Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Ремонт и замена стекла на apple iPhone

Ремонт и замена стекла на apple iPhone.

rma-kzn.ru

ПАСХАЛЬНАЯ ХРОНИКА

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

Традиционный в средневековой историографии жанр всемирной хроники берет начало в ранневизантийской хронистике VI-VII веков 1. Всемирная хроника начиналась с пересказа библейской Книги Бытие и завершалась современными автору событиями. Современник Юстиниана Великого сириец Иоанн Малала и неизвестный автор «Пасхальной хроники», доведенной до 630 г., первыми разрабатывали основы христианского жанра, заложенного еще в позднеантичный период хронистами Юлием Африканом и Евсевием Памфилом.

Анонимная хроника, известная как Пасхальная хроника, а также как Александрийская хроника, Константинопольская хроника, Сицилийские фасты, обязана своим именем знаменитому французскому филологу Дюканжу (1610–1668), который назвал ее так по пасхальным таблицам, начертанным на обратной стороне двух листов содержащей ее рукописи. «Пасхальная хроника» состоит из Пролога и Эпитомы времен, которая носит название [6] «Эпитома времен от первозданного человека Адама до двадцатого года царствования Ираклия Благочестивейшего, девятнадцатого года после его консульства, восемнадцатого года царствования его сына Ираклия Нового Константина, третьего индиктиона». Текст хроники представлен одной греческой рукописью XI века, известной как Ватиканский кодекс № 1941 (Vat. gr. 1941), и несколькими ее списками XVI в. Хотя рукопись ограничена четырьмя листами спереди и тремя сзади, у нее отсутствует начало и конец. Хроника обрывается описанием событий 628 г. В середине Ватиканский кодекс имеет несколько лакун, объемом от одного листа до нескольких. Текст начинается с цитаты Филона Александрийского о времени иудейской Пасхи. Далее в Прологе анонимный хронист рассуждает о вычислении точной даты христианской Пасхи и других церковных праздников. Автор дает некое подобие истории пасхалий. Он приходит к следующему выводу: «Итак, так как мы не нашли кем-либо начерченный праздничный цикл на 532 года, во всем согласующийся с богодухновенным Писанием и с безукоризненно справляемыми праздниками в святой Божьей кафолической апостольской церкви, ...мы решили, что есть необходимость составить праздничный цикл на 532 года, во всем согласный с богодухновенными Писаниями и с безошибочными традициями богоносных отцов, с правильно справляемыми праздниками во всех святых Божьих церквях» (D. 22–23). Хронист заявляет, что после того как составит епидрому (ἐπιδρομή) 2 времен: «Мы ясно покажем, в каком по счету году <от сотворения> мира, в каком году 28-летнего круга Солнца и в каком году 19-летнего цикла Луны [7] справлялась в Египте первая Пасха, ...было Благовещение святому Захарию о зачатии Иоанна Предтечи и Крестителя, а также Благовещение святой достославной Приснодеве и Богородице Марии и произошло бессеменное и непорочное зачатие во плоти великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа; ...был крещен Иоанном явившийся к Иордану Господь наш Иисус Христос; ...Он был за нас распят на кресте и, ограбив ад, воскрес из мертвых. И затем, начав праздничный цикл с того года, в который, претерпев за нас во плоти животворящую смерть, Христос истинный Бог наш воскрес из мертвых на третий день, покажем, в каком году <от основания мира> завершился первый праздничный цикл на 532 года церковной Пасхи и откуда начинается второй цикл святой и животворящей Пасхи, со всей возможной проверкой истины прибавив время, которое от основания мира, по-видимому, прошло» (D. 24-25). Все это потом, действительно, найдет место в «Эпитоме времен» вместе с пасхалистическими вычислениями, которые позволят автору вывести также юлианские даты. Столь подробное цитирование интенций автора в «Прологе» и сопоставление их с содержанием «Эпитомы» дано здесь не случайно, оно призвано показать, в чем состоят страхи Г. Меркати 3, вызванные тем, что начальный текст рукописи до таблиц включительно написан на листах, качество которых отличается от остальных, и доказать, что подобные опасения необоснованны. Кардинал задался вопросом, не являются ли эти листы чужеродными и совпадают ли авторские цели и интенции, выраженные на этих страницах (D. 3–27), с целями всей «Пасхальной хроники». [8]

Итак, эпитома времен (а не событий) предпринята лишь для проверки истинности дат христианской Пасхи. Автор «Пасхальной хроники» предстает знающим пасхалистом 4 и создателем особой эры, которая стала объектом долгого изучения хронологов Нового времени 5. Началом его эры было 21 марта 5509 г. до Рождества Христова 6.

В первой части, охватывающей время до Рождества Христова, «Пасхальную хронику» невозможно назвать Кратким изложением, скорее, это Извлечения времен, связанных со Священной историей. Они выделяются своим объемом на фоне пустых лет, имеющих только хронографическое название. Священную историю неизвестный автор предваряет обширным географическим описанием расселения людей после потопа и называет все человечество потомками трех сыновей Ноя: Сима, Хама и Иафета. Далее на многих страницах автор излагает Священную историю Израиля и Иудеи, повествует о больших и малых пророках. Автор пожелал включить в повествование историю жизни законодателя Моисея, пророка Даниила, сообщение о смерти Исаии и рассказать о многих других ветхозаветных событиях.

Однако, как часто это бывает, содержание труда выходит за рамки, начертанные автором. Текст является не [9] просто трактатом о библейской хронологии, неизвестный автор внес в «Эпитому» существенное количество исторической информации. Большая часть этой информации касается общественной жизни городов и правителей. Архитектура Рима и Константинополя, события в императорской семье, стихийные бедствия, восстания, деятельность церкви, прибытие удивительных послов или известия о великих победах – этот материал содержится в заметках, которые очень разнятся по величине (от одной строчки текста до нескольких страниц) и по композиции (от сухого факта до обширного повествования о событии, которое привлекло внимание автора: осада Нисибиса в 350 г.; история императрицы Евдокии и Павлина в 420, 421, 444 гг.). Когда повествование доходит до времени жизни автора, оно превращается в исторический источник о событиях в Константинополе в начале VII в.

Материал «Пасхальной хроники» делится на три части: «время», «событие», «комментарий». Главным в этой триаде является время 7. Событие, т. е. история, служит указателем времени, а комментарий, который часто оказывается чужим текстом, касается и определителей времени, и события (весьма редко), и деятелей ветхозаветной и новозаветной истории (пророков, апостолов, святых).

Поток времени в «Пасхальной хронике» описывается разными способами. Главное различие состоит в том, что до Авраама время описывается по поколениям, а начиная с Авраама автор членит время по правлениям. Период каждого правления он делит по годам (поэтому самым [10] частотным числом становится единица). Таким образом, начиная с Авраама, можно весь текст разделить на правления (патриархов, царей, императоров), а период правления разделен по годам. Представление о непрерывном потоке времени со времен Адама до 20 года правления Ираклия создается указанием даты смерти правителя согласно летосчислению от Адама (вернее, от сотворения мира). Год кончины в летосчислении от Адама приводится при заглавии правления, так история императора Маврикия начинается словами «Затем царствовал Маврикий <на протяжении> 20 лет. Всего <до> 6111 года <от Адама> (Р. 377 = D. 690). Последняя в «Пасхальной хронике» дата от Адама — это дата смерти Фоки — 6119 год (Р. 379 = D. 694). Автор, естественно, не указывает год смерти Ираклия, при жизни которого создавалась хроника, а из леммы «Эпитомы» известно, что повествование доведено до 20 года правления Ираклия, значит, мы можем поставить дату этого времени в летосчислении от Адама — 6139 год (5509 = 630 AD). Чтобы точнее определить год, аноним прибегает к дополнительным характеристикам времени. Во времена от Авраама до Моисея, называя год, автор указывает год Обетования (один из 430); а со времени первой олимпиады годы правления израильских, иудейских и вавилонских царей характеризуются с помощью олимпиад. Четырехгодичный цикл олимпиад создает ритм в череде времен. Позднее к четырехгодичному ритму добавляется 15-летний ритм индиктиона. Время Римской империи получает дополнительное описание, здесь указываются имена консулов для каждого года. К этому следует добавить, что не каждый год получает событийную характеристику. Многие годы, особенно во времена патриархов, имеют только название года. Время жизни Авраама, разделенное на 75 лет до Теофании и потом на 25 лет до рождения Исаака, поражает [11] отсутствием событий в первой части, таким же «пустым» был исторический период с 533 по 601 год. Если «пустой» год Авраама имеет только порядковый номер, то пустой, бессобытийный год правления Юстиниана получал «пышное» название. Так, например, двадцать шестой год правления Юстиниана определен как «Первый индиктион, двадцать шестой год <правления>, после консульства Василия двенадцатое единоличное консульство < Юстиниана>» (Р. 373 = D 684). Иногда год датируется антиохийской или другими местными эрами. Большое число годичных статей содержат также специфические даты (римские, греческие иногда египетские месяцы).

Вопрос о композиции и написании анонимного труда, построенного по принципу «лоскутного одеяла», или, иными словами, с помощью техники «ножниц и клея», еще далек от разрешения 8. Долгое время в науке существовала гипотеза о двух редакциях «Пасхальной хроники»: нераспространенной (до 354 г.) и распространенной современником императора Ираклия. Затем от нее отказались, когда было доказано, что пресловутый кодекс Holstenii не существовал.

Следующий вопрос, связанный с построением хроники, касается источников «Пасхальной хроники». Вопрос об источниках делится на два отдельных. Во-первых, это [12] проблема, которая касается тех авторов, на которых анонимный автор ссылается. Часто имена приходят в «Пасхальную хронику» вместе с анонимным текстом. Так обычно происходит с «Хронографией» Иоанна Малалы. В этом случае вопрос об источниках «Пасхальной хроники» превращается в вопрос об источниках сирийского историка или другого заимствованного автора. Дюканж привел имена шестидесяти авторов, которые называются в «Пасхальной хронике». Среди них греческие поэты Гомер, Еврипид, Каллимах, римский поэт Вергилий, греческие историки Геродот, Полиен, римский историк Светоний Транквилл, еврейский историк Иосиф Флавий, вавилонский историк Бероз, египетский хронист Манефон, Отцы Церкви св. Иустин, св. Василий, св. Иоанн Хрисостом, св. Афанасий, св. Григорий Назианзин, св. Кирилл Александрийский, христианские историки и хронисты Африкан, Евсевий Памфил, Лактанций, Феофил. Список Дюканжа можно продолжить именами тех, кого анонимный автор не называл, но материалами которых пользовался. Ими были Иоанн Малала, Ипполит Римский, Козьма Индикоплов 9. В этом случае возникает вопрос о том, как он редактирует взятый материал, каковы отношения редакции анонимного автора и архетипа оригинала.

Каким образом автор привлекал чужой материал, можно увидеть на примере раздела «Расселение народов». Прежде всего автор сослался на несколько источников, затем среди них назвал один и иногда цитировал его, но основной материал он заимствовал без указания на автора, с небольшими изменениями. При описании расселения народов после потопа анонимным, но [13] основным материалом была «Хроника» Ипполита Римского 10, но своим источником автор называл Епифания Кипрского и цитировал его «Панарий» и «Анкорат». Переработка анонимного материала проходила в несколько этапов: сначала материал излагался более пространно, чем первоисточник, с дополнениями, отсутствующими у Ипполита, а в конце, словно бы из-за недостатка писчего материала, были сделаны небольшие сокращения ипполитовской хроники. Итак, текст анонима становился не простой копией, а новой редакцией «Хроники» Ипполита.

Судьба «Пасхальной хроники» необычна. Вероятно, с VII в. она находилась в одном экземпляре без востребования в Константинополе, потому что на нее не ссылаются хронисты последующих веков 11. В X в. она была переписана, в XVI в. попала из Константинополя в Европу, и уже здесь с нее было сделано несколько копий, которые были изданы. «Пасхальная хроника» стала известна. В наше время «Пасхальная хроника» выступает как редакция «Хронографии» Иоанна Малалы, «Хроники» Ипполита Римского, письма александрийского патриарха Феофила (383-387 гг.) императору Феодосию I, «Христианской топографии» автора VI в. Козьмы Индикоплова.

«Пасхальная хроника», в последний раз изданная Л. Диндорфом в 1832 г., в основном с опорой на издание Дюканжа в XVII в., стала предметом изучения в XX веке дважды. Как Пасхалию ее изучали во Франции. Были определены принципы вычисления праздника Пасхи, взаимоотношение хронологии и истории, подготовлено научное издание перевода на французский язык «Вступления к [14] Пасхальной хронике» 12. В Англии «Пасхальную хронику» рассматривали как исторический источник событий VI-VII вв., поэтому было подготовлено научное издание английского перевода последней части хроники 13.

Текст Эпитомы «Пасхальной хроники» предстает в изданиях непрерывным потоком, не расчлененным на книги или разделы. Поскольку издание «Пасхальной хроники» длительный процесс, то необходимо определить принципы деления текста, с тем чтобы каждая часть была связной и самодостаточной. Главный принцип проистекает из описания времени. Поэтому мы сочли возможным остановиться на времени отца Авраама Фарры, так как только со времен Авраама автор выделял каждый год, т. е. его повествование превратилось в анналы. Вторым аргументом в пользу начала второго тома со времен Авраама служит тот факт, что Евсевий Памфил начал свою «Хронику» с Авраама. Его «Хроника» стала вторым по значению «скрытым» источником событий, хотя аноним охотно называет и цитирует его «Церковную историю». Мы также предложили разделить текст на смысловые разделы. Они включены в определенные временные рамки как их характеристики. Так раздел «Расселение народов» помещен во времена Фалека, а «Царство богов» характеризует период со времени строительства Башни до Серуха. Раздел «Патриархи (продолжение)» указывает на возвращение к прерванному однообразию в описании времени по поколениям ветхозаветных патриархов. [15]

Традиционно «Хронография» Иоанна Малалы и «Пасхальная хроника» упоминаются рядом как истоки средневековой хронистики, но трудно назвать более разные по духу сочинения, чем эти два, хотя последнее на треть состоит из первого. «Пасхальная хроника» – сочинение клерикальное. Автор решает хронологические проблемы Пасхи, излагает, главным образом, события Ветхого и Нового Завета, его интересуют проблемы истории церкви, он приводит материалы вселенского Собора в Константинополе во времена Юстиниана Великого, он пишет о подвигах христианских мучеников и о христианских императорах и епископах. В его труде нет места объективности, он пристрастен и всегда готов оправдать христианина. Автор говорит о Боге от своего лица или так строит фразы, что создается иллюзия, что мы читаем его декларации. Однако при этом в «Пасхальной хронике» господствуют число и математические вычисления. Автор составляет всяческие реестры и перечни. Первый перечень – народы, населяющие ойкумену, затем знаменитые города в семи климатах. Поражают списки больших и малых пророков, консулов, двенадцати и семидесяти апостолов, перечисления многочисленных христианских мучеников. Император первых веков империи имеет свой порядковый номер, как и цари Иудеи и Израиля.

Иоанн Малала почти не цитирует Ветхий Завет, а истории пророков рассказывает по апокрифам. Сирийский хронист не цитирует Отцов Церкви, но упоминает таких античных авторов, как Гомер, Орфей, Софокл, Еврипид, Овидий, вспоминает Палефата и Гермеса Трисмегиста. Он излагает на многих страницах рационализированные мифы Древней Греции, Рима, незначительную часть которых приводит автор «Пасхальной хроники» в разделе «Царство богов». Определение понятия Бога, христианской догмы Иоанн Малала вкладывает в уста своих [16] персонажей. Он объективен в описании борьбы язычества с христианством, деяния апостолов он излагает по преданиям. Иоанн Малала не признает комментарии, и главным компонентом его труда становится событие государственного, а не церковного значения. Он излагает события по правлениям царей, а летосчисление от сотворения мира (от Адама) применяет лишь при изложении особо важных событий, связанных с вмешательством Бога в историю цивилизаций.

Единственное, что объединяет этих авторов, – это идея провиденциализма. [17]

От автора издания

Выражаю искреннюю признательность за дружескую помощь И. В. Кривушину и П. В. Кузенкову и уверена, что их стараниями русское издание «Пасхальной хроники» стало лучше.

И. В. Кривушин своими советами, рекомендациями и конъектурами, некоторые из которых даны в науке впервые, помог в работе над греческом текстом в «географической» части хроники.

П. В. Кузенков любезно согласился отредактировать перевод Пролога и добавил к нему собственные оригинальные примечания и толкования.


Комментарии

1. Каждан А. П. История византийской литературы (650-850 гг.) / В сотрудничестве с Ли Ф. Шерри и X. Ангелиди. Пер. с англ. Под ред. Я. Н. Любарского, Е. И. Ванеевой. СПб., 2002. С. 36, 39, 499.

2. Слово «эпидрома» (т. е. краткое изложение, резюме, конспект) выступает как синоним эпитоме в научно-философских трактатах. Ср.: Gal. 9. 431, Dam. Рг. 369; Iamb. In Nic. P. 72 P.

3. Mercati G. A Study of the Paschal Chronicle // The Journal of Theological Studies. 1906. № 7. P. 412.

4. Ср.: Лебедев Д. А. Средники // ЖМНП. 1911. Ч. 33. № 5.

5. См.: Лебедев Д. А. К истории времясчисления у евреев, греков и римлян. Пг., 1914; Grumel V. La Chronologie. Paris, 1958; Beaucamp J., Bondoux R., Lefort J., Rouan M.-Fr., Sorlin J. Le Prologue de la Chronique Pascale // Travaux et Mémoires. 1979. № 7. P. 223-301.

6. Начало эры «Пасхальной хроники» определялось по-разному. В настоящее время в науке подлинной признают указанную дату.

7. О значении времени в «Пасхальной хронике» см.: Beaucamp J., Bondoux R., Lefort J., Rouan M.-Fr., Sorlin J. Le Prologue de la Chronique Pascale // Travaux et Mémoires. 1979. 17. P. 223-301.

8. Первым поднял этот вопрос Дюканж, с конца XIX – начала XX в. к нему вернулись те исследователи, которые обнаружили Liber Generations, а затем «Хронику» Ипполита Римского, но особое внимание «Пасхальной хронике» уделил Г. Меркати, кто первым со времен Дюканжа просмотрел единственную рукопись «Пасхальной хроники» (См.: Mercati G.A Study of the Paschal Chronicle // The Journal of Theological Studies. 1906. № 7. P. 397-412; Conybeare Fred. C. The Codex of the Paschal Chronicle used by Holstein // Ibidem. P. 392-397).

9. Мы называем имена только тех авторов, которые использовались в этой части издания.

10. Hippolitus. Die Chronik / Hergestellt von Adolf Bauer. Ed. R. Helm. Berlin, 1955.

11. См.: Chronicon Paschale 284–628 A. D. / Transl. Michael Whitby, Mary Whitby. Liverpool, 1989. P. XIV.

12. Beaucamp J., Bondoux R., Lefort J., Rouan M.-Fr., Sorlin J. Le Prologue de la Chronique Pascale // Travaux et Mémoires. 1979. № 7. P. 223-301.

13. Chronicon Paschale 284-628 A. D. / Eng. tr. M. & M. Whitby. Liverpool, 1989.

Текст воспроизведен по изданию: Пасхальная хроника. СПб. Алетейя. 2004

© текст - Самуткина Л. А. 2004
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Андреев-Попович И. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Алетейя. 2004

Ремонт и замена стекла на apple iPhone

Ремонт и замена стекла на apple iPhone.

rma-kzn.ru