Комментарии

106. Если в главах XI — XIV описывалась деятельность Северина на юге того района, который входил в сферу его личного воздействия, то в XV — XVI речь идёт о самых западных пунктах, до которых он доходил.

Это ноллевский взгляд, взгляд человека, не имеющего датировки глав, взгляд только в пространство, но не в глубину времени. Но именно потому, что Нолль такой взгляд имел и обнародовал, мне пришлось перед XI главой дать своё мнение о ряде глав, с этой одиннадцатой начиная — ведь мне, в отличие от Нолля, стал ясен план Северина, так что каждая глава была невольным описанием реализации этого плана — невольным потому, что Евгиппий этого не понимал, но он был добросовестен в меру возможного и потому подобен фотоаппарату, а не вольному художнику, разве что потом пытался иногда навести ретушь, как обязанный заботиться не столько о своей голове, сколько о доверившихся ему людях. Итак, здесь описано его прибытие на крайний запад остатка бывшей римской провинции Второй Рэции, ещё не захваченной алеманнами. Территория эта по северинову плану должна быть эвакуирована, как и прочие земли вокруг «верхних крепостей». Но пока что нужно укреплять свой авторитет у жителей Рэции вообще и Квинтаниса в частности, нужно иметь его для того, чтобы в трудные дни эвакуации спасти этих людей от гибели. Иначе — не спасти их, а потому и других спасать будет труднее…

107. Квинтанис — сегодня Кюнцинг в Баварии, около 35 км выше по Дунаю от Пассау. Здесь стояла римская крепость.

108. Верхняя или Вторая Рэция — между Иллером и Инном.

109. Бусинка — ручей Охе, вплотную к Кюнцингу с севера.

110. Деревянная церковь была таковой не только из-за свойственных этому району опасных наводнений, заставивших выполнить её как свайную постройку, но и потому, что деревянные постройки на сваях были распространены во многих областях Европы в первобытные времена. Эта церковь была, следовательно, отражением древней традиции и опыта осёдлого населения. Ещё при вступлении епископа Альтмара в правление своим диоцезом (1056) в Пассау — все церкви там были бревенчатые. Значит, многие раннехристианские церкви до нас просто не дошли из-за непрочности материала. Церковь находилась вне стен крепости, так как была кладбищенской (см. главу XVI, где в ней держат отпеваемого покойника).

Возможно, но не обязательно, скорее наоборот. Чтобы в подвергаемой осадам крепости не было церкви и кладбища при ней — быть того не могло. Так что данная церковь могла быть храмом для живущих вне Квинтаниса «accolae» («живущие вблизи, соседи») и иметь кладбище для них же. А та церковь, где отпевали пресвитера, скорее должна была находиться в городе. А уходивших из-под власти алеманнов пресвитеров должно было иметься в Квинтанисе выше нормы, так что при освободившейся вакансии начиналась борьба за это тёплое местечко. И Северину стоило вмешаться в эту борьбу именно в главной городской церкви, а не в загородной клабищенской. Вот станете читать ту главу — увидите, что умерший пресвитер был «той же крепости», но не «той же церкви», и был он «весьма достопотченный», то-есть влиятельный в пределах именно города, а не округи его — там и населения-то было не густо в условиях алеманнских набегов, да оно и пряталось регулярно в крепости, где тамошние пресвитеры были авторитетами и для горожан, и для «живущих вблизи». Вот один из таких авторитетов и помер в главе XVI. А здесь Северин укрепляет своё влияние именно на этих «живущих вблизи», которым тоже нужно в него верить.

111. Знак креста. Описанный случай — одно из старейших свидетельств веры в сверхъестественную, не допускающую бед силу креста и крестного знамения. Подобный этому пример остановки воды на уровне креста описан у Gunter’а в «Psychologie die Legende» на странице 198. В главе XXXVIII рассказано об исчезновении грозившего смертью нарыва благодаря сотворению крестного знамения. Уже во времена Северина крестное знамение использовали также для приобретения Божьего благословения (XXVIII — чудо с маслом) или для того, чтобы вверить нечто милосердию Божьему (XLIII — смертный час Северина — крестное знамение отгоняет демонов и парализует их усилия в отношении умирающего).

Полагаю, что и крепости, и церкви строят не с таким расчётом, чтобы вода их затопляла с нанесением урона. Но Дунайская долина лежит в широтном продолжении Степного пояса Евразии, в котором как Великая Засуха, так и Великое Увлажнение являются гостями на сотню лет, а засуха, сдвинувшая на запад хуннов, ставших по ходу своего дальнейшего перемещения гуннами, уже закончилась. Видимо, настала пора чрезмерного выпадения осадков, и в итоге как часть крепости, так и её окрестности стали подвергаться более высоким наводнениям, чем тот уровень, на который была рассчитана высота пола построенной ранее церкви. Но существуют ещё и 11-летние и иные циклы солнечной активности, тоже влияющие на выпадение осадков как добавочный коэффициент. Северин был всесторонне образованным человеком — я в этом убедился, вычисляя его потенциал. И если он знал, что сейчас имеет место относительное уменьшение осадков, то до близкой уже неизбежной эвакуации можно было рискнуть обещанием, что такого уровня воды, какой потребен для сноса верхнего слоя полов в церкви, до этого срока не будет. А потом некому будет проверить, даже если церковь не сожгут уходящие с родной земли люди, чтобы врагу не досталась.

112. Нолль полагает, что здесь подразумевается отделённое от помещения для мирян место священника с алтарём.

Но речь может идти и обо всём периметре церковных стен, ибо спрятаться так, чтобы не нашли после двухкратного обхода, легче в церкви в целом, чем в ограде алтаря.

113. Речь идёт не о монахине в современном смысле слова, но о девушке, давшей обет стать «невестой Христа» и посвятить всю дальнейшую жизнь молитве. В «Житии» это единственное упоминание о посвящённой Богу девушке, а о монахинях и женских монастырях вообще ничего нет.

В Неаполе, однако, упомянута некая «почтенная раба Божия» (в XLV!, 3).

Упомянута ещё в «Главах» специальность Барбарии — «восприёмница окрещённых». А упомянутая выше «почтенная раба Божья» далее названа неаполитанской гражданкой, так что речь скорее идёт о её душевных качествах. Вообще же Нолль прав: Северин создавал монашество в качестве силы, способной ломать противников и объединять и возглавлять в духовном смысле население, оставляя белому духовенству ритуалы. Для таких штурмовых групп и отрядов нужны были именно мужчины. Обречённые же на безбрачие женщины в глазах этого спасителя людей своего народа от истребления вряд ли выглядели симпатично. Их можно было использовать в десятинных фондах, на них следовало влиять словом и делом, создавая из них опору в семейных ячейках общества, но загонять их в монастыри было совершенно незачем. Когда народ гибнет — драгоценно каждое детородное чрево. Мужчины рожать не умеют.

114. При сравнении с XXVIII, 4 можно сделать вывод, что удивляться всякому чуду положено молча.

115. См. примечание к XI, 2. Младший диакон — помощник диакона, ниже седьмого по старшинству пресвитера и шестого — диакона, является пятым в католической иерархии священнослужителей.

116. О требовании сохранить тайну — см. XIII, 2. Самая попытка оживления покойника не совсем понятна, неясны мотивы, непонятны сопутствующие обстоятельства. Вряд ли Северин, будучи провидцем, стал бы стараться ради получения от воскрешённого такого ответа, как здесь. Самая же способность воскрешать, свойственная именно праведнику-монаху, слывшему чудотворцем, отстаивалась теологами в раннехристианское время. Повторяю — чудо ради чуда, к тому же скрываемое от других — для Северина это несвойственно.

Вот Вы и попались, доктор Нолль! Верите ли Вы в Бога в самом деле, или же принимаете Северина именно за литературного героя, которому положено соответствовать определённому штампу, как в итальянской комедии масок было позже принято, но Вы только эти две возможности учитываете и только на эти два пути смотрите. А ведь именно здесь я нашёл ключ ко всему, в «Житии» сообщаемому.

Когда воскресший покойник сообщил, что ему дарован именно «покой», я вспомнил фразу Левия Матфея из «Мастера и Маргариты» в его диалоге с Воландом, что Мастер не заслужил света, а заслужил всего лишь покой. Видимо, святой пресвитер Сильвин был не слишком пригоден в лидеры горожан в такое тяжкое время, так что Северину никак не требовалось его воскрешать. А требовалось ему воздействовать на сознание сильвинова преемника — того пресвитера, который участвовал во всенощном бдении над телом, и иметь нескольких свидетелей, также обязанных отныне верить Северину как Господу Богу. Воздействовать гипнотически на этих находившихся рядом людей он мог, но укрывшаяся где-то значительно дальше «посвящённая девушка» явно не увидела и не услышала бы того, что восприняли их органы чувств. А она была достаточно взволнована, чтобы Северин ощутил её присутствие, но — это важно! — не мог вычислить, где именно она скрывается. Взятые вместе, эти факты сливаются в картину, толкуемую только так, как это здесь делаю я. Сначала удалены все, кроме привратника, найдена и выставлена девушка. Потом приглашены отдохнувшие, но молитву читает пресвитер, а Северин имеет время для накопления и выброса энергии в целях воздействия на них. И они видят и слышат — что? То, что покойник открыл глаза, даже не сел, не пошевелился, что-то сказал и умер окончательно. В категорию настоящего чуда происшедшее и впрямь не войдёт. Так сказать, ожидали кровопролития, а он чижика съел… Но вот в одно из мероприятий Северина — очень даже годится. И то, что об этом было приказано молчать до смерти Северина, а не вообще — тоже что-то значит. Наверняка были люди, способные придти к таким же выводам, как и Нолль, а то и как и я, а Северину вовсе не требовалось, чтобы при его жизни начались такие размышления и разговоры. Посмертно, когда уже будет выполнена его задача, можно допустить огласку. Но не ранее того.

117. Тематически XVII — XVIII главы связаны с введённой Северином десятиной для помощи беднякам и пленникам.

Так! Но это означает, что и датировка глав общая. А вообще они относятся к тем главам, которые на первое место ставят севериновы чудеса, а мирские события являются лишь фоном для них.

118. Также епископ Цезарий из Арля (примерно 470 — 543), как сообщается, устраивал регулярную выдачу пищи массам бедняков. И епископ Патленс из Лиона прославился тем же, ибо он, подобно второму египетскому Иосифу, заботился о снабжении Галлии хлебом.

Но ведь то епископы, опиравшиеся на свой аппарат и имевшие средства, а Северин начинает на пустом месте, к тому же отдавливая мозоли властолюбия у белого духовенства. Помимо человеколюбия вообще и стремления предотвратить схватку неимущих с имущими, что было бы смертельно в тогдашних условиях для всего населения Норика, он получает второй рычаг воздействия на любые стороны жизни, не дубликат монашества, а более проникающий повсюду, и к тому же менее поддающийся запрету со стороны церковного аппарата вообще и осколков его в частности. Где не пройдёт монах, там можно опереться на сотрудников десятинной сети. Монахи в общем заняты проблемами душ, а прямую заботу о телах возьмут на себя сотрудники десятинных фондов — сборщики, хранители, транспортировщики и прочие. В данной первозданной обстановке закон Паркинсона, по которому любой аппарат стремится к неограниченному разрастанию, действует на пользу людям, впрягая в общественно полезную деятельность одних, помогая другим, спасая от гибели третьих. И пока Северин возглавляет этот аппарат в обоих Нориках, контролируя его через монахов и разведсеть, всё идёт как надо для не только дела спасения и позднейшей эвакуации жителей Данубийской долины, но и для очеловечивания на поколения вперёд попавших ныне под его влияние людей. Вот это и есть его апостольская деятельность – очеловечивание тех, кто ему поверил и за ним пошёл. Это и сделало его «апостолом Норика»! Хотел бы я знать – много ли было удостоенных такого звания вообще в истории?

119. Хотя требование уплаты десятины выставлено ещё в Ветхом Завете, но христианская церковь только в VI веке сделала её всеобщей. Тем более достойно внимания, что Северин без опоры на церковные и государственные постановления смог побудить население одним своим авторитетом к этой добровольной выплате, которая существенно помогала осуществлению его благотворительных планов. Десятина обычно состояла из продуктов сельского хозяйства, также из одежды — во Внутреннем Норике.

Так у Вас получается, доктор Нолль, что для Северина главным делом была благотворительность? А всю работу по объединению населения и подготовке вывода его в Италию он провёл между делом, походя; или даже вовсе этим не занимался, и поэтому через шесть лет после его смерти хватило волевого решения Одоакра и приказов посланного им с войском одоакрова брата Оноульфа комита Пиерия? И почему десятина состояла только из продуктов сельского хозяйства и одежды? Лишь потому, что об этом сообщается в данных главах, а других сведений нет? Логически рассуждая, речь идёт не только о плодах сельского хозяйства, но о плодах деятельности людской. И в том числе — о продукции ремесленников и кустарей, о доходах торговцев. Одежда из Внутреннего Норика как раз и была такой продукцией — Норик славился своими одеждами ещё в период существования единой империи, о чём сказано в анонимном географическом трактате некоего сирийца «Полное описание вселенной и народов» (VIII том «Византийского Временника» за 1956 год, глава 57, стр. 286). На выкуп пленников годилась именно такая продукция, а не старьё, отдаваемое за ненадобностью. С Ноллем сыграла плохую шутку память о сборе ведомством Геббельса тёплых вещей у населения для замерзающих на русском фронте солдат фюрера…

120В зоне набегов алеманнов во-первых, остготов сначала и герулов с прочей мелочью после их ухода из Паннонии — во-вторых, а также уплаты ругам за защиту южной части Тульнского поля — в-третьих — потери какой-то части урожая и прочих результатов человеческого труда были неизбежны. Евгиппий всё это вместе валит на варваров вообще. Тут уж приходится учитывать его предрассудки, сформированные жизнью. Хорошо хоть, что не стремится на манер Пасхазия призывать к ненависти к варварам и восстанию против них.

121. Точнее, это был иудейский закон (не действовавший в Римской империи) — см. Третью книгу Моисееву, «Левит», глава 27, стих 30:… И всякая десятина на земле из семени земли и плодов дерева принадлежит Господу; это святыня Господня…

122. Под Нориком здесь, очевидно, подразумевается Внутренний Норик, ещё не вошедший в зону влияния ругов и других германских племён, а потому и являющийся как бы «законным» наследником имени провинции. См. также XXXVII, 1. Кроме того, Тибурния в XXI названа «главным городом Норика».

123. Тибурния — в старых латинских текстах всегда именовалась «Теурния». Ныне Санкт-Пётер в лесах Верхней Каринтии, около 5 км западнее Шпитталя на Драве. Уже при Клавдии (41 — 54 годы) получила городское право, но приобрела значение лишь к концу римской эпохи, как центр ещё оставшейся в руках римлян части Норика. Кроме того, в Тибурнии было епископство (XXI и XXV). При раскопках у подножья городского холма обнаружена хорошо сохранившаяся раннехристианская церковь с многочисленным инвентарём и мозаичным полом.

Поистине, кому что, а боцману дудка. Не лучше ли было отметить, сколько в Тибурнии, хотя бы примерно, жило людей или какова была её площадь? Какие ремёсла в ней преобладали?

А церковь, полагаю, «хорошо» (с точки зрения археологов) сохранилась ввиду уничтожения всего живого на территории города аварами и их союзниками — предками словенцев хорутанами в 600 году. Так что некому было оприходовать «многочисленный инвентарь» и выворотить мозаику для переноса в своё хозяйство, а потом руины занесло пылью, закрыло перегноем от растительности…

124. Осада Тибурнии остготами стоит в связи с упомянутым в главе V предсказанием Северина королю Флакцитею. Это было около 472 года. Часть готов под предводительством Видимера двинулась через нынешнюю Каринтию на запад, в то время как основная часть народа двинулась на Балканы. То, что после неудачной осады готы взяли выкуп собранной старой одеждой, бросает определённый свет на их материальное положение. Об аналогичном пожертвовании одежды из Внутреннего Норика сказано в XXIX, 1.

В 119-м примечании я уже отметил, что речь шла не о старой одежде, а о продукции норикских мастеров иглы, славившихся на всю единую империю до самой Сирии. Видимер двинулся в Италию не по венетской равнине, а через альпийские перевалы, откуда в Италию никогда ещё не было вражеских вторжений. И душа профессионального грабителя чужого добра не позволила ему пройти мимо центра давно никем не ограбляемой провинции. Но коса нашла на камень — тут сохранилась власть епископа и имелись подчинённые ему вооружённые силы, которые в содружестве с народным ополчением смогли повести борьбу «с переменным успехом». Могло даже быть какое-то количество варваров-федератов на жалованье у епископа. Да, но и этого не могло хватить против такого врага в условиях длительной борьбы. Но хватило же?! Но нашёлся же какой-то поправочный коэффициент?! Северин? Одного его тут мало…

А теперь попробуем учесть неведомый поправочный коэффициент, поочерёдно влезая в шкуру вождей противоборствующих сил.

Задерживаться, пока опять не закроются перевалы, Видимер в своих расчётах не мог, но если бы он задержался всё же, то постарался бы  компенсировать это разорением всей провинции. А вышло, что задержался – и не разорил, и в Италию вторгся лишь весной  473 года – при Гликерии, правившем с 5  марта 473 по 24 июня 474 года. Значит, в дело вмешалась некая сила, способная без последующей огласки воздействовать как на Видимера, так и на его противников во Внутреннем Норике и в Италии. И если переговоры стали неизбежными, если десятинные взносы были использованы среди прочих ценностей в виде откупа, если Северин знал об этом заранее, если остготам не подготовили горячей встречи при спуске их с альпийских перевалов в Италию, если они при всём при том бодро согласились взять в Италии откуп и отправиться в Вестготское королевство, где им не светила роль первой силы… То не значит ли это, что здесь ввязалась некая сила, частью которой был – пусть даже  только в данном случае – Северин, имевший в Италии какие-то связи? Но Евгиппию ясно было только то, что данная десятина не дошла до Северина — и это плохо, но Северин знал, как она будет использована — и это хорошо, ибо он совершил пророчество, вдохновлённый Господом. Такие тайные силы в рекламе не нуждаются. Настолько не нуждаются, что узнавший о существовании такой силы Видимер после заключения некоего договора с имперскими властями умер, после чего далее двигались остготы под руководством его сына – тоже Видимера – уже не отягощённого знанием опасных тайн.

Об этом я могу лишь предполагать. Но сказать об этом, хотя бы только в виде предположенния, считаю своим долгом.

125. О сходном договоре см. также I, 4.

Нет сходства — там вынужденная капитуляция, а здесь откуп после шедших с переменным успехом боёв, так сказать — худой мир вместо доброй драки, в котором оказались заинтересованы обе стороны.

126. Лавриак — сегодня Лорх на реке Эннс близ впадения в Дунай.

Однако на советской карте Австрии, изданной в 1967 году с масштабом 1 см = 7,5 км, никакого Лорха нет, а есть в этом месте городки Эннс и Маркт-Санкт-Флориан. Между тем — как мы увидим за этим моим уточнением, именно в Лавриаке принял мученичество святой Флориан, так что мы имеем явный распад города Лорха на два самостоятельных населённых пункта. Видимо — следствие процесса урбанизации. Точнее сказать не могу – я там не был и вряд ли смогу побывать.

Здесь, возможно — при Коммоде (191), но вероятнее — при Септимии Севере (205) был построен лагерь для Второго Италийского легиона, близ которого развился посёлок, получивший при Каракалле (211 — 217) городское право. Там же стояла часть Дунайской флотилии. Здесь принял в 304 году мученичество святой Флориан. В «Житии Северина» не говорится о военных функциях Лавриака. Он — место пребывания епископа и приют беженцев из верхних крепостей (XXVII и XXVIII), в конце концов сам принужденный к эвакуации.

Впрочем, стены были ещё в полной сохранности, и городские разведчики пытались обнаружить приближение врага, хотя их старания были неудачны и это могло кончиться плохо, не будь в Лавриаке Северина в то время.

127. «Некогда часто увещевавшиеся»… А ко времени описанных в данной главе событий это уже «давно прошедшее». Скорее всего, те прошлые частые увещевания имели результатом избрание бывшего фавианисского трибуна Мамертина на епископскую кафедру, но после того как его при загадочных обстоятельствах сменил явно проводивший антисевериновскую политику Констанций — Северин перестал появляться в этом городе, не имея здесь к тому же ни монастыря, ни келейки. Но десятину здесь тоже начали было собирать местные энтузиасты, только вот жители Лавриака не спешили откликнуться на их призывы, как в данной главе сказано как раз в начинающем её предложении.

128. В главах XIX — XXXI описаны эпизоды отступления населения верхних крепостей в район Фавианиса.

Скорее, в эту группу глав входят все события, происходившие в «верхних крепостях» перед их эвакуацией и во время её. Так было бы более точно. Но я уже отмечал, что ХIX — XX главы ещё имели в глазах Евгиппия на первом плане севериновы чудеса, хотя мирские события уже стали выдвигаться вперёд. А XXI — XXXI главы уже описывают северинову реакцию на каждый новый удар судьбы по населению «верхних крепостей», его попытки противостоять этим внешним раздражителям. Видимо, для Евгиппия эти попытки «воина Христова» были безусловно успешными, даже если к словам святого мужа и не желали прислушиваться, что приводило к гибели многих людей. Это и дало ему возможность в XXXII — XXXIX главах опять выдвинуть на первый план севериновы чудеса, сотворённые как бы без связи с внешними событиями, так сказать, из любви к искусству. Это именно Евгиппиево мнение, но я вижу непрерывную связь внешних воздействий на норикцев с реакцией Северина на эти воздействия во всех этих главах, а потому и стремлюсь все эти главы связать воедино, что, по-моему, мне удаётся.

129. Батавис — ныне Пассау — преображённое через средневековое Bazzawa римское название города. Назван так потому, что местный гарнизон рекрутировался поначалу из германцев племени батавов. Город создан как крепость — castellum — в середине II века на левом берегу Инна — на территории Рэции. Один из немногих военных опорных пунктов, уцелевших ко времени Северина (ХХ). В конце концов население Батависа было вынуждено искать защиту в Лавриаке (XXII и XXVII).

Да нет же, не в Лавриаке — тут просто была временная стоянка, ведь возглавлявший отступление Северин предупреждал, что и Лавриак придётся оставить. А конечный пункт отступления был в подзащитной ругам южной части Тульнского поля, в округе Фавианиса и Комагениса.

130. Основание монастыря «как обычно». Создание сети религиозных опорных пунктов для выполнения духовных и монашеских задач было в подвергшейся угрозе провинции всеобщей и неотложной задачей целеустремлённой церковной политики. Столь одарённый организатор, как Северин, это ясно сознавал и проводил в жизнь. Сходным образом действовал в подобной ситуации галльский епископ Цезарий из Арля (470 — 543), основавший в своём диоцезе два монастыря — мужской и женский.

Я выделил тут одну группу слов и ещё одно слово. Епископу, действительно проводившему церковную политику, так действовать следовало — он был князем церкви, земным владыкой душ всех христиан своего диоцеза. И монастыри были для него местом сброса как надломленных и для мирской жизни не годившихся более, так и чересчур пламенных и потому неудобных в мирской жизни душ. Северин же проводил не церковную политику, он спасал людей в тогдашних розничных случаях, одновременно и в первую очередь готовя оптовое их спасение. И монашество было в этой борьбе его инструментом, а не его целью; оно помогало в деле объединения норикцев под рукой Северина, не имевшего права переуступить кому бы то ни было эту свою миссию. Нолль же этого никак не пожелал понять и всё время искал параллели с епископами, или с создателем института монашества Иеронимом, для Северина никак не подходящие.

Северин недаром посмертно обрёл имя «апостола Норика», а апостол куда выше всех вместе взятых епископов котируется — это он фактически с голого места возродил истинное, первичное, доцерковное христианство, принудив остатки белого духовенства последнего клочка Римской Рэции и Прибрежного Норика и церковный аппарат Внутреннего Норика подчиниться как ему лично, так и созданной им монашеской организации, действовавшей в контакте с созданными им же десятинными фондами и с созданной им же разведывательной сетью. Но и тут — не в духовных целях он старался, а в самых что ни на есть земных, телесных, спасая людей от поголовной гибели. Христова вера тоже была его инструментом, но и её нехватало, так он и в Моисеевы закрома заглянул, десятину оттуда вытащив и обратив на общее дело, а не на повышение жизненного уровня своих монахов. За что и я, атеист, его деяния признаю достойными звания святых. И сверх того были его инструментами знания и способности, накопленные к тому времени человечеством и уникально в этом теле и этом разуме совместившиеся.

А так-то Ноллю стоило именно здесь отметить, что был не монастырь, а келейка для нескольких монахов, что была она на норикской территории, в Бойотро, а не в рэтском Батависе, что Бойотро явно деградировал к тому времени до неукреплённого предместья Батависа, и потому Евгиппий считает его частью этого города. Нолль этого не отметил здесь — отмечаю я.

131. Германская народность алеманны с начала III века всё сильнее угрожала римскому пограничью в верховьях Дуная. В том же веке они неоднократно прорывались до Италии и заняли территорию Рэции. Несмотря на оборонительные мероприятия Рима, они в III — IV веках продвинулись с запада к Норику и во времена Северина двигались от Квинтаниса до Лавриака, а также опустошили Внутренний Норик (XXVII, XXV и XXXI). Об их короле Гибульде ничего точного не известно.

Алеманны возникли из осколков великого свевского племенного союза, не имевших возможности называть себя прежним именем (как называли более крупные его части, рассыпавшиеся по Европе от испанской Астурии до Швабии-Свавии-Свевии, а ранее и на более широких пространствах — Гунимунд в XXII главе был вождём одного из свавских-свевских малых племён). Самое слово «алеманны» означает «сброд», так что первоначально это было подобие лангобардских скамаров, варгов в Галлии, бродников и казаков в южнорусских степях и так далее. Потом орда спаялась в племя. Французы до сих пор называют всех немцев алеманнами — видимо, оружие этого племени нанесло предкам французов немало болезненных ударов.

132. Один из примеров высокого авторитета Северина у германцев. См. Х, 2.

Ссылка на Х главу неудачна — там шайка скамаров, промышлявшая в подзащитной ругам зоне, а тут могущественный король с войском. И речь идёт о страхе, нагнанном на Гибульда именно при данной встрече, то-есть о психическом воздействии на отнюдь не робкого человека. Скорее всего, до этого имелось уважение понаслышке, с сомнением, а это их первая личная встреча — иначе он не был бы так сильно травмирован.

133. Северин здесь и ещё кое-где (XXXVI, 1; XXXIX, 1; XLII, 3) назван «учителем» (doctor). Видимо, это только ещё один почётный титул. Но может быть и так, что это — воспоминание о первых веках христианства, когда всякий «духовный чин» был также и «духовным учителем». Ходатай, выступающий против Гибульда и Фелетея (XXXI) — так исполнял он нередко достававшуюся духовенству, ввиду его надпартийного авторитета, функцию, утраченную в неурядицах того бурного времени гражданскими властями. История раннехристианской церкви знает много таких примеров: папа Лев Великий в 452 году отговорил Аттилу идти на Рим, епископ Люпус Троянский спас этот город от Аттилы. Но хорошо известны такие дипломатические миссии высших духовных сановников к германским вождям. Например, епископ Фауст из Рица, Леонтий из Арля, Грекус из Марселя и Базилий из Айкса возглавляли в 474 году посольство, ведшее переговоры с вестготским королём Эйрихом.

Повторяю: им, князьям церкви, это по штату положено было. Но это не делало их «учителями». Можно подумать, что Нолль имел в своей жизни лишь педагогов, а учителей, достойных этого имени, не встречал — так странно объясняет он данный термин. Северин был именно Учителем не только для Евгиппия, но и для всех, с кем сталкивался. Не всем его наука впрок пошла, это так, но в данном случае Гибульд получил от него достаточно серьёзный урок, если повёл себя подобным образом.

А вообще-то совсем не худо бы собрать все сведения об этих людях и рассмотреть их под тем углом зрения, под которым смотрю я на ту эпоху в данной работе. Будут новые грани кристалла, именуемого «Эпохой Великого Переселения народов», рассмотрены – и сам кристалл станет более отгранённым… Но у меня других дел хватает. Может, кто из моих читателей этим займётся? Желаю удачи!

134. Диакон — см. примечание к XI, 1.

135. О подобном ободряющем явлении Северина см. XXIX, 2.

136Видимо, Гибульд имел нечто вроде канцелярии, в которой сидели не только пишущие упомянутые далее письма секретари, но и вполне постигшие аппаратные игры волокитчики. Скорее всего, волокиту в данном случае они вели не из любви к искусству, а потому, что Гибульд ещё не смог изъять у своих подданных всех пленных римлян, но признаваться в этом ему не хотелось. Это показывает уровень его власти — он смог в конце концов пересилить этих подданных, но они ещё имели возможность поупрямиться.

137. Под провинцией подразумевается Рэция.

Но Рэций-то было две. В примыкающей к Данубию равнинной Рэции легче было отыскать и изъять у владельцев пленных римлян. Значит, речь идёт о глубинной горной части некогда единой «страны рэтов», где ещё не отреагировали на королевский приказ. А приказ короля – это приказ короля. Или его выполняют, или король теряет авторитет, а то и голову. Так что выполнять этот приказ он бы всё равно заставил, даже себя проклиная за то, что был вынужден его отдать. Так что кое-кого ещё освободит, одновременно готовя погром Внутреннего Норика и поход на Квинтанис, Батавис и Лавриак…                                  

138. Луцилл был прежде постоянно при епископе обеих Рэций Валентине и стал доверенным лицом Северина: это он после его смерти должен был служить заупокойную мессу (XL). Он был наследником Северина на посту аббата и руководил эксгумацией трупа святого перед переселением в Италию (XLIV). Он упомянут также в XLV, 2.

139. О Батависе см. прим. к XIX, 1. Полный развал столь великолепно устроенной римской пограничной охраны не проиллюстрируешь лучше, чем этим небольшим, но характерным эпизодом. Знаменательна также ненадёжность Внутреннего Норика вследствие партизанских действий германских отрядов. См. также XXXVII — о неприятностях, пережитых монахами Марцианом и Ренатом во Внутреннем Норике.

Совершенно нет ориентировки во времени и пространстве. Здесь солдаты гибнут вблизи от Батависа. Значит, если они перешли Инн и уже от норикского Бойотро, где и была та келейка, в которой находился Северин, двинулись вверх по течению Инна, прикрываясь им от алеманнской угрозы, постоянно существовавшей в римской ещё части Рэции, то это был не Внутренний, а всё ещё Прибрежный Норик. Ну, а Марциан и Ренат попадут в беду уже после оставления не только Квинтаниса и Батависа, но и Лавриака, так что в любом месте могла быть форсирована алеманнами река Эннс и после этого не «партизанский», а летучий вражеский отряд мог пойти рейдом хоть во Внутренний Норик, хоть с тыла ударить по Фавианису, Комагенису и той зоне, которую защищали руги. Партизанами принято называть местное население и свои воинские отряды, защищающие родную землю. Нолль и этого не знает, хотя тирольские партизаны Андреаса Хофера в своё время были известны в Австрии, как защитники именно родной земли. Вот что значит «узкий специалист»…

140. Река Инн, вдоль течения которой шли эти солдаты в Италию.

141. Паулин в XXV главе упомянут уже как епископ.

142. См. примечание 10 к посланию Евгиппия.

143. Сопротивление назначению на должность считалось в древности хорошей манерой.

144. О Тибурнии см. примечание к XVII, 1.

145. Интересно, что тогда в Норике ещё выбирали епископа по раннехристианскому обычаю на собрании общины. В 483 году так же был избран на собрании общины голосованием сам папа Римский.

Северина тоже хотели в IX главе избрать в епископы. Но в Прибрежном Норике это было бы более понятно, а во Внутреннем Норике власть епископа ещё существовала в полной силе. Поэтому стоит принять данный визит Паулина к Северину смотринами кандидата и одобрением данной кандидатуры. Равно как и совет для формы посопротивляться мог оказаться просто первым «ценным руководящим указанием». Северину незачем было насаждать во Внутреннем Норике монашество, там хватало сотрудников десятинной и разведывательной сетей, а проведение на епископскую кафедру своего ставленника было завершающим мазком художника.

146. Батавис — см. примечание к XIX, 1.

147. Бойотро — ныне Иннштадт в Австрии против баварского Пассау на правом (норикском) берегу Инна, где была самая западная из норикских крепостей — маленькая римская крепостца. Названа по соседнему кельтскому посёлку Бойодурум, позже это имя превратилось в Бойотро. Об упомянутом здесь севериновском монастыре, идентичность которого с батависским монастырём доказал М. Хойвизер в «Истории епископства Пассауского» (M. Heuwieser «Geschichte des Bistums Passau», Band I, Passau, 1939, str 93 und 223), см. также XXXVI, 1.

Но здесь-то Бойотро назван не крепостью, а местечком! Значит, это уже не крепость, а неукреплённый населённый пункт, силою вещей ставший предместьем рэтского Батависа на норикской стороне. В Рэции хоть власть епископа Валентина была, даром что его прихожане несколько раз изгоняли, а на норикской стороне никакой власти не было — власть епископа Лавриака сюда не дотягивалась. Потому-то именно здесь и срубил Северин келейку для нескольких монахов, не суясь с монашеством в Рэцию, только самолично туда хаживая. Пожалуй, именно инициатива монахов, срубивших церковь при своей келейке (basilica, а не ecclesia), может оказаться частью их греха в XXXVI главе.

148. См. примечание к IX, 3.

149. Предсказание о благословении святого Иоанна — см. следующую главу.

Ноллю нельзя, но мне можно. Мне даже надо опережать текст «Жития», чтобы усилить внимание читателя к тому, что он прочтёт после моего опережающего сообщения. Так вот — Северин уже знает о неизбежности весьма быстрого оставления Бойотро и вообще «верхних крепостей». Он уже может позволить себе заговорить об этом. Тащить сюда реликвии или мощи уже бессмысленно, а ожидаемая в Фавианисском монастыре реликвия Иоанна Крестителя (он же Иоанн Предтеча) может и издали покровительствовать отступающим в её сторону новым поклонникам.

150. Фебан — Фева или Фелетей (король ругов), см. примечание к VIII, 1.

151. См. примечание к IX, 1.

152. Помещение, где происходит обряд крещения, называется баптистерием. В Западной империи имело в плане форму шести- или восьми-угольника с бассейном или купелью в центре.

С этим сообщением спорить нелепо, но это же единственная ноллева сноска на полтора абзаца! А содержание их заслуживает внимания. Первое: хотя собрались в базилике при келейке в Бойотро, но пресвитеры-то здесь все — батависские и бойотроские. И влиятельные жители тоже. И вот те миряне, которые из Батависа, просят испросить у короля ругов свободу торговли для них, зарубежников, что было бы вполне логично, если бы Северин уже не имел сведений, что сюда идёт беда, которая должна привести к эвакуации «верхних крепостей», как это уже было с теми, что лежали выше Квинтаниса. Вывезти при эвакуации всё добро — да! Но отвезти часть его на рынки Ругиланда, закупить там что-то в обмен и везти туда, откуда всё равно уходить — это же нелепо! В этом суть его ответа. Но если он просто сообщит, что сюда рвётся в обход Ругиланда вождь недобитого осколка свавского народа Гунимунд, то того отобьют, загордятся победой и откажутся уходить, а это приведёт к верной гибели гораздо большего числа людей, чем погибнет сейчас. И он вынужден отвечать окольно, туманно. Вполне можно понять того пресвитера, который ему надерзил, тем более, что всякий приход Северина автоматически приводил к постам, молениям со слезами и раздаче милостыни, что данному пресвитеру явно было не по душе и не по телу, вернее – не по утробе. Это позволяет признать данного пресвитера именно жителем Бойотро — Северин был там, там и поститься приходилось. Возможно, он даже целился в этой церкви богослужения совершать, но после постов и прочих строгостей вынужден был передумать и сорвал досаду, нахамив Северину. Но теперь у Северина есть возможность предсказать плавание Христовых святынь в человеческой крови в данной церкви и в данном баптистерии немедленно после отплытия Северина оттуда, откуда ему предложено убираться. Те, кто его признают своим вождём и верят его предсказаниям, теперь предупреждены и знают, что делать.

153. Лучший транспорт в этих местах. См. III, 3. Важно как сообщение о значении Дуная для постоянных поездок.

154. Расстояние Бойотро — Фавианис равно около 220 километров по Дунаю. 100 миль = 150 километрам. Явная, видимо, нарочитая неточность.

Нет, ведь сказано «сто или более миль», а это уже ближе к истине. Скорее, Евгиппий не имел точной масштабной карты или данубийской лоции под рукой в момент написания этой главы. А потом не уточнил, замотался по своим многочисленным делам, и упустил из виду при редакторской проверке рукописи.

155. О племенной принадлежности Гунимунда нельзя сказать ничего точного. Неоднократные попытки отождествить его с королём свавов Гунимундом не могут быть доказаны.

Но предположить это всё же можно. В § 273 «Гетики» Иордана упомянут король наиболее восточных свевов или свавов Гунимунд, напавший на остготские стада и жестоко битый, а потом ставший инициатором анти-остготской коалиции племён, нашедшей гибель на берегах Болии. Дальнейшая его судьба неизвестна, но он мог с остатком своих воинов стать подобием скамарского атамана. И если чуть позже герулы, чьи земли были даже восточнее территории Гунимунда, дошли до Йовиако, лежащего двадцатью милями к ним ближе, то-есть тридцатью километрами, — то почему Гунимунд не мог проделать путь примерно такой же протяжённости до Батависа? В городе Батависе всё же оборона была ориентирована на запад и юг, против алеманнов, а в сторону Бойотро оставленные на стенах и в башнях «сорок мужей» вряд ли смотрели слишком зорко. Но именно там была ахиллесова пята крепости при таком положении дел. И свавам Гунимунда нужно было всего лишь не отвлекаться на жителей Бойотро и их добро, чтобы с максимальной скоростью проскочить это неукреплённое «местечко» и мост через Инн, ведущий к скорее всего не закрытым воротам крепости. А севериновым монахам, явно предупреждённым главой своего братства, оставалось лишь затащить пресвитера — оскорбителя их вождя, в баптистерий и там прикончить. Будь он даже жителем Батависа и увиливай от полевых работ, сидя дома – это в данном случае не помешало бы его вытащить из города и притащить в упомянутый баптистерий в Бойотро на расправу, но я уже отметил, почему считаю его обитателем именно Бойотро. Во всяком случае вряд ли он сам побежал туда, где ему была предсказана смерть. Ворвавшиеся без особого шума в пустой Батавис воины Гунимунда тем временем истребляют на стенах и в башняхне ждавшую удара в спину из города охрану, не торопясь грузят вьюки на запасных коней и уходят через тот же Бойотро, кого-то там, плохо спрятавшегося, прикончив на верхосытку. Их удачный рейд подтолкнёт герулов к такому же походу на Йовиако.

156. Сорок мужей — эта малая численность охраны указывает на малую численность населения.

Скорее она указывает на то, что все способные трудиться были на уборке урожая яровых, которую в той тревожной обстановке требовалось провести как можно скорее. Не ради галочки в отчёте, а ради безопасности жнецов. Ведь алеманнов и так ждали постоянно, а теперь имело место туманное, но грозное предсказание Северина. Но как обычно его поняли неверно… Этих сорока воинов хватило бы на час-другой обороны и на вызов дымовыми и трубными сигналами людей с окрестных полей, куда они не выходили без оружия в таких тревожных местностях. Но ждать беды с норикского берега никому в голову не пришло. Итог – сорок покойников и утрата многих материальных ценностей…

157. Здесь сообщается, что варвары не признали баптистерий убежищем. В XXIV, 3 сообщается также, что герулы повесили в Йовиако священника. Подобные случаи отношения варваров к церквам и священникам были нередки.

Да, разница догм между кафоликами-римлянами и арианами-варварами могла тому способствовать — и те, и другие тут были не без греха. Но только идиот сам бросится туда, где имевшиеся «святыни должны плавать в крови». Нолль вслед за Евгиппием готов повторить любой тогдашний штамп, отметив лишь, где ещё такие штампы отпечатались. Но ведь здесь действовал человек уникальный, а потому его слова и дела требуют особого рассмотрения. Тремя и двумя примечаниями выше я уже постарался обосновать своё мнение о том, что пресвитера затащили в баптистерий и там прикончили севериновы монахи.

158. Лежащий напротив Фавианиса берег — берег Ругиланда.

159. О реликвиях — см. примечание к IX, 3.

Иоанн Креститель вследствие своей непревзойдённой нетребовательности являлся великим примером прежде всего для восточного монашества. Северин же пришёл в Норик с востока — см. ер. Eug. 10. О пророчестве Северина по поводу мощей — в IX, 1 — 3 сходная ситуация.

Просто он в обоих случаях знал заранее: что ему доставили, откуда и как. Отсюда и успешность пророчеств, но именно здесь он говорит о реликвиях мучеников, а оказываются несколько реликвий одного Иоанна Крестителя. Он знал, что среди реликвий — что-то от Иоанна, ещё в Бойотро, но что их две или больше только от него — не знал. Но эту его оговорку Евгиппий явно сам не заметил, хотя написано с чужих слов: тогда Евгиппия с беженцами из «верхних крепостей» в Фавианисе ещё не было. Ну, а что к нему принесли эти реликвии с Востока — этого в тексте нет. Они могли оттуда, где был обезглавлен Иоанн Креститель, совершить немало путешествий до прибытия к Северину. Из той же Италии могли к нему попасть, что и реликвии Гервасия и Протасия. Пока что он собирает чужие реликвии, ещё не зная, что ему самому суждено стать мощами и, может быть, тоже оказаться разобранным на реликвии. Но что без этого ему план спасения норикцев не выполнить — это он знает, и здесь мы видим одну из деталей этого плана в момент её изготовления.

160. Церковь святого Иоанна — монастырская церковь в Фавианисе.

Интересно — её назвали так после прибытия этих реликвий, или же она получила такое название раньше, как монастырская базилика, в честь «великого примера именно для монашества»? Боюсь, что этого мы не узнаем. Но в общем-то — это не так важно.

161. Батавис — см. примечание к XIX, 1.

162. йовиако засвидетельствован как опорный пункт Дунайской флотилии. Его местонахождение спорно. Многое говорит за его отождествление с нынешним Шлёгеном на Дунае, где на берегу стояла римская крепость с гражданским посёлком.

163. Квинтанис — см. примeчание к XV, 1.

164. Так как в некоторых рукописях «Жития Северина» вместо «йовиако» написано «Ювако» или «Ювао», а имя Максимиан заменено именем Максим — возникла хотя и давно разоблачённая, но всё же проникшая в различные локальные хроники легенда о святом Максиме, убитом герулами при разрушении Ювао (Зальцбурга) в 477 году. С этим связана также вырубленная на территории кладбища святого Петра в отвесной скале Монашеской горы катакомбоподобная «Максимова пустынь», откуда по преданию был низвергнут некий монах Максим.

165. Герулы — сильное германское племя, упомянутое здесь лишь однажды. Селились восточнее ругов. Следовательно, лежащий западнее Ругиланда Йовиако был разрушен отрядом, оторванным от племенной территории. После разрушения державы ругов в 488 году стали на короткое время наследниками их в Прибрежном Норике. Вследствие сильного расширения их натиска Одоакр приказал очистить Прибрежный Норик. См. L. Schmidt «Ostgermanen», str. 548.

Из XLIV главы «Жития» мы знаем лишь, что после окончательного разгрома ругов и увода Фредериком остатков племени к Теодериху Остготскому Одоакр приказал эвакуировать остатки Прибрежного Норика. Пока его войска были на берегу Данубия, герулы не могли стать наследниками ругов — их постигла бы та же судьба внутри окружённого полукольцом труднопроходимых горушек севера Тульнского поля. А потом остались пустые берега — уже не Ругиланд на севере и не остаток Прибрежного Норика на юге от Данубия. Пустыня… Вот её они могли занять.

166. Внутренний Норик — см. примечание к XVII, 4.

167. Cм. также главу XXIX.

168. Cм. также главу XXI.

169. В первые века христианства понятие «диоцез» было более многозначным. Видимо, здесь он охватывал весь Внутренний Норик.

Если бы даже это было смелым новаторством в лишённой светской власти провинции, то это лишь лучше объяснило бы тот факт, что церковные власти Внутреннего Норика смогли найти общий язык с Северином. Так сказать, рыбаки рыбака увидели издалека. Но это лишь предположение. К сожалению, аваро-хорутанский геноцид в 600 году начисто смёл всю историю Внутреннего Норика — погибли и те документы, которые относились ко временам до появления Северина и к периоду его деятельности, и к последующим годам. Некому было их спасать, а в обгорелых руинах уцелевшие документы добили дожди, снегопады, оттепели и прочие природные воздействия вкупе с процессами гниения, заплесневения и так далее… Одно-единственное письмо Кассиодора провинциальным властям в остготский период, где рекомендовалось покупать у алеманнов рабочий и мясной скот, дошло до нас — и более ничего… Заселившим эту землю хорутанам любой письменный источник был сырьём для растопки, не более.

170. Трёхдневный пост — см. примечание к II, 1.

171. Алеманны — см. примечание к XIX, 1.

Вообще-то трёхдневный пост был для запева, а потом возникали рассуждения такого типа: «пост — постом, но на Господа надейся. а всё, что только можно, уноси внутрь крепостных стен или в лесные и горные схроны». И это было бы, конечно, недостаточным, если бы весь рейд алеманнов был рассчитан на осаду и взятие крепостей, а не на опустошение местности, если бы это не было частью плана по принуждению жителей «верхних крепостей» к исходу из стен и дальнейшему их пленению во время отступления. Видимо, в письме Северина к Паулину говорилось именно о таком плане противника, что и позволило обитателям Внутреннего Норика пассивной, но организованной обороной отстоять себя, но не остаток Рэции.