Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АСОХИК
(СТЕПАНОС ТАРОНСКИЙ)

ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ

ПРИЛОЖЕНИЯ.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

У Евсевия мы находим следующее исчисление: «От исхода из Египта до Соломона и до построения храма 480 лет.— От Авраама до исхода, совершенного Моисеем, 505 лет.— От потопа до первого года Авраама 942 года.— От Адама до потопа 2242 года.— Вообще от Адама до Соломона и до построения храма 4150 лет, (см. его Хронику, Ч. I, стр. 172).

Армянский хронограф, Самуил анийский, живший во второй половине XII столетия, с своей стороны представляет следующее исчисление:

«От Адама до потопа 2242 года.— От потопа до столпотворения 525 лет.— От столпотворения до Авраама 417 лет.— От потопа до рождения Авраама 942 года.— От Авраама до исхода Моисея из Египта 505 лет.— От исхода до Соломона и первого построения храма 480 лет.— От первого построения храма до второго 511.— Отсюда до Р. X. 518: итого 5198 лет (!).

«От Р. X. до святого Григория (просветителя Армении) 312 лет.— От св. Григория до начала армянского летосчисления 241 год» (Рукопись моей библиотеки).

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.

Списки парсийских царей по армянскому хронографу Самуилу анийскому, по Евсевию и греческим историкам.

В исчислении царей парсийских наш автор вероятно следовал одному и тому же источнику, которым руководствовался и Самуил анийский. Этот последний предлагает следующий полный список парсийских царей, который мы приводим здесь для восполнения некоторых неточностей, встречающихся в нашем подлиннике. Вот этот список по Самуилу: [212]

А. 1. «Кир 30 лет.

2. Камбиз 8 лет.

3. Два брата Мага 8 месяцев.

4. Дарех Вeштасп (Дарий Гистасп) 36 л.

5. Ксеркс, сын Дареха, 21 год.

6. Артаван 7 месяцев.

7. Арташес (Артаксеркс) Долгорукий 40 л.

8. Ксеркс 2 месяца.

9. Согдиан 7 месяцев.

10. Дарех Незаконнорожденный 19 л.

11. Арташес Мудрый (Мнемон) 40 л.

12. Арташес Ох 26 л.

13. Арташес, сын Оха, 4 года.

14. Дарех, сын Аршама (Арсеса, т. е. Дарий Кодоман) 6 л.

Всего 230 лет (Рукоп. моей библиот.)

Самуил анийский не считает 24 месяца, которые он дает двум братьям — Магам, Артавану, Ксерксу и Согдиану, что составило бы 232 года, а не 230 лет.

В. Список парсийских царей по Евсевию (Ч. I. стр. 104-105):

1. Кир 31 год.

2. Камбиз 8 лет.

3. Смердис маг 7 месяцев.

4. Дарий, сын Гистаспа, 36 л.

5. Ксеркс, сын Дария, 20 л.

6. Артаксеркс Долгорукий 41 год.

7. Дарий 7 лет.

8. Артаксеркс 40 л.

9. Ох 26 лет.

10. Арсес 4 года.

11. Дарий 6 лет.

По Евсевию царствование этих одиннадцати царей продолжалось 219 лет 7 месяцев.

С. Цари парсийские по греческим историкам:

1. Кир 30 лет.

2. Камбиз 7 лет и 5 месяцев.

3. Смердис 7 месяцев.

4. Дарий Гистасп 36 лет.

5. Ксеркс I. 21 год.

6 Артаксеркс Долгорукий 41 год. [213]

7. Ксеркс II 2 месяца.

8. Согдиан 7 месяцев.

9. Дарий Незаконнорожденный 19 лет.

10. Артаксеркс Мнемон 46 лет.

11. Артаксеркс Ох 21 год.

12. Арсес 2 года.

13. Дарий Кодоман 6 лет.

Итого царствование 13-ти государей продолжалось 230 лет 9 месяцев.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3.

Список Птоломеев по Евсевию и по Самуилу анийскому.

Список Птоломеев, царей египетских, у нашего автора значительно пострадал в руках переписчиков: собственные имена искажены, видны значительные пропуски, а годы правления некоторых из Птоломеев представляют огромную разницу против показания Евсевия и Самуила анийского. Поэтому не лишним считаем представить здесь список Птоломеев по вышеупомянутым двум источникам для более ясного разумения этого места нашего автора.

По Евсевию:

1. Птоломей, сын Лага, 40 лет.

2. Птоломей Филадельф 38 лет (на 191 стр. Евсевий показывает 28 л.)

3. Птоломей Евергет 24 года,

4. Птоломей Филопатер 21 год.

5. Птоломей Епифан 22 года.

6. Птоломей Филометор 30 л. (на 192 стр. показано 34 года).

7. Птоломей Младший, прозванный Евергетом, 29 л.

8. Птоломей Фискон, прозванный Сотером, 17 л. и 6 месяц.

9. Птоломей, он же Александр, изгнанный матерью своего отца, 3 года.

10. Птоломей Филадельф, возвратившийся из бегства по изгнании Александра, 8 лет.

11. Птоломей Дионисий, он же Филадельф, 30 лет.

12. Клеопатра, дочь Птоломея, 20 лет.— В ее время Кай Юлий стал самодержавно управлять римлянами.— После него цезарь Севаст Октавий, он же Август, убил Клеопатру и [214] тем уничтожил владычество Птоломеев, царствовавших 295 лет (см. у Евсев. Ч. 1, стр. 251-253).

По Самуилу анийскому:

1. Птоломей Лаг 40 лет.

2. Птоломей Филадельф 38 лет.

3. Птоломей Евергет 26 лет.

4. Птоломей Филопатор 17 лет.

5. Птоломей Епифан 24 года.

6. Птоломей Филометор 35 лет.

7. Птоломей Евергет 29 лет.

8. Птоломей Фискон, он же Сотер, 17 лет.

9. Птоломей Фискон, он же Александр 10 лет.

10. Птоломей Изгнанник, 8 лет.

11. Птоломей Дионисий 30 лет.

12. Клеопатра 22 года. — На ее 3-ем году воцарился в Риме Кай, он же Юлий, 5 лет.— После Август 56 лет, который убил Клеопатру на 15 году своего (царствования) и завладел Египтом.— Птоломеи царствовали в Египте 296 лет (Рукопись моей библиотеки).

ПРИЛОЖЕНИЕ 4.

Происхождение названий: Сирия и Ассирия.

Скажем несколько слов о происхождении названий: Сирия и Ассирия. Когда греки впервые познакомились со страною, находящеюся между Малой Азией и Египтом, они нашли там господствующим народ Тира (Цур), т. е. тирский, и по нем страну, им обитаемую, назвали Сириею потому, что язык их не позволял им выговаривать звук Цирия. Когда впоследствии они узнали о существовании ассириян, думали что это должно быть одно и то же имя, несмотря на слишком большую разницу в звуке и происхождении обоих имен. Геродот первый обратил внимание на то, что народ, живший в верхней Месопотамии, называл себя не сирянами, но ассириянами (см. кн. VII, 63). Ксенофонт безразлично употребляет слова: Сирия и Ассирия, одно вместо другого (см. Кироп. кн. V, гл. 4; кн. VI, гл. 2; кн. VIII, гл. 7). Римские писатели также не ясно различали эти два народа: у Плиния Сирия употребляется вместо Ассирия (см. Hist. natur. V, 12). [215]

Мы уж заметили, что армянские писатели Сирию называют Асорик’, а Ассирию — Асорестан (см. примеч. 1-е к гл. IV кн. 1).

Разницу между обоими этими словами можно видеть ясно, если обратимся к языкам, которым они принадлежат. Корень слова: Сирия есть еврейское цур, а корень слова: Ассирия — ассурх. В ассирийских надписях Ассирия называется Ас-сур, а Тир или Тирия — Цур-ра-я. Думают, что слово цур означает скалу, на которой был построен город; между тем как ас-сур значить счастье, богатство, а потому это последнее не может иметь ни малейшей связи с Цур-ом.

ПРИЛОЖЕНИЕ 5.

Происхождение и значение армянских слов: Марк’, Мурк’ и Мар’ский, ***, ***, под которыми армянские писатели разумеют Мидию и мидян.

Не только армянские переводчики Библии, древнейшие писатели, каковы Агафангел, Фауст византийский, Моисей хоренский и другие, но и древний дохристианский армянский народный эпос называют мидян: первые Мар’ами, последний — Мур’ами 1.

Как объяснить происхождение этого названия у армянских писателей?

Мы не имеем прямого ответа на этот вопрос; ибо в Бехистунской или Бисутунской надписи Мидия называется Мадайа, а мидяне — мада. Так назывался этот народ во время Дария, т. е. непосредственно прежде и после 520 года до Р. X. Имя это известно было Геродоту в половине V века до Р. X. Оно под формою мед’ацы, *** встречается и у армянских писателей и, без сомнения, относительно к названию мар’ы есть позднейшего происхождения.

Как мы заметили выше, в армянском народном эпосе находим имя мар’ы или мур’ы, которое в первый раз является во время Аждахака (Астиага) и Тиграна I Хайкида, т. е. в первой половине VI века до Р. X. Значит, название мар’ы или мур’ы древнее парсийского мада и греческого меды. [216]

Спрашивается: откуда взялись они? Вот мои догадки насчет происхождения слова: мар’ы, являющегося у рапсодов и писателей армянских.

В народном армянском эпосе Астиаг называется Аждахаком, как и у мидян. Полковник Henry Rawlinson в своем Notes on the Early History of Babylonia, на стр. 30, примеч. 2, слово Аждахак, Ajdahak, объясняет через «biting snake», т. е. «ужаливающий змей», принимая аж за змей и дахак за ужаливающий 2. Это последнее слово он находит также и в имени Дейок, которое он читает Дахак. «Оба эти слова, продолжает он, в Зендавесте означают врага, под которым вероятно разумели скифов, с которыми арийские завоеватели вели продолжительную ожесточенную борьбу. Когда мидяне покорили скифов и слились с ними, они приняли у последних эту скифскую эмблему».— Объяснение знаменитого Rawlinson’a находит себе подтверждение и новое доказательство в армянском языке, на котором иж, *** (мидийское аж, русское уж) также значит змей. Что Rawlinson верно толкует имя Аждахак, тому доказательством может служить объяснение, данное этому слову Моисеем хоренским, который в XXX гл. I кн. своей Истории, приводя слова рапсода, говорит: «в песнях об Арташесе и его сыновьях аллегорически упоминается о потомках Аждахака, называемых вишапазунк’ами (т. е. потомками дракона); ибо Аждахак на армянском языке значит вишап (т. е. дракон)». Народный эпос не Киру, но Тиграну I Хайкиду приписывает убийство Аждахака; «после чего царь армянский, говорит легенда, все семейство мидийского царя и 10,000 мидян, взяв в полон, поселяет у подошвы Арарата» (там же). С той поры эти мидийские переселенцы не иначе называются у рапсодов и писателей армянских, как вишапазунк’ами т. е. «потомками змея или дракона».

Аж в переводе с мидийского на язык парсийский будет мар, что значит змей. Таким образом без малейшей натяжки мы доходим до происхождения названия мар’ы, под которыми древние армяне разумели мидян. [217]

На основании слов того же Моисея хоренского мы можем предположить, что название Мар не безызвестно было и самим парсам. Ибо во время войны Арташеса с Еруандом парсийские войска, пришедшие на помощь первому, нападая на Еруанда, кричали: «Мар амэд», что значит «Мар пришел» (кн. II, гл. XLVI), желая тем выразить свою насмешку над Еруандом, не признававшим Арташеса сыном Санатрука, но безродным маром, т. е. мидянином, выдающим себя за сына царя армянского.

Таким образом имя мар, которое первоначально было только эпитетом, стало собственным именем и от мидийских переселенцев, выведенных в Армению Тиграном I, перенесено армянами на весь мидийский народ, и с той поры оно стало у них наименованием мидян и Мидии вообще.

ПРИЛОЖЕНИЕ 6.

Accupийские цари по Кефалиону.— Ассирийская Хронология.

Так как списки Асох’ика и Евсевия представляют значительную разницу в именах и годах, то нужным считаем привести здесь список ассирийских царей во всей его полноте по Кефалиону (жив. 115 л. по Р. X.) у Евсевия; Ч. I. стр. 98.

1. «Нин, о котором говорят, что он первый царствовал над всею Азией, за исключением Индии. 52 года.— В его время жил Авраам, патриарх еврейского народа.

2. Шамирамь (Семирамида) 42 года.

3. Замес, он же Ниний, 38 л.

4. Ариос 30 лет.

5. Аралиос, он же Амирос, 40 лет.

6. Ксерксес, он же Балеос, 30 лет.

7. Амрамитес 38 лет.

8. Бэлохос 35 лет.

9. Балеас 12 лет.

10. Аладас 32 года.

11. Мамитос 30 лет.

12. Маххалеос 30 лет.

13. Сферос 22 года.

14. Мамилос 30 лет. [218]

15. Спаретос 40 лет.

16. Аскатадес 40 лет. В его время жил Моисей, еврейский законодатель.

17. Аминтас 45 лет.

18. Бэлохос 45 лет.— Дочь его, Тратрес, прозванная Ахурардистою, царствовала с ним 17 лет.— В это время были Дионисий и Персей.

19. Балаторес 30 лет.

20. Лампридес 32 года.

21. Сосмарес 8 лет.

22. Лампарес 30 лет.

23. Панниас 42 года.— При нем поход аргонавтов и Геркулес.

24. Сосармос 19 лет.

25. Митреос 27 лет.

26. Тевтамос 32 года.— При нем взят Илион.

27. Тевтеос 40 лет.

28. Тинеос 30 лет.

29. Дерусос (Деркилос) 40 лет.

30. Евпалмес 38 лет.— При нем жил знаменитый царь еврейский, сын которого, Соломон, построил храм в Иерусалиме.

31. Лаостепес 45 лет.

32. Перитиадес 30 лет.

33. Офратеос 21 год.

34. Офатанес 50 лет.

35. Акразанес 42 года.

36. Сарданапал 20 лет.— При нем Лакоригес (Ликург?) дал законы лакедомонянам... Владычество ассирийское, по указанию верных историков, продолжалось 1240, а по другим — 1300 лет. Тоннос Конхолерос,— так называют греки Сарданапала,— побежденный Варбаком и Белесиосом, предал себя огню».

Ассирийская хронология, как вообще хронология государств древнего Востока, представляет большие трудности своей неопределенностью и запутанностью. Чтобы дойти до результатов сколько-нибудь удовлетворительных обыкновенно обращаются к греческим писателям, при помощи которых возможно еще бросить хоть небольшой свет на эту часть истории Востока. [219] Относительно ассирийской хронологии, как и государств западной Азии, единственным, по крайней мере до сих пор, руководителем, более других заслуживающим доверие, остается все еще Геродот. На основании его-то указаний ученые дошли до приблизительно верного решения вопроса о возникновении и прекращении ассирийской монархии. Приведем здесь результаты, добытые по этому вопросу западными учеными: они осветят как ассирийскую хронологию, так и нашего автора и источник его — Евсевия.

Желая уяснить себе вопрос об этой хронологии, знаменитый Volney пришел к следующему заключению:

По Геродоту, владычество ассириян над верхней Азией прекратилось с отложением от них мидян, примеру которых последовали и прочие подвластные им народы, хотя политическое существование ассирийской империи еще продолжалось и только по взятии Киаксаром Ниневии прекратилось окончательно в 597 г. до Р. X.

Мидяне отложились в 717 г. до Р. X., ассирийское владычество продолжалось 520 лет (см. Герод. кн. I, 95); следовательно, ассирийская монархия существовала с 1237 по 717 г.

Так как Геродот имел намерение написать отдельную «Историю Ассирии» (см. кн. I, 184); то он мимоходом упоминает только о Нине, как ее основателе (кн. I, 178), начавшем свое царствование в 1237;— потом о Сеннехериме и походе его (кн. II, 141) и наконец о последнем царе Сарданапале (кн. II, 50).

Упоминание о Сеннехериме и его походе дает возможность провести параллель между хронологиями Геродота и Библии. По последней поход Сеннехерима падает на 714 г. до Р. X. У Сеннехерима, умершего вскоре после своего похода, преемником был сын его, Асордан (4 царст. 19, 36-37). Тут явное противоречие; ибо по Геродоту ассирийское владычество прекратилось тремя годами раньше, т. е. в 717. Volney думает разрешить эту трудность введением в текст Библии древнего чтения, по которому надлежало бы дать иудейскому царю Аммону 12 лет царствования (4 царст. 21, 19). Тогда поход Сеннехерима пал бы на 724 год. Таким образом после смерти последнего останется 7 лет на царствование преемника его Асордана, который, и по времени, когда он жил и по своему имени, есть Сарданапал греков (греческое название образовалось от [220] ассархадданпал, что значит: Ассар, государь, сын Фала); и мы дойдем до полного между собою согласия обеих хронологий (см. его Recherches nouvelles sur lHistoire ancienne, Chronologie dHеrodote, Empire assyrien de Ninive, §§ III, V, X. — Heeren, Manuel de lHistoire ancienne).

Английский переводчик Геродота, George Rawlinson, приступая к определению начала и конца ассирийской монархии, рассуждает так:

По всему видно, что Геродот в своем понятии вместе соединял основание лидийской и ассирийской монархий. Если б имена Нина и Бэла отдельно встречались в генеалогии Агрона, то мы быть может не имели б права делать заключение, что тут речь идет о Нине или Бэле, упоминаемых другими историками. При виде этих двух имен, встречающихся в геродотовском списке лидийских царей (кн. I, 7) всякое разумное сомнение исчезает и вместе с тем становится очевидным, что Геродот хотел представить Агрона, первого лидийского царя, сыном Нина, бывшего мифическим основателем Ниневии. По его мнению, Агрон вступил на престол около 1229 г. до Р. X.; следовательно, отец его Нин должен был царствовать одним поколением раньше, т. е. в 1262 до Р. X. Таким образом оказывается, что 520 л. в понятиях Геродота обнимают пространство времени от 1262 по 742 г. до Р. X.

Далее Геродот заключает 520 год восстанием мидян, которому предшествует у него неопределенное пространство времени прежде нежели мидийская монархия получила свое основание при Дейоке. Это последнее событие по его уверению, совершилось за 228 лет до марафонской битвы, т. е. в 708 году до Р. X. Если дадим целое поколение этому неопределенному промежутку, которое у Геродота оказывается довольно продолжительным; то придем почти к тому же результату, который мы уже получили. Ибо по этому воззрению 520 год заключается 741 годом до Р. X. и следовательно начинается с 1261 года.

С другой стороны Геродот в своей Истории Вавилонии (кн. I, 184) говорит, что Семирамида, которую он представляет вавилонскою, а не ассирийскою царицей, жила за четыре поколения до Никотрисы, царствование которой у Геродота кажется представляет собою царствование Навуходоносора. Следовательно, если считать будем обратно четыре геродотовых поколения (133 года) [221] от 604 г. до Р. X., который по таблице Птоломея был первым годом Навуходоносора, мы придем к 737 г. до Р. X., как ко времени начала вавилонской независимости и, следовательно, к концу великой ассирийской монархии. Из этого следует, что Геродот относит конец 520 лет по крайней мере не позже как к 737 г., а начало их никак не позже как к 1257 г. прежде Р. X.

Из этих трех отдельных и независимых друг от друга соображений мы с достоверностью можем заключить, что по мнению Геродота великая ассирийская монархия была основана в первой половине XIII столетия до нашего летосчисления и что она распалась около половины VIII века.

У Полигистора Бероз заключает свой 526-летний период вступлением на престол Фула или Пула, которого Евсевий отожествляет с Фулою св. Писания (4 царств. XV, 19). Время царствования Пула определяется синхронизмом Манаима 770-760 г. до Р. X. И потому если Полигистор верно цитует Бероза, то вероятно этот последний правление первой ассирийской своей династии относил целым поколением ранее времени, назначенного Геродотом для своей великой ассирийской монархии. При этом впрочем возникает такое сомнение: или Полигистор неверно цитует Бероза, или Евсевий неверно цитует Полигистора. Есть большое вероятие думать, что Фула св. Писания был последним представителем какой-нибудь династии, и очень возможно и даже вероятно, что Бероз действительно представлял его таким и его царствование в 526-летний период своей 7 династии. В таком случае хронологии греческого и вавилонского историков сойдутся между собою; ибо царствование Пула кажется оканчивается 747 г. до Р. X.— временем, хорошо известным в вавилонской истории под именем эры Набонассара. И потому Бероз расходится с Геродотом не более как на 5 или на 6 лет в вопросе о прекращении, и на 11 или 12 лет в вопросе о начале ассирийской монархии. Эта разница в последнем случае есть следствие употребления Геродотом круглого числа. Нет сомнения, что полное несогласие было бы отстранено, если б Геродот в своих «Музах» соблюл более точности и если б мы имели другое его творение, в котором он излагал «Историю Ассирии». [222]

Вообще оказывается довольно достоверным, что 520 или 526 лет этих двух писателей следует считать обратно с половины VIII столетия; и вероятною точкою отправления служит всем известная историческая эра, когда Вавилон положил у себя основание своей quasi независимости, т. е. 747 г. до Р. X., а именно, эра Набонассара (см. History of Herodotus, vol. I, Essay VII).

ПРИЛОЖЕНИЕ 7.

А. Мидийские цари по Кефалиону.Мидийские цари по греческими историкам. — Армянские сказания о последнем мидийском царе Астиаге (Аждахаке).В. Династия Ахеменидов по Бисутунской надписи и по греческим историкам.

А. Список мидийских царей у нашего автора значительно разнится от списка Кефалиона у Евсевия (см. его Хрон. Ч. I, стр. 10); и потому приведем его здесь для проверки нашего автора и в то же время посмотрим, что говорят о мидийских царях греческие историки.

Мидийские цари по Кефалиону:

1. Варбакес .............. 28 л.

2. Мавдакес ............. 20 л.

3. Сосармес ............. 30 л.

4. Артикас .............. 30 л.

5. Дейокес .............. 54 г.

6. Фраортес ............. 24 г.

7. Киаксарес ............ 32 г.

8. Аждахак 38 л. — Итого 256 лет.

Мидийские цари по Геродоту и Ктезию:

По Ктезию. По Геродоту.

1. Арбакес .............. 28 л. ..............

2. Мандакас ............. 50 л. ..............

3. Сосармос ............. 30 л. ..............

4. Артиас ............... 50 л. ..............

5. Арбианес ............. 22 г. .............. [223]

6. Артеос ............... 40 л. 1. Дейокес ......... 63 г.

7. Артинес .............. 22 г. 2. Фраортес ........ 22 г.

8. Астибарас .............40 л. 3. Киаксарес ....... 40 л.

9. Астиагес ..............— = 4. Астиагес ........ 35л.? 150.

282 (см. Ктезий у Диод. Сиц. (см. у Герод. кн. I, 96-131). кн. II, 32-34).

По Ктезию мидийское царство началось за 282 года до вступления Астиага на престол, т. е. около 875 года до Р. X.; а по Геродоту 167 годами позже, т. е. в 708 до Р. X. 3 Оба историка вдаются в подробности, доводя число государей: один до девяти, другой до четырех с тщательным обозначением [224] годов царствования каждого из них. При этих условиях мы естественно придем к следующему заключению: или показания обоих писателей одинаково верны, или же из них один только передает нам настоящую историю Мидии.

Ученые не мало старались о соглашении обоих греческих историков. Одни полагали, что последняя половина Ктезиева списка тождественна со списком Геродота, и что первая — просто вставка или же список подвластных Мидии государей. Геерен думает, что Ктезий передает нам историю какой-нибудь другой династии, господствовавшей в восточной Азии (см. его Manuel de l'Hist. ancienne, T. I., Monarchie des Medes). Чтобы ни говорили ученые, показания Ктезия возбуждают сильное к себе недоверие. С первого взгляду виден в нем характер вымысла, повторение одних и тех же чисел, придаваемых им каждому из мидийских государей и преобладание круглых чисел в его списке уже одни делают этот последний сомнительным.

Рассказ Геродота заслуживает более доверия. Его мидийские цари, несмотря на некоторую неясность во взгляде на них Геродота, прежде всего выражают собою или мидийские понятия, или суть исторические лица. Несмотря на греческий колорит, данный Геродотом Дейоку 4, полковник Henry Rawlinson видит [225] в его имени повторение слова Аждахак (см. выше Приложение 5), под которым, как под мифическим титлом, олицетворялся народ мидийский.— Имя Фраорта не только чисто мидийского происхождения, но встречается даже в Бехистунской Надписи под формою Фравартиш (колон. II, парагр. 5): подробности его жизни также не имеют в себе ничего невероятного. Но вот затруднение; если Фраорт действительно жил и основал, как рассказывает Геродот (Кн. I, 102), мидйскую монархию; то на Киаксара не стали б смотреть вообще как на основателя величия его династии (Герод. там же, следующ. гл.), как это делали в Мидии, Сагартии и Греции. Фравартиш был просто отложившийся от Дария мидянин, которому удалось на несколько месяцев занять мидийский престол, как это ясно видно из Бехистунской Надписи (колон. II, парагр. 5-13). Очень немудрено, что Геродот смешивает рассказ об этом событии с древней историей мидян, как независимого народа. Мимолетная удача Фравартиша в борьбе его с парсийским царем показалась Геродоту завоеванием Парсии мидянами. Из этого ясно, что существованию Фраорта, как предполагаемого мидийского царя, подлежит сомнению.

Зато мы имеем полное основание думать, что Киаксар первый основал великое мидийское государство в 633 г. до Р. X. Еще до Геродота греки смотрели на Киаксара, как на основателя династии мидийских царей (см. Диодор. Сиц. Кн. II, 32); такого же мнения были и восточные народы. Ибо когда претенденты покушались на верховные права царей Ахеменидов, прежде всего старались доказывать, что они происходят от Киаксара. Фравартиш напр. выражал свои права на мидийский престол в следующих словах: «Я — кса фритес (хшафрита) из рода [226] Киаксара; я — царь мидийский (Бехистун. надп. колон. II, парагр. 5). Так поступал и Читратахма, взбунтовавшийся против Дария в отдаленной Сагартии, лежавшей на востоке от Каспийского моря (см. там же, колон. II, парагр. 14). Словом, никто из царей не оспаривает у Киаксара этого его преимущества.

Из сказанного видно, что мидийское могущество растет не постепенно, как это говорит Геродот, но возникает вдруг во всей силе, быстро доходит до апогея и потом скоро приходит в упадок. Подобно Киру, Аттиле, Чингиз-хану, Тимуру и другим восточным завоевателям, Киаксар выходит из неизвестности и во главе неотразимых орд своих сметает все на пути своем, мгновенно создает громадное могущество, которое, не имея прочного основания, сокрушается также скоро, как оно и возникло. Его продолжительная борьба со скифами, осада и взятие им Ниневии, разрушение ассирийской монархии, поход его в Лидию, война с Аллиатом отцом Креза суть факты, не подлежащие никакому сомнению. С него-то начинается история Мидии, как независимого государства, или вернее сказать — и то и другое начинаются и кончаются с ним вместе. Ибо о его преемнике Астиаге мы ничего не знаем кроме поэтических сказаний, которые скорее относятся к Киру, нежели к нему самому. Так как греческие историки ничего не говорят о царствовании Астиага, то, за исключением схватки его с Тиграном I царем армянским, кончившейся не в его пользу, можно думать, что оно протекло спокойно, пока великий парсийский завоеватель не положил ему конец 5.

Если от греческих историков перейдем к армянским источникам, то в последних найдем интересные подробности о последнем царе мидийском. Эти подробности сохранены Моисеем хоренским, на которые занимающиеся древней историей Востока до сих пор не обратили надлежащего внимания. Они бросают совершенно новый свет на последние годы существования мидийского царства, и потому мы намеренно останавливаемся на них, дабы короче познакомить с ними читателя. В рассказе [227] армянского историка о Аждахаке (Астиаге) не Кир является сокрушителем мидийского могущества, но современный им обоим армянский царь Тигран из поколения Хайка; Кир же играет только роль союзника царя армянского. Надобно заметить, что Моисей хоренский говорит здесь не на основании мидийских, парсийских или греческих 6 источников, как это он делает вообще, когда ведет речь о древнейшем периоде своего отечества: он черпает свои данные из весьма важного источника, к которому он впрочем нередко обращается — я разумею исторический народный эпос древней Армении. В нем-то Тигран представлен не только победителем Астиага, который падает под его ударом, но и полонителем всего царственного семейства последнего, и десяти тысяч мидян, отведенных им в Армению и поселенных у подошвы Масиса (Арарата). Если скажем, что армянская легенда о Аждахаке, не имея за собой свидетельства древних восточных или западных писателей, стоит на нетвердой почве и есть плод фантазии армянских рапсодов, которые, желая польстить народному чувству, обстановили всевозможными доблестями любимого царя-героя; то указание на пленную колонию 10,000 мидян, поселенных в самом сердце Армении, продолжавших свое существование до начала I столетия по Р. Х. т. е. до Артавазда II, и известных в истории армянской под именем «Вишапазунк’ов», т. е. «Потомков дракона» (Аждахака) — есть такой факт, который пожалуй и даст некоторую возможность допустить историческую правду, лежащую в основании армянской легенды. Но так или иначе, этот вариант 7 истории последних дней мидийского царства, на мой взгляд, не лишен интереса и важности; и потому мы его приведем здесь [228] несколько подробно, предлагая на суд ученых, более нас опытных в деле оценки и разумения исторических фактов.

Приступая к описанию борьбы Тиграна с Аждахаком, Моисей хоренский прежде всего рисует перед нами портрет армянского царя в следующих выражениях: «для нашей страны (т. е. Армении) Тигран сын Еруанда совершил много полезного: Тигран белокурый, с завитыми волосами, красивоокий, румяный, статный, широкоплечий, быстроногий, красивоногий, умеренный в пище и питье и воздержанный на пиршествах. Певцы говорят: он владел своими страстями, был красноречив и велемудр во всем… Был правдив, справедлив и на весах ума своего взвешивал поступки каждого…

Аждахак при виде союза Тиграна с Киром, не мало опасался их дружбы, не дававшей ему покою ни днем, ни ночью. Не раз обращался он к своим советникам с вопросом: «как бы разорвать нам узы дружбы, связующие парса с многодесятитысячным хайкидом?» Терзаемый этой мыслью, как-то раз видит он пророческий сон, в котором ясно изобразилась вся предстоящая жизнь его. Он видит себя в какой-то неведомой стране близ горы, высоко возвышающейся над землею, вершина которой, казалось, была покрыта льдами; говорили, будто это была земля Хайкидов. Пока Аждахак пристально смотрел на эту гору, представилась его глазам женщина, сидящая на самой ее вершине, облеченная в пурпур и покрытая небесного цвета покрывалом. Это была женщина с прелестными глазами, высокая, румяная: она мучилась родами. Между тем как Аждахак в великом удивлении пристально смотрел на это зрелище, женщин вдруг разрешилась тремя взрослыми, совершеннолетними героями. Из них первый, сев на льва, устремился к закату, второй на леопарде держал путь на полночь, а третий, взнуздав чудовищного дракона, нападал на царство мидийское.

Когда все это происходило, Аждахаку казалось, что он стоит на кровле своего дворца, покрытой многоцветными красивыми шатрами; что он видит венчавших его богов стоящими там в дивном величии, видит себя, окруженного своими советниками и чествующего их жертвоприношениями и фимиамом. Но, подняв глаза, он увидал сидящего на драконе несущимся как бы [229] на орлиных крыльях, который, подошед, хотел сокрушить богов. Аждахак бросился между ними и всадником и, приняв на себя нападение дивного полубога, вступил с ним в бой. Сначала они копьями наносили друг другу раны и скоро блестящую кровлю дворца обратили в море крови; потом в продолжение долгих часов они бились на других оружиях. Наконец бой кончился поражением Аждахака.— Тут улетает сон с глаз царя и он просыпается, облитый потом.

Была полночь. Несмотря на то, он немедленно сзывает своих советников и, рассказывая им свой сон, в то же время сообщает мысли и сомнения, до тех пор глубоко лежавшие на дне его сердца. Он говорит: «сновидения эти предвещают сильное на нас нашествие, подготовленное Тиграном хайкидом. Тот из вас, кто предложит полезный совет — как избавиться от предстоящей опасности, будет иметь полное право делить с нами царскую власть нашу». После долгих совещаний положено избрать орудием против Тиграна дружбу. Аждахак, скрывая под личиною этого благородного чувства вражду свою и опасения, пишет письмо к армянскому царю и просит руки сестры его Тигрануи, «прекраснейшей девы», с условием назначить ее царицею цариц. Тигран соглашается, отправляет сестру свою к мидийскому царю, который с той минуты во всем царстве своем ничего не предпринимает без совета и согласия Тигрануи. Наконец Аждахак с большой осторожностью приступает к ней: «знаешь ли ты, говорит ей, что твой брат Тигран, подстрекаемый женою своей Заруи, начинает завидовать тому, что ты назначена арийскою царицей? Чем может это разрешиться, если во-первых, не смертью моею, а во-вторых, не назначением Заруи над арийцами и не занятием ею места богинь? А потому тебе предстоит одно из двух: или из любви к брату согласиться на позорное унижение в глазах арийцев, или же для собственного блага предложить полезный совет и позаботиться о предстоящих обстоятельствах.

Между этими ковами скрывалось и то, что если Тигрануи не согласится с Маро-Парсом, то она будет умерщвлена. Но хитроумная красавица угадала измену, и потому отвечала Аждахаку словами любви; а между тем через верных людей немедленно передала своему брату об этих ковах». [230]

После того Аждахак приступает к делу: через посланных предлагает Тиграну съехаться в назначенное на границах обоих государств место, как бы для личного совещания о важном деле. Но Тигран, зная цель посольства, в письме своем открывает Аждахаку его собственные замыслы. И когда таким образом личина была сорвана, война сделалась неизбежною; и потому армянский царь начинает собирать свои войска. Ужас овладевает Аждахаком при мысли о встрече с Хайкидом. Враждебные отношения продолжались около пяти месяцев, потому что Тиграна заботила мысль о спасении сестры его, Тигрануи.

Наконец настало время боя. Легенда говорит: «страшный копьеносец Тигран, стройный, красивый, быстрый, не имеющий равного себе в силе, при самом начали сражения нападает на Аждахака; копьем своим как воду разрезывает крепкий железный его панцирь, и в одно мгновение мидянин, насквозь пронзенный, является на конце длинного его копья» (см. Ист. Арм. Моисея хоренского, кн. I, гл. XXIV—XXX).

Таков рассказ армянских рапсодов о поражении Астиага!

В. Династия Ахеменидов по Бехистунской или Бисутунской Надписи 8 и по греческим историкам.

1. Ахеменес (Hakhamanish), родоначальник Ахеменидов, под предводительством которого парсы пришли и поселились в стране, которая с тех пор стала называться Парсиею. Геродот (кн. VII, 11) в генеалогии Ксеркса дает надлежащее ему место, а из Бехистунской Надписи видно, что Дарий возводит себя до Ахеменеса через четыре посредствующие лица (перв. колон. [231] парагр. 2). Тот же Геродот (кн. I, 126) совершенно прав, говоря, что у парсов царственный род называется Ахеменидами.

Парсийские цари от Кира до Артаксеркса Оха с гордостью употребляют этот титул, как замечает полковник Henry Rawlinson (Behistun Memoir, vol. I, p. 195 и след.). Время появления Ахеменеса можно отнести к 700 годам до Р. X.

2. Теиспес (Chishpaish), сын и преемник Ахеменеса, как то видно из Бехистунской Надписи (перв. колон. парагр. 2) и из Геродота (там же). У него было два сына: Камбисес и Ариарамнес и одна дочь, по имени Атосса, бывшая за Фарнаком, царем каппадокийским (Диод. сиц. у Фиотия).

3. Камбисес (Cambujiya) — лицо, существование которого несколько сомнительно. В генеалогии Ксеркса, приведенной у Геродота, имена Камбисеса и сына его Кира не встречаются. Во всяком случае Камбисес этот, которого сестра в четвертом колене была родоначальницею одного из семи заговорщиков, должен быть по времени старше того царя Камбисеса, сын которого был их современником. На Камбисеса I можно смотреть с одной стороны как на сына и преемника Теиспеса, а с другой — как на брата Ариарамнеса и Атоссы.

4. Кирус, Кир (Kyraush); о нем Геродот упоминает в одном только месте (кн. I, 111), как об отце Камбисеса, женатого на Мандане. Кир I был сын и преемник Камбисеса I и четвертый царь парсийский: жил около 600 л. до Р. X.

5. Камбисес и, сын и преемник Кира I и отец Кира II, названного Великим, был не только, как говорит Геродот (кн. I, 107), человеком благородного происхождения, но и государем страны подобно предкам своим и преемникам. Он был наследственным царем своего народа, удержавшего за собою природных своих государей из рода Ахеменеса, даже после мидийского завоевания. В Бехистунской Надписи (перв. колон. парагр. 4) Дарий возводит свою генеалогию до Ахеменеса, говоря, что «из его рода прежде него было восемь царей и что он — девятый».

В число этих восьми царей вероятно включены: Камбисес отец Кира, сам Кир и Камбисес сын Кира.

6. Кир II, прозванный Великим, могила которого находится в Mypx-абе, древнем Пасаргате, с следующей надписью на парсийском и мидийском языках: «Я — царь Кир, ахеменид».— [232] О нем упоминается в Бехистунской Надписи (перв. колон. парагр. 10), ее говоря уже о Геродоте, Ктезие, Ксенофонте и о св. Писании (см. Даниил, I, 21; VI, 28; X, 1.— Ездра, I, 1-8; III, 7; IV, 5 и д.).— Он царствовал с 558 до 529 г. до Р. X.

7. Камбисес III, сын и преемник Кира. О нем подробно говорится в двух параграфах (10 и 11) Бехистунской Надписи, из которых видно, что он должен быть тот самый, который убил брата своего Смердиса (Bardiya), предпринял поход в Египет, был лишен своего царства лже-Смердисом (Gautama, парагр. 12) и добровольно лишил себя жизни. Его имя встречается у Манефона, в египетских надписях и у известных историков. Быть может, Ездра (кн. I, гл. IV, 6) под именем Ассуира разумеет его.

8. Смердис, сын Кира и брат Камбисеса, собственно назывался Bardiya или Бардес. (Греческая форма этого имени Мардус; у Ник. Дамас. и Юст. кн. I, 4, оно является под формою Мердис, Смердис у Геродота). О тайном его убийстве собственным его братом упоминается в Бехистунской Надписи. Ктезий называет его Таниоксарсесом, что должно быть эпитетом, означающим «великий или сильный телом» и указывающее на физическое его превосходство, описанное Геродотом (кн. III, 30).

9. Атосса, дочь Кира, бывшая попеременно женою брата своего Камбисеса, лже-Смердиса и Дария. О ней ничего не говорится в надписях, но Геродот упоминает (кн. III, 68, 88, 133-4; VII, 3).

10. Артистоне, младшая дочь Кира, бывшая за Дарием. Ее свадьбу описывает Геродот, (кн. II, 88) который говорит, что у нее было двое детей — Арсамес и Гобриас (кн. VII, 69, 72).

11. Ариарамнес является в Бехистунской Надписи в числе предков Дария (перв. колон. парагр. 2). Он — сын Теиспеса. У Геродота упоминается о нем в генеалогии Ксеркса (кн. VII, 11).

12. Арсамес — сын Ариарамнеса и отец Гистаспа.

13. Гистаспес (Vistaspa, парагр. 2; армяне. Вeштасп) — сын Арсамеса и отец Дария, Густасп парсийского эпоса. Его мы находим не только в генеалогических списках греков и парсов (Герод. кн. VII, 11), но и в Бехистунской Надписи, где он показан живущим в царствование своего сына и служащим ему (колон. II, парагр. 16; колон. III, парагр. 1). [233]

14. Дариус, Дарий (Darayavush) — старший сын Гистаспа. О нем мы имеем более подробные сведения, нежели о прочих парсийских царях. Не говоря уже о Бехистунской Надписи, мы находим о нем любопытные подробности в Персеполисе, Эльвенде, Нахши-Рустеме и Суэце, где на так называемом Суэцском камне с клинообразными письменами читаются следующие слова: «Дариавуш нака вазарка», т. е. «Дарий, царь великий». Геродот уверяет, что на берегу Босфора Дарий воздвиг две колонны из белого мрамора, на которых он начертал имена всех народов, входивших в состав его армии: одну с греческими, другую с ассирийскими буквами 9 (кн. IV, 87, 91). Это, вероятно, тот самый Дарий, в царствование которого построение второго храма было приведено к концу.

18. Ксерксес — старший из сыновей Дария от Атоссы, дочери Кира. О нем, по уверению Н. Rawlinson’a, упоминается в Персеполисе, Ване и Хамадане (Memoir on the cuneiform inscriptions, vol. I, pp. 319-339). Поход его в Грецию и вообще деяния его описаны греческими историками. Он наследовал престол Дария.

Дарий — старший сын Ксеркса.

Гистасп — второй сын Ксеркса.

16. Apmaксepкс I, по прозванию Долгорукий, или Длиннорукий, третий сын Ксерксеса, царствовал 40 лет (с 466-425). От жены своей Дамаспии он имел единственного законного сына Ксерксеса II. О нем говорят: Геродот (кн. VI, 98) и Фукидид (кн. I, 104, 127; кн. II, 67; кн. IV, 50), бывшие его современниками. [234]

17. Ксерксес II, единственный законный сын Артаксеркса Длиннорукого, царствовал 2 месяца; был убит Согдианом, незаконнорожденным своим братом и сыном Артаксеркса (Диод. Сиц. кн. XII, 71).

ПРИЛОЖЕНИЕ 8.

О начале династии аршакидов.

При взгляде на списки аршакидов, естественно возникает вопрос: когда начинается их династия?

Из них ни один не дает прямого ответа на этот вопрос. Себеос (см. о нем выше 9 примеч. к I гл. I кн.), говоря о аршакидах, так заключает свой о них рассказ: «царство аршакидов началось на 30 году Птоломея Филадельфа и продолжалось 457 лет» (см. его Ист. стр. 28).— У Асох’ика находим такое же косвенное указание на начало и конец упомянутой династии, что дает нам возможность добраться до года основания, а следовательно и прекращения ее. У него список этих царей заключается словами: «Его (т. e. Артавана) убил сын Сасана, Арташир стахрский, и тем положил конец владычеству Пахлавиков (т. е. Бахлских аршакидов) на 2-м году римского императора Филиппа. Здесь прекращается царство парт’евов (парфян) в роде Пахлавиков, начавшееся на 30-м году царствования Птоломея Филадельфа и продолжавшееся 457 лет» (см. в тексте стр. 19). Каким образом сложилась цифра 457, которую находим у двух этих писателей?

По Асох’ику династия аршакидов началась на 30 году Птоломея Филадельфа. Птоломей вступил на престол в 284 и царствовал до 246 г. до Р. X.; след. 30-й год его будет 254, который и должен быть годом основания аршакидской династии. И потому если 254 есть начало упомянутой династии и если верна цифра 457, показывающая у Себеоса и Асох’ика ее продолжительность; то она должна была прекратиться в 203 по Р. X.

Далее, тот же Асох’ик утверждает, что династия аршакидов прекратилась на 2-м году императора Филиппа, т. е. в 245, повторяем — если действительно она продолжалась 457 лет, то она должна была начаться в 216 до Р. X. [235]

Если допустим верность цифры 457, показывающей у Асохик’а и Себеоса продолжительность существования аршакидской династии, то по вышеприведенным расчетам придем к двум заключениям относительно начала аршакидской династии, заключениям, выведенным из слов двух упомянутых историков, а именно: с одной стороны год ее основания будет 254, а с другой — 212. Таким образом мы получим новые цифры для начала династии аршакидов кроме тех, к которым привели Сен-Мартена, Ленормана и других ученых их исследования. Говорю новые потому, что Сен-Мартен в своем «Mеmoire sur lеpoque de la fondation de la dynastie des Arsacides», как видно не пользовался указанием Асох’ика и не мог пользоваться таковым же указанием Себеоса, творение которого в его время считалось еще утраченным. Несмотря на разницу, представляемую вышеприведенными цифрами этих историков, мы не имеем права пренебречь ими, ибо они предлагают их не голословно, но на основании точных исторических указаний, каковы: 2-й год императора Филиппа и 30-й год Птоломея Филадельфа. Правда, эти новые цифры еще более осложняют вопрос о начале Аршакидов и без того уже запутанный, но основания их до того точны и определительны, что историческая критика при исследовании упомянутого вопроса не должна прейти их молчанием.

У Моисея хоренского мы находим другое указание, которое приводит нас к иному выводу относительно начала аршакидов. Он говорит, что спустя 60 лет после смерти Александра воцарился над парфянами Аршак Храбрый (кн. II, гл. II, стр. 78 моего перев.). Если Моисей хоренский под именем Александра разумеет здесь сына Александра Великого, убитого в 311 году, то основание Аршаком Храбрым его династии, спустя 60 лет после смерти сына Александра Великого, должно отнести к 251 году.

Наконец Евсевий говорит, что Птоломей II Филадельф царствовал 38 лет, что на 34 году его парфяне свергнули македонское иго и воцарился Аршак (см. Canon, рр. 228 и 232); следовательно, по мнению этого писателя аршакидская династия началась в 246 г. до Р. X.

Таким образом на основании указаний этих древних писателей мы получим следующие цифры для начала и конца арашакидской династии, а именно: [236]

1. По Евсевию она началась в 246 до Р. X. 10 

2. По Моис. хоренскому 11 она началась в 251 до Р. X., кончилась в 226 по Р. X., продолжалась 455 л.

3. По Себеосу 12 она началась в 254 до Р. X., кончилась в 203 по Р. X., продолжалась 457 л.

4. По Асохику 13 она началась в 212 или в 254 до Р. X., кончилась в 245 или в 203 по Р. X., продолжалась 457 л.

Исследования Мих. Чамчяна и западных ученых по этому вопросу привели их к следующим заключениям.

5. По Мих. Чамчяну 14 она началась в 246 до Р. X., кончилась в 226 по Р. X., продолжалась 472 г.

6. По Сен-Мартену 15 она началась в 250 до Р. X., кончилась в 226 по Р. X., продолжалась 476 л.

7. По Геерену 16 она началась в 255 до Р. X., кончилась в 226 по Р. X., продолжалась 481 г.

8. По Джорджу Ролинсону 17 она началась в 256 до Р. X., кончилась в 226 по Р. X., продолжалась 482 г.

Затем представим параллельный список царей-аршакидов по Моисею хоренскому, Себеосу и Степаносу Асох’ику, в котором читатель может усмотреть значительную разницу не только в годах, но и в именах царей.

Моисей хоренский

Себеос

Степанос Асох’ик

1.

Аршак I Храбр.

31 г.

1.

Аршак I Храбр.

57 л.

1.

Аршак I Храбр.

57 л.

2.

Арташес I.

26 л.

2.

Арташес I.

31 г.

2.

Арташес I.

31 г.

3.

Аршак II Великий.

53 г.

3.

Аршак II Великий.

52 г.

3.

Аршак II Великий.

37 л.

4.

Аршакан.

30 л.

4.

Аршакан.

30 л.

4.

Аршакан.

30 л.

5.

Аршанак.

31 г.

5.

Аршанак.

32 г.

5.

Аршанак.

32 г.

6.

Аршез.

20 л.

6.

Аршес.

20 л.

6.

Арташес II.

20 л.

7.

Аршавир.

46 л.

7.

Аршавир.

46 л.

7.

Аршавир.

46 л.

8.

Арташес II.

34 г.

8.

Арташес II.

31 г.

8.

Арташес III.

31 г.

9.

Дарех (Дарий).

30 л.

9.

Дарех.

30 л.

9.

Дарех.

30 л.

10.

Аршак III.

19 л.

10.

Аршак III.

19 л.

10.

Аршак III.

19 л.

11.

Арташес III.

20 л.

11.

Арташес III.

20 л.

11.

Арташес IV.

20 л.

12.

Пероз.

34 г.

12.

Пероз.

33 г.

12.

Пероз.

33 г.

13.

Вах’арш.

50 л.

13.

Вахаршак.

50 л.

13.

Вахаршак.

50 л.

14.

Артаван.

31 г.

14.

Артаван.

36 л.

14.

Артаван.

36 л.

Наконец приведем список аршакидов по парсийским писателям, которые число государей этой династии доводят до 12 без означения годов и продолжительности царствования каждого из них.

Заметим, что у парсов аршакиды называются ашканиан’ами или ашаканиан’ами, родоначальником которых был

1. Ашк или Ашак I (Аршак), ведший свой род от древнейших царей парсийских;

2. ему наследовал Ашак II;

3. потом брат его, Шапур;

4. за ним Бахрам Гудурз;

В. сын его, Волас I (Вологез);

6. после его Хурмуз;

7. брат его, Нарзи,

8. брат последнего, Фируз;

9. потом Хусру;

10, 11. ему наследовал Волас II и Воласин (Вологез II и III);

12. сын Воласина, Ардуан убитый Ардеширом, сыном Бабека (Баба хан) 18.

Из сказанного видно, что вопрос об аршакидской династии не может считаться окончательно решенным. Хотя все вышеприведенные историки и ученые, кроме нашего Асох’ика, и сходятся во мнениях своих относительно прекращения упомянутой династии, полагая его в 226 по Р. X., однако в вопросе о начале ее мы замечаем у них большое разногласие, начиная от Евсевия и Мих. Чамчяна, предлагающих для этого 246-ой, и доходя до George Rawlinson’a, дающего 256 год до Р. X. Разница огромная, как видит сам читатель, а именно, в целых 10 годах. [238]

ПРИЛОЖЕНИЕ 9.

Значение названий: Ария и Анария.

Арик’ и Анарик, *** и ***, Ария и Анария. — После Анкетиля в его переводе зендских книг и Сильвестра-де-Саси в его Мемуарах о надписях и памятниках Нахши-Ростама и о сасанидских медалях (см. в его Mеmoires sur diverses antiquitеs de la Perse), Сен-Мартен в свою очередь обратил внимание на слова: Ария и Анария в своих «Mеmoires historiques et gеographiques sur lArmеnie, Paris, 1818, t. I, pp. 268-278», где он доказывает, что название Армения встречается в зендских книгах, приписываемых Зороастру, с правописанием несколько измененным по духу зендского языка. По уверению ученого француза в этих творениях слово Армения в Виспереде является под формою Эериемено, в Изешне — Эериемена, в Вендидаде — Эериемеенае. Об этой стране Зороастр постоянно отзывается с величайшими похвалами, называя ее святою, чистою, могущественною во-первых потому, что она была его родиной; во-вторых, что она первая приняла его учение, а в-третьих потому еще, что в вышеупомянутых зендских книгах неоднократно встречаются названия рек: Аракса (—Вооракашо) и Кура (—Керо) и города Урмии (—Аериама), что по-видимому, говорит Сен-Мартен, имеет некоторую связь с названием Армения. Аиран, встречаемое также в зендских книгах, означает часть Армении, лежащую на севере от Аракса и ныне известную под именем Арана [Карабах), входившего в состав Эериемено, т. е. Армении. Страну Аран Зороастр постоянно называет ваэджо т. е. чистою потому вероятно, что она служила колыбелью его учения.

На основании различных преданий, сохранившихся в книгах последователей Зороастра, Сен-Мартен полагает, что парсийский народ получил свое начало в Армении, в Аране, в Атерпатакане (Адербейджан) и в смежной с ним части Мидии; ибо первоначально эти страны не были заняты армянами, которые поселились в них только впоследствии. Аериано ваэджо, Иран [239] вэдж или Иран чистый 19 по Вендидаду был первою страною, созданною на земле и впервые населенною. Здесь-то жили первые парсийские цари и древнейший законодатель Хеомо, явившийся много прежде Зороастра. Отсюда-то Джемшид вывел колонии, которыми населил южную Мидию, Парсию, Седжестан и остальную часть Ирана. Вместе с своим учением Зороастр вероятно распространил и название своего отечества до пределов Индии и земли Туранов. Страбон и Плиний под именем Ариана разумели вообще все провинции, простиравшиеся от Бактрианы на севере и от Парсии на юге до Индии и до самого моря. Кроме этого древние знали также страну Ария, заключавшуюся в нынешнем городе Герате. Со времени вступления сасанидов на престол Парсии название Иран стало означать всю эту страну вообще. Ардешир Бабекан принял титул: «малкап малка аиран», т. е. царь царей Ирана, а сын его Шапур и преемники прибавили к этому титлу и слово Аниран, означающее то что не есть Иран, и потому они назывались: «малкaп малкa Аирaн ве Аниран», т. е. царями царей Ирана и Анирана.

Таким образом исторически определив перенесение имени Армения, первоначального жилища Зороастра и его последователей, на Иран, т. е. на собственную Парсию, Сен-Мартен переходит к слову Арик’ ***, под которым армянские писатели разумеют парсов и которое должно быть, полагает он, одного происхождения, с Ираном. Он думает: так как мидяне в древнейшие времена назывались арийцами, Arii; то вероятно, что армяне дали всей Парсии имя этого могущественного [240] народа, жившего в их соседстве и завоевавшего эту страну, вследствие чего они стали называть парсов Ари, ***, означающее по-армянски сильный, крепкий, храбрый. Сен-Мартен заключает свое рассуждение приведением зендского слова аериао, которое он объясняет также через сильный, желая тем доказать его тожественность с армянским ари.— Это он писал в 1818 году.

После Сен-Мартена изучение языка священных книг, приписываемых Зороастру, сделало большие успехи. Знаменитый Ев. Бюрнуф в своем Commentaire sur le Yacna слово Эериемено, под формою которого Сен-Мартен видел Армению, читает Аириаман и говорит что, несмотря на старание Анкетиля и последующих за ним ученых (разумея в их числе и Сен-Мартена), думавших видеть в зендском Аириамане слово, означающее город Урмия — отечество Зороастра и самую Армению, представляющую собою будто бы неоспоримое сходство с Аириаман’омво всех местах текста Ясны, где употребляется Аириаман, оно никогда не имеет значения: город или страна. Бюрнуф не отрицает того, чтобы Аириаман не имело никакого отношения к слову Армения, но только положительно утверждает, что до сих пор ни в одном зендском тексте он не встречал места, где автор, употребляя слово Аириаман, разумел под ним Армению. Периозенг переводит это слово то через господин, то через порядок. Оба последние слова не выражают, как может видеть читатель, понятия: город или страна (см. там же Notes et еclaircissements, p. cvij).

Ясно, что старание Сен-Мартена объяснить происхождение слова Ария через Аериемено, не имея верного основания, разрешается ничем. Даже толкование, которое он дает слову аериао (Бюрнуф читает аириао), а именно: сильный, также оказывается неверным; ибо по мнению последнего аириао есть винительный падеж множественного числа женского рода слова: аириа (Aria древних) и означает превосходный (см. там же, стр. lxxviij).

Следуя тому же ученому, мы придем к заключению, что Аириа должно значить, страна превосходных людей, людей благородных, обитаемая племенем арийцев — Aria, c’est-a-dire le pays habitе par la race des Arya, ou des hommes nobles» (там же стр. cv, примеч. 66). [241]

Макс Миллер, уверяет, что на позднейшем санскрите слово: Arya, значит «благородный», adelig, «из хорошего семейства», von guter Familie; что в догматической литературе ведаического периода arya употребляется, когда речь идет о трех первых кастах индийских (см. его Die Wissenschaft der Sprache, p. 200).

Профессор Коссович на основании толкований Лассена и Боппа объясняет слово: Аириа через а) venerandus, досточтимый и b) верный, преданный. Отсюда он выводит, что Аириана значит: принадлежащий почтенным, населенный почтенными (см. его Четыре Статьи из Зендав. VII. стр. 99 и Предисл. стр. XXII).

Читатель ясно видит, что все эти толкования, имея в своем основании нечто общее в частностях, а именно, в понимании значения вышеприведенных зендских слов, значительно расходятся между собою. Чтобы согласить эти противоречия, я считаю не лишним обратиться к языку армянскому, который, будучи в сродстве с зендом и санскритом, может придти нам на помощь в этом случае. В нем слово: ари, *** в состоянии бросить значительный свет на занимающий нас вопрос. Хотя Сен-Мартен и знал о существовании этого слова, однако он не извлек из него тех результатов, каких мы вправе были б ожидать от него. Но что бы то ни было, снова возвращаясь к упомянутому слову: ари, скажем прежде всего, что оно — прилагательное, образовавшееся из существительного айр, ***, «муж», и означает: мужественный, (напр. ***, «мужественный воин»), ретивый (напр. ***, «ретивое копье»; см. у М. хорен. кн. I, гл. XI). Что оно в сродстве с зендским и санскритским vira (—heros, J. Grimm, Deutsche Mythologie, cap. XV. p. 316), с латин. vir и готским vair, означающим муж по преимуществу, vir fortis, в том не может быть ни малейшего сомнения. Раз допустивши это сродство, нам нетрудно будет добраться до точного значения зендского Аириа, Aria древних западных писателей, и армянского арик’, ***.

Следует заметить, что множественная форма слова «ари», а именно арик’, ***, кроме того что означает мужественные, по духу армянского языка выражает также понятия: местожительство, страна, родина. И действительно, множественная форма существительных и прилагательных нередко в этом языке имеет подобную силу. Просим читателя обратить внимание [242] на нижеследующие примеры, которые вполне убедят его в сказанном нами. В армянском языке Парс, ***, значит «перс, персиянин», между тем как множественная форма его: Парск’, ***, значит и персы и страна Парсов: Парсия.— Хай, ***, значит «Армянин и армянский», а множественное Хайк’, ***, значит армяне и в то же время Армения.— Ахванк’, *** значит и ахваны и Ахвания, (Албания азиатская).— Асори ***, значит «Сирянин», Асорик’, *** — Сирия и т. д. На основании этого общего правила из слова ари — «мужественный», образовалось множественное арик20 «мужественные», которое в то же время значит: страна Арийцев, т. е. людей мужественных, людей по преимуществу. [243]

Отсюда ясно, что если Ариа, Арик’, значит «страна арийцев, т. е. людей мужественных, людей по преимуществу»; то Ан-ариа, Ан-арик’, ***, должно значить: «страна не-арийцев, т. е. людей чудовищных (***, анари ска — «чудовищный исполин»; см. у М. хорен. кн. III, гл. IX), безобразных, диких». Кроме этой общеупотребительной формы — Арик’ и Ан-арик’ — у армянских писателей мы встречаем еще другую форму, выражающую то же понятие, а именно: Ерaн и тан-Ерaн, *** и ***. Читатель вероятно с первого же взгляда узнает в армянском Еран’е парсийское Иран, что еще до начала III века по Р. X. было в употреблении в Парсии, как общее название этой страны. Еран или Иран,— у Моисея хоренского Еран-а-стaн, *** есть название местожительства, родины еранов, т. е. иранцев, арийцев (см. его Геогр.). Что же касается Тан-Ерана, то эта форма, кажется, просто образовалась в одно и то же время под влиянием двух парсийских форм: древней ан-ариа и новой — ту-ран (ту-Иран). Обе начальные частицы слов: ан-ариа и ту-ран, удержаны в армянском т-ан-Еране, которое и есть Туран или Ту-Иран парсийских писателей, разумевших под ним: все народы не-иранского происхождения 21.

Объяснение, которое академик Броссе 22 дает слову — Тан-Еран, полагая видеть в нем двойное отрицание, кажется мне не совсем удовлетворительным потому, что в армянском языке мы не встречаем ни одного слова, в котором двойное отрицание образовалось бы через m и ан, *** и ***, в одно и то же время. К тому же двойное отрицание в одном и том же слове дает в армянском языке не отрицание, но напротив — утверждение. Так напр. слово охдж, ***, означающее целый, принимая префикс б, ***, образует из себя б-охдж, ***, [244] означающее не-целый; с прибавлением второй отрицательной частицы ан, ***, к отрицательному префиксу б, ***, образуется ан-б-охдж, ***, которое имеет уже силу утверждения и означает не-нецелый, т. е. целый (***,***,***).

ПРИЛОЖЕНИЕ 10.

Армянские цари из династии Хайка.

Наш автор начинает историю Армении, как сам читатель может заметить, прямо с аршакидов, оставляя в стороне огромный период 1779 лет, в продолжение которого господствовали хайкиды, (с 2107 по 328 г. до Р. Х.). С целью восполнить этот пробел приводим здесь список родоначальников и царей из поколения Хайка с показанием времени управления каждого из них.

  до Р. Х.
1. Хайк, сын Форгома, из рода Иафета, родоначальник армянского народа, современник Бэла, отделившись от которого, приходит в Армению и господствует там в продолжение 80 лет. 2107
2. Арменак или Араманиак, сын Хайка 2026
3. Армаис или Арамаис, сын Арменака 1980
4. Амасия, сын Арамаиса 1940
5. Гех’ам, сын Амасии 1908
6. Хармa, сын Гех’ама 1858
7. Арам, сын Хармая 1827
8. Ара, сын Арама 1769
9. Кардос, он же Ара, сын Арая 1743
10. Анушаван, сын Кардоса 1725
11. Парет 1662

Начиная от Парета до Скай-орди, родоначальниками являются лица из разных поколений хайкидов.

12. Арбак 1612
13. Заван 1568 [245]
14. П’арнак I 1531
15. Сур 1478
16. Хаванак 1433
17. Ваштак 1403
18. Хайкак I 1381
19. Амбак I 1363
20. Арнак 1349
21. Шаварш I 1332
22. Нор-айр 1326
23. Встам 1302
24. Кар 1289
25 Горак 1285
26. Хрант I 1267
27. Ендцак 1242
28. Глак 1227
29. Хоро 1197
30. Зармайр 1194
Безначалие, продолжавшееся 2 года 1182
31. Шаварш II 1180
32. Пертч I 1137
33. Арбун 1102
34. Пертч II 1075
35. Базук 1035
36. Хо 985
37. Иусак 941
38. Амбак II 910
39. Кайпак 883
40. П’арнаваз I 838
41. П’арнак II 805
42. Скай-орди 765
43. Паруйр, сын Скай-орди, первый венчанный царь 748
44. Храчья, сын Паруйра 700
45. П’арнаваз II, сын Храчья 678
46. Патчуйтч, сын П’арнаваза 665
47. Корнак, сын Патчуйтча 630
48. П’авос, сын Корнака 622
49. Хайкак II, сын П’авоса 605 [246]
50. Еруанд I, сын Хайкака 569
51. Тигран I, сын Еруанда 565
52. Вахагн, сын Тиграна 520
53. Араван, сын Вахагна 493
54. Нерсех, сын Аравана 475
55. Зарeх, сын Нерсеха 440
56. Армог, сын Зареха 394
57. Байгам, сын Армога 385
58. Ван, сын Байгама 371
59. Вахe, сын Вана 351

Междуцарствие.— Армения под владычеством Александра македонского в продолжение 4 лет

328


Комментарии

1. Мур’ацан тер, ***, что Моисей хоренский объясняет через Мар’ацоц тер, *** (см. кн. II, гл. VIII), т. е. «владетель мар’ов» — мидян.

2. В Зендавесте змей Дахак, которого убил Трайтауна, сын Атвия, представляется имеющим три пасти, три головы, шесть глаз и тысячу сил.

3. Геерен на основании исследования Вольнея (см. его Recherches nouv. sur lHist. ancien. Chronologie dHеrodote, VIII, Analyse de la liste mede de Ktesias) объясняет это разногласие так: Он берет точкою отправления 561 г. до Р. X., к которому по указаниям самого Геродота относит падение Астиага и мидийского царства, рассуждая следующим образом. Марафонская битва произошла за 4 года до смерти Дария (Герод., кн. VII, 1, 4), что вполне согласно с общепринятым у греков мнением, относящим эту битву к 3-ему году 72-й олимпиады, соответствующему 499-му г. до Р. X. Если придадим к этому 32 года царствования Дария, прежде истекших (см. там же у Герод.), 8 месяцев царствования Смердиса (кн. III, 68), 7 лет и 5 месяцев царствования Камбиза (кн. III, 66) и 29 лет Кира (кн. I, 214); то получим 560, что и будет первым годом царствования Кира. Определив таким образом эту цифру, Геерен предлагает следующую хронологию мидийского государства.

Конец мидийского царства 561 г. до Р. X.
Продолжение мидийского царст. 156 л. (Герод. кн. I, 130) следоват. начало мидийск. царст. по отдел. его от ассириян 717
В этом периоде времени 6 лет безначалия 716-710
Дейок царствует 53 г. (Герод. I, 102) 710-657
Фраорт 22 г. (там же) 657-635
Киаксар 40 лет (Герод. кн. I, 106) 635-595
Нашествие и владычество скифов 28 л. (кн. I, 103, 106) 625-598
Завоевание Ниневии (кн. I, 106) 597
Астиаг царствует 35 лет (кн. I, 130) 595-561

Английский переводчик Геродота, G. Rawlinson, предлагает довольно замысловатый способ объяснения мидийской хронологии греческого историка. Он полагает, что вся эта путаница произошла от простой ошибки со стороны Геродота, который, следуя мидийскому хронографу, первоначально назначившему Дейоку 22, а Фраорту 53 года царствования, просто переставил эти цифры, вследствие чего и произошло противоречие, теперь существующее. Далее G. Rawlinson думает, что вообще эта мидийская хронология есть искусственное произведение и сочинение какого-нибудь хронографа, который или не был знаком с фактами, или же мало давал им значения: он просто отводит 150 лет собственно мидийским царям, 100 лет господству их над Азией и некоторую часть царствования Киаксара скифскому владычеству (см. The History of Herodotus in 4 vol., London, 1858-1860, vol. I, Essay III, p. 401).

4. В подтверждение этих слов приведем прекрасное объяснение, которое знаменитый Грот дает рассказу Геродота. Вот оно: «Of the real history of Deioces we cannot say to know any thing; for the interesting narrative of Herodotus presents to us in all points grecian society and ideas, not oriental: it is like the discussion which the historian ascribes to the seven conspirators, previous to the accession of Darius, whether they shall adoptan oligarchical, a democratical, or a monarchical form of government; or it may be compared to the Cyropaedia of Xenophon, who beautifully and elaborately works out an ideal which Herodotus exhibits in brief autline. The story of Deioces describes what may be called the despot’s progress, first as candidate and afterwards as fully established... Deioces begins like a clever Greeck among other Greecks, equal, free and disorderly; he is athirst for despotism from the beginning, and is forward in manifesting his rectitude und justice, «as beseems a candidate for command», he passes into a despot by the public vote, and receives what to the Greeks was the great symbol and instrument of such transition, a personal body-guard; he ends by organising both the machinery and the etiquette of a despotism in the oriental fashion, like the Cyrus of Xenophon; only that both these authors maintain the superiority of their grecian ideal over oriental reality, by ascribing both to Deioces aud Cyrus a just, systematic and laborious administration, such as their own experience did not present to them in Asia (см. его The History of Greece, London, Murray, 1846-1856, V. III, рр. 307-308).

5. Ксенофонт уверяет, что Астиаг был не последним царем мидийским, но что преемником его был сын его, Киаксар II (Киропед. кн. I, гл. 5); по Геродоту же, Астиаг не имел сына (кн. I, 109).

6. Из XX гл. 1, кн. Ист. Моис. хоренского видим, что он не только хорошо знаком с сказанием греческих историков о борьбе Кира с Астиагом, но даже представляет Тиграна союзником Кира, сильно содействовавшим последнему в уничтожении мидийского могущества. Несмотря на то, армянский историк охотно забывает Геродота и с особенной любовью передает читателям легенду своего отечества во всей ее подробности.

7. Замечательно, что Геродот сам допускает существование трех различных рассказов истории Кира кроме того, который он сам передает (кн. I, 95).— Ктезий у Фотия совершенно расходится с Геродотом в этом отношении.

8. Бехистун или Бисутун находится на западной границе древней Мидии на дороге, ведущей из Вавилонии в южную Экбатану и служившей между восточными и западными провинциями древней Парсии большою дорогой. Крутая скала в 1700 фут. вышины, на которой изображены письмена, составляют часть большой цепи Загроса, разделяющего высокую плоскую возвышенность Ирана от обширной равнины, орошаемой Тигром и Евфратом. Надпись начертана на высоте 300 футов от основания и доступ к ней сопряжен с большими трудностями. Она на трех языках: древне-парсийском, вавилонском и скифском или татарском. Henry Rawlinson относит этот памятник к пятому году царствования Дария, т. е. к 516 г. до Р. X.

9. Геродот конечно ошибается, говоря, что на одной из колонн надпись была «ассирийскими буквами»; потому что язык и буквы, употребленные в этой надписи были, без сомнения, парсийские. Отец историков вероятно введен в заблуждение клинообразностью букв, не подозревая, что в копьевидных письменах, замеченных в упомянутой им надписи, как буквы так и язык были различны. Ибо известно, что существует шесть различных родов клинообразного письма; а) древний скифо-вавилонский; b) сузианский; с) армянский; d) скифский на трехъязычных досках; е) ассирийский и f) ахемено-парсийский. Из них четыре первые рода имеют некоторую связь между собою, между тем как ассирийский и ахемено-парсийский совершенно отличаются как от предыдущих, так и друг от друга.

10.  Eusebii Pamph. Chronicon bipart. pars II. pp. 228, 232.

11. Моисей хоренс. Ист. Армен. кн. II, гл. II.

12. Себеос Истор. похода импер. Ираклия, стр. 28.

13. Асох’ик, см. в самом тексте.

14. М. Чамчян, Ист. Армен. ч. III, хронол. табл.

15. Fragments dune Histoire des Arsacides, t. II, pp. 371, tab. № 1.

16. Heeren, Manuel de lHistoire ancienne, t. II, Histoire de Macedoine.

17. On the obscurer tribes contained within the empire of Xerxes, in the History of Herodotus, vol. IV, p. 202.

18. History of Persia, by sir John Malcolm, London, Murray, 1815, chap. V.

19. В первом Фергарде Вендидада первоначальное местожительство парсов, откуда началось их переселение, названо Аирианем ваэждо, что Prichard в своем Natural History of man (London, 1843, р. 165) переводит не через Иран чистый, как Сен-Мартен, но через «the source or native land of Arians», т. е. источник или родина арийцев (см. также Мах Mueller’a Languages of the Seat of war; 2-nd edit., London, 1855, p. 29, примеч.) Проф. Коссович, следуя Лассену, слово ваэджо объясняет через семя, откуда выводит понятие рассадник и наконец земля; и потому выражение аирианем ваэджо, по его мнению, должно значить: земля, населенная Аириами (см. его Четыре статьи из Зендавесты. СПБ. 1861. Предисловие, стр. XXII). В своих Vorlesungen ueber die Wissenschaft der Sprache, bearbeitel von C. Bottger, Leipzig, 1863, p. 200 и далее, Мах Mueller выражение Airyanem vaеjo переводит также через «Arianum semen».

20. Академик Куник (Analyse dun ouvrage manuscrit, intitulе Die Ssabier...von Dr. Joseph Chwolsohn в Mеlanges asiatiques, t. I, 5-me et derniere livraison, St.-Pеtersbourg, 1852, р. 622) на основании мнения Сен-Мартена и других арменистов уверяет, что армянское прилагательное: ари, происходит от собственного имени: арик’, под которым средневековые армянские писатели разумели мидян (Les Medes... portent encore chez les auteurs armеniens du moyen age le nom Ari (единственная форма этого слова в армянском языке никогда не означала: «Арийцы или мидяне») et Arik’h (— arya et Aryaka, dapres M. Lassen, 7), dont on fait dеriver ladj. armеnien ari—fort, vaillant»...).— Выше мы показали, каким образом образовалось название Арик’; что же касается прилагательного ари, то оно, без сомнения, происходит от существительного «айр — «муж», которое, как коренное армянское слово, находящееся в сродстве с зендским и санскритским вира, дает от себя начало множеству слов в этом языке. Ибо от айр происходят, кроме ари — «мужественный», также: арутьюн, *** — «мужество»; — айранам, *** — «сделаться совершеннолетним», т. е. мужем;— зайранам, *** — «гневаться», т. е. в пылу принимать все качества мужа; далее, айри, *** — «вдова», т. е. женщина лишившаяся мужа; — айрутьюн, *** — «вдовство». Наконец род. пад. слова: айр, ***, будет арeн, ***, от которого происходят; прилаг. арак’ини, *** — 1. а) мужественный; b) доблестный; с) добродетельный; 2. существ. аракинутьюн, ***, — а) мужество (virtus в первоначальном его значении); b) доблесть, с) добродетель; 3. глаг. арак’ипанам, ***, «совершать доблести» и пр. Эти примеры приводят к заключению, что не от Arik’h произошло прилагат. ари, но наоборот.Что касается до слова аракиал, *** (там же), которое г. Куник причисляет к разряду вышеприведенных нами слов, то мы в этом никак не можем согласиться с ученым академиком; ибо оно, как причастие прошед. времени, происходит от глагола: аракем, ***— «посылаю» и значит: посланный (апостол), и ничего более. Трудно решиться найти соотношение между словами: аракиал с одной стороны, и аракини, ари или айр — с другой.

21. По мнению Max’a Muller’а, корнем слову Туран служит тура, что значит «быстрота всадника». Арийцы, как народ земледельческий в противоположность себе называли туранами скифов-номадов (см. там же, стр. 201, 244).

22. См. его Additions et еclaircissements а lHistoire de la Gеorgie, Adpit. III, p. 96, note 2.

Текст приводится по изданию: Всеобщая история Степ'аноса Таронского, Асох'ика по прозванию, писателя XI столетия. М. 1864

© текст - Эмин Н. 1864
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Бакулина М. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001