Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Отзывы о банке авангард

отзывы о банке авангард

www.allcredits.ru

МИЛЛЕР Г. Ф.

[Проект создания Исторического департамента Академии наук]

Ея И. В. действительному камергеру, Академии наук президенту и орденов святаго Александра и святыя Анны кавалеру, сиятельному графу Кириле Григорьевичу Разумовскому предложение, каким образом надлежит сочинять историю и географию о Российской империи.

Довольно известно есть, коим образом каждому человеку, какого бы кто звания ни был, в истории необходимая нужда есть; она обыкновенно называется зерцалом человеческих действий, по которому о всех приключениях нынешних и будущих времен, смотря на прошедшия, разсуждать можно. Чего ради из давных лет все европейские государи старались, чтоб история их государств обстоятельно была описана, и притом не жалели никаких иждивений к получению желаннаго намерения, ибо не токмо многие ученые люди в каждой земле от своей охоты в том трудились, но по большой части и от государей самых особливые к тому историографы, или истории описатели, учреждены были, которым наипаче поручено сочинение истории о том государстве с таким определением, чтоб государственные архивы и приказныя дела, также и находящиеся при церквах и монастырях документы знатнейших городов пересмотреть и все, что в них к истории принадлежащаго найдется, с пользою употреблять; токмо в одной России к снисканию равномернаго полезнаго намерения еще никаких довольных учреждений не учинено.

Российская история между всеми историями прочих европейских государств весьма мало известна. Сколько в иностранных печатных книгах об оной ни находится, однакож такия описания в славу Российской империи служить не могут, потому что сочинители тех книг, яко иностранцы, которые в России ненадолго пребывание имели и Российскаго языка довольно не знали и довольных способов к такому важному делу не имели, также иногда, следуя своим пристрастиям, сущей правды не высмотрили, или иные, и не бывши в России, к описанию об оной устремились, и одни из сочинений других выписывали или неосновательным разглашениям поверили, или только то, что в публичных ведомостях объявляется, за основание приняли. Из чего явно есть, что такие историки ничего обстоятельнаго, совершеннаго и достовернаго написать не могли. Но паче всего сожаления достойно, что они разумный свет толикими неправдами [356] ослепили, между которыми малое число правдивых известий едва познать можно.

Сколько же в России письменных исторических книг и летописцов находится, из которых мы по сие время Российскую историю почерпаем, то того весьма не довольно будет, ибо в них объявляется только вообще о действиях прежних великих князей и царей Российских и о некоторых бывших их войнах, но так не обстоятельно, что к получению подлинной пользы в истории, для собрания в пример всяких учений о государственных и народных делах не остается никакой надежды. В них же находятся везде недостатки, ибо о происходивших приключениях случай, поводы и причины почти везде умалчиваются; о пользе или убытке, которые произошли из каких предприятий, мало что упоминается. Сочинители некоторые описывали только часть Российской истории, а именно некоторыя провинции, а не всего государства; не можно ни из чего получить довольнаго показания, до которых мест в древния времена Российския границы распространялись и каким образом сие государство от времени до времени больше и сильняе учинилось, в котором году застроены какие городы, а наипаче знатнейшие, также и церкви и монастыри и кто их создатель были-то от большой части упущено. Не можно сыскать с довольным обстоятельством известия, что учинилось в то время, когда Россия чрез несколько сот лет под татарским игом находилась, о древностях языческих и татарских времен, которыя во многих случаях весьма полезное изъяснение подать могут, не приобщено истории о знатнейших княжеских и старинных шляхетных фамилиях, которыя всегда с общею историею государства участие имеют, в небрежении оставлены. Где по благополучном окончании бывший с соседственными государствами войны желанный мир заключен, при котором упомянуть весьма нужно, на каких статьях договор о том устоялся, того при сочинении таких летописцев нимало наблюдаемо не было, не упоминая о прочих погрешностях и недостатках, дабы сие предложение не весьма пространным учинить.

Такого же состояния есть и география Российской империи. Что чужестранцы об ней писали, о том и упоминать нечего, потому что они о подлинном разделении государства, о течении рек, о положении места городов и других знатных мест обстоятельнаго известия не имели, отчего не токмо там многие из знатнейших городов, но и целыя провинции и губернии пропущены. А паче не могли они объявить о особливых нужнейших обстоятельствах каждаго места, а именно о способностях и неспособностях оных, о укреплениях, о величине, о публичных строениях, церквах и монастырях, о числе жителей или дворов, о их торгах и промыслах и о прочих происходящих из истории или до оной касающихся достопамятных обстоятельствах, умалчивая о безчисленных погрешностях в именах, ибо некоторыя имена так испорчены или вместо подлинных ложныя поставлены, что незнающему или тому, кто Россию не всю объездил, никаким образом того разуметь не можно.

Что касается до сочинения ландкарт, то уже оныя премудрыми и [357] полезнейшими учреждениями блаженныя и вечнодостойныя памяти е. в. императора Петра Великаго имея и поныне благополучный успех, приведены к такому совершенству, что почти уже мало к ним прибавления потребно, ибо и в чужестранных государствах, где науки уже чрез несколько сот лет процветают, едва могут похвалиться таким прилежным рачением в сочинении своих ландкарт, как Россиские геодезисты в прошедшия 30 лет на то трудов положили, также по учреждению бывшей Оренбургской экспедиции чрез полученныя геодезии офицерами известия к сочинению исторической географии положено изрядное основание. А что сие дело как для славы государства, так и для пользы всенародной ко изданию на свет географическаго описания о Российском государстве еще не довольно, то весьма основательно усмотрено, когда запотребно разсуждено, чтоб при печатанных генеральной и специальных ландкарт о Российской империи для большаго изъяснения сообщить географическое описание. Ибо хотя кроме вышепоказанных еще много и других известий имелось, однакож описание не так обстоятельно воспоследовать могло, нежели как от Академии наук, в России учрежденной, надеяться надлежало.

А понеже в описании истории и географии о Сибири довольное число времени и иждивений употреблено, которое удалось и не безплодно, ибо чрез то сия отдаленная земля в разсуждении всех ея обстоятельств учинилась известнее, нежели самая средина Немецкой земли тамошним жителям быть может, а в прочих частях Российской империи, о которых история и география почти в таком же безвестном состоянии находится, в каком была за 10 лет перед сим и сибирская, таких же предприятий не учинено, того ради всемерно служить может к безсмертной славе Ея И. В. самодержицы всероссийской, а всем подданным к всегдашней пользе, ежели ко исполнению вышеупомянутая намерения воспоследует надлежащее определение о сочинении истории и географии о Российской империи таким же образом, как я в сочинении истории и географии о Сибири и в собирании надлежащих к тому известий по сие время трудился. А каким образом сие важное и пространное дело наиспособнейше в действо производить можно, о том сообщаю мое мнение в следующем.

1

Способы, по которым историю о Российской империи сочинять надлежит, суть нижеписанные: 1) все письменныя историческия книги, яко степенныя книги, летописцы и хронографы как о всей России вообще, так и о разных частях оной; 2) письменныя книги, содержащия в себе татарскую историю на татарском, турецком и персидском языках; 3) архивы, в Москве и Санкт-Петербурге, также и в прочих знатнейших Российских городах обретающиеся; 4) жития святых в церковных книгах, а наипаче тех, которые произошли от крови великих князей и царей, а притом и иных, которые с Российскою историею участие имеют; 5) письменныя [358] ведомости и известия, хранящиеся по разным церквам и монастырям, о заложении таких зданий; 6) надгробныя и другия надписи при церквах и в монастырях московских, также и в иных знатнейших городах Российских; 7) родословныя книги княжеских и знатных шляхетных фамилий и ежели при оных фамилиях другия какия известия находятся, до изъяснения российской истории касающиеся; 8) всякия Российския древности, из которых о древних временах и приключениях хотя не совершенное, однакож не совсем отметное свидетельство получить можно; 9) словесныя повести о прежде бывших случаях в России, у простых людей находящиеся в памяти, но понеже в них много баснословнаго случается, того ради с осторожностию принимать должно; 10) иностранныя печатныя историческия книги о России, Лифляндии, Курляндии, Пруссии, Польше, Швецкой, Дацкой, Немецкой, Турецкой, Персицкой, Китайской землях и о прочих государствах, где отчасти Российская история, сколь о том сочинителям известно было, описана, а паче для тех случаев, по которым соседственныя государства чрез войны, трактаты, союзы и чрез прочая с Российскою историею сообщение имеют.

2

А что Академия наук при нынешнем ея состоянии все вышеозначенные способы сама собою собрать не может, оное потому явно, что к такому делу вспомогательные указы потребны, которые от вышней команды получить надлежит. И ежели я, яко профессор истории при Академии наук, к сему делу определен буду, то потребны еще другие служители и надлежит во все части Российской империи учинить отправления, в чем Академия за недостатком в деньгах иждивений на себя принять не в состоянии. А все благополучно исполнять и в совершенство привести будет можно, ежели указом Ея И. В. соблаговолено будет учредить при Академии наук особливый Департамент Российской истории, и мне, старшему профессору истории при Академии, главное надсмотрение над оным поручить, и во исполнение такого намерения определить меня историографом, и присовокупить ко мне потребных людей для вспоможения, и на все определить довольную сумму денег, причитая оную к академической сумме, ибо Департамент истории, яко часть Академии наук, всегда с оною соединен быть должен.

3

Понеже я представляю самаго себя к главному надзиранию над Департаментом истории, к чему, кроме прочих историографу приличных свойств, здесь особливо требуется в Российском языке искусство, чтоб Российския письменныя книги, архивные документы и надписи без переводу читать и употреблять мог, то я себе не в похвалу, но по самой истине сказать должен, что я уповаю пред прочими Академии членами ко управлению сего дела больше способным быть. А предлагаю я о том не для [359] снискания себе большей чести и прибыли, но мысль моя клонится только к всеобщей пользе и чтоб в таком нужном деле положить начало и по наставлении тех, которые мне для вспоможения даны будут, оное бы дело в таких руках оставить, от которых бы Россия себе чести и пользы впредь ожидать могла. И сие не имеет быть препятствием к приведению к концу истории сибирской, также и прочих до оной земли касающихся описаний, мною сочиняемых, ибо между тем, как потребныя к сочинению всероссийской истории известия собраны будут, то сибирския дела могут притти в совершенство. А чтоб тем скоряе их к концу привесть, то те люди, которые к сочинению всероссийской истории определятся, также и в том мне к вспоможению весьма пристойно трудиться могут.

4

При Историческом департаменте кроме историографа должны быть служители следующие: 1) адъюнкт, который бы историографу в сочинении истории чинил всегдашнее вспоможение. И ежели он будет русский, то надлежит ему главнейшие европейские языки знать, также и в науках иметь некоторое искусство. А когда будет он иностранный, то должно ему Российский язык знать или по крайней мере о изучении его весьма стараться; 2) второй адъюнкт русской нации, которому безпрестанно надлежит ездить в знатнейшия места Российской империи. И ежели будет он искусен только в латинском языке и притом в науках иметь нарочитое основание, то сего довольно, в прочем же довольно ему быть человеку здраваго и бодраго разума, хорошая состояния и тихаго с людьми обхождения, без которых дарований он своею ездою никакой пользы принести не может; 3) переводчик, который все то, что историограф Российской истории напишет, имеет перевесть на русский язык ко взнесению для апробации, куды повелено будет. А к тому потребно, чтоб он в исторических переводах имел надлежащее искусство; 4) и 5) двое копеистов, один немецкаго, а другой русская языка, для переписывания набело сочиняемой истории и переводов. А они б числились не подъячими, но как студенты и притом бы при Академии обучались языкам и наукам, дабы со временем на упалыя места в адъюнкты произведены быть могли; 6) канцелярист или подканцелярист для отправления приказных дел, которыя при Департаменте истории происходить могут, оному ж можно и поручить мелочные расходы, которые необходимо при департаменте происходить имеют; 7) копеист у приказных дел; 8) сторож.

5

Хотя при Академии наук уже разныя письменныя книги, содержащия Российскую историю, находятся, однакож уповать можно, что оных еще гораздо более в разных местах у многих людей сыщется, и для того указом во всенародное известие должно объявить, что имеющие такия [360] рукописный исторический книги-летописцы в губерниях и в городах в канцелярии сносили, а оттуда в Академию наук отсыланы были для списывания с оных при Департаменте истории копий, а потом оныя опять всякому исправно возвращены быть имеют, причем надлежит паче смотреть того, чтоб собирать летописцы такие, в которых история особливых частей Российской империи описана, например, как печатный Синопсис не должен почитаться всеобщею историею России, но только частною историею Малой России, или так называемой Украйны, потому ж и находятся особливые летописцы казанские и астраханские и, ежели слуху поверить, то и Новгород, Устюг, Смоленск, может быть, еще и другие знатныя города свои особливые истории имеют. А чем оныя реже и чем обстоятельнее в них всякия приключения тех стран описаны, тем оне нужнее и полезнее к сочинению всеобщей Российской истории служить могут. А сообщение таких летописцев должно происходить добровольно, ибо ежели строгими указами повелено будет оные отбирать, то оные объявят, что таких книг у них не находится. Того ради в сем больше надобно надеяться на отправляемаго в посылки адъюнкта, который чрез дружеское обходительство имеет получить то, чего указами достать не можно будет.

6

Есть же при Академии наук и письменныя на татарском языке историческия книги, однакож у казанских, касимовских и романовских татар оных собрать еще более можно, о получении которых назначенный в посылки адъюнкт старание иметь должен. Но понеже теперь при Академии знающих татарский, турецкий и персидский языки никого не обретается, то для переводу таких книг должно требовать на время означенных языков переводчиков из Коллегии иностранных дел или для Академии искуснаго человека в азиатских языках надлежит выписать нарочно из Германии или из Англии. Что же касается до калмыцкая языка, то иногда переводчик надобен будет, котораго кроме Иностранной коллегии нигде сыскать не можно.

7

Обретающиеся в Москве и в Санкт-Петербурге архивы имеет историограф сам пересматривать и из них выписывать все то, что к пользе всероссийской истории прилично будет. И понеже в Правительствующем Сенате маия 20-го дня 1740-го году и апреля 16-го дня 1742-го году определение учинено, чтоб, взнесенныя в Правительствующий Сенат из Тайной канцелярии старинныя письма, также и находящияся в Печатной конторе архивныя дела пересмотревши, сделать реэстр и, что служит к истории, отдать в Академию, то во исполнение такого определения оным зачинать надлежит, а потом осведомиться, где из преждебывшаго Разряду [361] и Посольскаго приказу архивы ныне находятся, потому что они к сочинению истории весьма нужны будут. Но при сем не должно быть совсем безнадежным, хотя по большей части такия архивныя письма от древности и мокроты погнили, мышами и червьми съедены или разодраны и побросаны в кучи, ибо по прилежном пересматривании оных всегда что-нибудь найдется, которое к изъяснению истории служить может. Из губерний, провинций и городов можно собрать самыя лучшия известия из тех архивов, которые от прежних четвертных приказов московских остались. Сверх сего должно прилежное пересмотрение учинить архивам всех знатных городов для сыскания из того их времени и лет и причины их заложения, и употребленных к тому способов, и кем оные построены, также всяких потом происходивших случаев. И сие будет главнейшая должность адъюнкта, который в посылки определится, причем необходимо нужно, чтоб при отправлении адъюнкта указами подтверждено было, дабы ему в произведении такого дела во всем чинить вспоможение и давать ему пересматривать архивы, и велеть выписывать все то, что к пользе всероссийской истории он запотребно найдет.

8

Понеже история завоеванных провинций, а именно Лифляндии, Эстляндии, Ингерманландии, Карелии и Финляндии, необходимо же надлежит к всероссийской истории, то равным же образом в помянутых провинциях, в городах губернские, рыцарские и магистратские архивы употреблять должно. А чтоб письменныя книги и старинные исторические документы оных земель, которых у любопытных людей между лифляндским и эстляндским шляхетством много находится, способнее собрать, то надлежит учинить чрез печатные листы публикацию и просить о сообщении находящихся у них известий для переписки, в чем они, разсуждая происходящую им честь от обстоятельнаго описания истории о их отечестве, никак не отрекутся.

9

Равным образом можно уповать, что княжеския фамилии и знатное дворянство Российское по учинении к исполнению такого намерения во всенародное известие публикации, имеющияся у них историческия и другия, до чести их фамилии касающияся известия охотно сообщат. Сюда, кроме родословных книг, принадлежит и сие, в каких важных и высоких чинах предки состояли, в каких походах они находились, к каким посылкам и посольствам употреблены были, также отчасти какия жалованныя грамоты на вотчины и земли им даваны были, из которых, ежели оныя самыя древния, в общей истории некоторое изъяснение учиниться может. [362]

10

О житиях святых, которыя с Российскою историею немало участия имеют, здесь для того упоминать нечего, что оныя в церковных книгах уже напечатаны, и так получить их без труда можно. Обретающияся при церквах и в монастырях известия, котораго году оныя застроены, надгробныя и другия надписи, древности и словесныя объявления, о которых упомянуто в первом пункте сего предложения, должен собирать отправляемый в посылки адъюнкт, которому о сем от историографа дается обстоятельная инструкция.

Ежели кроме находящихся в императорской библиотеке при Академии наук печатных книг, содержащих в себе историю Российскую и соседственных государств, еще иныя потребны будут, то Академия по представлению историографа должна оныя, выписав из иностранных краев, сообщить в Департамент истории, которыя потом в императорскую библиотеку отданы быть имеют.

12 1

Понеже историограф, яко профессор при Академии, должен получать готовую квартиру, дрова и свечи, а для способности ему от Департамента истории в дальном разстоянии жить невозможно, также и определяемым к департаменту служителям вблизости жить должно; того ради прилично кажется, чтоб отвесть или нанять к сему делу каменный дом, где бы от пожарнаго случая не иметь опасения.

13

Весьма бы полезно было, чтоб историографу с своею экспедициею жить в Москве, ибо сей город за центр всего государства почесть можно, где всякие известия способнее и скорее получены быть могут, также и в разсуждении того, что тамошние архивы, как в 7 пункте сего предложения упомянуто, историограф сам пересматривать имеет, однакож надобно ему несколько времени пробыть в Санкт-Петербурге, дабы то, что в санкт-петербургских архивах находится и что коллегии и канцелярии сообщать будут, привесть в порядок, и так, положивши начало в Санкт-Петербурге, потом путь восприять должен в Москву, а оттуда возвратно в Санкт-Петербург для приведения к концу всего дела.

14

А чтоб в бытность историографа в Москве или в иных от Санкт-Петербурга отдаленных местах на письменныя пересылки с губерниями и с прочими знатнейшими городами в России издержки не было, то надлежит в почтовыя конторы, санкт-петербургскую и московскую, также и в Ямской приказ послать для ведома указы, чтоб присылаемые от Департамента истории пакеты без платежа приниманы и в надлежащие места [363] отправлены были; равным же образом, которые в Департамент истории из других мест присланы будут, без денег отдаваны были. А для отвращения в сем случае всяких подлогов в Департаменте истории надлежит учредить особливую печать, дабы оною все надлежащия письма и пакеты печатать, о чем на почтовых дворах и в Ямском приказе объявить должно, чтоб по оной печати можно было видеть, которыя письма и пакеты из Департамента истории отправляются.

15

При сем учреждаемом департаменте на все расходы на приклад получить можно следующую сумму:

Жалованья

Историографу

1200 руб.

Адъюнкту истории

400

Адъюнкту, отправляемому в посылки

300

Переводчику

300

Двум студентам в копеистской должности, каждому по 100 руб.

200

Канцеляристу

200

При нем копеисту

72

Сторожу

36

 

Итого 2708 руб.

На прочие расходы

За наем дому

300

На дрова, на свечи в контору и для историографа

150

На бумагу, перья, чернила и сургуч

30

На путевые расходы адъюнкту в год

100

 

Всего: 3288 руб.

16

Но понеже другие расходы случиться могут, которых наперед узнать нельзя, и дабы вышния команды малыми делами не утруждать, то б повелено было на вышеозначенный штат определить ровную сумму 3500 рублей, а о всяких расходах, кроме жалованья, надлежит ежегодно подавать счеты. И оный расход по силе 4 пункта сего предложения поручить можно канцеляристу, потому что ему довольно времени станет.

17

Хотя к истории какого государства описание нравов и обычаев живущих в оном народов свойственно и не касается, однакож историограф охотно в оном деле трудиться может, а притом случается, что народные обычаи и поведения многократно с историею участие имеют. Сие же описание полезно и тем приятнее, чем обычаи народов неизвестнее. А понеже в России столь много живет разных народов, которых языки совсем отменные, а нравы и обычьи их еще обстоятельно не описаны, [364] также и все языки их неизвестны, а некоторые из них в идолопоклонстве пребывают или мухаметанскаго закону держатся, от чего можно взять повод к пространному описанию; того ради пристойно кажется такое описание сообщить с историею, к чему отправляемый в посылки адъюнкт известия собирать будет таким образом, как оное от меня по всей Сибири о всех тамошних народах учинено и с некоторых в России около Казани живущих народов, а именно с черемисов, чуваш и вотяков, уже начало положено, к чему, ежели соблаговолено будет, совершенное наставление дать могу.

18

Ежели к сему делу и описание географии о Российской империи сообщить, как оное историческим образом обыкновенно отправляется, то сие равным образом не безполезно быть имеет. А такия известия собирать определяемому в посылки адъюнкту приказать можно, или чтоб его не отяготить многими делами, то надлежит определить к тому другаго адъюнкта, а оному от меня обстоятельная инструкция дана будет. При сем паче всего то нужно, дабы повторением сделанных дел напрасно времени не тратить, чтоб прежде всего находящиеся при Оренбургской комиссии известия, которыя геодезии офицерами уже собраны, в Департамент истории отданы были.

О сем представляет профессор Герард Фридрих Миллер.


Комментарии

Печатается по: РГАДА. Ф. 199. П. 421. Д. 4.

1. В рукописи пропущен № 11.

Отзывы о банке авангард

отзывы о банке авангард

www.allcredits.ru