Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

МИЛЛЕР Г. Ф.

О первом летописателе Российском преподобном Несторе, о его летописи и о продолжателях оныя

Всем известно, что начало летописаний Российских приписать должно Киево-Печерскаго монастыря монаху преподобному Нестору. А понеже сей писатель жил в последней половине XI века по рождестве Христове, Российския ж деяния с половины IX века описаны уже с довольными обстоятельствами, и от того времени с точным показанием лет, когда что достопамятнаго происходило, непрерывно продолжаются, то сие не прекословит принятому от некоторых мнению, якобы преподобный Нестор уже застал письменныя известия, по которым сочинил он свою летопись, хотя на оныя и не ссылается 1. Небеззнатное обстоятельство для показания важности Несторовой летописи есть то, что прочие славенские народы — поляки, богемцы, венеды и иллириане — подобной ей не имеют, ниже чтоб которая из их летописей либо древностию, либо обстоятельным и внятным объявлением произшедших дел сей нашей предпочитаема быть могла 2. Последующие Российские писатели повторяли в продолжениях своих описанное Нестором время по большей части собственными его словами. По крайней мере, они в его описании не отважились учинить никакой знатной перемены. Так сильно удостоверены были они о верности объявленных Нестором приключений, да как бы им таковым и не быть, когда и ныне никаких знатных недостатков в его летописи не видно, и когда точное согласие перваго нашего Российскаго летописателя с греческими тогдашних времен историками примечаем. Сам Стриковский, славный польский историк, не нашел лучшаго основания, кроме нашего Нестора, к сочинению своей Польской и Российской хроники 3. Того ради для Российской истории весьма полезное бы дело было, и как от природных Российских, так и от иностранных давно желаемое, ежели бы повелено было к побуждению тех, кои Российскую историю основательно знать желают, или оную разысканиями своими больше изъяснить намерены, Несторову летопись купно с продолжениями оной напечатавши в народ издать. Сколько ж времени и иждивения тем будет сбережено, кое ныне на переписку оных летописей от охотников употребляется? И какое средство может надежнее быть того, которое подает нам печатание книг, чтоб миновать погрешности, кои при переписке нечувствительно и почти неминуемо случаются? [6]

Подобное сему предприять вознамерился покойный господин тайный советник Татищев, употребляя свободные часы на описание Российской истории. Он имел пред собою восемь списков Несторовой летописи с продолжениями, кои сличал он один с другим и изо всех выбирал, что казалось ему быть обстоятельнейшее и справедливейшее 4. Из сего сделалась новая летопись, которую он с примечаниями своими хотел напечатать. В самом деле не было бы лучшаго способу как сей, естли б читатели иногда не желали сами разсматривать, с довольною ли осторожностию свожены разныя речении списков и всегда ли справедливейшия из них выбираны, чего сделать невозможно, ежели тот список которой за самой лучшей и за обстоятельнейшей почитается, от слова до слова верно не напечатается, а из прочих разных речения, которыя в самой вещи разность делают, присовокуплены не будут.

Но сколь нужна сама по себе есть Несторова летопись с продолжениями ея, чтоб в печать издана была, столько ж не можно почесть за излишнее, естли повелено будет и труды покойнаго господина тайнаго советника Татищева таким же образом напечатать 5. Кто историю читает только для своего увеселения, тот подлинно сими его трудами будет доволен и еще предпочтет оные чтению разных первоначальных летописей, а кто далее желает поступить, тот может справливаться с самим Нестором и с его продолжателями.

Между тем, пока учинено будет о сем определение, приняли мы намерение наперед объявить о преподобном Несторе и о тех, кои летопись его продолжали, отчасти из оставшихся после покойнаго господина тайнаго советника Татищева известий, а отчасти из собственнаго нашего изследования, что благосклонным нашим читателям здесь предлагаем.

В Патерике Печерском 6, напечатанном в Киеве в 1702 году, находится на листе 258 и следующих описание жития преподобнаго Нестора, кое также внесено и в Четьи Минеи могилевской печати под 27 днем октября 7. Содержание онаго есть вкратце следующее: «Нестор, будучи 17 лет от рождения, пришел к Антонию и Феодосию, кои тогда Печерской монастырь созидали, прося, чтоб приняли его в число монахов, на что они и позволили, однакож пострижение его прежде не возпоследовало, как при игумене Стефане, от котораго он и диаконом посвящен. Как братия вознамерились мощи святаго Феодосия перенести из пещеры в монастырскую церьковь, то Нестор больше всех при том трудился. Прочия лета своей жизни препроводил он в сочинении своей летописи, а напоследок преставился и погребен в пещере» (Здесь и далее в тексте слова, заключенные в кавычки, но не выделенные курсивом, представляют собой не цитату, а пересказ содержания «Киево-Печерского патерика». — Ред.).

Для лучшаго разумения сего надлежит из Несторовой летописи привесть еще то, что под 1051 годом о начале Печерскаго монастыря объявляет, сказывая при том сам о себе, как он в тот монастырь в монахи [7] был принят: «Первую в Киеве пещеру ископал священный муж Иларион, который, имевши в ней жилище, возведен был великим князем Ярославом Владимировичем на престол митрополии Киевской и всея России. Спустя несколько времени некакой муж, уроженец города Любеча, называемый Антоний, ходив в Грецию и приняв на святой Афонской горе иноческий чин, возвратился назад в Россию. Сей увидел от Илариона оставленную пещеру, которая ему столь понравилась, что пожелал достальной свой век препроводить во оной. Антоний разпространил пещеру, имел воздержное житие, и был в таком почтении, что некогда великий князь Изяслав сам с ближними своими посетил его. Тогда Антоний начал собирать братии и строить монастырь, в котором он сам был игуменом. Вскоре пристали к нему 12 братов, кои пещеру еще более разпространили и сделали в ней кельи и церьковь. Но в сем обществе Антоний не долго остался. Он поставил братьям инаго игумена именем Варлаама, а сам изкопал себе в некотором разстоянии от перваго места новую пещеру, в которой продолжал прежнее свое уединенное житие, однако и после того имел главное надзирание над братиею. По его благословению братия, умножившиеся до двадцати, построили вне пещеры малую деревянную церьковь и при ней кельи. А как им и то место стало быть тесно, то Антоний просил у великаго князя всей горы, в которой пещеры ископаны, под монастырь, коя ему и отдана. Тогда заложен был новой большой монастырь и во оном великая каменная церковь. А монастырь назван Печерским по пещерам, которыя к строению онаго случай подали. Между тем же временем великий князь Изяслав состроил еще другой монастырь во имя святаго Дмитрия, которым именем наречен он во святом крещении, и выбрал начальником во оном монастыре игумена Варлаама, а на его место Антоний поставил игуменом Феодосиа, которой перьвой снабдил монастырь прямым монашеским уставом, кой получил он из Царяграда из Студийскаго монастыря. Он же принимал всех приходящих к нему, между которыми был и Нестор. «К нему же (сии собственныя Несторовы слова) и аз пришел худый и недостойный раб, и прият мя, лет 40 сущу ми в монастыри, а лет 17 от рождения моего постригохся во иноческий образ». (Здесь и далее курсив в тексте принадлежит Миллеру — Ред.).

Из сношения сих последних слов с находящимся в Патерике известием совершенно подтверждается, что известная под Несторовым именем летопись сочинена ни кем иным, кроме его, хотя он сам о своем имени не упоминает, и только в немногих списках приписано, что преподобнаго Нестора сочинения та летопись. При сем не можем мы преминуть, чтоб не объявить о погрешности, которая учинена в печатанной в 1732 году при Академии наук на немецком языке книге, называемой «Собрание Российской истории». Во оной Несторова летопись приписывается некоему игумену Феодосию, чему виновен был переводчик, коего изъяснение еще находится в заглавии той летописи, имеющейся в императорской [8] библиотеке при Академии наук. Слова: «Книга летописец черноризца Феодосиева монастыря Печерскаго» переводчик толковал так, якобы написано было: «черноризца Феодосия» и проч. 8 При употребляемом тогда списке той летописи не было показано о имени истиннаго сочинителя, по чему можно бы было о сей ошибке догадаться. Следовательно, сделались два Феодосия, один, который по 17 году принял на себя иноческой чин, другой, который, яко игумен, принял в монастырь сего 17-летняго отрока. А причина, для чего перваго также игуменом назвали, произошла потому ж от неправильнаго некоторых речей той летописи толкования. А именно: в лето от создания мира 6624 (от рождества Христова 1116) показано о некотором игумене, которой в сочинении летописи имел участие. Сей сколько от перваго писателя ни разнился, однако незнанием переводчика со оным смешался.

Время, в которое Нестор монастырское житие избрал, а потому и год его рождения можно нарочито исправно определить, ежели точно взять, в которое время начался Печерской монастырь. Сие обстоятельство в объявленном месте летописи не весьма ясно изображено, а находится в ином месте оной же летописи под 1075 годом, и в житии преподобных отец Антония и Феодосия, кои в Киевском Патерике описаны в перьвом месте. Здесь не говорится ни о начале киевских пещер, ни о первом собрании братии к преподобному Антонию, ни о малом деревянном монастыре, которой построен при игумене Варлааме, но о построении большаго Печерскаго монастыря с большею каменною церьковию, чему причина была, что пещера и перьвая церьковь при умножении братии тесны быть стали. Сие строение началось в 1072 году. Преподобный Антоний преставился в перьвом году онаго строения в 10 день июля 1073. После того скончался и преподобный Феодосий в 3 день майя 1074 года, а строение продолжал игумен Стефан, котораго Феодосий пред своею кончиною по избранию братии игуменом поставил. Понеже Нестор все сие наперед описывает, а потом уже о принятии своем в монастырь упоминает, к тому ж в Патерике точно объявляется, что Нестор в то время, когда Феодосий строил монастырь, к нему и к преподобному Антонию пришел («Сей бо блаженный отец наш Нестор, безмолствующу преподобному Антонию в пещере, блаженному же Феодосию строящу монастырь, прииде к ним, желая святаго ангельскаго иноческаго образа, имый точию седмьнадесять лет от рождения своего». (Здесь и далее все подстрочные примечания, кроме специально оговоренных, принадлежат Миллеру. — Ред.)), а хотя игумен Феодосий и принял его в монастырь, токмо не он, но последовавший игумен Стефан его постриг, то из сего должно заключить, что Нестор пришел к Феодосию незадолго до Антониевой кончины, следовательно, был он в 1073 году 17 лет, почему рождение его было в 1056 году, и не мог он прежде как игуменом Стефаном постриженным быть, потому что надлежало ему жить один год под искусом 9.

О игумене Стефане известны мы из жития его, находящегося в Патерике Печерском, что он в том чине в Печерском монастыре был [9] недолго, ибо братия изгнали его неповинно. После того построил он недалеко от Печерскаго монастыря на месте, называемом «на Клобе», новой монастырь, откуда на епископство во Владимире в Волынии поставлен 10, где в 27 день апреля 1094 году и преставился. На его место в Печерском монастыре игуменом выбрали преподобнаго Никона, бывшаго друга и вернаго помощника игумену Феодосию, при котораго кончине не было его в монастыре, чего ради не могли его еще тогда поставить на его место.

Никон, как в Патерике объявляется, создал на острове Тьмутаракане монастырь и построил церьковь во имя Положения Ризы пресвятыя Богородицы по примеру Влахернскаго монастыря в Цареграде11. Недолго по кончине Феодосиевой пришел он паки в Печерской монастырь, только ради посещения, и от того возпоследовала сия перемена. В 1083 году при игумене Никоне украшена Печерская церьковь святыми иконами чрез иконописцов, пришедших из Царяграда в Киев. В 1085 году освящена сия церьковь, и мощи преподобнаго Феодосия перенесены во оную в 1091 году при игумене Иоанне, причем преподобный Нестор в выкапывании оных трудился. О сих своих трудах упоминает писатель наш с такими же точно обстоятельствами («Игумен Печерский с иноки совет сотворше и реша: не добро есть лежати отцу нашему Феодосию, кроме монастыря и церькви своея, понеже той есть основатель церькви и черноризцы совокупил, и тако повелеша устроить место, идеже положиша мощи его, и преспевшу празднику Успения Пресвятыя Богородицы тремя деньми, и повеле игумен рушити, где лежат мощи отца нашего Феодосия, его же повелению бых аз грешный перьвое самовидец, еже скажу, не слухом бо слыша, но сам о сем начальник. Пришедшу же игумену ко мне и рекшу ми: «поиди в пещеру к Феодосиеви», аз же, пришед с игуменом, не ведуще никому же, разглядаше копати» и проч.), как и в Патерике показано.

Теперь станем доискиваться, сколь долго Нестор жил и как далеко дошел в сочинении своей летописи. В Патерике мы ничего о том не находим. Только упоминается в нем следующее: «Поживе лета довольна труждаяся в делех летописания и лета вечная поминая, и тако добре угоди Творцу летом, к нему же по летех временных довольных преставися на вечность, и положен есть в пещере». Посему не остается более как только искать следов в самой летописи, кои бы к решению объявленной трудности несколько способствовать могли. По мнению господина тайнаго советника Татищева, преподобный Нестор окончал свою летопись при 1093 году, а что после того году следует по 1116 год, оное приписал он первому той летописи продолжателю игумену святаго Михаила Сильвестру, которое свое мнение утверждал он на следующем: в некоторых списках Несторовой летописи в конце 1093 году находится увещание о согрешениях человеческих, кое аминем заключается. Такое же окончание находится и в 1116 году, где точно показано, что то говорит игумен Сильвестр. Сей аминь принял господин тайный советник Татищев за конец трудов каждаго писателя. Однако кажется, что сколько проницателен он ни был в прочем, не вспомнил он, что Нестор сам упоминает о 40 летах своего пребывания в Печерском монастыре, и что [10] весьма невеликое время жизни его выдет, ежели положить, что он около 1093 года преставился. Старость, означенная в Патерике словами «лета довольна» с тем не согласуется. Также и невероятно, чтоб преподобный Нестор писать перестал прежде, как смертельная болезнь его к тому принудила. Мы полагаем, как выше показано, что Несторово в монастыре пребывание считать должно с 1073 года. Он зачал писать летопись свою в последних летах своей жизни. А когда он труд сей довел до того времени, как зачалось строение монастыря, тогда бытия его в монастыре, по собственному его объявлению, было 40 лет, которое время приходит в 1113 год. Потом мог он еще два года жить и, таким образом, приключения своего века довесть до самыя своея кончины. По одному месту той летописи при 1096 годе весьма ясно оказывается, что сочинитель еще тогда, как и прежде, был монахом в Печерском монастыре, а именно описывается там нападение половецкаго князя Бонака на Киев и особливо учиненное им опустошение Печерскаго монастыря, причем сочинитель говорит: «нам сущим по келиям почивающим» 12. А сие не можно разуметь о игумене Сильвестре святаго Михаила, ибо оной монахом Печерскаго монастыря не бывал, как то и в Патерике житии его не описано. Следовательно, полагаем мы конец жизни преподобнаго Нестора, также и конец его летописи в 1115 году. И потому всего жития его было 59 лет.

Приписываются еще преподобному Нестору и описания о житиях Печерских угодников, кои в перьвой части Патерика Печерскаго напечатаны. Ибо оной первой части надписание значит так: «Часть первая, в ней же обретаются жития святых преподобных и богоносных отец наших Печерских, преподобным отцем нашим Нестором, летописцом Российским, написанныя». Но ныне оныя уже и те описания, кои Нестор сочинял, часто постороннею рукою нечто во оныя вношено, и Нестор в третием лице тут упоминается. Сие происходит от следующей причины: в предисловии к Патерику объявляется, что сочиненное Нестором описание жития преподобнаго Антония, а может быть и других святых, в военное время утратилось. Но оное читал известный свидетель Симон святый, епископ володимерский и суздальский, и из того выбрал достопамятнейшее («Нестор убо святыя разве летописания во иной книзе особной совершеннее житие преподобнаго отца нашего Антония написа, иже книга содержащая то житие его совершенное поминается во многих главизнах в Патериках Печерских, древле писанных, но чрез похищение ратное от нас удалися, обаче прочте ю известный свидетель Симон Святый, епископ владимирский и суздальский, и той нам, якоже лето, сице и месяц, и день преставления преподобнаго первоначальника сего и положения его у нас в пещере изъяви».). Сему же Симону приписывают и описания, находящиеся в перьвой части Патерика о чудесах святаго Антония, о освящении и украшении гроба святаго Феодосия и о построении, украшении и освящении Печерския церькви. Он же сообщил и содержащияся в житиях во второй части Патерика известия монаху Поликарпу, которой потом поставлен архимандритом Печерским, и находящияся в третьей части жития сочинил [11] сам. Чего ради и его житие в Патерике приобщено прибавлением, но столь необстоятельно, что естли бы по другим известиям то не было известно, то бы и о времени, в которое он жил, не знали. О преподобном Поликарпе находим мы в его житии, что он во время великаго князя Ростислава Мстиславича и митрополита Иоанна третьяго, то есть в 1164 году поставлен архимандритом, и в 1182 году преставился. По сему можно положить время жития святаго Симона, которой несколько старее был Поликарпа, в середине вторагонадесять века.

Что до продолжения Несторовой летописи касается, то ни которое из них не находится особливо, также и в первейшия времена не случалось быть двум или больше писателям вдруг, кои бы об одном времени писали порознь. Один продолжатель следовал за другим, и к концу трудов своего предка присоединял свои труды. Не можно бы было иногда приметить разности, но почесть все за писание одного человека, ежели обыкновенной век человеческой не побуждал нас изыскивать оную разность. А где она есть, тут примечается более в материях, нежели в слоге, также иногда писатели и сами о себе объявляют.

О игумене Силвестре монастыря святаго Михаила, которой по кончине Несторовой летопись его продолжал, уже выше упомянуто. Начало сочинения его полагаем мы там, где покойный господин тайный советник Татищев думал быть концу. И сие для того: 1) понеже в начале 1116 году положенныя Силвестром слова не меньше походят на начало, как и на окончание («В лето 6624 се аз, грешный инок Силвесгр, игумен святаго Михаила, написах книги сея, глаголемыя греческим языком «Хронограф», руским языком толкуется «Временник», еже есть Летописец во священно и божественно священно начальство господина Никифора, митрополита Киевскаго и всея Руссии, во обладании державы Киевския православнаго и благочестиваго князя Владимира Мономаха, сына Всеволожа, внука Ярославля, правнука великаго и равноапостольнаго святаго Владимира, нареченнаго во святом крещении Василия, крестившаго всю Рускую землю. Писа же вся сия любве ради Господа Бога и Пречистыя Богородицы и Святых его, и своего ради отечества Руския земли, во спасение и пользу всем, и молю всех прочитающих книги сия, да помолятся о мне во святых своих молитвах, да сладостный и радостный глас услышу от Господа Бога в день он суда великаго, и избавлен буду безконечных мучений, а обещанных благ от Господа получу молитвами Пресвятыя Богородицы и всех святых. Аминь» 13.); 2) понеже он говорит там, что писал он при владении великаго князя Владимира Мономаха, кое началося в 1113 году; и 3) понеже Сильвестр тогда еще не преставился, и никакой притчины не видно, для чего бы ему перестать писать прежде своей кончины. В 1119 году поставлен он епископом в Переяславль 14, где в 23 день апреля 1123 года скончался, и посему так далеко следует его продолжение 15.

После Силвестра известия о Волынии и о Чермной России становятся обстоятельнее прежняго, чего ради кажется, что ближайший, хотя неизвестный по нем продолжатель жил в той стране. Сие примечание есть покойнаго тайнаго советника Татищева; также и следующее, что оное обстоятельство не долее продолжается, как до кончины великаго князя [12] Георгия Владимировича, то есть до 1157 году, и что потом еще иное неизвестное продолжение следует, которое кончится на 1203 году.

До сего времени разные списки Несторовой летописи, также и продолжении оной, почти во всем между собою согласны, по крайней мере в том, что до главных приключений касается; в речах же почти каждой списатель по-своему переменил то или другое, или и небольшия старинныя приключения совсем выпустил, от чего, однако, в самом деле никакого замешательства не возпоследовало. Потом настало время, которое не меньше над летописями, как вообще над человеческим благополучием оказывало свое действие.

Как Россия от времени до времени более разделяема была на разныя княжения, то в каждом княжении востали особливые писатели, кои по обыкновению предпочитали приключения своей страны всем другим, и только то обстоятельно описывали, а из приключений прочих стран Российских больше не брали, как сколько для связания порядка необходимо надобно им показалось. Кто все таковые писатели были, хотя того добраться и трудно, однако видно, что все были из духовенства, ибо в старинныя времена, также как и в других европейских государствах, знание и науки по большой части не выступали из пределов монастырских. Однако можно похвалить заслуги некоторых, кои отчасти упражнялись в описании истории их времен, а отчасти изыскивали способы, как бы привесть истории, другими описанныя, в лучшей порядок. Из трудившихся в том наипаче достопамятны следующие.

О суздальском епископе Симоне, которой в 1226 году преставился, господин тайный советник Татищев объявляет, что он с 1203 года упражнялся в продолжении летописи, и некоторой новогородской священник, имянуемый Иоанн, пишет под 1230 годом о себе, яко о сочинителе летописи своего времени, что он очевидным был свидетелем при случившихся тогда приключениях. И как первый имел намерение описывать более главныя приключения всего Российскаго государства, а особливо великаго княжения во Владимире, так последний, напротив того, по большой части описал то, что в Новегороде происходило. Чего ради в продолжаемой им летописи не только своего времени дела новогородския предложил обстоятельно, но и прежних времен историю новогородскими приключениями дополнил. Доказательством онаго есть закон, данный новогородцам в 1019 году от великаго князя Ярослава Владимировича, содержащий тогдашния гражданския права, по которым суд и расправу чинить велено было 16. Сей закон есть неоцененная вещь для Российской древности. Нестор в своей летописи об оном подробно не упоминает, но только пишет, что такой закон дан Ярославом, а между всеми списками Несторовой летописи один токмо новогородской с продолжением священника Иоанна, в котором оной по всему своему содержанию находится.

После сего более никакой продолжатель Несторовой летописи по имени неизвестен, хотя одно в императорской библиотеке при Академии наук находящееся продолжение даже до 1630 году простирается. Есть два [13] митрополита московские, которые по причине Российской истории достопамятны, а именно Киприан и Макарий, но они другой порядок при сочинениях своих наблюдали, то есть сочинили они так называемые Степенныя книги, которым первой положил начало, а последней при владении царя Иоанна Васильевича оныя действительно к концу привел. По всему видно, сначала была только одна Степенная книга, но чрез частое переписывание выросло оных великое множество, из которых всегда одна другой обстоятельнее или недостаточнее, для того что многие списатели употребляли вольность по своему разсуждению иное прибавить, а иное выкинуть. Оныя книги называются Степенными потому, что по родословному порядку великих князей и царей Российских разделены на известныя степени, или поколения. Как из оных чаятельно выбираны были материи к последующим продолжениям Несторовой летописи, так и летописи, тогда бывшия, без сумнения служили основанием при сочинении Степенных книг.

Сюда можно еще причислить и келаря Троицы-Сергиевой Лавры Авраама Палицына, которой жил во время внутренних замешательств от ложных Димитриев даже до времени государствования блаженныя памяти царя Михаила Феодоровича, ибо он приключения своего времени описал в особливой летописи, которая, однако, весьма кратка, и слог в ней больше витиеватой, нежели чтоб с натуральною историческою простотою сходствовал.

Наконец, достойно похвалы и старание святейшаго Никона патриарха, при государствовании блаженныя памяти царя Алексея Михайловича, ибо от него имеем мы также список с Несторовой летописи, сделанной в Воскресенском монастыре, в котором он начальные листы сам своею рукою переметил. Сия есть та летопись, о которой выше упомянуто то, что доведена до 1630 году 17.

И как сей список перед прочими написан весьма исправно, то может быть был бы он и совершенно достоин к произведению в печать, естли бы не было причины дать первенство самым древнейшим по обыкновению всех тех, кои писменныя истории в печать издают. Господин тайный советник Татищев хвалил некоторой старинной список Несторовой летописи, которой у него самого находился. Превосходная онаго древность показывается отчасти по писменам, кои на квадратныя древния греческия и римския походят, отчасти по тому, что написан на пергаменте, отчасти из многих находящихся в нем и в нынешния времена совсем не употребительных речей, и, наконец, из того, что оной не далее 1197 года простирается. По сему последнему обстоятельству не без вероятности заключается, что сей список в конце второгонадесять века писан. Имя преподобнаго Нестора в начале онаго ясно означено 18.

В императорской библиотеке при Академии наук находится еще другой изрядный список с Кенигсбергскаго подлинника, хотя и правда, что некоторыя места в нем сумнительны кажутся, чего ради весьма б надлежало оной еще сличить с подлинником, дабы увидеть, не последовали ли [14] какия в переписке ошибки. Подлинник сей хранится в библиотеке королевскаго замка в Кенигсберге между теми книгами, которыя в 1668 году прусской наместник князь Богуслав Радзивил туда отдал. Господин Лилиэнталь сочинил историю оной королевской библиотеки, которая напечатана в книге, называемой «Erleutertes Prussen», то есть «Изъясненная Пруссия», в первом томе на стр. 725 и следующих. Так же на 731 находим мы нечто об отдаче Радзивиловой библиотеки, а на стр. 753 объявлено, что блаженныя и вечнодостойныя памяти государь император Петр Великий в 1711 году ноября в 21 день сию библиотеку смотреть изволил и об оной оказал особливое свое всемилостивейшее удовольствие. Может, сей список тогда по требованию государя императора и сделан или, как господин тайный советник Татищев объявляет, при случае вторичнаго государева проезда в феврале месяце 1716 году был изготовлен. Почти на каждой странице описанныя приключения изображены тут же разскрашенными фигурами. Но оныя фигуры не лучше ли в подлиннике, нежели в списке сделаны, и в каком состоянии самый подлинник в разсуждении писмен и бумаги находится, о том мы точнаго известия не имеем. Естли наш список полон, как то и надеяться можно, то сия летопись оканчивается с 1206 годом 19.

После сих древнейших летописей надлежало бы при напечатании следовать прочим спискам, из которых бы всегда выбирать вернейшие и обстоятельнейшие, что на разсмотрение оставляем тому, кому сие дело поручено будет.

Впрочем, по объявлению некотораго писателя, которой пред не многими годами выдал книгу о старом и новом состоянии России на голландском языке (том I, стр. 232), хотя и кажется, якобы Несторова летопись по переводу некотораго епископа Коссовиа напечатана была уже на польском языке, однако сие мнится нам быть ошибка 20. Силвестр Косов, будучи епископом мстиславским, сокращенно перевел из Патерика Печерскаго жития святых, преподобным Нестором сочиненныя, на польской язык, которыя по Гербиниеву свидетельству (в книге о пещерах киевских на стр. 138) напечатаны в Киеве 1635 году 21, а оной Силвестр потом поставлен митрополитом в Киев и в 1658 году скончался. Может быть, что сие побудило помянутаго голландскаго автора думать, будто бы и самая летопись Несторова переведена и напечатана уже на польском языке. Буде же есть перевод польской, а оной еще не напечатан, то подлинно не без пользы бы было, естли бы кто из польских ученых людей о издании онаго старание возымел, не токмо для того, чтоб нам можно было тот перевод сличить с нашим подлинником, но и по той причине, дабы тем скоряе и другие европейские народы, переводя оной на свои языки, могли оным пользоваться и сим способом вытти из той темноты, в которой они по сие время в разсуждении древней Российской истории находятся. [15]


Комментарии

Печатается по: Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие. СПб., 1755. Т. 1. С. 275-298.

1. Имеется в виду В. Н. Татищев, писавший в «Истории Российской»: «По обстоятельствам же видно, что он [Нестор] не со слов, но с каких-либо книг и писем из разных мест собрав и в порядок положил...» (Татищев В. Н. История Российская. М.; Д., 1962. Т. I. С. 96). Позднее A. Л. Шлецер отрицал существование летописной традиции на Руси до Нестора. Однако исследованиями А.А. Шахматова справедливость мнения Татищева и Миллера была полностью доказана.

2. Богемцы -жители Богемии. Так с 1526 по 1918 г. называлась Чехия, входившая в состав Австро-Венгерской империи.

Венеды -древнейшее название славян, встречающееся у Геродота, Плиния Старшего, Тацита, Птолемея и других античных авторов, согласно которым венеды заселяли территорию от р. Одры на Западе до водораздела Днепра и Оки на востоке и между Балтийским морем на севере и Прикарпатьем на юге. Во второй половине XI- начале XII в. на побережье Балтийского моря между устьями рек Лабы и Одры существовало государственное объединение полабских славян, так называемая Вендская держава.

Иллириане, иллирийцы-общее название группы индоевропейских племен, населявших в древности северо-запад Балканского полуострова от побережья Адриатического моря до Дуная.

3. Стрыйковский Мацей (Матвей) (1547-после 1582)-польский историк XVI в., автор «Хроники Польской, Литовской, Жмудской и всей Руси»-сочинения, получившего широкое распространение в России со второй половины XVII в.

4. В «Предъизвесчении» к «Истории Российской» Татищев перечислил восемь известных ему «русских историй», послуживших источником его труда (см.: Татищев В. Н. История Российская. М.; Л., 1962. Т. I. С. 84).

5. Первый том «Истории Российской» был издан Миллером в 1768 г.

6. Патерик Печерский-Киево-Печерский патерик-сборник произведений агиографического характера, состоящий из рассказа об основании Киево-Печерского монастыря, Жития Феодосия Печерского, написанного Нестором, двух монашеских посланий и рассказа о двадцати шести печерских черноризцах. Сложился в течение XIII-XIV вв. и дошел до нас в редакциях-тверского епископа Арсения 1406 г. и монаха Печерского монастыря Кассиана 1460-1462 гг.; впервые опубликован в Киеве в 1661 г. Это издание было воспроизведено в 1678 и 1702 гг., последним и пользовался Миллер.

7. Четьи Минеи (Великие Минеи Четьи)-свод древнерусских оригинальных и переводных памятников (в основном житийных и риторических) церковно-учительного и исторического характера, рассчитанный на годичный «круг чтения» из 12 книг по числу месяцев. Создан в первой половине XVI в. по инициативе митрополита Макария.

8. В 1732 г. Миллер опубликовал в «Sammlung Russischer Geschichte» отрывок из «Повести временных лет», переведенный на немецкий язык И. В. Паусом. При этом переводчиком была допущена ошибка, о которой и сообщает Миллер. Версия об авторстве Феодосия сохранялась в течение некоторого времени, в особенности на Западе, где публикация 1732 г. была хорошо известна.

9. Расчеты Миллера основаны на Студитском общежительном уставе, созданном в IX в. греческим церковным деятелем Федором Студитом и введенном в Киево-Печерском монастыре Феодосием Печерским. Согласно уставу каждый будущий монах должен был прожить год в монастыре в качестве послушника.

Вывод Миллера о дате рождения Нестора противоречил взглядам Татищева, который считал, что Нестор родился в 1040 г. Уже в XX в. точка зрения Миллера была поддержана М.Д. Приселковым (см.: Приселков М. Д. Нестор-летописец. Пб., 1923. С. 9), однако современные исследователи более осторожны и относят рождение Нестора к 1050-м годам (см.: Творогов О. В. Нестор // Словарь книжников и книжности Древней Руси. М., 1987. Вып. 1. С. 274-278).

10. Владимир в Волыни-город на Западной Украине, в 988-1336 гг. столица Владимиро-Волынского княжества.

11. Тьмутаракань (Тмутаракань)-так в Х-ХII вв. называли Таманский полуостров, где находилось Тмутараканское княжество со столицей Тмутаракань (современная станица Таманская).

12. Ср.: ПСРЛ. М., 1965. Т. 9/10. С. 126.

13. Ср.: Там же. С. 149.

14. Согласно Лаврентьевской летописи Сильвестр стал епископом Переяславля в 1118 г. (см.: Там же. М., 1962. Т. I. Стб. 291).

15. Вопрос об истории составления «Повести временных лет» и роли в ней Нестора и Сильвестра остается дискуссионным до сих пор. По мнению А. А. Шахматова, Сильвестр был составителем так называемой второй редакции «Повести временных лет» (Шахматов А. А. «Повесть временных лет». Пг., 1916. Т. 1. Примечания. С. II, X-XXI, XXVI- XXVII). Приселков считал, что Сильвестр переработал заключительные статьи «Повести временных лет» (Приселков М. Д. История русского летописания XI-XV вв. Л., 1940. С. 42, 43), а А. Г. Кузьмин фактически приписывает Сильвестру работу, традиционно относимую к Нестору (Кузьмин А. Г. Начальные этапы русского летописания. М., 1977. С. 152-167).

16. Речь идет о Русской Правде-старейшем памятнике древнерусского права, которую Миллер знал, по-видимому, по Софийской I летописи, где под 1019 г. говорится, что после победы над киевским князем Святополком Окаянным новгородский князь Ярослав Мудрый отпустил своих воинов, дав «Правду» и «Устав».

17. Имеется в виду Троицкая редакция Никоновской летописи, которую Миллер знал по рукописи, поступившей в академическую библиотеку в 1741 г. от Феофана Прокоповича (ныне: БАН. 17.2.5). С этой рукописью был знаком и Татищев, для которого с нее была снята копия.

18. Имевшийся у Татищева список летописи до нас не дошел. По мнению некоторых исследователей, именно к нему восходит ряд так называемых татищевских известий, не имеющих аналогов в других источниках.

19. Миллер имеет в виду так называемую Радзивилловскую летопись. Подлинник ее спустя три года после опубликования статьи Миллера был захвачен в качестве трофея в Семилетней войне и в 1767 г. издан (ныне: БАН. 34.5.30).

20. Миллер имеет в виду книгу: Philips J.С. Oude en nieuwe Staat Van't Russland op Moscovische Keizerryk Histore van Russland... t'Utrecht, 1744.

21. В 1635 г. в Киево-Печерской типографии были напечатаны на польском языке труды С. Косова «Exegesis» и «Patericon».