Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Я. К. НОМЕН

ЗАПИСКИ Я.К. НОМЕНА О ПРЕБЫВАНИИ ПЕТРА ВЕЛИКОГО В НИДЕРЛАНДАХ

в 1697/98 и 1716/17 гг.

ВВЕДЕНИЕ

Голландский подлинник записок Номена о пребывании Петра Великого в Голландии, издаваемых здесь в переводе на русский язык, хранится в библиотеке Утрехтского Университета под № 47 в отделе рукописей, принадлежащих Утрехтскому Историческому Обществу. Он составляет тетрадь в четвертую долю, длиною в 20 сант. и шириною в 16 сант. На внутренней стороне обертки написано: Geschenk van den heer J. D. C. Suermondt te Utrecht, 3 Febr. 1855 (пожертвовано г. И. Д. К. Зурмонтом в Утрехте 3 февраля 1855 г.). На второй странице первого листа имеется отметка "Voor Aeghie Dircks" (для Ахье Диркс). Упомянутая здесь Ахье (т. е. Агата) носила фамилию Грот 1 и была внучкой автора записок. До 1855 г. рукопись, вероятно, находилась во владении наследников ее автора, Я. К. Номена. От них, должно быть, и получил ее русский посланник в Гаге, князь Димитрий Голицын, [4] который в 1781 г. отправил записки Номена в Петербург "по просьбе одного знатного банкира" 2. Кто ими тогда у нас пользовался, неизвестно. Впоследствии они были возвращены в Голландию и хранились у правнука автора, Дирка Фольмера, в Зандаме. Там их видел голландский историк Яков Схелтема, который в то время служил в Зандаме мировым судьей и до такой степени заинтересовался ими, что решил написать очерк пребывания Петра Великого в Зандаме. Он исполнил свое намерение и в 1814 г. издал исследование Peter de Groote, keizer van Rusland, in Holland en te Zaandam, in 1697 en 1717 г., 3 причем большую часть сведений, сообщенных здесь о пребывании Петра Великого в Голландии и, в особенности, в Зандаме, он черпал почти дословно из записок Номена.

Краткие, но точные сведения о Схелтеме см. у Устрялова, История Петра Вел. III, 397, 398. Обстоятельная биография Схелтемы напечатана его родственником П. Схелтемой, под заглавием: Het leven en de letterkundige verrichtingen van den geschiedschrijver J. Scheltema. Amsterdam, 1849; (Жизнь и литературная деятельность историка Я. С.). Второе издание книги Я. Схелтемы, "Peter de Bronte in Holland", значительно дополненное, вышло под заглавием: Rusland en de Nederlanden, beschouwd in derzelver wederkeerige betrekkingen, Amst, 1817 — 1819; 4 тома. Первое издание, в двух томах, было перепечатано без изменений в 1842 г. в Утрехте. [5]

Извлечения, напечатанные Схелтемою, давно уже обратили на себя внимание русских историков. Устрялов, 4 Соловьев 5 и Брикнер 6 пользовались ими для своих трудов, как материалом для описания пребывания Петра Великого в Голландии. Все они, ссылаясь неоднократно на Номена, признавали, что его записки ценны; но никому из них не приходилось пользоваться подлинником, так как до сих пор записки Номена не были изданы полностью. Между тем, в этом историческом памятнике рассеяно много любопытного; тем более что записки Номена являются важным и в некоторых случаях единственным источником для выяснения некоторых моментов пребывания Петра Великого в Нидерландах. Появление их в русской литературе без сокращений, в переводе, сделанном с голландского подлинника, кажется, представит известный интерес.

Сведения наши о Номене весьма скудны. Известно только, что он был членом деревенской управы в Зандаме, а по профессии  —  купцом, торговавшим сукном. [6] В 1717 г., во время второго путешествия Петра Вел., он, должно быть, находился уже в преклонном возрасте, так как у него тогда было двое внучат. В России он не бывал. 7

Что составителя издаваемых здесь рассказов о Петре Великом следует искать именно в лице Я. К. Номена, не подлежит сомнению: он сам определенно говорит о себе, как об авторе-очевидце: "я Ян Корнелиссон (Корнелиев сын) Номен", а в другом месте отмечает, что известные сведения были переданы ему, и при этом называет себя: Я. К. Н. (J. С. N.).

Записки свои Номен вел в хронологической последовательности, описывая при этом не только пребывание Петра Великого в разных городах и местностях Нидерландов, но и поездки его в Англию, Австрию и Францию. Так как он не сопровождал царя в путешествиях, то уж отсюда ясно, что он пользовался не только [7] своими личными наблюдениями, но и другими источниками.

Действительно, Номен не был и не мог быть очевидцем всех происшествий, передаваемых им; он и не старается выступать исключительно в этой роли; напротив, он неоднократно откровенно указывает на другие источники. Соответственно этому в составе его записок можно различить четыре отдела. Первый из них, и в то же время самый маленький, это те рассказы, которые составляют несомненно непосредственные личные наблюдения Номена-очевидца. 8 Второй отдел составляет та часть записок, в которой автор, с одной стороны, по [8] собственному указанию, передает слухи и, с другой стороны, описывает, без обозначения источника, целый ряд происшествий из пребывания Петра Великого в Зандаме и других местностях Голландии. Вероятно, он и был свидетелем некоторых из этих происшествий, в особенности тех, которые случились в Зандаме, но определить это точно, положительно нельзя. Весьма возможно, что часть происшествий, рассказанных без обозначения источника, он записывал так, как передавали ему устно односельчане и соотечественники. Некоторые из рассказов этого отдела встречаются только у Номена, поэтому проверить их трудно. За то другие успешно выдерживают проверку по первоисточникам. Как осторожно он, однако ж, пользовался слухами, показывает напр., тот факт, что, перечисляя предполагаемые причины болезни, которой царь страдал в 1717 г. в Амстердаме, Номен говорит, что не берется решить окончательно этого вопроса. Третьей частью записок Номена является ряд рассказов, которые ему передавали устно его односельчане и земляки. Он приводит их имена и при этом, очевидно, старается подыскать себе самые надежные сведения. Называя людей, сообщивших ему известия, он большею частью прибавляет несколько слов, которые должны служить как бы доказательством того, что это были [9] люди достоверные 9. Наконец, у Номена есть еще указания на четвертый источник, который служил ему при составлении записок  —  это письма, полученные в Голландии. Впрочем, ими он пользовался только для кратких и отрывочных сообщений о путешествиях Петра Великого вне пределов Нидерландов. Кому были отправлены эти письма, неизвестно. [10] Во всяком случае то, что Номен сообщает на основании их, заслуживает доверия, за исключением лишь немногих мест 10.

Наиболее важны и любопытны, конечно, три первых отдела из записок Номена; четвертый же не дает ничего такого, чего не было бы уже известно из других источников.

Редакцию рассказов Номена, как о первом, так и о втором путешествиях Петра Великого, можно приурочить к поре пребывания царя за границею. На это указывает то обстоятельство, что Номен 19-го января 1698 г. отмечает: "говорят, что эту зиму он будет путешествовать по Англии"; далее, под 1717 г. мы встречаем заметки: "вчера бальзамировали тело" и "сегодня 28-го марта государь уехал в Лейден". Не смотря на немногочисленность подобных данных, все-таки, предположение, что наш памятник принадлежит не только Петровскому времени, но и непосредственно поре пребывания царя за границею, имеет за собою много вероятности.  [11]

Очевидно, рассказы односельчан, побывавших в России, далее, своеобразная личность государя произвели такое глубокое впечатление на нашего автора, что он вскоре после того, как стало известно, что в Зандам приехал молодой царь - плотник, решил записывать то, что сам наблюдал, и то, что слышал. Он, без сомнения, предназначал свои записки только для самого себя и для своей семьи. Во всяком случае, интересен тот факт, что личность юного Русского царя побудила взяться за перо скромного, деревенского торгового человека, едва ли раньше мечтавшего заниматься литературой. И если это так, если Номен свои рассказы действительно составил одновременно с пребывавшем Петра Великого в Нидерландах, то эти записки должны нам представляться еще более ценными, еще более привлекательными, так как они в таком случае свободны от наслоений, которые неизбежно нарастают на преданиях о великих людях.

Номена можно упрекнуть в том, что его записки не полны, что он, взявшись раз за перо, не постарался составить более подробный рассказ о пребывании Петра Великого в Голландии. За то, с другой стороны, ему нужно отдать справедливость: почти все, что он нам дает, заслуживает название безыскусственного, достоверного рассказа. Правда, у [12] него есть некоторые известия, не вполне соответствующие фактам, напр., рассказы о юности Петра Великого, или сомнительные, как его рассказ о казни стрельцов. Эти погрешности, однако ж, простительны; автор впал в них потому, что вышел из рамок своей прямой задачи. При проверке записок Номена, на сколько это возможно, по подлинным документам получается впечатление, что он относился к делу добросовестно, сумел вообще сохранить историческую точность, и что ошибки, которые у него встречаются, не относятся к сущности его рассказа и не должны умалять ценности памятника.

В издаваемом здесь русском переводе сохранена по возможности вся своеобразность подлинника, причем к некоторым местам прибавлены в примечаниях необходимые объяснения. В прямые скобки поставлены слова и буквы, пропущенные в оригинале; круглые же скобки, имеющиеся в подлиннике, перенесены таким же образом в мой перевод.

Киев, сентябрь 1903 г.

В. Кордт


Комментарии

1 Слово Диркс (т. е. Дитриха сын) есть отчество ее отца, заменяющее здесь фамилию.

2 Scheltema, Peter de Groote (изд. 1842 г.) I, стр. XV.

3 Краткие, но точные сведения о Схелтеме см. у Устрялова, История Петра Вел. III, 397, 398. Обстоятельная биография Схелтемы напечатана его родственником П. Схелтемой, под заглавием: Het leven en de letterkundige verrichtingen van den geschiedschrijver J. Scheltema. Amsterdam, 1849; (Жизнь и литературная деятельность историка Я. С.). Второе издание книги Я. Схелтемы, “Peter de Bronte in Holland", значительно дополненное, вышло под заглавием: Rusland en de Nederlanden, beschouwd in derzelver wederkeerige betrekkingen, Amst, 1817 — 1819; 4 тома. Первое издание, в двух томах, было перепечатано без изменений в 1842 г. в Утрехте.

4 История царствования Петра Великого, III, 70.

5 История России, XIV (изд. 2-е), прим. 182.

6 Путешествие Петра Великого за границу с 1711 до 1717 г. Русский вестник 1880, № 11, 12, и 1881, № 1 — 3. Его же: Die Reise Peters d. Gr. in's Ausland 1697 und 1698. Russische Revue, XIV. 1879.

7 В Занландском музее местных древностей в селении Зандейке хранится рисунок на стекле, изображающий Петра Великого, в костюме голландского плотника, покупающего кусок материи в лавке Яна Номена. Последний изображен стоящим за прилавком и меряющими аршином материю. Под рисунком надпись: Jan Cornelisz Nomen 1697. Номен, впрочем, не упоминает в своих записках о том, чтобы царь заходил в его лавку. См. тоже: De verzameling betreffende de Zaanlanden in de Zaanlandsch) Oudheidkamer. Zaandijk, 1892, pag. 27.

8 Номен называет себя очевидцем три раза. Вскоре после столкновения Петра с уличною молодежью в Зандаме, именно 21 августа 1697 г., бургомистр Иор совещается с Номеном, как с членом деревенской управы, о содержании воззвания, которое по поводу неприличного поведения молодых зандамцев предполагалось поручить деревенскому глашатаю. Далее, Номен говорит, что он через два дня после фейерверка, сожженного 29-го августа того же года в Амстердаме, в честь прибытия великого посольства, имел случай лично убедиться в том, что железные перила моста, перед которым состоялся фейерверк, были сильно погнуты от напора народа. Наконец, он видел царя, катавшегося на парусах по Зану, 5-го марта 1718 г. и воспользовался этим случаем, чтобы коротко, но метко, передать впечатление, произведенное на него мощным обликом монарха.

9 Номен начинает свои записки кратким введением, в котором говорит о смерти царя Феодора Алексеевича (который у Номена ошибочно назван Алексеем), о происшествиях в Москве в мае 1686 г. и о юности Петра Великого. Сведения эти, которые однако ж не вполне точны, сообщил Номену Ян Брур, “правдивый человек, живший много лет купцом в Московии". Как источник рассказа о скромности Петра Великого на верфи Ост-Индской компании в Амстердаме, он называет одного “правдивого" амстердамского купца. Далее упоминаются: “правдивый шкипер, плававший в течение многих лет в Московию; жена и дочь Номена; затем снова Ян Брур, о котором здесь говорится, что тот “понимал и даже кое-как говорил по-русски, так как 19 лет вращался в Московии; потом Геррит Янсон Стюрман, учитель двух волонтеров по мачтовому делу; Фан дер Гейде младший, передавший в деревенской ратуше, со слов очевидца, Н. Витсена, о происшествиях во время переезда Петра Великого из Амстердама в Гагу в 1697 г.; его служанка; жена зандамского пастора Фанг Альста, которая была очевидицею обеда, данного царю и царице К. М. Кайфом в Зандаме; его внучата; Николай Калф, сын Корнелиса Калфа; амстердамский торговец Соломон Женен; наконец, Клас К. Грот.

10 Возможно и то, что Номен пользовался голландским политическим журналом того времени “Europische Mercurius", издаваемом в Амстердаме, и что он “письмами” называет те известия и корреспонденции, которые в нем помещались о путешествиях Петра Великого вне пределов Нидерландов. См. 1697 - 1698 и 1716 - 1717 гг. журнала.

Текст воспроизведен по изданию: Записки Я. К. Номена о пребывании Петра Великого в Нидерландах в 1697/98 и 1716/17 гг. Киев. 1904

© текст - Кордт В. А. 1904
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Пархоменко А. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001