Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АДЕМАР ШАБАННСКИЙ

ИСТОРИЯ

ADEMARI HISTORIARUM LIBRI III

Книга III

1. Итак, после того как христианнейший и славный император Карл 1 умер, Людовику 2, его сыну, было сообщено об этом в Аквитании, в селении Дуэ 3, где он тогда зимовал, многими гонцами. На тридцатый день после смерти отца 4 он прибыл в Ахен и с согласия и одобрения всех франков наследовал отцу. Взяв на себя заботу об управлении полученным королевством, он первым делом отпустил посольства народов, которые пришли к его отцу, и равным образом принял других, прибывших к отцу. Важнейшим тогда было посольство, присланное из Константинополя. Ибо император Лев 5, который наследовал Михаилу 6, отпустив епископа Амалария 7 и аббата Петра 8, которые были посланы к Михаилу, а пришли уже к нему, отправил вместе с ними к господину Карлу в качестве послов спафария Христофора и дьякона Григория с грамотой и утверждением договора и союза. Отпустив их, Людовик направил вместе с ними к императору Льву Норберта 9, епископа Реджо, и Рихвина 10, графа Пуатье, ради возобновления с ним дружбы и утверждения названного договора. Проведя в Ахене всеобщее собрание своего народа, он отправил посланцев во все части своего королевства для совершения правосудия и облегчения тягот народов, а Бернарда 11, короля Италии, своего племянника, вызвал к себе и, одарив дарами, отпустил в [его] королевство. С Гримоальдом 12, герцогом Беневента, он заключил договор и утвердил на тех же условиях, что и отец, а именно, чтобы беневентцы каждый год платили дань в 25 000 золотых солидов. Затем он отправил двух из своих сыновей: Лотаря 13 – в Баварию, Пипина 14 – в Аквитанию.

Харальд и Регенфрид 15, короли данов, которые в прошлом году были побеждены и изгнаны из королевства сыновьями Готфрида 16, восстановив силы, вновь начали против них войну. В этом столкновении были убиты Регенфрид и один из сыновей Готфрида, старший по рождению. Когда это случилось, Харальд, не веря в успех своего дела, пришёл к императору и предался в его руки. Тот же, приняв его, приказал ему идти в Саксонию и ждать подходящего времени, когда он сможет оказать ему помощь, как тот просил.

Править же господин Людовик начал в 814 году от воплощения Господнего, то есть в том самом году, когда умер его отец. Он приказал, чтобы саксы и ободриты были готовы к походу. В ту зиму два раза делались попытки перейти через Эльбу. Но из-за внезапного изменения погоды и потепления лёд на реке растаял и предприятие оставалось незавершённым, пока по прошествии зимы около середины мая не настало благоприятное для выступления в поход время. Тогда все саксонские графы и все силы ободритов во главе с Балдриком 17, представителем императора, пришли, как было приказано, для оказания помощи Харальду за реку Эйдер в землю норманнов под названием Синланд 18. Отправившись дальше, они на седьмой день расположились лагерем на берегу океана. А у сыновей Готфрида было 200 судов и огромное войско на острове, в трёх милях от войска саксов. Но, поскольку ни они не осмелились вступить в битву с войском императора, ни войско императора – с ними, саксы, разорив соседние округа и получив у жителей сорок заложников, вернулись в Саксонию к императору.

Он тогда зимовал в Падерборне и проводил всеобщее собрание. Когда там находились важнейшие послы восточных славян, ему сообщили, что некоторые из римских вельмож сговорились убить в городе Риме папу Льва 19, но дело это раскрылось и все зачинщики заговора были казнены по приказу понтифика. Император воспринял это с досадой и, уладив дела славян и Харальда, а самого Харальда оставив в Саксонии, пришёл во Франкфуртский дворец и послал в Рим Бернарда, своего племянника, короля Италии, который был вместе с ним в Саксонии, для расследования того, что ему сообщили. Когда тот прибыл в Рим, то слёг от недуга. Тем не менее он всё, что узнал, передал императору через графа Герольда 20, который был ему придан для этого в качестве легата; за ним последовали послы понтифика – Иоанн 21, епископ Сильва-Кандиды, номенкулатор Феодор и герцог Сергий, и дали императору полное удовлетворение за всё, что поставили в вину их господину.

Пришли послы сардов из города Кальяри, принеся дары; мир, заключённый с Амбулазом 22, царём сарацин, который соблюдался в течение трёх лет, был расторгнут, как бесполезный, и против них вновь была предпринята война.

Епископ Норберт и Рихвин, граф Пуатье, вернувшись из Константинополя, привезли грамоту договора, которую им дал император Лев. Среди прочего они сообщили, что в августе месяце там целых пять дней подряд происходило ужаснейшее землетрясение, от которого обрушились многие здания этого города, а жители других городов были погребены под обломками. В сентябре месяце также Сент 23, город в Аквитании, сильно содрогнулся, и многое рухнуло в виде обломков. Вода в Рейне поднялась выше обычного из-за дождей в Альпах, и римляне, увидев, что папа Лев слёг от недуга, собрав отряд, сперва разграбили все имения, которые этот понтифик недавно построил в округах отдельных городов, а затем, разведя огонь, сожгли их. Король Бернард, послав Винигиза 24, герцога Сполето, с войском, подавил этот мятеж и через посланцев передал императору о том, что было сделано.

2. По прошествии зимы восточные саксы и франки получили от императора приказ предпринять поход против славян сорбов 25; они проворно выполнили приказание и без особого труда укротили дерзость непокорных. Ибо, когда был взят один город, всё, что было, казалось, мятежным в этом народе, улеглось, обещав покорность.

Баски же, которые жили по ту сторону Гаронны и возле Пиренейских гор, из-за своего надменного герцога Сегина 26, которого император убрал оттуда из-за порочности его нравов, движимые обычным легкомыслием, отложились, составив заговор, но были так усмирены в результате двух походов, что им казалось уже поздно было сдаваться и просить о мире.

Когда папа Лев умер 28 мая 27, папой был поставлен дьякон Стефан 28; не прошло и двух месяцев после его посвящения, как он отправился к императору и через двух легатов сообщил ему о своём назначении. Император же, выйдя в Реймсе ему навстречу, принял его с великим почётом. А тот, сообщив о причине своего прихода и проведя торжественное богослужение, возложил ему на голову корону 29; одаренный им многочисленными дарами, получив для церкви ряд выгод, понтифик отправился в Рим, а император – в Компьеньский дворец. Там он принял присланных к нему из Испании послов Абдурахмана 30, сына короля Амбулаза. Пробыв там двадцать дней, он отправился зимовать в Ахен.

Проведя там собор, а именно, 10-го индикта, в третий год своего императорского правления, в 816 году от воплощения Господнего, он приказал создать для каноников устав, выписанный из разных сочинений отцов, и велел каноникам соблюдать его, чтобы как монахи принимают во внимание книгу устава святого Бенедикта, так и каноники читали меж собой книгу жизни клириков. Эту книгу дьякон Амаларий составил по приказу императора из разных изречений учёных мужей. Император дал ему множество книг из своего дворца, чтобы он почерпнул из них то, что покажется подходящим, и таким образом жизнь клириков была подкреплена декретами епископов, которые там были. Вышеназванный Амаларий написал этому императору книгу о церковных службах, об их разновидностях и о порядке псалмов, согласно древнему обычаю клириков.

3. Между тем, послы Абдурахмана, сына Амбулаза, царя сарацин, присланные из Сарагосы, пришли, чтобы просить о мире; император выслушал их в Компьене и приказал идти впереди него в Ахен. Когда он и сам туда прибыл, то принял Никифора, посла императора Льва, из-за дела далматцев. Поскольку Кадало 31, герцога Далмации, ещё не было, но полагали, что он вскоре придёт, он велел его ждать. А когда тот пришёл, между ним и Никифором было проведено разбирательство по поводу поданных жалоб и, поскольку дело касалось римлян и славян и его нельзя было решить без их присутствия, оно было отложено. И он вместе с Никифором и Кадало отправил в Далмацию Альгерия, племянника герцога Унруоха, а спустя три месяца отпустил также послов Абдурахмана.

Затем сыновья Готфрида, короля данов, из-за постоянных нападок Харальда отправили к императору послов, прося о мире и обещая его соблюдать. Но, так как эти обещания казались скорее притворными, чем искренними, ими пренебрегли как пустыми, и Харальду была дана против них помощь. 5 февраля, во втором часу ночи, зашла луна, и в созвездии Возничего появились кометы.

В то время, 25 января 32, умер папа Стефан, и Пасхалий 33, его преемник, отправил императору оправдательное письмо, в котором [говорилось], что должность папы была на него возложена не только вопреки его воле, но и несмотря на его упорное сопротивление. Он отправил и другое послание, прося утвердить с ним договор, который был заключён с его предшественниками, что император сделал весьма охотно. В четверг же, в день Вечери Господней 34, в Ахене, когда император по окончании службы выходил из церкви, портик под ним внезапно обрушился вместе с дощатым настилом, и с ним упало двадцать человек, причём некоторые тяжело пострадали. Сам император ударился о рукоять меча, которым был препоясан; у него было ранено правое ухо и ушиблено правое бедро рядом с пахом, но он благодаря усердию своих врачей быстро поправился. Так, на двадцатый день 35 он уже был занят охотой в Нимвегене 36. Вернувшись оттуда, он по обыкновению провёл в Ахене всеобщий собор 37. Там он созвал аббатов своего королевства, и увещевал их соблюдать устав святого Бенедикта, и принял под свою руку все аббатства, чтобы никто из графов или епископов не мог их беспокоить; аббаты же, приняв между собой решение по некоторым главам, зачитали их вслух перед императором, и тот собственной рукой утвердил их вместе с епископами, которые там были. На этом собрании он короновал Лотаря, своего первородного сына, и сделал его соправителем своей императорской власти, а прочих [сыновей] провозгласил королям и поставил – одного во главе Аквитании, второго – во главе Баварии.

По окончании собрания, когда он отправился поохотиться в Вогезский лес, ему встретились послы императора Льва, и он, поспешно их выслушав, отпустил с милостью. Ему сообщили об отпадении ободритов и Славомира 38; и он поручил графам, которые сидели в гарнизонах возле Эльбы, защищать вверенные им пределы. Дело в том, что Славомир удерживал единоличную власть над ободритами после смерти Дражко, и император тогда приказал ему разделить власть с Цедрагом 39, сыном Дражко. Поэтому Славомиру стало так горько, что он заявил, что никогда больше не придёт во дворец к императору, а вскоре заключил дружбу с сыновьями Готфрида, и они вместе отправили в Саксонию войско против императора; их флот прошёл по Эльбе до крепости Эзесфельд 40 и опустошил всё побережье реки Штёр, а Глуоми 41, ведя пеших норманнов, вместе с ободритами дошёл до этого же замка сухим путём; но, поскольку франки оказали им храброе сопротивление, они, оставив осаду замка, удалились.

4. Итак, когда император, завершив охоту, вернулся в Ахен 42, ему сообщили, что Бернард, его племянник, король Италии, по совету дурных людей замыслил тиранию; что уже все проходы, по которым можно войти в Италию, он укрепил гарнизонами; и что все города Италии присягнули ему по его слову; и это отчасти было правдой. Император же, с величайшей скоростью собрав огромное войско со всей Галлии и Германии, поторопился вступить в Италию. Бернард же, не веря в успех своего дела, в особенности потому, что он видел, как его люди ежедневно его покидают, сложил оружие, сдался и добровольно открыл всё, что было сделано 43. Зачинщиками этого заговора были: Эгидий, первый среди друзей короля, Райнард, его камерарий, Ренье, сын графа Майнерия, чей дед Хардрад состоял в заговоре против императора Карла. Участвовали в этом злодеянии и многие другие знатные люди, в том числе епископы: Ансельм 44 Миланский, Вольфольд 45 Кремонский, Теодульф 46 Орлеанский. Итак, раскрыв этот коварный заговор и арестовав мятежников, император вернулся в Ахен. По завершении сорокадневного поста, через несколько дней после Пасхи, заговорщики вместе с королём Бернардом были осуждены на смертную казнь. Король Бернард, когда к нему подошли, чтобы лишить зрения, обнажив меч, защищался и убил пятерых сильнейших франков, но и сам был поражён и умер от ран 47. Другие же были ослеплены. Епископов же, низложенных по решению собора, он приказал распределить по монастырям. Прочих, в зависимости от степени вины каждого, он велел или отправить в ссылку, или постричь в монахи.

Совершив это, он отправился в Бретань и провёл всеобщее собрание в Ванне. Войдя оттуда в Бретань и захватив крепости, он всю её подчинил себе без особого труда. Ибо после того как Виомарк, который установил тиранию, был убит императором, не нашлось никого, кто противился бы или отказывался исполнять его повеления 48. Завершив этот поход, император вернулся в Анжер, и королева Ирмгарда 49, его супруга, которую он, отправляясь в поход, оставил там больной, умерла через два дня после его прихода. 8 июля произошло затмение. Навстречу императору, когда он, возвращаясь через Руан, Амьен и Камбре в Ахен, прибыл в Геристаль, вышли с дарами послы герцога Беневентского. Были послы и от других народов – от ободритов, от Борны 50, герцога гудусканов 51, и от тимочан 52, которые недавно отложились от болгар и перешли к императору. Там были также послы от Людевита 53, князя Нижней Паннонии, и от графа Кадело, префекта Фриульской марки; всех их [император] выслушал и почтительно отпустил.

5. Итак, чтобы отомстить Славомиру, королю ободритов, за его вероломство, по ту сторону Эльбы были отправлены в этом году саксы и восточные франки, и он был схвачен и отведён посланцами императора в Ахен; поскольку его обвинили во многих преступлениях, и он не смог оправдаться, его приговорили к ссылке, а королевство было отдано Цедрагу, сыну Дражко. Точно так же Луп Баск 54, который сразился с графами Беренгарием Тулузским 55 и Варином Овернским 56 и, потерпев поражение 57, потерял в битве брата, был обвинён этими графами в тяжких грехах и, не сумев оправдаться, приговорён к ссылке.

После Рождества Господнего в Ахене состоялось собрание, на котором было принято множество установлений о положении церквей и монастырей. К законам также были приписаны и добавлены некоторые весьма необходимые главы, которых [ранее] не было. Совершив это, император, проведя смотрины дочерей знати, взял себе в жёны дочь графа Вельфа по имени Юдифь 58. Рабан Майнцский 59, монах, образованнейший учитель Алкуина 60, вручил императору весьма чудесную книгу о теологии святого Креста. Ибо Беда 61 учил Симплиция, Симплиций – Рабана, который был принят господином императором Карлом из заморских земель и, став епископом во Франции, учил Алкуина, а Алкуин воспитал Смарагда 62; Смарагд обучил Теодульфа Орлеанского, Теодульф – Илию Шотландского 63, епископа Ангулемского, Илия – Хейрика 64, а Хейрик оставил наследниками философии монахов Ремигия 65 и Хукбальда Лысого 66.

Затем император провёл собрание во дворце в Ингельгейме, и ввиду восстания Людевита из Италии в Паннонию было отправлено войско, но действия его не имели успеха. И Людевит, надменный от гордыни, отправил к императору послов, якобы ради мира с некоторыми условиями. Когда император их не принял и предложил ему через послов иные условия, он, пребывая в вероломстве, склонил к войне соседние народы. Лживыми уверениями он отвратил от императора также тимочан. Затем, когда войско вернулось из Паннонии, Кадело, герцог Фриульский, был охвачен лихорадкой и умер в этой марке. Вместе него был поставлен Балдрик; войдя в область карантанов, он наткнулся на войско Людевита. Напав на него с небольшим отрядом возле реки Дравы, он, убив очень многих, изгнал его из этой провинции. Борна, герцог Далмации, с большими силами вышел навстречу Людевиту у реки Купы, и в первой же схватке был оставлен гудусканами, но спасся при помощи своих преторианцев 67. Там погиб Драгомуж, тесть Людевита, который, оставив зятя, соединился с Борной. Гудусканы, вернувшись домой, вновь были подчинены Борной, и Людевит, пользуясь случаем, вторгся с сильным войском в Далмацию и опустошил всё огнём и мечом. Видя, что силы их совершенно неравны, Борна запер всё в своих замках, и с отборным отрядом, тесня его то с тыла, то с флангов, днём и ночью беспокоил воинов Людевита и, наконец, заставил его с большими потерями уйти из своей земли, убив 3000 человек из его войска и захватив более 300 лошадей, не считая разного рода добычи, и обо всём этом сообщил через послов императору.

6. В западных же пределах Пипин, сын императора, по приказу отца вступил с войском в Гасконь и, удалив из неё непокорных, так всю её умиротворил, что в ней не осталось ни одного мятежника. Харальд же, по приказу императора отведённый ободритами к своим кораблям, отплыл на родину, будто бы для того, чтобы получить там власть. С ним соединились двое из сыновей Готфрида, якобы собираясь править вместе с ним, и прогнав из страны двух других, но это было сделано с хитрым намерением. Император, распустив собрание, поплыл по Рейну, придя сперва в Кройцнах 68, а затем – в Бинген 69. Оттуда он отправился поохотиться в Арденны, а затем вернулся зимовать в Ахен. В январе месяце он провёл собрание, на котором в отношении отпадения Людевита было решено отправить с трёх сторон три войска для опустошения его страны. Во время этого совета Бера 70, граф Барселоны, который был обвинён в неверности и измене, сразился со своим обвинителем в конном бою и был побеждён. Когда он был приговорён к смертной казни, как виновный в оскорблении величества, милостивейший император пощадил его, и его отправили в ссылку в Руан. По прошествии зимы 71, как только травы стало достаточно для прокорма лошадей, против Людевита были отправлены три войска, из которых одно вступило из Италии через Норикские Альпы, второе – через землю карантанов, третье – через Баварию и Верхнюю Паннонию. Два из них, а именно, правое и левое, вторглись чуть позже, так как первому мешало переправиться через Альпы вражеское войско, а второе задержалось из-за дальности пути и переправы через реку Драву. Среднее же [войско], которое вошло через землю карантанов, хотя ему и было оказано сопротивление в трёх местах, благодаря счастливой фортуне трижды одолело врага и, перейдя через Драву, пришло в назначенные места. Людевит, ничего против этого не предпринимая, заперся со своими людьми в сильно укреплённом замке на крутой горе и не вёл с ними ни мирных, ни враждебных речей. Войска же, после того как собрались воедино, всю страну опустошили огнём и мечом и без особых потерь вернулись домой. Но в войске, которое совершало путь через Верхнюю Паннонию, люди при переправе через реку Драву сильно страдали из-за болезни живота от грязной воды, и очень многие умерли. После того как эти три войска вернулись домой, жители Крайны, которые живут возле реки Савы и соседствуют с фриульцами, предались Балдрику. Точно так же поступили карантаны.

В те же дни между императором и Амбулазом, царём Испании, был заключён мир; вскоре, однако, он был нарушен, и против сарацин была предпринята война. В Италийском море восемь купеческих кораблей было захвачено пиратами, и тринадцать пиратских кораблей, вышедших из страны норманнов, были обращены в бегство фландрцами; они же напали на берега Аквитании и вернулись с огромной добычей.

В этом году из-за постоянных ливней и напитанного крайней сыростью воздуха среди людей и скота свирепствовал сильнейший мор; хлеб и бобы портились из-за непрерывных дождей, и их нельзя было собрать, а то, что собирали, гнило. Вина тогда было мало, да и то кислое. Из-за разлива рек осень была такой тягостной, что ничего нельзя было посеять вплоть до весны. 24 ноября 72, во втором часу ночи, произошло лунное затмение.

После собрания, проведённого в Кьерси, император вернулся в Ахен, и провёл там собрание в феврале месяце 73, и говорил на нём о войне с Людевитом. Были организованы три войска, которым предстояло следующим летом разорять поля изменников. То же самое было решено и по поводу Испанской марки. Ещё одно собрание было назначено в мае месяце в Нимвегене, и названы графы, которые должны были туда прийти. После Пасхи император приплыл [туда] по Маасу и, проверив сделанный в предыдущие годы раздел королевства между его сыновьями, велел утвердить его клятвами вельмож. Там он принял послов папы Пасхалия – Петра, епископа Чивитавеккьи, и номенкулатора Льва, и поспешно отпустил их; и назначил для похода в Паннонию графов, которые там были. Сам же, пробыв там некоторое время, вернулся в Ахен и через несколько дней, держа путь через Арденны, прибыл в Трир и Мец; оттуда он отправился в замок Ремирмон 74 и остаток лета и половину осени охотился в Вогезах.

7. Между тем, скончался Борна, герцог Далмации и Либурнии, и император назначил [герцогом] его племянника Владислава. Ему сообщили о смерти императора Льва; и что он был убит 75 у себя во дворце в результате коварства своих вельмож и, главным образом, комита Михаила 76; и что гвардейцы и константинопольские горожане сделали этого Михаила императором.

Затем Фортунат 77, патриарх Градо 78, был обвинён пресвитером Тиберием перед императором в том, что убеждал Людевита оставаться в неверности и поставлял ему мастеровых и каменщиков для укрепления замков. Поэтому ему было приказано явиться во дворец; но он сперва отправился в Истрию, словно собираясь исполнить приказ, а затем, изобразив притворное возвращение, пришёл в город Градо, в то время как никто из его людей, кроме тех, с кем он это обсуждал, ни о чём не подозревал; оттуда он втайне отплыл в Задар 79, город в Далмации, и там открыл Иоанну, префекту этой провинции, причины своего бегства, а тот тут же посадил его на корабль и отправил в Константинополь.

В середине октября состоялось всеобщее собрание в Тьонвилле, на котором Лотарь, первенец господина императора Людовика, торжественным образом взял в жёны Ирмгарду 80, дочь графа Гуго. Туда прибыли с подарками послы папы римского – примицерий Феодор и Флор. Были там и графы, вернувшиеся из Паннонии, которые разорили землю тех, кто отложился, и Людевита и, поскольку никто не вступал с ними в битву, вернулись домой. На этом собрании благочестивейший император приказал прийти к нему тем, которые вместе с Бернардом, его племянником, злоумышляли против его жизни и власти, и, сохранив им жизнь и члены, вернул им прежние владении, которые по законному приговору были отобраны в казну. Аббату Адаларду 81, вызванному из Аквитании, где тот пребывал в ссылке, он возвратил его аббатство, то есть Корвею, и вместе с ним помиловал и вернул этому монастырю Бернерия, брата Адаларда. Совершив эти полезные дела и приняв клятвы, которые вельможи сообща принесли ему в Нимвегене, император вернулся в Ахен. А своего сына Лотаря он после торжественной свадьбы отправил зимовать в Вормс.

Со стороны данов в этом году не было никаких мятежей, и Харальд был принят сыновьями Готфрида в качестве соправителя. Цедраг же, князь ободритов, некстати [заключил союз] с сыновьями Готфрида, и поэтому Славомир, его соперник, был отпущен на родину. Когда он пришёл в Саксонию, то слёг от болезни и, приняв таинство крещения, скончался.

Осень тогда была тягостной из-за проливных дождей; её сменила суровая зима, так что Рейн и Дунай, Эльба, Сена и все прочие реки в Галлии были скованы таким прочным льдом, что в течение более тридцати дней повозки могли ездить по ним, как по суше, и таяние льда на них причинило людям великий ущерб.

8. В следующем году, то есть в 822 году от воплощения Господнего, в Тюрингии, возле некоей реки, кусок дёрна длиной в 50 футов, шириной в 14 и высотой в шесть, на фут поднялся из земли, не будучи вырезан руками, и оказался в 25 футах от того места, где был вынут. В землях сорбов, возле озера Арендзее 82, земля вздыбилась, словно насыпь длиной в одну лигу, и в течении одной ночи сама собой поднялась наподобие вала.

Винигиз, герцог Сполето, уже старец, сложив мирское облачение, стал монахом, и спустя малое время умер, поражённый недугом; на его место был поставлен Суппо 83, граф города Брешии.

Господин император по совету епископов и своих вельмож вновь примирился со своими братьями, которых он приказал против воли постричь в монахи; с другой стороны, он сделал публичную исповедь в этом и другом, что было сделано в отношении Бернарда, его племянника, и Адаларда, его аббата, и совершил покаяние, и все проступки, которые он или отец его, господин Карл, совершили против кого-либо, исправил с величайшим благочестием 84. Затем он отправил войско в Паннонию, чтобы окончательно разгромить Людевита; Людевит, узнав о его приходе, бежал к сорбам в Далмацию, и одного из их князей, который его принял, коварно убил и, удержав его город, отправил послов к войску императора, желая прийти к нему. Между тем, саксы по приказу императора [построили] по ту сторону Эльбы замок под названием Дельбенде 85 и, изгнав оттуда славян, поставили в нём саксонский гарнизон против их вторжений. Затем графы Испанской марки, перейдя через реку Сегре 86, отправились в Испанию и, опустошив поля и предав огню деревни, вернулись с огромной добычей. Точно так же осенью 87 графы Бретани, предприняв поход против Виомарка, опустошили всё огнём и мечом. Император же, отправившись в Арденны на охоту, послал своего сына Лотаря в Италию, и отправил вместе с ним монаха Валу 88, своего родственника, а именно, брата аббата Адаларда, и Герунга, начальника привратников дворца, чтобы они давали ему советы для пользы государства. Пипина же он направил в Аквитанию, дав ему в жёны дочь Теотберта, графа Мадри 89. Сам император зимовал во Франкфурте по ту сторону Рейна. Там он торжественным образом провёл всеобщее собрание для пользы королевства. Там к нему прибыли с дарами послы славян, ободритов, сорбов, вильцев, чехов, моравов, предентанов 90, паннонцев, норманнов, а также послы Харальда и Готфрида; он всех их отпустил и построил там новый дворец.

9. В мае месяце 91 он провёл там своё собрание, на котором были все знатные мужи Франции, саксы, баварцы, алеманны, бургунды, аквитанцы, те, кто живёт возле Рейна, и люди из многих других провинций. Там братья из [племени] вильцев, то есть Милегаст и Цеаладраг 92, в присутствии императора завели между собой спор о власти, и император примирил их и, одарив дарами, укрепив присягой, отпустил на родину. Лучшим [из них] был младший брат, и этот народ хотел, чтобы именно младший был королём, и изгнал из королевства старшего. Поэтому император, выяснив волю народа по поводу младшего брата, велел им обоим править наравне. Отцом их был король вильцев по имени Люб 93. Там Цедраг, князь ободритов, был обвинён перед императором в неверности франкам и в том, что он, вызванный на суд императора, презрел явиться сам, но отправил к нему послов. Тогда император направил к нему письмо, чтобы тот явился, и тот обещал через послов сделать это как можно скорее.

Лотарь же, по приказу отца вершивший в Италии правосудие, когда уже хотел возвращаться, по просьбе папы Пасхалия прибыл в Рим. Принятый с величайшими почестями, он в день Пасхи 94 был коронован папой в [церкви] святого Петра, провозглашён императором и августом и по возвращении в Павию пришёл к своему отцу. Когда он поведал императору, что не смог в полной мере разрешить в Италии все судебные дела, император послал пфальцграфа Адаларда 95, велев ему взять с собой Мауринга, графа Брешии, и довели до конца начатые судебные дела. Дрого 96, своего брата, каноника в Меце, он по выбору граждан поставил епископом. Там он объявил о следующем собрании в ноябре месяце в Компьеньском дворце.

Отпустив князей, император хотел уже удалиться с собрания, когда пришли послы, сообщившие, что Людевит, оставив сорбов, пришёл в Далмацию к своему дяде Людемыслу и был там коварно убит им. Явились также послы, сказавшие, что примицерий римской церкви Феодор и номенкулатор Лев, его зять, были ослеплены в Латеранской патриархии, а затем обезглавлены, и это случилось с ними из-за того, что они были весьма преданы юному императору Лотарю; некоторые говорили, что это приказал сделать папа Пасхалий. Вскоре император отправил Аделунга 97, аббата святого Ведаста, и Хунфрида 98, графа Кура, чтобы они расследовали с римлянами это дело. Но, прежде чем они добрались до Рима, к императору пришли послы папы – епископ Иоанн 99 и архидьякон Бенедикт, сказавшие, что папа неповинен в вышеназванном постыдном деянии. Тот отпустил их, заявив, что подождёт своих послов, которые расскажут правду. Сам же, проведя остаток лета в Вормсском округе, затем перешёл в Арденны и после осенней охоты, 1 ноября 100, как и говорил ранее, пришёл в Компьень. Послы же, придя в Рим, не смогли установить в точности, как было дело, ибо папа Пасхалий очистился клятвой вместе с тридцатью епископами, защитил убийц, так как те были из челяди святого Петра, а убитых осудил, как виновных в оскорблении величества, и заявил, что те были убиты по праву. И папа вновь отправил к императору вместе с его послами епископа Иоанна, библиотекаря Сергия, иподьякона Квирина и магистра милитум Льва. Император, узнав об оправдании папы, подобающим образом отпустил его послов и больше ничего по этому поводу не предпринимал.

10. Между тем, Цедраг, князь ободритов, пришёл со своими вельможами в Компьень и достойным образом оправдался перед императором за то, что медлил прийти к нему; и, хотя он был повинен в некоторых делах, его всё же благодаря милости императора одарили дарами и отпустили в королевство.

Туда пришёл и Харальд из страны норманнов, прося о помощи против сыновей Готфрида. Но графы Теотерий и Ротманд, послы сыновей Готфрида, уже опередили Харальда и всё подробно открыли императору, так что Харальд ничего не добился. Там тогда возвратился архиепископ Реймский Эббо 101, который по распоряжению папы и императора ходил для проповеди Христа к данам и многих из них, кто уверовал, крестил.

В этом году, то есть в 823 от воплощения Господнего, явились знамения: в Ахене [было] сильное землетрясение, а в деревне Коммерси 102 девочка двенадцати лет 103 целый год воздерживалась от еды и питья и росла здоровой, как любая другая женщина. В Саксонии, в округе Фирихсазе 104, двадцать три деревни были сожжены небесным огнём вместе с людьми и скотом, и молнии падали днём с ясного неба в течение двенадцати дней. В одном округе Италии, в деревне Граведона 105, в церкви святого Иоанна Крестителя в апсиде был изображён образ Богородицы, держащей на груди младенца Иисуса, и волхвы, приносящие дары. Эти изображения были стёрты от чрезмерной ветхости, и их было едва видно. Но в течение двух дней этот образ Богородицы, а также образ Господа Иисуса, младенца, и дары трёх волхвов сияли, как солнце, а образы волхвов отсвечивали. Во многих землях град побил плоды, и вместе с градом падали настоящие земные камни огромной величины. На дома с неба [сошёл] огонь и сжёг их вместе с людьми и скотом. За этим последовал страшный мор среди людей по всей Франции, и умерло неисчислимое количество людей всякого возраста и пола.

Итак, болгарский царь прислал императору письмо не ради мира 106, и тот, прочитав его, был потрясён необычайностью этого дела, так как во Францию прежде никогда не приходило такое посольство; ради расследования этого дела он направил к болгарскому царю вместе с его послами Махельма, графа из Баварии. Затем очень суровая и продолжительная зима унесла из жизни неисчислимое множество людей и зверей по всей Галлии, Италии, у варварских народов и в Испании. 6 марта 107, во втором часу ночи, произошло лунное затмение. Пришли вести о том, что умер Суппо, герцог Сполето; скончался римский папа, и в результате борьбы на апостольский престол были избраны двое, но, поскольку партия знати победила, был рукоположен Евгений 108, пресвитер титулярной церкви святой Сабины. Когда иподиакон Квирин сообщил об этом императору, тот, проведя в Компьене собрание, послал Лотаря, сына и соправителя, в Рим, чтобы тот упорядочил то, что пришло в беспорядок. Оттуда император двинулся с войском в Бретань, а Лотарь в середине августа отправился в Италию. Вступив в начале осени в Бретань, господин император Людовик сперва присоединил город Ренн. Там он разделил войско на три части: две части он передал своим сыновьям – Пипину и Людовику, а третью удержал при себе, и всю Бретань опустошил огнём и мечом; проведя в этом походе сорок дней и взяв столько заложников, сколько хотел, он 17 ноября вернулся в город Руан. Там к нему пришли послы императора Михаила, и там же перед ним предстал Фортунат, патриарх венецианцев. Послы императора принесли дары, просили утвердить мир и ничего не сказали в защиту Фортуната. Среди прочих дел посольства они высказались по поводу почитания икон и сказали, что пойдут ради этого дела в Рим и спросят совета у папы. [Император] любезно их отпустил и приказал отвести в Рим. Он также отправил к папе для суда Фортуната, а сам вернулся зимовать в Ахен. Когда он отпраздновал там Рождество Господне, ему сообщили, что послы болгарского царя находятся в Баварии. Он послал их встретить и приказал им ждать там вплоть до подходящего времени. А бывшим там послам ободритов и предентанов 109, которые населяют Дакию возле Дуная, он позволил прийти немедленно. Когда те стали жаловаться на беззаконную враждебность болгар и просили о помощи против них, им было приказано идти домой и вернуться ко времени, назначенному для болгарских послов. После смерти Суппо, герцога Сполето, это герцогство получил пфальцграф Адалард 110. Однако, через пять месяцев он был поражён лихорадкой и умер в этом же герцогстве. Преемником ему был поставлен Мауринг, граф Брешии, но и он окончил жизнь спустя малое время.

Когда графы Эбл и Азинарий 111, отправленные в Памплону с войском басков, завершив предприятие, возвращались домой, то попали в Пиренейских горах в засаду вероломных горцев 112 и были взяты в плен, а всё войско было уничтожено. Эбл был отправлен в Кордову, а Азинарию, поскольку он был родственником тех, кто его захватил, было позволено вернуться домой. Лотарь, отправившись, согласно повелению отца, в Рим, был с почётом принят папой Евгением, и они вместе утвердили мир. Положение же римского народа ухудшилось из-за порочности некоторых прежних епископов, но было исправлено тогда папой Евгением с согласия императора, и все, кто лишился своего имущества, получили обратно то, что утратили, и все воздавали Богу хвалу за прибытие императора Лотаря.

В этом году, а именно, в 824 от воплощения Господнего, перед мессой на праздник святого Иоанна Крестителя, за пять дней до летнего солнцестояния 113, в области Отёна погода внезапно изменилась, и из облаков упали огромные куски льда и выпал ужасный град: куски льда были 15 футов в длину, семи – в ширину и двух футов – в толщину.

Отпраздновав Пасху 114 в Ахене, [император] отправился на охоту в Нимвеген, и велел болгарским послам прийти в Ахен в середине мая, и провёл там всеобщее собрание. Болгарские послы были [присланы] ради установления границы между ними и франками. Там были все вельможи Бретани и вероломный Виомарк, который возмутил всю Бретань и побудил императора к походу. Хотя император признал его и, одарив дарами, отпустил вместе с вельможами, тот нарушил обещанную верность. Ибо он тревожил поджогами и грабежами своих соседей, верных императору бретонцев, пока не был окружён и убит людьми графа Ламберта 115 в собственном доме. Император дал болгарскому царю письменный ответ через этих послов и, распустив собрание, отправился на охоту в Вогезы, в Ремирмон. Там он принял своего сына Лотаря, вернувшегося из Италии, и после охоты вернулся в Ахен. Там он провёл в августе месяце всеобщее собрание. На нём были послы от сыновей Готфрида из страны норманнов, просившие о мире, на что император дал добро. Оттуда император отбыл со своим старшим сыном в Нимвеген, а младшего – Людовика отправил в Баварию. Завершив осеннюю охоту, он в начале зимы вернулся в Ахен.

Тогда в Тульском округе, в селении Коммерси, девочка двенадцати лет, приняв на Пасху причастие из рук священника, воздерживалась от всякой еды и питья в течение трёх лет, и была здорова, как прочие женщины, а затем вновь начала желать и принимать обычную пищу 116.

Когда болгарскому царю его послы сообщили о том, что они сделали, он вновь отправил с письмами к императору того, кого отправлял первым, прося, чтобы [император] без промедления определил границы, или, если это ему не угодно, пусть каждый охраняет свои границы без [установления] мира. Император не стал ему отвечать, так как слышал, что этого царя убили, и приказал послу ждать, чтобы разузнать тем временем, верен ли этот слух. Ради этого он отправил тогда пфальцграфа Бертрика к графам Балдрику и Геральду в провинцию Карантанию. Поскольку те не сообщили о смерти болгарского царя ничего определённого, император велел его послу вернуться назад без письма. Затем сын императора, король Пипин, пришёл в Ахен к императору вместе со знатью и защитниками границ Испании. Там были обсуждены и приняты меры по охране западных границ против сарацин. Затем Пипин вернулся в Аквитанию, а император в середине мая 117 ушёл из Ахена и прибыл в Ингельхайм. Там он провёл своё собрание; на нём были посланцы от папы римского, то есть епископ Лев 118 и номенкулатор Феофилакт, из пределов Иерусалима – Доминик, аббат с Масличной горы, и послы от сыновей Готфрида, короля данов, просившие о мире; и из страны славян были присланы вельможи ободритов, обвинившие своего князя Цедрага. Там же Глоина 119, князя сорбов, обвинили в том, что он тогда не явился на собрание, и им обоим 120 дали знать, что если в середине октября они не явятся к императору на всеобщее собрание, то понесут наказание. Там же явились и бретонские вельможи, которых император хотел видеть.

11. В это же время Харальд вместе со своей женой и огромным множеством данов пришёл к императору в Майнц и был крещён в [монастыре] святого Альбана вместе с теми, кого он привёл с собой. Он стал крестным сыном императора от купели и, одаренный им многими подарками, через Фризию вернулся туда, откуда пришёл. В этой провинции император дал ему, как своему крестнику, одно графство, которое называется Хриустри 121, чтобы он в случае надобности мог укрыться в нём со своим имуществом. На этом собрании присутствовали графы и префекты Паннонии Балдрик и Геральд; они засвидетельствовали, что ничего не смогли узнать о движении болгар. Вместе с Балдриком пришёл некий священник из Венеции – Георгий, который уверял, что может изготавливать органы. Император отправил его в Ахен вместе с казначеем Танкульфом, приказав предоставить ему всё необходимое для изготовления устройств этих органов. Сам же, объявив о всеобщем собрании в середине октября, отправился за Рейн в селение Зальц 122. Там к нему пришли послы от неаполитанцев, которых он быстро отпустил. Там ему сообщили о вероломстве Айзо, о том, как тот обманом вступил в Авзону 123 и был принят народом, который он коварно обманул, и разрушил город Роду 124, и сокрушил сильнейшие крепости этого края, и посмел принять помощь, присланную сарацинским царём Абдурахманом против франков. Император с досадой воспринял эту весть, но, считая, что ничего не следует делать безрассудно, ожидал своих советников. Итак, после осенней охоты он благополучно приплыл по реке Майну во Франкфурт. Придя в середине октября в Ингельхайм, он провёл там всеобщее собрание, как и было условлено. Там он выслушал Цедрага, князя ободритов, и Глоина, которых обвиняли в измене. Глоину он позволил вернуться домой, взяв в заложники его сына, а Цедрага удержал при себе, отпустив прочих ободритов. Отправив к народу ободритов послов, он приказал выяснить, желает ли народ, чтобы Цедраг ими правил. Сам же отправился зимовать в Ахен. Когда послы, которых он отправил к ободритам, сообщили, что мнения народа по поводу их царя различны, но лучшие и знатнейшие согласны с его [кандидатурой], [император], взяв у Цедрага тех заложников, каких приказал, восстановил его на престоле.

12. Пока всё это происходило, Хильдуин 125, аббат монастыря святого Дионисия, послав в Рим, выпросил у папы Евгения мощи святого мученика Себастьяна и поместил их в городе Суассоне, в базилике святого Медарда; в то время как они лежали там непогребёнными в раке рядом с алтарем, они славились столькими чудесами и исцелили [столько] всякого рода [болезней], что их множество никто не в силах изложить. Некоторые чудеса были столь изумительны, что вышли бы за рамки веры недоверчивых людей, если бы не было известно, что всё это сделал Господь, из любви к которому пострадали эти блаженные мученики, ибо Ему подчинена всякая тварь небесная и земная.

Затем император послал для усмирения Испанской марки аббата Элизахара 126 и вместе с ним графов Гильдебранда и Доната 127. Но, прежде чем они пришли, Айзо вместе с сарацинами причинил защитникам марки много зла и настолько измотал их набегами, что некоторые ушли из крепостей, которые защищали. Гильемунд 128 и многие другие с присущим их народу легкомыслием перешли к нему и, соединившись с сарацинами и маврами, ежедневно тревожили грабежами и поджогами Сердань 129 и Вальес 130. Поскольку аббат Элизахар с великой мудростью и благоразумием ловко действовал, стараясь привлечь к себе души готов и испанцев, Бернард 131, граф Барселоны, поддержал послов императора и мужественно противостоял Айзо. Тогда сарацинский царь Абдурахман отправил на помощь Айзо войско, которое пришло к Сарагосе. Во главе его стоял Абу Марван 132, родственник царя, который благодаря уговорам Айзо обещал царю грядущую победу. Против него выступил Пипин, король Аквитании, но из-за праздности полководцев войско отправилось слишком поздно. Ибо прежде, чем они достигли марки, Абу Марван опустошил всё, то есть области Барселоны и Жероны, и с невредимым войском укрылся в Сарагосе до того, как его смогло увидеть войско Пипина. Предвестниками этого несчастья были видимые в небе сполохи и движущиеся по ночам в воздухе огни.

Император же провёл два собрания: одно – в Нимвегене по поводу лживых обещаний Эрика 133, сына Готфрида, короля данов, ибо тот обещал предстать там перед особой императора; другое – в Компьене, на котором он принял ежегодные дары и дал указания тем, кто должен был отправиться в Испанскую марку, что и как им следует предпринять. Сам же он вплоть до зимнего времени оставался в Компьене, в Кьерси и в прочих соседних с ними дворцах.

Между тем, короли данов, сыновья Готфрида, свергли Харальда с трона и изгнали его из пределов страны норманнов.

Болгары же, отправив по реке Драве войско на кораблях, огнём и мечом опустошили землю славян, живших в Паннонии, и, изгнав их князей, поставили над ними болгарских правителей.

Когда умер папа Евгений, епископом был поставлен дьякон Валентин 134; когда же и он умер спустя один месяц, Григорий 135, пресвитер титулярной церкви святого Марка, был избран, но посвящён не ранее, чем в Рим прибыл посланник императора и удостоверил выбор народа.

Затем к нему 136 прибыли ради утверждением мира послы императора Михаила, и он их выслушал в Компьеньском дворце и отпустил.

В это время тела святых Марцеллина и Петра были подняты в Риме, и в октябре месяце, в 828 году от воплощения Господнего доставлены во Францию; там они славились многими чудесами.

13. В следующем году, в феврале месяце 137, в Ахене состоялось собрание, на котором говорилось преимущественно об Испанской марке, и посланцы 138, которые возглавляли войско, были признаны виновными и по заслугам наказаны лишением имущества, так как они небрежно вели войско против сарацин. Точно так же и [Балдрик], герцог Фриульский, был лишён своих званий, потому что из-за его бездействия болгарское войско безнаказанно опустошило пределы Верхней Паннонии, и марка, которую он держал единолично, была разделена между четырьмя графами. Затем господин император Людовик отправил в Константинополь Халитгария 139, епископа Камбре, и Ансфрида 140, аббата монастыря Нонантолы, и они были с великим почётом приняты императором Михаилом. В июне месяце император пришёл в селение Ингельхайм. Там он в течение нескольких дней проводил собрание со своими сыновьями Лотарем и Пипином, и держал совет о том, как бы направить их с сильным войском в Испанскую марку. Были там и послы римского папы: примицерий Квирин и номенкулатор Феофилакт, которых [император] принял и отпустил, и отправился оттуда в селение Франкфурт. Затем он отправился в Вормс и Тьонвиль, из коего места направил своего сына Лотаря с большим франкским войском в Испанскую марку. А тот, когда прибыл в Лион, ожидал посланца, который должен был сообщить ему о прибытии сарацин. Во время этого ожидания он беседовал с братом Пипином, и они, узнав, что сарацины то ли боятся, то ли не хотят вступать в марку, вернулись: Пипин – в Аквитанию, а Лотарь – к отцу в Ахен.

14. Между тем, когда должны были состояться переговоры о мире между норманнами и франками и о деле Харальда, и на это собрание съехались графы и вместе с тем маркграфы всей Саксонии, Харальд, жадный до почестей, нарушив мир, скрепленный посредством заложников, сжёг и разграбил множество норманнских селений. Услышав об этом, сыновья Готфрида тут же пришли в марку с войском и, перейдя реку, напали на франков, которые жили на берегу реки Эйдер и не ожидали ничего подобного, изгнали их из крепостей, обратили в бегство, всё разграбили и со всеми своими силами укрылись в своих замках. Затем, чтобы упредить кару за это деяние, они, отправив посольство к императору, заявили, что сделали это против воли, и готовы дать удовлетворение, и в полной власти императора решить, как исправить то, что таким образом произошло, чтобы впредь между сторонами был прочный мир. А граф Бонифаций 141, которому была поручена защита острова Корсики, взяв с собой брата Беркария и некоторых других графов из Тосканы, с небольшим флотом отправился на Корсику и Сардинию. Когда он не обнаружил в море ни одного пирата, то переправился в Африку и, высадившись между Утикой 142 и Карфагеном, внезапно наткнулся на собравшееся там несметное множество местных жителей и завязал с ними битву; пять раз обращая их в бегство, он изрубил огромное множество африканцев и, потеряв из-за безрассудства некоторых из своих товарищей, вернулся на корабли; этим деянием он внушил африканцам великий страх.

На закате 1 июля 143, в первые сумерки, произошло лунное затмение. На Рождество Господне, в середине ночи, также произошло затмение. В Гаскони, в Аженском округе 144, с неба, словно дождь, падала манна, с виду похожая на хлеб, но имевшая более короткие и круглые зёрна; часть её была доставлена императору в Ахенский дворец. Император пришёл в Ахен около мессы святого Мартина 145, и оставался там всю зиму, и провёл там множество собраний из-за неотложных дел королевства.

15. За четыре же дня до Пасхи 146 в Ахене произошло ночью землетрясение и поднялся сильный ветер, который снёс со всей кафедральной базилики Богородицы, которую называют капеллой Карла, свинцовую черепицу, которой она была покрыта, и разрушил все дома в округе. Император оставался там до 1 июля 147 по причине занятия разными делами, и в августе месяце отправился на всеобщее собрание в Вормс. Там ему сообщили, что норманны хотят напасть на область Саксонии по ту сторону Эльбы и что их войско приближается к пределам франков. Встревоженный, он разослал послов по всей Франции, [велев всем] спешно идти следом за ним в Саксонию и объявив, что он перейдёт Рейн у Нойса 148. Но когда он узнал, что всё то, что молва говорила о норманнах, вздор, он в середине августа 149 вернулся в Вормс. Там он, проведя торжественное собрание, торжественным образом принял предложенные ему ежегодные дары. Он также выслушал там и отпустил многочисленные посольства из Рима, Беневента и других отдалённых стран. По окончании собрания он направил своего сына Лотаря в Италию, а Бернарда, графа Барселоны, который до сих пор стоял во главе Испанской марки, назначил камерарием у себя во дворце; подобающим образом уладив на этом собрании все дела, он отпустил народ и отправился на осеннюю охоту в селение Франкфурт; проведя охоту, он вернулся зимовать в Ахен и с великой радостью отпраздновал там праздники мессы святого Мартина, апостола Андрея и само Рождество Господне.

16. В следующем году 150 норманны, [опасаясь нападать на Саксонию, повернув корабли, устремились в Аквитанское море]* 151 и сожгли в июне месяце остров Эрио 152, и он был покинут всей общиной монахов 153; там господин император Карл построил монастырь святого Филиберта. [Тогда Людовик провёл всеобщее собрание во дворце в Йокондиаке 154 в Лимузене, и приказал со славой освятить величественную королевскую базилику Спасителя в октябре месяце, и поднять тело святого Марциала, в 830 году от воплощения Господнего; в том же месяце его в присутствии самого императора положили за алтарём Спасителя, у крипты большого витража. Затем была очень суровая зима, и император, вернувшись во Францию, спустя малое время был изменнически схвачен 155 тремя королями, а именно, своими сыновьями – Лотарем, Людовиком и Пипином, и отправлен Лотарем в темницу в [монастыре] святого Медарда, а затем – в Сен-Дени; он был лишён императорских нарядов и облачён в чёрные одежды. А спустя малое время, когда Лотарь надолго задержался во Вьенне, франки, собравшись, вывели Людовика из тюремного заточения близ двора Сен-Дени и против воли вновь возвели в короли 156. С того дня, когда тело святого Марциала было положено, как сказано выше, в базилике Спасителя, вплоть до того дня в середине сорокадневного поста, когда император был восстановлен на троне, после крайне суровой зимы шли проливные дожди и участились разливы рек. С того дня во Франции восстановилась хорошая погода 157, но в Аквитании дожди не переставали, пока тело святого Марциала не было возвращено в его прежнюю гробницу]*. Тогда Одо 158, граф Орлеанский, [который стоял на стороне Людовика, и его брат Вильгельм 159]*, вступив в битву с Ламбертом 160, графом Нантским, [который поддерживал Лотаря]*, были убиты [вместе со многими князьями Нейстрии. Лотарь, вернувшись из Вьенны, хотел вступить в битву со своим отцом возле замка Блуа; но, уступая в силах, он смиренно пришёл к нему, и заслужил прощение, и был восстановлен в прежнем звании. Точно так же Людовик и Пипин получили от отца прощение и были восстановлены в прежнем достоинстве 161]*. Спустя пять лет Рено, граф Эрбожа 162, в сентябре месяце 163 сразился с норманнами на острове Эрио и был обращён в бегство. В следующем году 164 тело святого Филиберта было вырыто 7 июня на острове Эрио и доставлено монахами в Бургундию. Спустя ещё два года Пипин, король Аквитании, сын императора, умер 165 и был погребён в Пуатье в [церкви] святой Радегунды. Он по приказу отца построил монастырь святого Иоанна Крестителя в Анжели 166, монастырь святого Киприана в Пуатье, монастырь в Брантоме 167 и переделал в монастыре святого Епархия 168 в Ангулеме канонический распорядок в монашеский; и поставил во главе этих монастырей аббата Мартина 169.

[Тогда горестная кончина Людовика отобразилась на небе. Ибо звёзды как возвестили радость в начале его правления, так явили печальное знамение незадолго до его смерти. Ведь когда он впервые начал править в Аквитании, ещё при жизни его отца Карла, в четверг, в начале первой зари, 4 июня 170, в полнолуние на луне появился знак креста, сверкавший по кругу. В том же году, в воскресенье, в четвёртом часу, 3 сентября, вокруг солнца образовалась чудесная корона. Это означало распространение христианской веры и украшение культа Христова этим императором. А в последний год 171 его императорского правления было необычное затмение солнца в канун Вознесения Господнего 172, и звёзды были видны днём, как ночью. Это означало, что величайший светоч христианства, то есть император, угаснет, и всё, что передано ему, ввергнется во мрак бедствий после его смерти. Император, услышав о смерти Пипина, своего сына, решил воспитывать у себя во Франции малолетнего сына последнего – Пипина 173. Но Эмено 174, граф Пуату, вопреки воле императора пожелал возвести сына Пипина в короли Аквитании. По этой причине император, движимый гневом, пришёл в Пуатье и изгнал оттуда Эмено и его брата Бернарда 175. И поставил графом Пуатье Рамнульфа 176, сына Герарда 177, графа Оверни, и племянника Вильгельма 178, брата Герарда; Турпио 179 же он сделал графом Ангулема, а Ратерия 180 назначил графом Лиможа. Эмено же отправился к своему брату Турпио, а Бернард – к Рено, графу Эрбожа. Император поставил править в Аквитании своего сына Карла Лысого, а малолетнего Пипина увёл с собой во Францию для воспитания. Император также приказал чеканить от своего имени монету в Ангулеме и Сенте 181; в Бордо он поставил графом Сегина 182, а в Сенте – Ландрика 183. В том же году, когда случилось вышеназванное солнечное затмение, император заболел и умер в городе Майнце 20 июня 184, и отослал Лотарю императорскую корону и золотой меч 185; он был похоронен в Меце в [церкви] святого Арнульфа в 840 году от воплощения Господнего]*. 186

У него остались три сына: Лотарь, император [Италии]*, Людовик 187, король Германии, Карл Лысый 188, король Франции и Бургундии. Рассорившись между собой из-за королевства Аквитании [и Франции]*, они вступили в битву на [поле]* Фонтене 189, что находится в Бургундии: с одной стороны – Лотарь с итальянским войском, с другой – Карл и Людовик с [германцами]*, франками и аквитанцами. Это сражение произошло на второй год после смерти их отца, то есть в 841 году от воплощения Господнего. Учинив избиение несметного множества людей, победителем поначалу стал Лотарь, но вдруг герцог Варин 190, внезапно нагрянув с тулузцами и провансальцами 191, возобновил битву, и Лотарь был обращён в бегство 192.

17. На второй год после смерти господина Людовика Карл и Людовик разделили между собой королевство 193. Через два года императрица 194, мать Карла Лысого, пришла в Тур, умерла и была погребена в [церкви] святого Мартина. В этом же году Рено, граф Эрбожа, вступив в битву с Ламбертом, графом Нанта, был убит. [Бретань отделилась от сыновей Людовика, и потому франки и аквитанцы начали сражаться с бретонцами]*. Город Нант в том же году был взят вефальдингами 195, и Карл Лысый впервые опустошил Бретань огнём и мечом. В следующем году 196 Бернард, [брат Эмено]*, граф Пуатье, и Арвей, сын Рено, вступив в битву с Ламбертом, графом [Нантским]*, были убиты. На другой год 197 Сегин, граф Бордо и Сента 198, был схвачен и убит норманнами, и Сент был [взят и]* сожжён норманнами, после того как были вывезены его лучшие сокровища. Карл, вновь отправившись в Бретань, сразился с герцогом Номиноэ 199 и стал победителем, обратив в бегство Номиноэ. [В следующем году 200, в июне месяце, норманны сожгли остров Эрио]*. В те времена норманны рассеялись по Аквитании, ибо её герцоги пали в междоусобных войнах, и не было никого, кто противостоял бы им; ими были сожжены остров Эрио и монастыри в Деасе 201, Бордо, Сенте, Ангулеме, Лиможе, Париже, Туре, Бове, Нимвегене, Орлеане, Пуатье, и разрушено неисчислимое множество монастырей и крепостей.

18. В восьмом году после смерти императора Людовика и [в 848 году от воплощения Господнего Айнард, первый из базилики святого Марциала, вместе со всеми прочими канониками, по Божьему внушению, отринули мирское оружие и перешли в этом монастыре от распорядка каноников к монашескому распорядку. Карл Лысый проводил тогда в Лиможе, во время сорокадневного поста, своё всеобщее собрание с епископами Аквитании и её вельможами. И когда Карл Лысый сидел на королевском троне, Айнард и все каноники святого Марциала внезапно распростёрлись у его ног, умоляя дать им разрешение стать монахами в этом месте. Король же, воздав благодарность Богу, с великой радостью исполнил их просьбу и склонил к их воле всех епископов и вельмож. И только Стодил, епископ Лиможский, воспринял это с досадой и один остался непреклонен, но и он, в конце концов, согласился под давлением короля и побеждённый дарами. Каноники не захотели в тот момент иметь аббата из числа своих, но поставили над собой Одо, аббата святого Сабина]*. 202 А казначей Иосфред, не желая оставлять мир, [побуждаемый и]* поддерживаемый епископом Стодилом, разбойнически [и злым умыслом]* вырвал из-под власти [и собственности]* святого Марциала монастырь святого Юлиана 203 и Кейруанскую церковь 204, и по этому случаю решил [от них] отложиться. Тогда же турские монахи святого Мартина, никем не вынужденные, сбросили монашеские рясы перед телом этого [святого] и облачились в одежды каноников 205; на них, однако, тут же обрушилась чума, так что все они умерли в одну ночь, и с тех пор это место населено канониками.

Карл же в третий раз опустошил Бретань огнём и мечом. Но, пока он вернулся в Аквитанию, герцог Номиноэ, взяв города Ренн и Нант, разрушил их 206 и отступил в Бретань. В следующем году 207 он погиб, поражённый по Божьему повелению ангелом. И Карл Лысый в четвёртый раз вторгся в Бретань, сразился [22 августа]* с Эриспоэ 208, сыном Номиноэ, и вышел победителем, потеряв, однако, большую часть своего войска вместе с герцогом Вивианом 209. [Но, после того как он вернулся]*, в следующем году 210, [1 мая]* Ламберт, граф Нантский, был убит в битве Гоцбертом 211, графом Мэнским.

[В этом же году, в сентябре месяце]*, Карл в пятый раз опустошил Бретань и, выручив своего племянника Пипина, [которого бретонцы заманили в засаду], подчинил себе Бретань, убив Эриспоэ 212. Также Рамнульф, граф Пуатье, и Рено, граф Эрбожа, его родственник, сразившись с норманнами у деревни Брийак 213, были обращены в бегство, и Гоцберт, граф Мэнский, попав к нантцам в засаду, был убит 214.

19. Карл же, в 15-й год после битвы при Фонтене 215, был помазан в короли в Лиможе, в базилике Спасителя 216, и оттуда отправился во Францию 217. Через несколько дней 218 император Лотарь стал монахом, ибо бросил в темницу отца 219. Когда он умер 220, привиделся спор о его душе между падшими ангелами и святыми; и злые духи остались ни с чем 221. Спустя малое время умер его брат, король Людовик 222, и Карл Лысый был возведён в императоры 223.

В это время норманны крайне жестоко угнетали Аквитанию, и скончался Илия Шотландский, епископ Ангулемский 224. Также монастырь блаженного Епархия был покинут из-за злобных язычников 225, так что там не осталось ни одного монаха, и по этой причине там восстановили канонический распорядок, от которого недавно отказались.

Турпио же, уйдя вместе с королём Карлом во Францию, вернулся оттуда и спустя малое время вступил в битву с норманнами, убив их короля по имени Мавр, но и сам был убит им 226; и его брат Эмено, [некогда граф Пуатье]*, стал [тогда]* графом Ангулема; вступив через два года в битву с Ландриком, графом Сента, он убил Ландрика, но и сам был ранен; доставленный в замок Ранконь 227, он на восьмой день умер 228 и был погребён возле базилики святого Епархия, оставив малолетнего сына по имени Адемар 229. Карл, услышав об этом, направил [в Аквитанию]* Вульгрина 230, своего родственника, брата аббата Хильдуина из монастыря святого Дионисия, и поставил его во главе Ангулема и Перигё, а епископом Ангулема назначил Оливу 231. 232

В те времена Фредеберт, епископ Франции 233, придя к монастырю святого Епархия, построил там церковь в честь Спасителя; он, однако, не смог поднять тело блаженного мужа, которое хотел перенести в эту церковь. В самый день освящения он по совершении богослужения почил благой смертью в Господе перед алтарём Спасителя, и был погребён там перед алтарём епископом Оливой.

20. Между тем, когда Карл Лысый ушёл из этого мира 234, вместо него во Франции стал править его сын Людовик Заика 235; и ни один из королей Франции не получал более императорской власти. Тогда баварцы и алеманны поставили себе королём Оттона из их племени; лангобарды также поставили короля из своего народа, сперва – Адальберта, затем – Ардуина; а римляне возвели на престол из числа своих сенаторов Альберика, чей брат Октавиан был поставлен папой. Когда умер король Людовик, вместо него стал править его сын Карл по прозвищу Безрассудный или Младший 236.

В это время, когда Вульгрин умер 3 мая и был погребён возле базилики святого Епархия, через пять лет после него окончил свои дни епископ Олива, а ещё через три года окончил жизнь Анатолий, поставленный епископом вместо него. Вульгрин же часто страдал из-за многочисленных схваток с норманнами, и по этой причине построил замки Марсийак и Мату, чтобы они были оплотом против язычников. В Марсийак он послал Роберта, знатока законов, и вместе с ним – Рамнульфа 237, которого назначил виконтом. У этого Рамнульфа было три сына: Ламберт, Арнольд и Ульрих. Вульгрин же оставил своим сыновьям: Альдуину – Ангулем, а Вильгельму – Перигё и Ажен, который занял на основании прав сестры Вильгельма Тулузского, на которой был женат.

Тогда франки сговорились против Карла Младшего 238, свергли его с трона и возвели на престол Одо 239, герцога Аквитании. [Этот Одо был сыном Раймунда, графа Лиможа, и его сперва поставили королём в Аквитании, в Лиможе; монету этого города он приказал чеканить со своим именем, тогда как прежде её чеканили с именем Карла. Своим заместителем в этом городе он поставил Фульхерия, искусного мастера по дереву; Лиможем он управлял через виконтов, и точно так же – Буржем; на второй год его поставили королём во Франции]*.

В это же время Рудольф 240, король Бургундии, с сильнейшим иноземным войском прибыл в Лимож [по просьбе короля Одо; ибо он защищал Францию]*; и собрались против него неисчислимые полчища норманнов; вступив в битву в месте под названием Ad Destricios 241, язычники были разгромлены вплоть до уничтожения и, бежав оттуда 242, никогда более не смели приходить в Аквитанию. Рудольф же, воздав хвалу Богу, из любви к которому положил свою душу, с великим триумфом вернулся домой 243. Норманны, возвратившись, обнаружили землю, оставленную жителями, и устроили себе резиденцию в Руане во главе со своим князем Розом 244. Последний, став христианином, приказал обезглавить перед собой множество пленных в честь тех богов, которым поклонялся. И он же раздавал по христианским церквям несметные груды золота в честь истинного Бога, во имя которого он принял крещение.

Текст переведен по изданию: Ademari historiarum libri III. MGH, SS. Bd. IV. Hannover. 1841; Ademar de Chabannes. Chronique. Paris. 1897

© сетевая версия - Strori. 2013
© перевод с лат., комментарии - Дьяконов И. В. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Germaniae Historica. 1841