Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АРНУЛЬФ МИЛАНСКИЙ

КНИГА О НЕДАВНИХ ДЕЯНИЯХ

LIBER GESTORUM RECENTIUM

Начинаются главы книги второй.

I. Ариберт возведён на престол, и умер Генрих.

II. Архиепископ, отправившись в Германию, избрал Конрада.

III. Ссора епископов Миланского и Равеннского из-за правой руки короля.

IV. Обращение короля к народу.

V. О том, как епископ Верчелли исполнял обязанности архиепископа, и причина этого была рассмотрена на соборе.

VI. Схватка между миланцами и равеннцами.

VII. Ссора между архиепископом и лодийцами по поводу епископства.

VIII. Король Конрад отправился в Бургундию с итальянским войском.

IХ. Произошло солнечное затмение и луна стала кроваво-красной.

Х. Заговор вальвассоров против епископа Ариберта.

ХI. Битва на Дурном поле, в которой был убит епископ Асти.

ХII. О пленении архиепископ и трёх епископов.

ХIII. О том, как король осадил Милан и был поражён свыше.

ХIV. О том, как король передал епископство Амвросию, а Ариберт хотел передать королевский престол Одо.

ХV. О том, как Амвросий потерпел поражение, а Ариберт преуспел.

ХVI. Борьба между королевской властью и епископом, а также об удивительном знамени.

ХVII. Конрад умирает, и его сын Генрих заключает мир.

ХVIII. Гражданский раздор между миланцами.

ХIХ. Организованная против города осада.

ХХ. Архиепископ заболевает в Монце и умирает в Милане.

Книга II.

1. (1.) В предыдущей книге мы попытались передать только то, что так или иначе слышали; а теперь мы постараемся вдобавок изложить то, что узнали от тех, кто сам это видел. Итак, когда божественной памяти Арнульф был призван на небеса 1, по решению городских старшин и в качестве дара императорской власти в должность вступил Ариберт 2. С тех пор, как его возвели в сан, он занимался своими делами и делами других людей, многое затевая и ещё больше испытав, о чём мы сочли нужным рассказать, ни в коей мере не судя о его действиях. В его дни окончилось правление Генриха, не оставившего после себя потомка 3. Тогда жители Павии в отмщение за сожжённый город разрушили королевский дворец, который у них был. Случилось же, что князья, собравшись вместе, стали вести переговоры о назначении короля. Итак, поскольку разные люди тянули в разные стороны, у них у всех не было единого мнения.

2. (2.) Пока Италия металась посреди таких волнений, Ариберт, уклонившись от общения с равными ему, вопреки их воле и сопротивлению один отправился в Германию, чтобы избрать немецкого короля. И когда немцы избрали себе Конрада 4, он также одобрил его и на глазах у всех короновал, получив от него помимо многочисленных даров епископство Лоди 5, чтобы он мог как посвящать, так и вводить в должность тамошнего епископа 6. А вернувшись домой, спокойный во всех отношениях, он своими посольствами перевернул всю Италию, добиваясь благоволения одних делами, других – надеждой, пока его выбор не были вынуждены одобрить почти все 7. Поддержанный такой командой, Конрад, придя в Италию, был коронован им, как то было в обычае, на царство 8. Затем с тем же проводником он отправился в Рим. По его прибытии 9 в Риме состоялось огромное собрание разных народов отовсюду, а также епископов и светских князей, под председательством господина папы Иоанна 10.

3. (3.) Итак, когда наступил праздник Пасхи 11 и король Конрад должен был взойти на престол империи посредством апостольского посвящения, Ариберт 12, архиепископ Равенны, безрассудно схватил короля за правую руку и удержал её, делая то, что по праву подобало архиепископу Миланскому. Поскольку это действие на глазах у всех было им неприятно, прочие епископы уговаривали [Ариберта] не отступать от своего. А тот по прежнему упорно её держал. Но Ариберт, архиепископ Миланский, чтобы в праздничный день в народе не произошло смятения, мудро избежал крупного народного возмущения, удержав всех своих людей, желавших оказать сопротивление, от всяких возражений.

4. (4.) Итак, король, поражённый шумом возмущённых людей, узнав, наконец, правду об этом деле, остановился и произнёс такую речь: «Хорошо известно, о достопочтенные отцы, что как посвящение в императоры является привилегией апостольского престола, так избрание и посвящение в короли является привилегий амвросианского престола. Поэтому кажется правильным, чтобы та рука, которая благословляет и первой возлагает королевскую корону, если она здесь есть, представляла короля святому Петру и его викарию для возведения на императорский престол; чтобы, по свидетельству Амвросия, тот, кто научился и начал править благодаря амвросианскому посвящению, по праву мог править в качестве императора». Когда это решение короля пришлось всем по нраву, он, отняв руку у Равеннского архиепископа, велел подозвать амвросианского епископа. Но тот, желая, как было сказано, избежать смуты, отказался подойти.

5. (5.) Итак, по совету господина папы и всех епископов [король] подал правую руку Ардерику 13, епископу Верчелли, его викарному епископу, чтобы отец, казалось, прославился в сыне 14, а учитель – в ученике 15. И тот во время императорского посвящения в полной мере исполнил обязанности архиепископа Миланского. Через несколько дней в Риме апостольской властью был созван собор 16, на котором было решено, чтобы во всех епископских делах Равеннский епископ никогда не имел никакого преимущества перед Миланским епископом; и если вдруг он осмелится на подобное, то пусть канонически ответит согласно закону. Сверх того, все решили написать по поводу этого дела книгу в качестве вечного свидетельства; мы же лишь слегка коснулись этого, сказав немногое о многом.

6. (6.) Пока всё это происходило, миланцы с равеннцами вступили между собой в ссору. Итак, когда перебранка усилилась, они вступили друг с другом в битву 17. Но в результате более мощного натиска и силы миланцев равеннцы, по большей части раненые, обратили тыл, и противники преследовали их до самой гостиницы, растащив поклажу и всю утварь. Даже сам Равеннский епископ Ариберт едва спасся, вырванный из рук преследователей. Впоследствии же вся эта ссора улеглась. А император, вернувшись из римских пределов, находился в Италии, пока не подчинил противников, если имел таковых, в то время как Ариберт поддерживал его во всём 18; и умолкла земля пред ним 19.

7. (7.) В это же время случилось, что умер епископ Лоди 20. Когда архиепископ решил на основании своего права инвеституры, как он получил его от императора, поставить на его место другого, возмущённые лодийцы храбро отвергли сделанное вопреки обычаю замещение своего епископства. Ариберт, ни во что не ставя их смелость, избрал из числа своих кардиналов Амвросия 21, весьма подходящего священника, сперва вручив ему посох и перстень, а затем, как то было в обычае, посвятив его в епископы. Совершив это, он резко атаковал все крепости лодийцев. Силой их подчинив, он, наконец, подошёл к самому городу, ведя с собой своего епископа. Обложив город осадой со всех сторон, он упорно его штурмовал. Когда горожане увидели, что их сопротивление бессмысленно, они, после того как были предложены мирные условия, наконец, сообща решили принять епископа. Перед городскими воротами были открыто произнесены клятвы обещанной верности, и таким образом уже названный епископ был принят; впоследствии он, славный учёностью и делами, был всем очень дорог. С того времени между миланцами и лодийцами царила непримиримая ненависть. Впоследствии они из-за этого на протяжении многих лет попеременно совершали в отношении друг друга неисчислимые грабежи, поджоги и убийства. При этом миланцы, полагаясь на [свою] многочисленность, богатства и крепость мышцы 22, часто ходили на них войной и брали в осаду, уничтожая поля, виноградники и все предместья. Лодийцы же, малочисленные, но неукротимые духом, стеснённые в средствах, но преисполненные силы, защищались то с собственными потерями, то с чужими. Если описать всё это в подробностях, то из этого вышел бы не один том.

8. (8.) Затем, когда в те же дни умер король Бургундии 23, Конрад решает захватить Бургундию и приказывает спешно явиться для вторжения в неё лангобардскому войску 24. Сам же, придя из приграничной с ней области, напал на мятежников и занял несколько крепостей 25. А из соседних земель вместе с прочими вельможами Италии шли отборные полководцы, а именно, епископ Ариберт и выдающийся маркграф Бонифаций 26, два светоча королевства, разведавшие те подходы, которые делают проходимыми обрывистые скалы неприступной крепости Бард 27. Проведя через них лангобардское войско, они перешли через крутой хребет горы Юпитера 28; таким образом посредством мощного вторжения войдя в эту землю, они пришли к цезарю 29. Поскольку бургунды не смогли оказать сопротивление, они поспешили сдаться, покорившись Конраду при условии вечного подчинения. И вышло, что все вернулись по домам с великой славой.

9. (9.) В это же время, в июне месяце, в день святых Петра и Павла 30, в жаркий полдень, произошло солнечное затмение, погрузив мир во тьму на три часа. Позже, в другое время, ночью видели, как луна приняла кровавую окраску.

10. (10.) Итак, преуспевая многочисленными успехами, епископ Ариберт постепенно получил неумеренную власть над всеми, думая скорее о собственной душе, нежели о душах других. Потому и вышло, что некоторые городские рыцари, называемые в народе вальвассорами, тайно стоили козни против его действий, постоянно сговариваясь против него. Но, узнав о случае одного магната, который был лишён лена, они внезапно разразились открытой дерзостью мятежа, став уже многочисленными 31. Когда об этом сообщили епископу, он приготовился противостоять их козням посредством многих благоразумных мер. Когда же он ничего не добился, то постарался одолеть их силой. В первой же схватке они были побеждены и наголову разбиты в бою, и, уйдя из города, разошлись в печали. Им тут же приходят на помощь мартезанцы 32 и серпиенцы 33 и очень многие рыцари королевства, готовые жить и умереть вместе с ними, особенно же, лодийцы, помнившие о недавней обиде.

11. (11.) Архиепископ же, собрав войска откуда только мог, но не без своих верных, попытался преследовать и разгромить их всех. Поскольку те посмели оказать сопротивление, они встретились на поле, которое издавна называлось Дурным 34 и, действительно, было дурным, раз должно было быть орошено человеческой кровью. Когда там на поле завязалась битва, обе стороны понесли огромные потери убитыми. Среди них был сражён и уже названный епископ Асти 35, активный участник войны, оказавшийся в самой гуще боя. Его гибель положила конец битве. [Архиепископ] был смущён, потеряв такого брата, а те, убив такого врага, спокойные, ушли с поля боя и разошлись по домам.

12. (12.) Итак, поскольку угрожала такая опасность, архиепископ позаботился позвать из Германии своего цезаря, надеясь, что тот окажет ему помощь 36. А император, придя в Верону 37, а оттуда – в Милан, был почтительно принят в первый день 38, но жестоко оскорблён на следующий, так как народ волновался и громко кричал против него. Ибо люди слышали, что король обманом отобрал у Ариберта власть над Лоди. Август, не показав виду, отправился в Павию. Когда он назначил там генеральный съезд 39, то, составив коварный план, схватил и удержал архиепископа, передав его под стражу Аквилейскому патриарху 40. Вот, потрясённый Миланский город пришёл в ужас и, лишившись своего пастыря, горевал и стонал от малого до старого 41. А сколько мольб было обращено к Господу, сколько пролито слёз! Поскольку духовенство, народ и воины постоянно громко кричали по поводу его освобождения, было заключено соглашение, и августу были даны заложники. Но тот, получив их, тем не менее удержал его, собираясь осудить на вечную ссылку. Более того, однажды, он схватил также трёх других епископов – Верчелли 42, Пьяченцы 43 и Кремоны 44. А архиепископ через два месяца сбежал. Когда он пришёл, весь город вышел ему навстречу с такой радостью, что слуга не уступал господину, а женщина – мужу, бегая туда сюда от радости. И вот, вечерний плач города внезапно обратился в утреннюю радость 45. 46

13. (13.) Конрад же, видя, что его одурачили, открыто объявляет Ариберта врагом государства и своим личным. Итак, вышло от цезаря августа повеление 47, чтобы все королевства под его властью съехались для захвата Милана. И случилось, что вся Италия, вся Германия собрались все вместе от одного конца до другого 48. При первом наступлении он атаковал сильную крепость под названием Ландриано 49 и, захватив её, в незначительной степени разрушил. Оттуда он подошёл к Милану и стал лагерем, разбив палатки у третьего милевого камня от города. Миланцы же, готовые к сопротивлению, укрепили также ближайшие к городу места. Отобранные из их среды юноши, экипированные оружием, обученные воевать и носившиеся на конях, забавлялись дротиками, нападая на императорских воинов и разъезжая вокруг лагеря, грозили щитом и копьём и убивали тех, кто был к ним ближе. Когда они совершали эти воинские забавы в течение нескольких дней, в день святого Вознесения Господнего 50 вышло, что все императорские воины вместе со своим цезарем вырвались из лагеря и, немцы справа, а итальянцы слева, завязали битву. Когда же против них вышли горожане, битва со всех сторон обострилась, ибо разные люди сражались по разному. В первых рядах посреди боя были поражены копьями один благородный немец высокого роста и Видо 51, итальянский маркграф, королевский знаменосец. Когда они пали и многие другие плавали в собственной крови, боевой пыл постепенно угас. Наконец, люди императора, собрав войско, отправились в лагерь, а горожане, также оставив поле, вернулись под свои крыши. (14.) Итак, отступив от города, цезарь приказывает опустошать все места в округе, ближние и дальние 52. Когда он всё уничтожил огнём, то был поражён частыми ударами молний и сильным градом 53 и, отказавшись от начатого, в горести отступил. Более того, Бертольд, королевский секретарь, по совету которого всё совершалось, тут же лишился разума.

14. Хотя король должен был бы смягчиться от этого, он, напротив, ещё больше рассердился, настолько, что приговорил Ариберта к лишению его должности. Итак, утвердив это решение, он передал епископство Амвросию, кардиналу-пресвитеру Миланской церкви и своему капеллану, хотя епископы видели это, но не одобряли 54. Ариберт, услышав об этом, точно так же стал вести переговоры о лишении короля [его королевского] достоинства. Итак, в тайном послании он внушил Одо 55, могущественному франкскому графу, чтобы тот при его поддержке захватил Итальянское королевство. Тот, ничуть не медля, ибо был жаден до власти, первым же делом силой захватил некоторые области Германии 56. Герцог Готфрид 57 мужественно выступил против него и в завязавшейся ожесточённой битве 58 моментально его разгромил. Говорят, что его голову он, отделив от плеч, отправил августу в Италию. В остальном император, велев всем князьям королевства клятвенно обещать ежегодное опустошение Милана, с твёрдым намерением вернулся в Швабию, больной ногами и бессильный во всех суставах.

15. (15.) Между тем, Лже-Амвросий, открыто нося посох и перстень, втайне, как волк в норе, строил всяческие козни против Ариберта и ежедневно клятвенно обещал многим клирикам и мирянам очень многое, так что в городе и вне его собралась группа его сторонников. Когда же благородство верных почуяло козни неверных, они наказали виновных в преступлении и лично, и в плане их имущества. Таким образом могущество Ариберта одержало верх, а вся та коварная дерзость улеглась 59.

16. (16.) В это же время случилось, что все князья королевства дружно собрались отовсюду для опустошения миланских пределов, как и обещали королю. Архиепископ же, предвидя грядущее насилие, тут же приказывает собраться у города с оружием в руках всем жителям амвросианской епархии – от крестьянина до рыцаря, от бедного до богатого, чтобы при помощи такого войска защитить родину от врага. Штандарт же, который должен был следовать впереди его идущих сражаться людей, он установил следующий: высокий столп наподобие корабельной мачты, установленный на прочной повозке, был водружён ввысь; на вершине его было золотое яблоко с двумя свисавшими краями белоснежного паруса, а в середине изображён честной крест с образом Спасителя, который, широко раскинув руки, смотрел сверху на развёрнутые войска, чтобы, каков бы ни был исход битвы, они ободрялись, глядя на этот штандарт 60. И произошла бы ожесточённая битва между городом и королевским престолом, если бы новость о смерти цезаря 61 не поразила души врагов так сильно, что они, снявшись с лагеря, поднялись в таком смятении, что передавили друг друга. Среди них пал и постыдно погиб пармский знаменосец 62.

17. (17.) Когда же Конрад умер, Генрих 63, его юный сын, ставший королём ещё при жизни отца 64, был провозглашён всеми августом; этот весьма пригодный для управления государством муж, не подражая страсти отцовской души, по совету своих верных заключил с архиепископом мирный договор 65, и тот в последующем его честно почитал.

18. (18.) Итак, когда всё это успокоилось, последовали внутренний раздор и гражданская война 66, настолько проклятая и несчастная, что, помимо бесчисленных военных поражений, изменилось само положение города и церкви. Ведь действительно, от праздности возникают гражданские распри и часто словно от жира выкатываются глаза их 67. И вот, когда не было противников извне, горожане обратили ненависть друг против друга. Случилось же, что один плебей был жестоко избит рыцарем из-за частной ссоры между ними. Чернь, сильно возмущённая этим, внезапно схватилась за оружие против рыцарей, а те, как застигнутые врасплох, сопротивлялись как могли. Из-за этого ещё пуще разгорелась ненависть и сторонами были принесены многочисленные клятвы. Ланцо, один благородный рыцарь этого города, страстно поддержал бунт черни, и тот благодаря его спасительной поддержке значительно усилился. Прочая знать, возмущённая этим, отчасти же из любви к своим верным, присоединилась к рыцарям. В это же время в городе рассказывали о многочисленных снах и множестве знамений. Когда город пребывал в такой неопределённости, в нём внезапно раздался крик, поднявшийся по незначительному поводу. Произошло массовое стечение всех людей, завязалась ожесточённая битва по площадям и закоулкам, и обе стороны долго сражались на земле и на крышах. Наконец, малочисленные рыцари были окружены множеством черни, и их со всех стороны теснили огнём и мечом. Потому и вышло, что они вместе с жёнами и детьми в гневе оставили собственные жилища. Чтобы позаботиться об их делах, из города через несколько дней ушёл и сам архиепископ 68; им также немедленно пришли на помощь мартезанцы с серпиенцами.

19. (19.) Итак, ободрённые такой поддержкой, они осмотрительно позаботились укрепить шесть ближайших к городу крепостей; поселившись в них со всем домом, они обложили город со всех сторон, день и ночь делая осаду ещё плотнее благодаря убийствам. Ибо, выходя из шести замков, они постоянно нападали на город с такого же количества сторон. А неистовые толпы горожан, не менее часто совершая вылазки из ворот, то сражались в обороне, то пытались сами атаковать их. Ибо редкий день обходился без кровопролития. Когда стороны бесчинствовали так на протяжении трёх лет, и обе по очереди неоднократно испытали на себе всё, что они могли совершить друг против друга, от августа прибыли послы, объявившие о нерушимом перемирии, которое те клятвенно подтвердили по совету и настоянию всего королевства.

20. (20.) В это же время архиепископ, живя в Монце 69, тяжело заболел; когда он разболелся до смерти, то, распорядившись домом и всем добром, приказал отнести себя в город. Там, проболев несколько дней, он ушёл из этой жизни 70. Погребён же он был у святого Дионисия, где сам основал изысканный монастырь 71. Он также при жизни позаботился обо всех церковных чинах, передав многочисленные средства для поддержания их в настоящем и будущем. (21.) В эти дни одному жителю города Генуи были открыты священные мощи архиепископа Иоанна 72. Но, поскольку о нём и так достаточно сказано, наше перо отступает теперь от него, чтобы быть тонко отточенным уже третьим оселком 73.

Текст воспроизведен по изданию: Arnulf von Mailand, Liber gestorum recentium. MGH, Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum separatim editi. Bd. 67. Hannover. 1994

© сетевая версия - Strori. 2012
© перевод с лат. - Дьяконов И. В. 2012
© дизайн - Войтехович А. 2001
© MGH. 1994