын Кавата, внук Хосрова, имевший свое пребывание в Тизбоне (см. Ист. Себеоса, отд. III, гл. XXVIII, стр. 110).

Сасаниды по Мирхонду:

1. Ардешир Бабекан, царствовавший по убиении Ардевана 14 л., а до этой катастрофы 12 лет, итого 26 л.

2. Шапур, сын Ардешира, 31 г.

3. Хормуз, сын Шапура, 1 г. и 10 дней.

4. Бахрам, сын Хормуза, 3 г. и 3 мес.

5. Бахрам, сын Бахрама, 17 лет.

6. Бахрам, сын Бахрама, названный Бахрамом III; по мнению одних он царствовал 9 л., по мнению Фирдуси 4 мес.

7. Нарси, сын Бахрама III, 9 лет.

8. Хормуз, сын Нарси, 7 л. и 5 месяцев.

9. Шапур Дулактаф, 72 года.

10. Ардешир, сын Хормуза, 4 года.

11. Шапур, сын Шапура Дулактафа, 8 л. с лишком.

12. Бахрам, сын Шапура Дулактафа, 11 месяцев.

13. Иездеджерд Алатим, 22 года и 5 месяцев. — После него вельможи возводят на престол одного из его сыновей по имени

14. Хосру, он же Кесра.

15. Бахрам Гур (продолжение царств, не показано). [322]

16. Иездеджерд, сын Бахрам-Гура, 18 лет.

17. Хормуз, сын Иездеджерда, 1 год.

18. Фируз, сын Иездеджерда, по одним 26, по другим 21 год.

19. Палаш, сын Фируза, (продолжение царствов. не показано).

20. Кобад, сын Фируза, 43 года.

21. Кесра, сын Кобада, известный под именем: Нуширван Справедливый, царствовал 48 лет.

22. Хормуз, сын Нуширвана (продолжение царств. не показано).

23. Хосру Парвиз, 38 лет.

24. Шируйе, сын Парвиза, 8 лет.

25. Ардешир, сын Шируйе, по одним царствовал 5 месяцев, по Ибн-Атиру в Камел-ал-теварихе, 1 г. и 6 месяц.

26. Шахриар, по одним 40, по другим 20 дней.

27. Нурандохт, дочь Хосру Парвиза, 1 год и 4 месяца.

28. Чашниненде, 1 месяц.

29. Арземидохт, дочь Хосру Парвиза

30. Кесра, сын Хаисса

} продолжение царствования не показано

31. Ферахзад, сын Хосру

32. Иездеджерд, сын Шахриара

(Histoire des rois de Perse de la dynastie des Sassanides, traduite du persan de Mirkhond par Silvestre de Sacy в его Mеmoires sur diverses antiquitеs de la Perse, Paris, MDCCXCIII, p. 273-417). [323]

IIРИЛОЖEНИЕ 22.

Недостающие в печатном тексте Истории Степаноса Асох’ика три отрывка: первый — конец IV гл. II книги; второй — V гл. II же книги: «О амир-ал-мумининах татчиков»; третий — VI гл. той же книги: «Греческие императоры от Константина до сего времени, имена и годы их (царствования)».

А. АРМЯНСКИЙ ТЕКСТ.

***

В. ПЕРЕВОД ПРЕДЫДУЩИХ ТРЕХ ОТРЫВКОВ.

I.

Конец IV гл. II книги.

«и с каждого человека брал много зуз. Этот злобный палач довел народ до крайней нищеты невыносимыми своими притеснениями, (вследствие чего) 1200 человек перешло в греческую землю под предводительством Шапуха и сына его Хамама, из рода аматуник’ского. Неприятель, (узнав о том), пошел по их следам и настиг в пределах Кoла. Они вступили в бой с татчиками, обратили их в бегство и сами перешли через реку Акампсис, которая берет начало в тайк’ской провинции и, протекая на северо-запад, впадает в Понт. Император Константин, известившись о том, поселил их в прекрасном и плодоносном месте. Простой же народ, оставшийся в нашей земле, вынужденный лишениями, вступил под иго сынов Измаила, став дровоколами и водовозами у последних.

В то время скончался в благочестивой жизни армянский католикос Исайя. Ибн-Докл (Доке) с большими угрозами приказал принести к себе все сокровища и утварь церковную, из которых он брал себе то, что ему нравилось.— На престол патриарший вступил Степ’анос посредством больших подкупов». [330]

II.

V глава II книги.

О амир-ал-мумининах татчиков.

«Как мы прежде сказали, в 68 году (армянского) летосчисления явился Махомет, пророк татчиков и властвовал 2 года. — Абубакр 60 лет. — Омар 11 лет. — Отман Ибн-ан’ан 10 лет. — Совия (Моавия?) старший 23 года. — Изид 6 лет. — Мавия Ибн-Изид 1 год. — Мерван 1 год. — Абдел-Мелик Ибн-Мерван 20 лет. — Велид Ибн-Абдел-Мелек 9 лет, — до 192 года армянского летосчисления ( = 743). После Велида стал эмиром-альмуминином в 192 = 743 году Мерван. — Абдалла умер в 219 = 770 году. — Стал эмиром-альмуминином Махдии. — Аарон... умер в 155 = 606 году. — Другой Абдалла ибн... совершивший нападение на Грецию.— Аарон, которого брат Джапр, умер в 298 = 849 году. — Джапр в 311 = 862 году. — Ахмат, пославший в Армению Алия, сына Яйия и назначивший Ашота князем князей в 311 = 862 году.

Чтобы написать это краткое сказание о прошедшем, мы должны были долго рыться в сочинениях (наших) предшественников; и потому верно все, что мы сказали. (Несмотря на то), некоторые имена и годы эмиров-аль-мумининов мы нашли (в различных) историях не совсем согласными (между собою), вследствие ли двойных имен (эмиров), или потому что многие лица, захватившие власть, становились независимыми, имена которых также записывались. Все это мы внесли в наше сочинение, дабы не было в нем пробелов. Исследовав, читатель наверное узнает, что в 68 году армянского летосчисления ( = 619) и в 8 году царствования Ираклия явился Махомет (?), что с того времени началось владычество или царство татчиков в мире, продолжавшееся до 364 г. армянского летосчисления ( = 915), до 24 года царя Сeмбата, возведенного на виселицу и до воцарения над греками Льва, сына Василия. Но с тех пор, а может быть и прежде (того времени), если не иноплеменники владели татчиками, то сами они разделились на враждующие между собою партии; ибо не только сильные властители завладевали известными городами, но и начальники небольших городов и крепостей становились независимыми и с ожесточением вели между собою войну». [331]

III.

VI глава той же II книги.

Греческие императоры от Константина до сего времени, имена и годы из (царствования).

«На третьем году Диоклетиана воцарился в Армении Тeрдат, Диоклетиан сверх 3 лет царствовал еще 17.

Затем Константин 32 года. На 2 году своего царствования он перенес свой двор из Рима на остров Византию, обвел его стенами, (обстроил) в обширных размерах и назвал его своим именем — Константинополем. Он принес (туда) с собою часть от мощей святых Петра и Павла для прочности царства; над этими мощами он впоследствии построил обширную и знаменитую церковь в всемирной столице, названную «Апостолами». На 3 году (? 20) он созвал собор 318 отцов в Никее, в Вифинии, против Ария александрийского, называвшего Сына Божия творением. На 7 году (на 22) он отправил мать свою в Иерусалим за честным крестом Христа. Константин просил у парсийского царя Шапуха и получил древнюю корону пророка Давида, отнятую царем Навуходоносором у Иехонии, сына Иоссии, как о том повествует тебе История Шапуха Багратуни, сына Ашота антипатрика. В двадцатилетие Константина исполнилось 221 год (?) со времени страстей Господних.

После воцарились сыновья его, Константин и Констанций, Константин над греками и римлянами 24 года (337-361). — Во дни их Андрей, брат епископа Магнуса, написал трактат о календаре. К нему написал письмо Кирилл иерусалимский о явлении креста.

После Юлиан, племянник (по брату) Константина, 2 года (361-363). Во дни его блаженный Афанасий, патриарх александрийский, находился в ските (?), вторично изгнанный последователями Ария. Юлиан умер в Персии и был похоронен в Тарсе, как повествует Сократ.

Иовиан 1 год (363-364).

Валентиниан и Валенций 11 лет (364-375). Последний сослал св. Нерсеса, патриарха армянского, на остров Патмос (?),[332] с ним и многих других отцов, которые питались рыбою, выбрасываемою морем. На их 11 году скончался блаженный Афанасий по возвращении из ссылки в Александрию. В их же время жили святые учители: Василий кесарийский, брат его Григорий нисский и Григорий Богослов назианзинский.

Грациан 5 лет (375-383). При нем епископ кипрский, Епифаний, написал свой Анхоратон.

Святой Феодосий 15 лет (383-395). Он созвал в Константинополе собор 150 отцов против духоборца Македония и умер прежде чем состоялся последний.

Аркадий и Гонорий, сыновья Феодосия, 24 года (395-423).— В их время прославились: Иоанн Златоуст, Епифаний кипрский, Аммон (Аммиан?) александрийский, написавший оглавление Евангелий, и Евфалий александрийский, который достойным удивления образом установил вступления, главы, свидетельства и (разделения на) стихи Деяний апостолов и апостольских Посланий.

Феодосий (II, 408-450) Младший, сын Аркадия, 42 года. Он созвал в Ефесе собор 200 святых отцов против Нестория, который учил, что Мария — человекородица, а не богородица, за что преданный анафеме, был он отлучен от собора. В его время жил святой патриарх армянский Саак, при котором армянская азбука, из 29 букв, была составлена сирмийским философом Даниилом (?); недостающие же 7 букв блаженный Месроп таронский получил от Бога через посредство молитв.

Маркиан 7 лет (450-457).— На 3 году своего царствования он созвал собор в Халкидоне с намерением отомстить за отрешение Нестория, которого приказал вызвать из Хужастана: но гнев божий постиг его и он околел, снедаемый червями.

Лев Великий (I) 17 лет (457-474).

Онтос (?) Лев (II Младший) 1 год (474).

Зенон I, 1 год (? 474-491, след. 17 лет).

Василиск 1 год (?).

Онтос (?) Зенон 12 лет (?)

Он (т. е. Зенон) был человек прожорливый. Как-то раз в последний день масленицы он с жадностью предался еде и питью (и просидел) до рассвета постного дня. Проснувшись, он нашел в своих зубах остатки мяса, (и это от того, что) греки не имеют обыкновения промывать рот содою (?), но [333] просто полощут водою. Вследствие чего через патриаршее предписание, под опасением быть предану анафеме, он приказал масленицу (впредь) разрешить одним сыром. Он написал послание, называемое Генотиконом, обращенное ко всем грекам и римлянам, в котором он предает анафеме халкидонский собор и тех, кои признают во Христе два естества. Он возвратил в Александрию Тимофея, изгнанного Зеноном (?), который умер на втором году (своего возвращения?).

Анастасий 25 (491-518, след. 27) лет. Он остался при православии Зенона.

Юстин 9 лет (518-527). Он принял учение халкедонитов.

Юстиниан 37 (527-565, след. 38) лет. На его 14 году на Дeвинском соборе (?) установлено было армянское летосчисление; на его 19 году александрийцы установили 19-летний период, ... который на 28 своем обращении составляет круг в 532 года. Изгнанный своими войсками по каким-то ничтожным причинам, он отправился к хакану хазаров, женился на его дочери, взял за нею в приданое город Ихридию (?), в сопровождении хазарского войска возвратился в царственный город Константинополь и, утвердившись на престоле своего царства, начал строить святую Софию.

Юстин (II) православный 11 (565-578, след. 13) лет.

Тиверий 4 года (578-582).— При нем по поводу постановлений халкидонского собора был созван в Константинополе собор из армян и греков, где армяне были побеждены.

Маврикий 20 лет (582-602). Говорят, что он был из Армении, уроженец деревни, называемой Ошаканом, арагатц-отeнского округа. Это (мнение) оправдывается поговоркой: «отсюда в Ошакан ладан посылается». В его время был убит царь парсийский Ормизд; и воцарился Вахрам, а Хосров, сын Ормизда, бегством спасся у Маврикия, был крещен и с помощью Маврикия вступил на парсийский престол.

Фока 8 лет (602-610). Он убил Маврикия. Хосров начал мстить (Фоке) за убиение Маврикия, мечом и пленом опустошал греческую землю и, взяв город Иерусалим, унес в Парсию святый крест.

Ираклий 31 год (610-641). На 18 году своего царствования он умертвил царя Хосрова и возвратил из Парсии крест; это было в 77 году армянского летосчисления ( = 628). [334]

С 19 года Тиверия, со времени распятия Спасителя, до 18 года Ираклия и до возвращения спасительного креста 595, а от Адама 5907 лет.

Константин 3 года (с 12 марта по 23 июня 641 года, след. 3 мес. с лишком). При нем татчики покорили Сирию и наложили дань на Иерусалим.

Константин, сын Константина, внука Ираклия, 19 (641-668, след. 28) лет.

На 2 году его (царствования) Дeвин был взят татчиками.

Константин (Поганат) 13 лет (668-685).

Юстин IV (Юстиниан II), сын Константина, 7 (685—б95, след. 10) лет. На его первом году северный народ, называемый хазирами, завладел Арменией, Иверией и Ахванией.

Лев (Леонтий) 20 лет (695-698, след. 3 года).

Апсимар (он же Тиверий) 7 лет (698-705).

Куар (? Юстиниан II Риномет) 6 лет (705-711).

Филипп (Филиппик) 2 года (711-713).

Артемий 2 (713 — 716, след. 3) года.

Феодосий (III) 1 год (716).

Лев (III) 24 года, (716-741, след. 25 лет). На его 12 (11) году татчики пришли в Никею.

Константин (Копроним) 33 (741-775, след. 34) года. На 21 году своего царствования он взял город Карин в 204 г. армянского летосчисления ( = 755), а на 2 (читай 22) году его в 205 = 756 эмир Иезид возобновил город Карин.

Лев (IV Хазар) 5 лет (775-780).

Константин (VI) и Ирина, мать его, 10 лет (780-790). В их время было восстановление икон в Риме в 237 г. армянского летосчисления ( = 788). Рассказывают, что пришлось им видеть какую-то большую мраморную обширную гробницу и что, удивленные ее громадностью, они приказали отвалить ее крышу, на нижней стороне которой нашли (следующую) надпись: «какая тебе польза скрывать меня, ибо во время царя Константина и матери его Ирины солнце увидит меня».

Никифор 9 лет (802-811). В 260 = 811 году он вступил в Булхарию, где погиб с своими войсками.

Михаил (I) 2 года (811-813). При нем происходило опустошение Фракии. [335]

Лев (V Армянин) 5 (813-820, след. 7) лет. Неприятель подступил к Златым Вратам, взял многие города и завладел Адрианополем, столицей Македонии. Лев отверг иконы; он построил Бизу, Аркадиополь и Камарах (?) в 265 = 816.

Михаил (II) 9 лет (820-829). При нем явился обманщик Фома; при нем же происходили смуты между христианами и гибель их. В 272 = 823 году Михаил вступил в бой с Фомою, которого взяв, приказал отрубить ему ноги и руки и повесить. После того Михаил дал сражение войску татчиков и истребил многих из них в Курнаве, а в Анкире одержал над ними победу.

В 278 = 829 скончался Михаил и вступил на престол сын его, Феофил, 13 лет (829-842). В его время греческие войска (***?) вступили в Басенский округ, многих предали мечу, напав на город Гомадцор; сам же Феофил отправился в Хахтик’, вступил в Цамак’-камурдж (не Цамакаберд ли?) и отвел в плен множество армянских семейств. Он пожаловал в консульское достоинство Ашота, сына Шапуха, назвал его великим консулом и патриком и оставил в Сперском округе; сам же, собрав дань с феодосиопольцев, возвратился домой. После этого греческие войска (***?) пришли в деревню Катчкак’арь, что в Вананд’е, где они понесли поражение от руки Саака, сына Исмаила. В том же году Феофил вторгнулся в Сирию, взял город Урпели, дал татчикам сражение в Альмулате и победил их. Во время похода своего на восток к пределам Армении он завладел крепостями: Тцму, Асах’ином, Метцкертом и Албердом в гех’амском округе, опустошил (округ) Хозан в Четвертой Армении, истребляя человека и скот.

После него воцарился сын его, Михаил (III), 24 года (842-859, след. 17 лет), который был тайно убит Василием, которого он избрал было себе соправителем.

Василий (Македонянин) снова (?) царствует еще 22 года (867-886, след. 19 лет). Он построил большую церковь в Константинополе, украсил ее золотом, назвав «Церковью святых воинов». Говорят, что он был уроженец деревни Т’ила, таронской провинции. В его дни патриарший дворец процветал подаянием милостыни и учением. В его же время воцарился в Армении Ашот.


Комментарии

60. И это вероятнее; ибо, по уверению Плутарха, Геродот многое заимствовал у Ксанфа лидийского, который жил в 470 г. до Р. X. и написал Историю своего отечества, пользовавшуюся большим уважением вообще у древних, но к сожалению не дошедшую до нас. Рассказ о трагическом конце Креза, приведенный у Николая Дамаскина и здесь нами предлагаемый в переводе, вероятно, заимствован у того же Ксанфа лидийского, о котором упоминает также Диоген лаэртский (см. Diog. Laert. кн. I, Вступление).

Текст приводится по изданию: Всеобщая история Степ'аноса Таронского, Асох'ика по прозванию, писателя XI столетия. М. 1864

© текст - Эмин Н. 1864
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Бакулина М. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001