Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ В ЭНЦИКЛОПЕДИИ АЛ-КАЛКАШАНДИ

Средневековый египетский ученый, автор последней большой энциклопедии мамлюкской эпохи Шихаб ад-дин Абу-л-Аббас Ахмед ибн Али ал-Калкашанди (1355-1418) был широко известен в мусульманском мире на протяжении столетий. Европейские ученые достаточно близко познакомились с основным литературным трудом его жизни, в XIX в. В 1879 г. содержание его энциклопедии было суммарно изложено немецким арабистом Г. Ф. Вюстенфельдом 1. В 1884 г. извлечения из энциклопедии ал-Калкашанди относительно Золотой Орды были напечатаны по-арабски и в переводе на русский язык востоковедом В. Г. Тизенгаузеном 2.

Только в 1913-1919 гг. стараниями египетского ученого Ахмеда Зеки в Каире была полностью опубликована в удовлетворительном издании 14-томная энциклопедия ал-Калкашанди, называвшаяся «Субх ал-а‘ша фи сина'ат ал-инша’» («Заря для подслеповатого в искусстве писания»). Следствием этого издания явилась в 1928 г. монография шведского арабиста В. Бьеркмана о труде ал-Калкашанди 3. Она и по сей день сохраняет свое значение надежного ключа к всестороннему анализу произведения ал-Калкашанди. Историю изучения энциклопедии ал-Калкашанди европейскими учеными до середины XX в. и многогранную характеристику сочинения представил русский востоковед И. Ю. Крачковский в своем капитальном труде «Арабская географическая литература» 4. Связи Арабского Востока с Восточной Европой, прежде всего с Золотой Ордой, рассмотрел на примере арабоязычных источников XIII-XV вв. А. Н. Поляк. Наиболее детально он проанализировал в названном контексте именно труд ал-Калкашанди 5. [43]

Обширная энциклопедия ал-Калкашанди по своей установке представляет собой руководство для канцеляристов-катибов. Автор резюмирует все сведения, которыми должен обладать идеальный катиб, начиная с технических указаний о чернилах, орудии письма — каламе, бумаге и каллиграфии и кончая широкими данными по географии, истории, литературе, стилистике. Он описывает провинции Египта и Сирии и все государства, которые находились в каких бы то ни было сношениях с Египтом, в особенности их политическую и административную организацию, средства и способы деловых сношений жителей между собой. В своем построении энциклопедия распадается на десять больших отделов, неравномерных по величине и не совпадающих с разделением по томам. Работу над своим трудом ал-Калкашанди начал в 1389 г., а 14-й том закончил в 1412 г. Отдельные вставки он продолжал делать до самой смерти.

Географические сведения разнообразного характера встречаются во всем произведении ал-Калкашанди. Второй отдел его труда, занимающий 3-5-й тома, посвящен им целиком. Он представляет собой, в сущности, самостоятельный историко-географический очерк, центром которого является мамлюкский Египет, и все изложение как бы концентрируется вокруг него. На первое место среди стран, не подчиненных мамлюкам, выделяются «земли Чингис-хана», т. е. монгольские владения, с разделением их на две большие группы — Иран и Туран. Вторую группу автор делит на три части, причисляя к первой Мавераннахр и Туркестан, ко второй — Хорезм и Кыпчак, к третьей — владения великого монгольского хана.

Вторая часть Турана названа ал-Калкашанди государством Хорезм и Кыпчак. Именно эта часть представляет собой географическое описание территории государственного образования, получившего в современной науке наименование Золотая Орда. Целью настоящей публикации является введение в широкий научный оборот полного русского перевода описания Золотой Орды, представленного в энциклопедии ал-Калкашанди.

Труд ал-Калкашанди в целом и интересующее нас описание в частности — это, конечно, компиляция, но «компиляция [44] широкого размаха, достойная всяческого уважения и, в известной мере, единственная в своем роде» 6. Составитель энциклопедии использует все богатство средневековой арабской научной литературы по каждой из дисциплин, которые он считает необходимыми для всякого серьезного катиба. Количество таких источников у него очень велико и суммировано с достаточной полнотой В. Бьеркманом 7. Свои источники ал-Калкашанди указывает обычно тщательно и аккуратно, отмечая делаемые в каждом случае цитаты.

Что касается описания территорий Золотой Орды, то здесь ал-Калкашанди использовал прежде всего работы своих знаменитых предшественников, писавших свои сочинения в XIV в. На первом месте следует назвать труды ал-Омари (1301-1349). Его 32- томная энциклопедия «Масалик ал-абсар фи мамалик ал-амсар» («Пути взоров по государствам крупных центров») и сочинение «ат-Та‘риф би-л-мусталах аш-шариф» («Ознакомление с принятым высоким стилем») служат костяком для всего описания ал-Калкашанди. «Сборник» В. Г. Тизенгаузена дает возможность не востоковеду ознакомиться с русскими переводами извлечений из обеих работ ал-Омари 8.

Труд автора, собственное имя которого было Исмаил ибн Али ал-Аййуби, известного в Европе под куньей, обозначавшей имя по сыну, — Абу-л-фида («Отец спасения») (1273-1331), «Таквим ал-булдан» («Упорядочение стран») ал-Калкашанди использует в основном в качестве справочника, уточняющего арабское написание названий населенных пунктов и их географические координаты. На Востоке названный автор, являвшийся наследственным владетелем сирийского города Хамы, был более известен под титулом ал-Муаййад («Вспомоществуемый Аллахом») или под лакабом, почетным прозвищем, — Имад ад-дин («Опора религии»). Оба эти обозначения использует и ал-Калкашанди, когда ссылается на исторический труд Абу-л-Фиды «ат-Та‘рих» («Летопись»), изложение событий в котором доведено до 1329 г.

Своего старшего современника Ибн Халдуна (1322-1406), прославившегося историческим сочинением «Китаб ал-‘ибар ва диван ал-мубтада’ ва-л-хабар фи аййам ал-‘араб ва-л-‘аджам ва-л-барбар ва ман ‘асарахум мин зави-с-султан ал-акбар» («Книга назиданий [45] и сборник начала и сообщения о днях арабов, неарабов и берберов и тех, кто был современником их из обладателей высшей власти»), ал-Калкашанди цитирует лишь однажды. Русский перевод извлечения из труда Ибн Халдуна по части истории Золотой Орды от ее начала до 1395 г. опубликован В. Г. Тизенгаузеном 9.

Из более ранних авторов ал-Калкашанди ограниченно использует сочинения ал-Химйари (конец XIII в.) «ар-Рауд ал-ми‘тар фи хабар ал-актар» («Ароматный сад с сообщениями про страны») и Ибн Саида (ок. 1214-1274 или 1286) «Китаб джаграфийа фи-л-акалим ас-саб‘а» («Книга географии о семи климатах»). Из трудов Йакута (ок. 1179-1229) ал-Калкашанди цитирует только его словарь географических омонимов «Китаб ал-муштарик вад'ан ва-л-муфтарик сук‘ан» («Книга об именах общих по форме, отличающихся по обозначаемой местности»).

Приводимый ал-Калкашанди анонимный труд «аз-Зейл ‘ала ал-Камил» («Продолжение [сочинения] ”ал-КамиЛ.») является продолжением исторического сочинения Ибн ал-Асира (1160-1234) «ал-Камил фи-т-та‘рих» («Совершенство по части летописания»). Собственно Ибц ал-Асиру принадлежит сокращенная обработка труда ас-Самани (1113-1167) «Китаб ал-ансаб» («Книга генеалогий»), которую ал-Калкашанди цитирует под названием «ал-Лубаб» («Очищенное»). Один раз он приводит цитату и от имени самого ас-Самани.

Сочинение ал-Вируни (973-1048) «ал-Канун ал-Мас‘уди фи-л-хай’а ва-н-нуджум» («Масудовские таблицы по астрономии и звездам») ал-Калкашанди использует для уточнения географических координат городов. На труд ал-Масуди (ум. 956 г.) «Мурудж аз-захаб ва ма'адин ал-джавахир» («Промывальни золота и копи самоцветов») он ссылается не в оригинале, а в составе «Масалик ал-абсар» ал-Омари. Еще двоих авторов X в. ал-Калкашанди цитирует попарно и исключительно при описании Хорезма. Ими являются Ибн Xаукал с его «Китаб ал-масалик ва-л-мамалик» («Книга путей и государств») и ал-Мухаллаби с его сочинением того же названия, которое ал-Калкашанди именует по сокращенному обозначению «ал-Азизийа».

Неоднократно цитируемая ал-Калкашанди работа «Китаб ал-атвал» («Книга долгот») представляет собой, предположительно, одну из многочисленных позднейших обработок труда греческого [46] астронома и географа II в. Клавдия Птолемея. Однажды приведенное ал-Калкашанди название сочинения «Музил ал-иртийаб» пока не поддается расшифровке.

Все названные выше авторы и их труды, послужившие для ал-Калкашанди источниками его пространного описания территории Золотой Орды, сравнительно легко выявлены и уточнены публикаторами настоящего русского перевода этого описания исключительно благодаря колоссальному объему всякого рода сведений, содержащихся в уже цитированном сочинении И. Ю. Крачковского «Арабская географическая литература».

Общее название описания ал-Калкашанди: «О части второй государства Туран — [государстве] Хорезм и Кыпчак». Иными словами, собственно Золотую Орду автор называет двойным именем — Хорезм и Кыпчак. Это наименование нам представляется более глубоким по содержанию, чем его осознавал сам составитель энциклопедии. Дело в том, что в Золотой Орде, так же как и в Монгольской империи XIII в. в целом, государственное административное деление повторяло традиционное деление монгольской армии на центр и два крыла 10. Центр, возглавляемый ханом-чингисидом, управлял крыльями, предводителями которых являлись наиболее авторитетные родовые князья-нечингисиды. При ханской ставке в центре числилось правительство, состоявшее из четырех князей-нечингисидов, называемых в Орде карачеями. Двое из них были главами правого и левого крыльев. Естественной границей между территориями расселения крыльев в Золотой Орде и одновременно ее центром служила река Волга, на берегах которой в середине XVI в. располагались исторически сложившиеся ханские резиденции — Сарай и Новый Сарай.

Территория расселения племен правого крыла, вследствие принятой у монголов ориентации на юг, простиралась на запад от Волги. Ее экономическим центром и ставкой главы правого крыла был город Крым (Старый Крым). Персидский поэт и путешественник Насир-и Хусрау (1003-1088) в своей «Сафар-наме» («Книге путешествия») впервые в истории обозначил бескрайние степи, в которых от Алтая до Волги кочевали племена кыпчаков, термином «Дешт-и кыпчак» — «Кыпчакская степь». Так было в середине XI в. Через полстолетия кыпчаки мигрировали на запад — [47] за Волгу. Русские письменные источники знали кыпчаков только под именем половцев. Причерноморские степи стали Половецким полем русских летописей. В начале XIV в. персидский историк и географ Хамдаллах Казвини (ок. 1281-1349) объявил миру, что волжско-донские степные просторы, ранее называвшиеся Хазарской степью, давно уже стали Дешт-и кыпчаком 11. Именно половцев-кыпчаков сменили кочевники татаро-монголы в XIII в., заселив степи племенами правого крыла. В XIV в. произошел процесс языковой ассимиляции монголов, поселившихся на тюркских землях. Кыпчакская степь еще на несколько столетий сохранила свое название.

Земли ордынских племен левого крыла раскинулись далеко на восток от Волги. Их экономическим центром и ставкой главы левого крыла являлся город Ургенч (Куня-Ургенч) в Хорезме. Так и получилось, что двусоставное государство дома Джучи получило в восточных источниках наименование Хорезм и Кыпчак.

Обозначив, таким образом, основное название своего описания Золотой Орды, ал-Калкашанди обращается к его будущим читателям с кратким, но достаточно информативным вступительным словом. В нем дается общая характеристика страны с точки зрения ее потенциального торгового партнерства с мамлюкским Египтом. Ее население в целом также рассматривается в плане возможного использования его в качестве военных союзников. Затем столь же кратко сообщается о непрекращающемся «древнем союзе и доброй дружбе» между владыками обоих государств от начала 60-х годов XIII в. «и до последнего времени». Тут же автор приводит пример пика в развитии мамлюкско-ордынских дипломатических связей в правление Узбека — междинастийного брака мамлюкского султана в 1320 г. Эта тема получила свое продолжение в современном исследовании С. Закирова 12.

Описание ал-Калкашанди подразделяется на восемь неравных по величине сводов. За вступительным словом следует «Свод первый, повествующий о границах и протяженности этого государства». Он вдвое превышает по своему объему вступление и содержит данные из трудов ал-Омари, Ибн Хаукала и ал-Мухаллаби о [48] крайних пределах Золотой Орды. Территория страны представляется ал-Калкашанди в виде широкой полосы. Он дает понятие о ее длине с запада на восток (также и с востока на запад) и ширине с севера на юг (также и с юга на север). Длина и ширина страны определяются путевыми мерами — числом месяцев, за которые торговый караван пройдет то или иное расстояние. В других случаях те же параметры определяются лишь указаниями крайних пунктов, хорошо известных средневековым арабским купцам, но не всегда знакомых сегодняшнему исследователю. Так, крайним западным пределом страны называется Стамбульское море. Судя по контексту, речь идет о целой водной системе, омывающей полуостров Малая Азия с запада, — проливе Босфор, Мраморном море и проливе Дарданеллы. Средиземное море называется Румским морем.

Иногда транскрипция названий, в необходимых случаях приводимая публикаторами русского перевода описания в круглых скобках, совсем не похожа на их расшифровку в основном тексте перевода. Например, Иртыш (Арис), Сибирь (Сир), Демиркапу (Дирфиу), Югра (Диргуз), Немче (Кемех). Публикаторы не допустили в передаче этих названий никаких вольных толкований. Они исправили написание приведенных в энциклопедии ал-Калкашанди слов, обратившись к оригинальным текстам трудов ал-Омари, опубликованных В. Г. Тизенгаузеном 13.

Данные первого свода о крайних пределах страны в целом прерываются в середине сообщения о пределах одного из десяти составляющих ее округов — Хорезма. Вот здесь однажды не помог даже оригинальный текст ал-Омари. Он не прояснил смысла отрывка, где говорилось о том, что граница Хорезма с севера и запада связана с землями Газны (у ал-Калкашанди) или Запада (у ал-Омари). Понимание пришло только после того, как публикаторы обратились к описанию Хорезма, выполненному более ранним арабским автором ал-Истахри (ок. 849-934), труд которого «Китаб масалик ал-мамалик» («Книга путей государств») послужил источником для ал-Омари. Из аналогичного фрагмента в русском переводе этого произведения, сделанном С. Л. Волиным, явствует, что во всех случаях речь идет о землях племен гузов, т. е. огузов — предков сегодняшних туркмен 14. [49]

В случае, когда ал-Калкашанди повторяет ошибку своих предшественников, отождествляя город Баку с Дербендом и называя последний по-тюркски Демиркапу или по-арабски Баб ал-хадид, публикаторы сохраняют авторский текст неизменным.

Река Джейхун — распространенное в средневековых источниках название Амударьи, впадающей в Хорезмское озеро, т. е. Аральское море. Город Амуль называется ныне Чарджоу. В названии страны Башкырд легко узнается Башкирия. Булгар был средневековым городом в междуречье Волги и Камы. Страна Югра — название земель на Северном Урале (между р. Печорой и Уральским хребтом), занимаемых хантскими и мансийскими племенами. Страна Хатай — северо-западное пограничье Китая. Пролив, отделявший Румское море от его западной части, — пролив Босфор. Что касается упомянутого выше названия страны Немче, которое ал-Калкашанди передал в форме Кемех, а ал-Омари — Немедж, то речь идет об Австрии. В 1665 г. ее посетил турецкий путешественник Эвлия Челеби. Он именовал страну Немсе 15.

«Свод второй, повествующий о включенных в него известных округах», по своему объему превосходит все остальные своды вместе взятые. Объясняется это прежде всего тем, что он состоит из отдельных рассказов о 10 известных составителю летописи округах (иклимах). Как правило, отмеченные ал-Калкашанди округа полностью соответствуют военно-административным единицам Золотой Орды, которые управлялись темниками (командирами 10- тысячных отрядов) и назывались ордынцами тюменами, а русскими — тьмами. Несомненно, тюменами были округа Хорезм, Крым, Азов, Черкес, Булгар и АС. Что касается округов Хазар и Улак, то включение их в административное деление Золотой Орды второй половины XIV в. представляется явным историческим анахронизмом. Округ Дешт-и кыпчак, обозначенный ал-Калкашанди как управленческий центр государства, ордынцами, видимо, так не назывался и включал в себя несколько тюменов. Округ Рус — весьма расплывчатое обозначение всех древнерусских земель, которые подразделялись на десятки княжеств. Каждое княжество однозначно воспринималось ордынцами как тюмен. Но ал-Калкашанди и его арабоязычные предшественники ничего об этом не ведали. [50]

Рассказ об округах начинается с пространного описания Хорезма. Здесь составитель энциклопедии привлек свидетельства практически всех авторов, труды которых послужили ему источниками для географического описания Золотой Орды. Ал-Калкашанди аккуратно цитирует ал-Омари, Абу-л-Фиду, Йакута, Ибн ал-Асира, ас-Самани, ал-Бируни, Ибн Хаукала, ал-Мухаллаби, Птолемея и неведомый нам труд «Музил ал-иртийаб». Изложение строится по схеме: название округа, его арабское правописание, его местоположение и пределы, его столичные и другие города, правописание их названий, географические координаты в градусах долготы и широты, местоположение, краткие исторические и военные характеристики, достопримечательности, упоминания о соседних городах и странах.

Из городов Хорезма описываются две его столицы — Кят и Ургенч, а также Малый Ургенч (т. е. Хива), Замахшар, Хазарасп, Дарган и Фарабр. Населенный пункт в соседнем Туркестане, названный по-арабски Новой Деревней, является дословным переводом его тюркского наименования — Янгикент. Пограничная Хорезму «округлая земля» Мангышлак — громадный полуостров на восточном побережье Каспийского моря. Название полуострова расчленяется на два тюркских слова «минг» и «кышлаг», что переводится как «тысяча зимовок». На севере полуострова простираются три горных кряжа: Каратау (Черногорье), Северный и Южный Актау (Белогорье) — высотой до 555 м. Названная ал-Калкашанди гора Акбалкан в переводе с тюркского также означает Белогорье. Мангышлак населяли «народы из бурджанов». Относительно этнонима «бурджан» есть специальное исследование О. Б. Фроловой 16.

Несмотря на кажущуюся обстоятельность рассказа ал-Калка- шанди об округе Хорезм он все-таки является не более чем сухой справкой средневекового энциклопедиста и по обилию и разносторонности сведений о Хорезме не идет ни в какое сравнение с той информацией, которая содержится, например, в уже цитированных «Материалах по истории туркмен и Туркмении».

«Округ второй — Дешт [-и кыпчак]» по своему объему на треть уступает первому. Но дело не только в этом. В рассказе об округе [51] ал-Калкашанди ссылается на труды лишь двух авторов — ал-Омари и Абу-л-Фиды. Оказывается, что названные авторы знали о Дешт-и кыпчаке крайне мало. Практически о пределах округа и других его населенных пунктах, кроме столицы, в описании ничего нет. Содержание рассказа о нем ограничивается некоторыми свидетельствами очевидцев о Сарае и рядом этнографических наблюдений о тюрках, составлявших основную массу населения округа. Добрую половину рассказа занимает восторженный панегирик автора тюркам Дешт-и кыпчака, внесшим действительно выдающийся вклад в историю Египта начиная со времен айюбидского правителя ал-Малик ас-Салиха Наджм ад-дина Аййуба (1239, 1245- 1249) и кончая началом правления мамлюкского султана аз-Закира Сайф ад-дина Баркука (1382-1389). Здесь и далее при написании личных имен мусульманских правителей публикаторы пользовались справочником К. Э. Босворта 17.

Относительно арабского термина «эмир», который еще не раз встретится в описании ал-Калкашанди, отметим, что применительно к ордынским сановникам он обозначал князей — вождей племен. В Сарае постоянно проживали двое из четырех князей-карачеев. Это были беглербек и везир, подробнее о которых мы скажем ниже. Жили в Сарае и другие князья. В основном это были родственники правящего хана из разряда «зятьев» (монг. «кюреген»). Термину «эмир» соответствовал монгольский — «нойон» и тюркский — «бек».

Название «Округ третий — страна Хазар», или Хазария, воссоздано ал-Калкашанди по позднейшим обработкам трудов ас-Самани и Птолемея. Собственно никакого описания округа после прочтения его названия мы не находим. Есть только несколько слов о его столице Баланджаре — древней столице хазар в Дагестане, о местоположении и истории которой и в наши дни известно совсем немного 18. К географическому описанию Золотой Орды эта заметка ал-Калкашанди прямого отношения не имеет.

«Округ четвертый — Крым» — типичный ордынский тюмен, о котором средневековые арабские авторы были прекрасно осведомлены, ибо мамлюкский Египет со времен создания Золотой Орды поддерживал всякого рода контакты прежде всего с Крымом. При [52] его описании составитель энциклопедии ссылается только на Абу-л-Фиду и Ибн Саида, и все равно его очерк получился весьма информативным. Правда, ал-Калкашанди практически ничего не знает о границах округа. В наши дни известно, что в первой половине XIV в. он располагался в восточной половине Крымского полуострова. Сохранился подлинный ярлык Токтамыша от 1381 г., из которого явствует, что Крымскому тюмену были тогда подчинены и некоторые территории в северном Приазовье 19. И вот теперь из описания ал-Калкашанди русскому читателю становится известным, что к Крыму «приписывался» и город Укек в Поволжье. Конечно, это сообщение нуждается в дальнейшем осмыслении и изучении.

Арабский автор называет и описывает крымские города Крым-Солхат (Старый Крым), Судак, Кафу (Феодосию). Замечание ал-Калкашанди о том, что округ «включает в себя примерно сорок поселений», заимствовано им у Абу-л-Фиды и основано на недоразумении. Словосочетание «сорок поселений» являлось традиционным осмыслением (народной этимологией) тюркского названия крепости Кырк-ер, находившейся на западе Крымского полуострова. Ниже ал-Калкашанди описывает Кыр-ерский тюмен в составе девятого округа. Современная этимология названий Кыр-ер, Крым и Солхат предлагается в исследовании А. П. Григорьева 20. Отметим еще, что Черное море называется здесь Крымским морем. Представляет интерес замечание ал-Калкашанди о населении города Судака как о «смеси народов и религий» и об истоках христианства в нем. Материалы о христианстве кыпчаков-половцев Судака в XIII-XIV вв. сохранились в рукописных заметках XII-XV вв., сделанных на полях греческого синаксаря XII в. Они опубликованы еще в прошлом веке 21.

«Округ пятый — край Азова» составляет в описании ал-Калкашанди лишь четвертую часть от рассказа про округ четвертый. Составитель ссылается только на сведения Абу-л-Фиды. По существу, здесь дается характеристика лишь двух городов округа — [53]

Азова и Керчи. Последняя информация особенно важна. В современной научной литературе указания на то, что Керчь административно входила в Азовский тюмен, отсутствуют.

«Округ шестой — страна Черкес», или Черкесия, занимает в описании ал-Калкашанди вдвое меньше места, чем рассказ об округе пятом. Письменным источником для составителя служит лишь «Летопись» Абу-л-Фиды. В округе не отмечено ни границ, ни населенных пунктов. Несколько слов сказано о его населении — черкесах.

«Округ седьмой — страна Булгар», или Булгария, по занимаемому в описании ал-Калкашанди месту может сравниться со вторым и четвертым округами. Составитель ссылается на свидетельства у ал-Омари (в двух трудах его), Абу-л-Фиды (в двух трудах его), ал-Масуди и Птолемея. После прочтения рассказа становится очевидным, что ал-Калкашанди посвятил описанию ордынского тюмена Булгар, т. е. волжской Булгарии, не более трети заявленного места. Собственно, он рассказал только о местоположении города Булгара, располагавшегося несколько южнее современной Казани, и передал легендарные слухи о соотношении дня и ночи в тех краях.

Оставшиеся две трети рассказа ал-Калкашанди отвел на повествование о начале дипломатических связей Египта с объединенным государством Сербии и балканской-Болгарии (которое было создано в 1330 г. и фактически распалось в 1356 г.) и установлении вассальной зависимости второго от первого. Сербы и болгары, по его словам, заискивали перед султаном кыпчаков, опасаясь его близкого соседства. Под султаном кыпчаков при этом понимался не ордынский хан, а мамлюкский султан ан-Насир Насир ад-дин Мухаммад (1294-1295, 1299-1309, 1309-1340), который принадлежал к династии бахритов, в массе своей этнически состоявшей из кыпчаков.

Затем ал-Калкашанди рассказывает о местоположении двух городов, якобы отделявших территорию Сербско-Болгарского государства от Золотой Орды. Город Акча-Керман (Аккерман, ныне Белгород-Днестровский), жители которого представляли собой «смесь мусульман и неверных», в первой половине XIV в. являлся крупным морским портом Золотой Орды. Он был оставлен ордынцами в 60-х годах XIV в. Город Сары-Керман (Херсонес Таврический), некогда могущественный греческий мегаполис на [54] юго-западе Крымского полуострова, ко времени ордынского завоевания пришел в полный упадок. Жизнь в нем полностью угасла к началу XV в. Херсонесу XII-XIV вв. посвящен капитальный труд А. Л. Якобсона 22.

«Округ восьмой — страна Улак», или Валахия, описывается ал-Калкашанди на основании свидетельств Абу-л-Фиды и Птолемея. Историческая область нынешней Румынии княжество Валахия действительно образовалась в качестве отдельного государства ок. 1324 г. Однако составитель описания говорит здесь не о ней, а о Болгарии с ее исторической столицей Тырново и жителями «бургалами». Среди других городов округа назван городок Исакча, расположенный в нижнем течении Дуная, на правом его берегу (в 30 км западнее Тулчи). В XIV в. город входил в состав самостоятельного болгарского княжества Добруджи, территория которого в ХI-ХII вв. находилась под властью Византии.

«Округ девятый — страна Ас», или Алания, представлял собой ордынский тюмен на западе Крымского полуострова. Составитель руководствовался при его описании только свидетельствами Абу-л-Фиды. Кроме того, что столицей округа была крепость Кыркер (Чуфут-кале), расположенная на неприступной скале, читатель узнает очень мало. На сегодняшний день известно, что жители тюмена асы, или аланы, являлись предками нынешних осетин. После ордынского завоевания они сохранили самоуправление. Их предводитель был возведен ханом в ранг темника 23. Так и жили они замкнутым мирком в своих горных крепостях, видимо, до конца правления Узбека. Сохранилась легенда о завоевании Кырк-ера ордынцами. Подлинная история крымской Алании еще ждет своего исследователя.

«Округ десятый — страна Рус», естественно, привлечет внимание отечественных историков. Составитель использовал здесь свидетельства ал-Омари и обоих трудов Абу-л-Фиды, из которых явствует, что известные им арабские купцы, торговавшие с мусульманскими округами Золотой Орды, о пределах страны Рус и ее обитателях имели самое общее представление. На территории страны не назван ни один город. После прочтения подборок ал-Калкашанди создается впечатление, что страна Рус, жители которой [55] являлись христианами, простиралась к северу от мусульманских округов Золотой Орды. В то же время на юге русам принадлежали острова на Черном море. Что это были за острова? Надо иметь в виду, что арабы не очень четко отличали остров от полуострова. Возможно, тут речь идет об изрезанном морскими лиманами северном береге Черного моря. Граница страны на западе смыкалась со «странами франков», т. е. Западной Европой. На востоке страна Рус граничила с округом Булгар, т. е. Поволжьем. На северо- востоке ее граница примыкала к землям страны Холман.

Составитель описания нашел упоминание о стране Джулман в энциклопедии ал-Омари. В. Г. Тизенгаузен в своем сборнике извлечений из трудов арабских авторов опубликовал фрагмент из энциклопедии ал-Омари на арабском языке и его русский перевод. В арабском тексте название Джулман приведено без знаков огласовок над и под арабскими буквами. Именно эти огласовки помогают уточнить произношение слова, особенно если оно неарабское. Так что интересующее нас название можно было прочитать и Джулман и Джулыман. В. Г. Тизенгаузен (возможно, подсознательно) предпочел второй вариант прочтения. Получилось слово Джулыман. Из контекста было совершенно ясно, что речь шла о какой-то северной территории. Здесь у образованного человека естественно всплывает в памяти название реки Чулым в Западной Сибири, самого крупного правого притока Оби. Там же есть и еще одна река Чулым — левый приток реки Каргат. На Алтае протекает река Чулышман, есть Чулышманский хребет и Чулышманское плоскогорье. Заканчивая список созвучий, скажем, что в Восточной Сибири в бассейне Лены есть река Чульман. Выбор получается довольно широкий. Все эти реки и горы находятся в Сибири. Неарабиста может несколько смутить то обстоятельство, что упомянутые названия начинаются с буквы «ч», а не «дж». Арабист знает, что в арабском языке буква (и звук) «ч» отсутствует. Ее полностью заменяет буква «джим», звучащая как «дж».

Так что В. Г. Тизенгаузен вроде бы обоснованно заменил встречающееся в тексте энциклопедии ал-Омари название Джулман или Джулыман на Чулыман 24. Последующие русские историки «взяли на вооружение» концепцию В. Г. Тизенгаузена. Так, в историкогеографическом описании Золотой Орды, выполненном В. Л. [56] Егоровым, мы читаем, что область Чулыман находится в Сибири 25. Несколько ниже говорится о том, что граница Орды на востоке простиралась «вплоть до сибирской реки — Чулыман» 26, которая далее именуется просто Чулым 27. Однако такое решение было ошибочным, и прав был А.Н. Поляк, на 20 лет раньше В. Л. Егорова обоснованно заявивший, что название области, запечатленное по-арабски ал-Омари и повторенное затем ал-Калкашанди, следует читать не Джулыман, а Джулман. Так оно звучит на литературном арабском языке. На египетском диалекте то же название читается Голман.

А.Н. Поляк предположил далее, что первоначально то же название начиналось не с буквы «джим», а с буквы «ха». Эти арабские буквы различаются в начертании только по положению одной точки, которая располагается под «Джимом», но над «ха». Арабисты и все востоковеды, имеющие дело с арабской вязью, хорошо знают, как иногда свободно «гуляют» точки под пером переписчика рукописей. Особенно часто это происходит при написании незнакомых слов. Короче говоря, название области следует читать Холман. Это название сближается с наименованием Новгорода Великого в скандинавских сагах — Holmgard. С другой стороны, название могло происходить от имени города Холмогоры (Колмогоры) в устье Северной Двины — давнего опорного пункта новгородцев в их торговле с Севером. Известно, что с Югрой в XIV в. и ранее торговали только купцы из Новгородской земли. Булгарским купцам, желавшим приобрести пушной товар из Югры, также значительно ближе и удобнее было добираться до Холмогор, чем до Новгорода. О том же повествует и описание ал-Калкашанди 28. Больше половины его рассказа об округе Рус занимает описание далекой и страшной Югры и заочной торговли ее жителей с новгородскими купцами.

В итоге мы примерно очертили пределы округа Рус и убедились в том, что арабские авторы понимали под ним территорию Древнерусского государства, на которой ныне размещаются Украина, Беларусь и значительная часть России. Государственная территория Северо-Восточной Руси в границах Владимирского великого [57] княжества обстоятельно и филигранно точно исследуется на основании русских письменных источников в процессе ее формирования от X до второй половины XIV в. в монографии В. А. Кучкина 29. В этом труде прослеживаются все территориальные изменения в княжествах Северо-Восточной Руси после ордынского завоевания.

Дав в разной степени приемлемые для нас характеристики 10 известных ему округов, ал-Калкашанди не закончил на этом описание отдельных территорий Золотой Орды. Сочинение Абу-л-Фиды предоставило ему возможность буквально в нескольких строках изложить некоторые сведения еще о трех местностях. Прежде всего он сказал о положении города Маджара (Куммаджар) между Дербендом и Азовом, Известно, что этот ордынский город XIII-XV вв., прекративший свое существование в XVII в., был расположен при устье реки Буйволы, левого притока Кумы в Ставропольском крае. Затем ал-Калкашанди сообщил о городе Лакз и его жителях лакзах, т. е. лезгинах, живших в горах, пограничных с хулагуидским Ираном. О «царстве лакзов» в южном Дагестане имеются сведения еще в арабских источниках IX-X вв. Лезгины не являются тюрками и до сих пор проживают на юго-востоке Дагестана и в сопредельных районах Азербайджана. Последней местностью в описании ал-Калкашанди, завершавшей свод второй, была страна Кайтак, т. е. кайтагов, располагавшаяся в горах к северу от Лакза. В настоящее время кайтаги являются небольшой этнографической группой даргинцев и соседствуют с лезгинами. В средние века они образовали крупное феодальное владение — Кайтагское уцмийство.

«Свод третий, рассказывающий о великих реках и озерах, находящихся в этом государстве», по своему объему примерно равен второму, четвертому или седьмому округам свода второго. Источниками для составителя здесь послужили труды ал-Омари, Абу-л-Фиды и Ибн Хаукала. Сославшись на то, что о реках Сейхун (Шаша, или Сырдарья) и Джейхун (Амударья) уже достаточно подробно говорилось при описании им части первой государства Туран — Мавераннахра, ал-Калкашанди переходит к повествованию о пяти других больших реках, протекавших по территории Золотой Орды.

Первое место занимает рассказ о реке Итиль (Волге). [58] Составитель прослеживает ее течение от истока до впадения в Хазарское (Каспийское) море. Следует отметить большую точность в описании поворотов русла этой великой реки, которая, по словам ал-Калкашанди, втрое больше Нила. Что касается его убеждения в том, что от истока до Булгара Волга течет с северо-востока на юго-запад, то в этом случае составитель был введен в заблуждение своими предшественниками (вернее, их информаторами), принимавшими за верхнее течение Волги ее левый приток Каму. Из текста рассказа явствует, что Сарай на Волге — это Новый Сарай. Составитель отличает здесь русов от саклабов (славян). В середине XVII в. Эвлия Челеби украинцев называл русами, а жителей Северо-Восточной Руси — московитами. Название реки ассоциируется у ал-Калкашанди с названием хазарского города Итиль. Он ошибочно полагает, что этот город назывался также Баланджаром — упомянутой выше древней столицей хазар в Дагестане.

Вторая великая река, имеющая отношение к территории Золотой Орды и протекающая через земли многих «народов из неверных», — это Туна (тюркское название Дуная). Составитель полагает, что Дунай больше Тигра и Евфрата, вместе взятых. Судя по описанию, ал-Калкашанди прослеживает его течение не от истока, а с момента его прохождения через земли Венгрии. Затем Дунай омывает огромный массив Карпатских гор и, обойдя их с востока и поднявшись до широты города Рени, устремляется к юго-востоку. Оставив на своем пути по правому берегу город Исакчу, Дунай огибает южный берег озера Ялпуг и течет к северо-востоку — вплоть до впадения его главного русла в Черное море. Карпаты ал-Калкашанди обозначает по-тюркски арабскими буквами Кшга-таг. Это, казалось бы, ни с чем не сопоставимое сложное название сравнительно легко объясняется ошибкой арабского переписчика, имевшего дело с небрежно написанным авторским текстом и принявшего арабскую букву «ра» за «шин», «фа» — за «гайн», а конечную букву «та» первого слова посчитавшего ненужным повторением начальной буквы «та» второго слова названия. Изначальное же название было транслитерировано автором как Крфт-таг, т. е. Карпатские горы.

Третья река называется составителем Озю. Так тюрки именовали Днепр. В целом течение Днепра от истока до впадения в Днепровский лиман Черного моря отмечено правильно. Четвертая река с тюркским именем Тен (Дон), направление течения [59] которой — с севера на юг до впадения в Азовское море — также в делом указано верно. Направление течения пятой реки с тюркским именем Турла, обозначавшим Днестр, составителем никак не прослеживается. Днестр действительно впадает в Черное море недалеко от Аккермана (Белгорода-Днестровского). Справедливо замечание ал-Калкашанди и о том, что эта река «непокорная и горячая». Днестр, особенно в его верховьях, имеет характер быстрой горной реки.

Единственное подлинно великое озеро, отмеченное в Золотой Орде ал-Калкашанди, — Хорезмское (Аральское море). Оно было давно известно восточным авторам. Потому и его краткое описание не страдает заметными неточностями.

«Свод четвертый — о путях, ведущих в это государство», — вчетверо меньше по объему, чем третий. Его источниками для составителя являются труды ал-Омари и Абу-л-Фиды. Вначале ал-Калкашанди прослеживает путь по суше от южной границы Хорезма до Сарая, а затем — путь по морю от египетских портов Александрии и Дамиетты — через Средиземное море, систему проливов, Черное и Азовское моря — до Азова.

Несомненный интерес здесь представляют два города, отмеченные ал-Калкашанди на пути по суше от Хорезма до Сарая. Составитель называет их Ваджак и Кутлуд. В тексте энциклопедии ал-Омари те же названия можно прочитать как Вахай и Кутлукент 30. В. Г. Тизенгаузен предложил название первого Города читать как Хайвак, имея в виду город Хиву 31. На оба эти названия обратил внимание и В. В. Бартольд. Он повторил то, что предложил В. Г. Тизенгаузен, дал еще одно арабское написание наименования первого города, которое можно прочитать как Васик, и воздержался от собственных комментариев 32.

Для написания «Свода пятого — о том, что там имеется [из плодов земных]», который по объему чуть больше свода четвертого, ал-Калкашанди ограничился энциклопедией ал-Омари. Тем не менее свод насыщен ценной информацией о всякого рода растительных продуктах питания населения Золотой Орды. Кочевники-степняки потребляли в основном просо (пшено), которое называлось по-персидски «арзан». Рацион жителей городов Хорезма был, [60] естественно, значительно более разнообразным.

Что касается плодов, называемых «батенк» и «похожих на инжир», то в тексте энциклопедии ал-Омари, которой пользовался В. Г. Тизенгаузен, это название плодов совсем не читалось, так как было лишено диакритических точек. В тексте труда ал-Калкашанди название плодов также приводится в искаженном виде. В. Г. Тизенгаузен воспользовался опубликованным трудом знаменитого арабского ботаника Ибн ал-Байтара (ум. 1248) и выяснил, что читать его нужно «батенк». Оно соответствует персидскому обозначению тех же плодов «баденджан» 33, а в русский язык их название перешло через турецкую народную форму «патлыджан» в виде «баклажан» 34. Баклажан действительно похож на инжир. Не на вкус, конечно, а по виду — снаружи и изнутри.

«Свод шестой — относительно денежного обращения и цен там», составленный на основании материалов названного труда ал-Омари, по объему вдвое больше свода пятого, а по содержанию полностью соответствует своему названию. Составитель начинает с указания на то, что серебряные монеты Золотой Орды имеют одинаковое хождение и на территории хулагуидского Ирана. Дело в том, что в правление монгольского ильхана Махмуда Газана (1295- 1304) в Иране была проведена денежная реформа. Вместо разнообразных денег, чеканившихся в различных областях, была введена единая для всего государства серебряная монетная система. Денежной единицей являлся дирхем. 6 дирхемов составляли динар. Эта единая монетная система оказалась настолько удобной, что вскоре была введена и в других государствах чингисидов — в Золотой Орде и Чагатайском улусе 35. Составитель называет меру сыпучих тел в Хорезме — ратл. По весу ратл заключал в себе 330 дирхемов. Согласно расчетам современных метрологов вес одного ратла был тогда несколько больше 1 кг 36.

Перейдя к вопросу о ценах, ал-Калкашанди охарактеризовал их по стране в целом чрезвычайно низкими. В то же время в Ургенче и Сарае они были постоянно высокими. Приводя цены на [61] зерновые культуры в динарах, составитель упустил из виду одну очень важную деталь. Приведенные в энциклопедии ал-Омари цены на пшеницу, маш, ячмень, просо и джаверс исчислялись не за ратл, а за «ослиный вьюк», составляющий 100 ратлов 37. Эту деталь ал-Калкашанди в свое описание не включил. Потому и цены на перечисленные продукты получились у него неоправданно высокими. На самом деле 1 ратл зерновых культур стоил только от 12/100 до 15/100 дирхема, а 1 ратл баранины — целую 1/3 дирхема.

«Свод седьмой — относительно известий о владыках этого государства» — в три с половиной раза превышает по объему свод шестой. Вначале ал-Калкашанди дает в нем исторический очерк округа Хорезм до монгольского нашествия. Там называются верховные владыки и их непосредственные представители на территории Хорезма — наместники. Список имен открывают газневиды Йамин ад-даула Махмуд (998-1030), Шихаб ад-даула Масуд I (1031-1041) и их наместники — хорезмшахи Харун ибн Алтунташ (1032-1034) и Исмаил Хандан ибн Алтунташ (1034-1041). Список венчает имя огузского правителя города Дженда Шах-Малика ибн Али, захватившего Хорезм в 1041 г.

Затем рассказывается о новых верховных правителях Хорезма — сельджукидах из Великих Сельджуков. Приводятся имена: Рукн ад-дунйа ва-д-дин Тогрыл I (1038-1063), Рукн ад-дин Баркйарук (1094-1105), Муизз ад-дин Санджар (1097-1157). При них перечисляются хорезмшахи: Ануш-тегин Гарачаи (ок. 1077-1097), Ала ад-дин Атсыз (1127-1156), Иль-Арслан (1156-1172), Ала ад-дин Текиш (1172), Султан-шах ибн Иль-Арслан (1172-1193) и Ала ад-дин Мухаммад (1200-1220).

Покончив с рассказом о предыстории Золотой Орды, ал-Калкашанди приступает к обстоятельному повествованию о правлении там ханов-чингисидов. Только теперь составитель начинает аккуратно указывать на источники своих сведений. Ими оказались летопись Ибн Халдуна, оба труда ал-Омари и анонимное продолжение исторического сочинения Ибн ал-Асира.

Представив последовательный ряд ордынских ханов от Джучи до Токты, составитель прерывает свое изложение рассказом о том, как тот же ряд ханов выглядит в летописи Ибн Халдуна. Последний доводит хронологию событий до смерти Токтамыша от руки Тимура. Составитель довольно резко высказывается против слов [62] Ибн Халдуна о победе Тимура над Токтамышем и смерти его от руки Тимура.

Имена ордынских ханов в энциклопедии ал-Калкашанди зачастую искажены. Правильное написание монгольских и тюркских имен этих ханов восстановить не так-то просто. Общепринятого их написания в науке до сих пор не существует. Поэтому мы остановились на тех формах имен ордынских ханов, которые предлагаются одним из публикаторов в его недавних работах 38. Итоговый список имен ордынских ханов, названных ал-Калкашанди: Бату (1227- 1255), Сартак (1255-1256), Берке (1258-1266), Менгу-Тимур (1267-1280), Тодан-Менгу (1280-1287), Толебуга (1287-1291),Токта (1291-1312), Узбек (1313-1341), Джанибек (1342-1357), Бердибек (1357-1359), Абдулла (1361-1370), Эльбек (?-1374), Урус (1374-1375), Каганбек (1375-1377), Токтамыш (1378-1395).

Как известно, этот список не является полным. Годы, отмеченные нами в скобках после имени Уруса, являются не годами его правления в целом, а лишь временем пребывания этого хана Восточной орды в Поволжье. Составитель включил в число ордынских ханов троих сановников, которые ханами не были и быть ими не могли, ибо по своему рождению не принадлежали к чингисидам. Кутлуг-Тимур (ум. 1335), женатый на сестре Токты, занимал при хане пост беглербека. При Узбеке он сохранял этот пост до 1321 г., когда был переведен в наместники Хорезма. Мамай (ум. 1380) являлся зятем Бердибека, а с 1362 г. фактически возглавлял созданную им Мамаеву орду, формально будучи лишь беглербеком при подставных ханах из рода Узбека, первым из которых числился Абдулла. Салчи-Черкес (или Черкесбек) — личность весьма загадочная. Не являясь чингисидом, он все-таки чеканил от своего имени медную монету в Хаджитархане (Астрахани) незадолго до утверждения в Сарае Токтамыша.

Вторую половину седьмого свода ал-Калкашанди посвящает рассказу об утверждении в Золотой Орде ислама от времени Берке до Узбека. При этом отмечает частый отход последующих ордынских ханов от основ шариата в сторону следования ясе Чингисхана. Специальное место отводится внутренней политике ханов в [63] отношении иноязычных подданных — черкесов, русов и асов. Раздел о внешней политике посвящен взаимоотношениям Золотой Орды с Византией.

Следует еще отметить, что арабский текст и русский перевод фрагмента, повествующего о правлении в Золотой Орде ханов-чингисидов, были в свое время опубликованы В. Г. Тизенгаузеном 39.

Заключительный «Свод восьмой — относительно размеров воинства этого государства, устройства его управления, размеров жалования, назначаемого [его воинам], и [формы] их одежды» уже в своем пространном заголовке полностью раскрывает свое содержание. Передается это содержание в соответствующих четырех подразделах. В качестве единственного источника своих сведений ал-Калкашанди называет энциклопедию ал-Омари.

Составитель дает понять, что число воинов ордынской армии настолько велико, что не поддается никакому учету. Причем ордынские всадники были прекрасно обеспечены заводными лошадьми, людской обслугой и продовольствием.

Управление страной базировалось на необходимом числе родовых князей — военачальников, соответствующих законах и штате государственных служащих. Чиновники, названные ал-Калкашанди эмиром улуса и везиром, являлись уже упоминавшимися высшими должностными лицами в правительстве при хане — беглербеком (или улугбеком) и везиром. Первый из них распоряжался всеми делами, касавшимися ордынской армии, и командовал войсками родовых князей правого и левого крыла, а второй ведал государственной казной, вопросами внешних сношений и комплектовал штат государственных служащих. Оба эти сановника уступали в своих властных функциях таковым же в правительстве хулагуидского Ирана. Впрочем, по словам ал-Калкашанди, и сам ордынский хан не мог сравниться с хулагуидским ильханом по части доходности и благоустроенности своих земель.

Зато жены ордынских ханов, удивлялся мусульманский автор, принимают самое активное участие в делах управления. В этом отношении супруги хулагуидских правителей уступали ордынским. Единственным исключением была жена ильхана Абу Саида (1317-1335) Багдад-хатун. Примером властных функций жен ордынских ханов может служить недавно опубликованный документ, [64] исходивший от жены Узбека Тайдулы 40. Говоря о налоге, которым облагались в пользу ордынских ханов все его подданные, ал-Калкашанди называет его по-арабски «харадж» 41. Первоначально он означал всякий налог и дань с покоренных и употреблялся как синоним джизьи (подушной подати). Когда дани поступали по договорам и сбор их производился вассальными правителями, тогда действительно нельзя было отличить поземельный налог от подушной подати. Такой налог в Золотой Орде назывался по-тюркски «чикыш» 42, что в точном русском переводе означало «выход».

Сведения относительно размеров жалованья регулярным воинам ордынской армии ал-Калкашанди заимствовал из описания Хорезмского округа. Сделав предварительное замечание о том, что владельцы каких-либо участков государственных земель, полученных представителями монгольской знати от хана во владения на условиях ленного права и называвшихся по-арабски «икта», имели право на передачу этих наделов по наследству своим сыновьям, ал-Калкашанди указывает на доходность этих земель в пределах от 100 до 200 тыс. динаров в год. Простые воины получали регулярное жалованье из расчета на одного человека 200 динаров в год.

Завершается свод коротким рассказом об ордынском воинском облачении.

На этом и заканчивается компактное описание Золотой Орды в энциклопедии ал-Калкашанди. По своему содержанию это описание сплошь и рядом выходит за рамки только географического. В нем немало сведений исторических, этнографических и многих других, которые при подготовке русского перевода текста описания, выполненного с его арабского издания О. Б. Фроловой, публикаторы попытались если и не раскрыть полностью, то хотя бы «приоткрыть» для невостоковедов в своей вступительной статье. И все же это описание ал-Калкашанди прежде всего географическое, выполненное, как мы теперь бы сказали, «кабинетным ученым» на [65] основании письменных свидетельств его предшественников, сведения которых, уходя иногда в глубь веков, не выходили за рамки века.

Представленный ниже перевод осуществлен с каирского издания энциклопедий ал-Калкашанди 43. Для ориентации в его тексте в двойных косых скобках проставлены номера страниц арабского текста.

Текст воспроизведен по изданию: Географическое описание Золотой Орды в энциклопедии ал-Калкашанди // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки, Вып. XVIII. СПб. СПбГУ. 1995

© текст - Григорьев А. П., Фролова О. В. 1995
© сетевая версия - Strori. 2013
© OCR - Станкевич К. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. 1995