Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АННАЛЫ ТРАШКИ

Начинаются анналы от первого христианского польского князя Мешко 1 и его знаменитой жены, христианки по имени Дубровка 2

В 965 лето Господне наилучший из князей (excelentissimus dux) Мешко взял себе в жёны Дубровку, христианку из Чехии, с которой и самые верные христиане пришли в Польшу, и все поляки крестились, а церкви, монастыри, епископат, препозитуры и прочее теми, кто жил в то время, были обустроены и наделены. Этот Мешко, как рассказывается в предшествующих хрониках, 7 лет от рождения своего был слеп.

967. Родился Болеслав Великий 3, который был назван «Храбрым». Он покорил чехов и венгров, и саксонцев укротил, и на реке Солава железными метами ограничил пределы Польши. Он с почестями принял святого Адальберта 4 и поместил его в Гнезно.

970. Прохор был поставлен в первые краковские епископы 5.

974. Пражская церковь по просьбе Дубровки получила своего первого епископа по имени Дитмар 6.

982. Святой Адальберт был посвящён в пражские епископы 7. Впоследствии, когда ему явился Бог, он отправился в Паннонию, где сначала крестил венгерского короля святого Стефана с прочими [венграми], а затем, проходя через Польшу и укрепляя в вере поляков, пришёл в Пруссию, и там, проповедуя [христианскую] веру, был венчан мученичеством.

986. Прокульф стал вторым краковским епископом.

995. Ламберт становится третьим краковским епископом.

997. Страсти святого Адальберта епископа.

1001. Венгерский король Стефан отправил епископа Аффрика к папе Сильвестру в Рим просить корону. В это же время и польский князь Мешко отправил епископа Ламберта просить [у папы] корону. Но папа, побуждённый ангельским видением, корону, которую приготовил для Мешко, отдал посланнику венгерского короля Аффрику. Но по какой причине [корона] не досталась полякам, более полно рассказано в «Хронике» 8.

1002 9. Император Оттон Третий Рыжий 10 посетил святого Адальберта и с большой радостью встретился с Болеславом. Этот Болеслав, возведённый упомянутым императором в короли, воспользовался дарованной ему свободой. Он доблестно пришёл в Киев и обнажённым мечём ударил по Золотым Воротам.

1005. Шестеро 11 отшельников в Польше приняли мученическую смерть.

1014. Поппо был поставлен в четвёртые краковские епископы.

1018. Болеслав Первый победил и покорил русинов.

1023. Гомпо был избран в пятые краковские епископы.

1025. Умер Болеслав Великий, и в королевстве [ему] наследовал Мешко Второй 12, который впал в безумие и скончался. Ему наследовал его сын Казимир 13 14. У него было четверо сыновей: Болеслав 15, Владислав 16, Мешко и Одон.

1027. Умер первый архиепископ Ипполит, [которому] наследовал второй – Боссюта.

1032. Рахелин был поставлен в шестые краковские епископы.

1037 17. …

1038. Скончался бывший монахом Казимир 18. После него правил его старший сын Болеслав Щедрый, который впоследствии, после того как был убит святой Станислав, стал изгнанником в Венгрии.

1038. После смерти короля Болеслава и других его братьев, князь Владислав стал править единолично. Он взял в жёны чешку Юдифь, которая благодаря мольбам блаженного Эгидия родила ему Болеслава Третьего 19.

1046. Монах Тынецкого монастыря Аарон был поставлен в третьи краковские епископы и, будучи утверждён папой Бенедиктом Девятым, был посвящён в Кёльне. Он был отмечен привилегией архиепископства.

1059. Умер краковский архиепископ Аарон.

1061. Священник Сула по прозвищу Ламберт был поставлен в седьмые краковские епископы. Этот Сула, наследуя архиепископу Аарону, не стал добиваться архиепископских инсигний.

1071. Умер краковский епископ Ламберт.

1072. [Ему] наследовал Станислав, восьмой [краковский епископ].

1079. В третьи апрельские иды 20 краковский епископ святой Станислав принял мученическую смерть.

1081. Умер король Болеслав, который королевство весьма сильно расширил пределы [польского] королевства: от реки Дунай в венгерском королевстве до саксонской реки Солава, от города Киев, который является митрополией Руси, до гор Каринтии, как рассказывается выше в «Хронике» 21.

1082. Ламберт был посвящён в девятые краковские епископы.

1102 22. Умер краковский епископ Ламберт, [ему] наследовал десятый [краковский епископ] Балдуин.

1104. Родился Владислав Второй 23.

1109 24. Умер краковский епископ Балдуин.

1110. [Ему] наследовал одиннадцатый [краковский епископ] Мавр.

1111 25. Болеслав победил совершенно победил чехов.

1113. Болеслав Третий захватил Накло и другие замки.

1115. Родился сын Болеслава Лешек.

1117. Скарбимир восстал против Болеслава и был ослеплён.

1118. Умер краковский епископ Мавр 26. [Ему] наследовал двенадцатый [краковский епископ] Радост. В это же лето по всей земле было наводнение 27.

1119. Болеслав победил двух поморянских князей.

1123. Болеслав Третий переправился через море и захватил замки.

1127. Обретение главы святого Адальберта.

1131. Умер князь Казимир.

1132. Болеслав ходил в Венгрию и сражался с венграми.

1133. Чехи сожгли церкви в Польше 28.

1135. Вислица была разрушена учиненной половцами резнёй 29.

1136. Болеслав выдал свою дочь [в жёны] сыну венгерского короля.

1138. Родился сын Болеслава Казимир 30.

1139. Умер знаменитый князь Болеслав Третий 31. Этот Болеслав завершил церковь святого Вацлава в Кракове, которую заложил 32 его отец Владислав, и назначил ей двадцать каноников. В это же время император Генрих IV приходил в Польшу, чтобы подчинить её себе, но поскольку Болеслав ему воспротивился, он бесславно вернулся.

1140. Был основан монастырь в Енджеюве.

1142. Умер краковский епископ Радост. Вроцлавский епископ Роберт был переведён в краковскую епископию и возле церкви святого Вацлава был посвящён в тринадцатые [краковские епископы].

1145. Побеждённый под Познанью князь Владислав бежал.

1147. Император Конрад приходил в Польшу и с королями проследовал в Иерусалим.

1148. Умер Владислав.

1149. Было основано аббатство в Енджеюве.

1154. Сандомирский князь Генрих ходил в Иерусалим. Он основал церковь в Загоштье, которую передал краковскому госпиталю.

1159. Родился сын Мешко Болеслав. В это же лето в изгнании умер Владислав.

1161. Освящение ленчицкой церкви.

1163. Сын Владислава Болеслав 33 со своим братом Мешко 34 своими дядьями был возвращён в Силезию, которая была отдана им во владение. Был основан монастырь в Любяже.

1165. Умер краковский епископ Матфей 35.

1166. Гедко был посвящён в 17-е краковские епископы.

1167. Князь Генрих со своим войском погиб в битве в Пруссии 36. Умер Казимир.

1170. Кентерберийский архиепископ Фома принял мученическую смерть 37.

1173. Умер краковский князь Болеслав 38.

1177. Сын Болеслава Третьего князь Казимир пришёл в Краков, завладев им по праву наследования. В это самое лето был основан монастырь в Шулеюве.

1181. Князь Казимир победил русинов.

1183. Умер сын Казимира Болеслава, который, срубив дерево, был убит его падавшим стволом.

1184 39. Святой Флориан моденским епископом Эгидием был перенесён в Краков, где был принят епископом Гедко, который в его честь основал базилику за городом.

1185. Был основан монастырь в Копшивнице. Умер краковский епископ Гедко.

1186. Умер князь Лешек.

1187. Фулько папой Урбаном был посвящён в шестнадцатые [краковские епископы].

1189. Кардинал Иоанн приходил в Польшу.

1191. После гибели Болеслава, Краков принял его младший брат Казимир. Гнезненский князь Мешко 40, из-за совершённой по отношению к нему несправедливости, пришёл к Кракову, и не захотели его воины, и он ушёл. Вынужденной несправедливостью, по совету Генриха Кетлича он с войском пришёл к Кракову и построил замок, который Казимир вместе с русинами мужественно захватил, [после чего Казимир] освободил сына Мешко, а Генриха Кетлича схватил и отправил в изгнание на Русь.

1195. Была битва на Мозгаве между Мешко и Лешеком. Лешек победил, а Болеслав был убит.Отец Лешека и Конрада князь Казимир умер в Кракове внезапной смертью из-за снадобья некой женщины.

1196 41. После смерти Казимира его старший брат князь Мешко искал Кракова, и ему в битве на Мозгаве противостояли дети Казимира – Лешек 42 и Конрад 43.

1201. В четвертые майские ноны 44 по всей земле было землетрясение.

1202. Князь Лешек наследовал [своему отцу?] в Кракове. Он привёл из Руси жену по имени Гремиславу, от которой родил святую Саломею [ставшую монахиней] ордена святой Клары и сына по имени Болеслав 45.

1205. В праздник мучеников Гервазия и Протасия 46 государь русинов Роман со своим войском был убит под Завихостом.

1207. Появился орден блаженного Франциска. Умер 15-й краковский епископ Фулько 47.

1208. [Ему] наследовал 16-й [краковский епископ] Винцентий, который был помазан папой Иннокентием III.

1215. В Риме во времена Иннокентия III был Собор 48.

1216. Были утверждены правила Франциска и устав Доминика.

1218. Краковский епископ Винцентий уступил Иво епископию.

1219. Умер архиепископ Генрих 49.

1221. В течении трёх лет в Польше были дожди и наводнение, из-за чего два года был голод и многие умерли. Умер святой Доминик.

1222. Орден Гризов разместился в Кацице, а Проповедников – в Кракове.

1223 50.

1226 51. Блаженный Франциск отправился к Господу. В это же лето, в 11 июльские календы родился сын Лешека Болеслав 52.

1228 53. Князь Лешек изменой был убит поморянами, и силезский князь Генрих 54 был схвачен мазовецким князем Конрадом. Папа Григорий IX канонизировал святую Елизавету, святого Франциска и святого Доминика.

1229 55. Умер краковский епископ Иво.

1231. Вислав был посвящён в краковские епископы.

1232. Умер архиепископ Винцентий. В это же лето блаженный Антоний отправился к Господу.

1234. В Прощённое воскресенье родилась Кинга, дочь венгерского короля Белы и её матери по имени Мария. Её взял в жёны сын Лешека краковский и сандомирский князь Болеслав. В это же лето 56 братья Минориты пришли в Чехию.

1235 57. Умер сын Мешко Владислав.

1239. Князь Болеслав взял в жёны дочь венгерского короля по имени Кингу, жену добрую и святую, которая до времени своего второго рождения 58 не разговаривала, а первое, что она произнесла было: «Аве, царица небесная». Сказав это, она умолкла до окончания своего второго рождения и лишь тогда снова начала выговаривать слова.

1241. Татары опустошили Польшу и убили князя Генриха 59. В это же время в Венгрии волки, лисы и орлы убивали людей.

1242. Умер краковский епископ Вислав 60, [которому] наследовал Прандота. В это же лето Конрад в Скарбимирже схватил рыцарей.

1243. Между князьями Конрадом и Болеславом на Суходоле было сражение 61, и Конрад был побеждён краковчанами.

1244. Пруссы частыми набегами разорили Луков, Люблин и Сецехов.

1246. Литовцы, придя к Ярошину, устроили сражение с Болеславом и когда князь был побеждён перебили многих его воинов.

1247. Легат апостольского престола брат Иоанн из ордена братьев миноритов с прочими братьями отправился к татарскому королю.

1249. Умерла святая Ядвига 62.

1250. Князь Болеслав был схвачен братом, чьей женой была Иоланта, дочь венгерского короля Белы 63.

1252. Умер куявский епископ Михаил 64.

1254. В 12-й индикт был канонизирован блаженный Станислав 65.

1256. Болеслав 66 взял в жёны Иоланту.

1257. В Моравии возле Бычины было наводнение, и ночью в день святой Девы Маргариты 67 утонуло множество людей. Умер великопольский [князь] Пшемысл.

1258. Умерла краковская княгиня Гремислава. В первом часу было землетрясение. Появился орден мучеников.

1259. Краковский и сандомирский князь Болеслав опустошил ленчицкую землю. В это же лето татары опустошили краковскую и сандомирскую земли. Это был их второй приход [в Польшу], во время которого они убили и увели бесчисленное множество людей и взяли сандомирский замок.

1261. Мазовецкий князь Земовит 68 был схвачен и убит пруссами.

1262 69. Мазовецкий князь Земовит был убит литовцами и похоронен в Яздове, и сын его Конрад был схвачен 70. Был коронован Пшемысл.

1263 71. В день святого Доминика было солнечное затмение.

1264. В 18 июльские календы 72 краковчане победили ятвягов.

1265. Умерла жена убитого татарами Генриха силезская княгиня Анна 73. Князь Лешек взял себе в жёны Грифину. Поляки ограбили русинов и многих [из них] убили у границ Польши, и князь Роман 74 был убит Лешеком под Завихостом, и прочих [русинов] поляки одних преследовали до Владимира, а множество других перебили.

1266. Умер знаменитый поморский князь Святополк 75. Скончался русский король Даниил. В это же лето умер краковский епископ Прандота 76, которому наследовал сын Яцека Павел. Умер вроцлавский князь Генрих 77.

1267. Кардинал господин Гвидо приходил в Польшу и собрал синод во Вроцлаве 78. В это же лето, в канун вознесения Господа 79 было солнечное затмение. Была канонизирована святая Ядвига 80. Сын русского короля Даниила Лев убил сына литовского князя Миндовга Воишелка.

1268. Сестра ордена святой Клары Саломея отправилась к Господу. С ней случилось чудо, ибо когда она 7 дней лежала непогребённой у сестёр на хорах, на камне святой Марии, сёстры не заметили никакого окоченения и никакого дурного запаха, но только [почувствовали] облегчение и приятность. После похорон же она пролежала в земле с 4 ноябрьских ид до 11 июньских календ, и, однако, когда её перенесли в Краков в могилу, от неё не исходило никакого дурного запаха, хотя рака (archa) в которой она была забальзамирована и была открыта. Умер вроцлавский епископ Фома. В это же лето 81 в краковском диоцезе из-за нечестия (infidelitatem) некой женщины тело Христово обратилось в видимую плоть; его с великим насилием взяла эта женщина, опасаясь, что станет известно и ясно о её преступлении.

1269. Князь Бела сын венгерского короля по имени Бела умер и был похоронен в Эстергоме 82.

1270. После октавы Рождества Христова в Калише родился телёнок (vitulus) с двумя головами и семью ногами; были же [обе] головы собачьи и зубы [тоже] собачьи. Одна голова была на надлежащем месте и она была больше, другая же, меньших размеров, была у хвоста. У этого телёнка была телячья шкура и телячьи ноги, а его мясо не желали есть ни собаки, ни свиньи. В это же лето, в 13 февральские календы 83, в день Луны, около первого часа ночи в небе над церковью братьев миноритов в Кракове показалось облако в виде креста, и из него изошло такое сияние в виде луны, и разошлись такие лучи по всей краковской области, что в церкви [братьев-]Проповедников благодаря светы молнии можно было увидеть иглу. В это же лето точно такой же свет появился в Станатеке 84. В это же лето умер венгерский король Бела. В это же самое лето река, которая называется Ниса, три дня, т.е. с пятницы до дня Господнего, текла кровью. Около того же времени река Одра на три дня стала зелёной, а затем ещё на три дня кровавой. Также около праздника Марии Магдалены 85 в Кракове на Висле было такое сильное наводнение, какого никогда не было прежде, ибо оно затопило сёла, посевы, луга и все поля и земли от горы святого Станислава вплоть до горы святого Бенедикта оказались под водой, и многие люди утонули, и это продолжалось 15 дней по всем областям, и затронуло Рабу и Дунаец. Умерла мать госпожи Кинги, венгерская королева госпожа Мария. В это же время в силезской земле возле Михалова с неба шла кровь; было же летнее время и сильный зной в тот день. В это же лето венгерский король Стефан 86 пришёл чтобы посетить могилу святого Станислава, где встретился с князем Болеславом, который был женат на его родной сестре госпоже Кинге. И они заключили мир и согласие между собой. Также 87 некая госпожа из Накло родила за раз 36 крохотных младенцев; а именно: сначала родила одного за другим 15, а остальных – спустя полчаса. Все эти младенцы сразу же умерли.

1271. В день Луны, в 14 февральские календы 88 [в небе] на востоке появились три солнца. Князь Самбор был схвачен Болеславом 89, который присоединил Гданьск. Умер архиепископ Януш. В это же лето жена серадзского князя Лешека Грифина прилюдно сняла с себя покрывало и сказала, что она – невинная дева, и, как говорили, это невозможно было проверить из-за мужского бессилия [князя Лешека].

1272. Умер великопольский князь Болеслав 90.

1273. Краковский князь Болеслав встретился в Опаве с чешским князем Пржемыслом, где они поклялись в вечной дружбе. В это же лето литовцы достойным сожаления образом опустошили люблинскую землю. В это же лето по совету краковского епископа Павла некоторые краковские рыцари пришли со всей своей силой к опольскому князю Владиславу; но Владислав, отправив своё войско, встретил их на поле возле Богушина (Boguczin), и в том сражении пали многие с обеих сторон. Был же после этого голос к епископу Павлу, говорящий: «Горе тебе Павел, лучше тебе было бы, если бы ты вовсе не родился». Эти слова услышали более 70 мужей. [Ибо] было ясно ему, что та сеча у Люблина случилась благодаря епископу. Затем, спустя некоторое время послышался голос, говорящий ему: «Не бойся, епископ Павел, делай что хочешь, ибо я с тобой». Этот голос слышали многие братья-проповедники, в чьём доме за городом Краков он тогда находился. Спустя же некоторое время в то же лето, когда этот епископ один находился в опочивальне, послышался голос говорящий ему: «Не бойся Павел, делай что хочешь, ибо на седьмой год ты умрёшь». И не понял епископ: имелся ли ввиду седьмой год его епископства, или седьмой год с того времени, когда он услышал этот голос. Епископ ответил ему: «Хорошо, ибо я смогу до седьмого года свою жизнь исправить». И этот голос слышали многие, кто находился около его опочивальни. В это же самое лето краковский и сандомирский князь Болеслав, [велико-]польский князь Болеслав, мазовецкий князь Конрад и серадзский князь Лешек, придя в землю опольского князя Владислава, полностью её опустошили, разграбив и предав огню всё от Опавы и Козлов (Cosle) вплоть до Одера, и перебили там множество людей.

1274. При папе Григории X состоялся Великий Собор 91, на котором собралось 1200 епископов. На этом соборе греки обратились к послушанию римской церкви. Ибо и константинопольский патриарх тогда в день апостолов Петра и Павла 92 в присутствии Папы отслужил мессу на греческом языке. Тогда же пришёл и татарский король, и обещал подчиниться римской церкви, и принял [христианскую] веру, от римской церкви принял корону. В краковской земле родился ребёнок, который постоянно держал губы сжатыми; но когда его крестили, он открыл рот и начал говорить. Он прожил три года и скончался. В это же лето князь Лешек снова принял к себе свою жену Грифину, которой прежде лишился.

1275. Один мальчик, едва двух лет от роду, сказал брату-минориту, трижды обращаясь к нему: «Господине». Тот ответил: «чего хочешь?» А он: «придут татары и отрубят ваши головы». Брат ему: «кто тебе это сказал?» Мальчик же ему: «Бог». Тот: «а ты не боишься их?» Мальчик ему: «Боюсь, ибо они отрубят наши головы». Так и случилось.

1276. Дела страшные и весьма необычные. Некий человек, жестокий к беднякам и своим господам неверный, с пагубным нечестием пришёл к вратам смерти. И его братья, которых призвали к нему, начали склонять его исповедоваться. Он им ответил: «есть ещё время, что признаться [в грехах], но у меня уже нет сил, ибо я уже передан силам тьмы (potestati demonum)». Братья же убеждали его покаяться, дабы в Божьем милосердии он не отчаивался; и сказал он им: «уже не могу покаяться, но скоро вы увидите, что я передан в руки демонов для бичевания». И тотчас они услышали самые жестокие удары, и взирали на раны и ушибы, хотя при этом никого не видели. Сам же этот несчастный отверженный не проронил ни слова, ни вздоха, и так несчастный от ран и плетей демонов испустил свой дух. В октаву святого Михаила 93 в Кракове в большом количестве выпал снег. Жена Болеслава Иоланта родила дочь по имени Анна.

1277. На Обрезание Господне 94, в полночь появилось облако и в середине часа засияло так ярко, что этим приятным светом оказались освещены весь город и краковский диоцез. В это же лето тевтонские рыцари были призваны в силезский диоцез. Силезский князь Болеслав из Легницы схватил вроцлавского князя Генриха, сына своего брата, требуя от него [тело?] своего погибшего младшего брата вроцлавского (Wlotconis) князя , который был архиепископом. В это же лето около праздника святого Луки евангелиста 95 литовцы жестоко опустошили Ленчицу, уведя с собой в рабство, кроме тех, кого перебили, сорок тысяч человек обоего пола. После смерти чешского короля его дочь Кинга, дева посвящённая Богу и присно Деве святой Марии в день святого первомученика Стефана 96 увидела в бывшем ей видении прекрасную деву в красивом покрывале, на всём котором были начертаны буквы по числу 7 радостей блаженной Марии, кроме одной складки покрывала, где буквы не было. Увидев это дева удивилась; блаженная же дева обратилась к ней: «о чём ты спрашиваешь?» Девочка ей: «я спрашиваю твою красоту и почему твоё покрывало не украшено полностью?» Госпожа ей: «Я мать Господа, это же моё покрывало украсила ты; но поскольку вчерашним днём ты не читала вслух семь моих радостей, которые ты имеешь обыкновение всегда читать вслух, потому это моё покрывало украшено не полностью, однако теперь, дочь моя, не беспокойся, ибо желание твоё исполнилось, и об отце [своём?] не тревожься, который, где бы ни появился, предшествуем великой». В это же лето на Рождество славной Девы Марии 97 с великой торжественностью она вступила в орден святой Клары в Праге.

1278. В краковском диоцезе было некое озеро, в котором люди никоим образом не могли ловить рыбу из-за происков дьявола. Когда же, как обычно, в это лето была холодная зима, некие рыцари, верующие и многие простолюдины этой земли с крестами и хоругвями были собраны для ловли рыбы в этом озере. И сначала они, хотя и с трудом, вытащили свой невод с тремя небольшими рыбёшками. Во второй раз они вытащили невод [вообще] безо всякой рыбы. В третий же раз они с большим трудом вытащили невод с каким-то чудищем, у которого была козлиная голова, а глаза ярко-красные, увидев которое люди, оставив кресты, убежали. После этого все они заболели. Это же чудище, когда его голова показалась надо льдом, начало метаться по воде туда-сюда, производя шум и грохот. Брат Мартин 98, родом римлянин, из ордена [братьев-]проповедников господином папой Николаем III был сделан гнезненским архиепископом, который прежде чем прийти в Гнезно скончался в то же лето 99. Чешский король Пшемысл из-за предательства тевтонцев у границ Венгрии на реке под названием Морава был побеждён императором Рудольфом 100. В это же время польский князь Болеслав при поддержке померанского князя Мсцивоя пришёл к границам тевтонцев и 8 дней опустошал землю, и в конце доблестно одержал победу над их войском. В это же лето появился некий религиозный человек по имени Николай, родом немец, из ордена братьев-проповедников, который учил людей есть змей, ящериц и лягушек от любой болезни, которой они были охвачены, или если была глазная болезнь, или что другое. На человеческую мочу он никогда не смотрел, но имел с собой некие завязанные мешочки. Что в них хранилось – он никому не показывал. Он развешивал эти мешочки отдельно над каждым больным на ночь, и кто из них потел благодаря этим мешочкам, те засыпали, а кто нет – нет. По слову этого Николая люди хватали змей голыми руками, но не во имя Христа. Ибо если кто-то во имя Христа хотел схватить змею, даже если рука у него была покрыта киротекой (cyroteca), то его тотчас кусала змея. Благодаря ему некоторые сведущие братья из ордена проповедников стали есть змей. Господин же серадзский князь Лешек со своей женой Грифиной по повелению этого [брата-]проповедника в это лето начал есть змей, ящериц и лягушек из-за чего всеми людьми был презираем, хотя они были им были весьма полезны для лечения.

1279. Господин Влостибор был избран в гнезненские архиепископы, но его избрание было объявлено недействительным 101. В это же лето епископ апостольского престола и легат Филипп приходил в Венгрию и Польшу 102, который сделал многие строгие постановления и навечно заключил под стражу двух епископов в Венгрии. В это же лето умер [велико-]польский [князь] Болеслав, чьей женой была дочь венгерского короля Белы Иоланта. Этот Болеслав был великим победителем над тевтонами и человеком мужественным, поскольку не боялся никого из королей, сколь могущественным бы тот ни был. Он умер в 7 апрельские иды 103. В это же лето, когда крестоносцы из тевтонского дома сражались с литовцами, литовцами были взяты в плен два брата-крестоносца, из которых один был повешен ими на самом высоком дереве. Также ими был повешен и его конь, чтобы, когда под ними будет разведён костёр, их обоих поглотило ненасытное пламя. Но, когда его конь был поглощён огнём, было явлено чудо в виде облака над крестоносцем, а сильный свет снизошёл на него, и выпавшая с неба роса во многих местах притушила пламя. И когда этот свет поднялся к облаку, вместе с ним и этот крестоносец телесно вознёсся на небо; так что после исчезновения это света на том месте не осталось никакого следа, никакой частицы или знака или отметины. А стоявшие рядом и дивившиеся этому вознесению литовцы видели, что прекрасная дева вознеслась на небо. Но поскольку язычники приписали произошедшее разного рода заклинаниям, а не Божьей добродетели, Бог явил им другое чудо относительно того, что они хотели совершить с товарищем этого подвешенного крестоносца. Ибо, увидев предыдущее чудо, второго крестоносца они поместили в середине срубленного дерева, а вокруг развели сильный огонь, дабы сжечь его живьём. Но Господь своего усердного воина ради веры его не оставил без небесной защиты. Ибо внезапно небо над ним стало ясным, и некая большая белая птица, которую прежде не видел никто из смертных, окружённая сильным светом спустилась с неба, вырвала этого крестоносца из середины пламени и унесла с собой на небо. Увидев это язычники сказали: «Воистину, велик христианский Бог, ибо совершает такое для рабов своих». В это же лето, в канун [праздника] блаженного Марка евангелиста 104 в Италии случилось землетрясение, во время которого было разрушено семь городов. В горах же возле Болонии выпала в большом количестве кровавая роса, в то время когда римская церковь возглавлялась господином папой Николаем III, который был назван Николаем Гахетаном. Достойным сожаления образом земля поглотила города, ибо они опустились в бездну со своими жителями, и на протяжении четырёх дней были слышны голоса кричащих из бездны. Также две горы, между которыми текла река, соединились в одну, [и воды этой реки, будучи] заключены между этими горами, не имея другого выхода, образовали озеро протяжённостью в шестьдесят миль и затопив всё вокруг. Множество расположенных в горах замков земля, разверзнувшись во время этого продолжавшегося 15 дней землетрясения, поглотила вместе с горами, другие же высокие горы оно превратило в равнину, совершенно сравняв с землёй и произвело достойную сожаления убыль среди людей. Ибо в неком монастыре цистерцианского ордена [во время землетрясения] погибло пятьдесят сестёр и оно причинило много другого зла. В это же лето 105 умер прославленный государь краковский и сандомирский князь Болеслав, сын Лешека, сына Казимира. Он был человеком искусным, стыдливым, воздержанным, кротким, никому злом за зло не воздававшим, также охранителем церковных свобод, почитателем воинов, ибо себе ничего не оставлял, но всё раздавал воинам, благодетелем всех верующих. Его смерть оплакивали не только вельможи [краковской] земли, но и также государи и воины соседних земель. Он правил 37 лет. Он также умер без потомства, и ему после выборов наследовал его двоюродный брат сын Казимира, сына Конрада князь Лешек. Жена же Болеслава госпожа Кинга после похорон супруга вступила в орден святой Клары с сестрой Иолантой, вдовой [велико-]польского князя Болеслава они были единоутробными сёстрами и дочерьми венгерского короля Белы. Когда же вышеупомянутый князь Лешек со своей женой Грифиной пришёл в Краков, сын куявского князя Земовита, маленький мальчик по имени Лешек, сидя на руках у Грифины, пророчествовал, говоря: «Слушай, тётя, быть тебе опорой младенца по имени Болеслав». И это многократно повторял спрашивавшим его дамам, которые сидели в коляске, и ничего больше не говорил. [Отцом] же Грифины был Ростислав, а матерью – Анна.

1280. в первый год [после] избрания князя Лешека, пришёл русский князь Лев с сильным войском из татар, литовцев и русинов, желая завладеть краковским и сандомирским княжеством 106. Ему навстречу в субботу, в канун [праздника] апостола Матфея в Гослицах вышли краковские и сандомирские [воины], а именно: палатины краковский Пётр, сын Альберта и сандомирский Януш с 600 воинами, и поразили великое множество татар, литовцев и русинов, ибо Владыка Небесный дал им победу. Сам же Лев на следующий день бежал из [польской] земли будучи сильно ранен; его 15 дней преследовал Лешек, имея с собой 30 тысяч конных и две тысячи пеших [воинов], и достойным сожаления образом разграбил его землю, разрушил русские замки, и вернулся восвояси с миром и славой, когда римскую церковь возглавлял верховный понтифик господин Николай и при краковском епископе господине Павле.

1281. Господин Фирмин 107 епископ и легат от апостольского престола в венгерском королевстве и Польше, был схвачен венгерским королём и с позором посажен в повозку, ибо при исполнении своего поручения как легат совершил множество несправедливостей по отношению к этому королю по имени Владислав. В это же лето этот король был схвачен своими баронами и вместе со своей женой, дочерью короля Карла, помещён в некий замок, дабы хотя бы так они смогли завести ребёнка. Был же этот король Владислав человеком распущенным, не заботясь о своей жене, он завёл себе некую половчанку. В это же лето вроцлавский князь Генрих 108 схватил двух своих братьев-князей, а именно: сына Болеслава, своего двоюродного брата легницкого князя Генриха 109, чьего единоутробного брата Бернарда он убил, и двоюродного брата [велико-]польского князя Пшемысла, сына [велико-]польского князя Пшемысла, глогувского князя Генриха двоюродного брата сына Конрада. Этих двух князей он схватил, обманом позвав их в некую церковь на совет, из-за чего за свой грабёж он понёс строгое наказание, оказавшись в темнице. В это же самое лето 110 умер папа Николай III, и из числа кардиналов [новым папой] был избран Мартин, родом из Бриона. В его времена в Риме с неба текла кровь и почти во всём мире было наводнение.

1282. Краковский, сандомирский и серадзский князь Лешек 111 сражался с ятвягами 112, сподвигнутый к этому во сне архангелом Михаилом, и настиг их за Наревом. И когда они были побеждены, отнял всю добычу, которую они унесли из Люблина; в этой битве ни один человек из его войска не был убит. Тогда же и чудо случилось, ибо псы, которых увели с собой эти язычники, видя христианское войско, начали радоваться, выть и по некому знаку вместе с христианами устремились на убийство язычников, жестоко их убивая. В это же время 113 палатин Януш и сандомирские рыцари восстали против вышеупомянутого князя Лешека, и замки Сандомира и Радома передали мазовецкому государю князю Конраду; но князь Лешек изгнал Конрада из [сандомирской] земли и всеми этими замками и землёй мирно овладел. В это же лето в краковской земле был сильный голод, из-за которого бесчисленные тысячи людей ушли одни на Русь, а другие в Венгрию. Но те из них, кто ушёл на Русь были переданы татарам, которые затем ушли в Венгрию, призванные половцами. В это же лето в день блаженного Франциска 114, после капитула братьев-проповедников, который отмечал их верховный магистр, враги Христовы язычники литовцы тайком пришли в Сандомирскую землю, в то время когда князь и почти все рыцари из-за этого капитула находились в Кракове, грабя и убивая служителей Христовых, священников и левитов, клириков, рыцарей и их жён и детей, горожан с их жёнами и детьми, крестьян словно скот уводя. Отделив стариков и перебив всех людей этого, преклонного возраста, юношей и мальчиков они навечно обратили в рабов. Убивая христиан, они совершали свои многочисленные обряды. Поскольку никто им не сопротивлялся, безо всякого ущерба для себя они, ограбив людей и землю, ушли. Рыцари же, которые укрылись в сандомирском замке, отправили быстрого гонца к находившемуся в то время в Кракове князю. И он со слезами поведал князю и баронам про опустошение и бешенство этих язычников. Услышав это, знаменитый князь Лешек с баронами в печали зарыдали. Быстро, вооружившись Божьей помощью и доверием более чем крепостью людей и оружия, исповедовав грехи, причастившись тела Христова, князь со своими баронами, друг друга взаимно ободряя, их так рьяно преследовали, что язычники, спасаясь, устремились в самые густые леса. Христиане же, видя что находятся в безопасности, опасались идти за ними [далее], ибо тех было очень много. Однако, по совету благодатного духа (spiritus almi), изобразив, что отступают, они немного удалились от укрытия язычников. Видя это, все враги Христовы вышли из укрытия, в котором прятались, оставив и связав пленников словно овец на заклание в этом лесу, обратили своё оружие на князя Лешека и его баронов, которые, видя христианское войско объятое страхом, бежали назад. Князь же, положившись на Божью помощь, обратился с такими словами к своим товарищам: «Лучше было бы нам со славой погибнуть ради имени Христа и пленников, чем видеть это зло для нашего народа». Сделав это, он разделил войско на два отряда, и оба эти отряда передал находящимся тогда с ним краковскому палатину Сеготону и сандомирскому палатину Янушу. И с Божьей помощью они окружили и победили язычников. Убитых же язычников, кроме тех, кого воины из этих отрядов рьяно перебили в лесах и болотах, на следующий день насчитали на месте битвы тысячу шестьсот человек. Кроме того они освободили более шести тысяч пленных.

1283. В день святого апостола Варфоломея 115 был освящён монастырь сестёр в Гнезно. Краковский епископ господин Павел вышеупомянутым князем Лешеком был схвачен в Лагове, и, связанный по рукам и ногам, серадзскими рыцарями был препровождён под стражу в замок Серадза. В это же лето в декабрьские ноны 116 умер епископ вроцлавской церкви господин Альберт, покровитель (amator) добрых и честных людей. В это же лето умерла знаменитейшая госпожа супруга господина великопольского князя Пшемысла, дочь Николая Кашубского по имени Люгарда, о её смерти же никто не может рассказать, как она погибла 117. В это же лето за два дня до праздника святого апостола Фомы, в день Господень 118 господин Иаков по прозвищу Свинка в Калише в доме братьев в субботу был посвящён священники, а в день Господень в архиепископы гнезненской церкви. При этом посвящении присутствовали пять епископов. Также и князь Пшемысл, за четыре дня до этого похоронив в Гнезно жену, как можно быстрее с великим множеством людей прибыл на это посвящение, и этому господину архиепископу передал драгоценный перстень.

В лето Господне 1284, в 14 апрельские календы 119 плоцкий препозит господин Вислав наследовал в епископстве куявскому епископу Альберту, и гнезненским архиепископом господином Иаковом по прозвищу Свинка в Стрельненском монастыре был посвящён в епископы. В это же лето, в канун [праздника] блаженного Михаила 120 сгорел город Калиш. В это же лето Сензивоем сыном Янко сыном Арханбольда был захвачен калишский замок, который был передан им вроцлавскому князю Генриху IV. Чтобы его вернуть великопольский князь Пшемысл пришёл с великим множеством воинов, но из-за измены некоторых из своих рыцарей, сражавшихся под этим замком, потерял знатных воинов; и, благодаря вышеупомянутым баронам, а именно [своим] предателям-советникам, он был вынужден и землю до самого Олобока (Oloboch) 121 передать во владение вроцлавскому князю, и замок возвести у границ Облока, вместо возвращенного ему вроцлавским князем Генрихом калишского замка. В это же лето татары пришли в венгерскую землю, которая называется Семиградье, и многих христиан схватили и убили. Христос же защитник христиан наслал на них сильный голод и чуму. Узнав об этом, жители Семиградья приписали эту победу Богу, говоря: «лучше было бы нам погибнуть от меча, чем от голода в замках и городах из-за татар умереть». И приносили жертвы [Господу]. Услышав это, татары окружили себя христианами, сделав из них какое-то подобие хоровода, видя который христиане, жалели своих братьев и по этой причине не мешали язычникам сражаться с ними; но сказали христиане: «лучше было бы защищаться каждому из нас, да не погибнем все мы вместе с ними»; и тогда, с Божьей помощью, они победили язычников, и тогда были освобождены пленники и с ликованием вернулись восвояси.

1285. Умер господин папа Мартин 122. Были убиты вроцлавский князь Иоанн Мензыч (Menchicz) вместе с Петром и Сбилутой (Sbilutone). В Ленчице, на Богоявление 123 был синод 124. В это же лето были схвачены Вениамин и Сензивой. В это же лето, в день святого первомученика Стефана 125 благочестивейший князь Лешек одержал победу над своими воинами. Вроцлавский епископ 126 с клиром, прелатами и [братьями-]проповедниками был изгнан из города [тамошними] жестокими консулами, горожанами и их князем 127. Гнезненский архиепископ господин Иаков по прозвищу Свинка со своими прислужниками на Богоявление 128 собрал в Ленчице Синод, на котором вроцлавского князя Генриха IV за его жестокость, которую он проявил по отношению к своему епископу и вроцлавским каноникам прилюдно отлучил от церкви. В это же лето, около праздника Иоанна Крестителя 129 в земле крестоносцев появились некие полные яда летающие черви, которые своими укусами убили многих людей. В это же лето благочестивейший краковский, сандомирский и серадзский князь Лешек славно одержал верх над своими рыцарями и мазовецким князем Конрадом. Ибо эти краковские рыцари, презрев святого мужа, в ущерб князю Лешеку избрали себе в государи и наследственные господа князя Конрада 130; и поскольку Господь не оставил праведника, ни семени его просящим хлеба, князь Лешек, видя зло своих баронов, обратился за помощью к венграм, которые тотчас встали на его защиту, [причём] не только соболезнующие благочестивому и знаменитому князю христиане венгры, но его участи самым искренним образом сострадали и язычники-половцы, и сразу же каждый из них вместе с этим князем направили острия [своего оружия] против краковских рыцарей и князя Конрада. Странно сказать, было столкновение и, с Божьей помощью, князь Лешек с небольшим числом верных ему краковчан и едва с шестьюстами венграми и половцами обратил в бегство, убил и взял в плен князя Конрада с великим множеством его людей. [После чего] он со славой возвратился в краковский замок, где оставалась княгиня госпожа Грифина, который, благодаря своим горожанам, лишь один остался ему верен из всех прочих замков краковской земли. Из-за такой верности в это лето князь Лешек город Краков, хотя [королевские] рыцари и были против этого, укрепил самыми мощными валами (blancis) и рвами, и дал ему великие вольности. В это же лето, на следующий день после Рождества Девы Марии 131 умерла чешская королева 132. В это же лето, в октаву святого Франциска 133 великопольский князь Пшемысл взял в жёны [дочь] шведского короля по имени Риксу.

1286. Гостынский замок был захвачен русинами и литовцами; из-за измены князя Конрада в нём пролилась кровь многих невинных, [ведь] убитых и схваченных [было] 600. В это же лето скончался познанский епископ Иоанн, чьим наследником стал предатель Иоанн, который был посвящён в епископы в гризовском монастыре в Ленде. В это же лето скончался князь Бернард, сын Болеслава Рогатки. В это же лето, после Вознесения блаженной Девы Марии 134 плоцкий замок был захвачен брестским и ленчицким князем Влотко. Мазовецкий князь Конрад с краковскими и сандомирскими рыцарями пытался изгнать Лешека и сжёг город, но с помощью венгерского короля они были побеждены 135.

1287. Умер куявский князь Земовит 136. Умер господин папа Гонорий 137. Приходили татары.

1288. В день святого Эгидия 138 [велико-]польская княгиня по имени Рикса, жена князя Пшемысла Второго родила дочь в городе Познань. Краковский, сандомирский и серадзский князь Лешек умер без потомства. Ему по выбору [воинов] наследовал мазовецкий князь Болеслав. Тотчас пришёл вроцлавский князь Генрих, которому город был сдан предателями, а замок – Сулько; и много зла случилось по всей земле.

1289. Князья устроили битву на Сиворе 139. Князья Болеслав Мазовецкий, Владислав 140 и Казимир 141 Куявские [сражались] против силезцев и победили. Многих из силезцев и тевтонцев они взяли в плен [и] убили. Многие воины пали возле Скалы. На Светнице князь Владислав по прозвищу Локетек устроил битву с тевтонцами и победил их. Город же Краков снова был передан силезцам и князь Владислав едва убежал пеший. Епископ Павел был схвачен, многие другие воины были убиты, земля разорена и много зла случилось.

1290. Умер вроцлавский и краковский князь Генрих 142. Пшемысл 143 завладел Краковом 144, а Владислав Сандомиром. В это же лето венгерский король 145 утонул под Хроберами и в [той] земле начались долгие войны.

1291. Краковская земля [велико-]польским князем Пшемыслом была передана 146 чешскому королю, и с войском чешского короля пришёл бамбергский (Bambriensis) епископ. Князь Владислав напал на Вислицу и Облеком [Oblekom], и чешское войско в беспорядке отступило от Сандомира.

1292. Умерла краковская княгиня госпожа Кинга 147. Умер краковский епископ Павел, которому наследовал Прокопий 148. В это же лето чешский король захватил Серадз 149.

1293. Татары были около Сандомира.

1294. В великой сече литовцами были перебиты многие [польские] рыцари и ими же был убит и ленчицкий князь Казимир 150.

1295. Великопольский князь Пшемысл архиепископом господином Иаковом по прозвищу Свинка после праздника блаженного Иоанна Крестителя, в день Господень 151, в Гнезно был помазан в польские короли. В это же лето литовцы опустошили [польскую землю] вплоть до Гнойно 152. Умер епископ Прокопий, которому наследовал немец Иоанн по прозвищу Муската.

1296. В 6 февральские иды 153 великопольский король Пшемысл позорно был убит своими воинами 154, т.е. поляками. Литовцы приходили в сандомирскую землю и были побеждены.

1297. Князь Владислав по прозвищу Локетек с поляками и венграми опустошил Силезию.

1298. Сильный мор животных по всей Польше.

1300. Куявский епископ господин Вислав отправился к Христу. Ему наследовал господин Гервард, который скончался в курии верховного понтифика папы 155. В это же лето была сильная буря. В это же лето чешский король приходил в Польшу и завладел ею всей. И русины приходили в сандомирскую землю и Новый Город 156 разграбили, сожгли и много зла причинили по всей земле, в то время когда войны находились на войне с чешским королём.

1301. Умерла дочь князя Земовита домицелла Саломея.

1302. Умерла дочь великого князя Руси 157, [монахиня] ордена святой Клары Святослава. Также краковские и сандомирские рыцари пришли на Русь, т.е. к Новому Люблину, который за много лет до этого захватили русины, осадили его, затем сразились в небольшом числе с множеством русинов, литовцев и татар, и, с Божьей помощью, одержали над всеми ними триумф. После чего, возвратившись, они захватили и сам люблинский замок.

1304. Князь Владислав по прозвищу Локетек с венграми приходил в краковскую землю и захватил Вислицу.

1305. Вышеупомянутый князь Владислав завладел сандомирской землёй.

1306. Город Краков был сдан князю Владиславу по прозвищу Локетек. В это же лето был пожар возле церкви всех святых; от неё ветер перенёс пламя на соборную церковь и огонь охватил всю её и замок. Эту же церковь преждеупомянутый князь Владислав вместе со своей женой Ядвигой и наследовавшим ему в королевстве их сыном светлейшим Казимиром, восстановил в честь святых мучеников Вацлава и Станислава.

1312 158. Краковские горожане восстали против князя Владислава по прозвищу Локетек.

1320. Король Владислав был коронован в Кракове властью господина папы почтенным во Христе отцом гнезненским архиепископом Яниславом 159. В это же лето его дочь Елизавета сочеталась браком с венгерским королём Карлом 160.

1325. В канун [праздника] апостолов Филиппа и Иакова 161 сын польского короля Владислава по прозвищу Локетек Казимир, взял жёны крещённую во имя Христа, дочь литовского князя Гедимина Анну, когда ей было 15 лет от роду 162.

1330. Некий рыцарь по имени Фелициан, родом венгр, во вторник после наступления Пасхи 163 напал на короля Карла, намереваясь убить его самого, его жену Елизавету, дочь Владислава по прозвищу Локетек, и детей. И, отрубив королеве правую руку и самого короля тяжело ранив в руку, сам, жалким образом изрубленный, погиб. За это злодеяние были убиты его сын, дочь и почти вся его семья. В это самое лето по всей Польше был такой большой урожай, что мера пшеницы в Кракове не стоила и гроша. Этим же летом крестоносцы, придя, сожгли замок Вышеград в Куявии, и при этом там погибли многие рыцари, но [они это совершили] и не без великого урона для себя, ибо за каждого нашего они поплатились восемью или девятью убитыми своими. В это же время 164 они сожгли замок Накло и захватили епископский замок Раскошь; а замок Радзеюв из опасения перед ними был сожжён своими же. И поскольку им никто не противился, они, хотя и понеся большие потери, с победой и добычей вернулись восвояси. Среди простых же людей они совершили великое кровопролитие, ибо мужчин и женщин, детей и стариков, беременных и новорожденных, клириков и священников, всех кого смогли найти убили мечём. Польский же король Владислав по прозвищу Локетек, видя таковую печаль своего народа, собрав войско со всей Польши, [а также приведя] союзников из Венгрии в количестве десяти тысяч и немалое число прочих наёмников, прошёл в осеннее время вплоть до реки Дрвенцы 165, в то время как крестоносцы со всем своим войском находились на противоположном берегу реки, и в течении многих дней ни наши [к крестоносцам], ни те со своего берега к нашим не переправлялись, даже в тех местах, где были броды; в другом же месте, у брода, по совету одного простолюдина они устлали всю реку сломанными пиками (exigonis?) и серпами. Король, оставив в засаде около двух тысяч вооружённых мужей, стал изображать, что якобы со всем своим войском хочет переправиться возле Бродницы, там где против него и собрались все бородачи. Оставшиеся же в засаде [воины] короля, переправившись через реку, дымом подали ему знак о своей переправе. Король, который находился примерно в трёх милях от этого места, поспешно со своим войском переправился через реку и принялся бодро готовиться к встрече с крестоносцами. Те же, видя, что не в состоянии противиться доблести короля, заключились в укреплениях и, побуждаемые нашими изменниками, хотя и могли тогда завладеть всей страной, возвратив [польскому королю] добжинскую землю, [тамошний?] замок и другой замок Быдгощ, после того как были высланы письма от них и горожан этих городов, выслали двух арбитров, а именно: венгерского короля с нашей стороны и чешского короля со своей. И согласившись заключить перемирие от праздника святого Луки евангелиста 166 до праздника святой Троицы 167, наш король договорился с венгерским королём, и они ни чешского короля до границы не отвели, ни сами одни не остались. И так, правдой-неправдой они увели польского короля из той земли; он же пробыл в их земле 15 дней, и, почти полностью её разорив, со своими людьми вернулся восвояси. Рассказывали, что в его войске было две тысячи 100 человек облаченных в шлемы, других, также вооружённых, [но] без шлемов – двадцать тысяч, лучников и прочих [воинов] – почти тридцать тысяч; таким образом было бы правильно заключить, что польское войско насчитывало свыше пятидесяти тысяч человек 168. Этот король Владислав на праздник святой Троицы 167 собрал совет в Ханчине, и своему сыну Казимиру, который был женат на дочери литовского князя Гедимина, передал во владение Великую Польшу, Серадз, Куявию, веля ему и наставляя, чтобы он учился управлять этими областями (ille gades) королевства. Этот Казимир, придя в Польшу, был совершенно введён в заблуждение познанским палатином, неким Винцентием, которого прежде его отец пожаловал этим землям до [самого] Серадза, и который, если бы не рыцари и горожане городов, [вовсе] хотел отнять ту землю у короля и его сына. Преждеупомянутый же Винцентий, [польского] королевства и [польского] народа самый подлый изменник, и не терпя этого отчуждения [своих прав], около праздника блаженной Марии Магдалены 169 коварно и тайно привёл крестоносцев, которые захватили почти всю Куявию, и [не взяли] город Владислав, только благодаря Божьей помощи и мужеству оборонявшихся, из-за которых эти бородачи потеряли почти двести человек. Затем с потерями они отступили от города. Вышеупомянутый же Винцентий тайком привёл в Польшу этих бородачей, которые, разорив захваченный город Слупцу, торопились идти к Пиздре (Pisdri), где тогда находился Казимир, желая схватить его. Но по Божьей воле [Казимир уже] покинул этот город, который тогда же из-за измены и небрежности верных горожан они взяли, и когда многие были убиты, город с монастырём братьев, которые [из-за этого] его покинули, был сожжён; и придя, они опустошили почти все земли на том берегу Варты. И когда были сожжены никем не обороняемые иноземные города и прочие укрепления (это сделал самый мерзкий предатель Винцентий), несмотря на великий урон среди своих людей, с огромной добычей они вернулись восвояси. Некоторое время спустя, собрав многочисленное войско и большое число наёмников с Рейна и из других частей Германии, они пришли к Ленчице, разорив которую, они ушли к Серадзу. Сжегши город и замок Унеюва, другой замок – Серадз и прочие города, они пришли в Калиш, штурмуя который на протяжении двух дней и ничего не добившись, потеряв чуть более сорока из своих людей, ушли в Торунь, где также потеряли погибших в бою двадцать человек. Ибо польский король Владислав, хотя и спешил к Ленчице на встречу [с крестоносцами], однако напасть на них не решился, ибо они его превосходили и числом, и силой. Оказавшись у Ленчицы, он, сам оставаясь в одной или в двух милях [от войска крестоносцев], постоянно следовал за ними, ослабляя их. Также и вышеупомянутого Винцентия, о котором мы уже рассказывали, посредством писем с прямыми [обещаниями] склонив [на свою сторону], примирил с собой со своим сыном. Этот Винцентий, желая смыть с себя имя предателя, тщательно изучил этих бородачей и их войско. И хотя он знал, что крестоносцев и несравненно больше, и что они сильнее, дабы не смущать поляков, краковчан, сандомирчан и прочих, он укрепил их словами, [говоря,] что врагов мало и что они ни на что не способны; хотя до сведения короля он и не отказывался доносить совершенно обратное. Придя следом за ними в Куявию, король около расположенного за Радзеювым села Пловцы, передав себя и своих людей Богу и святыми мучениками Адальберту 170 и Станиславу, на перенесение блаженного Станислава начал с ними сражение, и с помощью Бога, его святых понтификов и вышеупомянутых мучеников неистовствовал в их избиении, и поразил 20 тысяч из них, в чём были согласны как сам король, так и все прочие. Среди павших было пятьсот бородачей, девятьсот облаченных в шлемы и шестьсот их союзников. Сорок или даже больше облачённых в шлемы, из которых одни были бородачами, другие наёмниками из дальних стран, а прочие: поморяне, пруссы и знатные обитатели их земель, были взяты в плен. Среди них был схвачен и некий облаченный в их одеяние знатный государь по имени Рус, на которого распространялся закон войны и этого похода. Он был отведён в Краков, куда он намеревался идти с войском, и там удерживался в оковах. Произошло это 1331 лето Господне.

И как утверждалось всеми принимавшими участие в сражении, если бы многие из краковчан от того сражения и из той битвы не сбежали, из всех почти 40 тысяч воинов никто бы вовсе не обратился бы в бегство. Часто же упоминаемый Винцентий, чтобы [пресечь] все кривотолки и всеобщую убеждённость в своей измене, о чём практически все ему говорили, а также в чём все его подозревали, сам устремился в битву с крестоносцами, доблестно бился и [так,] храбро сражаясь вместе с господином королём и знатью польского королевства, счастливо добыл триумф победоносной славы над бородачами и их союзниками. И были многие в недоумении, ибо этот Винцентий [с одной стороны] совершил тяжёлое преступление и причинил своему народу столь великое горе, [а с другой стороны] в таком трудном деле и сильной нужде навечно стяжал польскому королевству столь великую славу. И не это было великим чудом, что в то время как среди крестоносцев были убиты [почти] все, из числа поляков погибли всего лишь двадцать знатных и среди простолюдинов примерно 30 мужей, но, в чём определённо все мы согласились, [чудом было,] что Бог и его святые за нас сражались; и пусть в память об этом чуде Бог навечно и беспрестанно будет восхваляем польским народом.

Также в это же время, около праздника святого Михаила, когда стало известно об этом бедствии бородачей, чешский король Иоанн 171 с сильным войском пришёл к Познани, и штурмовал её с машинами и подкопами. Но поскольку рыцари и горожане мужественно сопротивлялись, оставив пятьсот человек и потеряв многих в подкопах, бросив машины, в беспорядке со многой печалью, запустением и убытками в двадцать тысяч марок вернулся обратно во Вроцлав.

В 1332 лето Господне крестоносцы, выйдя на трапезу Господню 172, осадили город Брест, штурмуя который с машинами и прочими устройствами на протяжении четырёх дней, и, поскольку в нём было мало рыцарей, после того как прочие горожане сдались, на пятый день они захватили его. В это же время им добровольно сдалась Младшая Владиславия. Некоторые рыцари с жёнами и детьми по своей воле покинули [город]; однако палатин Альберт по прозвищу Костелец со своими людьми отступил в замок под названием Пакощ, где мужественно сопротивлялся этим крестоносцам. Все же прочие ушли к королю в Краков.

В этом году был такой зной, какого, как говорили старые люди, никогда не было в эти дни в краковской земле. Из-за этого, что есть признак великой засухи, река Вандал настолько обмелела, что во многих местах стала проходимой и достаточно мелкой для десяти и двенадцати летних детей. В это же лето была такая ранняя жатва, что на праздник Иоанна Крестителя в полях виднелось большое число стогов (capecia) убранной пшеницы; [дело] для людей любого возраста до сих пор неизвестное, невидимое и неслыханное.

В это же лето около праздника Иоанна Крестителя 173 неожиданно погиб, пронзённый копьём, палатин Винцентий. Король же Владислав около [праздника] вознесения блаженной Девы Марии 174 со славой выступил против крестоносцев, и, поскольку [среди них] не оказалось ни одного изменника, ничего с ними не смог поделать, заключил с ними перемирие вплоть до Пятидесятницы, с тем чтобы за это время посовещаться с ними и провести переговоры, и возвратился в Великую Польшу, где, преследуя бежавших и нападавших на польское королевство князей, разрушив и предав огню пятьдесят или более их укреплений, замок Косьцян 175, тот что более прочих угрожал польскому народу, осадил со своим войском. Те же, кто находился в замке, полагаясь на силу укреплений и на своё мужество, не только не пожелали заключать с ним мир, но и настоятельно требовали всеми силами напасть на короля. Видя это, сын короля светлейший Казимир, с венграми и со своими людьми, сделав приступ, напал на этот замок и перебил там около 100 человек, среди которых пятьдесят были облачены в шлемы, одни из Силезии, другие – чехи, третьи – многое знатные мужи из Германии. Никому из них князь Казимир не позволил сохранить жизнь. И так, успокоив королевство, он с триумфом вернулся в Краков.

Затем этот польский король Владислав по прозвищу Локетек, прославленный после многих войн, где он мужественно сражался против врагов [своего] народа, после многих битв, одержанных над врагами побед и триумфов, всё ещё имея силы повелевать мужами, на семьдесят третьем году своей жизни, в шестые мартовские ноны 176, в 1333 лето от воплощения Господня слёг к великой горести всей Польши и печали [польского] народа. И когда он уже понял, что умирает, смиренно, с великой печалью сердца стал исповедоваться брату Илье из ордена братьев-проповедников, мужу известному похвальным обхождением и честным нравом, которому преимущественно перед всеми любезными ему господином папой была дана полная и всяческая власть управлять и разрешать [от грехов]. После чего каштелян Спитимир и краковский архидиакон Ярослав, которые тогда присутствовали при его болезни, с немалыми рыданиями обратились к нему с такими словами: «Господин король, во все времена своей жизни самым подобающим образом ты согреваешь своим вниманием знатных богатых и бедных, знаменитых и малых, великих и ничтожных, старых и молодых, людей разного положения без какой-либо тягости в имуществе и правах их. [И даже] те, кто лишился твоей милости и твоего радушия вплоть до настоящего времени никто из них не расстался со своим имуществом или жизнями. Ободри (exhortare) же вельмож своих, чтобы к твоему сыну Казимиру, которого ты оставил в наследники себе и королевству, они относились с любовью и благосклонностью». Он же, словно уже лишаясь способности говорить и вести разговор, к этим Спитимиру и Ярославу, а также ко всем прочим стоящим вокруг его ложа обратился [со следующими словами]: «О, мужи мне и моему дитя великие благодетели! если мой сын, следуя моему примеру, будет обращался с вами также, как и я, я верю, что тогда его вы будете почитать также как и меня. Однако же если случится иначе, и он поступит по-другому, это я с надеждой препоручаю вашим усердию и верности, которые вы всегда имели по отношению ко мне. Но об этом я прошу [вас] уже [только] ради себя, не зная о том как он поступит, и вас ни к чему не обязывая». И, сказав это, присутствующему там своему возлюбленному сыну Казимиру всячески во совершенной верности рекомендуя тех вельмож, он почил в Господе. И это блистательное созвездие великий хаос ошибок и ссор объял бы мглою смерти, если бы небесный титан благополучно не позаботился о луче от этого созвездия польского народа. Ибо он оставил после себя, присутствовавшего [при этом] сына по имени Казимир.

Этот Владислав был сыном князя куявской, серадзской и ленчицкой земель Казимира. Этому Владиславу среди его братьев досталась в удел земли Бреста Куявского. Он, взяв в жёны дочь князя Болеслава Калишского по имени Ядвигу, после смерти этого князя, а также наследника Великой Польши получил власть над обеими [этими землями], и в течении многих лет владел ими. Затем, из-за коварства польской знати, чешским королём Вацлавом он был позорно и коварно изгнан не только из Польши и Поморья, но даже и из своего [наследственного] удела, Серадза и Ленчицы, которые ему достались после смерти его братьев, и ему не было оставлено никакого владения. Итак, лишившись своих земель, хотя он и обращался ко многим друзьям за помощью, те, обманывая его напрасными обещаниями и [вселив него] бесплотные и тщетные надежды, на долгое время отправили его странствовать по всему свету. Он, видя себя покинутым всеми своими [друзьями], с немногими последовавшими за ним людьми удалился в Венгрию к некому знатному и могущественному мужу Адаму, с чьей, но более с Божьей, помощью, краковскую, сандомирскую и все прочие земли, которые мы упомянули выше, мужественно отвоевав, захватил; чехов, которые владели ими 18 лет, полностью искоренив и изгнав, так что они туда больше никогда не возвращались. Затем, когда куявским епископом господином Гервардом у господина папы Иоанна XXII выпрошена королевская корона, ей в возрасте 60 лет со своей супругой Ядвигой в Кракове гнезненским архиепископом господином Яниславом и многими другими епископами в 1320 лето Господне был коронован [в польские короли], и эту же корону благополучно передал своему сыну Казимиру и его наследникам. Этот Владислав среди [прочих своих] отличий, помимо уважения людей, прославился [следующими] тремя добродетелями, а именно: небывалой справедливостью, ибо осуждал других на смерть только будучи принуждён к этому [виной преступника]; большой скромностью, ибо его сердцу было вовсе не ведомо чванство или высокомерие; невыразимым терпением, ибо не мог быть защитником [несправедливости], мало того, самым ласковым образом и с приветливым выражением лица сам всегда отдавался своим притеснителям. Всемогущий Бог после смерти одарил его следующим образом: когда [накануне] похорон он много дней лежал непогребённым, его лицо, однако, постоянно оставалось невредимым, как если бы он всё ещё был жив.

Его сын Казимир, унаследовав королевство, по побуждению и повелению своего зятя венгерского короля Карла спешил короноваться. Поэтому в день святого Марка евангелиста 177, с великой торжественностью в Кракове он был коронован архиепископом Яниславом. Будучи же коронован он принялся так рьяно преследовать злодеев 177а, что в короткое время многих из них истребил, а ещё большему числу внушил страх, дабы те сами удерживали себя от грабежей и разбоя. Благодаря чему случилось так, что все помогавшие ворам и разбойникам были либо приведены к покорности баронами [короля], либо, [угрозой] немедленной казни, были обречены на вечное изгнание.

1335. Наводнение на Висле.

1339. Краковский епископ Иоанн Грот был послан в [папскую?] курию.

Также в это же лето, в четвертые июньские календы 178, во Владиславе умерла дочь литовского князя Гедимина, супруга польского короля господина Казимира Анна. Она настолько любила предавалась утехам, хореям и веселью, что куда бы ни отправлялась верхом или в повозке, всегда перед ней всегда, к соблазну весьма многих, с самбуками, тимпанами, фиалами (fialibus), c песнями и играя различные мелодии шли музыканты; то есть, хотя она и жила довольно дурно (portento) и неподобающе, однако [всё же], тайком она помогала верующим и беднякам.

1340. [Воюя] против крестоносцев, татары опустошили люблинскую землю до самого Сандомира.

Также, около праздника Благовещения блаженной Марии 179, будучи отравлен своими [подданными], ушёл из этой жизни сын мазовецкого князя Тройдена государь русинов Болеслав 180. Как рассказывали его же люди, он бывал часто с ними жесток, хватая их и вымогая у них деньги, отнимая и бесчестя их дочерей и жён, а также ставя над ними иноземцев (gentes), т.е. чехов и немцев. Поэтому, как кажется, в другой раз [его подданные] собрались и по причине столь многих его несправедливостей таковую ему смерть и приуготовили. Польский король блистательный Казимир, слыша, что он таким образом ушёл из жизни, около праздника Пасхи с небольшим числом своих людей придя на Русь, христиан и торговцев, которые собрались в замке Львова или иначе: Лемберга, после того как сам замок был сожжён, с их жёнами, детьми и их имуществом отвёл в своё королевство, где заполучив большую добычу из серебра, золота, драгоценных камней [и прочих] сокровищ древних князей, среди которых были [примечательны] некие золотые кресты, особенно один, в котором содержалась значительная часть из древа креста Господа, две роскошнейшие диадемы и одна очень красивая туника, а также и украшенное драгоценными камнями золотое кресло. Захватив всё это он вернулся восвояси. В это же лето, около праздника святого Иоанна Крестителя этот король Казимир, собрав сильное войско примерно из двадцати тысяч [воинов] снова пришёл на Русь, где, разрушив замки и прочие укрепления, навечно их подчинил себе. И хотя [против него] собрались около 40 тысяч татар и столько же или больше русинов, однако неким страхом и ужасом, а также отважными хотя и незнатными мазовшанами они были убиты и поражены, и [так благодаря] могучей Божьей помощи ещё большее, чем погибших, число их было обращено и повергнуто в бегство. И так король с великой победой и славой вернулся восвояси, без какого-либо ущерба или потерь своих знатных [мужей]. Трашка также был при этом.

Добавлено на полях рукописи О. почерком XIV в.

1341. Король Казимир взял в жёны девицу Адельгейду, дочь маркграфа Гессена

1342. Умер венгерский король Карл, которому наследовал его сын Людовик.

1343. После того как жаганский князь был изгнан, Всховское княжество было захвачено королём Казимиром.

Текст переведён по изданию: Rocznik Traski. MPH, Tomus 2. Lwow. 1872

© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© перевод с лат., комментарии - Досаев А. С. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Poloniae Historica. 1872