Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

МИРЗА МУХАММАД ХАЙДАР

ТА'РИХ-И РАШИДИ

НЕКОТОРЫЕ СВЕДЕНИЯ МИРЗЫ МУХАММАДА ХАЙДАРА О БАБУРЕ

Одним из интереснейших и ценных памятников на персидско-таджикском языке, написанным в первой половине XVI в., является «Та'рих-и Рашиди» («Рашидова история») Мирзы Мухаммада Хайдара дуглата, составленная им позже мемуаров основоположника жанра мемуаров на классическом узбекском языке Захираддина Бабура, т. е. в 948/1541— 953/1546 гг. Отличие этого труда от предшествующих сочинений состоит в оригинальности содержащегося в нем материала. Если предшественники Мухаммад Хайдара зачастую лишь повторяли сведения более ранних авторов, то он вполне оригинален во многих сообщаемых им сведениях: в его труде [58] нашли отражение его собственные наблюдения и выводы, поскольку он сам был непосредственным участником, и очевидцем описываемых событий, а потому точность его сведений не вызывает сомнений. Лишь в первой части своей книги, где он касается предшествующей истории, автор опирается на данные «Джахан-гушаи» Атамалика Джувайни (623/ 1225—681/1283 гг.) и «Зафар-наме» Шарафаддииа Али Йазди (ум. в 858/1454 г.). Иногда он приводит рассказы своего отца, очевидцев событий и тех, кто заслуживал доверия. Во всем остальном он абсолютно самостоятелен.

Следуя своему предшественнику в жанре мемуаров, Бабуру, Мухаммед Хайдар написал свои мемуары «а персидско-таджикском языке. В них нашла отражение и история Средней Азии и Восточного Туркестана, главным образом восточной части улуса Чагатая, или Моголистана, который в тот период в территориальном отношении был ограничен Сырдарьей, Сары-Су, Балхашем, Иртышом и южными склонами Центрального Тянь-Шаня, т. е. практически сводился к территории современной Киргизии и Юго-Восточного Казахстана. Автор дал полную картину политической и хозяйственной жизни народов этих районов, историю их кочевого и полукочевого населения в XIV — первой половине XVI в.: узбеков, казахов, киргизов, калмаков (ойротов) и ряда племен, входящих в их состав. Поскольку воеино-политические события происходили под руководством определенных лиц, то Мухаммад Хайдар дает обстоятельную характеристику каждой личности. В труде излагаются события от восшествия на трон в 748/1347 г. восемнадцатилетнего Туглук-Тимур хана (730/1329—764/1362 гг.) до восшествия на трон в Кашгаре Абдаррашид хана, в честь которого и составлен этот труд.

Историко-литературное сочинение Мухаммада Хайдара привлекло к себе внимание многих исследователей, его рукописи получили широкое распространение. Из европейцев на него впервые обратил внимание в 1840 г. В. Эрскине, который использовал сведения автора в своем труде 1. Затем этот труд был привлечен Г. Эллиотом 2. В 1895 г. «Та'рих-и Рашиди» увидел свет в Лондоне в английском переводе, осуществленном Е. Д. Россом 3, на что В. В. Бартольд, тоже пользовавшийся данными из этого труда в своих работах, отозвался рецензией 4. Впервые, из русских востоковедов его привлек В. В. Вельяминов-Зернов к своей работе под названием «Исследование о касымовских царях и царевичах» (СПб., 1863-1864). Начиная с него и В. В. Бартольда и кончая современными исследователями истории узбеков, казахов, киргизов и калмаков (ойротов), материалы этого труда неоднократно использовались и продолжают использоваться многими исследователями.

Автор «Та'рих-и Рашиди» был образованным человеком, с широким кругозором и разнообразными интересами, что нашло отражение в его труде. Примечательны те обстоятельные характеристики, которые он дал многим государственным и военным деятелям, от своих предков, Чагатаида Йунус хана (818/1415—892/1487 гг.) по линии матери и дуглата Худайдада (ок. 765/1363—до 850/1446 гг.) по линии своего отца и до Захираддина Мухаммада Бабура (888/1483—937/1530 гг.). Свои характеристики автор иногда сопровождает критическими замечаниями о деятельности описываемых людей. Очень меткие оценки дал он своим двоюродным братьям — Захираддину Бабуру и Султан Са'ид хану, которые помогли Мухаммаду Хайдару подготовиться к жизни и стать видным государственным деятелем своего времени. Мирза Мухаммад Хайдар происходил из дома Туглук-Тимур хана. Он был сыном Мухаммад Хусайна Гургана (уб. в 914/1508 г.) от третьей дочери правителя Ташкента Йунус хана, Хубнигар ханим, родной тетки Бабура. Родился Мухаммад Хайдар в 905/1499 г. в Ташкенте, но рано лишился отца, который был убит Шайбани ханом (1451-1510 гг.). Лишившись отца, Мухаммад Хайдар жил при Бабуре, к которому он приехал в 915/1509 г. из Бухары через Бадахшан, правителем которого тогда был Тимурид Мирза хан (правил в 1507-1521 гг.). О своей жизни при Бабуре Мухаммад Хайдар вспоминает так: «Долгое время прошло на службе у падишаха (Бабура) в полном спокойствии и благополучии. (Бабур) постоянно побуждал меня (своей) мягкостью и обходительностью... к приобретению знаний... В течение этого времени он проявлял ко мне (отеческую) любовь и благосклонность... Я находился у него на службе до 918/1512 года... (Бабур) никогда не отлучал меня от себя за исключением времени занятий... Он проявлял (ко мне) отеческую заботу до конца (своей) жизни 5.

Интересны сведения Мухаммада Хайдара о реакции Бабура на смерть Шайбани хана. Автор сообщает: «В начале рамазана 916 (начале декабря 1510) г. В Кабул от Мирза хана явился человек.....Весть была о том, что Шах Исмаил (Сефевид, правил в 907/1501—930/1524 гг.) прибыл из Ирана, дал бой в Мерве Шахибек [59] хану (т. е. Шайбани хану) и одержал победу. О Шахибек хане, убит он или нем достоверно не было известно... (Мирза хан писал): «Около двадцати тысяч моголов! покинув узбеков (Шайбани хана) явились из Мерва в Кундуз. Я еду в Кундуз. Если счастливые стремена (т. е. Бабур) поспешно направятся в Кундуз, то я примкну к (его) свите. Есть уверенность, что (Ваше) наследственное царство в скором времени станет (Вам) доступным». Получив эту весть, (Бабур) со всей поспешностью в ту зиму выступил по дороге к Абдаре» 6.

Автор упоминает и о сражении, происшедшем между Бабуром и узбеками во главе с Шайбанидами Хамза султаном, Махди султанам и Тимур султаном у Пул-и Сангина 7.

Особый интерес представляют сведения Мухаммада Хайдара о сражении Бабура с Шайбанидом Убайдаллах ханом у Кул-и Малика и об отношении жителей! Самарканда к Бабуру после этого боя: «Когда падишах (Бабур) прибыл из Бухары, он после оказания почестей отослал обратно помощь Шаха Исмаила, (сам же) принял решение идти в Самарканд и победно и счастливо пустился в путь. Все жители городов Мавераннахра, как знатные, так и простые, как из господ, так и из ремесленников и крестьян, скорее все подданные, обрадовались и остались довольными свету стоп падишаха. Знать поспешила навстречу. Другие сословия людей занялись убранством города... Падишах вошел в город в середине раджаба 917 (первая декада октября 1511)г. с (такой) пышностью и торжественностью, которых не видели очи ни одного... Население Мавераннахра, в особенности жители Самарканда, вот уже долгие годы как освещали факелы желаний... из-за перехода падишаха в чертог убежища тварей господа и постоянно желали покровительства падишаха, чтобы оно.... осенило их головы... Они вместе с этой надеждой уповали на то, что в нужное время, когда они запутались в одежде кизил-башей, что является сущей ересью из даже близко к неверию, по восшествии его (Бабура) на трон Самарканда установится закон шариата пророка, ...венец шаха же, образом действия которого была ересь, а его формой — полоса краски, падишах, сняв с головы (своей), отошлет обратно... Однако эта надежда самаркандцев не сбылась. Причиной явилось то, что (падишах Бабур) не считал себя все еще ненуждающимся в помощи и содействии Шаха Исмаила и находил свою силу недостаточной в борьбе против узбеков (Шайбанидов)» 8.

Мухаммад Хайдар объективно, без всякого приукрашивания говорит о полном разгроме Бабура в сафаре 918 (апрель-май 1512) г. Шайбанидом Убайдаллах ханом. Он пишет: «...Узбеки (Шайбанидов) выступили из Туркестана. Все они двинулись на Ташкент. Убайдаллах хан направился в Бухару по еттикудукской дороге... (Падишах) послал на помощь Ташкенту некоторых (людей), ...а сам пошел в Бухару. Когда он подошел к ней, Убайдаллах хан, получив известие о выступлении падишаха, повернул назад и вернулся той же дорогой, по которой он прибыл. Падишах пустился вслед, нагнал (Убайдаллаха) в Кул-и Малике и заставил вернуться. При Убайдаллах хане было при тысячи человек, а войско падишаха состояло из сорока тысяч. Убайдаллах хан вернулся и произошло крупное сражение. Славный и всевышний господь выявил свою мощь людям, в особенности государственным мужам, что им не следует кичиться превосходством (своего) войска и снаряжения... Убайдаллах хан с тремя тысячами расшатавшихся людей, которые за восемь месяцев до этого бежали от людей (Бабура), разбил сорок тысяч человек, посаженных на прекрасных коней и полностью вооруженных. Это сражение произошло в сафаре 918 (апрель-май 1512) г. Падишах правил Самаркандом восемь месяцев» 9.

Автор замечает, что Бабур отошел в Хисар и «беспрерывно посылал Исмаилу одного за другим послов, разъяснял положение и просил помощи. (Шах Иомаил) удовлетворил его (Бабура) просьбу и отправил (ему) на помощь Мир Наджма с шестьюдесятью тысячами человек» 10, с которыми Бабур осадил г. Карши, предав еатем его население, «как простых и благородных, так и грудных и взрослых», избиению. В Гиждуване Бабур и Мир Наджм потерпели, однако, поражение, после чего «падишах отступил в Хисар разбитым и удрученным» 11.

Мухаммад Хайдар приводит следующие данные о Бабуре, когда он стал правителем Индии: «В то время, когда (Бабур) покорил Индию и удалил из сада (своих) владений колючку бедствия врагов, двое из сыновей падишаха, Хумайун мирза и Камран мирза, достигли поры юности. Камран мирзу он оставил в Кандагаре, а Хумайун мирзу вызвал (из Бадахшана) к себе с тем соображением, чтобы один из его сыновей находился при нем: если вдруг с ним что-нибудь случится, то рядом с ним оказался бы его преемник. По этим причинам он отозвал Хумайун мирзу в Индию. (Однако) жители Бадахшана сказали Хумайун мирзе: «Бадахшан расположен близко к узбекам, а у узбеков на душе давняя ненависть к Бадахшану. Эмирам же не под силу защитить его». Хумайун сказал: «То, что вы говорите, [60] верно. Однако невозможно нарушить приказ отца, но я постараюсь как можно скорее отправить (сюда) одного из братьев». Успокоив этим народ, он выехал в Индию.

Вскоре, как он уехал, народ потерял надежду. Все эмиры Бадахшана отправили спешных к (Султан Са'ид хану, 920/1514—939/153З г.) с таким заявлением: «Хумайун мирза уехал в Индию, а эту область он вручил Факиру Али. Факир Али совершенно не в силах стравиться с узбеками и им не установится спокойствие в Бадахшане. Если бы хан явился сейчас, то было бы хорошо, в противном случае... если узбеки выступят на нас до того, как прибудет хан, то мы не сможем удержаться. Мы прибегаем к нему за помощью, авось он станет причиной (нашего) спасения. Более того, область Бадахшан благодаря Шахбегим, которая является бабушкой хана, принадлежит ему по наследству. Нынче в мире нет человека более достойного по закону этого наследства, чем хан». Проявив еще более чем это, настойчивость, они отправили к хану человека. Хану стало ясно, что если он не придет (к ним на помощь), то они обратятся к узбекам. Хан в начале мухаррама 936 (начале сентября 1529) г. выступил в Бадахшан, а Рашид султана оставил в Яркенде... Когда хан прибыл в Сариг Чупан, он послал меня (Мухаммеда Хайдара) вперед в виде головного авангарда, а сам пошел следом. Я приехал в Бадахшан и узнал, что Хиндал мирза, который был младшим сыном падишаха и был послан Хумайун мирзой из Кабула, за одиннадцать дней до (моего приезда) прибыл и вошел в Кал'а-йе Зафар. Поскольку было время Козерога (декабрь) и стояла сильная стужа, то возвращаться назад было трудно. Мы вошли в Кал'а-йе Зафар. Сколько бы мы ни вели переговоры, предлагая, чтобы они отдали некоторые районы Бадахшана нам и что в конце зимы хан вернется, они не поверили нам; более того, они подумали, что это — обман. Тогда мы решили напасть. Я до прибытия хана обчистил окрестные места Кал'а-йе Зафар и забрал людей, скот (и все то), к чему можно было применить слово «вещь». Через несколько дней приехал и хан. Он осаждал Кал'а-йе Зафар в течение трех месяцев и из окрестностей ее люди хана вынесли все, что осталось после меня. В конце зимы многие эмиры, которые послали гонца (к хану), поспешили к нему с извинениями, (говоря): «Раз Хиндал мирза не приехал, то мы во всяком случае приступим к службе (хану)». Хан сказал: «Идти против Бабура падишаха никогда не придется. Вы послали (мне) настоятельные уведомления о том, что вы явитесь к узбекам и что приход узбеков в Бадахшан послужит причиной ущерба обеим сторонам. Вот почему я приехал. Раз так, то пусть каждый возвратится к себе». (Затем) хан оставил Кал'а-йе Зафар и направился в Кашгар.

Когда весть о прибытии хана в Бадахшан дошла в Индии до падишаха, он очень огорчился, и после долгих размышлений и дум, отправил Сулайманшаха мирзу (сына Мирза хана в Бадахшан), отозвал Хиндал мирзу и написал хану: «Принимая во внимание ряд прав, это дело кажется (несколько) странным. Мы отозвали Хин-дала и отправили Сулаймана. Если эмиры считаются с правом наследства, то (пусть) они, проявив благосклонность, отдадут Бадахшан Сулайманшаху, который мне и Вам приходится сыном. Так будет лучше. В противном случае, мы, сняв с себя ответственность, передадим наследство наследнику, а иначе — они (сами) знают». Когда Сулайманшах мирза прибыл в Кабул, он узнал, что хан уехал незадолго до этого. Согласно повелению (Бабура), Хиндал мирза сдал Бадахшан Сулайманшах мирзе, а сам отправился в Индию. С того времени по сей день Сулайманшах мирза правит в Бадахшане» 12.

Мухаммад Хайдап мирза после смерти Султан Са'ид хана в 1533 г. и вступления на престол в Кашгаре его сына Абдаррашид хана, который был враждебно настроен к дому дуглатов, вынужден был покинуть страну и бежать в Лахор. В 946/1539-1540 гг. он присоединился в Агре к Хумайуну и сражался с ним в Каннаудже против Ширшаха Сура (правил в 947/1540—962/1545 гг. в Дели). В 948/1541 г. Мухаммад Хайдар завоевал Кашмир и основал там независимое государство. В 958/1551 г. он был убит во время восстания местного населения. Его мемуары, как и мемуары Бабура, ярко рисуют картины политической жизни того времени и содержат ценные сведения по истории Средней Азии, Казахстана, Восточного Туркестана и Индии первой половины XVI в. Поэтому они заслуживают дальнейшего глубокого изучения как важный исторический источник.

Р. П. Джалилова


Комментарии

1. Erskine W. History of India under the two first sovereinas the hous of Timur, Babur and Humayun. Vol. I-II. L., 1854.

2. Elliot H. M. The History of India as told by its own historians. Vol. II. L., 1877.

3. Elias W. The Tarikh-i Ras'hidi of Mirza Muhammad Haidar Duglat. A. History of the Moghuls of Central Asia: An English version / Ed, with comment, notes and map by W. Elias / The trans, by E. D. Ross. L., 1895.

4. Бартольд В. В. Соч. Т. VIII. М., 1973. С. 63.

5. Ркп. ИВ АН УзССР, инв. № 1430, л. 149 б.

6. Там же, л. 153б.

7. Там же, л. 156б.

8. Там же, л. 158а.

9. Там же, л. 165а.

10. Там же, л. 165а-166а.

11. Там же.

12. Там же, л. 251-252.

(пер. Р. П. Джалиловой)
Текст воспроизведен по изданию: Некоторые сведения Мухаммада Хайдара о Бабуре // Общественные науки в Узбекистане, № 4. 1991

© текст - Джалилова Р. П. 1991
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Общественные науки в Узбекистане. 1991