Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ШИХАБ АД-ДИН АЛЬ-КАЛШАКАНДИ

СВЕТОЧ ДЛЯ ПОДСЛЕПОВАТОГО В ИСКУССТВЕ ПИСЦА

СУБХ АЛ-АША ФИ СИНААТ АЛ-ИНША

/451/ О ЧАСТИ ВТОРОЙ ГОСУДАРСТВА ТУРАН — [ГОСУДАРСТВЕ] ХОРЕЗМ (ХУВАРЕЗМ) И КЫПЧАК (АЛ-КАБДЖАК)

Говорится в «Масалик ал-абсар»: Рассказал мне шейх Наджм ад-дин ибн аш-Шаххам ал-Маусили, что это государство обширное по территории в длину и в ширину, с огромными степями и немногими городами. В нем беспредельное множество народа, только нет от него большой пользы из-за недостатка у него оружия и плохой конницы. Земля их ровная, малокаменистая, и вскормленные там кони не выдерживают многочисленных ухабов. Потому и пригодность их в войнах невелика.

Говорится в «ат-Та‘риф», что это государство в древности, во времена халифов и до этого, было известно под названием «Владетель трона». Говорится в «ар-Рауд ал-ми‘тар»; Дело в том, что там был трон из золота, на котором сидели их цари. Его перенесли туда цари Персии. Говорится в «ат-Та‘риф», что его владетель в дни ан-Насира ибн Кала’уна был султан Узбек-хан. Там говорится, что этот султан посватался к нему, и он женил его на одной из своих родственниц. Потом там говорится, что между владыками этого государства и нашими владыками не Прекращались древний союз и добрая дружба, и это от начала государства аз-Захира Байбарса и до последнего времени.

И цель изложения этого [достигается] в восьми сводах. [66]

/452/ Свод первый,

повествующий о границах и протяженности этого государства

Сообщается в «Масалик ал-абсар» в передаче со слов шейха ‘Ала’ ад-дина ибн ан-Ну‘мана ал-Хорезми, что длина этого государства от Стамбульского моря до реки Иртыш (Арис) шесть месяцев [пути], а ширина его от Булгара до Железных ворот (Баб ал-хадид) приблизительно четыре месяца. Затем он упоминает о его [пределах] в другом месте, что все это государство [простирается] от укреплений Хорезма на востоке до Башкырда (Башкирд) [на западе], а шириной [оно] от Хорезма до самой дальней части страны Сибирь (Сир), а это — предел расселения [людей] на севере. В другом месте со слов Ибн ан-Ну‘мана передается, что простирается ширина этого государства от Демиркапу (Дирфиу), а это — город из построек Александра [Македонского], и у него были в древности ворота из железа до страны Югра (Диргуз), а его длина — от вод Иртыша, который намного величественнее, чем египетский Нил, [и течет] со стороны земель Хатая (ал-Хата) — до Стамбула, т. е. Константинополя (ал-Кустантинийа). Говорит он: эта длина немного превышает [вышеозначенную], достигая страны, называемой Немче (Кемех), расположенной между русами и франками.

Еще в одном месте он рассказывает, что Хорезм — это округ, отделенный от Хорасана и Мавераннахра, поскольку его с каждой из сторон окружают пустыни. Граница же его связана с землями огузов с севера и запада, с юга и востока [находятся две вышеназванные страны]. Он располагается на обоих берегах Джейхуна. Говорит Ибн Хаукал: страна Хорезм — одна из самых холодных стран, от нее начинается замерзание реки Джейхун. Говорится в «ал-‘Азизийи»: страна Хорезм [находится] к юго-востоку от Хорезмского озера, а между ними около шести переходов. Говорится в «Масалик ал-абсар»: начальный предел Хорезма [с юга] — местечко, называемое ат-Тахирийа и прилегающее к Амулю. Поселения [там] тянутся по обоим берегам Джейхуна.

Рассказывают со слов Хасана ар-Руми, купца и путешественника, что продолжительность [пути] от города Баку, известного под названием Железные ворота, до границ страны Хатай составляет при движении караванов пять месяцев. Ширина [страны] — от реки /453/ Джейхун до реки Дунай (Туна). Говорится в [67] «Масалик ал-абсар»: это государство расположено на севере в направлении на восток. Его границы — это страна Китай (ас-Син) с его востока, страна славян (ас-Саклаб) и соседние с ней северные области, Хорасан и прилегающие к нему южные области, [наконец] пролив на западе, пограничный с Румским морем.

Свод второй,

повествующий о включенных в него известных округах

Знай, что это государство включает в себя несколько округов.

[Округ первый — ] Хорезм

[Это название пишется] с «ха» с даммой и с точкой, фатхой «вава» и «алифом», после него «ра» без точки, затем «за» с точкой и с сукуном, на конце же «мим».

Говорится в «Таквим ал-булдан»: это округ, отдельный от Хорасана и Мавераннахра. Пустыня окружает его со всех сторон. Говорится: окружают ее с запада некоторые поселения тюрок, с юга — Хорасан, с востока — Мавераннахр, а с севера — опять Туркестан. Говорится: округ Хорезм находится к конце Джейхуна, и после на этой реке нет населенных мест до того, пока Джейхун не впадет в Хорезмское озеро. Он [расположен] на обоих берегах Джейхуна. Говорит Ибн Хаукал: страна Хорезм — одна из самых холодных стран, и замерзание реки Джейхун начинается со стороны Хорезма. Говорит ал-Мухаллаби: страна Хорезм в юго-восточной стороне от Хорезмского озера и до Амуля — около двенадцати переходов. Говорится в «Масалик ал-абсар»: в Хорезме имеется гора, называемая Гора блага, и там — источник с тем же названием, к которому устремляются больные-хроники, проводят у него семь дней, /454/ омываясь в нем каждый день утром и вечером, пьют из него вслед за купанием, пока не поправятся, и приходит исцеление. Там говорится: Хорезм расположен на Джейхуне между двумя его рукавами, наподобие шаровар.

Говорится там [далее]: примыкает к Хорезму округлая земля, называемая Мангышлак (Ксла‘). Ее длина — пять месяцев [пути] и ширина такая же. Вся она — [сплошная] степь, и живут там [68] многочисленные народы из бурджанов (ал-бурджан). Ее и реку Джейхун разделяет гора с названием Акбалкан (Увейлган), к северу от Хорасана.

[В округе Хорезм] два столичных города. Первый столичный город — древний город Кят (Кас). [Это название пишется] с «кафом», «алифом» и «са» с тремя точками. Говорит Ибн Хаукал: название его ал-Хорезмийа. Это — город, расположенный в пятом климате из семи. Говорится в «ал-Канун»: долгота [его] 85 градусов, а широта 41 градус и 16 минут. Говорится в «ал-Канун»: он — на восточной стороне Джейхуна. Говорит ал-Мухаллаби: между ним и Новой деревней в Туркестане — пятьдесят фарсахов. Говорит он: это один из самых больших городов Хорезма. Говорит Ибн Хаукал: его разрушили татары и племена, у которых есть город за ним. Говорит он: этот город был в северной стороне от Джейхуна. Говорится в «Масалик ал-абсар»: там имеется сто домов иудеев и сто домов христиан. Больше этого им [иметь] не разрешается.

Второй столичный город — Ургенч (Куркандж). Говорится в «ал-Муштарик»: [его написание] с даммой при «кафе», с сукуном «ра» без точки, потом «каф», «алиф» и «нун» с сукуном, а на конце — «джим». Там говорится: в нем встречаются две буквы с сукуном [«алиф» и «нун»], поэтому обычное его написание Куркандж без «алифа». Его называют Большой Ургенч, а арабы называют его /455/ ал-Джурджанийа и расположен он в пятом климате из семи. Говорится в «ал-Атвал» и в «ал-Канун»: долгота [его] 84 градуса и одна минута, а широта — 42 градуса и 57 минут. Говорится в «ал-Муштарик»: он [расположен] на берегу Джейхуна. Говорится в «ал-Канун»: в [его] западной части.

И там еще несколько городов. Среди них Малый Ургенч, называемый также ал-Джурджанийа. Его местоположение также в пятом климате из семи. Говорится в «ал-Атвал»: долгота [его] 84 градуса и 5 минут, а широта — 42 градуса и 45 минут. Говорится в «ал-Муштарик»: это — город вблизи от Большого Ургенча, между ними 10 миль. Он в западной части Джейхуна.

Среди них Замахшар. Говорится в «ал-Лубаб»: [написание этого названия] с фатхой «за» с точкой, с «мимом», сукуном «ха», фатхой «шина» с точками и в конце «ра» без точек. Его местоположение в пятом климате из семи. Говорится в «ал-Атвал»: долгота [его] 84 градуса и 30 минут, а широта — 41 градус и 45 минут. К нему восходит нисба имама Абу-л-Касима Махмуда [69] аз-Замахшари — автора «ал-Кашшаф», толкования Корана, и других превосходных полезных трудов.

Среди них Хазарасп. Говорится в «ал-Лубаб»: его написание с фатхой «ха» и «за» без точки, с сукуном «алифа», фатхой «ра» и сукуном «сина», оба они без точек, и на конце «ба» с одной точкой. Он — крепость в Хорезме. Его местоположение в пятом климате из семи. Говорится в «ал-Атвал»: долгота [его] 85 градусов и 20 минут, а широта — 41 градус и 20 минут. Говорит ас-Сам‘ани: по-персидски его произносят Хазарасф. Он говорит: и это — мощная крепость. Говорит ал-Мухаллаби: он в западной части Джейхуна. Между ним и городом Кятом шесть фарсахов.

/456/ Среди них Дарган (Даран). [Название его пишется] с «далем» и «ра», с «‘айном» без точки и «алифом», потом «нун». Он расположен в пятом климате из семи. Говорится в «ал-Атвал»: его долгота 86 градусов и 20 минут, а широта — 40 градусов и 30 минут. Говорится в «Таквим ал-булдан»: [он представляет собой] пограничный предел Хорезма в сторону Мерва. Говорит ал-Мухаллаби: между ним и Хазараспом 24 фарсаха.

Среди них Фарабр. Говорится в «ал-Лубаб»: [это название пишется] с фатхой «фа» и «ра» без точки, сукуном «ба» с одной точкой. Говорится в «Музил ал-иртийаб»: с фатхой «фа» и с ее кесрой, каждая из них слышится. Это город на берегу Джейхуна по соседству с Бухарой. Он расположен в конце четвертого климата из семи. Говорится в «ал-Атвал»: его долгота 87 градусов и 30 минут, а широта — 38 градусов и 45 минут. Говорится в «ал-Канун»: он [является] местом перехода из Мавераннахра в Хорасан. Ибн Хаукал поместил его среди провинций Бухары, а она — плодородная область в Мавераннахре, у нее цветущие поселения.

Округ второй — Дешт [-и кыпчак]

[Это название пишется] с фатхой «даля» без точки, сукуном «шина» с точками и «та» с двумя точками наверху в конце. Это — пустынная степь в стороне севера. К нему присоединяется [слово] кыпчак, которое [пишется] с фатхой «кафа», сукуном «ба» с одной точкой и фатхой «джима», после которого «алиф», потом «каф». Они же из рода тюрков, который живет в этой степи. Они кочуют по обычаю бедуинов.

/457/ Столица же государства там Сарай. Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с фатхой «сада» и «ра» [70] без точек, с «алифом» и «йа» с двумя точками внизу. В «Масалик ал-абсар» оно пишется С. «сином» без точек вместо «сада». Он расположен в седьмом климате из семи. Говорится в «Таквим ал-булдан»: это великий город на равнине, на берегу реки Итиль, к северо-западу от Хазарского моря, на расстоянии около двух дней пути [от него]. А Хазарское море на юго-востоке от него. Река Итиль течет с северо-запада на юго-восток, пока не впадает в Хазарское море. Он — великолепная гавань для купцов, [торгующих] тюркскими рабами. В «Масалик ал-абсар» упоминается со слов ‘Абд ар-Рахмана ал-Хорезми, переводчика, [следующее]: он построен Берке сыном Джучи (Туджи) сына Чингис-хана. Он расположен на солончаковой земле, не обнесен стеной. Там величественный дворец, в нем резиденция царя. На верхушке его полумесяц из золота, вес которого два кантара египетских. Дворец окружают стены с башнями, в нем [живут] эмиры. В этом дворце их зимнее местопребывание.

Сарай — это большой город с рынками, банями, богоугодными заведениями, вместилищами для ввозимых товаров. В его центре есть пруд, вода которого из реки дозволенной, [но] вода эта [используется только] для употребления [в хозяйстве], а пьют они [воду] из реки, откуда ее доставляют в глиняных кувшинах. Их устанавливают в ряд на повозки, везут в город и продают там. Там говорится: [этот город] удален от Хорезма приблизительно на месяц с половиной пути. Говорится в «Таквим ал-булдан»: в нем султан Узбек построил ученое медресе.

Говорится в «Масалик ал-абсар»: они тяжко страдают из-за суровой жизни, ибо не являются оседлыми жителями, а сильные холода губят их скот. Там говорится: из-за очень плохого положения, в котором они пребывают, когда кто-либо найдет мясо, он варит его, но не до полной готовности, [затем] пьет отвар из него, оставляя это мясо, чтобы съесть его в другой раз. Потом он выбирает [из него] кости, вновь отваривает их, пьет их отвар и так до конца жизни. Передается со слов Джамал ад-дина ‘Абдаллаха ал-Хисни, купца, что одеждой большинства из них являются шкуры, будь то заколотых животных или сдохших, дубленые или не дубленые, от чистого животного /458/ или от нечистого. Они не отличают в пище скверного от того, что таковым не является, и запретного от разрешенного. В некоторые годы из-за недостатка пищи они продают своих детей. [71]

Говорит он: при этом у них нет ни приверженности к религии, ни уравновешенности разума. Затем, вслед за этим, он говорит: вместе с тем они относятся к лучшим из тюрков по характеру из-за своей верности, смелости, избегания вероломства, совершенства станов, миловидности, безупречности достоинств. Потом он говорит: из них состоит большинство войска Египта: его цари, эмиры, воины. Так, когда ал-Малик ас-Салих Наджм ад-дин Аййуб хотел купить мамлюков, [он покупал] из них. Затем из [этих] мамлюков происходили и те, кто достигал [сана] царя и султана. Так один народ склонялся к другому, и возникло стремление к их умножению, так что в Египте по внешнему облику люди стали похожими на них, и охрану всех границ [его] осуществляли они. Из них [происходят] луны его шествий, сердца его меджлисов, вожди его войск, великие люди его земли. Ислам превозносит их отношение к защите веры, ведь они ради Аллаха отдавали все силы своего народа.

Говорит он: достаточно [сказать об их] первой победе в день [битвы] при ‘Айн Джалуте, когда ал-Малик ал-Музаффар Кутуз, тогдашний владыка Египта, в 658 году хиджры [1260 г.] сломил войска Хулагу, царя татар. И это после того, как войска всех стран были не в силах одолеть их и когда они смогли уничтожить [силу] султана Джалал ад-дина Мухаммада ибн Хорезмшаха и перебили его войско. И это притом, что египетская армия по сравнению с войском Джалал ад-дина была подобна одной точке от круга и одному глотку от моря. Но Аллах одаривает победой того, кого захочет.

Что же касается этого нашего времени, то после того как стал [править] султан ал-Малик аз-Захир Баркук из рода черкесов, он предпочел [брать] мамлюков из своего рода. Тогда уменьшилось [число] мамлюков-тюрок в краях Египта, так что уцелело их очень мало, только остатки и потомки их.

/459/ Округ третий — страна Хазар

[Это название пишется] с фатхой «ха» и «за» с точками и «ра» без точек на конце. Их столица — город Баланджар. Говорится в «ал-Лубаб»: [название пишется] с фатхой «ба» с одной точкой, «ламом» и «нуном» с сукунами и с «Джимом» с фатхой, затем «ра» без точки. И это — город в [округе] Дербенда Хазарского, [72] расположенный в шестом климате из семи. Говорится в «ал-Атвал»: его долгота 75 градусов и 20 минут, а широта — 50 градусов и 30 минут. Говорится в «Китаб ал-атвал»: а это — [город] Итиль. Говорится в «ал-Лубаб»: он входит в [пределы] Баб ва-л-абваба. Говорят, что [его название] восходит к Баланджару, сыну Йафета.

Округ четвертый — Крым (ал-Кирим)

Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с кесрой «кафа» и «ра» без точки, а в конце «мим». Там говорится: это название округа, который включает в себя примерно сорок поселений.

Его столица — Солхат (Сулгат). Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с даммой «сада» без точки, сукуном «лама», фатхой «гайна» с точкой, «алифа» и в конце «та» с двумя точками сверху. Люди дали ему название Крым, а когда они говорят Крым, то имеют в виду только Солхат. Его местоположение в седьмом климате из семи. Там говорится: а координаты его таковы: долгота 57 градусов 10 минут, а широта — 50 градусов. Там [также] говорится: [этот город] от моря в половине дневного перехода, и он от Азова (ал-Азак) на северо-западе. И в земле Сарайской есть города, приписываемые к нему.

/460/ Среди них Укек (ал-Укак). Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с даммой «хамзы», фатхой первого «кафа», потом «каф» второй. Он — поселение из поселений земли Сарайской. Его местоположение в седьмом климате из семи. Говорится в «Таквим ал-булдан»: его координаты: долгота 78 градусов, а широта-47 градусов 55 минут. Он [находится] на берегу реки Итиль, с западной стороны, между Сараем и Буларом, приблизительно на полдороге между ними. И он от каждого из них на расстоянии примерно 15 дневных переходов. Этот Укек перешел по наследству к Орда-хану (Урду ал-кан) — владыке этого государства, а в нем, как говорилось выше, есть другие города.

Он [Крым] [находится] на северо-западе от Кафы, а от Судака — на северо-востоке. Между каждым из этих двух городов расстояние в один дневной переход. В нем находится правитель, который переписывается [как один из] султанских сановников с Египтом.

Среди них Судак. Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это [73] название пишется] с даммой «сада» без точки и «вавом», с фатхой «даля» без точки, «алифом» и «кафом» на конце. Народ же говорит «Сурдак», заменяя «сад» на «син» без точек, на «вав» и «ра» без точек. Его местоположение в конце седьмого климата из семи, или на севере от него. Говорит Ибн Са‘ид: его долгота 56 градусов, а широта-51 градуС. Говорится в «Таквим ал-булдан»: он [расположен] на отроге горы на берегу Крымского моря. Его земля каменистая. И он обнесен стеной. Он является гаванью для купцов. Напротив него с другой стороны суши город Самсун на побережье страны Рум, о которой будет сказано. Его жители — мусульмане. Говорит Ибн Са‘ид: его жители представляют собой смесь народов и религий. И дело в том, что в нем [исток], восходящий к христианству. Из него происходит известная сурдакская кожа.

Среди них Кафа. Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с фатхой «кафа» и «фа» и с «алифом максура». Это — гавань [округа] Крым, ее местоположение в седьмом климате из семи. Говорится там: ее координаты: долгота 57 градусов и широта 50 градусов. Она находится в низине /461/ на берегу Крымского моря. Напротив нее с другой стороны суши — город Трапезунд (Тарабзун) на побережье страны Рум. Она [Кафа] находится к востоку от Судака. Вокруг нее стены из необожженного кирпича. К северо-востоку от нее Кыпчакская степь. Она [расположена] от Судака в направлении востока. Кафа, Судак и Солхат [своим местоположением] напоминают треножник.

Округ пятый — край Азова

Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с фатхой «хамзы» и «за» с точкой, в конце «каф».

Его столица — город Азов. Его местоположение в седьмом климате из семи. Говорится в «Таквим ал-булдан»: его координаты: долгота 65 градусов, широта — 48 градусов. Там говорится: к нему восходит [название] Азовского моря (бахр ал-Азак), известного в древних книгах под именем Меотийского моря (бахр Маниташ). Он — гавань на Азовском море, на равнинной земле у впадения реки Дон (Тан) в Азовское море. Постройки в нем из дерева. Между ним и Крымом около 15 дневных переходов. Он [находится] на юго-востоке от Крыма. Там есть и другие города. [74]

Среди них — Керчь (ал-Карш). Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с фатхой «кафа» и сукуном «ра» без точки, в конце «шин» с точками. Это маленький город на побережье Азовского моря, расположенный в седьмом климате из семи. Говорится в «Таквим ал-булдан»: его координаты: долгота 60 градусов и широта — 47 градусов и 30 минут. Он — маленький город между Кафой и Азовом у входа в Азовское море. Напротив него на другой части суши — Тамань (ат-Таман), на побережье Армении и страны Рум. Его жители — неверные кыпчаки.

/462/ Округ шестой — страна Черкес (ал-Джаркас)

[Это название пишется] с фатхой «джима», сукуном «ра», фатхой «кафа» и на конце — «син» без точек. Говорит ал-Му’аййад, владетель Хамы в своей «Летописи»: он — [округ] на Понтийском море (бахр Ниташ), на его востоке. Они [черкесы] живут в нужде. Говорит он: среди них преобладает христианская религия. В наши дни, со времени Малика аз-Захира Баркука, они составляют большую часть египетского войска. Потому что из них состоит большинство ввозимых [в Египет] невольников.

Округ седьмой — страна Булгар

[Это название пишется] с даммой «ба» с одной точкой, сукуном «лама», фатхой «гайна» с точкой и на конце «ра» без точки. [Булгары] также известный род. Говорит владетель Хамы в своей «Летописи»: название [их рода] восходит к стране, в которой они живут.

Ее столица — город Булар, [название которого пишется] с даммой «ба» с одной точкой, фатхой «лама» и алифом, на конце «ра» без точки. Говорится в «Таквим ал-булдан»: его по-арабски называют Булгар. Его местоположение в седьмом климате из семи, или на севере от него. Говорится в «ал-Атвал»: его долгота 80 градусов, а широта — 50 градусов и 30 минут. Это — город очень населенный, [расположен] вблизи от берега реки Итиль, в ее северо-восточной части. Он и [город] Сарай — на одной земле. Между ними более 20 дневных переходов. Он находится в низине, а горы от него [на расстоянии] меньше чем один дневной переход. Жители его — мусульмане-ханефиты. Там нет никаких плодов и вообще [75] нет фруктовых деревьев из-за сильного холода. Черная редька [там] очень большая.

Говорит султан ‘Имад ад-дин, владетель Хамы: некоторые из его жителей рассказали мне, что в начале лета заря от них не уходит, и ночь — очень короткая. Потом он говорит: /463/ то, что они рассказали, верно и согласуется с тем, что выявляется в астрономических трудах, потому что с широты 48 с половиной начинается отсутствие ухода зари в начале летнего сезона, а широта [этого города] больше этой. В полной мере справедливо то, что было сказано выше. Говорится в «Масалик ал-абсар»: рассказал мне ал-Хасан ал-Ирбили, что самая короткая ночь там четыре с половиной часа, это — предел убывания ночи. Говорит Хасан ар-Руми: спросил я об этом Мас'уда, ведущего там отсчет времени. Он сказал: мы делали опыты при помощи астрономических приборов и нашли это таким.

Говорится в «Масалик ал-абсар»: ал-Мас‘уди в «Мурудж аз-захаб» упоминал, что у сербов и болгар с древности была страна ислама и резиденция веры. А теперь они изменили вере [и стали] неверными, среди них существует община поклоняющихся кресту. От них к властелину Египта в 731 году хиджры [1330/31 г.] прибыли послы от владыки сербов и болгар, предлагая свою дружбу, прося у него [прислать] меч, которым бы он мог опоясаться, и знамя, с которым он мог побеждать своих врагов. Тот почтил послов, хорошо их принял, приготовил для него почетную одежду со всем, что для этого необходимо: шелковый златотканый плащ, подбитый мехом белки и опушенный бобром, александрийскую ткань [для чалмы], украшенную с обоих концов каймой, золотой кушак с золотыми застежками, местной [работы] меч, желтое с позолотой султанское знамя. Говорится: они угождают султану кыпчаков из-за большой его власти над ними и потому, что он держит их в узде по причине близкого соседства с ними. Упоминается и в «ат-Та‘риф» близкое к этому. И у владыки сербов переписка осуществляется от имени [и на уровне] султанских сановников Египта, о чем будет упомянуто в [разделе] о переписке, если пожелает всевышний Аллах.

Между сербами, болгарами и страной тюрок имеются города.

Среди них — Акча-керман. [Название пишется] с фатхой «хамзы», сукуном «фа», фатхой «джима» и «алифом», с фатхой «ка-фа», с «ра» без точек, с «мимом», «алифом» и «нуном» в конце. [76]

Это небольшой город на Понтийском море, известном как Крымское море. Он находится в седьмом климате из семи. Говорится в «Таквим ал-булдан»: а координаты его таковы, что [его] долгота 45 градусов, а широта - 50градусов. Он /464/ [расположен] на равнинной земле. Его жители — смесь мусульман и неверных. Вблизи от него впадает [в море] река Днестр (Турлу).

Среди них — Сары-керман. Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с фатхой «сада» без точки, с «алифом», кесрой «ра» без точки и «йа» с двумя точками внизу. О [написании] слова «керман» говорилось выше, ибо оно входит в название Акча-керман. А этот город представляет собой городок меньше, чем Акча-керман. Его местоположение — в седьмом климате из семи. Говорится в «Таквим ал-булдан»: его долгота 55 градусов, а широта — 50 градусов по координатам. Напротив него с другой [стороны] моря — город Синоп (Сануб), на побережье страны Рум. Он на восток от упомянутого выше Акча-кермана. Между ними около 15 дневных переходов, а между ним и Солхатом около 5 дневных переходов.

Округ восьмой — страна Улак

[Это название пишется] с даммой «хамзы», с сукуном «вава», «ламом», «алифом», за которыми следует «каф». [Жителей его] называют болгарами (ал-бургал), [что пишется] с даммой при «ба» с одной точкой, сукуном «ра» без точки, фатхой «гайна» с точкой, «алифом», потом «лам». Это — известный народ.

Его столица — город Тырново (Тирнав). Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с «та» с кесрой, «ра» с сукуном, обе эти буквы без точек, с «нуном» с фатхой и «вавом» на конце. Его местоположение в седьмом климате из семи. Говорится в «Таквим ал-булдан»: его координаты таковы: долгота 47 градусов 30 минут, а широта — 50 градусов. [Там] говорится: он к западу от Исакчи (Сакджи), в трех дневных переходах от него. Его жители — неверные из упомянутого народа.

У них есть и другие города. Среди них — Исакча. Говорится в «Таквим ал-булдан»: как говорят некоторые законоведы со слов его жителей, [это название пишется] с фатхой «сада» без точки, сукуном «кафа», кесрой «Джима», близкого но произношению к «шину» с точками, на конце с «йа» с двумя точками внизу /465/. [77]

Он относится к Улаку и стране Константинополя. Говорится в «ал-Атвал»: его долгота 48 градусов 37 минут, а широта — 50 градусов. Он средней величины, на равнинной земле, у впадения реки Дунай в Понтийское море, известное под названием Крымского моря, в юго-западной его части. Он от Акча-кермана на расстоянии пяти дневных переходов. Между ним и Константинополем по морю 20 дней. Большая часть его жителей — мусульмане.

Округ девятый — страна Ас

[Это название пишется] с фатхой над «хамзой», с маддой и «садом» без точки. [Его жители] — известный народ.

Его столица — Кырк-ер (Киркир). Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с кесрой «кафа», сукуном «ра» без точки, сукуном второго «кафа»и кесрой «ра» без точки на конце. Значение этого названия по-турецки — «сорок мужей». Его положение в конце седьмого климата. Говорится в «Таквим ал-булдан»: координаты его: долгота 55 градусов 30 минут, широта — 50 градусов. [Там] говорится: это труднодоступная крепость на горе, на которую никто не может подняться, а в середине этой горы находится ущелье, которое вмещает жителей этого города. Он находится далеко от моря, на севере, от Сары-кермана примерно один день пути.

Там [есть] огромная, очень высокая гора, называемая Чатырдаг (Джатиутаг). [Название пишется] с фатхой «джима» и «алифом», с «та» с кесрой и «вавом» с сукуном, с «та» без точки, «алифом» и «гайном» с точкой. Она видна кораблям с Крымского моря.

Округ десятый — страна Рус

[Это название пишется] с даммой «ра» без точки, сукуном «вава» и «сином» без точек в конце. [Его жители] — известный народ. Говорится в «Таквим ал-булдан»: [он расположен] на север от упомянутого города Булар. Говорит владетель Хамы /466/ в своей «Летописи»: у них есть также острова на Понтийском море, а Булар на севере [от него]. Говорится там: большинство [его жителей] придерживается христианской веры. Говорится в «Масалик ал-абсар»: когда путешественник едет на запад от Холмана (Джулман), он достигает страны Рус, затем [его путь лежит] к стране [78] франков и к жителям Западного моря (ал-бахр ал-Гарби). Говорится в «Таквим ал-булдан»: на севере [страны] Рус заключаются заочные торговые сделки. Передают со слов одного человека, который путешествовал в ту страну, что они доходят до побережья Северного моря (ал-бахр аш-Шимали). Когда они достигнут его пределов, то останавливаются, потом дают знать о себе. Затем направляются к месту, известному продажей и куплей. Каждый купец кладет товар со своей меткой. [После] они возвращаются домой. Тогда приходят те люди и кладут за тот товар [шкуры] соболей, лисиц, вяленое мясо и подобное этому, издают клич и уходят. После этого приходят купцы. Если кому-то что-нибудь понравится, он это берет, а если нет — оставляет, пока они не сторгуются по доброму согласию.

В «Масалик ал-абсар» упоминается со слов шейха ‘Ала’ ад-дина ибн ан-Ну‘мана, что страна, откуда привозят соболей и белок, — это вышеупомянутая страна Булар. Говорит Ибн ан-Ну‘ман: купцы нашей страны не ходят дальше страны Булгар, а купцы Булгара ездят в страну Холман (Билай Джактай), купцы же Холмана посещают страну Югра, которая находится на крайнем севере. За нею нет поселений, кроме огромной башни, построенной Александром [Македонским] в виде высокого маяка. За нею нет пути никому, [там] только Мраки. Спросили его об этих Мраках. Он сказал: это — пустыни и горы, которых не покидают снег и холод, солнце над ними не восходит, растения там не растут, животные там не живут. Они примыкают к Мрачному морю (бахр Асвад), где постоянно дождь, густые облака.

Знай, что автор «Таквим ал-булдан» упомянул некоторое число мест этого государства кроме тех, о которых говорилось выше и которые не отнесены [им] к какому-либо округу.

Среди них — Маджар (Куммаджар). [Пишется] с даммой «кяфа», сукуном «вава», удвоенным «мимом», «алифом», «Джимом» и «ра» без точки. Это — город, близкий к середине между Баб ал-хадид и Азовом к востоку от Азова и к западу от Баб ал-хадид.

/467/ Среди них — город Лакз. [Это название пишется] с фатхой «лама», сукуном «кафа», а в конце — «за» с точкой. Это город, в котором обитает народ из тюрок, которых называют лакзами. Они живут в горах, разделяющих татар государства Берке и татар государства Хулагу.

Среди них — страна Кайтак. [Это название пишется] с фатхой [79] «кафа», сукуном «йа» с двумя точками внизу, фатхой «та» с двумя точками наверху и в конце второй «каф». Это народность из тюрок, которые живут в горах, граничащих с Лакзом с севера. Говорится в «Таквим ал-булдан»: они — разбойники на дорогах, а горы их господствуют над Баб ал-хадидом.

Говорю я [ал-Калкашанди]: это государство обширнее, чем все представленные здесь земли, и, как мы уже говорили, является пределом того, что только можно себе представить.

Свод третий,

рассказывающий о великих реках и озерах, находящихся в этом государстве

Что касается рек, то в «Масалик ал-абсар» упомянуто, что в этом государстве находятся Сейхун и Джейхун, о которых говорилось выше, [при описании] государства Мавераннахр. Они обе тянутся от этого государства до того, и правильно [сказать], что они находятся в них обоих. Выше о них уже говорилось, и здесь я считаю ненужным возвращаться к рассказу о них.

Затем, хорошо известно об этом государстве, что в нем находятся еще пять рек.

Одна из них — река Итиль (Асил). [Это название пишется] с фатхой «хамзы», кесрой «са» с тремя точками и «ламом» на конце. [Под названием] Итиль известен и город Баланджар, о котором уже упоминалось. Название реки Итиль [пишут] также с «алифом» и «ламом». Это одна из величайших и самых известных рек в той стране. Говорится в «Масалик ал-абсар» со слов переводчика ал-Фадиля Шуджа ад-дина ‘Абдаррахмана ал-Хорезми, что она по отношению к Нилу больше в три или более раза. [Там] говорится, что исток ее — в стране славян (ас-саклаб). Говорится в «Таквим ал-булдан»: она течет с самого дальнего северо-востока, где нет поселений, проходит поблизости от города Булара, а это /468/ Булгар, который она огибает с северо-запада. Оттуда течет к городку на ее берегу под названием Укек, затем следует к деревне, называемой Бельджамен, течет на юг, потом сворачивает к юго-востоку, проходит Сарай с юго-запада. Когда она минует город Сарай, то разветвляется и становится, так сказать, тысяча и одной рекой, и все это впадает в Хазарское море. Говорится в «Масалик ал-абсар»: по ней плавают большие корабли и едут [80] путешественники к русам и славянам.

Вторая река — Туна (Туна). Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с даммой «та» без точки, фатхой «нуна» и «алифом». Говорится в «Таквим ал-булдан»: эта великая река намного больше Тигра и Евфрата, вместе взятых. Там говорится: она течет с дальнего севера в сторону юга, [затем] протекает на восток, [омывая] горы под названием Карпатские горы (Кшга таг), что значит «трудные горы», а на этих горах [живут] различные народы из неверных, такие, как валахи, мадьяры, сербы и другие. [После] она проходит на востоке от них. Когда же она поворачивает на юг, то направляется к Понтийскому морю, известному ныне как Крымское море. Она не перестает подходить к нему и, оказавшись между теми горами и упомянутым морем, наконец впадает в него к северу от города Исакчи, [что] севернее Константинополя, на расстоянии одной мили к западу [от города].

Третья река — Озю (Азу). Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с «за» с точкой после «алифа» и с «вавом» на конце. Там говорится: это великая река, которая течет с севера, [находясь] к востоку от вышеупомянутой реки Туна, протекает на запад, затем сворачивает и течет на восток, пока не впадает в залив Крымского моря между Сары-керманом и Акча-керманом, о которых говорилось выше.

Четвертая река — река Тен (Тан). Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с «та» с двумя точками наверху, «алифом» и «нуном» на конце. Там говорится: это великая река на востоке от вышеупомянутой [реки] Озю и на западе от реки /469/ Итиль. Она течет с севера на юг и впадает в Меотийское море, известное в наше время как Азовское море, к западу от города Азов.

Пятая река — Турла (Турлу). Говорится в «Таквим ал-булдан»: [это название пишется] с даммой «та» и сукуном «ра» без точек, «ламом» и «вавом». Там говорится: это река непокорная и горячая. Она впадает вблизи от Акча-кермана в Понтийское море, известное как Крымское море.

* * *

Что касается озер, то известным из них является Хорезмское озеро. Это большое озеро, вода которого соленая. Говорит Ибн Хаукал: его окружность 100 фарсахов. В него впадает река Джейхун [81] с южной его стороны. В него также впадает река Шаша (аш-Шаш). Между ним и морем 20 переходов, а между ним и Хорезмом 6 переходов.

Свод четвертый —

о путях, ведущих в это государство

В нем [говорится] о двух видах путей: по суше и по морю.

Что касается пути по суше, то о нем уже сообщалось в описании государства Иран [как] о пути к реке Джейхун. В «Таквим ал-булдан» упомянуто, что [расстояние] по реке между Амулем и Хорезмом около 12 переходов. В «Масалик ал-абсар» сказано, что между Хорезмом и городом Сараем около полутора месяцев [пути] и что между Хорезмом и Сараем [находятся] город Ваджак и город Кутлуд.

Путь по морю — это когда путник отправляется к нему по Румскому морю от города Александрии или города Дамиетты на севере Египта, плывет к Константинопольскому морю, связанному с Румским морем с северной стороны, движется, пересекая его, до Понтийского моря, известного как Крымское море, а затем [плывет] до Меотийского моря, известного как Азовское море, и так достигает конца [пути].

/470/ Свод пятый — о том,

что там имеется [из плодов земных]

В «Масалик ал-абсар» упомянуто, что там из зерновых [имеется] пшеница, ячмень, просо, которое называется у них «арзан», маш, [просо] джаверс, зерна которого похожи на плоды клевера. Пшеница и ячмень у них в небольшом количестве. Что касается бобов, то у них их почти нет. Большая же часть их зерновых — это просо, оно их [основная] пища. Из плодовых деревьев там есть все виды, кроме финиковой пальмы, маслины, сахарного тростника, банана, цитрона, лимона и апельсина. О землях кыпчаков там рассказывается, что до захвата их татарами они были полностью заселенными, что сохранились еще [там] следы процветания и благосостояния, что из плодов там есть виноград, гранаты, айва, [82]

яблоки, груши, абрикосы, персики, орехи, а также плоды, которые на кыпчакском языке называются «батенк», похожие на инжир, что в их горах много плодов, хотя много их и гибнет. Там говорится: что касается дынь, то у них родятся изысканные сорта, особенно желтые, которые действительно в высшей степени сладкие. Они их режут и сушат, чтобы сохранить в течение целого года. Бывает, что они извлекают из них сок и делают [из него] сладости. Из овощей у них имеются брюква, морковь, капуста и другие. Затем там говорится: также в городах черкесов, русов и асов много меда, белого по цвету, сладкого по вкусу, без остроты.

Свод шестой —

относительно денежного обращения и цен там

Что касается денежного обращения, то в «Масалик ал-абсар», со слов ‘Абдаррахмана ал-Хорезми, переводчика, упомянуто, что их динар имеет одинаковое хождение как там, так и на большей части [территории] государства Иран. И он равняется 6 дирхемам. Всякое зерно у них продается в ратлах. И упомянуто, что хорезмский ратл по весу заключает в себе 330 дирхемов.

/471/ Что касается цен, то в «Масалик ал-абсар», со слов ас-Садра Зейн ад-дина ‘Омара ибн Мусафира, упоминается, что цены во всем этом государстве чрезвычайно низкие, за исключением Ургенча, центра Хорезмского округа. В нем цены постоянно высокие. Они редко снижаются, бывают или очень высокими, или средними, но дешевизна там неведома. Затем, со слов Шуджа‘ ад-дина ‘Абдаррахмана ал-Хорезми, переводчика, там упомянуто, что цены в Хорезме и Сарае почти не отличаются одни от других. Там говорится: средняя цена на пшеницу у них 2 1/2 динара [за 100 ратлов], столько же стоит маш, ячмень — 2 динара, так же и просо. Джаверс стоит столько же, а иногда и больше, обычно же его цена равняется цене пшеницы.

Средняя цена баранины — 1 дирхем за 3 ратла. Ибн Мусафир упоминает, что мясо у них дешево и больше всего там режут лошадей. Что касается степных жителей, то у них мясо не продается и не покупается, так как его там много. Их основная пища — мясо [подстреленных] птиц, молоко и жир. Если у кого-нибудь из них повреждает себя скотина: лошадь, корова, овца или какая-то [83] другая, — он режет ее, ест [ее мясо] вместе с домочадцами и одаривает [им] соседей. Когда повреждается какая-нибудь [скотина] у того, кого он одаривал, тот также режет [ее] и одаривает соседей. Поэтому в их домах почти никогда не бывает недостатка в мясе.

Свод седьмой —

относительно известий о владыках этого государства

Выше говорилось, что оно — часть государства Туран, а государство Туран в древности было в руках Афрасийаба, царя тюрок. После него цари тюрок следовали один за другим до исламских завоеваний. Часть этих царей приняла ислам.

Что касается Хорезма, то власть над ним переходила из рук в руки, пока не оказалась у Махмуда ибн Себюк-тегина, который был назван выше в числе владык Газны в части первой [описания] государства [Туран]. Потом перешла она в руки его сына Мас‘уда. /472/ И назначил он там правителем хорезмшаха Харуна ибн Алтунташа (ат-Титаша). Затем его гулямы убили его, когда он выходил на охоту. И власть над ним оказалась у человека, которого звали ‘Абд ал-Джаббар. Затем гулямы Харуна напали и на ‘Абд ал-Джаббара и убили его. Они передали власть Исма‘илу ибн Алтунташу, брату Харуна. Потом его одолел Шах-Малик ибн ‘Али.

А того затем одолел Тогрылбек ибн Мика’ил ибн Сельджук. Так оказался Хорезм в руках сельджукидов, о которых говорилось выше [при описании] государства Иран. Наконец им овладел Баркйарук ибн Малик-шах ибн Арслан ибн Дауд ибн Мика’ил ибн Сельджук, который назначил в нем своим наместником ‘Ала’ ад-дина Мухаммада Ануш-тегина. [Это] в дни [правления] сельджукида Баркйарука ибн Малик-шаха ибн Мика’ила ибн Сельджука получил он в 490 году хиджры [1097 г.] титул хорезмшаха. Затем после него править стал его сын Атсыз ибн Мухаммад. Потом одолел его в этом [Хорезме] Санджар ибн Малик-шах, брат ‘Ала’ ад-дина Мухаммада, и назначил там того, кто бы хранил его, в 533 году хиджры [1138/39 г.]. Затем одолел его [во власти] над [Хорезмом] упомянутый выше Атсыз ибн Мухаммад и оставался там до своей кончины в 551 году хиджры [1156 г.]. После него стал править его сын Арслан ибн Атсыз, он скончался в 568 году хиджры [1172/73 г.]. После него стал правителем его сын [84] Султан-шах Махмуд, будучи еще маленьким, а вести государственные дела стала его мать. Затем захватил власть его брат ‘Ала’ ад-дин Текиш. После его одолел его брат Султан-шах и изгнал его. Затем Султан-шах умер, и Текиш стал (править] единолично, а умер он в 596 году хиджры [1200 г.]. После него стал править его сын Мухаммад ибн Текиш, а его прозвание было Кутб ад-дин, но он взял прозвание ‘Ала’ ад-дин. Он оставался, пока его не победил Чингисхан и не изгнал его в 619 году хиджры [1222 г.]. После этого он умер.

Когда владыкой стал Чингис-хан, он поручил [управлять] Дешт-и кыпчаком и соседними [с ним] землями своему сыну Туджи, которого звали также Джучи. Джучи умер еще при жизни своего отца Чингис-хана. Когда Чингис-хан умер, утвердился в государстве Дешт-и кыпчак (Мавераннахр) и на соседних землях Бату сын Джучи сына Чингис-хана. Затем Бату умер. /473/ После него править стал брат его Берке (Барака) сын Джучи. А он был тем, к которому восходит название этого государства. Его называют «дом Берке» в значении: это государство дома Берке. Также говорят и о государстве Иран: это государство дома Хулагу. Говорится в «аз-Зейл ‘ала ал-Камил»: между ним и аз-Захиром Бай- барсом была переписка, которая не прерывалась до тех пор, пока он [Берке] не скончался в 665 году хиджры [1266/67 г.], не оставив после себя сына. После него владыкой стал сын его брата Менгу-Тимур сын Тогана сына Бату сына Джучи-хана сына Чингис-хана. Он скончался в 681 году хиджры [1282/83 г.]. После него владыкой стал его брат Тодан-Менгу сын Тогана сына Бату сына Джучи- хана сына Чингис-хана. И, говорят, [это было] в 682 году хиджры [1283/84 г.]. Владыка Египта снарядил Менгу-Тимуру подарок, но он дошел до него только тогда, когда тот уже умер, и [во власти] утвердился Тодан-Менгу, которому он и был преподнесен. Последний очень ему обрадовался. Послы вернулись уже с ответом [Тудан-Менгу] на это. Он оставался [у власти] до 686 года хиджры [1287/88 г.], когда обнаружил потерю рассудка, отказался от власти и обратился к шейхам и факирам, После него, по его указанию, владыкой стал Толебуга сын Менгу-Тимура сына Тогана сына Бату сына Джучи-хана сына Чингис-хана. Он оставался [у власти], пока не был убит в 690 году хиджры [1291 г.]. После него владыкой стал Токта (Токтуга) сын Менгу-Тимура сына Тогана сына Бату-хана сына Чингис-хана. [85]

Рассказал главный кади Вали ад-дин ибн Халдун в своей «Летописи» следующее: после Батухана владыкой стал его брат Сартак. Потом его брат Берке, затем Менгу-Тимур сын Тоган-хана сына Бату-хана сына Джучи-хана (Туши-хана), после его сын Тодан-Менгу, потом его брат Толебуга, затем его брат Токта (Джуф-тай), после сын его брата Узбек, который жил во времена правления султана ан-Насира Мухаммада ибн Кала’уна, владыки Египта. Говорится в «ат-Та‘риф»: тот посватался [к Узбеку], и он женил его на одной девушке, своей родственнице. Потом [правил] его сын Джанибек, затем сын последнего Бердибек, после [него] его сын Токтамыш (Тофтамыш), потом его наместник Мамай, затем Абдулла сын Узбека /474/, после Кутлуг-Тимур, потом снова Мамай, затем Салчи-Черкес, после Эльбек (Айбек-хан), потом его сын Каганбек (Канибек-хан), затем Урус-хан, после Токтамыш-хан сын Бердибек-хана. [Ибн Халдун] говорит: у Токтамыша отнял власть Тимурленк и убил его. Говорю я [ал-Калкашанди]: известно, что Тимурленк не завладевал этим государством и не убивал Токтамыша, а все сказанное об этом [Ибн Халдуном] — его заблуждение.

Первым, кто принял ислам из владык этого государства, потомков Чингис-хана, был Берке сын Джучи сына Чингис-хана. Принятие им ислама произошло до его вступления во власть, в то время, когда его брат Бату-хан послал его для возведения Менгу-хана на престол деда его, Чингис-хана. Он [Берке] сделал это и повернул обратно. По пути он заехал к ал-Бахарзи, шейху [суфийского] тариката, и принял ислам из его рук. Он был искренним в своей вере и принял власть после своего брата Бату-хана уже мусульманином. В этом государстве за ним последовали в принятии ислама некоторые владыки уже после Узбек-хана, который был в высшей степени искренним мусульманином, открыто показывал приверженность к [новой] вере и следовал шариату, соблюдал молитву и усердно придерживался постов. Рассказывается в «Масалик ал-абсар» со слов Зейн ад-дина ‘Омара ибн Мусафира, что владыки этого народа с принятием ими ислама и признанием ими обоих его исповеданий веры все-таки нарушают установления ислама. Во многих делах они придерживаются ясы Чингис-хана, которую он утвердил для них как придерживаются ее и другие его последователи, при этом весьма сильно порицая друг друга за лживость, прелюбодеяние, отказ от договоренностей и обещаний. [86]

Обычно их владыки, разгневавшись на кого-нибудь из своих подданных, отбирают его имущество и продают [в рабство] его детей. Под властью этого государства находятся народы черкесов, русов и асов, которые являются жителями населенных и благоустроенных городов и покрытых плодовыми деревьями гор. У них произрастают посевы, имеется много скота, текут реки, собираются плоды. Если у них есть свои цари, то они находятся на положении подданных [владыки Кыпчака]. Если они льстят ему, проявляя покорность и преподнося подарки, то он оставляет их в покое. В противном случае он нападает на них, преследует и осаждает их, /475/ убивает их мужчин, забирает в плен их жен и детей, уводит их рабами в разные страны земли.

Затем там говорится: а Константинополь граничит с землями владыки Кыпчака, с которым владыка Рума в любое время находится в постоянной ссоре и бесконечных раздорах. Владыка Рума, несмотря на пылающие угли [своей вражды] и многочисленность своих покровителей и сторонников, страшится его [владыки Кыпчака] набегов и вреда от него. Временами он пытается сблизиться с ним, угодить ему, защитить себя от возможных превратностей. [Установилось это] с тех пор, как цари рода Чингис-хана укрепились в этом государстве. Между ними то возобновляются обещания о примирении, то они откладываются, и разные подношения направляются со стороны владыки Рума к владыке [Кыпчака].

Свод восьмой —

относительно размеров воинства этого государства, устройства его управления, размеров жалованья, назначаемого [его воинам], и [формы] их одежды

Что касается размеров их воинства, то в «Масалик ал-абсар» со слов шейха ‘Ала’ ад-дина ибн ан-Ну‘мана передается, что их войска [настолько] многочисленны, [что их число] не поддается учету. Их [подлинные] размеры стали известны только тогда, когда однажды поднял мятеж и выступил против [хана Токты] и против Великого хана султан Мавераннахра Эсенбуга. Тогда [хан] отрядил против него от каждого десятка [воинов] одного. И число отряженных достигло 250 тыс. из тех, кто вошел в счет. И это кроме тех, [87] кто присоединился к ним добровольно. Каждый всадник из них обязательно имел при себе двух слуг, тридцать голов овец, пять голов коней, два медных котла и телегу.

Что касается устройства управления в их государстве, то со слов шейха Наджм ад-дина ибн аш-Шаххама ал-Маусили передают, что управление в этом государстве делами воинскими и гражданскими [в общем] такое же, как в государстве Ирака и Ирана. Оно основано на [определенном] числе эмиров, законов и служащих. Однако у эмира улуса и везира в [Дешт-и кыпчаке] нет [такого] права распоряжаться [по своему усмотрению], как у эмира улуса и везира в том государстве. Так же, как у султана этого государства нет ничего похожего на то, что [есть] у того султана по части доходов, податей и числа городов и селений. Так же, как жители этого государства не следуют, как [жители] того, установлениям халифов. А жены этих [ханов] принимают участие в управлении, и повеления исходят также и от их имени, как /476/ у тех, и [даже] более того. Исключение составляла разве что Багдад [-хатун], дочь Чобана и жена Абу Са‘ида Бахадира ибн Худабанда, потому что не было того, кто смог бы не подчиниться ее повелению. Говорит утверждающий решения аш-Шихаби ибн Фадлалла: я познакомился со многими документами, исходившими от владык этой страны со времен Берке и позже. В них писалось: «Мнения [ханских] жен и эмиров сошлись на следующем» — и тому подобное. Передают со слов почтенного Зейн ад-дина ‘Омара ибн Мусафира, а он поведал про Узбек-хана, султана этого государства в дни [правления] ан-Насира Мухаммада ибн Кала’уна. Он [Узбек] обращал внимание на дела своего государства только в их совокупности, не вникая в детали всех обстоятельств. Он довольствовался тем, что ему доносили, и не рассматривал разные частности относительно взимания и расходования. У каждой из его жен существовал особый вид обязанностей. Каждый день он ездил к одной из этих женщин й оставался весь этот день у нее. Он ел и пил в ее доме, [затем] она облачала его в [новую] полную смену одежды из ткани. Он же жаловал ту одежду, что была на нем [прежде], тому, кто оказывался около него. Далее говорилось, что ткань его [одежды] была не очень высокого сорта и не дорогая по цене. При всем его расположении к подданным, обращавшихся к нему, он был не щедр на подарки. Если бы он даже пожелал делать их, то этого не позволили бы ему делать доходы с его земель, потому [88] что большая часть его подданных являлась обитателями степей, получавшими пропитание от своего скота. Передают со слов Низам ад-дина ибн ал-Хакима ат-Тайари, что харадж, налагаемый на них всех, принадлежит султану этого государства, [и] он взыскивает его с них. Иногда с них требуют харадж и в год голодный — из-за падежа скота и верховых животных или выпадения снега и тому подобного. Тогда они продают своих детей, чтобы выплатить наложенный на них харадж.

Что касается размеров жалованья их воинов, то рассказывают со слов Шуджа ад-дина ‘Абдаррахмана, что если в руках кого- либо находился какой-нибудь [земельный надел] — икта, то он [остается] и в руках его сыновей. Потом он сказал: а у эмиров имеются населенные земли. Среди них есть такие, кому в год его земля приносит 200 тыс. динаров дохода или меньше — до 100 тыс. динаров дохода. А что касается простых воинов, то ни у кого из них нет ничего, кроме денег, которые они получают. Все они равны между собой, и каждый получает в год 200 динаров дохода.

/477/ А что касается [формы] их одежды, то об этом также рассказывают со слов Шуджа ад-дина, переводчика. [Прежде форма] их одежды была такая же, как у воинов Египта и Сирии в исламском государстве, или подобная ей. Потом в их одежде возобладал татарский стиль, только при этом они носят маленькие круглые чалмы.

(пер. А. П. Григорьева и О. В. Фроловой)
Текст воспроизведен по изданию: Географическое описание Золотой Орды в энциклопедии ал-Калкашанди // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки, Вып. XVIII. СПб. СПбГУ. 1995

© текст - Григорьев А. П., Фролова О. В. 1995
© сетевая версия - Strori. 2013
© OCR - Станкевич К. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. 1995