Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Купить фрисо

оптом купить фрисо киев

hippopo.com.ua

Купить памперс active baby

срочно купить памперс active baby с доставкой

agusik.com.ua

Ремонт тестоделителей Россия

ремонт тестоделителей Россия

servisremont.com

Tiposdeenergia10.com

Sitio tiposdeenergia10.com tipos de energia

www.tiposdeenergia10.com

АЛ-ОМАРИ

ПУТИ ВЗОРОВ ПО ГОСУДАРСТВАМ С КРУПНЫМИ ГОРОДАМИ

МАСАЛИК АЛ-АБСАР ФИ МАМАЛИК АЛ-АМСАР

(700/1301-749/1349)

Шихаб ад-дин Ахмед ибн Яхья ибн Фадлаллах ал-Омари ад-Димашхи — один из первых авторов характерного для послемонгольского Египта жанра сочинении типа энциклопедий. Принадлежа к высшим чинам финансового ведомства мамлюкского государства, он во время службы в самом Египте и в принадлежавшей тогда мамлюкам Сирии имел в силу своего должностного положения доступ к архивам и мог лично общаться с чиновниками, непосредственно ведавшими сношениями с соседившими с Египтом африканскими государствами. Это обстоятельство делает сообщения ал-Омари о тех или иных африканских народах, как правило, вполне оригинальными.

В главном труде ал-Омари — “Пути взоров по государствам с крупными городами” (“Масалик ал-абсар фи мамалик ал-амсар”) — впервые в арабо-язычной литературе даны подробные описания Эфиопии и Мали к середине XIV в. Причем описания эти основаны как раз на рассказах очевидцев — либо тех, кто длительное время провел в этих странах, либо ведавших приемом гостей из стран, лежавших за Сахарой. Именно это придает рассказу ал-Омари подчеркнуто деловой характер, избавляя его от столь обычных в сочинениях поздних арабских авторов фантастических деталей. Вместе с тем ал-Омари несомненно хорошо знал и труды своих предшественников и пользовался ими, хотя и сравнительно редко.

Отрывки из “Путей взоров по государствам с крупными городами” даются далее по тексту рукописи В 782 ЛО Института востоковедения АН СССР с использованием в спорных случаях также изданий: Youssouf Kamal. Monumerrta Cartographica Africae et Aegypti. Vol. IV. Fasc. II (Leide, 1937) и Ibn Fadl Allah al-'Oman. Masalik el absar fi mamalik el amsar. I. L'Afrique moins l'Egypte. Traduit et annote avec une introduction et 5 cartes par Gaudefroy-Demombynes (P., 1927).


ПУТИ ВЗОРОВ ПО ГОСУДАРСТВАМ С КРУПНЫМИ ГОРОДАМИ

Глава восьмая: о царствах мусульман в ал-Хабаша, а в ней “семь разделов.

Раздел первый — об Ауфате; раздел второй — о Даваро; раздел третий — об Арабабни; раздел четвертый — о Хадья; раздел пятый — о Шарха; раздел шестой — о Бали; раздел седьмой — о Дарахе 1.

Эти семь царств подвластны семи царям; они слабы [341] устройством и малы богатством, народы их разрозненны, а произведения страны малочисленны. И властвует над царями ал-хабаша властитель амхара, да к тому же между ними — религиозная вражда и споры между христианами и мусульманами. И из-за этого каждый из царей — сам по себе, и существо отношений их испорчено. Но рассказывают, что если бы эти семь царей соединились и пришли к единению, то они смогли бы оборониться и выстоять. Однако при всей своей слабости и раздроблении власти они ревниво относятся друг к другу. Есть среди них такие, что обращаются к господину амхара и приносят ему повиновение. И при своем приниженном положении и своей бедности должны они платить властителю амхара каждый год твердые дани льняными и шелковыми тканями и тем, что им привозят из Египта, Йемена и Ирака.

Говорит автор. Факих Абдаллах аз-Зейла'и хлопотал при дворе государя в Каире во время пребывания там послов повелителя амхара о том, чтобы последнему была составлена грамота от патриарха, дабы воздержался тот [повелитель] от своих беззаконий в стране мусульман и прекратил испытания их 2. И повелел им то патриарх и написал красноречивую и убедительную грамоту, в коей выразил порицание этих деяний и запретил их тому, кто их совершает, [сославшись] на пример сообщающих об этом. В этом [рассказе] — свидетельство положения дел. А мы расскажем об их делах отдельно в своем месте.

Говорит шейх Абд ал-Мумин. Протяженность этой страны по суше и по морю, к ней принадлежащему, около двух месяцев пути, а ширина — и того более. По широте, однако, преобладает пустыня. Что же касается обитаемых областей, то их размеры — 43 дня по широте.

В этих семи царствах есть соборные мечети, квартальные мечети и места молений. Там читают хутбу, пятничную службу и общую молитву. Жители соблюдают предписания веры, но у них неведомы Мадраса, ханака, рибат или завийя 3.

У них нет верблюдов. Это жаркая страна, не относящаяся к умеренному климату. Жители ее ближе к светлому цвету [кожи], а их волосы не так курчавы, как у жителей царства Мали с его владениями и у тех, что граничат с юга с Магрибом...

Это страна, которую в Египте и Сирии называют “страной Зейлы”; но Зейла — селение у моря, одно из их селений и их островов, и только название ее распространили на всю страну.

Дома жителей — из глины, камня и дерева; кровли их в виде “верблюжьей спины” и куполов. Селения не окружены стенами и лишены красоты застройки.

Раздел первый: об Ауфате. Факих Абдаллах аз-Зейла'и и те из факихов, кто был вместе с ним, рассказали мне, что царство Ауфат имеет в длину 15, а в ширину 20 дней пути (при обычной скорости). Все это царство возделано и заселено, [покрыто] сплошными селениями; есть в нем и протекающая река. [342]

И оно ближе находится к египетским областям и к йеменскому побережью, нежели все родственные ему царства. Из царств этих Ауфат — самое большое по территории, и в него более всего ввозят товаров из-за близости его к [прочим] странам. Царь Ауфата правит над Зейлой; Зейла же — это название гавани, куда прибывают купцы, [направляясь] в Ауфат.

В это наше время царь Ауфата — шафиит по мазхабу, и шафииты же большинство жителей Ауфата 4. Войско насчитывает 15 тысяч всадников, а за ними следуют 20 тысяч пеших или даже больше. Они ездят верхом на неоседланных лошадях — без седел, только покрывают коней козьими шкурами, [все], вплоть до [самого] царя. Лошади их — арабские, но большей частью жители Ауфата ездят верхом на мулах. И когда царь или эмир у них едет на муле, то знак его сана — [то], чтобы посадил он позади себя на круп мула своего слугу. Но когда едет он на лошади, то никогда никого не сажает 5.

Царь у них называется “кат”. Он повязывает голову шелковой повязкой; середина же головы остается непокрытой. Эмиры и воины подобным же образом обертывают голову повязками из хлопковой ткани. Но шелковой обертывает голову только царь. Таких, кто надевал бы рубаху или [шитую] одежду, мало; а носят они только набедренные повязки. Сословие “господ меча” 6 из числа жителей надевает шаровары, что же касается факихов, то они носят тюрбаны и [шитые] одеяния. Простой же народ носит белые “кавафи” в виде “такийи” 7. Среди факихов и людей состоятельных есть такие, что носят рубахи; однако же подавляющее большинство надевает покрывала, по два у каждого. Одно [он носит] на плечах, перекинув как перевязь, а второе обертывает вокруг пояса 8. Говорят же они по-хабашски и по-арабски...

У них считается знаком почета, чтобы царь или эмир, когда идет он пешком, опирался на двух мужей из числа приближенных своих 9. Царь восседает на железном троне, украшенном [камнями] 10; высота трона — четыре локтя. Главные эмиры усаживаются вокруг него на креслах меньшей высоты, 'нежели трон царя, прочие же эмиры стоят. Два человека несут оружие [царя] за его головой. А когда царь едет верхом, над его головою несут шелковый зонт; когда царь едет на муле, то носитель зонтаслуга], сидящий позади него [на крупе], зонт в его руке. Пред царем его хаджибы и накибы 11 разгоняют людей. Перед ним играют на дудках и трубах из дерева, называемого “ал-банбу” 12, изготовляемых в степи; на концах этих труб — [коровьи] рога. Одновременно бьют в “ал-ватват”: это барабаны, которые люди вешают себе на шею. А впереди всех находится труба, именуемая “ал-джисна”. Она свернута из рогов [животного], которое жители называют “аджасин” 13. Это-разновидность рога дикой коровы; длина его составляет три локтя, и сверху он расщеплен. [Эту трубу] слышно на расстоянии около полудня пути, и народ узнает о выезде царя; к нему [343] собираются те, кто по обычаю выезжает вместе с ним верхом. Те же, кто, как считает царь, должны уйти с его дороги, уходят.

При царе состоят кади и факихи, но выдающихся познаниями среди них нет. И царь склонен сам рассудить споры между людьми и стремится к справедливости.

В царстве его есть города-матери, и это: Бакулзар, Калджура, Шими, Шава, Адал, Джама и Лаво 14.

В царстве этом сражаются главным образом дротиками, но есть у них и лучники.

Пища же их — это пшеница, дурра и ат-тафи (а это очень мелкое зерно, [но] большее, чем [зерно] горчицы; оно красного цвета, и жители Ауфата его едят) 15. У них есть очень многочисленные коровы и овцы, а также масло и мед; что же касается коз, то [их] мало. Цены [на продовольствие] у них низкие. Их мера называется “ар-рабиийя”, величина ее равна египетской “вайбе” 16. Ратл жителей Ауфата равен 12 унциям, а вес унции — 10 дирхемов серебра по египетскому образцу.

Есть у них и немалое количество сахарного тростника. Они извлекают [из него] сахар и изготовляют его маленькими кусками. Выращивают у них фасоль, горчицу, баклажаны, арбузы, огурцы, тыкву, капусту. “Ал-малухийя” растет там в диком состоянии 17, и таким же образом — укроп. Имеются у жителей Ауфата бананы, фиги, лимоны, апельсины, немного кислых апельсинов, кислые гранаты, абрикосы, черная шелковица, черный виноград (но его и шелковицы мало). У этих людей есть также дикие фиги и персики, но фиги они не едят. Имеются у них и другие плоды, неведомые в Египте, Сирии и Ираке...

Золото привозят к ним из Дамота и Сихама, двух золотоносных областей в стране ал-хабаша 18. Унция его стоит от 80 до 120 дирхемов, смотря по хорошему или плохому качеству золота и по количеству и степени примеси пыли. Самое чистое золото у них — это “санир”.

У жителей водятся домашние куры, но у людей нет большой охоты их есть, ибо полагают они кур нечистыми из-за того, что те поедают отбросы и навоз. В их стране водятся дикие буйволы, на коих охотятся так, как рассказано [в главе] о Малли. И есть в царстве этом разные дикие животные: антилопы, ослы, газели, страусы, верблюды, каменные бараны, носороги, дикие кошки, львы и хромые гиены 19 (жители называют их “марафиф”).

Люди эти охотятся и на знаменитую хабашскую куропатку: она съедобна, мясо ее считается хорошим и его расхваливают. Ни у эмиров этого царства, ни у его войска нет икта или [денежного] жалованья 20. У них есть лишь многочисленные пасущиеся [стада] животных. А буде кто из воинов пожелает возделывать землю, тот этим занимается, и ему не препятствуют. [344]

Царь этот постоянно держит открытый стол; но для [самого] царя и его близких есть [особый] стол. Однако временами царь распределяет между эмирами коров взамен того, что те съели бы за [царскою] трапезой. Наибольшее количество, какое он жалует, — двести коров.

В Ауфате и в стране его нет ни монетного двора, ни чеканки [монеты]. И сделки свои жители совершают на египетские динары и дирхемы, которые попадают в их страну вместе с купцами.

Раздел второй: о Даваро. Эти упоминавшиеся в предыдущем разделе факихи сообщили мне, что длина этого царства — пять дней пути, а ширина его — два дня. При всей своей малости оно обладает многочисленным войском, равным по коннице и пехоте войску Ауфата. Облик жителей подобен облику жителей Ауфата в отношении одежды, верховых животных и внешнего вида. Название их царя — “сурани”; над его головой не носят зонт, и царь и прочие [видные лица] не опираются на людей, [когда идут пешком]. Их пища и произведения их страны- злаки, плоды, верховые лошади и вьючные животные — сходны с тем, о чем раньше была речь по поводу Ауфата; но только жители Даваро ханифиты по мазхабу 21.

Сделки их совершаются на железо. Одна такая монетная единица называется “хакуну”. В длину она с иглу, однако же толще последней, будучи толщиною около трех игл... В Даваро нет твердо установленной цены: хорошая корова продается за 5 тысяч хакуну, а хороший баран — за 3 тысячи хакуну 22.

Это царство граничит с Ауфатом.

Раздел третий: об Арабабни. Эти же самые факихи мне рассказали, что царство это имеет четырехугольную форму наподобие квадрата: длина его четыре дня пути, и ширина его такая же. Войско Арабабни приближается к 10 тысячам всадников, а что до пехоты, то она весьма многочисленна. По мазхабу жители Арабабни ханифиты.

Это царство прилегает к Даваро, и облик его обитателей — это во всем облик жителей Даваро. [Все] произведения [земли], какие у них есть, — злаки, плоды, овощи, вьючные животные и прочее — похожи на то, что имеется в Даваро. И сделки у них [также] совершают на хакуну.

Раздел четвертый: о Хадье. Эти же самые факихи сообщили мне, что правитель Хадьи сильнее своих собратий из числа царей этих семи царств. У него больше конных и пеших воинов, и он более доблестен, хотя страна его размерами менее Ауфата. Длина этой страны восемь дней пути, а ширина — девять. Однако же войско Хадьи-около 40 тысяч конницы, а пехоты вдвое больше конницы или даже более [того].

По облику жителей, по их средствам оплаты и по тому, что у них встречаешь из злаков, плодов, овощей, Хадья подобна Арабабни и Даваро (и страна Хадья граничит с Арабабни). В Хадью из страны неверующих привозят [невольников] — [345] евнухов. Мне рассказал купец ал-Хаджж Фарадж ал-Фуни, будто государь амхара запрещает оскоплять невольников, не одобряет этого и твердо держится этого запрета. Разбойники, однако, направляются в город под названием Вашалу 23 — жители его дикари, у них нет веры — ив этом городе невольников оскопляют. Во всей стране ал-хабаша на это не решается никто, кроме них.

И так же точно купцы, когда покупают рабов, угоняют их в Вашалу, дабы в этом городе их оскопить ради увеличения [их] цены. Потом всех оскопленных доставляют в столицу Хадьи и второй раз проделывают над ними операцию, чтобы вскрыть мочевой канал, который при оскоплении забивается [гноем]. Затем евнухи долечиваются в Хадье, пока не выздоровеют, ибо жители Вашалу не обладают знанием того, как лечить.

Я спросил у ал-Фуни, по какой причине оскопление производят только в Хадье, а не в прочих ее собратьях из числа семи царств. Он ответил, что из-за большей близости города Хадьи к городу Вашалу, нежели остальная [часть] страны; да я жители Хадьи особенно [хорошо] научились выхаживать этих [евнухов]. Но, сказал он, при всем этом число тех, кто умирает из их числа, более числа выживающих. Ибо для них страшна перевозка с места на место без лечения: если бы евнухов лечили на месте оскопления, то это бы было здоровее. Но ежели бы их не перевозили в Хадью или в то место, где их выхаживают, ни один из евнухов не уцелел бы — Аллах же лучше знает!

А по мазхабу жители Хадьи ханифиты.

Раздел пятый: о Шархе. Эти же факихи мне рассказали, что длина этого царства три дня пути, а ширина его четыре дня. Его войско состоит из 3 тысяч конных и вдвое большего [числа] пехотинцев.

Царство это подобно собратьям своим Даваро и Арабабни всеми своими обстоятельствами — обликом [жителей], средствами оплаты, злаками, плодами, овощами и остальным, что у них есть доброго и дурного. Оно граничит с Хадьей, и жители его ханифиты по мазхабу.

Раздел шестой: о Бали. Те же факихи мне сообщили, будто длина этого царства двадцать, а ширина шесть дней пути. Войско Бали насчитывает 18 тысяч всадников, что же касается пехоты, то ее численность подобна численности конницы.

А жители Бали схожи с братьями своими, о которых была речь ранее, во всем — в облике, обстоятельствах, пище и произведениях [земли], какие у них есть. Однако же Бали более плодородно и приятнее для обитания; воздух и вода [здесь] прохладнее.

Но жители не совершают сделок ни на чеканную монету, как в Ауфате, ни на хакуну, как в остальных [царствах], о коих шла речь ранее, а на основе обмена товаров, таких, как коровы, овцы и ткани. [346]

Царство это прилегает к Шархе. А его жители по мазхабу ханифиты.

Раздел седьмой: о Дарахе. Эти же самые факихи рассказали мне, что его длина три дня пути и ширина такая же. Царство это слабее своих собратий по положению, у него меньше конницы и пехоты. Войско его не превышает примерно 2 тысяч конницы и сходного количества пехоты.

В остальных отношениях и обстоятельствами царства своего жители Дараха подобны собратьям своим. Торговля их меновая, как в Бали (а Дарах граничит с Бали). Жители же Дараха по мазхабу ханифиты.

Все цари этого царства, хоть и получают власть по наследству, но никто из них не приходит на царство иначе, как поставленный властителем амхара. Когда умирает какой-либо-царь из них, а среди родни его остались мужи, они устремляются к властителю амхара и используют все возможности, дабы с ним сблизиться, а он бы выбрал мужчину из их числа в поставил у власти. И когда тот его поставит, эти цари его слушаются и повинуются ему, ибо власть над ними принадлежит поставленному, а [прочие] цари — как бы его наместники. Но при всем том все цари этих царств почитают сан властителя Ауфата, повинуются ему и иногда оказывают ему содействие.

Дорога в эту страну из Египта — одно из ответвлений большой дороги, ведущей в Амхара и прочие страны ал-хабаша. Страна эта соседствует с Наси, Суакином и Дахлаком. В ней нет известных царств, и нет о ней добрых упоминаний. Все ее население — стойкие мусульмане. Ее земля относится к труднейшим для передвижения из-за множества высоких гор и величины деревьев и переплетения их [ветвей] друг с другом. Так что когда желает ее царь выехать в какую-либо из областей той страны, перед ним движутся люди-дозорные для очистки дороги с орудиями для вырубки деревьев и очищают дорогу огнем, выжигая деревья.

Обитатели этой страны очень многочисленны. Их страною не правил никто из рода человеческого, кроме них [самих]. Ибо они храбрейшие из людей, опытные в битве и отважно бросающиеся на врага, стремящиеся к охоте на диких зверей. На это — указывает то, что они в сражении не надевают на себя [ничего] и [ничем] не покрывают своих коней. И ведомо относительноних, что при всей своей доблести они приемлют выкуп за пролитую кровь и воздерживаются от мести 24. Между ними есть уговор: не убивать того, кто бросил в бою свое оружие, и не продолжать с ним биться, ибо он — во власти победившего, и они прощают бросившего и пренебрегают его грехом.

Рассказывают, что есть у них также прекрасная манера — то, что они любят чужеземцев и почитают гостей. Это подтверждается гостеприимным приемом, [оказанным] курейшитам аннаджаши, когда они искали у него убежища 25. Говорят, будто в их среде не бывает неискренности и друг не нарушает [347] обещания, данного своему другу. И когда они договариваются, то открыто провозглашают свою дружбу и проявляют ее. Когда же они ссорятся, то по большей части выказывают это в открытую.

У них есть науки и ремесла, им свойственные. При всем том, что это единый народ, говорят они на разных языках, так что языков этих более 50. Но пишут жители единым письмом: это хабашское письмо. Пишут справа налево, число букв — 26, у каждой буквы — 7 форм, а всего их 182 знака, не считая другие буквы, немногочисленные, кои не присоединяются к ранее перечисленным буквам и от них отдельны 26.

Эта страна разделена на климаты подобно тому, как разделяются земли египетские и сирийские на округа и пограничные области и на ранее упоминавшиеся царства ислама. И здесь мы расскажем об этих климатах — о положении всей страны ал-хабаша, как мусульман ее, так и ее неверующих...

В каждом из этих климатов есть свой царь и свое войско... Говорят, будто все они под рукой величайшего из их царей, именуемого на их языке ал-хатти: смысл этого слова — “государь” 27. И наименование это обнаруживаем [мы] у всякого, стоящего над ними великим царем. Имя царя, правящего ими ныне, — Амда Сион, что истолковывается как “опора Сиона”; это церковь старинной постройки в Александрии, весьма ими почитаемая. В ней поклоняются они Аллаху Всевышнему 28. Рассказывают, что Амда Сион в высшей степени доблестен, что он доброго поведения, справедлив к подданным своим и заботлив по отношению к беднякам. Говорят, будто под рукой его 99 царей, а он-де [сам] завершает сотню царей в помянутых областях и в тех, что неведомы — многочисленных, непрославившихся и неизвестных.

Говорят, что упоминавшийся ал-хатти и его войско имеют палатки, переносимые вместе с воинами в их маршах и походах. Когда государь заседает [в совете], вокруг трона его сидят начальники и эмиры его государства на железных креслах, есть среди кресел целиком железные, а есть и украшенные золотом, смотря по сану тех, кто на них восседает. Об упомянутом царе рассказывают, что он при [большой] своей власти тверд в своих повелениях, следя, чтобы они исполнялись.

Что касается жителей, то одеяние их одинаково в дни зимы и летом. Знатные среди них и войско носят шелковые и шерстяные индийские ткани и подобное тому, простой же народ — одежду из хлопка, тканую, не сшитую. У каждого два одеяния: одно он обертывает вокруг пояса, другое — вокруг груди...

Оружие, коим они сражаются, — луки со стрелами, похожими на легкие [тростниковые] стрелы, мечи и метательные копья. Есть среди них такие, что сражаются только мечом. Щиты у лих продолговатые и узкие, не такие, как в Египте и Сирии. Но преобладающее их оружие — это дротики, похожие на длинное копье. Есть у них и такие, что стреляют из длинных луков, [348] схожих с самострелами; стрелы же их — короткие и длинные... У этих людей имеются трубы из дерева бамбука и из полого рога дикой коровы.

Пища их — коровье мясо, козлятина и баранина; питье же их — коровье и овечье молоко. При своих болезнях они лечатся молоком: разбавив его водой, пьют. А их масло — это коровий и козий жир и немного бараньего сала. Растет у них растение, именуемое кат, похожее на ягоды инжира; оно белого цвета, говорят, будто его применяют для прояснения ума и укрепления памяти 29. Это небольшие и крупные деревья, плоды коих похожи на сердцевину апельсинового дерева...

Большая часть жителей этой страны совершает торговые сделки, выменивая овец, коров, зерно и прочее — кроме пяти областей “мусульманской границы” (а это область Ауфат, где торгуют на золото и серебро, области Даваро, Арабабни, Шарха и Хадья — там сделки совершаются на железо, оно называется ал-джанака 30).

По всей стране и на “мусульманской границе” сеют дважды, в год под дожди и собирают в год два урожая. Первый созревает ко вторым дождям, второй же поспевает, когда идут дожди зимние — “ял”; а летние дожди называются на языке жителей Зейлы “курум”. Рассказывают, что, когда выпадают большие дожди, случаются грозы.

Посевы жителей этой страны — это пшеница, ячмень, горох., чечевица, дурра, псилла и другие овощи и зерновые помимо того. Они, например; возделывают злак, похожий на пшеницу. Но зерно [их] пшеницы сходно с пшеницей египетской и сирийской. Его покупают на “мусульманской границе” по цене один дирхам за вьюк мула. Ячмень же ничего не стоит, однако зерно era крупнее размером, нежели ячмень в Египте и Сирии. А цвет гороха ближе к красному.

Бобы в большей части страны весьма ценятся, однако они не нуждаются в бобах: в этой земле много вод и пастбищ, и вьючные животные не испытывают нужды в корме. Есть у жителей этой страны злак, именуемый на их языке тефф; зерно его размером с горчичное и красного цвета, а на изломе — черное. Жители употребляют его как хлеб. В остальной части страны есть злак, называемый ас-синн, похожий на пшеницу [также], но у него две оболочки; их сдирают толчением в ступе так, как делают с рисом. Жители употребляют ас-синн в. пищу вместо пшеницы 31.

Из всех видов бахчевых у них есть лишь тыква да еще в некоторых областях — маленький арбуз. Встречаются льняное семя, хрен, репа и редис, лук, чеснок и зеленый кориандр. Из плодовых деревьев — черный виноград (его немного) и фиги “везирские”, разные сорта кислых плодов помимо апельсинов и бананов. Есть ароматические растения: базилик, гвоздика и белый цветок, называемый батаран. Встречается у них и дикий жасмин, однако его не разводят. Есть оливковые деревья и [349] сикоморы; в отдельных областях — эбеновое дерево. В некоторых климатах водится тростник двух видов — полый и сплошной; на “мусульманской границе” очень много сахарного тростника, и жители делают из него сласти.

Из рудных месторождений у них есть золото и железо; говорят, имеется и месторождение серебра...

... Глава десятая: о царстве Мали.

Знай, что это царство и то, что к нему прилегает, находится с юга от Магриба, примыкая к Окружающему морю. Столица этого царства — город, который называется Ниани. Царство это очень жаркое, жизнь в нем полна лишений, а средств к существованию мало. Рост его обитателей высокий, они крайне, черны, с курчавыми волосами; а большая часть высоты роста; жителей — за счет [длины] их ног, а не туловища.

Их теперешнего царя зовут Сулейман, [он] брат государя: мансы Мусы 32. Под его рукой находится то, что брат его, завоевав из [областей] страны черных, объединил и присоединил? к областям ислама. Муса построил в этой стране простые и: соборные мечети, назначил в них муэдзинов и имамов и чтецов; Корана, утвердил там объединение и общины, [пригласил] ученых из других стран — факихов мазхаба имама Малика 33... И оставался Муса в стране мусульманским государем и был усерден в вере.

Властитель этого царства известен жителям Египта как царь Текрура. Но если бы он сам это услышал, то разгневался бы; на это, ибо Текрур — лишь [одна] область из числа областей царства его. И предпочитает он, чтобы именовали его властителем Мали, ибо это — крупнейшая область; и всего более известен он под этим титулом.

Этот царь — величайший из царей черных — мусульман. Страна его самая обширная, с самым многочисленным войском. Царь малийский самый могущественный из них, самый великий из царей достоянием, самый прекрасный своими обстоятельствами, самый победоносный по отношению к врагам и более всех властный творить благодеяния.

А состоит это царство из областей: Ганы, Дьяги, Тиракки., Текрура, Санганы, Бамбука и того, что охватывают эти царства, и Гаогао; жители Гаогао — племена яртен 34.

Область Мали — та, в коей находится столица его царства; город Ниани. К ней присоединены все эти области; но название, прилагаемое ко всем этим областям, — Мали, по центральной из всех областей. В царстве этом есть города и селения, а округов — 14.

Мне рассказал достойный доверия и надежный шейх Абу Осман ад-Дуккали — он принадлежит к тем, кто прожил в городе Ниани 35 лет, а также странствовал по всему этому царству, — что оно имеет форму четырехугольника, длина которого четыре месяца [пути] или более, а ширина подобна этому же. Мали лежит южнее Марракеша и внутренних областей южного [350] Магриба до Окружающего моря. Протяженность его по долготе — от Мули до Тура, а последний лежит на Окружающем море; и все оно заселено, за малым исключением.

Государю этой страны подвластна страна золотого песка, и каждый год государю доставляют золотой песок. Приносят его дикие неверующие. Если бы царь Мали пожелал, он подчинил бы их. Но цари этого царства уже убедились на опыте, что когда какой-нибудь из них завоевывает [тот или иной] город из числа городов золота, распространяет в нем ислам и призывает к вере и азану 35, сбор золота там уменьшается, а затем [и] прекращается и возрастает в других, соседних странах неверующих. И когда открылось это по опыту царям Мали, они оставили страну золотого песка в руках неверующих и удовлетворились повиновением последних и доставкой золота по их возможности.

В царстве господина этой страны нет никого, кто носил бы титул царя, за исключением властителя Ганы. Он как бы наместник царя Мали, хоть [сам] и царь. К северу от страны Мали находятся племена белых берберов, пребывающие под властью ее государя: это племена антасар, ит-грес и меддаса и лемтуна 36. У них есть управляющие ими старейшины, у антасар же старейшин сменили цари из их среды под [верховной] властью. Мали. В сходном положении [пребывают] и неверующие; есть среди них такие, что поедают человечину и держатся этого.

Город Ниани протяжен в длину и ширину; длина его — примерно берид 37, и ширина вроде этого. Он не окружен стенами, и большая часть его построек стоит отдельно (Чтение М. Годфруа-Демомбина.). У царя несколько усадеб, их окружает стена. С четырех сторон город этот окружает Нил; но с одной стороны есть брод, и по нему ходят в малую воду, с других же сторон переправляются лишь на судах.

Постройки этого города — из нескольких слоев глины, вроде глиняных садовых оград, строящихся в Дамаске. Вот как их сооружают: возводят на высоту двух третей локтя [стену] из глины, затем сушат, потом строят на ней столько же и оставляют, пока не высохнет. После этого строят на этом [основании] подобным же образом, пока не выведут стены. Кровли домов — деревянные и тростниковые. Большая часть домов города имеет купольную форму или форму горбов верблюда, похожую на арки. Полы в домах — грунт и песок.

Жители [города] пьют воду Нила и колодцев, которые они выкопали. Вся эта страна покрыта зеленью; в ее горах произрастают дикие деревья, растущие очень плотно, так что их ветви переплетаются. Стволы очень толсты: среди них есть такие, что одно дерево дает тень пятистам всадникам 38.

Главная пища жителей — рис и фонио (этот злак пользуется спросом, его молотят и получают зерно, похожее на горчичное, [351] но поменьше; оно белого цвета, его моют, толкут, делают тесто и едят) 39. Есть у них и пшеница, но ее мало; дурра, коей они питаются, и корм для их лошадей и вьючных животных. Лошади их — разные породы татарских полукровок 40; что же касается их мулов, то они очень низкорослы, как и [все] их домашние животные — коровы, овцы и ослы: у них не найти иных животных, как мелкорослые...


Комментарии

1. Речь идет о мусульманских княжествах, сложившихся на территории сегодняшней Эфиопии вокруг торговых центров на путях от Красного моря и Индийского океана в глубь Эфиопского нагорья. Ифат (у ал-Омари — Ауфат) располагался по среднему течению р. Аваш, на восточной и юго-восточной окраинах области Шоа. Даваро (также Доуаро) занимало территорию совр. области Арусси и районы между реками Веби-Шебели и Аваш (в нижнем течении последнего). Бали примерно соответствовало совр. области Бале между реками Веби-Шебели и Ганале-Дория (Гэнале). Хадья занимала земли к северу и северо-западу от оз. Абая, по верхним течениям рек Аваш, Омо и Дидесса. Более мелкие княжества Арабабни и Шарха лежали между Даваро и Хадьей, а Дарах — к юго-востоку от оз. Тана, у истока из этого озера р. Абай (Голубой Нил).

2. “Повелитель амхара” — имеются в виду императоры Эфиопии из так называемой “соломоновой” династии, центр владений которых находился в населенных народом амхара районах вокруг оз. Тана. Грамота от патриарха до 1959 г. эфиопская церковь была формально подчинена монофизитскому патриарху в Александрии; вплоть до 1959 г. александрийский патриарх назначал и высшего иерарха этой церкви — абуну — из среды коптского духовенства в Египте.

3. Мадраса, медресе, — мусульманское духовное учебное заведение; ханака и завийя-дервишеские (суфийские) обители; рибат — обитель “борцов за веру”, т. е. первоначально мусульманский опорный пункт на границе между “областью ислама” и “областью войны”.

4. Шафиит по мазхабу — шафииты составляют один из четырех толков (мазхабов) суннитского ислама, основанный имамом Мухаммедом б. Идрисом аш-Шафии (ум. 820 г.). К шафиитам и в наши дни принадлежит большинство мусульман Египта и Восточной Африки.

5. Речь идет о давнем обычае народов Эфиопии, неоднократно отмеченном и позднейшими путешественниками: каждый конный воин вез позади себя на крупе своего коня воина-пехотинца.

6. Сословие “господ меча” — термин “сословие” в данном случае употреблен скорее условно при переводе. Ал-Омари, очевидно, говорит о вооруженной свите правителя, образовавшей специфическую социальную группу. Впоследствии такая группа могла не только превратиться в сословие, но и послужить ядром, вокруг которого формировалась новая этносоциальная общность. Имен но так происходило формирование амхарской народности: как свидетельствуют исследования С. Б. Чернецова, словом “амхара” первоначально обозначалась как раз прослойка военных людей (Чернеиов С. Б. Кто такие амхара? — Этническая история Африки. М., 1977, с. 18-69).

7. Кавафи (ед. ч. куфийя), собственно, квадратный платок, который складывали по диагонали, покрывая им голову; здесь, однако, употреблено в значении “шапочка”. Такийя — высокий колпак.

8. Строго говоря, так, как описывает это ал-Омари, два покрывала носили сомалийцы. Однако национальная одежда амхара — шамма — тожепредставляет, по существу, перекидываемое через плечо покрывало.

9. Вероятно, речь идет о проявлении древнего обычая, запрещающего са кральному правителю прикасаться к непокрытой земле. Такой обычай у народов Эфиопии отмечался и значительно позднее, например шотландским путешественником Джеймсом Брюсом в последней четверти XVIII в.

10. Переводчик ал-Омари М. Годфруа-Демомбин предлагал читать не — “ал-хадид” (“железо”), а “ал-харир” (“шелк”), что вполне возможно в арабском рукописном тексте, имея в виду, что речь идет о деревянном кресле, покрытом расшитым драгоценными камнями шелковым покрывалом.

11. Хаджиб — букв, “привратник”; обычно переводится в нашей литературе как придворный чин камергера. Накиб — здесь воин царской стражи, гвардеец.

12. Имеется в виду бамбук; однако по ботанической классификации бамбук относится не к деревьям, а к травянистым растениям.

13. Речь идет о крупной антилопе, называемой эфиопами “агазен”. Если вместо “ал-джисна” читать “ал-джанба” (такое чтение дают парижские рукописи “Масалик ал-абсар”), то имеется в виду скорее всего длинная труба из бамбукового ствола до 3 м с насаженным на ее конец бычьим рогом, сохранившаяся в области Уолламо и называемая “денб”.

14. “Города-матери” — по всей видимости, речь о региональных центрах, по которым обозначались и прилегающие к ним области. Бакулзар — местность на территории княжества Ифат примерно в двух днях пути к востоку от р. Аваш. Калджура однозначно идентифицирована быть не может; предположительно местность в области Годжам, так же как и Лаво (или Лау). Шими — историческая область Джимма; Шава — Шоа, центральная область совр. Эфиопии. Адал — см. примеч. 2 к “Сказанию о походе царя Амда Сиона”. Джама — вероятно, ямма, самоназвание народа джанджеро (группа сидамо), живущего между реками Омо и Биллате в области Шоа.

15. Ат-тафи — тефф, или теф (Eragrostis abyssinica), наиболее распространенный в Эфиопии хлебный злак, похожий на просо, но со значительно меньшим по размеру зерном. Помимо упоминаемого ал-Омари красного тефа существуют также белая, черная и серая его разновидности.

16. Вайба — мера объема зерна; в Египте XIV в. равнялась примерно 15 л, т. е. 11,6 кг пшеницы. Дирхем, дирхам, — монетная и товарная весовая единица; канонический размер монетного дирхама составлял 2,9645 г. практический — обычно 2,82 г. Канонический размер дирхама товарного равнялся 3,125 г. но в практике эта величина была подвержена сильным колебаниям.

17. Ал-малухийя — проскурняк (Atriplex balimus).

18. Дамот — историческая область на юго-западе Эфиопии; в средние века значительно превосходила по размерам позднейшую провинцию Дамот. Сихам не поддается однозначной идентификации, однако не исключено, что имеется в виду гора Сихено на границе областей Каффа и Гимирра.

19. “Хромые гиены” — имеется в виду, вероятно, такая особенность строения тела гиены, как разная длина передних и задних ног.

20. Икта — в мамлюкском Египте военный лен; институт этот получил повсеместное распространение в мамлюкских владениях и рассматривается в науке как главное доказательство феодального характера египетского общества в эту эпоху.

21. Ханифиты — один из толков суннитского ислама, названный по имени ямама Абу Ханифы (ок. 696-767).

22. Сходная монетная единица в виде железных наконечников к копьям сохранялась до начала XX в., например, у многих эфиопских народов, в том числе и населяющих территорию средневекового княжества Даваро. Вообще же наконечники копий в качестве средства обмена были довольно широко распространены в северо-восточной части Африканского континента (см., на пример, записи наших соотечественников Е. П. Ковалевского и В. В. Юнкера, побывавших в этом регионе соответственно в 40-х и 70-80-х годах прошлого века).

23. Вашалу не поддается точной идентификации; предположительно эта местность находилась на территории области Годжам.

24. “Приемлют выкуп за пролитую кровь и воздерживаются от мести...” свидетельство уровня развития общества, давно переросшего родовое: речь в данном случае идет об отмирании обычая кровной мести и о замене последней штрафом.

25. Имеется в виду эмиграция в Эфиопию части первых последователей пророка Мухаммеда (ок. 615 г.), спасавшихся от враждебно настроенной по отношению к мусульманам мекканской знати.

26. “Хабашское письмо” — эфиопское слоговое письмо, в котором каждая из упоминаемых ал-Омари “форм” знака передает разную его огласовку (понятия слога классическая арабская грамматическая теория не знала); число знаков в эфиопском и амхарском письме значительно превышает 200.

27. Ал-хатти — по всей видимости, искаженная передача слова “ал-хадани”, встречающегося еще в тексте Ибн Хаукала (см. с. 287), древнего царского эпитета или титула, восходящего к аксумской эпохе. Амда Сион — восьмой император из восстановленной “соломоновой” династии (1314-1344).

28. Речь идет о Сионском соборе в Иерусалиме; именно иерусалимский храм имелся в виду при наречении императором Амда Сиона.

29. Имеется в виду специфический эфиопский вид наркотика — кат (или чат), выращиваемый главным образом в восточных областях страны, прежде всего в провинции Харэр.

30. Следует читать “хакуну” (см. примеч. 22). Рукопись № 5868 Национальной библиотеки в Париже, по которой выполнен перевод М. Годфруа-Демомбина, поясняет: “хакуна, т. е. кусок железа, отформованный как длинная игла; три тысячи этих игл стоят один дирхам”.

31. “Злак ас-синн” — по всей вероятности, речь идет об одном из видов эфиопской пшеницы: пшеница по-амхарски называется “сынде”.

32. Имеется в виду манса Сулейман I Кейта (1341-1360), брат мансы Мусы I (1312-1337), при котором средневековое Мали достигло наивысшего могущества.

33. Мазхаб имама Малика (Малик б. Анас, ум. 795) — маликитский толк суннитского ислама, господствующий в Северной и Западной Африке.

34. Яртен — следует, видимо, читать “иднан”, имея в виду одну из групп туарегов в районе излучины р. Нигер.

35. Азан — призыв к молитве, включающий помимо собственно призыва еще и провозглашение символа веры: “Свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха! Свидетельствую, что Мухаммед - воистину посланник Аллаха!”. Именно эту сторону дела и имеет прежде всего в виду ал-Омари.

36. Антасар — кель-антасар, одно из главных марабутических, т. е. духовно-торговых, берберских племенных объединений, обитающее в области Адрар к северу от Томбукту. Ит-грес — вероятнее всего, искаженное написание этнонима “кель-грес”, т. е. названия одной из важнейших групп туарегских племен Центральной Сахары.

37. Берид, также барид, — мера длины, равная 4 фарсахам, т. е. округленно 24 км (исторически — дневной перегон государственной почтовой службы, которая, собственно, и носила во времена халифата название “барид”).

38. Речь идет, по всей видимости, о баобабе.

39. Фонио (Digitaria exilis) — злаковое растение, родственное просу; щироко распространено в Западной Африке, где возделывается на суходольных землях.

40. Татарские полукровки — по всей видимости, ал-Омари имеет в виду не непосредственно лошадей, восходящих к татарским породам, а сходство плохих западноафриканских пород с помесями татарских лошадей с ближневосточными породами. Такие помеси, несомненно, были достаточно широк” распространены на Переднем Востоке.

(пер. Л. Е. Куббеля)
Текст воспроизведен по изданию: История Африки в древних и средневековых источниках. М. 1990

© текст - Куббель Л. Е. 1990
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Николаева Е. В. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1990