Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Www.1001bilet.ua/356-koncert_keiko_matsui_kiev_31_2011.html

www.1001bilet.ua/356-koncert_keiko_matsui_kiev_31_2011.html

1001bilet.ua

АХМЕД ИБН ЛЮТФУЛЛАХ

(МУНАДДЖИМ-БАШИ)

«ДЖАМИ’ АД-ДУВАЛ»

ИБН АЛ-АЗРАКА АЛ-ФАРИКИ

ИЗ

«ИСТОРИИ МАЙЯФАРИКИНА»

До второй половины XIX в. историческая наука располагала весьма скудными сведениями о династии шаддадидов, правивших в Арране в 951-1075 гг. 1

Сведения о шаддадидах до этого времени ограничивались в основном отдельными, разрозненными данными, содержащимися в некоторых арабских, персидских, армянских и других источниках 2.

Известный прогресс в деле изучения истории шаддадидов наметился после 1285/1868 г., когда в Константинополе был издан трехтомный «Сахаиф ал-ахбар», представляющий собой перевод с арабского на турецкий язык «Джами’ ад-дувал» Ахмеда б. Лютфуллаха (ум. в 1702 г.). На «Сахаиф ал-ахбар» в своих работах опираются, в частности, Захау, Э. Цамбауэр, А. Касрави др. 3

Одной из последних значительных работ, посвященных изучению истории шаддадидов, является исследование [206] известного ориенталиста В. Минорского 4, который в отличие от своих предшественников привлекает к исследованию, наряду с другими источниками, непосредственно арабский текст «Джами’ ад-дувал», справедливо усматривая в «Сахаиф ал-ахбар» лишь сокращенное издание подлинника. Свое исследование В. Минорский снабдил многочисленными комментариями, арабским текстом и переводом IV главы «Джами’ ад-дувал», посвященной непосредственно истории династии шаддадидов.

«Джами’ ад-дувал» — это всеобщая история, написанная, в основном, в стиле средневековых арабских историографов с преимущественным вниманием к истории государей, правителей и других людей из правящих кругов. Сочинение это составлено по династиям и включает три главные части: первая касается истории основателя религии ислама Мухаммеда, вторая — истории так называемых немусульманских династий и третья — охватывает историю так называемых мусульманских династий 5.

Как исторический источник «Джами’ ад-дувал» ценен, между прочим, тем, что его автор, как компилятор, опирается на многочисленные источники 6, в частности, на сочинения авторов, живших несколькими столетиями раньше Ахмеда б. Лютфуллаха, произведения которых, будучи утеряны, остались неизвестны исторической науке.

Среди использованных им сочинений ранних авторов Ахмед б. Лютфуллах упоминает, например, «Тарих ал-Баб ва Шарван» («История ал-Баба и Шарвана») некоего ал-Факиха, относящееся, по его словам, к 500 г. х.

Согласно предположению В. Минорского, ал-Факих, на которого ссылается Ахмед б. Лютфуллах, написал свое сочинение, по-видимому, приблизительно в 468/1075г., о чем свидетельствует тот факт, что даваемые им сведения о шаддадидах, ал-Бабе и Шарване кончаются 468/1075 г. К тому же в упомянутом сочинении ничего не говорится о шаддадидах, правивших впоследствии в Ани. Во всяком случае автор «Тарих ал-Баб ва-Шарван» был близко знаком с историей шаддадидов и правителей Аррана, о чем несомненно свидетельствуют его сведения об этой относительно небольшой династии средневекового Азербайджана.

Что касается автора «Джами’ ад-дувал» Ахмеда б. Лютфуллаха, прозванного Мунадджим-баши («Глава [207] астрономов»), то он родился в Турции в первой половине XVI в. В 1078/1667 — 8 г. стал придворным астрономом (мунадджим-баши). В 1099/1687 г. был сослан в Египет, откуда он перебрался в Мекку, где стал шейхом. Мунадджим-баши побывал также и в Медине. Умер в 1113/1702 г. 7.

Дата написания им «Джами’ ад-дувал» неизвестна.

Ниже предлагается вниманию читателя перевод, осуществленный нами с арабского текста IV главы «Джами’ ад-дувал», который помещен в “Studies in Caucasian History” В. Минорского. К переводу прилагается также и фотокопия этого текста.

* * *

Несомненный интерес для историков представляет также и следующий отрывок, переведенный нами из сочинения арабского историографа XII в. Ахмеда б. Юсуфа б. Али ибн ал-Азрака ал-Фарики «Тарих Майяфарикин» («История Майяфарикина»). Этот отрывок, хотя непосредственно и не относится к истории Азербайджана, содержит, однако, ряд ценных сведений о Грузии, в частности, о Тифлисе, судьбы которого в XII в., в период, описываемый в настоящем отрывке, тесно переплетались с событиями соседних стран, особенно Азербайджана.

Ибн ал-Азрак писал свое сочинение немногим позже 572/1176 г. 8 До 548-9/1153-4 г. он в течение некоторого времени находился на службе у царя Георгия Димитрия (1125-1156 гг.). В 548/1153 г. Ибн ал-Азрак посетил Тифлис и был лично свидетелем развернувшихся там в то время событий.

Сочинение Ибн ал-Азрака, сохранившееся в двух вариантах, находится в Британском музее. По словам В. Минорского, оба варианта содержат много неточностей и расходятся между собой 9.

Впервые подробное описание этого исторического источника осуществил английский историк X. Ф. Амедроз 10.

Научно-критический текст сочинения Ибн ал-Азрака пока не издан, хотя отдельные места из этой книги временами и [208] были введены в научный обиход 11. Одной из последних работ, связанных с сочинением Ибн ал-Азрака, является упомянутая статья В. Минорского в BSOAS (vol. XIII, part I) за 1949 г. В ней же автор, пользуясь обоими вариантами этого сочинения, дает свой перевод на английский язык отдельного отрывка касательно Майяфарикина. Статья эта опубликована без приложения арабского текста.

При осуществлении своего перевода мы пользовались, главным образом, тем отрывком из текста «Тарих ал-Майяфарикин», который помещен в хрестоматии советского арабиста Г. В. Церетели 12. Этот текст и прилагается к переводу.

А. Дж. Мамедов


АХМЕД ИБН ЛЮТФУЛЛАХ

(МУАДДЖИМ-БАШИ)

«ДЖАМИ АД-ДУВАЛ»

(глава IV)

О ШАДДАДИДАХ — ПРАВИТЕЛЯХ АРРАНА 13 И НЕКОТОРЫХ ЧАСТЕЙ АРМЕНИИ

1. Их десять человек. Я думаю, что они из курдов. Их столица — Дабиль, позднее Джанза. Начало их появления 340/951 год, крушения — 468/1075 год. Продолжительность их эмирства — 128 лет.

2. Что касается Аррана, то это известная страна, (которая) граничит на юге с Азербайджаном, с запада его опоясывают границы Армении, а с востока и юга — Азербайджан, с севера — горы Кабка. [209]

Столицы (главные город) его:

город Нашава, он же Накчуван, пятого климата: долгота 78°, широта — 42°;

Баб ал-абваб, (который) называется в наше время Баб ял-хадид (железными воротами); это обширное место с самостоятельными правителями: долгота — 78°, широта — 41°, говорят также — 48°.

Главные города его (Аррана) (также): Гянджа в пятом климате; долгота ее — 74°, широта — 48°.

Среди известных городов Аррана: Тифлис, Шамкур, ал-Байлакан, Сарир-Аллан. Это обширная область, на землях (которой) проживали лакзы. «Лакз» также название горы.

Что касается Армении — разрешается сократить долготу в четвертой букве «и», — то она независимая страна с плодородной землей. С западной стороны с ней граничит страна армян, с востока и юга (проходят) границы Аррана, Азербайджана и некоторых частей ал-Джазири, а на севере — некоторые земли Аррана. Горы преобладают в ней.

Она (делится) «а три части:

Одна включает Каликалу, Шимшат и то, что между ними. Вторая — Джурзан, город Баб-Аллан и то, что между ними. Третья — Барда’у ал-Байлакан и Баб ал-абваб.

Некоторые делили ее на четыре части:

Первое деление ее: от Байлакана до Шарвана и то, что между ними. Второе — Тифлис, он же Джурзан (Грузия), Баб-Фирузабад и ал-Лакз Третье — ас-Сирджан, Дабиль (Двин) и Нашава, а четвертое — близ Хисни Зияд, он же называется Харт-бард, (включает) Хилат, Арзан ар-Рум и то, что между ними.

В прошлом и каждом из них правил один эмир, самостоятельный в своих делах.

Некоторые из них (эмиров) — из мусульман, некоторые - из армян и стран язычников.

Между Румом и Арменией — город Кастамуния, он же Касламуния, Синуб, Самсун и Тарабезун — гавань ее на море Бунтус. Известные ее города: Арзинджан, Муш, Арзин, Малазджирд, Битлис, Ахлат — разрешается также ощущение начальной хамзы — Арджиш, Вастан, а Шарван, по словам ибн Саида, — (часть) Аррана.

Дабиль — один из городов Армении, климат четвертый, долгота — 72°, широта — 38°. Это большой город. В нем много христиан, и мусульманская мечеть — рядом с христианской церковью. Как говорят, это самый лучший и ценный из городов (Армении), он — резиденция государей.

Городами Армении (являлись) также: город Давин, на рубеже четвертого климата, долгота — 72°, широта — 39°, [210] из него происходят эйюбидские государи; и город Ван, долгота — 48°, широта — 38°.

3. Первый шаддадид — это Мухаммед ибн Шаддад ибн Куртак. Причиной его появления и правления было то, что, когда Салар Марзбан ибн Мухаммед ибн Мусафир был пленен у ворот Рея в 327/948 году и оставался в плену и заключении около четырех лет, государство Азербайджана пришло в расстройство, и каждый, кто (возглавлял) племя или род, захватывал какую-нибудь землю этой страны. (То же) удалось также и Мухаммеду ибн Шаддаду в городе Дабиле. Жители сдали ему этот город, чтобы защитить свое имущество и своих жен и обезопасить себя от преступников и смутьянов из Дейлема и им подобных. Таким образом, Мухаммед ибн Шаддад овладел им (городом) приблизительно в 340/951 году и оставался там с небольшим отрядом (людей) своего дома, племени и приверженцев.

4. Салар Ибрахим ибн Марзбан замещал своего отца, находящегося в заключении, в некоторой части Азербайджана. Когда дошла до него весть (о Мухаммеде), он отправил (человека) к властителю Дейрмуса и посоветовал ему сразиться с ним (с Мухаммедом), окружить и изгнать его из Дабиля.

И этот послушался того, что он ему посоветовал. Этот неверный собрал крупное войско из армян, лакзов и других неверных и двинулся против Мухаммеда ибн Шаддада. Весть (об этом) дошла до последнего, и он призвал свой народ (на помощь). Люди приняли меры для ведения войны и оказания сопротивления и, уповая на аллаха, вышли из города. Они встретились с этими проклятыми между реками Араксом и М. н. с. ммуном и вступили с ними в жестокий бой; мусульмане победили, а неверные потерпели поражение. Из них спаслись лишь те, которые скрылись в чаще лесов. Мухаммед ибн Шаддад вернулся в город Дабиль победителем и потребовал от жителей города помощи для устройства места близ города, где бы могли найти убежище его родичи и дети, ибо он боялся за них из-за лакзов.

Горожане помогли ему в этом, и он построил с их помощью одну крепость, которую назвал Телл Хасли, и перевел туда свою семью. Она (крепость) — на расстоянии звука голоса от города Дабиля.

Весть (об этом) дошла до Салара Ибрахима ибн Марзбана, находившегося в Ардебиле; он послал крупное войско из различных людей Дейлема, курдов и пехотинцев Тарома. И эти двинулись к воротам Дабиля, Мухаммед ибн Шаддад встретил их и дал им сильный отпор. И когда сражение усилилось, жители этого города не выдержали, предали Мухаммеда и оставили его с небольшой (кучкой) его [211] приближенных. Когда Мухаммед увидел их бегство, сам тоже скрылся ночью в своей крепости. Он велел им (своим людям) выйти из крепости и с ними взял направление в сторону Армения, оставив Дабиль его жителям, пока они не потерпели всяческих бед от Дейлема. Тогда они послали несколько человек из среды знати к Мухаммеду ибн Шаддаду просить у него извинения, пригласить его вернуться в их город и дать ему клятву относительно повиновения, покорности и неповторения больше предательства. Они (посланники) прибыли и сказали ему все (необходимое), пока не успокоилось его сердце по отношений) к ним (жителям города). Он вернулся с ними (посланниками) в Дабиль. Он устроил их (жителей) дело, отвел от них вредительство язычников и преступников, привел в порядок положение города и его жителей. Мухаммед ибн Шаддад прочно стал у власти в городе и в правлении делами его жителей.

5. В области Джурзан (Грузия) и других частях Армении был царь по имени Ашот ибн ал-Аббас, прозванный Шаханшахом.

И вот подсказала ему душа окружить Дабиль и воевать с его жителями. Он собрал своих воинов из числа армян, лакзов и прочих неверных и с тридцатью тысячами воинов двинулся в направлении на Дабиль й остановился недалеко от него в местности под названием Наврд. Он разослал своих воинов жечь хлеба и разрушать деревни. Весть об этом дошла до Мухамеда ибн Шаддада, (пребывавшего) в неведении с небольшим отрядом из своего рода и сторонников. Тогда он пошел на хитрость для отражения этого сильного противника: велел всем мужчинам и юношам в городе садиться ка животных — ослов, коров, лошадей и мулов, — выйти в таком виде из города и остановиться недалеко от города так, чтобы противник видел многочисленность их, услышал их крики и их такбир (Такбир — военный арабский клич перед атакой, гласящий «аллах акбар!» («Велик аллах!)) до тех пор, пока Мухаммед не даст им знака о выступлении и продвижении. Так и поступили. Сам же он с группой всадников и храбрецов отправился на разведку к противнику. А тот (пребывал) в неведении, рассеявшись в поисках тенистых мест из-за сильной жары, и ничего не чувствовал, пока мусульмане не напали на него как разъяренные львы, рубя его со всех сторон своими мечами. И когда сражение усилилась, Мухаммед ибн Шаддад дал знак людям, находившимся близ города, те издали громкий крик и встали на виду у противника. Когда враги увидели издали эту черную массу, похожую на гору, она показалась им более [212] многочисленной, чем песок. И с помощью и при содействии аллаха, враги обратились в бегство.

Когда, в 342/953 году Салар Марзбан избавился от заключения и зла Дейсама ал-Курди, то в, 343/954 году послал отряд из жителей Дейлема для окружения крепости Дабиля и изгнания из нее Мухаммеда ибн Шаддада. Дабильская крепость до сих пор находилась в руках группы людей из Дейлема. И когда войско Марзбана осадило Дабиль, дейлемиты, находившиеся в крепости, предали Мухаммеда ибн Шаддада и через малые ворота впустили часть войска. Они хотели неожиданно напасть на Мухаммеда, его семью и сторонников. В этом с ними была заодно и часть горожан из-за жажды к его имуществу.

Когда Мухаммед почувствовал это, он собрал своих домочадцев и близких приверженцев, и они увезли все, что можно было увезти. Затем они вместе пришли к одним из ворот крепости, известным под именем Баб ал-макабир (кладбищенские ворота) и нашли их запертыми. Ключа же у них не было. С ним (Мухаммедом) находился его племянник по имени С.рфун ибн Иса, отличавшийся своей храбростью и благородством. Он обнажил свой меч, ударил им по замку и разбил его. Они открыли ворота и вывели оттуда своих родственников, детей и вещи; в эту же ночь перешли реки Араке и М.н. с.ммун и нашли убежище у властителя Асфурджана. Затем Мухаммед ибн Шаддад оставил всех, кто был с ним из его родичей и его детей, у властителя Асфурджана после того, как получил от него гарантию. Он отправился к царю Рума просить у него помощи для возвращения Дабиля и завоевания его. Он остался у него некоторое время, но не смог, из-за встретившихся препятствий, добиться того, к чему стремился, и в 344/955 году вернулся обратно на свое место и встретил свою семью, детей и родню в Асфурджане. Затем застала его смерть в 344/955 году и он ушел его (аллаха) путем.

7. Он оставил после себя трех сыновей; ал-Лашкари Абу-л-хасана Али, ал-Марзбана и ал-Фадла., Когда умер Мухаммед ибн Шаддад, его место в отправлении дел его племени в 344/955 году занял его старший сын ал-Лашкари Абу-л-хасан Али ибн Мухаммед ибн Шаддад. В том же году ал-Лашкари отправился к владетелю Дейр-зура и пробыл у него в течение длительного времени, пока не настал 354/965 год, в котором он отправился к владетелю Дейр-зура, пробыл и у него некоторое время 14. Брат его, ал-Фадл ибн Мухаммед, отправился к Надже ас-сейфи, слуге Сейф ад-даули [213] ал-Хамдани, назначившего его (до этого) правителем Дияр-бекра. И он (ал-Фадл) пробыл у. него (у слуги) некоторое время, увидев с его стороны то, что удовлетворило его. Затем Сейф ад-дауля изменился к слуге, к этому Надже, заподозрил его в чем-то и сместил его в 356/967 году с правления. Тогда ал-Фадл ибн Мухаммед возвратился к своим братьям — ал-Лашкари и ал-Марзбану, но остался у них недолго, решившись уйти и направиться к другим, кроме них, владетелям окрестных мест. Они же (братья) настойчиво предлагали ему остаться у них. Тогда у него вырвалась клятва о том, что он не будет служить идолопоклонникам и будет жить лишь в мусульманских странах. После этого он выступил вместе с приверженцами, намереваясь добраться до столицы Салара Ибрахима ибн ал-Марзбана. Он прибыл в город Джанзу и остановился у ворот его с людьми и слугами своими и теми из его спутников, которые присоединились к нему.

(В то время) им (городом) от имени Салара Ибрахима правил некто по имени Али ат-Тази. Он одобрил его (приход), оказал ему почет и обошелся с ним любезно. Он обещал ему написать Салару и сообщить ему о его (ал-Фадла) положении, чтобы тот назначил ему содержание из (доходов) городских ворот с тем, чтобы он (ал-Фадл) защищал его (город) за его (стенами) и положил конец бедам, творимым ворами, преступниками и особенно сиявурдийцами.

(К этому времени) у ворот этого города скопилось много людей, известных под именем ас-Саририйя. Среди них было множество всадников, превышавшее четыреста человек. Эти водились с сиявурдийцами и смешивались с ними. Они обосновались на побережье Курра и, будучи защищенными чащей лесов, увозили хлеба этих деревень, совершая на них набеги. Поэтому-то этот правитель обратился за помощью к ал-Фадлу ибн Мухаммеду для того, чтобы отогнать и разгромить их, как только он найдет возможность. И случилось так, что, когда они принимали эти меры, вдруг раздался в городе крик о том, что они (грабители) пришли в деревню Сурмин в предположении (найти) в ней (много) зерна, и народ взялся за оружие и выступил из Джанзы. Тогда ал-Фадл сел на коня со своими приближенными и направился к ним (к грабителям), дал им сильный бой и обратил их в бегство. Затем шаддадиды сели им на плечи (преследовали их), и вернулись невредимыми. И когда горожане увидели воочию сделанное им, они прониклись к нему уважением и все больше и больше стали верить ему.

Ал-Фадл оставался (здесь), пока не настал 359/969 г. В том году ал-Фадл реши и направиться в Азербайджан. Тогда главари Джанзы пришли к нему и сказали ему: «Не будь [214] неразумным, эмир, останься здесь, да пошли за братом своим ал-Лашкари, дабы этот город был сдан (ему), и он оставил службу у неверных. Й мы были бы тогда в безопасности — с божьей и вашей (помощью) — от беды этих злодеев». Он взвесил в своей душе то, что услышал, и только сердце его было свидетелем этому. Затем он отправил (гонца) к своему брату ал-Лашкари, пригласил его, ознакомив его с высказыванием людей, чтобы отстоять Джанзу для них. Когда ал-Лашкари получил это известие, он ничего не сделал, ибо он относил своего брата к числу людей злополучных, непредприимчивых. Тогда для приглашения своего брата ал-Фадл пустил в ход хитрость: он послал своего слугу к брату ал-Лашкари сообщить ему о том, что ал-Фадла постигла болезнь, из-за которой он не может ехать. Тогда ал-Лашкари тут же сел на коня и поехал со слугой. Слуга прибыл и сообщил ал-Фадлу о том, что ал-Лашкари остановился в такой-то деревне. Он (ал-Фадл) тотчас сел на коня и встретил своего брата ал-Лашкари. Они обнялись и заплакали. Затем упрекнул его ал-Лашкари, говоря: «Слава аллаху, ты здоров. Так что же побудило тебя к тому, что ты сделал, причинив боль нашим сердцам?». Тогда ал-Фадл ответил ему: «Брат мой, эмир! Разве не настало для тебя время гнушаться службой у этих землепашцев — неверных, дневать и ночевать с этими свиньями, слышать вместо азана церковный звон? Вот этот город население сдает нам целым и невредимым с согласия его жителей». Тогда ал-Лашкари упрекнул его за это и сказал: «Ты, брат, ведь знаешь, что сделал наш отец в городе Дабиле, и вот уже 20 лет, как мы странствуем, ни одно место нас не, принимает, и жизнь нам не красна ни на время. Если мы войдем в этот город, то его владетель пойдет на нас, окружит и нажмет на нас — а нас всего лишь небольшой отряд, — так кто же спасет нас из его рук? Не подумать обо всем — значит обмануться, и не всякое мнение в подобных обстоятельствах правильно. Мы уже проучены, хватит с нас и того, что было». Ал-Фадл сказал: «Человек должен добиваться высоких целей, и если он добьется своих целей, то завладеет тем, что он пожелал, если же его шаги окажутся недостаточны для них (целей), то нет ничего зазорного для него в том, что стремился к ним и желал их».

8. Ал-Лашкари одобрил эти слова и мнение своего брата и удовлетворил его просьбу. Тогда ал-Фадл вернулся к воротам Джанзы с тем, чтобы собрать ее население и повторить клятву.

Ра’ис этого города был известен под именем Юсуфа ал-Каззаза (торговца шелком). Он (ал-Фадл) вызвал его и тех из них (жителей), кто следовал за ним. Они вдвоем [215] заключили между собой соглашение об отношении между ними обоими. И они все поклялись в том, что, как только со стороны ал-Лашкари и ал-Фадла будет замечено какое-нибудь движение в направлении того, на чем зиждется их мероприятие, они откроют городские ворота, схватят городского правителя и сдадут его сами. Когда было достигнуто соглашение между ними относительно сдачи города, Юсуф ал-Каззаз собрал к тому времени удальцов города. И они взялись за оружие, направились в дом правителя, схватили его и открыли городские ворота. Тогда ал-Лашкари вошел в город и вступил на престол этого эмирства в 360/971 году.

Когда Салар Ибрахим ибн ал-Марзбан получил в Ардебиле известие об этом, он направился (сюда) в 361/971 году с войском, осадил город Джанзу и вступил в бой с ал-Лашкари. И между ними произошли битвы и сражения, о которых долго рассказывать. Когда он не добился победы в них, он заключил мир с ал-Лашкари и вернулся от ворот Джанзы в Ардебиль. Ал-Лашкари же установил в стране порядок, устранил из нее смутьянов и изгнал дейлемитов из областей ее. И люди обрели покой благодаря ему. Повысился его престиж, и дело его стало значительным. Ал-Лашкари продолжал расширять свое государство изо дня в день, пока не завладел всей территорией Аррана и некоторыми частями Армении, ведя дела своих подданных наилучшим образом и руководя войском очень умело, пока не наступил 368/978 год, когда ал-Лашкари Абу-л-хасан Али ибн Мухаммед ибн Шаддад скончался в своей столице Джанзе. Продолжительность его эмирства только в собственном племени около 24 лет, затем в том же племени и городе Джанзе и во всех его областях — 28 лет.

9. После него, в 368/978 году у власти в эмирстве стал его брат ал-Марзбан ибн Мухаммед ибн Шаддад ибн Куртак Ал-Лашкари хотел, чтобы эмирство после него перешло к ал-Фадлу ибн Мухаммеду, ибо он любил его и отдавал ему предпочтение в отношении разума перед своим братом ал-Марзбаном. К тому же он был причиной овладения страной. Однако войско и население склонялись на сторону ал-Марзбана. А мать их любила ал-Фадла и склонялась на его сторону, но ал-Марзбан ульстил ее и выпросил ее согласия. И ал-Марзбан занял место своего брата в эмирстве.

Вследствие недостаточной разумности его и плохого управления при нем произошли беды и сражения. Ал-Марзбан оставался на эмирстве, пока не наступил 374/984 год. В том году их приближенные вызвали между ним и его братом ал-Фадлом ибн Мухаммедом такую (вражду), что тот решит убить ал-Марзбана. И случилось так, что однажды ал-Марзбан поехал на охоту. И по воле случая рабы его разошлись в [216] поисках газелей. Тогда выступил против него его брат ал-Фадл. Он обнажил свой меч и стал наносить по голове ал-Марзбана удар за ударом, пока не убил его, и тот свалился мертвым со спины своего коня.

Продолжительность эмирства ал-Марзбана — 7 лет.

10. Затем ал-Фадл вернулся в город и послал несколько человек из своих слуг, и те схватили Ширвина — сына ал-Марзбана. Он (ал-Фадл) вошел в город, когда еще жители ничего не знали (о случившемся) и велел запереть (городские) ворота. И так, после убийства своего брата ал-Марзбана, в 375/985 году, на престол эмирства вступил ал-Фадл ибн Мухаммед ибн Шаддад. Он упрочил свое положение в государстве, управлял им наилучшим образом. Затем он направился и овладел городом Барда’ой и Байлаканом в 383/993 году.

В 417/1026 году владетель Афхаза вторгся на территорию Аррана и в течение нескольких дней держал Шамкур в осаде. Тогда ал-Фадл направился к нему с большим войском, вступил с ним в бой, обратил его в бегство, убив из его войска свыше десяти тысяч человек, и владетель Афхаза вернулся в свою страну разгромленным.

В 418/1027 году ал-Фадл велел построить мост через реку Араке. И это крупный памятник, (оставшийся) от него.

В 421/1030 году ал-Фадл отправил своего сына и наследника Мусу ибн ал-Фадла с войском сражаться в Байлакане с другим его сыном Аскуей, который восстал против своего отца и брата и, собрав войско, хотел выступить против своего отца. Тогда отправился Муса и призвал русов на помощь против своего брата, так как отряд их (русов) приблизительно на тридцати восьми судах вступил в страну Шарван. Владетель Шарвана Манучехр воевал с ними. Манучехр (запрудил) Араке, чтобы помешать им подняться (по реке). В результате затопило некоторую часть мусульман. Муса ибн ал-Фадл высадил их (русов) и дал им много вещей. Он повел их на Байлакан и с ними взял его. Захватил своего брата Аскари и убил его. Затем русы покинули Арран, (направляясь) в Рум, и присоединились там к русам же.

В 422/1031 году, в субботу, в праздник принесения жертв, эмир ал-Фадл ибн Мухаммед ибн Шаддад скончался. Продолжительность его эмирства — 47 лет.

11. Затем эмирством править стал его сын и наследник Абу-л-фатх Муса ибн ал-Фадл ибн Мухаммед ибн Шаддад в зу-л-хиддже 422/ноябрь 1031 года. В этом году вновь пришли русы. Тогда он пошел на них, сразился с ними у Бакуйе, вытеснил их из страны, убив из них многих [217]

В 425/1034 году на Абу-л-фатха Мусу напал его сын ал-Лашкари Али ибн Муса и предательски убил его в 425/1034 году. Таким образом, эмирство его длилось 3 года.

12. Затем в 425/1034 году в эмирство вступил его сын — убийца ал-Лашкари Али ибн Муса ибн ал-Фадл ибн Мухаммед ибн Шаддад. Он был мерзким и маловерующим человеком. Он женился на наложнице своего отца. Дни его эмирства были днями смут: не было покоя ни ему, ни подданным от набегов ал-гузов и других врагов. Он переходил из крепости в крепость и при силе и при слабости, пока не умер в 441/1049 году. Продолжительность его эмирства — 15 лет.

13. На его место поставили его сына Ануширвана ибн ал-Лашкари Али- Его дела же вел Абу-Мансур, его хаджиб. Он договорился с военачальниками и приближенными относительно того, чтобы покинуть крепости, (построенные) против неверных: крепость Татиян, Муджканк и ал-Байда’у (Белую), (построенную) из-за властителя Шаки, крепость Каристан, (построенную) против давудидов, крепость Кардмелан, (построенную) из-за афхазов, и ал-Рустак, (построенный) из-за Рума, с тем, чтобы препятствовать их домогательствам в отношении Аррана, ибо они зарились на него из-за слабости ал-Лашкари и малолетства его сына Ануширвана. Когда ра’исы узнали об этом решении Абу-Мансура и других военачальников, они собрались у ал-Хасана ибн Меймуна ал-Баи — ра’иса дубильщиков в войсковом лагере (близ Шамкура) и посовещавшись между собой, заявили: «Если эти крепости и (их) области попадут в руки неверных, то тогда пропадет и этот город. И нам останется уйти из него всем, с семьями и детьми. Мы не вынесем такого унижения».

Люди, (находившиеся) в крепости, почуяли беду- В ней (крепости) находился хаджиб Абу-Мансур. Он пригласил к себе ал-Хейсама. Затем хаджиб велел запереть городские ворота. Кахтан и ал-Хатиб скрылись. Из ра’исов остался один ал-Хейсам со своими слугами- Приверженцы хаджиба окружили его, чтобы захватить его, но ал-Хейсам и его слуги спешились, отточили свои кинжалы и с боевым кличем Аб-ул-асвара Шавура ибн ал-Фадла открыли городские ворота. Тогда показались Кахтан, ал-Хатиб и другие ра’исы и назначили правителем страны Абу-л-асвара Шавура ибн ал-Фадла ибн Мухаммеда ибн Шаддада в 441/1049 году — спустя два месяца после правления Ануширвана.

14. Первым делом он вторгся в Шамкур и упрочил его положение, затем направился в Джанзу, вступил в нее. Он охватил (своей властью) всю территорию Аррана и его крепости. Он захватил Ануширвана, хаджиба Абу-Мансура, его братьев и их детей. Их называли и сыновьями [218] Абу-Хейсама ал-Катиба. Они были сановниками династии шаддадидов. (И вот) Абу-л-асвар захватил всех их и воскресил имя династии, после того, как она была так близка к гибели; она обрела силу, были упорядочены дела подданных и войска. Затем в 445/1053 году он направился и силой взял крепость Басру у грузин, укрепил ее людьми, провизией и оружием. В том же году он направил своего сына Абу-Насра Искендера ибн Шавура в город Дабиль и передал ему области его.

В 454/1062 году к нему прибыла группа благородных Тифлиса. Они обратились к нему с просьбой прислать к ним кого-нибудь, которому они сдали бы (тифлисскую) крепость, так как ее владетель Джафар ибн Али уже умер, оставив после себя двух сыновей — Мансура и Абу-л-хейджу, и между ними разгорелась вражда относительно власти в крепости. Жители ее изгнали их обоих из крепости, и вот они, сановники, прибыли к Абу-л-асвару, прося его о том, что говорилось, и о том, чтобы прислать к ним людей, оружия и провизию. Абу-л-асвар хотел было принять это предложение, но его везир Бахтияр ибн Салман удержал его, говоря,- «Аллах откроет тебе всю тифлисскую область, попадет в твои руки целой и невредимой и эта крепость», — затем добавил, — «но это (предложение) явится причиной раздробленности твоих людей и утраты того, что ты имеешь, без пользы». Тогда Абу-л-асвар воздержался от ответа на их предложение и вернул им ключ от крепости. Они возвратились и сдали этот ключ и крепость Ахсартану ибн Гагику, владетелю Шаки, который принял их, дал им хорошие подарки и отпустил их. Затем он продал ее владетелю Рума за большие деньги, и царь Рума немедля направил сюда охрану и снабдил ее людьми, оружием и провизией. Он велел расширить горные дороги, чтобы облегчить неверным переход из нее в страны ислама.

15. В том же 454/1062 году алланы вышли из Баб-Аллана и вторглись на территорию Аррана, убили там много народу и взяли в плен свыше двадцати тысяч человек, в том числе мужчин, женщин, мальчиков и девочек. В 455/1063 году Абу-л-асвар построил вокруг окрестности Джанзы прочную стену и установил в ней крепкие ворота. Вырыл вокруг нее глубокий ров. Джанза стала вдвое (больше), чем была.

В том же году он устремился в страну Шарван и отнял крепость Куйлмиян из рук ее владетеля. Он поместил в ней своего наместника и своих людей. Затем направился и осадил город Шарван. Шарванцы сразились с ним, но потерпели от него поражение. Он преследовал их (сел им на плечи), убил многих из них и взял в плен их благородных числом свыше пятидесяти всадников из среды героев лакзов и именитых людей Куварвата. Он завладел всем, что (имелось) в их лагере [219] из лошадей и обозов. Затем, из него (Шарвана) он перешел к воротам Бариди, разбил (там) свой шатер и силой взял в плен его дочь, жену (покойного) Салара, владетеля Шарвана, со всеми имевшимися у нее богатствами и лошадьми. Затем он вернулся в Арран, но в месяце раджабе того же года возвратился в Шарван, сжег хлеба и деревни и вернулся обратно. А в 456/1066 — 7 году он вновь направился в Шарван, занял К. р. и Катран, взял Хамвар. Курдское население примкнуло к нему и со своими семьями перешло через К. р., (добиваясь) его милости. Затем он вернулся оттуда в свою резиденцию. Потом между ним и правителем Шарвана был заключен мир в месяце раджабе того же года. Он возвратил ему крепость Куйлмиян после того, как получил от пего сорок тысяч динаров.

16. В 457/1065 году султан Алп-Арслан ас-Сельджуки напал на Армению и Рум. Он занял много крепостей и передал их Абу-л-асвару, владетелю Аррана, чтобы тот прибавил их к своему государству, так как они примыкали к его стране.

В том же месяце раджабе 457/июнь 1065 года Абу-л-асвар собрал свое войско, двинулся и вступил в Армению и Рум. Затем направился в 'пограничную область Ани, вступил туда и исправил, что было там в беспорядке. Он назначил в нем (Ани) своих наместников и снабдил его оружием, провизией и людьми. Затем он вторгся на территорию Рума и совершил набег на нее. Недалеко от Ани он захватил укрепленную крепость и ввел туда свою охрану и своих надежных людей. Затем он свернул в сторону и спешился у ворот, крепости Веджни. Это прочная неприступная крепость, (одна) из лучших крепостей армян. Он разбил свой лагерь около нее, взял ее силой и поместил там верных себе людей. Затем отошел, возвращаясь в Джанзу.

Когда он пребывал в ней, отпустив войска по домам алланы с большими силами вышли из Баб-Аллана в месяце зу-л-ка’де и перешли (границы) Шаки и Хазрана. Затем они все вместе с шакинцами-неверными вторглись на территорию Аррана. Они рыскали по ней, совершали яростные набеги, убийства и грабежи на ее равнинах и горах, не встречая препятствия. У входа в пограничную область Шамкура они убили свыше двухсот человек добровольцев-воинов за веру. Они совершили набег и на ворота Джанзы и убили всех, кого нашли в ее поселениях. Абу-л-асвар со своими военачальниками находился в Джанзе, но они не осмелились показаться им и сразиться с ними. Затем проклятые (враги) направлялись в Барда’у и остались у ее ворот три дня. Они совершали набеги на ее области и перешли их (границы) пока не дошли до Ханакина близ реки Аракса. Из страны Аррана они взяли в плен много [220] народу — неисчислимое количество мусульман и их союзников (по договору).

В 459 году в среду, седьмого числа месяца зу-л-кады среда 19 ноября 1067 скончался эмир — борец за веру, Абу-л- асвар Шавур ибн ал-Фадл ал-Кази в городе Джанзе и был похоронен в соборной мечети.

Продолжительность его правления всем Арраном и некоторыми частями Армении — 18 лет, до этого он (правил) некоторыми частями страны 28 лет. Таким образом, продолжительность его правления в целом 46 лет.

17. Он оставил после себя из сыновей пятерых: ал-Фадла, Ашота, Искендера, Манучехра и ал-Марзбана и одну дочь. Еще при жизни он назначил своим престолонаследником старшего из своих сыновей — ал-Фадла и велел своим детям, всем шаддадидам своего племени, а также войску и подданным принести присягу на верность ему. Когда он покончил свой жизненный срок, на его место на престол эмирства посадили Абу-л-фадла ибн Шавура ибн ал-Фадла ибн Мухаммеда ибн Шаддада и вновь принесли присягу на верность ему. Братья были довольны им. Подчинилось ему и его племя. В его подчинение вошли войско и подданные. В том же 459 году в месяце зу-л-хиддже /октябрь — ноябрь 1067 султан Али-Арслан вступил в страну Аррана, ал-Фадл ибн Шавур встретил его с покорностью и рабским послушанием, вручил ему ключи от своих сокровищ и уступил ему все, что имелось у него из сокровищ. К нему приехал также и владетель Шарвана Фарибуз ибн Салар с подарками и (предложением) своих услуг. В месяце мухарраме 460 /ноябрь 1067 года султан предпринял набег на страну Шаки и Джурзан, затем — на страну афхазов, совершая много убийств, беря много пленных и добычи. Он захватил (много) крепостей в стране неверных. Затем, при своем возвращении захватил Мансура и Абу-л-хейджу — владетелей Тифлиса, а пограничную область Тифлиса передал ал-Фадлу ибн Шавуру. В месяце рамадане того года /август 1068 ал-Фадл направился в пограничную область Тифлиса и оттуда совершил набег на территорию Афхаза. Когда наполнились руки мусульман добычей, афхазы заняли горные перевалы (на их пути) и сразились с ними. В результате мусульмане обратились в бегство. Остался (один) ал-Фадл, владетель Аррана, с небольшим отрядом храбрецов. Обратился в бегство и он после того, как были убиты все те, кто был с ним из его приверженцев. Он сбился с пути и очутился в деревне Ивана ибн Лифарита, одного из батриков Шаки и Джурзана. Он остановился у него на один час. Затем он (батрик) повел его к проклятому Ахсартану ибн Гагику. Когда он (ал-Фадл) остановился у него, тот [221] поступил с ним вероломно: тут же схватил и задержал у себя на несколько дней, а затем передал его владетелю Афхаза.

Когда жители Аррана потеряли надежду на его (возвращение), они на его место посадили на трон эмирства его брата Ашота ибн Шавура ибн ал-Фадла в месяце шаввале 470 /август 1068 года. А в месяце зу-л-ка’де того же года /сентябрь 1068 Савтекин ал-Масс, эмир обоих Ираков, вместе с тюрками вторгся в пределы Аррана. Затем он присоединился к выступлению против неверных. Ал-Фадл ибн Шавур же оставался в плену и заключении у владетеля Афхаза, пока не избавил его аллах всевышний в месяце джумади ал-ахире 461 /апрель 1069 года. Он возвратился в свое государство и вступил на престол эмирства в Джанзе. Продолжительность эмирства его брата Ашота была около восьми месяцев.

Когда ал-Фадл находился в плену, владетель Шарвана нарушил договор и мир и перешел границы Аррана с целью грабежа и набега. И вот ал-Фадл, вновь вступив в эмирство, собрал свои войска и направился в страну Шарвана. Он разбил их на территории Шарвана (на несколько отрядов), которые совершали набеги, поджоги и разрушения. Затем он вернулся в Джанзу. В 463/1070 году с минбаров пограничной области ал-Баба произнесли хутбу на имя ал-Фадла, тогда как до сих пор она произносилась на имя владетеля Шарвана. В 464/1071 году ал-Фадл и владетель Шарвана заключили между собой мир. Затем они оба вместе со своими войсками направились в месяце рамадане /июнь на ворота крепости Балуга, взяли (ее) силой и убили в ней (многих) неверных. Затем они разрушили ее, стерев всякий след.

В 466/1073 году против ал-Фадла выступил его сын Фадлун ибн ал-Фадл ибн Шавур ибн ал-Фадл ибн Мухаммед ибн Шаддад и отнял власть у своего отца. Тогда войско и подданные подчинились ему. Затем он ублаготворил своего отца, выделив ему крепость Чарака и ее область, и он (отец) посвятил себя богослужению.

Продолжительность его эмирства вместе с временем замещения его братом Ашотом, когда он (ал-Фадл) находился в плену, — шесть лет. Фадлун же находился у власти около двух лет без нескольких месяцев. Затем султан Алп-Арслан страну Баб ал-абваб и Арран отдал в надел самому старшему из своих военачальников и самому видному из своих слуг Савтекину. И этот направился туда вместе с войском, состоящим из тюрок, в 468/1075 году. Фадлун отказался сдать ему страну, тогда Савтекин двинулся против него. Узнав о своем бессилии в деле сражения и отпора, Фадлун сдал столицу Джанзу и другие части страны Аррана наместникам султана. И обосновались тюрки в стране Аррана — на ее [222] равнинах и горах, во всех ее провинциях и крепостях. И с этого времени прекратило свое существование государство шаддадидов. В руки тюрок попали все их сокровища и казнохранилища.

Продолжительность их эмирства 128 лет, если считать началом появление Мухаммеда ибн Шаддада ибн Курта ка и взятие им Дабиля в 340/951 году. Если же принять за начало взятие Джанзы со стороны ал-Лашкари в 360/970 году, то продолжительность их эмирства 107 лет. Ал-Фадл ибн Шавур некоторое время находился в осадном положении в крепости Чарака. Затем она была отнята у него. Был схвачен и он. И прекратились сведения о них. И слава тому, чья власть не прекращается (никогда).

_______________________________________________

ИЗ «ИСТОРИИ МАЙЯФАРИКИНА» ИБН АЛ-АЗРАК АЛ-ФАРИКИ

В пятьсот пятнадцатом году 15 12 жители Тифлиса отправили Наджм ад-дину Ильгази приглашение (прибыть) с тем, чтобы они сдали ему Тифлис. Перед тем он (Тифлис) находился в руках его жителей в течение сорока лет. Обладателями же его в течение двухсот лет были люди (из его жителей) 16, называемые джафаридами (бану Джафар), которые вымерли. Затем власть перешла к его жителям, и каждый месяц правил один из них.

Царь Давуд, царь грузин и абхазов, сильно теснил его (Тифлис). Тогда они (жители) отправились к султану Тогрулу, который находился в Джанзе и Арране. И он им дал наместника (шихне). Все же притеснение их со стороны царя грузин не прекратилось. Тогда они сошлись на том, чтобы платить ему ежегодно десять тысяч динаров и чтобы у них находился наместник только с десятью всадниками. Так они продолжали оставаться в течение некоторого времени. Затеи они отправили Наджм ад-дину приглашение (прибыть). Вместе с ним выступил и Сейф ад-дауля Дубейс ибн Садака ал-Мазйади, который был мужем дочери Наджм ад-дина Гохар-хатун. Соединились же они еще в том году. И вот он выступил с войсками. Его сопровождали кази Элм-ад-дин ибн ал-Джабр(?) и его сын Абу-л-фатх, в настоящее время кази Мардина и везир Таммам ибн Абдун. Так они прибыли в Арзан ар-Рум. Там кази и везир поссорились. А он (Наджм. ад-дин) с войсками направился в Карс и вступил (туда) [223] через Триялис (Триалети). Сосредоточились большие войска: султан Тогрул пришел со стороны Джанзы, а Фахр ад-дин Туган Арслан Горбатый — со стороны Дувина. И двигались войска до тех пор, пока между ними и Тифлисом не остались горы на полдня пути. Царь Давуд выступил с западной стороны, а его сын Димитрий обрушился на них с вершины горы, когда те находились у подножья ее. И там они сошлись в крупном бою. Было убито неисчислимое количество мусульман; потерпело поражение и было взято в плен несметное число мусульман и арабов; они (грузины) захватили у них богатую добычу и до наших дней у них (встречаются) остатки этих пленных. Я сам видел это (поле) битвы, когда в пятьсот сорок восьмом году 17 приехал в Тифлис. Я направился по заданию даря абхазов Димитрия во внутреннюю часть (области) Тифлиса. Мы шли по территории, составляющей семьдесят с лишним дней пути. (Он направился) в Албан и в сторону Дербенда. За несколько дней мы достигли обширного луга у одной горы. У подножья этой горы расположена высокая крепость. И вот царь остановился там. Царь абхазов сказал мне: «Такой-то, в этой крепости (находится) один пленный из взятых у Ильгази. Как только настанет завтрашний день, поднимись к нему, взгляни на него и спроси, откуда он». И вот я решился на это. С наступлением ночи царь получил сообщение о том, что некоторые области восстали против него. Тогда тотчас затрубили в рог похода, и царь двинулся, И бог не определил, чтобы мы встретились с ним.

Когда мусульмане были разгромлены, Наджм ад-дин отправился с Дубейсом во главе двадцати всадников и вернулся в (свою) страну. И все, кто был с ним, ушли, а он вернулся в Майяфарикин. После того, как были разгромлены войска, возвратился и царь абхазов и, остановившись у Тифлиса, осадил его. Затем захватил его мечом и вошел в него в (пятьсот) пятнадцатом году 18. Он подверг его грабежу и сжег большую часть его. После этого он дал пощаду (айан) жителям и отнесся к ним хорошо. Он установил для них условия по их выбору. Он постановил, чтобы в той части, где живут мусульмане, не было свиней, и чтобы их не закалывали среди них. Он выпустил для них монеты с именем халифа и султана на лицевой стороне. Он установил для них азан и молитву (салават). Он поставил условием также, чтобы ни грузин, ни еврей, ни армянин не входил в баню Исмаила, и чтобы в пятницу с минбара молились за халифа и султана и не молились за него с минбара. Он установил плату для грузина [224] (в год пять) 19 динаров, для еврея — четыре динара, а для мусульман — три динара. Он поставил также условием, чтобы кровь того, кто причинит страдания мусульманину, не будет иметь цены для мусульман. Он относился к мусульманам весьма благосклонно и оказывал такое уважение и почет религии. науке и суфизму, какого они не имели и среди мусульман.

Все эти привилегии я видел целиком сохранившимися для мусульман и поныне, когда я пришел к ним в пятьсот сорок восьмом году 20.

В том же году я увидел царя Димитрия, который, прибыв в Тифлис, оставался (здесь) несколько дней- Затем в пятницу он пришел в мечеть, сел на скамью против минбара и хатиба и прослушал всю хутбу. Он оставался до тех пор, пока люди не закончили молиться, а затем вышел. В этот же день он отпустил для мечети двести красных (золотых), динаров. Я видел с его стороны немало почестей по отношению к тем служителям религии, ученым, суфиям, проповедникам и благородным, которые посещали его. Он относился к ним хорошо, с уважением, предупреждал (желания) и одарял их многочисленными подарками.

Как говорят, в пятьсот шестнадцатом году 21 в городе Джанзе произошло землетрясение, часть ее провалилась, и разрушились ее стены. Царь Давуд выступил и устремился к ней. Он взял в плен, много людей из жителей и перевез их на повозках как овец. Он ограбил все, что было в ней. Он привел их (людей) в Тифлис. И жители Тифлиса выкупили большинство из них и отпустили-на свободу.

Когда мы на несколько дней остановились в области Дербенда, царь (т. е. Димитрий) и войско остановились на равнине у гор, я же находился с ними. И вот не прошло и часа, как из этих селений (начали) стекаться в лагерь группы людей. Я увидел одного из них, который проходил мимо меня в том месте, где я стоял, и говорил по-арабски. Я удивился этому и сказал ему: «Откуда ты, юноша: на этой земле я не встречал ни одного обарабившегося». Он ответил; «Из этой деревни» и при этом указал деревню на возвышенности среди гор. Тогда я ему сказал: «Откуда же эта арабская речь?» Он ответил: «Я и каждый, кто там (живет), араб, и мы разговариваем на арабском языке». Я сказал: «Сколько же времени вы находитесь здесь?» Он ответил: «Мы пришли сюда пятьсот лет тому назад, или немногим больше или меньше этого». Я сказал: «Из каких арабов вы?» Он сказал: «Из омейядских, [225] из кинди и других племен, мы смешанные». Я спросил: «Что привело вас к этим местам?». Он ответил. «Не знаю». Я сказал: «Вы, несомненно, из числа убийц Хусейна, из тех, которые обратились в бегство перед ал-Мухтаром ибн Убейдой». Он спросил: «Откуда ты знаешь это?» Я ответил: «По преданию, одна группа из числа убийц Хусейна спаслась бегством в Дербенд». Эта ночь прошла. И на завтра этот человек и группа людей спустилась и пришла ко мне. Мы побеседовали с час. Среди них был один старик по имени Мухаммед ибн Имран. Я начал спрашивать его об их положении в этом краю, и как они засели здесь и не возвратились. Он сказал: «(Этот край) сделался для нас родиной». Я сказал: «Как Вам удалось не забыть арабскую речь?». Он ответил: «Мы завещаем друг другу не оставлять речь на арабском языке. И мы с детства говорим только по-арабски. И ребенок воспитывается на арабском языке». Я спросил: «А как обстоят здесь ваши дела?». Он ответил: «Хорошо, из этой земли нам принадлежит пять фарсахов или около того, и мы сеем то, в чем нуждаемся, и никто нам не мешает. И этот эмир, владетель Дербенда (он имеет в виду эмира Абу-л-музаффара, владетеля Дербенда) 22 в то время, выказывает нам свое уважение, оберегает наши интересы. Таким был каждый правитель. И мы при нем находимся в очень хорошем положении».

Перевод с арабского А. Дж. МАМЕДОВА.


Комментарии

1. В дальнейшем правили в других областях. — Ред.

2. Об этих сведениях говорится в частности в работах: Ch. Frаеhn. Erklaerung der arabischen Inschrift des Eisernen Torfluegels zu Gelathi, Mem. del’Acad. de St-Pet., VI serie, seien, politiques, III, 1836, стр, 531-546; M. Khanykof. Quelques inscriptions musulmanes d’Ani. Bull, de la classe hist, de l'Acad. de St-Pet., t. VI, n. 13-14, 1849, стр. 195; Вrоsset. Histoire de la Georgie, St.-Pet., 1849 -51, и др.

3. Sachau. Ein Verzeichnis Muhammedanischer Dynastien, Abh. Preuss. Akad., 1920, № 1, стр. 14, E. Zambauer. Manuel de genealogie, 1027, стр. 180, Сеййид Ахмед Касрави. Падишахани-гум-нам. Тегеран, ч. III, 1930.

4. V. Minorsky. “Studies in Caucasian History” in the Orientale series of the University of Cambridge, vol.6 (170 — 19 pp.), 1953.

5. Enzyklopedie des Jslam, Bd. III, Leiden-Leipzig, 1937, стр. 780.

6. Hammer. Geschiehte des Osmanischen Reiches, VII, ss. 545-550; перечисляется 72 источника, на которые ссылается Ахмед б. Лютфуллах в вводных главах “Джами' ад-дувал”.

7. Enzyklopedie des Jslam, Bd. III, Leiden-Leipzig, 1937, стр. 779-780.

8. V. Minorsky. Caucasica in the History of Mayyafariqin. Bull of the School of Oriental and African studies, University of London, 1949, vol. XIII, part I, стр. 27.

9. Там же.

10. H. F. Amеdrоz. (gereral account of the History of Mayyafariqin) JRAS., 1902, cтp. 783-812.

11. Cp. M. Canard. Recueil de textes, Alger, 1934 стр. 71-78, 208-210, 257, 276-280, 283-285; C. Cahen, JA., October 1935, стр. 219-276.

12. Г. В. Церетели. Арабская хрестоматия. Изд. Тбилисского гос. Университета им. И. В. Сталина, Тбилиси, 1949, стр. 68-75.

13. Так в тексте.

14. Так в тексте.

15. 1121/2 г. н. э.

16. Так в оригинале.

17. 1153/4 г. н. э.

18. 1118 г. н. э.

19. Скобки в оригинале.

20. 1153/4 г. н. э,

21. 1122/3 г. н. э.

22. Так у автора.

(пер. А. Д. Мамедова)
Текст воспроизведен по изданию: Ахмед ибн Лютфуллах (Мунадджим-Баши) "Джами ад-Дувал"; Ибн ал-Азрака ал-Фарики из "Истории Майяфарикина" // Труды института истории, Том XII. Баку. 1957

© текст - Мамедов А. Д. 1957
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Станкевич К. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Труды института истории. 1957

Www.1001bilet.ua/356-koncert_keiko_matsui_kiev_31_2011.html

www.1001bilet.ua/356-koncert_keiko_matsui_kiev_31_2011.html

1001bilet.ua