Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ЗАЙН-АД-ДИН МАХМУД ВАСИФИ

УДИВИТЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ

БАДАИ' АЛ-ВАКАИ'

|357| РАССКАЗ, ВОСХВАЛЯЮЩИЙ ВАЗИРА ХАЗРАТ УБАЙДАЛЛАХ-ХАНА...

|422| И срок задержки в той Ка'бе 1 надежд, и цели стремления мужей затянулись на один месяц. Наконец, [этот] бедняк и Маулан Эмир Хусайн 2 и сын казия Ташкента 3 испросили разрешение и отправились в Ташкент, а оттуда ушли в Туркестан 4. Случайно хан 5 и Кучум-хан и прочие султаны Самарканда прибыли в Туркестан для [организации] набега на казахов. Ходжа Афак 6, который был вазиром Султан Абу-Са'ида 7, по случаю болезни задержался в Сабране. У [этого] бедняка установилось общение с ним и [затем оно] достигло степени единения и искренней привязанности, вершина которой не доступна воображению.

Бейт

С духом его и моим духом [еще] в предвечности
Случилось так, что [они] стали близки.

Он убедил [этого] бедняка [отправиться] в Самарканд, и я ушел в Самарканд вместе с ним при возвращении хаканов.

|1308| РЕЛЯЦИЯ О ПОБЕДЕ НАД КАЗАХАМИ

Хвала тому, кто ключами мечей победы и могущества открыл нам и нашим братьям двери, достижения цели /1309/ и освежил [178] водами источников победы сады великолепия и пышности, [тому], кто срезал шипы многобожия серпами острых сабель войск ислама посредством победы и истребления и наслал молнии мечей наших партий на врагов и поразил их, и он могуч в [своей] силе и молитве для того, кто поддержал его в день Бадра 8 и Хунайна 9 и победил неверие в ряду сражавшихся, и для его рода и его общины, которые боролись за Аллаха своим имуществом и жизнями с рассвета и до захода [солнца] 10.

Хвала, и слава, и славословие чрезмерные достойны [того] всемогущего, который для защиты от набега войска, прибежища тьмы, напитанной амброй ночи, накинул на верх голубой крепости небесного свода одежду рассыпанного войска звезд и острием дротиков копьеносцев ярких падающих звезд окрасил в алый цвет кровью негров ночи край степи горизонта, и [тому] государю, который послал быстроходного вестника /1310/ полумесяца на разведку в сторону войска негров и отпустил авангард [войска] в золоченых шапках хакана озаряющего мир солнца, которым является рассвет, для грабежа и ограбления беглецов того войска, прибежища тьмы, [тому] всемогущему, который своим подчиняющим себе весь мир и обязательным для исполнения приказом пленил грабителей хакана дня — созвездия Большой и Малой Медведиц, которые суть девственницы и добродетельные женщины, [находящиеся] за завесой царского [шатра] голубого неба 11, и по обычаю грабежа похитил Овна 12 и Тельца 13, которые суть из числа вьючных животных и скота степи небесного свода.

После изложения этого слова и изложения этой мысли достоин восхваления [тот] предводитель, который, рассыпав из меда уст на камень неблагородных сверкающие [здезды] башни счастья и даже жемчуг шкатулки мученической кончины, создал жемчужину короны вершины благородства и, разостлав месяц мирозавоевательного знамени, выбросил упорных в пучину колодца.

Тот, который [собою] в [этом] мире закрыл двери пророческой миссии.
[Который] поразил [своим] чудом души врагов,
/1311/ Двухнедельную луну по-царски рассек на две части
[И] отважно разбил [боевые] ряды полной луны.

Да благословит его Аллах и род его и всех его сподвижников.

После этого [следует] уведомление мнению украшающего мир и устраняющего трудности, благородного высокого господина, прибежища могущества, великого хана и великодушного хакана, самого верного из султанов в словах и в вере, самого достойного [179] из царей в верности и истине, средства восхода лучей мира и благоденствия и причины обилия следов справедливости и благодеяния, водружающего знамена победы и одоления, поднимающего штандарты справедливости среди человечества, неба, в котором восходит луна халифата и благодаря справедливости которого блистает звезда святости.

Небесная сфера могущества, шах мира, Искандер эпох, Му'изз ад-дин 4, Абу-л-гази Убайдаллах-бахадур-хан.

Да увековечит Аллах тень его господства на перекрестке обоих миров, и да увековечит он совершенство дара его благосклонности до дня страшного суда.

[И уведомление это] таково, что всегда все приязненные помыслы и постоянно [все] доброжелательные намерения [автора] были и пребывают расходуемыми и обращенными на то, /1312/ чтобы с помощью благоволения господнего и посредством вспомоществования всеславного — /1312/ да возвысится достоинство его — выявлялось из-за занавеса сокровенности облегчение средств соединения и способов служения этого искренне преданного друга тому высокому господину, который всегда олицетворяет собой завоевания миропокоряющих знамен и влечет за собой единение со счастьем и владычеством, от которого безусловно зависит и [с которым] связаны благоденствие положения всех людей и спокойствие сердец массы знатных и черни.

И хвала и признательность Аллаху, который [поступает] в соответствии с [выражением]: «Когда Аллах захочет что-либо, он подготовляет для этого предпосылки» 15.

В первый день священного месяца мухаррама 16 у подножия горы Казгурд 17, которое стало местом разбивки палаток победоносных войск, [Убайдаллах-хан в соответствии с кораническим выражением] ...и во времена ночи прославляй Его и среди дня 18 возносил мольбу к чертогу внимающего молитвам об [указании] средства, которое повлекло бы за собой искоренение и подчинение основ могущества того племени мятежных нечестивцев и бунтующих еретиков — общества лицемерных казахов, которые, уповая на избыточность [своей] численности, /1313/ и обилие мощи и могущества, и на неприступность высот гор и возвышенностей холмов, поставили ногу в круг мятежа и непокорности и высунули голову из ворота смуты и беспорядка, и почли пресечение дыхания мусульман безнаказанным и разграбление их имущества удобным. И прибыл гонец от того брата, самого любимого, счастливого и призираемого оком хазрата творца цветов сада творения, света зрачка знания и предвидения, луны, освещающей ночь и [180] увеличивающей день, испепеляющего врагов шаха обитаемой четверти земли 19, водружающего знамя справедливости и благодеяния, отражающего мрак тирании и мятежа, отмеченного милостями повелителя, помощи которого ищут, Абд ар-Рашид-хана 20, и доставил послание от [этого] упомянутого хана.

Пришло из неизвестности письмо, запечатанное печатью.
Его содержание — это известие: «Настал удобный момент».

Когда у подножия [горного] прохода Ак-Богуз 21 были заключены с тем самым любимым братом подкрепленные условиями /1314/ и верой договор и соглашение относительно отражения тех врагов, в соответствии с предписанием [коранического выражения] не нарушайте клятв после их закрепления 22, [они] обратились к снаряжению и вооружению для отражения казахов, и в день четверг двадцать шестого священного месяца мухаррама 23 с огромным, устрашающим горы и ужасающим моря войском знамена прибежища победы двинулись с берега реки Сайрам 24 в сторону Казахстана 25, и местность Никин 26, что из числа древних городов и [который] сейчас разрушен, стала местом, где были раскинуты победоносные шатры, и [количество] веревок и кольев, [при помощи которых разбиваются палатки], превзошло в том месте [число] звезд и метеоритов. В том месте группа из мулазимов счастливого знамени прибыла в тенистый чахарбаг Узун-Ахмада 27, и это — благословенный сад, от [зависти к] которому на сердце Ирама 28 — рана, и прохлада которого подобна лику изящных красавиц, и воздух которого подобен кокетливым взглядам пленительных возлюбленных. Там до слуха мулазимов достигло [известие], что группа врагов пришла к светозарному мазару /1315/ Кочкар-Ата 29 — да облегчит Аллах покой души его и да обеспечит ему удобства в покоях райского сада — и остановилась на йайлаке Сугун-Сумр 30.

Из благородных людей войска неустрашимых, опережающие стремена в тот день, когда встретились два отряда 31, Кумай-бий и Турды-Мухаммад-бий, каждый из которых крокодил, в море сражения переплывающий океан, и упрямец, в месте сечи и битвы подобный огню, с полком из отважных войск-мстителей за обиды, которые ветром атаки легко устраняют перед собою тяжелую гору, и в [то] время, когда огонь сжигает ложь, [они] острием стрелы пришпиливают золоченый купол солнца к лазоревой сфере небес, были командированы для того, чтобы до прихода врагов укрепить горный проход Сунгак 32 и перехватить им путь. Эти двое вышеупомянутые разведали [положение дел [181] противника и] отправили известие, что то племя через [горный проход] Кочкар-Ата направилось к Иссык-Кулю, и это такое море, плюющиеся пеной разъяренные верблюды волн которого постоянно сражаются с дромадерами определяющего судьбу властелина, и сбрасывая с горы верблюжьего горба седло сущности досок судов, атакуют индуса-каравановожатого Сатурна 33. Кейван 34 для ловли его рыб каждую ночь делает сети из отражения усеянного звездами голубого небесного свода и по желанию его крокодила, [способного] выпить океан, бросает в него рыболовный крючок из молодого месяца.

Стих

Страшная вода, в которой не бывает в безопасности [любая] птица,
Самая маленькая волна [которой] увлекает в пучину с ее берега мельничные жернова.

Августейшие войока, подобно небесному року, выступили вслед за ними из Кочкар-Ата. [Когда] племя неприятеля увидело скопление полков усмиряющих океан войск и плеск волн вздымающегося моря битвы, [то] стало искать прибежища в крепости Джатан 35, которую построил у подножия одной горы Тахир-хан 36 для отражения войск калмаков. Высота ее такова, что взлететь птице мечты на ее вершину — из /1317/ высказываний нелепостей, и достижение лассо зрения до карниза ее верхних апартаментов — из числа [абсурдных] мечтаний; тяжесть ее сломала спину подземной коровы 37 и острие быстрого меча той горы разорвало грудь льва неба 38.

Стих

Если бы солнце осталось за той громадной горой,
Где бы в [этом] мире увидел человек солнце до дня страшного суда?

Стих

[Лишь] через тысячу лет достиг бы [камень] крыши Сатурна,
Если бы кто-нибудь сбросил его с той горы.

Считая ту неприступную крепость и ту прочную твердыню убежищем, и пристанищем, и средством избавления, в [182] соответствии с [кораническим выражением], и они думали, что их защитят их крепости 39, они для укрепления ее собрали много камней и ветвей.

В намаз-и дигар 40, когда Джамшид солнца разбил палатка света в стране Магриба 41, победоносные войска пришли к подножию той горы, и вестники неведомого донесли до уха рода неприятелей возглас: «Где бы вы ни были, захватит вас смерть, если бы вы были даже в воздвигнутых башнях» 42. /1318/ [Враги] точно они ослы распуганные, что убежали от побеждающего 43, бежали оттуда и направились в [сторону] Буркачха 44. После их бегства шестнадцатого [числа] месяца сафара 45 на берегу реки Узункулук 46 пришло известие о прибытии Абд ар-Рашид-хана.

Из поразительных дел [необходимо указать на] то , что до этого [момента] мы абсолютно не имели сведений о [местонахождении] друг друга, несмотря на то, что между [этими] двумя сторонами непрерывно были в движении посланники. Но один из них не довел путь до цели, и дело дошло до того, что мы была опечалены встречей друг с другом и стали товарищами в долине упования [на бога] 47. Но, доверяя тому самому договору и соглашению, выступили [дальше], и в день семнадцатый 48 вышеупомянутого месяца в местности Сан-Таш 49 произошла встреча.

Когда всепобеждающее и победоносное войско увидело свежие следы врагов, оно ступило на путь поспешания и дорогу ускорения [движения и] в намаз-и дигар того же дня настигло врагов в начале Буркачха, и /1319/ это — ров широкий и глубокий, и в глубине его — вода, от стыда перед которой море Оман 50 выпустило на лидо пену удивления и само собою ушло вглубь, и бескрайняя река Млечного пути от смущения перед ней пересохла, подобно озеру Сава 51.

Стих

Глубина в нем до того дошла,
Что на дне его не стала видна земля.
Опустилась на землю как покрывало,
Из-под ее складок стало видно небо.

Все враги в [соответствии] с [кораническим] приказом поистине, лицемерыв нижнем слое 52 превратили тот напоминающий ад ров в свое убежище и пристанище и, взойдя на высоты его, укрепили пути и проходы ветвями и камнями, и наутро в день четверг восемнадцатого 53 месяца сафара, до того как Искандар солнца востока сел верхом на светлой масти коня небес и извлек из ножен свой безжалостный, воспламеняющий мир [183] и сжигающий темноту меч, тот опытный в делах, искушенный в битвах и наторевший в сражениях, самый любимый /1320/ и отважный брат Абд ар-Рашид-хан, гарцуя на Рахше 54 единодушия на поле дружбы, соблаговолил сказать: «В этой стране вы по отношению к нам [находитесь] на [положении] гостя. И так подобает и следует [поступить], чтобы мы раньше вас ударили в сабли и начали дело» 55. И относительно этого он сделал много замечательных высказываний. Наконец на том порешили, [и] львы леса отваги и предводительства, и крокодилы моря энергии и бесстрашия, каждый из которых много раз похищал у других приз в состязаниях на поле мужества и смелости и ристалище ловкости и проворства, подоткнули полу мужества за пояс отваги и, уповая на милости творца и слыша от вестников неведомого призыв и убивайте их, где встретите 56, ступили на то ужасное место и в [тот] губительный водоворот и излили [свое] превосходство на плеск волн боя и сражения и скопление полков смуты и мятежа так, что от гула и громких звуков литавр людей ислама и от шума и рева тех нечестивцев /1321/ отражение и завихрение упали в таз вращающегося небесного овода, и стремительные птицы летящих стрел, рот которых был открыт от жажды крови врагов, не пили воду ниоткуда, кроме как из источников зрения врагов, и вороны луков, которые по углам выжидали такого удобного случая, не несли в гнезда [никакой] пищи, кроме их мертвых тел. Каждое мгновение наконечники кровожадных стрел доводили до их сердца известие: «Смерть, от которой вы убегаете,она встретит вас» 57, и каждое мгновение язвительный хатиб 58 свирепого в мести острого меча читал им на ухо совершенную хутбу 59 [коранического выражения]: «...Кто защитит неверующих от мучительного наказания?» 60 Когда зонт освещающего мир солнца поднял на золоченых веревках в месте полудня хакана сжигающего мир дня, грабители рока и судьбы опрокинули палатки тех подлых притеснителей, обрезав [поддерживавшие их] веревки. В конце концов [враги в соответствии с повелением Корана], поистине ложь исчезающа! 61, не будучи в состоянии оказывать сопротивление натиску храбрецов [боевых] дел и победоносных героев, /1322/ показали спину и обратили лицо в сторону бегства, и много других после бегства стали пищей меча и мишенью рока, и все виды их имущества и утвари из коней, и скота, и челяди, и сидящего, и стоящего, и немого, и свободно пасущегося перешли во владение победоносного войска, и уничтожение наглецов и искоренение тех невежественных притеснителей имели такой [сокрушительный] характер, что жители и обитатели [соседних] городов и стран были спасены и гарантированы от ужаса страха перед теми [184] неверующими. Слава Аллаху, который оправдал свое обещание 62, и поддержавшему раба своего, и сделавшему могущественным войско свое, и разбившему партии [врагов].

Стих

О боже! Так как от тебя эта победа и разгром,
То даруй нам победу, а врагу — плен.
От тебя — дары, и победа, и почет, и ласка,
От нас — слабость, и сокрушенность, и нужда.

Благодаря пророку и его роду преславных да пребудут постоянно авангард войска победы и одоления и блеск счастья триумфа и благоприятствования приближающимися /1323/ к [высокому] положению и славе и необходимым звездам счастья и могущества. Вторично так заявляем озаряющему сердца, освещающему, как солнце, действующему, как философский камень, что кроме существования этого низкого мятежного племени не было препятствий к счастью целовать и лобызать высокий порог и возвышенное преддверие обители святости и прибежища чистоты, который есть умножающий свет ока обладателей благодеяний и проницательности 63 и слава венца и вершины высокопоставленных монархов. Поскольку прах [этих] препятствий благодаря вспомоществованию и милости всевышнего и помощи вышнего хранителя из атмосферы соединения и служения устранен, впоследствии этот желающий счастья преданный друг [никогда] не отвернет голову смирения и повиновения от предела повеления того высокого господина и [всегда], как тень, будет поспешать в последовании и повиновении озаряющему мир солнцу того господина.

Строка

Что бы ты ни повелел, я покорно готов повиноваться.

(пер. В. П. Юдина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII веков. (Извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата. Наука. 1969

© екст - Юдин В. П. 1969
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - samin. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1969