Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

'АБД АЛ-ЛАТИФ Б. ЙУСУФ Б. МУХАММАД АЛ-БАГДАДИ

КНИГА УВЕДОМЛЕНИЯ

И РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ ВИДЕННЫХ И СОБЫТИЙ, ЗАСВИДЕТЕЛЬСТВОВАННЫХ НА ЗЕМЛЕ ЕГИПТА

Глава третья

О событиях года пятьсот девяносто восьмого 1

С наступлением этого года все оставалось таким же, что и в предыдущем году, в таком же порядке или даже хуже, примерно вплоть до середины года. Бедняков стало умирать меньше, но из-за их малочисленности, а не благодаря тому, что исчезла причина, порождающая это. Реже стало людоедство, затем о нем совсем не стало слышно. Реже встречалось и воровство продуктов на рынке, так как разбойники исчезли, в городе их осталось мало. Снижались цены, пока цена ирдабба вновь не дошла до трех динаров, но из-за нехватки едоков, а не [271] обилия еды. Город сделался менее населенным, и все в нем сократилось в той же пропорции. Люди привыкли к дороговизне и продолжали жить в несчастье, так что это стало как бы естественным состоянием. Мне рассказывали, что в Мисре [прежде] было девятьсот ткачей, изготовлявших циновки, а осталось только пятнадцать. В таком же соотношении уменьшилось число всех [ремесленников], что были в городе - торговцев, пекарей, парфюмеров, сапожников, портных и прочих 2. Каждого вида (синф) из них осталось примерно столько же, как циновщиков, или даже меньше.

А куры совсем исчезли, разве что привозят немного из ал-Шама. Рассказывали мне, что один египтянин, близкий к бедности, получил вдохновение купить в ал-Шаме курицу за шестьдесят динаров. Он продал ее в Каире камматам 3 за восемьсот динаров. Когда она стала нестись, одно яйцо продавалось за дирхем, потом [за эту же цену] два, потом три, потом четыре и так далее. Цыплята же продавались по сто дирхемов. А в течение короткого времени за одного цыпленка давали динар и больше.

Печи топили деревом от домов, [при этом] печник покупал дворец по бросовой [273](В правом верхнем углу поставлена цифра 4) цене, на топливо шли и загоны из марены (зурубух ва-гардух), дерево от них, затем покупался новый дворец. Среди них попадаются подлые [люди], которые выходят ночью, рыскают по домам и растаскивают на топливо, не боясь ничего. Часто дворец пустой, нет его хозяина и не находится покупателя, тогда они разбирают его деревянные части, двери и прочее, продают их и затем бросают [дом] разрушенным. Так же делают с дворцами, которые сдаются в аренду. На ал-Хилалиййа 4 и большей части Улицы 5, в домах на канале, в квартале конюхов, в ал-Максе и поблизости не осталось ни души. В то же время в Каире, в сравнении с Мисром, много домов и много народа. Окрестности же и все провинции пустынны, так что путник может идти в любом направлении днями и не встретить ни одного живого существа, один лишь тлен. Только в больших городах, как Кус, Ихмим 6, ал-Махалла, Думйат и Александрия, осталось [несколько жителей]. За исключением этого, города, в которых жили тысячи людей, теперь безлюдны или почти безлюдны.

Владения, дающие приличную ренту, в большинстве своем, запущены, весь труд их владельцев сводится лишь к их охране [275]путем запирания дверей, укрепления и закрытия проходов. Те, кто охраняет их, [получают] плату, за исключением владений в [той части] города, что [называется] касба 7. Некоторые из них сдаются по очень низкой цене. Я знаю жилище в одном из самых заселенных мест в городе, плата за которое [ранее] составляла сто пятьдесят динаров в месяц, а в этом году она опустилась примерно до двадцати динаров. Другое в подобном же месте стоило шестнадцать динаров в месяц, а [теперь] - лишь чуть более динара. Все, что не упомянуто, изменилось таким же образом.

Умерших, попавших в перепись, которые были покрыты саваном, записаны в диване и по которым [была совершена молитва] в мечети, за двадцать два месяца с шаввала девяносто шестого года 8 до раджаба девяносто восьмого года 9, было сто одиннадцать тысяч. Как бы ни было велико это число, оно ничтожно по сравнению с числом тех, кто погиб в своих домах, на окраинах города и у основания стен. Но и это число крайне мало в сопоставлении с тем, сколько погибло в Мисре и его окрестностях. И все это, [в свою очередь,] лишь малость рядом с тем, сколько [людей] было съедено в двух городах, а всех их ничтожно мало по сравнению с тем, сколько погибло и было съедено во всех городах, провинциях, на дорогах [277](В правом верхнем углу проставлена цифра 5) и, в особенности, на дороге, ведущей в ал-Шам. Откуда бы и кто бы ни приходил туда, когда я спрашивал его о дорогах, отвечал, что они усеяны человеческими трупами и тленом, и некоторые из них я видел сам.

А затем в Файйуме, ал-Гарбийе, Думйате и Александрии случилась великая погибель и сильная эпидемия, особенно во время посева. Случалось, что за одним плугом умирало несколько феллахов. Нам рассказывали, что одни [феллахи] сеяли, другие пахали, третьи собирали урожай. Мы видели сев у одного из землевладельцев: одних послали сеять, и тут же пришло известие о смерти их всех, взамен их прислали других, и большая часть их умерла, и так было много раз во многих местах.

Мы слышали от надежных людей, что в Александрии в одну из пятниц имам совершал молитву по семистам умершим, что одно имущество четырнадцать раз 10 переходило по наследству от одного к другому в течение одного месяца и что большая группа ее жителей - более двадцати тысяч человек - перебрались в Барку 11 и ее окрестности, освоили и обустроили ее. А Барка эта была могучей провинцией, пока не разрушили ее во времена ал-Йазури 12 из-за него самого. Он был вазиром-тираном, жители покинули ее и многие из них поселились в Александрии. Так что случившееся было как бы местью природы.

Удивительно, что в то же время произошло [279]с одним старым врачом из евреев Мисра, который навещал меня и о ком я еще не упоминал. Позвал его один из пациентов, человек влиятельный и известный, скромный, набожный и энергичный. Когда он пришел к, нему домой, тот запер дверь, набросился на него и накинул на горло петлю. Больной надавил ему на тестикулы, но никто из них не знал, как нужно убивать и схватка продолжалась. [Врач] поднял крик, его услышали люди, ворвались в дом и освободили старика, когда он был уже при последнем издыхании. Его тестикулы были раздавлены, передние зубы выбиты. Его перенесли домой без сознания, виновного же отвели к наместнику и он спросил: "Что заставило тебя совершить это?" Тот ответил: "Голод". [Наместник] велел бить его и сослать.

Случилось утром в понедельник 26-го ша'бана 13, или 25-го бишанса, великое землетрясение, от которого содрогнулись люди, в ужасе соскочили со своих постелей и взмолились Всемогущему Аллаху. [Землетрясение] продолжалось долго. Толчки его напоминали движения решета или махи крыла птицы. Всего произошло три мощных толчка, от которых заколебались дома, задрожали [281] крыши и балки. Непрочные и высокие дома рухнули. Потом [землетрясение] вновь случилось в середине дня в понедельник, но его не почувствовало большинство людей, так как оно было слабым и непродолжительным. Следующая ночь была чрезвычайно холодной, так что вопреки обычаю, нужно было укрываться. Днем же [холод] сменился ужасной жарой о резким самумом, стесняющим дыхание и вызывающим удушье. Редко в Мисре случались землетрясения подобной силы.

Затем стали поступать известия о том, что землетрясение в тот же самый час было и в далеких провинциях и отдаленных городах. Я считаю верным, что оно произошло одновременно на большой части земли от Куса до Думйата и Александрии, а затем и всех прибрежных районов и ал-Шама, вдоль и поперек. Многие населенные пункты исчезли без следа, много народа погибло и целые общины. Я не знаю в ал-Шаме города, сохранившегося лучше, чем Иерусалим. В нем пострадало лишь то, чем можно пренебречь. Ущерб от землетрясения был в городах франков 14 намного больше, чем в городах Ислама. Мы слышали, что землетрясение докатилось до Ахлата и его окрестностей и до острова Кипр. Море бурлило и волновалось, что портило [283]его вид. [Вода] поднялась в различные места (На первом поле автор вставил слова: "разделив их стеной"), корабли вернулись на сушу, а много рыбы было выброшено на берег. Затем из ал-Шама - Дамаска и Хамы пришло много писем, в которых сообщалось о землетрясении. Я получил два подобных письма, полный текст которых привожу ниже.

Текст письма из Хамы.

Утром в понедельник, 26-го ша'бана произошло землетрясение, от которого земля не двинулась, а горы закачались. Все люди подумали, что это землетрясение Срока (залзалат ас-са'а) 15. Оно прошло в то время двумя толчками. Первый продолжался около часа или более. Второй был короче, но сильнее первого. От него пострадало несколько крепостей и прежде всего крепость Хамы, с искусностью и прочностью ее постройки, а также Барин 16, с ее богатством и красотой, Ба'лбакк 17, с ее мощью и надежностью. Из дальних городов и окраинных крепостей до нас еще не дошли известия. Затем во вторник, 27-го числа, во время полуденной молитвы, случилось землетрясение, которое в равной мере ощутили как бодрствующие, так и спящие. От него содрогнулся и сидящий, и стоящий. В тот же день, во время [285] после полуденной молитвы также было землетрясение. Из Дамаска поступило известие, что там землетрясение разрушило восточный минарет соборной мечети, большую часть ал-Калласы 18, всю больницу и несколько домов, обрушившихся на их жителей, которые от этого погибли.

Текст письма из Дамаска.

[Некий] мамлюк сообщает, о том, что в ночь на понедельник, двадцать шестого ша'бана, перед самой зарей произошло землетрясение, продолжавшееся долго. Некто из друзей сказал, что оно было подобно тому, о котором говорится в суре "Пещера" ("Ал-Кахф") 19. Один шейх из Дамаска упомянул, что прежде никогда не видел подобного. В результате (землетрясения) в городе обрушились шестнадцать балконов мечети, один из минаретов, другой минарет и свинцовый купол треснули, в общем как в Судный День (ал-нашр). Провалилась ал-Калласа, и в ней погибло двое мужчин и еще один в воротах Джирун 20. Мечеть треснула во многих местах, Несколько домов в городе обвалились. Сообщали о городах мусульман, что Банийас и Сафад были частично разрушены, все в них погибли, кроме сына правителя [Сафада]. От Тибнина и Наблуса 21 не осталось даже стен, кроме как в самаританском квартале, Говорят, что Иерусалим, слава Аллаху, невредим. [287]

Что же касается Байт Джинна 22, то от него уцелел лишь фундамент стен, но и они обвалились. Также провалилось и большинство населенных пунктов Хаурана 23, и не осталось от них ничего, что позволило бы сказать: здесь было такое-то селение. Рассказывают, что были разрушены вся 'Акка 24, треть Тира 25, а 'Ирка 26 ушла в землю, как и Сафиса 27. На горе Ливан есть место меж двух холмов, куда приходят люди собирать зеленый ревень. Говорят, эти два холма соединились, и все, кто был между ними, оказались погребены, а это около двухсот человек. Люди много разговаривали об этом. Потом в течение еще четырех дней трясло и днем, и ночью, мы молили Аллаха о милости и помощи. Он наша награда и надежда.

Из самого удивительного, что мы наблюдали, было следующее. Когда те, кто заходил ко мне [советоваться] по медицине, дошли до "Книги об анатомии" 28, стало трудно им объяснять, поскольку слова бессильны охватить то, что [нужно] увидеть. Они сообщили нам, что в ал-Максе есть холм, на котором много останков. Мы пошли туда и увидели холм с останками на большой площади, так что земли там было едва ли не меньше, чем трупов. Из них взору открывалось около двадцати тысяч, а то и более 29. Они различались по степени разложения 30. Мы увидели [289]форму костей и суставов (шакл ал-'изам ва-мафасилих) способ их соединения, соответствия и взаимоположения. То знание, что мы получили, не почерпнуть из книг либо потому, что об этом в них вообще ничего не говорится, либо потому, что сказанное в них не позволяет судить или же расходится с тем, что мы видели. Пощупать гораздо лучше, чем услышать. Хотя Гален и находился на высшей ступени исследования и знания того, что он первым начал и о чем рассказывал, все же самому ощутить надежнее [чтения его книг]. Кроме того, он придумывал [для подтверждения] своим словам, если мог, какой-либо выход. [Можно] привести в пример кость нижней челюсти ('азам ал-факк ал-асфал). Все сходились на том, что она состоит из двух костей, соединенных прочным суставом с височной костью (ал-ханак). Когда мы говорим здесь "все", то имеем в виду прежде всего Галена, который первым сам начал практиковать вскрытие, сделав это своей настойчивой целью и описав во многих книгах, большая часть которых дошла до нас 31, а остальные не были переведены на язык арабов. Как мы убедились по увиденным нами членам, это одна кость, в которой нет ни сустава, ни какого-либо [иного] соединения. Мы обследовали огромное количество раз множество трупов - более двух тысяч черепов - различными способами и обнаружили лишь одну кость у каждого. Кроме того, мы привлекали помогать нам различных людей, которые [291]обследовали их в нашем присутствии и на наших глазах и увидели то же, что увидели мы и о чем поведали. Также и о других вещах, и если позволят возможности, с помощью [Аллаха], мы изложим в труде все, что наблюдали, сравнив это с тем, что есть в книгах Галена. Я также обследовал эту кость в старых могилах Бусира, о которых сообщал, и нашел ее такой же: без единого сустава (мафсал) или сочленения (дарз). А ведь с течением времени (На правом поле рукой автора вписана именная частица "Инна") самые незаметные сочленения и самые прочные суставы проявились бы и нижняя челюсть распалась, так что во всех случаях она определенно представляет собой единое целое.

Что же касается крестца с копчиком (ал-'аджз ма'а ал-'аджб), о которых Гален писал, что они состоят из шести костей, то я обнаружил, что и это одна кость. Я обследовал различными способами, и всегда выходило, что это одна кость. Затем я обследовал ее у другого трупа и нашел, что она состоит из шести, как и утверждал Гален. То же самое подтвердилось на всех трупах, за исключением только двух, у которых, как я обнаружил, она тоже были единой костью.

Во всех этих случаях кости были прочно соединены сочленениями (На правом поле автор дописал предложение: "Однако я не уверен в этом так, как уверен в том, что нижняя челюсть состоит из одной кости").

Затем мы прибыли в Миср и увидели там дороги и огромные рынки, которые прежде ломились от толпы. Теперь же они были пусты. Там не было животных, [293]и лишь время от времени туда забредал случайный прохожий. Зашедший туда чувствовал себя неуютно, вряд ли можно было найти такое место, где не лежал бы труп или разрозненные кости. Так что направились мы в место, именуемое Аскурджат Фир'аун (На левом поле рукой автора добавлено: "представляющее собой большую долину"). Там повсеместно были разбросаны трупы, кости. Они покрыли собой все холмы так, что стали выше их, и едва ли не всю землю. Когда мы осмотрели эту Аскурджу, мы нашли там белые, черные и коричневые черепа, лежащие слоями друг на друге. Их было так много, что они закрывали собой все кости, как будто это одни головы без тел. Тот, кто смотрел на них, мог уподобить их арбузам, снятым и сложенным на бахче. Затем я наблюдал их через несколько дней, когда солнце высушило на них мясо, и они побелели, напоминая собранные вместе яйца страусов. Когда я видел, что эти кварталы и рынки были безлюдны, а пустыни и холмы завалены [трупами и костями], мне почудилось, что отсюда в другое место снялся лагерь, оставив это место обезлюдевшим. При этом, однако, в какую бы сторону путник не отправился, везде он найдет картину такую же, что я рассказал, и даже хуже. В месяце зу ал-хиджжа 32 в Мисре была женщина, зарезавшая ребенка, чтобы съесть его.

Ее схватили и утопили. После того, как положение изменилось, о подобных [случаях] перестали сообщать и ничего такого не видели, [295]кроме [случая] с этой женщиной.

Из удивительных вещей, случившихся в то время, рождение ребенка о двух головах в год девяносто седьмой и рождение другого с белыми волосами. Я видел последнего, белизна его волос была не такой, как седина, а напоминала цвет [волос] у блондинов. В тот год самка мула родила мертвого детеныша, и он много дней оставался в доме вали. В году девяносто восьмом нашли детеныша-овечку, которая давала молоко. Оно текло у нее тонкой струйкой из соска. Ее несколько раз приносили в дом вали, в последний раз, когда [овечку] принесли, ей было четыре месяца.

Что касается Нила в тот год, то мы сейчас вкратце расскажем об этом. Во-первых, уровень воды был низким в месяц туба, затем еще упал, так что в нем появились броды для людей и верховых животных. Вода позеленела в месяц джумада ал-ухра 33, соответствующий месяцу барамхат. Она зацвела намного сильнее в месяц раджаб 34, что чувствовалось по виду, вкусу и запаху, а затем зелень уменьшилась и, наконец, исчезла совсем. Понижение уровня прекратилось в рамадан, когда [земля] обнажилась на восемьсот локтей от ниломера. Ибн Аби ал-Раддад отметил, что во вторник за пять [дней] до конца месяца бауна или за четыре [дня] до конца рамадана [297] года девяносто восьмого 35, что до дна было полтора локтя там, где в предыдущем году было два локтя. В те дни в прошлом году глубина уже стала увеличиваться, в этом же году подъем [воды] запоздал до двадцать пятого абиба, и к этому сроку она поднялась лишь на четыре пальца, так что у людей появились плохие мысли, и ими овладело отчаяние. Они подумали, что нечто случилось в устье [реки] и там, где она берет начало. Затем [вода] стала прибывать, так что к концу абиба ее уровень достиг трех локтей.

Потом он не менялся в течение двух дней, и страх людей усилился, поскольку прекращение [повышение уровня воды] было необычным [для этого времени]. Затем [вода] вдруг стала быстро и сильно прибывать, поднимались горы воды, за десять дней уровень поднялся до восьми локтей, причем на три сразу. [Повышение] закончилось четвертого дня месяца тот, соответствующего двенадцатому дню зу ал-хиджжа 36 на уровне шестнадцати локтей без одного пальца. Так она стояла два дня, после этого стала очень медленно опускаться и медленно оттекать.

Это те ситуации, о которых я хотел рассказать. Пусть это будет концом повествования и завершением книги.

Слава Аллаху, Господину миров, и да будет благословение Аллаха на Господина посланников, Пророка уммы Мухаммада и все его доброе и благочестивое семейство. Сочинил эту книгу во имя Всевышнего Аллаха (На левом поле здесь написано неразборчивое слово почерком, не принадлежащим автору) 'Абд ал-Латиф б. Йусуф б. Мухаммад ал-Багдади в месяц рамадан шестисотого года 37 в Каире.


Комментарии

1. Т.е. 1201-1202гг.

2. См. указатель профессий ремесленников.

3. Каммат - это слово не встречается в арабских словарях, его нет ни у ал-Макризи, ни у ал-Суйути. В Египте времен ал-Багдади те, кто работал в инкубаторах, назывались ма'малджи малвани, продавцы кур и цыплят - даджжадж и фарарихи (см.: de Sacy, с. 424-425).

4. Ал-Хилалиййа - улица в южной части Каира.

5. Т. е. главной улицы, что может относиться к некоторым из каирских улиц. Это подробно рассматривает де Саси в комментарии к своему переводу (de Sacy, cc. 427-429).

6. Ихмим - древний город в Верхнем Египте, на берегу Нила.

7. Касба - обычно главная часть города.

8. Шаввал 596 г.х. - с 26 июля по 23 августа 1200г.

9. Раджаб 598 г.х. - с 8 марта по 6 апреля 1202г.

10. У Занда-Видеанов неверно: "сорок раз".

11. Барка - область "между Александрией и Ифрикией" (Йакут, т. 2, с. 133), в которой находилось несколько городов, известная фруктовыми и ореховыми плантациями.

12. Абу Мухаммед Хасан б. 'Али б. 'Абд ал-Рахман Ал-Йазури - великий кади и вазир при фатимидском халифе ал-Мустансир би-ллахе.

13. 26 ша'бана 598 г. - 2 мая 1202г.

14. Де Саси считает, что здесь имеются в виду города Сирии и Палестины, оккупированные крестоносцами.

15. См. Коран, LII, 9-10.

16. Барин - город в Сирии между Хамой и Алеппо, в просторечье - Ба'рин (Йакут, т. 2, с. 34-35).

17. Баальбек - древний город на территории современного Ливана.

18. Ал-Калласа - место, где делали известь (см. de Sacy, с. 439-441).

19. Коран, сура XVIII.

20. Ворота Джирун - название городских ворот и дверей Дамасской мечети.

21. Наблус - город на территории современного Ливана.

22. Байт Джинн - так у ал-Багдади. Де Саси ссылается на Джабра'ила Тавила, который сообщает о трех населенных пунктах, называемых Байт Джинн, в т. ч. об одном, называемом Байт Джанн ал-Шам в провинции Джулан (Голан). См. de Sacy, с. 446.

23. Хауран - одна из провинций Сирии.

24. 'Акка - город в Палестине.

25. Тир (ал-Сур) - город на юге современного Ливана.

26. 'Ирка - деревня, расположенная к югу от Триполи (Йакут, т. 6, с. 155).

27. Сафиса - де Саси со ссылкой на Габриэля Тавила пишет, что это деревня на границе Сафада и провинции Хауран (de Sacy, с. 447).

28. Труд Галена, упоминавшийся ранее.

29. В английском варианте переводчики добавили: "...и больше, чем можно охватить взглядом".

30. Занд и Видеаны переводят: "Они делились на различные классы в зависимости от большего или меньшего разложения".

31. В английском переводе неточно: ..."и о чем он написал большую часть работ, из которых мы имеем главную...".

32. Зу ал-хиджжа 598 г.х. - 3 августа 1202 г.

33. Джумада ал-ухра 598 г.х. - 28 декабря 1201 г. - 26 января 1202 г.

34. Раджаб 598 г.х. - 8 марта-6 апреля 1202 г.

35. Последний день рамадана 598 г.х. - 4 июня 1202 г.

36. 12 зу ал-хиджжа 598 г.х. - 14 августа 1202 г.

37. Рамадан 600 г.х. - с 15 мая по 12 июня 1204 г.

(пер. В. В. Наумкина и А. Г. Недвецкого)
Текст воспроизведен по изданию: 'Абд ал-Латифа б. Йусуфа б. Мухаммада ал-Багдади. Книга уведомления и рассмотрения дел виденных и событий, засвидетельствованных на земле Египта. М. Российская академия наук. Институт Востоковедения. 2004

© текст - Наумкин В. В., Недвецкий А. Г. 2004
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Петров С. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001
© РАН. 2004

Мы приносим свою благодарность
Михаилу Городецкому за помощь в получении текста.