Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АГВАН-ЛОБСАН-ЧЖАМЦО

ИСТОРИЯ ТИБЕТА

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ РАЗДЕЛ В "ИСТОРИИ ТИБЕТА" ПЯТОГО ДАЛАЙ-ЛАМЫ

(1617-1682)

Здесь представлен опыт перевода с тибетского на русский язык одного раздела из хорошо известного науке сочинения, занимающего в тибетской историографии одно из самых значительных мест. 1 При этом, насколько нам известно, сочинение не переводилось полностью ни на один из европейских языков, самая значительная часть переводов из него содержится в книге Д. Туччи. 2 В тибетской исторической литературе "История Тибета" относится к типу "чжалрабов" — "царских родословных". Большое внимание в сочинении уделено гражданской, политической истории страны. "История Тибета" была написана весной 1643 г. в ознаменование события, произошедшего годом раньше, весной 1642 г., когда хошутский Гуши-хан (1582-1655),завоевав Тибет, передал власть в качестве религиозного подношения своему учителю-духовнику Пятому Далай-ламе Агван-Лобсан-Чжамцо. По словам Пятого Далай-ламы, автора "Истории Тибета", основной целью сочинения было показать, что вся история Тибета привела к событию 1643 г. к возрождению тибетской государственности. 3

Заключительный раздел посвящен этим событиям и Гуши-хану. Вместе с колофоном он занимает около восьми ксилографических листов обычного тибетского длинного формата, со 106б4 по 113а6.

Основные темы заключительного раздела это:

1) обращение западных монголов в буддизм (учение гэлугпа);

2) события, связанные с завоеванием Восточного и Центрального Тибета Гуши-ханом;

3) констатация отношений "духовник-милостынедатель", установившихся в 1642 г. между Пятым Далай-ламой и Гуши-ханом, с [161] исторической ретроспекцией, упоминанием аналогичных отношений, существовавших между Пагба-ламой и Хубилаем в ХIII веке, и между третьим Далай-ламой Соднам-Чжамцо и монгольским Алтан-ханом в ХVI в.

В литературе известно очень мало деталей обращения западных монголов в буддизм. По этому поводу у Пятого Далай-ламы во всем сочинении имеется два пассажа, оба в заключительном разделе (л. 108а3-4; л. 108б3-4). На основании этих пассажей в литературе делается вывод о том, что западные монголы были обращены в буддизм на грани ХVI и ХVII вв. 4

События, описывающие завоевание Тибета Гуши-ханом (л. 109а6-б2; л. 109б3-4; л. 109б5-110а2) мало чем отличаются от аналогичных пассажей из других источников: "Автобиографии Пятого Далай-ламы" 5 "Истории Кукунора". 6

Отношения "духовник-милостынедатель" (л. 106б4-5; л. 108аЗ, л. 109б6) стали основой концепции социальных и политических отношений в тибето-монгольском мире и важным понятием исторической литературы Тибета и Монголии. 7

Историографический метод Пятого Далай-ламы виден и в этом небольшом по объему заключительном разделе. Привязка реальных событий к "пророчествам" свойственна буддийским авторам-историографам. С другой стороны следует заметить, что этим методом создается так же некий интерпретирующий характер изложения исторических событий и, таким образом, большой смысл вкладывается в чтение между строк, то есть в прочтение не только того, что написано, но и того, что не написано.


Перевод

|106б4| Итак, некогда по указу Сэчэна — /Хубилай-хана/, избранного Небом императора — Манчжугхоши, все владения великого Тибета и Тибета, обнесенного кругом снегам, были |106б5| вручены Славному Сакьяпа /- Пагба-ламе/.

В небесах /император и Пагба-лама/ стали известны как двуединые Солнце и Луна, на земле — как две формы /единого/ — духовный наставник и милостынедатель.

Затем, когда в череде лун приближалась семидесятая луна, появился некто, обладающий скоплением добродетелей, |106б6| отстраняющих на долгое время даже самые малейшие /неприятные/ случаи, в которых кто-то мог бы одолеть его. Земной Брахма, великий Ситу Чжанчуб-Чжалцан — несравненный муж, смелостью и талантом покоривший все земли обширного Тибета. С этих пор, в течение долгого времени, /Тибет находился/ только под белым зонтом [162] законов |107а1| наместника /императора/ из славного /рода/ Пхагмодуба. Так говорили прежде и сейчас.

Но, после того как Его Величество император ушел в мир иной, Пхагду потеряли (свою) популярность.

Когда-то с грядущими временами стали связывать появление |107а2| "внезапного царя" и другие /подобные события/.Пророчество великого учителя Тхугчжэ-Чэнбо Падма-Ванчуга /пролило/ свет мудрости указанием на клад /тайных текстов "Точка отсчета"/ Пхрэнг-мго, где говорилось: "Когда... появится само воплощение Владыки мира... /он/ станет внезапным царем юга и севера и установит учение-доктрину, |107а3| осуществляющую главное. В течение пятидесяти человеческих лет /его/ страна будет пребывать во благе. Когда он потеряет связь с взаимозависимым происхождением /всех вещей/, страна его придет в упадок и в конце концов будет унесена ветром времени" — таково было пророчество о приходе внезапного царя...

|107а4| В тайном пророчестве Нанг-цзэ-нэ говорилось: "В области Цан появится царь, нареченный именем Падма. Но долгое время он не сможет удерживать власть над чертями".

Итак, если правду не смешивать с ложью, то, что касается разговоров о том, что царем всего Тибета станет сын /рода/ Ринпунгба /по имени/ Падма-Гарбо, то это грубо выдуманная взаимосвязь /то есть фальшивка/. Никогда /он/ не придет!

|107а5| В пророчестве, найденном великим пандитом из Нгари /по имени/ Падмаи-Чжалцаб и учителем-ламой Качяуд Риг- дзин-Лэгданба, говорится: "Когда на Джамбулинге, в юго- восточном направлении, у дьяволицы /по именц/ Суетливая чернуха родятся девять сыновей, /они/ подчинят Джамбу- линг и, более всего, эту снежную страну Тибет. В ближайшее время, то есть в течение сорока будущих лет, девять дьявольских воплощений, девять их министров, девять действующих снаружи и внутри злых /местный духов, девять главных военачальников-советников — всего девятью девять — восемьдесят один — низведут все живые существа в тартарары".

|107б1| Такие пророчества отвечали приметам времени.

Когда Шинг — министр-сановник Рннгпунгба был главой- дпоном дзонга-крепости Самдубцзэ, /он/ завязал тесные отношения с дпонами Нартангским, Норчунгским, [163] Чжацхойским и многими другими коллегами по управлению на Севере и на Юге. /Укрепив таким образом свои силы/, он поднял |107б2|восстание против правителя-дэпа Ронга. С тех пор возникшая /в стране/ анархия только умножалась.

Так высочайшая слава власти постепенно, усилиями царя Верхнего Цана, приведшая к подчинению всей /территории/ Уй и Цан /исчезла/ подобно солнечному кругу, проглоченному |107б3| Сыном Львицы.

Что же касается того, кто захватил /в тот момент/целиком и полностью власть и народ и сделал это самостоятельно, то он и есть Чакравартин /Вселенский Владыка/ смутного времени /"-Калиюги/, Данцзин-Чойчжи-чжалбо/Хранитель Учения и Правитель согласно вера/.

Именно о нем сказано в Пророчестве Открывателя сокровищ |107б4| Дримэд-Лхунбо: "В последней из семи войн, некий царь воплощение Ваджрапани придет и принесет мир и процветание всему Тибету". Вот как Владыка тайного Ваджрапани — сыграет свою /явную/ роль в человеческом лицедействе, исполнив это пророчество.

В силу милосердия святого бодхисаттвы и /его/ первоначального обета, |107б5| /этот Вселенский Владыка/ был объят заботой о живых существах, а, родившись царем, наделенным верой в Учение, испускает с тех пор на десять сторон /света/ лучи пользы и блага, благодаря которым всякий самый простой человек, слабый сам по себе, может далеко отбросить все темные стороны /своего/ характера. Это точно.

|107б6| Так вот, на Севере, во владениях /восточных монголов/ хоров и /западных монголов/ согов было бессчетное количество племен. Но единственным важным оказался удел внутри четырех ойратских племенных объединений, где у хошутского правителя-дпонпо Ха-на и /его/ жены Ахэ-хатун, в мужской год воды-лошади (1582 г.) родился /их/ третий из пяти сыновей, тот самый царь, /о котором идет речь/. Ему было дано имя Тхо-ролби-хур (Турубайху). В возрасте тринадцати лет (1594 г.) он встал во главе войска /его отца/ числом более чем десять тысяч, напал на /вражеское/ войско Мго-дкар (тюрки?) числом более десяти тысяч и стал знаменит как тот, кто заставил всю |108а2| многочисленную армию противника вкусить картину будущего мира! Он стал вторым, великим соперником, но идущим по стране людей Десятиголового (букв, десятишеего) [164] царя ракша сов /-Раваны/ на Ланне.

В это время изо всех варварских стран всех направлений эта /страна, где жили западные монголу/, была самой варварской, такой, каким было государство мусульман. Но он (то есть Гуши-хан) прослышал, что в других районах |108а3| /западных монголов/ согпо-Всезнающий Соднам-Чжамцо и Алтан-хан стали опираться на двуединство — /отношения/ духовного наставника и милостынедателя и святое Учение распространилось. Так Слово Дхармы стало украшением для |108а4| того, кто имел уши и радость взросла в сердце /Гуши-хана/. В связи с этим он так стал почитать святое Учение, что даже шишки на лбу набил.

Обретение начала доктрины было подобно появлению у /царя/ Лхатотори "Тайного помощника".

В год огня-лошади, когда ему исполнилось двадцать пять |108а5| лет, в связи с кончиной матери он роздал все богатство-имущество всяким людям — высшим и низшим. Но сделано это было не для славы в этой жизни и не в надежде улучшить карму, а для того, чтобы, как сказано учителем Чандракирти: "отдавать данное тебе, ибо получающий отдает /в свою очередь/. Так было сказано в истории жизни |108а6| великого святого, который дошел до высшей точки всех истин трех миров. Что касается святых Севера, то, когда они изменяют свое сознание (букв, превращаются в других), то даже адский пожар для них подобен небесному саду радости. Это и есть дхармата!

В это время между халсахцами и ойратами вспыхнула |108б1| большая война. По той причине, что поднялась столь великая смута, самым заветным желанием стало греховное деяние отнятия жизни. Для тех, кто так старался в деле загона души в густые бесконечные заросли плохих рождений, уже не оставалось никакого другого выхода, кроме великого милосердия. Казалось, в этот момент между халхасцами |108б2| и ойратами никакой связи и быть не могло. Но, надев крепкие латы милосердия, направленного на благо свое и другого, /он — Гуши-хан/ без тени сомнения отправился в стан халхасцев и в момент просвета в военных действиях (букв, когда трудности чуть уменьшились) заключил договор с правителями, приведя всех на сторону благополучия. Так сказано в /его/ истории жизни. Его |108б3| приближенные и все халхаские владыки и сановники [165] возрадовавшись, вручили ему титул "Великий Гуши". Затем он вновь возвратился в свою страну.

Некогда, один ойрат попросил учителя Соднам-Чжамцо освятить /его копию/ Сутры Золотого Блеска, /Соднам-Чжамцо/ попросил ответить о том каково название этого |108б4| священного сочинения. /Ойрат/ ответил ему, что это "Алтан-гэрэл". "С этого времени в течение двадцати человеческих лет в стране твоей это сочинение будет самым распространенным". Таково было пророчество /Соднам-Чжамцо/. В соответствии с этим пророчеством /Гуши-хан/ стал тем, кто ввел в практику Учения "Сутру Золотого Блеска" и покровительствовал в качестве милостынедателя переводам /на ойратский язык/ этого и многих других священных текстов.

|108б5| Наступило время, как будто царь — Защитник Учения, второй Сронцзангамбо пришел на эту землю" — так говорили небожители.

Существовавшие прежде среди шести больших племенных объединений /западных монголов/-согпо — законодательство и правительство были разрушены чахарским /Лигдан-/ ханом (ум. 1634)г.). По той причине, что наступили времена беспорядков, в стане халхасцев стали появляться беженцы. Между правителями /халхасцев/ и беженцами возникли |108б6| распри. В связи с этим /один из правителей/ Халхи — Цогтху покинул свою страну и отправился к Кукунору. Как гласит молва, будто драгоценный дождь пролился на грешную землю. Но как только власть /его/ окрепла, черный демон совершенно обуял ум /Цогтху/, поэтому он пошел против Учения вообще и против Учения Цзонхавы, в частности.

|109а1| По той причине, что сам владыка /Гуши-хан/ проявил большую заботу об Учении, /он/ собрал все силы своей страны и пошел на этого /Цогтху/ войной. В первый месяц огня-быка (1637 г.) он пришел к морю /Кукунор/. |109а2| Как /когда-то/ могущественный царь Рамана отправил на "пятый путь" /смерти/ владыку Ланки, как и владыка /Гуши-хан/ свел сорок тысяч войска Цогтху лишь к /воспоминанию о его имени/. Он объединил под своей властью /все земли на/ восточном побережье моря /Кукунор/. Владея обоими /способами управление/ — духовным и государственным — |109а3| /он/ успешно защищал благо всех своих подданных. [166]

Постепенно солнце/управитель/ дошел до территории Уй, где устроил религиозный праздник, умножающий гору добродетели, /накопленных жителями этой провинции/. В Лхасе, с храме Пхрулнанг, на алмазном троне страны Тибет имя и поступки этого великого правителя были высоко превознесены, |109а4| в то время как он отдыхал от /ратных дел/ на диадеме всех владений, /которые были им завоеваны/.

На обратном цуги он прибыл прибыл в великий монастырь Галдан Нампар-Чалпэ-линг. Хотя в месяце было двадцать |109а5| семь ночей, во время его пребывания тьма была такой светлой, что можно было разглядеть малейшие пылинки. Таковы были добрые знаки, соответствовавшие ясной и деликатной /манере управления/ Учением и государством. В это время появились также добрые знамения о том, что Тибет и великий Тибет перейдут под его правление.

В течение зимы года быка он вернулся к морю /Кукунор/. Затем, по той причине, что в Среднем Кхаме Доньйод /из Бэри/ причинял вред последователям Всезнающего из рода Икшваку, потакая только бон, в год земли-зайца (1939 г.), на пятый монгольский месяц (июнь), /Гуши-хан/ пошел |109б1| войной на Бэри. /Он/ захватил большую часть подданных /Бэри/. В год железа-дракона (1640 г.) на двадцать пятый день одиннадцатого месяца (январь 1641 г.) правитель Бэри и все другие могущественные беглецы были пойманы им на острый крючок добродетели или, выражаясь по-другому, |109б2| /были притянуты/ как железо к магниту, и водворены в тюрьмы. Все причины и условия несчастий в /этой/ области были устранены. Учителя и сановники Са/кья/, Шэ/луг/, Кар/ма/, Бруг/па/, Даглунба и других школ были отпущены из тюрем и отправлены в родные места.

Все подданные /всех правителей/, включая царя Джанг поднесли /Гуши-хану/ богатую дань и выразили /их/ сердечное почтение.

|109б3| Затем /он/ начал готовиться к войне против Уй и Цан. Относительно вторжения его армии /в Уй и Цан/ в пророчестве из "Сокровищницы братьев из Нгари" сказано: "Особо следует отметить, что во время наступления опасного года змеи (1641 г.) вновь и вновь будут рассветы с белым светом как знамения Неба. Планеты и звезды будут сталкиваться. На севере придут в движение восточные и западные |109б4| монголы (хор и сог). В местности Ол-кха /они/ затеют конфликты. В областях Уй и Цан борьба станет мукой для всех [167] живых существ. Землетрясения и эпидемии в течение трех лет будут ежегодными бедствиями. В течение девяти лет /монголы/ будут оккупировать центральный район – У ру-Уй и Цан. В течение семи лет будет литься кровавый дождь".

|109б5| В недавно открытой "Сокровищнице Тулку-Йолмо" сказано: "В год зайца (1639 г.) /он/ будет отдыхать. В год дракона (1640 г.) будет вести себя как дракон. В год змеи (1641 г.) отбросит /все прежнее/, как змея кожу. Поэтому все начнется с года зайца! В соответствиями со знамениями времени (он) подготовит к войне армию в миллион |109б6| сто тысяч. И затем подчинит все земли вплоть до пограничной страны /Владыки смерти/ — Ямы на Юге".

На двадцать пятый день второго месяца (марта) года воды-лошади (1642 г.) правители и министры всего Тибета — страны деревянных дверей, склонили свои гордые головы и обратились к практике искреннего почитания /нового властителя/.

|110а1| В день, когда "Хрустальный владыка" — (луна) стала полной и по Калачакре наступило начало года (-месяц Читра), /Гуши-хан/ стал властителем трех областей /для сбора подати/ в Тибете и раскрыл белый зонт закона на вершине мира.

|110а2| Несмотря на то, что им действительно владела высокая мысль о том, что надо с искренним почтением и уважением относиться ко всем независимым школам, так как власти Кармапа не проявили мудрости в их деятельности, по этой причине он был вынужден пройти с войском и подчинить /все земли/ вплоть до области Конгпо на востоке.

Открыватель "сокровищниц” Зацонгпа по найденной им тайной книге узнал, что /Гуши-хан/ был воплощением Великого учителя-ачарьи (Падмасамбхавы).

|110а3| Индийский царь /Ра/-ко-шин, непальский король из Ямбу и многие владыки /других государств/, такие как правитель Нгари, каждый в соответствии с обычаями своей страны, поднесли /Туши-хану/ дары.

Кроме этого в Пророчестве о драгоценном Учения было сказано: "Те, у кого рога ячихи, а хвост свиньи, строят тигриные жилища, а питаются той пищей, которую дает земля" — /так говорилось о/ знати /областей/ Уй и Цин, власть и учение которых могли прожить лет шестьдесят, [168] |110а4| ибо учение Бригунг и Пхагду показывали уровень и приметы времени, как бы только часть целого, /например/, рога и хвост вместо всего яка. А вот Сосуд, /включающий три раздела священного писания великомилосердного победоносного |110а5| Цзонхавы, полон, поэтому его можно приравнять к ... Будде, /впервые/ повернувшему золотое колесо Учения /в духовной и исторической действительности/.


Комментарии

1. См.: А. М. Востриков. Тибетская историческая литература. М., 1962, с. 62-63.

2. D. Tucci. Tibetan Painted. Scrolls. Roma. 194-9, P. IV, p. 625- 651.

3. Gangs-can-yul-gyi-sa-la-spyod-pa’i-mtho-ris-kyi rgyal-blan- gtsho-bor-brjod-pa’i deb-ther / rdzogs-ldan-gzhon-nui-dga’- spyid-kyi-rgyal-mo’i-glu-dbyangs ("История Тибета"), автор — Пятый Далай-лама. Тибетский фонд ЛО ИВ АН СССР инв. № В 5456, л. 110б6.

4. Z. Ahmad. Sino-Tibetan relations in the seventeenth century. Нота, 1970, p. 98.

5. Ibid., p. 127-128; 131-132.

6. См.: "История Кукунора". Перевод с тибетского Б. Д. Дандарона. М., 1972, с. 65-66, 66-67.

7. См.: Ю. Н. Рерих. Монголо-тибетские отношения в ХIII и ХIV веках. — В сб.: Филология и история монгольских народов. М., 1958, с. 333-346.

(пер. Р. Н. Крапивиной)
Текст воспроизведен по изданию: Заключительный раздел в "Истории Тибета" пятого Далай-ламы (1617-1682) // Письменные памятники и проблемы истории культуры народов Востока. XXIV годичная научная сессия ЛО ИВ АН СССР (доклады и сообщения). 1989, Часть 1. М. Наука. 1991

© текст - Крапивина Р. Н. 1991
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Станкевич К. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1991