Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ЭККЕХАРД ИЗ АУРЫ

ВСЕОБЩАЯ ХРОНИКА ЭККЕХАРДА

EKKEHARDI URAUGIENSIS CHRONICON UNIVERSALE

Птолемей Филадельф, сын предыдущего Птолемея, правил в Александрии 38 лет, с 238 года от восстановления Храма. В его времена первосвященником иудеев был Елеазар, брат Симона Праведника, сын Онии, внук Иаддуя, который получил священство по такой причине. Когда умер первосвященник Ония, его преемником стал его сын Симон Праведный. Когда же и он умер, оставив малолетнего сына по имени Ония, первосвященство перешло к его брату Елеазару, которого Птолемей щедро наградил по следующему поводу. Во главе царской библиотеки были поставлен Деметрий Фалерейский, греческий оратор и философ, проявивший к ней большое усердие. Он старался собрать все имеющиеся по всему миру книги и приобрести всё, что по слухам соответствовало трудолюбию и желанию царя; когда у него спросили, сколько тысяч книг он собрал, он ответил, что у него сейчас 20 000 книг, но это число может вскоре дойти до 40 000. Сказав, что ему дали знать, будто у иудеев имеется много достойных царской библиотеки [сочинений], он с согласия Аристея, близкого друга царя, уговорил Птолемея послать в Иерусалим к понтифику Елеазару с просьбой прислать ему знающих закон мужей, чтобы те перевели его на греческий язык. Тот выбрал из всех 70 наиболее сведущих в законе мужей и переправил их царю. Приведённые в Александрию и радушно принятые царём, они были рекомендованы Деметрию. А тот привёл их в уединённый дом, расположенный на берегу моря и вполне подходящий для этого дела, и они за 72 дня весьма обстоятельно перевели весь закон, ежедневно занимаясь этим делом вплоть до девятого часа. По прошествии этих дней Деметрий собрал всех иудеев в том месте, где были переведены законы, и прочитал их в присутствии толковников. Когда толпа услышала закон, то похвалила пожилых толковников и, особенно, Деметрия за то, что он был инициатором столь великих дел, и просила, что закон прочитали также их старейшинам. Царь обрадовался, что его желание исполнено, и, перечитав закон, восхитился его содержанию и мудрости, заметив Деметрию, что удивлён тому, что никто из греческих историков и поэтов не упоминает об этом законе, хотя он столь восхитителен. А Деметрий ответил ему, что никто не дерзал касаться его текста, ибо он священен, и добавил, что Феопомп, желая написать о нём кое-что в своей истории, более 30 дней страдал умопомрачением, пока не заподозрил причину своего помешательства; когда же ему во сне было сказано, что это случилось с ним потому, что он слишком вольно трактовал божественные законы и хотел передать эту трактовку нечестивым людям, он со смирением молил Бога о прощение. Когда он перестал об этом писать, к нему вернулся рассудок. Деметрий рассказал также о трагическом поэте Феодекте, который в какой-то драме пытался упомянуть о том, что содержится в священной книге, и вдруг ослеп. Осознав причину своей слепоты, он вымолил у Бога прощение и исцелился от этого недуга. Птолемей с честью отпустил этих старцев, подарив каждому из них прекрасную столу, два таланта золотом, чашу стоимостью в талант и весь обеденный набор. А первосвященнику Елеазару он передал через них десять лож с серебряными ножками и относящейся к ним утварью, чашу в 30 талантов, десять стол, порфиру, изящную корону, сотню кусков ткани из виссона, а также пиалы, подносы, жертвенные чаши и два посвящённых Богу золотых сосуда; всех иудеев, бывших пленными в Египте, он распорядился отпустить. А отбывшие толковники удостоились чести также со стороны царей Азии. Ибо Селевк Никатор даровал им права гражданства в тех городах, которые он построил в Азии, а также в Нижней Сирии и в самой столице его государства Антиохии, и сделал их равноправными с македонцами и греками.

В 470 году от основания Города, то есть в первый год Филадельфа, тарентинцы, узнав о смерти Пирра, вновь возбуждают новые силы против римлян, через послов просят помощи у карфагенян и получают её; в завязавшейся битве победили римляне. Уже тогда карфагеняне, хоть ещё и не объявили себя врагами, но почувствовали, что могут быть побеждены римлянами. Это стало поводом для войн между римлянами и африканцами. Так, оба народа познали продолжительные и чрезвычайно ожесточённые войны, из которых римляне, пусть с большим трудом, но вышли-таки победителями. В это же время римляне основали Аримин в Галлии и Беневент в Самнии. В вышеописанном году были видны следующие знамения: во многих местах из земли текла кровь, а с неба наподобие дождя стекало молоко.

В 486 году, то есть в 17-й год Филадельфа, римляне отправили консула Аппия Клавдия в Сицилию на помощь мамертинам против Гиерона, царя Сиракуз, и пунийских сил, которые нанял этот царь. Он настолько быстро победил их, что царь, устрашённый мощью врагов, признал себя побеждённым прежде, чем вступил в битву. Ганнибал Старший, пунийский полководец, был осаждён римлянами в Агригенте, городе на Сицилии, и доведён до крайней нужды, как вдруг явился Ганнон, новый карфагенский полководец, с 1500 всадниками, 30 000 пехоты и 30 слонами, и на какое-то время отсрочил захват города. Тем не менее, вскоре город был взят, пунийцы побеждены и обращены в бегство, а Ганнибал спасся вместе с немногими; было захвачено 11 слонов, а все жители Агригента проданы в качестве пленных. После этого, при консулах Гае Аквилии Флоре и Луции Корнелии Сципионе, карфагеняне поставили вместо Ганнибала Ганнона, но он был побеждён консулом Сципионом и погиб, оказавшись в самой гуще сражавшихся врагов. Ганнибал, вновь поставленный во главе флота, неудачно вступил с римлянами в морскую битву, был побеждён и погиб от рук собственного войска, которое забросало его камнями во время вспыхнувшего мятежа. При консулах Луции Манлии Вульсоне и Марке Атилии Регуле война была перенесена в Африку. Против них выступили Гамилькар, пунийский полководец, и Ганнон, новый начальник флота; в завязавшейся морской битве пунийцы были обращены в бегство, потеряв 64 корабля, а консулы, одержав победу, переправились в Африку и, направившись к Карфагену, опустошили 300 или более того крепостей. Манлий, покинув Африку вместе с победоносным флотом, привёл в Рим 27 000 пленных; Регул, оставшись в Африке, сразился против трёх полководцев: двух Гасдрубалов и призванного из Сицилии Гамилькара. Когда он разбил лагерь недалеко от реки Баграда, то многих воинов, спускавшихся к реке, сожрала удивительных размеров змея. Регул отправился с войском, чтобы истребить зверя. Однако, дротики отскакивали от её чешуи, и он приказал использовать баллисты, с помощью которых сокрушают стены. В итоге, кости её были переломаны, а змея убита. Её шкура, доставленная в Рим, достигала, как говорят, 120 футов в длину. Итак, карфагеняне, сломленные войнами, среди многих, нанятых ими за деньги, пригласили к себе на помощь также Ксантиппа, царя лакедемонян, и поручили ему ведение войны. А тот выстроил в боевом порядке силы пунийцев и вышел на битву. В результате, 30 000 римских воинов было уничтожено, а их знатный полководец Регул вместе с 500 мужами взят в плен, закован в цепи и подарил, наконец, карфагенянам славный триумф в 10-й год Пунической войны. Ксантипп, соучастник столь дерзновенного предприятия, боясь перемены ситуации, не отличавшейся стабильностью, тут же ушёл из Африки в Грецию. После этого, утомлённые столькими несчастьями, карфагеняне решили просить мира у римлян. Для этого дела они сочли необходимым отправить среди прочих послов также Регула, прежде римского полководца, которого уже пять лет как держали в плену. Когда тот прибыл в Рим и был приведён в сенат, то повёл себя, словно не римлянин, и сказал, что с того дня, как он попал во власть африканцев, он перестал быть римлянином. Итак, он отстранился от объятий жены и призвал сенат не заключать мир с африканцами. И добился этого. Когда его хотели удержать в Риме, он отказался, заявив, что не останется в городе, в котором не сможет с честью носить звание гражданина, после того как служил африканцам. Итак, он вернулся в Карфаген. А карфагеняне привязали его к машине и заставили постоянно стоять под лучами солнца, а затем, отрезав ресницы, лишили сна. Далее, другой Атилий Регул и Манлий Вульсон, оба дважды консулы, с флотом из 200 кораблей и с четырьмя легионами отправились в Лилибей, но, когда внезапно явился Ганнибал, сын Гамилькара, они были побеждены, большая часть войска разбита, а сами они едва спаслись. После них консул Клавдий с флотом из 220 кораблей отправился против врага к порту Дрепана; там он очень скоро был встречен пунийским флотом, сразился с ним вопреки ауспициям и был разбит. Сам он вместе с 30 кораблями бежал в Лилибей, а все остальные [суда] были или захвачены, или потоплены; 9000 воинов было перебито, а 20 000 взято в плен. Между тем, консул Лутаций с флотом из 300 кораблей переправился на Сицилию; против него выступили пунийцы с 400 кораблями и огромными силами во главе с Ганноном; в завязавшейся битве полководец Ганнон был разбит и первым обратился в бегство. 73 пунийских корабля было захвачено, а 120 – потоплено, 32 000 воинов – взято в плен, а 14 000 – истреблено. После этого [карфагеняне], отправив послов сначала к Лутацию, а затем в Рим, заключили мир на следующих условиях: они уступают Сицилию и Сардинию и обязуются в течение 20 лет выплатить римлянам 3000 талантов чистого золота. Так окончилась длившаяся 23 года Пуническая война.

В те времена в Риме была впервые выпущена серебряная монета. Известностью пользовался астролог Арат, а в Таренте родился поэт Квинт Энний, который позднее жил в Риме, довольствуясь услугами всего одной служанки.

В это же время умер Елеазар, и должность первосвященника получил его дядя Манассия, брат Иаддуя. Когда же и он умер, ему наследовал Ония, сын Симона Праведного, которого Симон, как мы говорили выше, оставил несовершеннолетним.

Алекс.

Мак.

Азия

Сирия

 

1

5

17

29

Птолемей Филадельф правил в Александрии 38 лет.

2

6

 

30

Деметрий сдался Селевку, который ликвидировал Азиатское царство и создал из обоих царств одну империю.

3

1

 

31

Керавн, он же Птолемей, правил в Македонии девять месяцев; затем два месяца правил Мелеагр, а после него, всего 45 дней – Антипатр.

4

1

 

32

Сосфен правил в Македонии два года.

5

2

 

1

Антиох, он же Сотер, сын Селевка, правил в Сирии и Азии 19 лет.

6

1

 

2

Антигон правил в Македонии 36 лет. Он овладел Лакедемоном и победил Пирра.

11

6

 

7

Известностью пользовался Арат.

12

7

 

8

В Риме впервые была выпущена серебряная монета.

20

15

 

16

Иудейским первосвященником после Елеазара стал Манассия, его дядя.

21

16

 

17

3700 лет от начала мира.

24

19

 

1

Антиох по прозвищу Теос, то есть Бог, сын Антиоха Сотера, правил в Сирии и Азии 15 лет. Он вёл против Птолемея Филадельфа многочисленные войны и сражался с ним при помощи сил всего Вавилона и Востока. Птолемей, хоть и располагал довольно крупными силами, желая положить конец этой тяжёлой войне, отдал свою дочь Беренику замуж за Антиоха, у которого от предыдущей жены, Лаодики, уже было двое сыновей – Селевк по прозвищу Каллиник и Антиох. Через какое-то время Антиох, говоря, что Береника желает править вместе с ним и обращается с Лаодикой, как с наложницей, побеждённый любовью к последней, вернул Лаодику к власти вместе с сыновьями. А та, боясь переменчивого нрава супруга, дабы тот вновь не вернул Беренику, отравила его ядом с помощью слуг, а Беренику вместе с сыном, которого она родила от Антиоха, передала для казни царским вельможам Икадиону и Геннеону. Сама же стала править совместно со своим старшим сыном Селевком Каллиником.

Парфяне отложились от Македонской империи. Первым ими правил Аршак, поэтому они и стали называться Аршакидами.

32

27

 

9

500-й год от основания Города.

38

33

 

15

 

Птолемей Эвергет, сын Птолемея Филадельфа, правил в Александрии 26 лет, с 276 года от восстановления Храма. При нём Иисус, сын Сираха, написал своё сочинение. После смерти своего отца, Филадельфа, этот Птолемей, желая отомстить за отца и убитую сестру, с большим войском вторгся в землю северного царя, то есть Селевка Каллиника, который правил в Сирии вместе с матерью Лаодикой, и захватил Сирию, Киликию, верхние земли по ту сторону Евфрата и почти всю Азию. Но, услышав, что в Египте вспыхнул мятеж, он, разграбив царство Селевка, вывез оттуда 40 000 талантов серебра, драгоценные сосуды и 2500 статуй богов, среди которых были и те, которые Камбис, захватив Египет, увёз в Персию. Народ египтян был весьма предан идолопоклонству. И, поскольку Птолемей через столько лет вернул их богов, они назвали его Эвергетом. Так что он завладел Сирией, Киликию передал в управление своему другу Антиоху, а Ксантиппу, другому полководцу, отдал провинции по ту сторону Евфрата.

В 508-м году от основания Города, то есть в первый год Эвергета, внезапная катастрофа в самом Риме упредила триумф римлян. Ибо в консульство Квинта Лутация Катулла и Авла Манлия различные беды от огня и воды чуть было не погубили город. Тогда Тибр, разлившийся из-за дождей больше обычного и вопреки ожиданиям вышедший из берегов, затопил все строения Рима, расположенные в низинах. Места различного качества соединились в единой погибели, ибо как те, которыми разлив овладевал медленно, оказались размыты, так и те, через которые неудержимый поток нашёл путь, подверглись разрушению. За ужаснейшей погибелью от наводнения последовало ещё более страшное опустошение от огня. Огонь, неизвестно откуда взявшийся, охватил большую часть города и учинил достойное сожаления истребление людей и домов. Затем, опустошив уже всё вокруг форума, он охватил также храм Весты, откуда едва успел бежать Метел, спасая горящих богов, так что чуть было не сжёг свою левую руку. При консулах Тите Семпронии Гракхе и Гае Валерии Фальконе римляне начали войну с фалисками, чей город был некогда одним из самых богатых в Италии. Оба консула завершили эту войну за шесть дней, убив 15000 врагов.

В этом же году новыми врагами стали цизальпинские галлы, война с которыми велась с переменным успехом. Так, в первом сражении с ними у консула Валерия погибло 3000 римлян, а во втором – было убито 14 000 галлов, а 2000 взято в плен. Из-за первого поражения консулу было отказано в триумфе. В 517 году от основания Города, то есть в 10-й год Эвергета, пунийский полководец Гамилькар погиб в бою с испанцами, когда тайно готовил войну против римлян.

Птолемей Филопатор, сын Эвергета, правил в Александрии 17 лет, с 302 года от восстановления Храма. После бегства и смерти Селевка Каллиника, сына Антиоха, которого убил Эвергет, отец этого Филопатора, два сына названного Селевка, то есть Селевк по прозвищу Керавн и Антиох, которого прозвали Великим, в надежде на победу и желая отомстить за отца, собрали большое войско и подняли оружие против Птолемея Филопатора. Когда Селевк, старший брат, в третий год своей власти был убит во Фригии в результате коварства Никанора, войско, которое было в Сирии, призвало из Вавилона на сирийский трон, который в это время занимал Птолемей Филопатор, его брата Антиоха. Когда Антиох сразился против египетских полководцев и благодаря измене Теодота овладел Сирией, то преисполнился такой дерзости, что начал войну уже против самих египтян. А Филопатор, потеряв из-за измены Теодота Сирию, собрал огромное войско против Антиоха и вступил с ним в битву возле крепости Рафии, расположенной в пределах Египта; в итоге, Антиох потерял всё своё войско и, бежав через пустыню, едва не попал в плен. Когда он ушёл из Сирии, эта война завершилась, наконец, мирным договором.

В этот период евреи претерпели много зла, и страна их подверглась различным несчастьям. Ибо, когда Антиох сражался против Птолемея Филопатора и его сына Епифана, евреи оказались как бы посредине и страдали от побед и того, и другого, уподобившись кораблю во время бури, когда он страдает от волн с обеих сторон.

Алекс.

Мак.

Сирия

 

1

34

1

Селевк Каллиник, старший сын Антиоха, правил в Сирии и Азии вместе с матерью Лаодикой 20 лет.

2

35

2

 

3

36

3

 

4

1

4

Деметрий правил в Македонии 10 лет.

14

1

14

Антигон правил в Македонии 13 лет.

15

2

15

Иудейский первосвященник Ония.

21

8

1

Селевк Керавн, сын Селевка Каллиника, правил в Сирии три года.

22

9

2

 

23

10

3

 

24

11

1

Антиох Великий, брат Селевка Керавна, правил в Сирии 36 лет.

25

12

2

 

26

13

3

 

Итак, когда окончилась Первая Пуническая война, продолжавшаяся в течение 23 лет, римляне, уже имея блестящую славу, в течение года отдыхали от воинских конфликтов; в этом году были закрыты ворота Януса, что с самого основания города имело место только при Нуме Помпилии, преемнике Ромула, а затем не случалось целых 450 лет. В это же время могущественный царь Гиерон прибыл в Рим на игры и передал в дар народу 200 000 модиев пшеницы.

В 534 году от основания Города, то есть в первый год Птолемея Филопатора, пунийским полководцем Ганнибалом, сыном Гамилькара, который был убит испанцами, римлянам была объявлена Вторая Пуническая война. Этот Ганнибал, когда ему было ещё девять лет, поклялся у алтаря своему отцу Гамилькару, что будет воевать против римлян при первой же возможности. Когда ему было уже 20 лет, он приступил к осаде Сагунта, цветущего города в Испании, дружественного римлянам. Римляне отправили к нему послов, чтобы он воздержался от войны, но он отказался их принимать. Тогда они отправили по этому делу в Карфаген Фабия, а тот, получив там столь же суровый ответ, сказал: «Что тут мешкать? В этой складке я принёс вам мир и войну; что из них вы изберёте?». А те ответили: «Войну». «Ну так получите её», – сказал он и, распустив посреди курии тогу, словно действительно принёс в ней войну, удалился. Между тем, сагунтцы были побеждены голодом и сдались на восьмой месяц, и Ганнибал подверг их тяжким карам. Тогда консул Публий Корнелий Сципион был отправлен с войском в Испанию, а Тиберий Семпроний – в Сицилию. А Ганнибал, оставив в Испании своего брата Гасдрубала, перешёл через Пиренейские горы и, мечом проложив себе путь среди воинственных племён галлов, всего за девять дней добрался от Пиренеев до Альп. Там, одолев в битве горных галлов, пытавшихся помешать его подъёму, он огнём и мечом проложил себе путь через непролазные ущелья, и, задержавшись на четыре дня, лишь на пятый день с большим трудом выбрался на равнину. Передают, что он привёл в Италию 100 000 пехотинцев, 20 000 всадников и 37 слонов. Между тем, к Ганнибалу примкнули многие лигуры и галлы. Тиберий Семпроний Гракх, узнав о прибытии Ганнибала, перевёл войско из Сицилии в Аримин. Публий Корнелий Сципион первым выступил против Ганнибала в районе Тицина и вступил в битву. Однако, его люди обратились в бегство и почти все были побеждены, а сам он был ранен и, избежав смерти благодаря своему сыну Сципиону, ещё молодому и едва вышедшему из детского возраста, – позднее он получил прозвище «Африканский», – вернулся в лагерь. Затем, при участии этого консула произошло сражение на реке Треббия, но римляне вновь были разбиты. Консул Семпроний также вступил в битву с Ганнибалом и, потеряв войско, чуть ли не единственный смог спастись. В этой битве Ганнибал также был ранен. Позже, когда с наступлением весны он перешёл в Этрурию, то застигнутый в Апеннинах непогодой, целых два стоял без движения, засыпанный снегом вместе с войском. Там тогда от суровой стужи погибло большое количество людей, очень много скота и чуть ли не все слоны. Затем, придя в Тусцию, он на реке Сарн из-за затруднявшего видимость тумана потерял значительную часть спутников и скота, а сам, сидя на единственном уцелевшем слоне, едва избежал трудностей пути, но из-за суровости стужи и тягот бессонных ночей лишился глаза, которым давно уже страдал.

В 540 году от основания Города, то есть в седьмой год Филопатора, отправленные против Ганнибала консулы Эмилий Павел и Терренций Варрон из-за спешки Варрона и вопреки запрету другого консула потеряли у Кавдина, деревни в Апулии, почти все силы, на какие только могли надеяться римляне. Никогда за всё время Пунической войны они не терпели более тяжёлого поражения. В этой битве погиб консул Эмилий Павел; когда он сидел раненый на какой-то скале, Лентул, бежав с поля боя, предложил ему коня, но он отказался и сидел там до тех пор, пока не был убит врагами. Там тогда погибло 20 консуляров и преторов, было взято в плен или убито 20 сенаторов, 300 благородных мужей, 40 000 пехотинцев, 3550 всадников. А консул Варрон вместе с 50 всадниками бежал в Венузий. Нет сомнения, что этот день стал бы последним днём Римского государства, если бы Ганнибал сразу же после победы направился к городу. В доказательство своей победы Ганнибал отправил в Карфаген три модия золотых колец, которые снял с рук убитых римских всадников и сенаторов. Из его же войска пало 3000 человек и многие были ранены. Между тем, Варрон вернулся в Рим, и сенат выразил ему благодарность за то, что он не привёл в отчаяние государство. А тот за оставшейся срок своей жизни доказал, что уцелел не из стремления к жизни, но из любви к государству. Ибо он, отпустив бороду и длинные волосы, никогда более не вкушал пищу лёжа. От почестей, которые предлагал ему народ, он отказался, говоря, что они полагаются более счастливым должностным лицам республики. Отчаяние остальных римлян по поводу судьбы государства было столь велико, что они считали необходимым провести совещание об оставлении Италии и поиске [новых] мест [проживания]. Это было бы принято по инициативе Цецилия Марцелла, если бы Корнелий Сципион, в то время военный трибун, позднее прозванный Африканским, не устрашил их, угрожая каждому обнажённым мечом, и не заставил дать клятву защищать отечество. В это время римляне воевали сразу в четырёх местах: в Италии – против Ганнибала, в Испании – против его брата Гасдрубала, в Македонии – против Филиппа, в Сардинии – против сардов и другого Гасдрубала, Карфагенского, которого Тит Манлий, отправленный в Сардинию, живым взял в плен и привёз в Рим. Филипп был побеждён в Македонии Левином, а Гасдрубал и Магон, третий брат Ганнибала, были разбиты в Испании двумя братьями Сципионами; позднее, правда, оба брата Сципиона были убиты в Испании Гасдрубалом, братом [Ганнибала]. Поэтому, пока все в страхе медлили, свои услуги предложил Сципион, позднее прозванный Африканским, хотя ему было всего 24 года. Получив проконсульскую власть в Испании, он, в особенности горя местью за отца и дядю, перешёл Пиренеи и первым же натиском захватил в Испании Новый Карфаген, где находились огромные запасы золота и серебра пунийцев, а также наиболее знатные заложники, которых они получили от испанцев вместе с крупными крепостями. Там же он взял в плен Магона, брата Ганнибала, и вместе с прочими отослал в Рим. В Риме возникло великое ликование. Когда Сципион подчинил всю Испанию от Пиренеев до океана, он был отозван римлянами и с великой славой вступил в Рим. Итак, на 14-й год после того, как в Италию прибыл Ганнибал, то есть в 15-й год Филопатора, Сципион, став консулом вместе с Лицинием Крассом, был отправлен в Африку. Вступив в Африку, Сципион велел ночью поджечь зимний лагерь пунийцев и шатры нумидийцев, которые находились неподалёку от Утики. Встревоженные пунийцы, думая, что пожар возник сам по себе, безоружными бросились его тушить, а потому легко были перебиты вооружённым [противником]. В обоих лагерях от огня и мечей погибло 40000 человек, 5000 взято в плен, а вожди, получив тяжёлые ожоги, жалким образом бежали. Так, полководец Гасдрубал беглецом явился в Карфаген. Вскоре, собрав ещё большее войско, Сифак и Гасдрубал вновь вступили в битву со Сципионом, но опять были побеждены и бежали. Бежавшего Сифака захватили Лелий и Масинисса, а остальное войско добралось до Цирты, которую Масинисса тут же осадил и принудил к сдаче. Он привёл к Сципиону закованного в цепи Сифака, а Сципион вместе с огромными трофеями и множеством пленных передал его Лелию, чтобы тот доставил его в Рим. Когда Сифак умер в Тибуре под стражей, сенат велел с честью его похоронить за общественный счёт. Услышав об этом деле, почти вся Италию отпала от Ганнибала. А сам Ганнибал, получив от карфагенян приказ вернуться и прийти на помощь отечеству, которое разорял Сципион, рыдая, как говорят, покинул Италию. Так, на 17-й год, то есть в первый год Птолемея Епифана, Италия освободилась от Ганнибала. Карфагенские послы, прося Сципиона о мире, были отправлены к сенату и получили мир на условиях Сципиона. Но, когда в Карфаген прибыл Ганнибал, мир был нарушен и африканцы совершили много враждебных действий. Затем Ганнибал, побеждённый Сципионом в частых схватках, сам просил Сципиона о мире и о беседе. Там, после того как два славнейших полководцы долгое время со взаимным восхищением смотрели друг на друга, они разъехались, так и не договорившись о мире. Ганнибал отправил в лагерь Сципиона трёх лазутчиков, которых Сципион, схватив, велел провести по всему лагерю, показать им всё войско и, ничего не спросив о врагах, накормил и отпустил. Затем оба полководца вступили в битву, которая долгое время готовилась этими великими вождями и была проведена значительными массами войск; подобное сражение едва ли случалось в истории, ибо на битву вывели свои силы столь опытные мужи. Сципион вышел победителем, едва не захватив самого Ганнибала. Там было захвачено или убито 80 слонов, уничтожено 20 500 карфагенских воинов. Ганнибал же, испробовав всё перед битвой и в самой битве, ускользнул среди общего смятения в сопровождении сначала множества всадников, а затем 20 и, наконец, четырёх человек, и бежал в Гадрумет. Потом он прибыл в Карфаген, через 36 лет после того, как ребёнком уехал оттуда вместе с отцом, и убедил ожидавший совета пунийский сенат в том, что нет более никакой надежды, кроме как просить мира. При консулах Гае Корнелии Лентуле и Публии по решению сената и народа карфагенянам через Сципиона был дарован мир. [Их] корабли числом более 500 были выведены в открытое море и затоплены на виду у города. Сципион, уже тогда прозванный Африканским, празднуя триумф, с великой славой вступил в Рим. Вслед за торжествующим Сципионом, позади его колесницы, следовал Терренций, позднее комедиограф, из благородных карфагенских пленников, носивший пилей, который служил знаком дарованной ему свободы.

В 552 году от основания Города, то есть во второй год Птолемея Епифана, завершилась Вторая Пуническая война, через 19 лет после своего начала. Но, хоть Рим и хвалится своими победами, тем, что он победил Ганнибала, того всё таки победила соблазнительная роскошь Кампании, когда он там находился. Он плавал в реках, буквально объедался рыбой и устрицами, пользовался благовониями, пил и спал, так что прелесть этих вод укротила пунийскую свирепость, и того, кого прочие лишь ожесточали, разложила и победила своими благовонными притираниями Селассия, крепость в Кампании.

Алекс.

Мак.

Сирия

 

1

 

4

Птолемей Филопатор правил в Александрии 17 лет.

2

 

5

 

3

1

6

Филипп правил в Македонии 42 года. Когда он готовился восстать, то был побеждён сначала консулом Левином, а затем Титом Квинкцием.

17

15

20

 

Птолемей Епифан, сын Птолемея Филопатора, правил в Александрии 24 года, с 319 года от восстановления Храма. Когда умер его отец, Филопатор, Антиох Великий, разорвав мирный договор, который он заключил с отцом, собрал в верхних землях Вавилонии войско, заключил союз с Филиппом, царём Македонии, и двинул войско против этого Епифана, которому тогда было четыре года. Пока Антиох и полководцы малолетнего Птолемея сражались между собой, Иудея, оказавшись посредине, претерпела много зла и раскололась на две враждебные партии, как и при Птолемее Филопаторе, его отце, ибо одни стояли за Антиоха, а другие – за Птолемея. Когда Антиох владел Иудеей, против него был выслан Скопас, полководец Птолемея Епифана; храбро сразившись с Антиохом, он захватил Иудею. Но спустя малое время Антиох победил Скопаса, вступив с ним в битву у истоков Иордана, и убил многих из его войска. Позднее, когда Антиох взял Самарию и те города Сирии, которыми владел Скопас, иудейский народ добровольно пришёл к нему, принял к себе в город всё его войско и охотно оказывал помощь. Поэтому и Антиох оказал им много благодеяний, как пишет Иосиф.

Антиох, желая овладеть не только Сирией, Киликией, Ликией и другими провинциями, которые принадлежали Птолемею, но и самим его царством, Египтом, заключил через Эвола Родосского мир с Птолемеем и обручил с ним свою семилетнюю дочь Клеопатру, а когда ей исполнилось 13 лет, отдал её ему в жёны, передав за ней в качестве приданого всю Келёсирию и Иудею. Однако, завладеть Египтом он так и не смог, ибо Птолемей Епифан и его полководцы, чувствуя хитрость, повели себя очень осторожно, и Клеопатра заняла сторону скорее мужа, нежели отца. Антиох Великий имел двух сыновей, братьев Клеопатры, которую он выдал за Птолемея, а именно: Селевка по прозвищу Сотер, который правил после него, и Антиоха, прозванного Епифаном. Последний был передан отцом в качестве заложника римлянам и после смерти брата правил после него. Это – тот самый Антиох, который был назван сиятельным и благородным в книге Маккавеев; он воцарился в 137-м году греческого царства и причинил иудеям много зла.

В это время первосвященником у иудеев был Ония, сын Симона Праведного, брата Елеазара. Этот Ония, будучи человеком недалёкого ума и весьма жадным до денег, не уплатил подать, которую его предки давали за свой народ, а именно, 20 талантов, и вызвал тем самым гнев царя Птолемея. Последний, отправив в Иерусалим посла по имени Афенион, упрекнул Онию и пригрозил разделить страну на участки и послать туда поселенцев. Услышав эту угрозу царя, иудеи растерялись, но Онию это нисколько не обеспокоило из-за его жадности. Услышав об этом, Иосиф, сын сестры Онии и Товита, весьма проницательный и известный среди своих юноша, стал упрекать своего дядю Онию. Но, поскольку тот не внял ему и не захотел идти к царю, он предложил самому отправиться послом к царю и отстаивать там интересы народа, если тот разрешит. Когда тот согласился, а народ выразил ему свою признательность, он принял царских послов у себя в доме и, радушно обходясь с ними в течение многих дней, одарил их ценными подарками и отпустил к царю, сказав, что отправится вслед за ними. Афенион же, придя к царю, рассказал ему обо всём, так что царь и царица Клеопатра любезно приняли прибывшего затем Иосифа, и он нашёл у царя такую милость, что не только освободил свой народ, но и был поставлен правителем Иудеи, нижней Сирии и сопредельных земель. Итак, он в течение 22 лет распоряжался налогами Сирии, Финикии и Самарии, и привёл народ иудейский от бедности и долгов к процветанию. У него было семь сыновей от одной жены и ещё один, Гиркан, от дочери его брата, Солина. Когда Гиркану было 13 лет, он проявил такую природную силу и мудрость, что вызвал у своих братьев жестокую ревность. Иосиф же, желая знать, кто из его сыновей отличается наибольшей дельностью, каждого из них посылал учиться, но все они вследствие своей лени возвращались назад неучами. После них он отправил также юного Гиркана в пустыню, местность, находящуюся на расстоянии двух дней пути, с заданием засеять её, и дал ему 300 пар волов, но яремных ремней не дал. Когда тот прибыл на место и не нашёл ремней, то работники посоветовали ему вернуться за ними домой, но он, не желая терять время, убил 10 пар волов, мясо отдал рабочим, а из шкур нарезал ремни. Так, засеяв землю, он вернулся к отцу. А отец, радушно встретив его за такую сообразительность, полюбил его сверх меры, что вызвало в братьях ещё большую злобу.

После этого Иосифу сообщили, что у царя Птолемея родился сын и что все первые лица провинций с большой торжественностью отправились в Александрию на празднование дня рождения ребёнка. Поскольку сам он идти не мог в силу преклонного возраста, он спросил своих сыновей, кто из них хочет идти к царю. Когда старшие отказались, сказав, что это может сделать Гиркан, Иосиф спросил его об этом. А тот обещал пойти, если только отец пошлёт письмо Ариону, распорядителю денег, которые он должен был давать царю, чтобы тот выдал ему необходимую сумму. Тогда Иосиф, дав ему соответствующее письмо, отпустил его. А его братья написали всем царским друзьям, чтобы они убили его. Когда Гиркан прибыл в Александрию, то передал Ариону письмо и получил от него 1000 талантов; тайно придя к купцам, он купил у них сотню знающих грамоту мальчиков, по одному таланту каждого, и сотню девушек по той же цене. Царь принял его очень радушно и пригласил на пир. Расположившись вместе с первыми лицами провинций, Гиркан занял самое последнее место, ибо был самым младшим среди присутствующих. Когда же все, поев, сложили кости перед ним на столе, а он смолчал, некий Трифон, который должен был веселить гостей, сидя за царским столом, по просьбе пирующих сказал царю: «Видишь, государь, кости, сложенные перед Гирканом? Точно также, как этот объел всё мясо с костей, его отец обглодал всю Сирию». Царь посмеялся словам Трифона и спросил Гиркана, почему перед ним лежит столько костей? «А потому, государь, – сказал тот, – что собаки всегда вместе с мясом пожирают и кости, как это сделали те, перед кем нет костей; люди же едят мясо, а кости оставляют, что я, как человек, и сделал ныне». Царь восхитился его столь мудрому ответу и велел всем аплодировать в знак одобрения его слов. На следующий день Гиркан отправился к каждому из царских друзей, а также к вельможам дворца, и приветствовал их. А в день рождения царского сына правители преподнесли царю подарки, но стоимость их не превышала 20 талантов. И вот, Гиркан взял купленных им мальчиков и девушек и, дав каждому из них по таланту, подарил: мальчиков – царю, а девушек – царице Клеопатре. Все удивились его щедрости, а царь, оказав ему величайшие почести и одарив ценными подарками, передал его отцу, братьям и всем должностным лицам письма с похвальными о нём отзывами. А его братья, услышав, что он заслужил у царя такую милость и с великим почётом возвращается домой, вышли ему навстречу с намерением так или иначе его убить. Отец также был в курсе дела, ибо разгневался на Гиркана из-за денег, которые он подарил царю; однако, боясь царя, скрывал свой гнев. Когда братья вступили с ним в бой, он перебил многих из их свиты и убил двух своих братьев; остальные бежали в Иерусалим к отцу. Но, когда Гиркан пришёл в город, никто не хотел его принимать, и он ушёл на ту сторону Иордана, и оставался там, взимая дань с варваров. В это время в Азии царствовал Селевк по прозвищу Сотер, сын Антиоха Великого.

Умер первосвященник Ония, сын Симона Праведного, брата Елеазара, и дядя Иосифа, отца Гиркана, оставив должность первосвященника своему сыну Симону. Умер также Иосиф, и после его смерти народу пришлось пережить смуту из-за его сыновей. Ибо старшие [братья] начали войну против Гиркана, и народ разделился на две партии, причём большинство во главе с первосвященником Симоном оказало поддержку именно старшим братьям, так как Симон был их родственником и другом. А Гиркан, уйдя из Иерусалима за Иордан, построил там из белого камня сильно укреплённую башню и, украсив её до самой земли рельефными изображениями животных, укрепил это место, названное им Тиром, также прочими строениями. Он правил этими землями 12 лет, всё время, пока Селевк, сын Антиоха Великого, царствовал в Сирии. Когда же тот умер, трон перешёл к его брату, Антиоху Епифану. Гиркан, боясь, как бы тот не подверг его пыткам за то, что он совершал против арабов, наложил на себя руки. А Антиох завладел его имуществом. И вот, умер первосвященник Симон, сын Онии, оставив после себя трёх сыновей – Онию, Иисуса и ещё одного Онию, или, иначе, Ананию; в должности первосвященника отцу наследовал Ония. Он – тот, к кому отправил письмо Арей, царь спартанцев, то есть лакедемонян, говоря, что иудеи и лакедемоняне происходят от одного рода, а именно, от Авраама.

В 551 году от основания Города, который считается первым годом Птолемея Епифана, против Филиппа, царя Македонии, был отправлен Тит Квинкций Фламинин; после многочисленных сражений, в которых македонцы были побеждены, он даровал Филиппу мир при условии, что тот отдаст в заложники своего сына Деметрия. Этот Тит объявил также войну лакедемонянам, победил их вождя Набиса и принял их под власть [Рима] на тех условиях, на каких и хотел. Он отпраздновал великолепный триумф, проведя перед своей колесницей знатнейших заложников – Деметрия, сына Филиппа, и Армена, сына Набиса. После завершения войны Македонской последовала [война] Сирийская. Итак, Антиох Великий, царь Сирии, не сумев овладеть царством своего зятя, Птолемея Епифана, обратил свои взоры на Азию; захватив в результате морского сражения Родос, Самос и многие другие острова, он, готовя войну против римлян, перешёл из Азии в Европу. Тогда же сенат приказал Ганнибалу явиться в Рим, но тот, тайно покинув Африку, чтобы не быть выданным римлянам, отправился к Антиоху и присоединился к нему. Когда он встретил его у Эфеса в полной нерешительности, то очень скоро побудил к войне. Однако, против них вместе со своим братом, Сципионом Африканским, выступил Сципион Назика, и Сципион Африканский имел с Ганнибалом тайную беседу, но, так ничего и не добившись, ушёл от Антиоха. В следующем году Сципион Африканский победил Ганнибала, который тогда стоял во главе флота Антиоха, в морской битве и обратил его в бегство. А его брат, консул Луций Корнелий Сципион Назика, располагая поддержкой Эвмена, брата царя Аттала, победил Антиоха в крупном сражении. Последний просил о мире и получил его на следующих условиях: он должен ежегодно уплачивать по тысяче талантов, уйти из Европы и Азии, оставаться в пределах Тавра и выдать Ганнибала, зачинщика этой войны. Ганнибал бежал к Прусию, царю Вифинии, но римляне потребовали его и он, когда его уже должны были выдать, выпил яд. Антиох же отпустил сына Сципиона Африканского, которого он захватил, неизвестно, то ли как лазутчика, то ли в открытом бою, а своего сына, Антиоха, отдал в заложники. Сципион Назика, вернувшись в Рим, с великой славой отпраздновал триумф и в подражание брату принял имя «Азиатский», ибо он победил Азию. Филиппу же, царю Македонии, который оказывал римлянам помощь против Антиоха, был возвращён его сын, Деметрий.

Плавт, родом из Умбрии, умер в это время в римском Арпине; из-за трудностей с хлебом он нанялся к мельнику вертеть жернова, но ежедневно отлынивал от работы, чтобы писать и продавать свои басни. В это же время славился Тит Ливий, автор трагедий, который в награду за свой талант получил свободу от Ливия Салинатора, чьих детей он воспитывал.

Алекс.

Мак.

Сирия

 

1

16

21

Птолемей Епифан правил в Александрии 24 года.

В это время Сципион Африканский, долгое время живший в изгнании, вдали от неблагодарного города Рима, скончался от болезни близ крепости Амитерн и велел написать на своей могиле: «Неблагодарное отечество, ты не получишь мои кости».

17

32

1

Селевк, он же Сотер, сын Антиоха Великого, правил в Александрии 11 лет. По наущению некоего Симона, который был священником в Иерусалимском Храме, он отправил Гелиодора для изъятия оттуда денег, но был наказан Богом, как мы читаем в книге Маккавеев.

1

40

9

Птолемей Филометор, второй сын Епифана, правил в Александрии 35 лет, с 343 года от восстановления Храма.

2

41

10

 

3

42

11

 

4

1

1

Персей, сын Филиппа, правил в Македонии 10 лет. – Антиох Епифан, то есть «сиятельный», брат Селевка, а именно, сын Антиоха Великого, правил в Сирии после смерти своего брата, Селевка, 12 лет. На его сестре Клеопатре был женат Птолемей, который также, как и он, звался Епифаном; он имел от неё двух сыновей, которых, умирая, оставил несовершеннолетними. Старшего из них, который правил после него, звали Филометор, а второго – Фискон.

13

10

10

 

Антиох, не довольствуясь своим царством, решил двинуть войско в Египет, руководствуясь только своим желанием и презирая сыновей своей сестры, как людей недалёких и неспособных организовать столь крупное предприятие. Итак, придя с большим войском к Пелузию, он коварно окружил своего родственника Филометора и захватил Египет. Когда он прибыл в окрестности города Мемфиса, то взял его, а затем отправился против Александрии, чтобы осадить там Птолемея, которому приходился дядей; однако, полководцы Птолемея не только отразили его от Александрии, но и вообще прогнали из Египта. Возвращаясь домой, Антиох привёл войско к городу Иерусалиму. Подойдя к нему, он взял город без всякого сопротивления, ибо те, которые сочувствовали ему, сами открыли перед ним ворота; войдя в город, он перебил многих, кто был настроен враждебно по отношению к нему. Но и тех, кто отрыл ему ворота, он убил из-за богатств Храма, и сделал всё то зло, которое описано в истории Маккавеев; забрав из Храма очень многое, он вернулся в Антиохию. Через два года он вновь собрал войско против Птолемея и подошёл к Александрии. Тогда два брата, сыновья Птолемея и Клеопатры, которым названный Антиох приходился дядей, отправили послов в Рим. Когда в Александрию прибыли римские послы, одним из которых был Марк Помпилий Ленат, и застали [Антиоха] на берегу, то зачитали ему решение сената, которое приказывало ему оставить в покое друзей римского народа и довольствоваться своим собственным царством. Антиох хотел отложить ответ, чтобы посоветоваться с друзьями, но [Ленат], как говорят, посохом, который был у него в руке, начертил на песке круг и обвёл им царя со словами: «Сенат и римский народ повелевают тебе, не сходя с этого места, дать ответ о том, как ты намерен поступить». Устрашённый этими словами, [царь] ответил: «Если это угодно сенату и римскому народу, я отступлю». И тут же ушёл.

В это самое время, как пишет Иосиф, умер первосвященник Ония, сын Симона, оставив после себя малолетнего сына Онию. Поэтому Антиох передал первосвященство его брату Иисусу, которого позже в гневе отстранил от этой должности и передал её их младшему брату Онии или Анании. Ибо у Симона, как мы уже говорили, было три сына, которые по очереди занимали должность первосвященника. Иисуса, как пишет Иосиф, он назвал Ясоном, а Онию, или Ананию, – Менелаем. Далее, тот же Иосиф пишет, что Иисус, он же Ясон, бывший ранее первосвященником, поднял мятеж против Менелая. В результате, Менелай вместе со своими сторонниками, оставив веру отцов, бежал к Антиоху и возбудил его против евреев. Позже, однако, он по наущению Лисия был убит Антиохом Младшим. В некоторых местах данные Иосифа, очевидно, расходятся с данными книги Маккавеев, в которой говорится, что Менелай был братом того Симона из колена Вениаминова, попечителя Храма, который ещё при жизни Селевка, брата Антиоха, из ненависти к первосвященнику Онии, с которым он вступил в спор о нарушении законов в городе, побудил Селевка послать в Иерусалим Гелиодора, чтобы тот забрал из Храма сокровища. Когда же тот, устрашённый, вернулся назад, Симон не прекращал клеветать на Онию и настроил против него полководца Аполлония. Тогда Ония, уйдя от них, отправился к царю, чтобы спокойно жить под его защитой. А после смерти Селевка, когда воцарился его брат Антиох, в этой истории об Ясоне, брате Онии, рассказано то, что Иосиф говорит об Онии-Менелае. Так вот, этот Ясон, или Иисус, собрав нечестивцев, пришёл к Антиоху и, низложив за деньги своего брата Онию, стал первосвященником. Получив разрешение построить в Иерусалиме гимнасий, он, оставив веру, перешёл к обычаям язычников. Через три года Ясон послал Менелая, брата вышеназванного Симона, отвезти царю обещанные за первосвященство деньги, а именно, 590 талантов, но Менелай, пообещав царю ещё 300 фунтов, низложил самого Ясона. Так Ясон, который изгнал брата Онию, и сам был изгнан из отечества, и умер в изгнании, как того и заслуживал. А царь, когда Менелай так и не уплатил ему обещанную сумму, отнял у него первосвященство и передал его Лисимаху, его брату. Боясь, как бы Ония не вернул себе первосвященство, Менелай договорился с Андроником, другом царя, которого тот, уходя, оставлял управляющим делами, чтобы он убил Онию; что тот и сделал. Когда же и Лисимах был убит евреями за своё святотатство, Менелай вновь вернул себе сан первосвященника. Позднее Менелай был убит по наущению Лисия Антиохом Евпатором, сыном Антиоха, и первосвященство перешло к некоему Алхиму, нечестивому чужеземцу. Когда же Бог поразил его, сан первосвященника ввиду отсутствия законных наследников, по всеобщему желанию принял Иуда Маккавей. Ибо Ония, сын Онии, который, как было сказано выше, остался после смерти отца несовершеннолетним, видя, какие совершались злодейства, бежал к Птолемею, царю Египта, и был им радушно принят; получив от царя область под названием Гелиополь, он с его разрешения построил там храм наподобие Иерусалимского храма, который сохранялся вплоть до времён Веспасиана. Сам же город, который был назван в честь Онии, в то время как иудеи сражались против римлян, был ими разрушен до основания, так что даже следов не осталось ни города, ни храма. По призыву Онии в Египет сбежались несметные толпы иудеев. Ибо Ония уверял, что в нём исполнилось пророчество Исайи, которое гласило: «Будет в Египте жертвенник Господу и памятник Господу в границах его», и что Ездра ещё 600 лет назад предсказал, что в Египте мужем иудейским будет построен храм Божий. Когда Антиох стал угнетать иудеев и склонять к язычеству как лично, так и через своих посланников, Маттафия вместе с пятью своими сыновьями поднял против него оружие и мужественно защитил отцовские законы. Но через год, а именно, в 146 году греческого царства, который является 13-м годом Филометора и 10-м Антиоха, он умер, и ему наследовал его сын, Иуда Маккавей. Собрав войско, он совершил месть над теми, кто погряз во зле. Храм, разрушенный Антиохом, он восстановил в полной мере и очистил от мерзких идолов, которые оскверняли его вот уже три года, в 152 году. Услышав о доблести римлян, он заключил с ними дружбу и союз. После многочисленных счастливо проведённых им битв, он, сражаясь против Бахида, полководца Деметрия, перебил очень многих, но и сам был убит в возрасте 50 лет, после пяти лет правления народом. Ему наследовал его брат, Ионатан, который правил народом 17 лет. Когда он был убит Трифоном, правление перешло к их брату Симону, правившему восемь лет, начиная с 170 года греческого царства.

Когда умер Филипп, царь Македонии, который вёл войну против римлян, а затем оказывал римлянам помощь против Антиоха, его сын Персей, получив царскую власть, поднял мятеж, имея в союзниках Котиса, царя Фракии, и Гентия, царя иллирийцев. Римлянам же оказывали помощь: Эвмен, царь Азии, брат Аттала, Ариарат, царь Каппадокии, Антиох, царь Сирии, Птолемей, царь Египта, и Масинисса, царь Нумидии. Прусий же, царь Вифинии, хоть и был женат на сестре Персея, вёл себя одинаково по отношению и к той, и к другой стороне. Против Персея был отправлен консул Публий Лициний, но он был побеждён царём. Однако, несмотря на просьбы царя, римляне не хотели даровать ему мир, пока он и его люди не сдадутся сенату. Вскоре против него был отправлен консул Луций Эмилий Павел; он победил царя и с большой торжественностью вернулся в Рим на корабле самого Персея, который, как говорят, был такой необыкновенной величины, что имел 16 рядов вёсел. Павел отпраздновал триумф на золочёной колеснице, причём по обеим сторонам стояли два его сына. Перед его колесницей вели двух царских сыновей и самого Персея, которому тогда было 45 лет. Позже он умер в заточении в Альбе. Его младший сын по причине нужды, которую ему пришлось терпеть, обучился в Риме медному делу и там же умер.

В 600 году от основания Города, который соответствует 26-му году Филометора, когда всех римлян поразил невероятный страх перед кельтиберами и когда не было никого, кто решился бы отправиться в Испанию в качестве воина или легата, Публий Сципион, внук Африканского, который и сам позднее был прозван Африканским, вызвался воевать в Испании, хотя уже был определён в Македонию для войны против Филиппа. Итак, отправившись в Испанию, он учинил страшную резню, чаще выступая в качестве воина, нежели полководца; ведь он, кроме того, убил в ходе поединка бросившего ему вызов варвара.

В это же время цензор Мессала приказал построить в Городе первый каменный театр; но тогда этого не случилось, потому что против этого дела с гневной речью выступил Сиципион Назика, говоря, что эта выдумка чрезвычайно пагубна для воинственного народа, ибо будет воспитывать в нём лень и распутство; он настолько возбудил сенат, что тот приказал не только продать всё заготовленные для театра материалы, но и запретил ставить во время представлений скамейки, чтобы ни горожане, ни стоящие снаружи зрители не смотрели игры сидя, и от этого не ослабла их доблесть. В это время весталка Тукция была обвинена в разврате. Считая себя недостойной оправдываться обычными средствами, она принесла к Тибру решето, погрузила его в воду и, произнеся молитву, сказала: «О Веста, если я невинна и по прежнему дева, пусть я отнесу с его помощью воду из Тибра в твой храм». И отнесла [туда воду].

В 602 году началась Третья Пуническая война. Итак, когда сенаторы решили, что Карфаген должен быть разрушен, отправленные туда консулы Луций Манлий Цензорин и Марк Манлий, а также Сципион, в то время военный трибун, заняли лагерь [Сципиона] Старшего Африканского близ Утики. Когда карфагеняне были призваны туда и получили приказ немедленно сдать оружие и корабли, то внезапно было отдано такое количество вооружения, что им легко могла бы вооружиться вся Африка. Но, после того как карфагеняне сдали оружие и получили приказ удалиться, покинув город, на 10 000 шагов от моря, они обратили боль в отчаянье, намереваясь либо защитить город, либо похоронить себя вместе с ним, и тут же избрали себе в качестве военачальников двух Гасдруба-лов. Приступив к изготовлению оружия, они, после того как у них закончилась бронза и железо, использовали золото и серебро. Римские консулы атаковали город, но, разрушив с помощью машин какую-то часть стены, они были побеждены карфагенянами и отбиты. Их, обратившихся в бегство, спас Сципион, загнав врага внутрь стен. Он пользовался у всех большим страхом и уважением, ибо был первым в битве и во время совета, и пунийские полководцы ничего так не избегали, как вступать в битву с той частью римлян, где сражался Сципион. В это время Масинисса, царь Нумидии, который в течение почти 60 лет был другом римского народа, умер на девяносто седьмом году своей жизни, до самой смерти отличаясь крепким здоровьем. Это был муж, который не покрывал голову ни в дождь, ни в холод, и мог столь долго простоять в одном положении, что скорее первыми падали от усталости юноши, чем он трогался с места, на котором стоял. Так, он мог простоять, не трогаясь с места, целый день. Если он отправлялся в путь, то мог целый день не слезать с коня, если ехал верхом, или, напротив, не садиться на лошадь, если шёл пешком; очень часто он имел обыкновение скакать верхом на лошади день и ночь; свою защиту и охрану он доверял злейшим собакам. Когда ему было уже 86 лет, он родил сына, чьё имя было Метума; но и в столь преклонном возрасте он не упускал ничего из того, что свойственно молодёжи. Итак, умирая, он оставил сорок четыре сына и велел Сципиону разделить между ними его [царство]. После того как Сципион разделил между ними Нумидийское царство, он вернулся к Карфагену.

В 606 году от основания Рима, то есть в 32-й год Филометора, когда славилось имя Сципиона, этот ещё молодой человек, став консулом, задумал окончательно разрушить Карфаген и вступил в Котон. В то время как сражение непрерывно продолжалось там шесть дней и ночей, крайнее отчаянье побудило карфагенян к сдаче, и они просили, чтобы тем, кого несчастья войны оставили в живых, дозволено было по крайней мере стать рабами. Сначала вышла достойная сожаления толпа женщин, а за ней в большом беспорядке – толпа мужчин. Ибо, как передаёт история, там было 25 000 женщин и 30 000 мужчин. Царь Гасдрубал сдался по собственной воле, выговорив спасение только для своей семьи. Перебежчики добровольно бросались в огонь и гибли; тех же римских перебежчиков, которых Сципион смог заполучить, он распял, а латинян – казнил секирой. Жена Гасдрубала, видя горящий Карфаген, вышла к своему мужу с двумя своими детьми и сказала ему: «Живи, ты, который смог пережить Карфаген, но за нас ты просил напрасно». И с достойной мужчины скорбью и женским неистовством она вместе с сыновьями бросилась в самую середину огня, так что последняя царица выбрала тот же способ смерти, какой некогда выбрала первая. Сам город горел на протяжении 17 дней, являя своим победителям удивительное зрелище непостоянства человеческой судьбы, и был разрушен, когда все его камни были обращены в прах. Его расположение, как говорят, было следующим. Он был окружён стеной протяжённостью в 22 000 шагов и почти весь омывался морем, за исключением перешейка, который простирался на 3000 шагов. В этом месте стена имела тридцать шагов в ширину и выложена из четырёхугольного камня на сорок локтей в высоту. Цитадель, имя которой Бирса, занимало [в окружности] чуть более 2000 шагов. С одной стороны у города и Бирсы стена общая, там, где она выходит к морю, которое называется Застывшим морём. Итак, Карфаген был разрушен через 700 лет после своего основания, а всё множество пленных, за исключением некоторых вельмож, было продано в рабство. Так, на четвёртый год после своего начала завершилась Третья Пуническая война. А Сципион заслужил себе имя, которое [когда-то] получил его дед, а именно, стал зваться за свою доблесть Африканским Младшим.

В этом же году Коринф, крупнейший город в Греции, был разрушен и сожжён консулом Муммием. И вот, когда вследствие множества и разнообразия статуй и изображений металлы золота, серебра и меди, перемешавшиеся во время пожара столь крупного города, переплавились в единое целое, появился новый род металла. Поэтому до сих пор, либо по нему самому, либо по его подобию, существуют названия «коринфская медь» и «коринфская ваза». В это время в Риме прошли три торжественнейших триумфа: [Сципиона] Африканского над Африкой: перед его колесницей вели Гасдрубала; Метелла над Македонией: перед его колесницей шагал Андриск, он же Лже-Филипп; Муммия над Коринфом: перед ним несли бронзовые статуи, картины и другие знаменитейшие украшения города. Когда был убит Лже-Филипп, который захватил власть в Македонии, а затем и Лже-Персей, который хвалился тем, будто является сыном Персея, римские правители заставили македонцев, повелевавших народами, самих платить дань и уничтожили Македонское царство.

В эти дни известностью пользовался Стаций Цецилий, автор комедий, родом галл, или, как говорят другие, миланец. Поначалу товарищ Энния, он умер через год после его смерти. А поэт Энний умер в возрасте 70 лет от болезни суставов и был погребён в склепе Сципиона, на Аппиевой дороге, в пределах первой мили от Города. Тогда же родился поэт Луций.

Алекс.

Иуд.

Сирия

 

14

1

11

В то время как Македонское царство было уничтожено, возникло царство Иудейское, где первым правителем был Иуда Маккавей; он правил пять лет, с 47-го года греческого царства, то есть с 14-го года Филометора и 11-го года Антиоха Епифана.

15

2

12

 

16

3

1

Антиох Евпатор, сын Антиоха Епифана, правил в Сирии 2 года. – 3800 лет от начала [мира].

17

4

2

 

18

5

1

Деметрий, сын Селевка, брата Антиоха Епифана, убив Антиоха Евпатора, сына своего дяди, правил в Сирии 11 лет. У него было два сына – одноимённый с ним Деметрий и Антиох по прозвищу Сидет или Сотер.

19

1

2

Ионатан, брат Иуды Маккавея, принял после его смерти бразды правления и в течение 18 лет деятельно правил народом. В его времена философ Аристобул написал комментарии к книгам Моисея и вручил их царю Птолемею.

27

9

10

600-й год от основания Города.

28

10

11

 

29

11

1

Александр, также сын Антиоха Епифана, брат Евпатора, убив Деметрия, сына своего дяди Селевка, правил 4 года. Взяв в жёны Клеопатру, дочь царя Птолемея, он родил от неё Антиоха.

30

12

2

 

31

13

3

 

32

14

4

 

33

15

1

Деметрий, сын Деметрия, которого убил Александр, захватил трон ещё при его жизни, и Птолемей Филометор отдал за него свою дочь Клеопатру, отнятую у Александра. Затем, убив Александра, Деметрий правил 5 лет, а на пятый год был взят в плен Аршаком, царём персов. В то время как Деметрий ещё правил, некий Трифон, сторонник Александра, взял Антиоха, сына этого Александра, и, несмотря на его малолетство, возложил на него царскую корону, но на четвёртый год власти коварно убил его и сам стал править. Однако, на третий год он и сам был убит, и воцарился Антиох, брат Деметрия, за которого вышла замуж Клеопатра, жена его брата, и родила ему сына Антиоха, прозванного Кизикским по городу Кизику, в котором он был воспитан. У Деметрия, брата Антиоха, тоже был от этой Клеопатры сын, которого также звали Антиохом и который имел прозвище Грип. Эти два брата Антиоха позднее спорили между собой за трон. Антиох, сын Александра, когда Трифон возложил на него корону, правил вопреки воле Деметрия 4 года, а на четвёртый год был коварно убит этим Трифоном.

1

18

4

Птолемей Эвергет II правил в Александрии 29 лет, с 388 года от восстановления Храма. В те времена в Риме у какой-то рабыни родился мальчик с четырьмя руками и четырьмя ногами. У него было четыре глаза, четыре уха и два мужских органа. На полях Бононии на деревьях выросли овощи.

2

1

5

Симон, брат Иуды и Ионатана, правил после их смерти иудейским народом 8 лет.

3

2

1

Трифон, убив Антиоха, правил 3 года, но на третий год также был убит.

4

3

2

 

5

4

3

 

6

5

1

Антиох, имевший прозвище Сидет, брат Деметрия, правил 15 лет, после того как его брат был пленён персидским царём. Он освободил брата из плена и тот потом правил после него.

10

1

5

 

Иоанн, он же Гиркан, сын Симона, после того как в результате происков его зятя Птолемея, правившегося в районе Иерихона, его отец вместе с двумя сыновьями были убиты во время пира, правил иудеями 31 год. Ведя войну против гирканов, он был прозван Гирканом. Это был блаженнейший муж, имевший три величайших блага: он был одновременно правителем, первосвященником и пророком; с ним беседовал сам Бог, так что он не мог не знать будущего. Гиркан вёл множество войн. Так, сначала он воевал против Птолемея, мужа своей сестры, а затем сровнял с землёй Самарию, взятую им в результате осады; позднее Ирод восстановил её и назвал Севастой в честь Августа. Антиох, которого одни называют Сидетом, а другие – Спондием, брат Деметрия, прежде враждебный Симону, во второй год Гиркана, приведя войско, осадил Гиркана в Иерусалиме. А тот, открыв склеп Давида, взял оттуда 3000 талантов и, передав 300 из них Антиоху, уговорил его оставить город в покое. Чтобы смягчить тяжесть содеянного, он, как говорят, построил на эти деньги странноприимные дома, чтобы принимать в них бедных и чужеземцев. После того как он счастливо прожил 31 год, весьма успешно управляя государством, он умер, оставив пятерых сыновей. Старший из них, Аристобул, превратив княжество в царство, первым среди иудеев возложил на себя царскую корону, через 398 лет и три месяца после того как народ вернулся из вавилонского плена. Брата Антигона, второго после него по старшинству, которого он, казалось, любил, он наделил равной честью, а остальных братьев, заковав в кандалы, бросил в темницу. Мать, дерзнувшую спорить с ним за власть, он также заточил [в темницу] и уморил голодом, а позже казнил и своего брата Антигона. Однако, после убийства матери и брата Антигона его стали мучить страшные боли в животе и он, как того и заслуживал, умер в ужасных мучениях, процарствовав не больше года. Его жена, освободив братьев, поставила царём Александра, старшего из его оставшихся братьев и, как казалось, отличавшегося умеренностью.

Текст переведен по изданию: Ekkehardi chronicon universale. MGH, SS. Bd. VI. Hannover. 1844

© сетевая версия - Тhietmar. 2008
© перевод с лат., комментарии - Дьяконов И. 2008
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Germaniae Historica. 1844