Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Мебель шкафы купе.

Мебель шкафы купе.

www.kupesalon.ru

КНЯЗЬ ЯКОВ ПЕТРОВИЧ ШАХОВСКОЙ

ЗАПИСКИ

14

Всемилостивейшая государыня императрица. Правительствующий Сенат в рассуждении по нынешним в казне деньгам недостаткам, последуя предложениям и показуемым расчислениям г-на сенатора гр. Петра Ив. Шувалова, согласно определили, чтоб о размножении легковеснейших медных денег план представить к Конференции вашему императорскому величеству. Но я по многим моим диспутам и по показуемым от него, г-на сенатора гр. Шувалова, изъяснениям (которым все прочие господа сенаторы, кроме [193] гр. Александра Ив. Шувалова, который к тому рассуждению не приступил, — следуют) не мог согласиться и за полезное признать оное медных денег умножение; наивящшее же, что за собственноручным подписанием вселюбезнейшего вашего императорского величества родителя и двумя вашего величества, за собственноручным же подписанием, указами ж умножение медных денег вредом почтено. Все предусматриваемые мною о тех сумнения и могущие быть в производстве оного нового плана неполезности Правительствующему Сенату, окроме словесных изъяснений, письменно, по должности моей, и с показанием, вместо оного плана, других казне способов предложил. На которое мое предложение он, г-н сенатор граф Петр Ив. Шувалов, письменное возражение подал, коему Правительствующий Сенат, так же как и прежде, согласуя, остались при учиненном своем (о коем уже я выше упоминал) прежнем определении. Но я, и по всем таким производствам, и доныне не могши преодолеть моих сумнений и опасаясь, чтоб я за премолчание, по должности моей, осужден не был, оное Правительствующего Сената определение и мое на то с протестом предложение так, как инструкция моя повелевает, имею в готовности вашему императорскому величеству к высочайшему рассмотрению и благоволению поднесть и готовым себя представляю пред вашим императорским величеством г-дам сенаторам оные мои в том деле сумнения и признаваемые неполезности, для коих я с ними не согласуюсь, ясно доказывать. О чем и ожидать буду вашего императорского величества повеления; а при сем принял смелость, к собственному вашему императорскому величеству сведению, самый краткий экстракт о состоянии и происхождении того дела поднесть. Всемилостивейшая государыня, вашего императорского величества всеподданнейший раб

К. Яков Шаховской.

Дня 18 июля 1761 года.

15

Всемилостивейшая государыня императрица. Вашего императорского величества мне, нижайшему рабу, высочайшие милости, которые удостоили меня в так знатных чинах и доверенностях быть, как я ныне конференц-министром и генерал-прокурором в Сенате нахожусь, наивящше обязали меня всегда как должность рабскую, так и особливо мою наичувствительнейшую благодарность вашему императорскому величеству самыми делами справедливо показывать. И хотя к тому всегда со тщанием и устремляюсь, но, как Богу, самую истину вашему императорскому величеству донесть должен, что я генерал-прокурорской должности по надлежащему исполнять не в состоянии, ибо генерал-прокурор монаршим глазом и стряпчим о делах [194] государственных назван, и не только что в Сенате делами и канцелярскими служителями управлять, но и во всех коллегиях и губерниях прокуроров имея в ведомстве своем, всегда наставления и подтверждения к успеху их дел посылает. И неотменно должен генерал-прокурор все важные государственные дела знать, помнить и неусыпно всегда стараться полезные в действо, а вредные — в истребление как наискорее приводить; и все в таких случаях встречающиеся несогласия и сопротивления справедливостию, неутомленным духом превозмогать и всегда неослабно законы, пользы и правосудие вашего императорского величества предохранять и защищать. А я уже более 40 лет в воинских и статских службах, а напоследок пред сим в тяжких для моей головы должностях, в Синоде обер-прокурором 11 лет, да генерал-кригс-комиссаром 8 лет обретаясь, еще, окроме что по летам моим болезненным припадкам подвержен, имею издавна головную болезнь, которая, время от времени умножаясь, приводит меня в крайние изнеможения, так что часто бываемая темнота в глазах моих читать и писать не допускает; а чувствительная в голове боль весь рассудок мой затмевает, и от того все надлежащие к должности моей предприятия без исполнения остаются, а я только в смятении тогда еще и духом болезную, чувствуя, сколь то для государства не полезно, а вашему императорскому величеству неугодно будет, что от таких моих частых изнеможений так надобная звания моего должность свои надлежащие производства и успехи теряет. Того ради, несумненную на милость и правосудие вашего императорского величества надежду имея, с сею и моею истинною откровенностию повергаяся к стопам вашего величества, всенижайше прошу избавить меня от генерал-прокурорской должности, которую я исполнять не в состоянии, и повелеть мне быть в числе сенаторов, а я до последнего издыхания моего пребуду вашему императорскому величеству верный и радетельный раб

К. Яков Шаховской.

Дня 13 октября 1761 года.

II

Письма к императрице Екатерине II

1

Всемилостивейшая государыня императрица. Сын мой князь Федор, который в прошлом 1754 году находился в Семеновском полку сержантом, по особливой ко мне от ее императорского величества, в Бозе почивающей государыни императрицы Елисаветы Петровны [195] милости, имянным указом в прапорщики пожалован, и потом, между прочими, по линии на порозжие, часто случающиеся в том полку вакансии происходя, в 1762 году произведен в капитаны и в том же году заочно, как он тогда находился в чужих краях, в свите посольства графа Кейзерлинга и Чернышева кавалером, от бывшего императора Петра III в самое то время, как и я, от всех дел вечно уволен; и он, без всяких его проступок и противу его желания, пожалован армейским полковником и яко негодный вечно от службы отставлен. Всемилостивейшая государыня! ему теперь от рождения 24-й год; я воспитывал его с благопристойными, как надлежит быть честному дворянину и полезному гражданину, обучениями и желая, чтоб и чрез него в отечестве моем была о мне добрая память; а он теперь в праздности находится. О прямых его достоинствах, кроме что не к шпаге, но к книгам прилепляется, увериться и донесть вашему императорскому величеству не могу, ибо намерения и обещания человеческие, а наипаче молодых, часто бывают в действии самых дел инаковы; и тако теперь ласкаяся вашего императорского величества ко мне высочайшею милостию, иной дороги к прямому о его достоинствах достоверного экзамену не изобретаю, как только усчастливить его нередко быть пред очами той прозорливейшей, которую и Бог прочим предпочел, повергая себя к стопам вашего императорского величества, всенижайше прошу не по моим и его достоинствам, но по единой своей природной милости, которую неисчислимо своим верным рабам матерински оказывать изволите: удостойте оного сына моего при дворе вашего величества быть камер-юнкером, и чтоб при Иностранной коллегии обучался для рабских услуг потребным делам. Успокойте, всемилостивейшая государыня, вернейшего раба вашего дух, который и умирать будет спокойно, несумненно уповая, что ваше императорское величество своим проницательством чрез некоторое время, прямо (а не так, как ослепленный отец) познав его достоинства, правосудно покажете ему пристойный путь жизни, а я до последнего издыхания моего пребуду вашему императорскому величеству всевернейший и радетельнейший раб

К. Яков Шаховской.

Дня 11 июля 1763 года.

2

Всемилостивейшая государыня императрица. Моя всеискренняя к вашему величеству рабская верность и твердое устремление, чтобы при всех случаях справедливость всему в свете предпочитать, обязует при сем представить вашему величеству полученные мною вчера из Бела-города от дяди моего на имя вашего величества и особливо [196] на мое письма с чистосердечным моим уверением, что оные я не для того представляю, чтоб исходатайствовать оному дядя моему какое несправедливое защищение, и ведением и волею делающему преступление лживые оправдания соплетать, но только в доказательство, что я ничего ко известию и к правосудному вашего величества следующего не скрываю. Я бы весьма достоин был наказания и в число честных включать себя не мог, когда бы моих друзей и мою родню, в винах явльшихся, старался несправедливо защищать, и для того всегда желая, чтоб милость и суд был всем равный, молю Всемогущего, чтобы Он к милосердию вашего величества сердце склонял с такою умеренностию, которая бы не перевешивала потребного правосудия для общего благосостояния, как о том именно за собственноручным государя императора Петра Великого подписанием в 1724 году февраля 5 дня состоявшемся указе и в приобщенной при том экспликации изъяснено. Всемилостивейшая государыня императрица, вашему императорскому величеству всевернейший и радетельнейший раб

К. Яков Шаховской.

Дня 5 августа 1763 года.

3

Всемилостивейшая государыня императрица. Во исполнение вашего величества мне повеления, с сочиненных генералом Генином о разных рудных заводах описаний и наставлений я сыскать копий не мог, а есть в Берг-коллегии оригинальная его сочинения о всем том большая книга с рисунками и с подробными описаниями; оная достойна посмотрения, когда соизволите повелеть оную к себе взять. Колико же у меня касательных до оных дел бумаг нашлось, оные при сем подношу и, по искреннему к вашему величеству усердию, принял смелость представить. Весьма полезно было, когда б в кабинете вашего величества особливый угол был наполнен собранными по годам и по материям, в закон изданными и публикованными указами и инструкциями для скорейших и достовернейших справок по показаниям в тех делах, которые к рассмотрению и решению вашему величеству представляются. А я с моею искреннею преданностью всегда пребуду вашему императорскому величеству всевернейший и радетельнейший раб

К. Яков Шаховской.

Дня 24 марта 1765 года.

4

Всемилостивейшая государыня императрица. Чтобы мне в объявлении Сенату вашего величества высочайшего повеления — о [197] жалованье вице-губернатору Енгельгардту— не ошибиться, принял смелость учиненную по справкам записку при сем представить вашему величеству для обстоятельного известия, и какое из оных Енгельгардту в производство объявить повелите, о том в первое по празднике в Сенате собрание, т. е. в понедельник, исполнение учиним. При сем же еще, по моему рабскому усердию, должным себя нашел вашему величеству, к собственному сведению, представить, что 6-й Правительствующего Сената департамент, для скорейшего апеляционных, вотчинных и судных дел решения в Москве учрежденный, уже несколько месяцев более собирает, нежели решит дела, за недостатком во оном судей; а чрез то и здешний 2-й департамент апеляционными, много взносимыми в оный делами отяготился и также не будет в состоянии оные дела решить с таким успехом, какого вашего величества правосудие и милость к воздыхающим требует. Всемилостивейшая государыня, вашего императорского величества всевернейший и всерадетельнейший раб.

К. Яков Шаховской.

Дня 9 апреля 1765 года.

5

Всемилостивейшая государыня императрица. В службе я нижайше с 1719 года, чему уже 46, а от рождения моего 60 лет прошло, и что я как в военных, так и в штатских, а напоследок в знатных государственных чинах и должностях и при многих от вашего императорского величества особливо мне порученных государственных дел комиссиях всегда с моими должными рабскими верностями беспорочно употреблялся. И с какою ревностию о полезных успехах старание мое прилагаю, о том все дела мои и многие высочайшие вашего императорского величества апробации доказательством есть. Но теперь, всемилостивейшая государыня, настигшая с летами дряхлость день от дня приводит меня в изнеможение; потребного читать и писать зрения лишаюсь, а частые, наипаче же в голове моей, болезни наивеличайшие помехи в делах звания моего приключают. Того ради, на известные всему свету вашего императорского величества милость и правосудие уповая, с незазренною моею совестию повергаяся к священным стопам вашего величества, всенижайше прошу, с таковыми же высочайшей вашего императорского величества милости знаками, каковыми и прочие в таковых случаях мне подобные всемилостивейше пожалованы, повелеть меня от всех дел уволить. А я до последнего издыхания моего с всеискренним усердием и верностью пребуду, всемилостивейшая государыня императрица, вашему императорскому величеству всенижайший раб

К. Яков Шаховской.

Февраль 1766 года. [198]

6

По силе государственных узаконений и находящиеся в статских службах, так же как и военные, те, о коих к увольнению от служб и за добропорядочные поступки к награждениям представляемо бывает, должны доказать о своих употребленных службах атестатами. Того ради и сенатор князь Яков Шаховской к удостоверительным о его беспорочной службе справкам краткое описание представляет:

Что он с 1719 года вступил в военную службу и что в бывшей турецкой войне с 3-мя ротами Конной гвардии, будучи старшим ротмистром, за майора оными при всех военных действиях три кампании командовал и потом паки оные роты обратно к полку привел, во всем добром порядке и исправности; о том не только во оном полку, и в тогда бывшем Кабинете довольные виды есть.

Потом в поступлении в штатскую службу в главной полиции советником, а напоследок несколько времени и главным командиром был со всякою в той должности исправностью, как по делам в полиции и в Сенате явствует.

После оного, будучи он, князь Шаховской, в Синоде обер-прокурором, между прочими должности своей всегда неослабными исполнениями, удержал получаемое синодальными членами из казны не в силу законов денежное жалованье, которого потому осталось в казне, по новое учреждение, более 100 т. рублев. О чем по делам в Синоде явно.

В бытность его генерал-кригс-комиссаром, не включая здесь, колико он при подрядах и отправках мундирных и амуничных вещей пред прежним в ценах уторжек и лучших успехов учинил, и что во все семилетнее в оном чину военное время всегда исправным в должности своей был и в доказательство того многие письменные милостивые монаршие апробации имеет, а только здесь два дела пространно описывает: 1) для умножения российских суконных фабрик, дабы со оных, а не с иностранных, мундировать войска, превозмог все происки и домогательства аглинского консула Вульфа и пресек продолжаемую до него из Англии покупку сукон на солдатские мундиры, и тем способом российские суконные фабрики пришли в состояние: не токмо все войско, но еще и другие великим числом внутренние в империи расходы сукнами довольствуют; а еще более, что оными работами многому числу нашей нации людям достаются на пропитание и содержание те немалые суммы денег, которые прежде получал аглинский народ в свою пользу. 2) Во время прусской войны, когда данным ему, князю Шаховскому, из Конференции рескриптом поведено на заграничную армию мундирные и амуничные вещи потребное число к будущей кампании у иностранных вне государства покупками и подрядами, по его [199] благоизобретению, приуготовлять, тогда он, князь Шаховской, осмелился против оного данного ему указа подать в Конференцию представление с ясным доказательством, какая немалая сумма денег на то из государства выйдет в руки иностранных купцов и колико чрез то внутри империи останется непереработанных продуктов и великое число людей оных рукоделий лишатся, которые теми не только себя с домашними содержат, но и государственные с них поборы исправно платят. О чем также и ее императорскому величеству персонально записку тогда же и подал, и потом — вскоре Конференция оное учиненное свое определение отменила и поручила ему, князю Шаховскому, все те на армию вещи приуготовлять внутри России и отправлять по его благоизобретению. О каковых пользах по произведенным и исполненным в комиссариате, в Сенате и бывшей Конференции делам ясные доказательства есть.

7

Всемилостивейшая государыня императрица. Что я всегда непременно подданническую должную рабскую верность и, особливо к персоне вашего императорского величества, усердие, наивящше ж за неисчислимо оказанные высочайшие вашего императорского величества мне милости, коими и ныне живу и пользуюсь, — должные благодарения всеискренне доказать тщателен есть, и колико к тому дух мой всего предпочтенное стремится, в том Богом и всеми бла-гочестно здесь живущими и из Петербурга приезжающими доверенностью и милостью вашего императорского величества одолженниками свидетельствуюсь, с которыми, в доказательство моей искренности и в облегчение совести, говорить способов не упускал. А чрез перо ж и бумагу и вашему величеству представлять дряхлость и часто притесняющие болезни возможности отъемлют, кои умножаясь, спешно ко гробу меня провождают и лишают надежды персонально предстать очам вашего императорского величества. Того ради и в таком состоянии теперь находясь, дабы смерть того, что в мыслях моих имею, не скрыла, собрав, елико по слабости головы и пера моего возмог, принял дерзновение при сей бумаге всенижайше представить мое верноусерднейшее рабское мнение к собственному вашего императорского величества рассмотрению и притом, повергая себя к освященным стопам вашего императорского величества, всепокорно прошу (простить), ежели оное все или что из того в приготовляемые ваши, к блаженствам нашим, еще ныне к предприемлемым производствам ко вмещению окажутся непристойны или излишними! Примите, всемилостивейшая государыня, от моей рабской искренней к персоне вашего величества преданности в жертвоприношения, с каковыми я непременно до последнего [200] издыхания моего пребуду вашему императорскому величеству всеподданнейший раб

К. Яков Шаховской.

Дня 24 ноября 1774 года, из Москвы.

8

Колико ваше императорское величество о блаженной своих верноподданных жизни матерински промышляете, и о том сколько неутомленная ваша рука узаконений и к благу наставления для общественных отечества нашего польз предписала, и сколько ж насупротив всех тех от нас неблагодарностей, и противу должностей званий своих презорств, для собственных неисчислимых пристрастий, а паче благородные дворяне, как издревле, так и ныне высокопочтенные титулы и доверенности имеющие и во всех судебных местах присутствующие, дела и поведении свои непохвально употребляют и другим многим соблазны и худые примеры подают, и сколь уже те явны и неотъемлемы становятся, и колико спешно то пресечь и истребить нужно есть, все такие, которые справедливость и общественную пользу своим пристрастиям предпочитать стремятся, доказательно объяснить и, ко отвращению утесняющих и впредь тягчайшим угрожающих отечеству нашему бедствий, своей монархине, образ Божий носящей, моления с нижайшими рабскими мнениями представить не отрекутся.

А вот для начала к тому производству мнение, слабым пером, но искреннею верностию, усердием к своей монархине и отечеству доброжелательствами наполненного духа сочиненное.

1-е. Не соизволите ль, ваше величество, обнародовать манифестом с выражением, сколь неисчислимо с самого восшествия вашего императорского величества на всероссийский престол об общественных пользах и о блаженной всем обитателям жизни, высокомилостивых материнских промыслов и по тем узаконений вашею неутомленною рукою к благопоспешествованиям наставлений и указов в публику издано, и колико, по самым производствам внутренних государственных дел, ростройки, непохвальные и какие еще ныне защищения иль подкрепления им получить от вашего императорского величества потребны, — о всем бы том вашему величеству представили с чистосердечным откровением беспристрастно, предпочитая присягу и должность дворянина и судьи всему; а не за лучшее ли опробовать соизволите, чтоб такие им вопросы послать секретно за вашею рукою, но кои бы получа должное к представлению сочиня, так же бы в назначенный срок прямо до рук вашего величества препроводили бы без наималейшего разглашения. [201]

Такие-то ныне вновь истребованные от дворянских фамилий и от главных судей уведомления как к собственному вашего императорского величества сведению, так и в пополнение тем объявлениям, которые в прошедших годах от провинций чрез депутатов в комиссию и честным дворянам, почитая стыд большему наказанию, представили в назначенный срок, где и как повелеть соизволите, свое мнение.

2-е. Еще ж (исключая яко первейшее хранилище государственных узаконений и указов высокопочтенный Правительствующий Сенат, которому и по произвождению дел уповаю похвального или укорительного много доказано быть может) повелеть президентам, губернаторам, обще с их товарищами или одним: не принуждает ли о чем и от кого им от своих должностей совращаться и иногда по делам и в таких случаях, когда они, имея к производствам точные и ясные узаконения, но те минуя, не защищая и не награждая правого, а не наказуя и не пресекая путей виноватого, инако решить или со мнением к продолжительнейшей нерешимости разногласно из гаданий и из собственных рассудков умышленно составляя, из одного в другое место препровождают, рассмотреть и на лучшее преврать могли, повелите ваше императорское величество из двенадцати или и более с кольких соизволите лучших дворянских фамилий, из коих напред сего бывали и ныне чрез свои благоповедения знатные чины и доверенности имеют, именно назнача фамилии и персон по именам или каждой фамилии самим отделясь из таких по два или по три человека, а в которых фамилиях толикого числа и толиких способных нет, в таком случае, приглася в число то из других дворянских же фамилий не опороченных же, благоразумием, добродетелями и знанием внутренних поведений одаренных, не ниже как в штатских чинах ныне находящихся, кои б по самой истинной и вероятнейшим доказательством, какие и чрез кого оне ощущают злоключения, с приложением и с объяснением ко истреблению худшего, а к подкреплению лучшего, способы признают беспристрастно, как христианам поведения и такие действия, которые многим вместо успокоения убытки, слезы и воздыхания и доныне производят, что наикрайнейшее вашего величества материнскому сердцу соболезнование и оскорбление приключает, и хотя о отвращении и истреблении неутомленное старание прилагать изволите, но бывшие от соседственных держав вчинаемые войны в том вашему величеству много препятствовали; но как ныне Всевышний оные прекратить в славу вашу и в пользу вашей империи сподобил, так теперь, возымев свободное время, наипоспешнейшими способами со тщанием такие продолжающиеся доныне ростройки исправить и всем вашим верноподданным по приличности каждым блаженную жизнь [202] доставить соизволяете, и дабы в обширной вашей империи о всех таких судебных местах и дворянских фамилиях неустройках поспешнее и обстоятельнее с точными и ясными, без дальних справок, доказательствами узнать и какие еще ныне защищенье иль подкрепление им получить от вашего императорского величества потребны, о всем том вашему величеству представили, с чистосердечным откровением беспристрастно предпочитая присягу и должность дворянина и судьи всему, а не за лучшее ль опробовать соизволите, чтоб такие им вопросы послать секретно за вашею рукою, на кои бы получа должное к представлению сочиня, также бы в назначенный срок прямо до рук вашего величества препроводили, без наималейшего разглашения.

Такие-то ныне вновь истребованные от дворянских фамилий и от главных судей уведомления как к собственному вашего императорского величества сведению, так и в пополнение тем объявлениям, которые в прошедших годах, от провинций чрез депутатов, в комиссию для сочинения уложения подаваны были, много нового откроют.

9

В прошедших временах бывших великих мужей предвещаний о Риме, славного Цицерона говоренной речи:

“В городе роскоши умножились, от роскошей сребролюбие, а от сребролюбия всякое насилие и беззаконие”.

О России славного государя императора Петра Великого семьсот двадцать четвертого года, февраля пятого дня за собственноручным его подписанием состоявшемся и обнародованном о штрафах за государственные и партикулярные преступления с экспликациею указе значится тако:

“Когда кто в своем звании погрешит, то беду нанесет всему государству яко следует, когда судья, страсти ради какой или похлебства, а особливо когда лакомства ради, погрешит, тогда первое станет всю коллегию тщаться в свой фарватер (то есть в свою дорогу) сводить, опасаясь от них извета, и, увидев то, подчиненные в какой роспуск впадут, понеже страха начальничья бояться весьма не станут, для того: понеже начальнику страстному уже наказывать подчиненных нельзя, ибо когда лишь только примется за виноватого, то оный смело станет неправду свою покрывать выговорками непотребными, дая очьми знать, а оной и на ухо шепнет или чрез друга прикажет, что если не поманит ему, то он доведет на него; тогда судья, яко невольник, принужден прикрывать, молчать, попускать; что же из сего последует? не ино что, только подчиненных распутное житие, бесстрашия, людям разорение еще горшее, прочим судьям [203] соблазн: понеже видя другого, неправдою богатящася и ничего за то наказания не имущего, редкий кто не прельстится, и тако помалу все в бесстрашие придут, людей в государстве разорят, Божий гнев подвигнут, и тако паче партикулярной измены может быть государству не точию бедство, но и конечное падение; того ради надлежит в винах звания своего волею и ведением преступивших так наказывать, яко бы кто в самый бой должность свою преступил, или как самого изменника, понеже сие преступление вящше измены, ибо о измене уведав, остерегутся, а от сей не всякий остережется, но может зело гладко под кровлею долго течение свое иметь и злой конец получить”.

У подлинного подписано его императорского величества собственною рукою тако: “внесть в уложенье”.

III

Описание благодетельных подвигов бывшего почетным благотворителем императорского Воспитательного Дома его сиятельства князя Якова Петровича Шаховского

Сей муж, шествовавший неколебимо по пути честности, не пропускал ничего, что касалося до благосостояния общества, и проникая во все пользы оного, видел, сколько учреждения Воспитательного Дома способствуют оным; и для того споспешествовал разными средствами как к доставлению сему дому многих приращений, так и к утверждению доверенности общества к его учреждениям. Часто присутствуя в Сенате, своими совещаниями подкреплял он там основания Воспитательного Дома и, представляя их пользу, приводил в надлежащее уважение; и когда уже, отдав долг отечеству, уклонился от трудов к провождению остатка дней своих в спокойствии, то и тогда, стремяся быть полезен, старался всевозможными образами одолжать сей дом, делая всякие вспоможения, что из писем его, им писанных к господам опекунам и при сем следующих, увидеть можно.

Письма, писанные от его сиятельства князя Якова Петровича Шаховского к господам, опекунам императорского Воспитательного Дома

1

Высокородные и высокопочтенные господа императорского Воспитательного Дома в опекунском совете присутствующие члены, мои [204] любезные собратья! За известное ныне всем нам от Бога оказанное обрадование избавлением нашей всемилостивейшей монархини и величайшей благодетельницы от всегда ожидающей опасной болезни, назначенному завтрашний день, благоучреждением вашим, в Воспитательном Доме Спасителю нашему с Его ж научением согласующее благодарственному торжеству, некоторые из моих приятелей, к добродетелям ревностию сердца наполненные имея, изъявляют желание приобщиться и умножить некоторым подаянием: и чтоб такое ныне сказуемое всеискреннее благодарение доказательнейшим было, еще б вновь какой монумент из полезных дел к роду человеческому в оном доме поспешнее настроен был, свое подаяние иные деньгами, а другие разными припасами потребными к тому дать хотят, уговорили меня к тому учинить приступ: того ради весьма б грешно и стыдно мне было, паче же имев честь оного Воспитательного Дома попечителем именоваться, таким добродетелям стремящимся не вспомоществовать и в числе оных самому не быть: при сем с почтением моим представляю 500 рублей на такие, как выше означено, желаемые изобретения или на другие какие, по благоволению господ опекунского совета присутствующих, на добрые в Воспитательном Доме употребления, а дабы и другие, того еще более меня желающие, лучшим, нежели я, образом доказать и прочих ими знающих в таких же желаниях находящихся соучастьем воспользовать могли, не благоволит ли высокопочтенный опекунский совет сочинить о том книги с пристойным надписанием, желающим означать в оной свое подаяние, дабы узнать число таких подаяний и располагать меры к тому еще вновь негиблющего монумента созиданию, а я с моим должным почтением есмь и навсегда пребуду высокопочтенным господам опекунского совета присутствующим покорный слуга

К. Яков Шаховской.

Ноября 5 дня 1768 года.

Да от него ж запискою следующего содержания прислано:

2

Императорского в Москве Воспитательного Дома высокопочтенному опекунскому совету при сем с почтением представляю ко употреблению в Воспитательный Дом 100 рублей, присланные ко мне от одного моего приятеля, который имя свое впредь при щедрейшем, по своему намерению, в оный дом подаянии объявит

К. Яков Шаховской.

Декабря 6 дня 1768 года. [205]

Высокопочтенные императорского в Москве Дома в опекунском совете присутствующие члены, мои любезные собратья! За мое в опекунский совет сего года ноября 7 дня представленное письмо имея честь персонально слышать ваше оказанное мне благодарение, и желание, чтоб я о означенном в том моем письме, к созиданию в Воспитательном Доме еще вновь негиблющего монумента изъяснил мое мнение, из каких точно дел и каким образом оный состроить, — должным себя нахожу в том не отречься, и колико слабость моего здоровья допустит, о том впредь представить не премину с чистосердечным высокопочтенному совету моим уверением, что оный не искусство разума, но искреннее желание сочинить меня обяжет, дабы всемилостивейшей монархине и величайшей нам благотворительнице справедливую славу и верноподданническое должное благодарение на угодных Богу и ей делах доказать и утвердить на таком основании, чтоб и в позднейших веках наши потомки, прочие всякого рода в отечестве нашем живущие люди, по собственным каждому своим надобностям, оного монумента целость сохраняли, ублажая таких дел начинательницы имя Великой Екатерины в числе бессмертных. Ласкаю ж себя, когда к ныне воспитываемым только младенцам еще таких в разных состояниях злостраждующих, о коих в пунктах моего мнения означено будет, по благоучрежденным регламентам и распоряжениям, под попечительством Воспитательного Дома пристойными вспомоществованиями одолжать, а другим впредь таких же польз ожидать себе надежды преподаваемы будут; тем еще многие полезные в отечестве нашем плоды произойдут, и когда самым содействием оные пользы публика восчувствует, то разве одни из числа христиан и честных людей изверги такой монумент, от коего неисчислимые пользы происходить будут, в будущих веках от всяких потрясений сохранять отрекутся; и при сем всеусердно желая, чтоб такие ж щедрые вклады и подаяния, каковые от дворян, от купцов и от прочих капиталистов в прежних временах в разные места, якобы в ожидании будущих благ употреблялись, в оный ощутительно многие благотворения производящий дом ко всегдашним утверждениям и расширениям такого монумента происходили; а я с моим почтением и истинною преданностию есть и всегда пребуду

К. Яков Шаховской.

Декабря 27 дня 1768 года.

А наконец и наипаче удостоверил он о своем патриотическом доброжелательстве показанием стези к несомнительности всему обществу в своем завещании, в коем поручил он и детей своих под опеку сему дому, и в котором пред обществом откроются мысли [206] истинного патриота и душа добродетельного человека, для коего смерть не что иное, как тихий и приятный вечер прошедшего светлого и небурного дня; завещание же сие состоит в следующем:

Изображая он сильнейшими выражениями свою к полезным учреждениям Воспитательного Дома несомненную доверенность, подкрепляемую в нем теми неудоборушимыми распоряжениями, кои все совокупно стремятся к неколебимому соблюдению общественного блага, вверил он сохранной казне знатный капитал для своих наследников; причем, разбирая свою совесть, ни малейшим мраком не затменную, и пред концом жизни своей обращая взор на путь, им уже совершаемый, и видя, что следы его никогда не совращались с пути истины, сказал с тем спокойствием духа, который добродетельные только чувствуют: “Во всех делах общество того не увидит, чтоб я делал другим то, чего себе не желал. Блюсти справедливость, вот было мое благополучие и быть полезным обществу, единственное мое удовольствие!” Блажен тот, кто в приближающийся конец жизни может подобно сему сказать! Напоследок, размеряя пользы своих наследников с общественными и тщася влиять в них свои добродетели, дабы и они были полезными отечеству, хотя, по вступлении их в лета совершенного возраста, и назначает он им выдачу на надобности, но просит однако ж господ опекунов яко патриотов с предписываемым на то рассуждением прилагать наблюдательство.

По всем означенным патриотическим доброжелательствам и несомненному усердию к благонамеренным учреждениям Воспитательного Дома, видимым как из писем, так и из завещания его сиятельства, и по другим многим случаям, доказывающим его к сему дому, а чрез то самое и ко благу общества непременное до конца его жизни усердие, не достоин ли сей добродетельный муж за свои благотворения того воздаяния, которое назначено в почестях господ почетных благотворителей? Все сего требует: любовь его к отечеству, его добродетели, долженствующие служить примером и побуждением к подражанию, и благодарность Воспитательного Дома, им одолженного; и для того, по совокупному на то согласию господина главного попечителя и господ почетных благотворителей. Воспитательный Дом для оставления в роды родов славы должной памяти его употребил старание заказать сделать из мрамора бюст его портрета для постановления оного в доме; да скажут потомки, увидевшие изображение его: “Се тот истинный патриот, который, споспешествуя одолжениям, учиненным нашим предкам, одолжил и нас, и не вотще носил наименование благотворителя!” А сверх сего Воспитательный Дом, во исполнение предписанного в помянутых же преимуществах, собрав потребные известия о его добродетельной жизни, не преминет о том напечатанием похвальной речи сообщить обществу. [207]

IV

Письменные предложения князя Я.П.Шаховского

Святейшему Правительствующему Синоду

1

Понеже усмотрено мною, что синодальной области и в епархиях церковных причетников представляют к посвящению (кои и производятся), на убылые места к церквам, в попы, в диаконы и в прочие причетники, по большей части таковые, кои (за небытием, за престарелостию своих лет и за прочими препятствиями в учрежденных для их школах) в догматах веры и в толковании Божественного Писания неискусны. И хотя при произвождении оных несколько и обучают, но токмо чтоб все обстоятельно проразумели за краткостию времени и за крайними их происки когда только чтутся скорее произойтить и в домы отойтить ненадежно есть, от которых чтоб и порученную им пастырскую должность исправно всегда содержали неуповательно. Того ради Святейший Правительствующий Синод не соблаговолит ли о таковых церковных причетниках, кои, за престарелостию своих лет, в учрежденных школах не были, а ныне при церквах в священниках и в прочем причете действительно находятся и кои впредь из тех к произведению в священники тщание имеют, в синодальную область и в епархии подтвердить наикрепчайшими указами, дабы оные священно- и церковнослужители не единому токмо чтению и пению по книгам знать тщились, но паче ж здравому разумению и правому толкованию в догматах веры и о прочем закону нашему подлежащих утверждениях заблаговременно познавали и для того б изданные православные книги, букварь и толкование евангельских заповедей и катихисис в самую тонкость изучали б и правильно по ним о догматах веры знали, дабы тем ныне настоящие в священниках, а прочие к произвождению во священники ж тщащиеся себя достойными и к душепаству во всем полезными учинили. А где в епархиях и в прочих местах у священно- и церковнослужителей вышеписанных книг не довольно, то б оных (или и еще вновь какие полезные к наставлению должности душепастырской Святейший Синод способными изобретет) в московской типографии поведено б, напечатав довольное число и за настоящую цену, разослать в каждое место по пропорции из Святейшего Правительствующего Синода при указе, и дабы все приходские церкви теми книгами снабдены и во учении б по ним все священно- и церковнослужители тщательные были, того б наиприлежнейше духовные власти везде в своем ведомстве благопристойным образом неослабно [208] наблюдали и о действительном бы в том исполнении почасту в Святейший Правительствующий Синод репортовали.

Обер-прокурор князь Яков Шаховской.

Майя 13 дня 1742 года.

2

Усмотрено мною, что от приходских церквей за несколько дней пред праздниками тех церквей выставливают иконы на улицах, а иногда и на сходбищах, где люди в таковые дни для гуляния собираются, выносят, при которых стоя из церковных причетников просят громким голосом подаяния денег и свеч; также священники во время разных праздников не токмо в приходе своем, но и в другие приходы к жителям, а паче к знатным в домы многократно со святынею ходят и при том многие с непристойным священническому чину благочинием по нескольку священно- и церковных служителей на извощичьих роспусках, имея с собою образ Распятия Господня, ездят, которое происхождение мнится непристойно есть, ибо выставляемые на улицы Божиим и Его святых угодников образам от проезжающих небрежения и от грязи нечистота приключиться может и от частого священнического с прочими причетники по мирским дворам без зову хождения и так непристойно чину их, паче со святою иконою на извощичьих роспусках езды повреждается священнического благочинного жития образ и у многих таково мнение быть может, что такие священного чина поступки более для их лакомства происходят; того ради не соблаговолит ли Святейший Правительствующий Синод о том учинить благопристойное определение и наикрепчайшими во все духовные команды подтвердить указами, чтоб таковые непристойные священническому чину поступки весьма пресечены были.

Майя 19 дня 1742 года.

3

Понеже Святейший Правительствующий Синод довольно известен, какие в Российской империи в подлых людях от незнания совершенно закону и правил истинного ко спасению пути разные вредительные и душе пагубные поступки происходят, что искоренить и таких заблужденных на истинный путь приводить прилежными по приличности каждого дела священническим наставлением наиближайше способ есть, и хотя о том блаженныя и вечнодостойныя памяти император Петр Великий, имея отеческие попечения, еще в 1721 году, между прочим, в Духовном регламенте, дабы сочинить для лучшего знания священникам и поучение прихожан, книжицы [209] с разных святых учителей ясные проповеди как о главнейших догматах, так и наипаче о грехах и добродетелей и о собственной должностях всякого чина, также и в прибавлениях к Регламенту духовному в правилах причта церковного, под числом седьмым напечатанными, священникам же главизны и наставление на исповеди кающимся, болящим, умирающим и на смерть ведомым и прочим, как пространно о том в Духовном регламенте значит, определить соизволил; но точию оные душеполезные для мирских людей наставления и поныне не сочинены; того ради да соблаговолит Святейший Правительствующий Синод кому за благоизобретет приказать вышеупомянутые книжицы без продолжения сочинить и по апробации в Святейшем Правительствующем Синоде повелено б было довольное число напечатав и во все Российского государства церкви и священнослужителей теми снабдить и наикрепчайше во все духовные команды указами подтвердить, дабы того всегда наблюдали, чтоб при всех церквах оные во надлежащем, по силе Духовного регламента, употреблении были неотменно.

Майя 24 дня 1742 года.

4

Понеже Святейшему Правительствующему Синоду довольно известно, сколь нужно есть, дабы священники в церквах для лучшего подтверждения людям христианского закона и показания истинного ко спасению пути поучениями, проповедию слова Божия, из Священного Писания почасту употребляли, ибо простой и подлый народ многие не имея в сердцах страха Божия и надлежащего к добрым делам наставления, преклоняются в многое зло, а именно: впадают в леность, в пьянство, в татьбу, разбой и прочие тому подобные богомерзкие дела и чинят прочим людям разорения, и от того многие страждут телом и душою погибают, но точию как и по справкам значится, что священники (не токмо неученые, коих и без правила наук выбирая из Священного Писания приличное к доброму в жизни человеческой наставлению в церквах в пристойные времена читали, но и определенные, за достоинства наук, в разные священные чины) никто как в монастырях, так и в прочих приходских церквах того не употребляют, а хотя ж пред сим по предложению моему о сочинении книжиц и наставления всякому чину потребных определения от Святейшего Синода и учинено, но точию чтоб скоро оные сочинены, апробованы и напечатаны были, того неуповательно, и дабы до сочинения оных так нужнейшее народу, а паче подлым, к доброй жизни наставление оставлено не было, да соблаговолит Святейший Правительствующий Синод с благопристойным о том [210] определением как в монастыри властям, так и приходским священникам учинить надлежащее подтверждение.

Сентября 15 дня 1742 года.

5

Усмотрено мною, и по учиненным в синодальной канцелярии справкам оказалось, что, по силе Духовного регламента, всех знатнейших монастырей приходов и расходов, также и епископских приходах книг в Святейший Синод не присылается и надлежащего от Святейшего Синода о том наблюдательства и поныне не чинится; также и по силе именного блаженныя и вечнодостойныя памяти государя императора Петра Великого, состоявшегося в 1742 году генваря 31 дня со истолкованием и с доводами Священного Писания о монашествующих указа, где какой и в чем надлежит порядок установлен ли и всего потому как во оном его императорского величества высочайшем указе изображено: управляется или за какими препятствиями где что в действо не произведено, о том никакого известия в Святейшем Синоде не имеется, а понеже дабы, по ее императорского величества указам и регламентам, надлежащее исполнение в Святейшем Синоде без упущения чинено было, того по инструкции моей поведено смотреть мне накрепко и о оставленных без действа указах Святейшему Синоду немедленно предлагать — моя должность есть; того ради да соблаговолил бы Святейший Синод, во исполнение означенного Духовного регламента и указа, учинить благопристойное определение.

Декабря 1 дня 1743 года.

6

По всемилостивейшему ее императорского величества, сего 1744 года июля 15-го состоявшемуся именному указу, Коллегия экономии отставлена и все доходы с синодальных, архиерейских и монастырских вотчин и прочие, что в ведоме той коллегии было, всемилостивейше в ведомство и управление Святейшего Синода отдано по-прежнему, и, по определению Святейшего Синода, вместо той коллегии определено быть канцелярии синодальной экономического правления, но токмо во оной такой же, какой и прежде сборах обращается поныне порядок. А понеже Святейшему Правительствующему Синоду довольно известно есть, что как в синодальных, так и в епаршеских деревнях денежных и хлебных сборов доходы не порядочно и неуравнительно еще от давних лет положены, что надлежит ныне для лучшего на богоугодные дела в капитале приращения лучшим исправить в сборах порядком и дать о том в помянутую [211] канцелярию с принадлежащим наставлением инструкцию; того ради я, по должности моей, усердствуя и желая, чтоб наилучшими способами происходящие в тое канцелярию сборы могли удобнейшим экономственным смотрением в капитале иметь приращение, и с чего б обветшалые храмы Божий и монастыри, не допуская в дальнейшую оных ветхость, починкою исправить, а неимущие епархии и монастыри в потребном снабдить было возможно, вашему святейшеству предлагаю, не соизволите ли о той канцелярии на нижеследующем основании определение учинить: 1) хотя ваше святейшество и соблаговолите во оной канцелярии быть из духовных персон одному главному или нескольким членам, но понеже до сего времени как при патриархах, так и потом по указам блаженныя и вечнодостойныя памяти государя императора Петра Великого и государыни императрицы Екатерины Алексеевны подлежащую до оной канцелярии должность правили присутствующие в той канцелярии светские персоны, того ради необходимо потребно прибавить к оным из светских двух персон, вотчинное управление совершенно сведущих, которые, не имея уже никаких должностей, наиприлежно тщательнейший о тех делах труд оказать могут; також в оной канцелярии и прокурору быть потребно, ибо оные по указам блаженныя и вечнодостойныя памяти государя императора Петра Великого во всех коллегиях и канцеляриях имеются. 2) Егда оные члены в тое канцелярию определятся, то всеприлежно велеть им рассмотреть синодальные вотчины и с них доходы и прочие к тому следовательные окрестности, что по состоянию ныне наличных крестьян, мест же и земель к уравнительной переотсрочке принадлежит, например беспашенных бы, смотря по удобности мест и крестьянских промыслов, а пашенных умножением пашни и прочих потребных работ, хотя с убавкою, против помещичьих, четвертой части, что учредя и росписав каждое место с прежним доходом и прочею окрестностию и с означением вновь положенного, представить Святейшему Синоду, почему б удобно было конечное определение учинить и для того из означенной канцелярии во все вотчины, в ведомстве оной быть имеющие, надлежит кого пристойно послать нарочных или старым прикащикам приказать описать земли, сенокос, посеянный и наличный хлеб, скот и прочее, чрез что бы возможно было той канцелярии подробно о всем знать и как вышеписанное расположение учинить, так и свой к доброму экономству употребить поступок. 3) Оная б канцелярия положенные с заопределенных архиерейских домов и монастырей деньги собирала, не касаясь до крестьян, в настоящие времена чрез присылку от домов архиерейских и монастырей, чему надлежит положить термин и подтвердить от Святейшего Синода наикрепчайшими указами, чтоб таковые подлежащие в тое канцелярию деньги как преосвященные архиереи, так [212] и настоятели монастырские в доимку отнюдь ничего не запускали, а паче б без указу Святейшего Синода ни на каковые расходы оных денег не употребляли. 4) Приносимые жалобы от обидимых и по ним удовольствие одним токмо синодальным крестьянам в той канцелярии чинить должно, ибо заопределенных вотчин крестьяне имеют то удовольствие себе получать от властей своих и архиереев. 5) О отдаточных в оброк землях и угодьях имеющиеся в той канцелярии дела порядочной отдачи чинены были и не надлежит ли каковые где переотсрочить, со всеприлежнейшим испытанием той канцелярии надлежит рассмотреть и, что будет усмотрено, представить Святейшему Синоду. 6) О заведении в синодальных вотчинах скота, конного завода и прочего к приумножению доброй экономии следующего, от чего б польза и прибыль впредь происходить могла, стараться той канцелярии прилежно тщательно должно, и для того, а особливо для надсмотрения в синодальных вотчинах над управителями и прикащиками хлебопашества и прочего вотчинного поведения, надлежит при той канцелярии быть из синодальных дворян двум да из духовных двум же, итого четырем персонам, которые б совершенно вотчинное поведение и деревенские обряды знали, с наименованием их экономами; а долг звания их быть имеет такой, дабы они в пристойные времена в вотчины синодальные для того надсмотрения отъезжали, коим та канцелярия с подробных всех нужнейших и до вотчинного экономства следующих поведениев должна дать инструкции, а ежели впредь по усмотрению нужды в них не будет, то и отставить оных можно. 7) Понеже и с архиерейских и монастырских вотчин всякие сборы неуравнительно положены, того ради, как для лучшей епаршеским архиерейским домам и монастырям пользы, так и ради пресечения напрасно на властей наносимых клевет таковому ж, как и в синодальных вотчинах в сборах и экономии учреждению быть следовательно, и для того напредь надлежит властям, по рассмотрении всякого места, к доходу и пользе домовой и монастырской и к положению уравнительных доходов и учинив с показанием прежнего и нового окладов и о порядочном впредь того произвождении, приложа ведомости, как возможно без продолжения, представить во оную экономическую канцелярию к рассмотрению, которая, рассмотря во уравнительстве и с кратким экстрактом, при мнении своем должна представить в Святейший Синод, а до воспоследования о том апробации поступали б в сборах с вотчин доходов по прежним указам и о том также, и о чем из вышеписанного надлежит во все епархии к архиереям объявить бы из Святейшего Синода указами, а означенной синодальной канцелярии экономического правления дать знать чрез особливую о поступке оной канцелярии инструкцию.

Октября 5 дня 1744 года. [213]

7

Ее императорское величество наша всемилостивейшая государыня Елисавета Петровна, самодержица всероссийская, сего декабря 13 дня, присутствуя в своем императорского величества доме пополудни в шестом часу, изустно имянным своего императорского величества указом мне повелеть соизволила объявить Святейшему Правительствующему Синоду, дабы производимое о женитьбе прокурора Петра Николева на вдове купецкой жене Аникиева Марье Афанасьевой дочери дело производством оставить и оной жене его быть при нем, Николеве, неотъемлемо, а чтоб отныне никто обоего пола сопрягающиеся в супружество при формальном обручении, сговор учиня, самовольно б по обычаю, поныне обретающемуся, в противность святых правил, собою оставлять, также бив возбраненном свойстве в супружество вступать не дерзали, о том с благопристойным изъяснением сочинить для всенародной публикации указ и по тому добрым порядком накрепко учредить смотрение, дабы о том каждый ведая, преступления чинить не дерзали, впредь же таковые и сему подобные важнейших решений требующие дела Святейший Правительствующий Синод собою б не решил, но учиня о таковых надлежащие производства, с ясным показанием своего мнения для конфирмации представлял ее императорскому величеству, особливо ж при том ее императорское величество его преосвященству Иосифу, архиепископу Московскому, подтвердить указать мне соизволила, дабы его преосвященство в решении по всем производимым, по долгу звания своего, делам рассмотрительно поступал и впадших в преступления, усматривая по обстоятельству и важности дел, духом кротости исправлял, употребляя при том дюжнейшее попечение и изыскивая благопристойные средства, чтоб никто в пастве его преосвященства излишних оскорблений не претерпел.

Декабря 14 дня 1744 года.

8

Хотя ваше святейшество по силе неоднократно подтвердительных имянных указов все возможное о учреждении в епархиях семинарий и о приведении оных в доброосновательное состояние и желаемую церковную государственную пользу старание употреблять изволите, но токмо оное крайне нужнейшее дело в совершенство еще и поныне не пришло и тем семинариям основательного, как вышеозначенными указами поведено, штата за разными препятствиями не учинено, а понеже, как по производящимся в Святейшем Синоде делам видеть можно, некоторые епархии по скудости доходов и других ради неудобностей не токмо чтоб в совершенном к [214] содержанию тех семинарий с принадлежащими библиотеками могли быть состоянии, но и в заведении оных крайний имеют недостаток (да не токмо в таковых, но и в некоторых знатных епархиях, в которых уже действительно семинарии учреждены, чтоб студенты все школьное учение могли совершенно, без продолжения излишних лет, оканчивать — неуповательно), а по присланным ведомостям оказуется, что в некоторых чрез немалые уже годы заведенных семинариях во обучении студентов находится весьма малое число, да и то в самых низших науках, от которых, а особливо от непонятных (каковых немалому во всех семинариях чаятельно быть числу), мало и не скоро надеяться можно впредь пользы и таковы ли ль в тех заведенных поныне в епархиях семинариях оное школьное учение регулы, как в Духовном регламенте изображено, семинаристам преподается, о том также и о непонятных, — Святейшему Синоду неизвестно; того ради не изволите ль, ваше святейшество, о непродолжительном того семинариям штата сочинении в различении в тех семинариях студентов, также и о увольнении от школьного учения тех епархий, которые к содержанию оных не в состоянии и о прочем, к порядочному оного толь нужнейшего дела установлению принадлежащем, учинить благопристойное свое определение.

Май 1745 года.

9

Понеже в инструкции моей, в 3-м пункте, изображено, что смотреть мне над всеми протоинквизитерами и инквизиторами, дабы в своем звании истинно и ревностно поступали, а ежели кто в чем преступит, то оных судить в Синоде и все б протоинквизитерские и инквизиторские доношения Синоду предлагать и инстиговать, чтоб по них исполнено было; также ежели на протоинквизитеры и инквизитеры будут доношения, что они званий своих истинно и ревностно не исполняют, то их в суд представлять Синоду ж, а по справке ж в Святейшем Правительствующем Синоде с делами значится, что оные инквизитеры с данными от Святейшего Правительствующего Синода инструкциями в разных подчиненных Святейшему Правительствующему Синоду местах обретались по 727-й год, а в оном году, по синодальному рассуждению, ведено оных протоинквизитеров и инквизитеров за некоторые их по делам оказавшиеся противные поступки до указу отрешить, а по делам их, учинив архиереям выписки, прислать в Святейший Синод, а в синодальной области и по епархиям в городах и уездах, для надзирания духовного чина, по силе состоявшегося в 1724 году февраля 5 дня указа, определить закащиками духовных властей и поповских старост, а по инструкциям инквизитерским смотреть никому точно не определено и [215] утвердительного от Святейшего Синода о вышеозначенных протоинквизитерах и инквизитерах, что им впредь быть ли и до того по их инструкциям надлежащее смотрение кому иметь ли, — определения не учинено; того ради Святейший Правительствующий Синод да соблаговолит о том учинить благопристойное определение, дабы я, по инструкции моей, подлежащее по оным инквизитерским должностям наблюдательство иметь мог. Июня 28 дня 1745 года.

10

Святейший Синод, слушав выписки из указов к производству на прошедшую сего 1745 года майскую треть синодальным членам (то есть самим себе) жалованья, определили: произвесть из положенной на штат Святейшего Синода суммы — полного архиереям по пятисот рублев, архимандриту триста тридцать три рубли тридцать три копейки, протопопу двести рублев, наименовав те себе оклады прежними. А понеже прежний Святейшего Синода присутствующим жалованье оклад государя императора Петра Великого в 1721 году генваря 18 дня указом (каковые ее императорское величество, ныне благополучно государствующая государыня императрица Елисавета Петровна высочайшим своим 1741 года декабря 12 дня указом во всех местах наикрепчайшим содержать и по ним неотменно поступать повелевает), определенный с оным Святейшего Синода ныне учиненным определением ни мало не согласует, а хотя состоявшимся, в отмену оного в 1731 году ноября 26 дня императрицы Анны Иоанновны указом же оным синодальным членам за особливый при делах синодальных труд жалованье по показанным в том указе окладам из синодальной суммы (кроме новгородского) производить и было определено, но потом по последующим ее ж императорского величества 1740 года апреля 23 дня имянным же указам то жалованье (пока сочиненный по особливому ее ж императорского величества указу штат апробован будет) до указа токмо на оный 1740 год, не причитая того, что они получают: архиереи от епархий, а архимандриты от монастырей из определенных на синодский штат доходов выдать ведено; к тому ж означенный штат как прежде от государыни императрицы Анны Иоанновны, так и ныне от ее императорского величества, государыни императрицы Елисаветы Петровны, не апробован и для того как по оному, так и по показанным указам, в коих что с вышепредписанным государя императора Петра Великого указом не согласует, производства чинить собою Святейшему Правительствующему Синоду не надлежит, а должно о том, во исполнение ж означенного 1741 года декабря 12 дня указа, надлежащим порядком просить о милостивой резолюции у ее императорского [216] величества, ежели ж Святейший Синод объявленный в 1742 году майя 28 дня от бывшего преосвященного архиепископа Новгородского Амвросия словесный имянной ее императорского величества указ (дабы прибывшим из Санкт-Петербурга в Москву синодальным членам жалованье производить по тем же окладам, по чему им в Санкт-Петербурге давано было) за утверждение ныне определяемых себе в жалованье окладов почитать будет, то и оный к тому ни мало не приличен и яко словесной отмены письменным имянным указом в себе содержащий и от одного синодального члена о своем с прочими жалованье объявленный, по силе генерального регламента и по многим указам же, действительным на всегдашнее время, без собственной от ее императорского величества о том конфирмации быть не может, того ради я, по должности моей, о том для надлежащего исполнения Святейшему Синоду и предлагаю.

Октября 16 дня 1745 года.

11

Ее императорское величество, всемилостивейшая наша государыня императрица Елисавета Петровна, самодержица всероссийская, сего ноября 7 дня, присутствуя в зимнем своем императорского величества доме, изустно мне повелеть соизволила Святейшему Синоду объявить, чтоб Священного Писания книгу Библию, исправленную преосвященным Тверским архиепископом Феофилактом с прочими к тому определенными, конечно, в нынешнем году для употребления народу печати предать, ежели ж Святейшего Синода присутствующие оное исправление в чем изобретают недостаточно или кому какое в оном сумнительство кажется, то б о том письменно объявили свои мнения и для рассмотрения оные ее императорскому величеству немедленно б от Синода представили.

Ноября 11 дня 1745 года.

12

Ее императорское величество, всемилостивейшая наша государыня императрица Елисавета Петровна, самодержица всероссийская, сего марта 19-го, присутствуя в зимнем своем императорского величества доме, изустно мне повелеть изволила Святейшему Синоду объявить, чтоб умершей принцессы Анны Брауншвейг-Люнебургской тело погребсти в Троицком Александро-Невском монастыре (в который оное к тому погребению и привезено) имеющимися в Санкт-Петербурге преосвященными и прочими духовными персонами, по церковному чиноположению, не употребляя при том никаких других церемоний, а в потребных церковных воспоминаниях именовать оную [217] тако “благоверную принцессу Анну Брауншвейг-Люнебургскую”. И имеет быть оное погребение завтрешняго дня. О чем, для должнейшего исполнения, чрез сие вашему святейшеству и объявляю.

Марта 28 дня 1746 года.

13

По должности моей обязан я особливо смотреть того, дабы в Святейшем Синоде не на столе токмо дела решались, но самым действом, по указам и регламентам без потеряния времени исполнялись, а в противном сему случае дабы оное, как надлежит, было исправлено, Святейшему Синоду предлагать должность же моя есть. А понеже в Святейшем Синоде, во исполнение имянных указов и Духовного регламента, надлежащего решения и производства требующих дел ныне немалое число находится, о коих имянно значит в особливом реестре, для незабвенного памятования на столе содержащемся, и дабы оные без замедления по силе указов решены и действом были исполняемы, я вашему святейшеству многократно словесно и письменно предлагал, а обер-секретарю и секретарям, дабы от оных по надлежащему порядку без укоснения к слушанию вашему святейшеству представляемы были, почасту подтверждаю, но токмо из оных многие нужнейшие же дела должнейшего в решении действия и поныне не имеют, и хотя некоторые ваше святейшество слушать изволите, но без совершенных резолюций откладываются довольного членов собрания, какового весьма редко бывает, а без оного хотя ж по некоторым делам и резолюции полагаете, но без подписки всех членов в действо производить не соизволяете, и тако как в решении, так и в отправах многих нужнейших дел происходит медление и остановка Чего ради я, по должности моей, вашему святейшеству предлагаю, чтоб наиудобнейшими способами не решенные в Святейшем Синоде находящиеся, а наперед нужнейшие дела без продолжения излишнего времени решение и действительное исполнение имели.

Майя 16 дня 1746 года.

14

Св. Синоду довольно известно есть, что я по высочайшей ее императорского величества монаршей власти с таковою узаконенною еще ее императорского величества родителя (Петра Великого) инструкциею определен, коею мне накрепко смотреть поведено, дабы Св. Синод в своем звании по регламентам правильно и нелицемерно поступал, а ежели что увижу противное сему, тогда повинен предлагать явно, с полным изъяснением, в чем кто не так делают, дабы [218] исправили, а ежели не послушают, то должен протестовать и немедленно ее императорскому величеству донесть я обязан, по которой мне порученной должности исполнение чинить тщась, в прошлом 1748 году февраля 12 дня письменно предлагая, дабы без взыскания, по силе Духовного регламента и указов, в Св. Синоде о приходах и расходах знатнейших монастырей и о епископских приходах книг и по тем о бываемых расходах и остатках без должного рассмотрения, по требованиям оных архиерейских домов и монастырей, на строения и починки из подлежащих платежам в экономическую канцелярию доходов выдачи не чинить, чрез протест мой остановил; но Св. Синод, оное мое предложение и протест недействительными оставя, Костромской епархии в Богоявленский монастырь на починку ветхостей без такового, как выше упомянуто, производства и рассмотрения подлежащие платежам в экономию на два года денежные доходы и окладный хлеб употребить определил, на которое определение я, письменно с изъяснением резонов Св. Синоду предложа, того ж 1748 года июня 20 дня чрез протест остановил, а ее императорскому величеству, по должности моей, донес; когда же и затем еще Св. Синод таким же, как и прежде, образом Воронежской епархии со всех монастырей и церквей на строение консистории денежный сбор учинить да в Крутецкий архиерейский дом на ссуду овса и ставропигиальный Петровский монастырь на строение деньги из казны в выдачу произвесть определял. Тогда я и на оные определения, с показанием же резонов, паки письменно ж того ж 1748 года октября 26-го да сего 1749 года марта 7 и августа 9-го чисел, точно показав, что мне без именного ее императорского величества указа, таковым порядком, как Св. Синод оную дачу производит, допустить не можно, предложил, а производство, по тем определениям протестуя, остановил, коих моих предложений Св. Синод слушав, надлежащего решения не учинил; а сего октября 11 дня, по доношениям преосвященного Иосифа, епископа Белоградского (коим за приключившимся ныне хлебным недородом на исправление церковных ветхостей и на домовое его преосвященства и вотчинных крестьян пропитание подлежащих платежам в экономию на сей 1749 год доходов требует), слушав дела и выписки и видя обстоятельно, как бываемые в тот дом ныне хлебом и деньгами доходы, против поданных к штату ведомостей (по коим хлеба, который, по определению монастырского приказа, ведено так, как и в прочих архиерейских домах, в расход употреблять, без чего пробыть не можно, а достальный беречь в житницах более дву тысяч двусот четвертей, а денег сверх положенного на все того дома расходы, монастырским приказом числа близ тысячи рублей в год в сборе значилось) весьма с умалением показаны; но о том от кого надлежало изъяснения и для вероятности книг (каковым, по силе [219] Духовного регламента, в Св. Синоде ежегодно быть долженствует) не потребовав и по тем о расходах, все ль оные по указам, без излишества производились, не рассмотря и чрез то остатков, кои бы ныне в таковом нужном случае и кроме экономических доходов на содержание того дома и на ссуду крестьян полезны были не поискав, паки в уничтожение же означенных моих предложений, по тому его преосвященства требованию тысячу шестьсот рублей употребить определили. Того ради ныне Св. Синоду о решении по вышеупомянутым моим предложениям напоминаю, а оное о употреблении в Белоградском архиерейском доме казенных денег определение, по предъявленным в тех моих предложениях резонам, по должности моей остановя, чрез сие протестую.

Ноября 3 дня 1749 года.

15

Сего июля 11 дня Св. Синода присутствующие члены, по письменному синодального же члена Воскресенского Новый Иерусалим именуемого монастыря архимандрита Амвросия представлению (в коем он объявляет, что о имеющемся-де в Св. Синоде, по сообщенным Правительствующего Сената ведениям и по доношениям Камор-коллегии, с представления корчемной конторы, по известно происшедшему чрез злобно-коварный некоторых Воскресенских монастырских служек донос производству дел он, архимандрит, ее императорскому величеству всемилостивейшей нашей государыне в высочайшее ее императорского величества в зимнем дворце во святой церкви присутствие, со всеверноподданнейшим его изъяснением апреля 6 числа настоящего 1750 года приносил всенижайшее прошение, по которому ее императорское величество, из высочайшего своего высокомонаршего благоусмотрения и милосердия, от оного корчемного дела Воскресенский монастырь всемилостивейше освободить соизволила). Определили: во исполнение того и чтобы оному монастырю никакой более турбации чинено не было, Правительствующему Сенату сообщить, а для ведома в Московскую Святейшего Синода контору и к оному архимандриту указы послать. А понеже оное дело, о выемке в том Воскресенском монастыре чина и кубов происшедшее, чего об исследовании Правительствующий Сенат требует, производимо быть должно точно по именному ее императорского величества, за собственноручным подписанием 1749 года декабря 15 дня о искоренении корчемств состоявшемуся указу. Да еще ж притом (как Св. Синоду означенный же синодальный член воскресенский архимандрит Амвросий доношением своим представляет) от присланной из корчемной конторы команды произошло нечаянным случаем, малослыханным и устрашительным образом, не объявя [220] прежде ни о чем, военно-сильною рукою, без всякого местам и церквам святым подобающего почтения, в тот монастырь вступление и всем без изъятия и самому архимандриту заарестование и тем как ему, так и прочим иеромонахам, готовившимся тогда, яко для воскресного дня, к священнослужению, в отправлении во святых церквах Божественной литургии и в приуготовлении к Преждеосвященным литургиям пребожественных Агнцев, всекрайнейшее воспрепятствование и сверх того неисчислимые и неописанные, сурово-дерзостные бесчисленные же и ругательные поступки и обиды учинены; от чего по всем ее императорского величества благочестивейшей и боголюбивейшей нашей государыни узаконениям и указам, во-первых, охранять и защищать должно; но Св. Синод как до сего о тех оному монастырю нанесенных обидах и о прочем, по многим моим напоминаниям, в защищение, дабы и прочим также прилучиться не могло, производства не учинил, так и ныне в вышеозначенном определении о том умолчано ж. А чтобы по таковым (как вышеписанный синодальный член Воскресенский архимандрит Амвросий объявляет) представлениям, кольми паче о так не маловажных делах, исполнения не чинить о том (как Св. Синоду уже довольно известно) генерального регламента в 4-й главе и состоявшийся ее императорского величества имянный за собственноручным подписанием прошлого 1743 года генваря 10 дня указ точно гласит, и дабы не инако во всех делах, но по указам и регламентам Св. Синода членам поступать, в том имянный государя императора (Петра) Великого 1722 года апреля 17 дня указ на столе, вместо зерцала, обретающийся непременно одолжает, да и я от ее императорского величества того в Св. Синоде, чтоб во всех к синодальному рассмотрению подлежащих делах истинно, и ревностно, и порядочно, без потеряния времени по регламентам и указам отправляемо было смотреть, а в противном тому случае спорить и не допускать учрежден. Того ради я, усмотря означенное Св. Синода членов не в силу указов учиненное определение, чрез сие, по должности моей, предлагаю: дабы соблаговолено было по вышеозначенному делу, доколе о том от ее императорского величества писанный за собственноручным подписанием указ воспоследует, безостановочно производство чинить и о нанесенных оному монастырю от присланной из корчемной конторы команды вышеупомянутых обидах, а особливо в воспрепятствовании к священнослужению во святых церквах Божественной литургии, чтоб о том развратники и Православной Церкви нашей досадители не радовались и прочим бы впредь так чинить было не повадно, надлежащей сатисфакции требовать. Буде же Святейший Синод сего моего предложения за благо принять не соизволит и вышеписанного своего определения не отменит, то я оное протестую и в производстве останавливаю.

Июля 30 дня 1750 года. [221]

16

Понеже обретающийся в числе прочих канцелярских Св. Синода служителей канцелярист Борис Невский (которого учиненным прошлого, 1749 года Св. Синода определением синодальному экзекутору Тишину от шумства воздерживать особливо приказано) с того времени, как и прежде, от пьянства не исправляется и в надлежащие дни и часы в синодальной канцелярии часто не бывает и по делам в отправах некоторые упущения от него оказались, а минувшего апреля 30 дня из главной полициймейстерской канцелярии оный Невский в безмерном пьянстве (от коего где он ходил и кем ограблен и под караул взят, не помнит) при доношении для учинения ему за то безмерное пьянство наказания в канцелярию Св. Синода прислан. Почему яко уже ко исправлению безнадежным оказавшийся и при делах в синодальной канцелярии быть не способен. Того ради Св. Синоду, по должности моей, чрез сие предлагаю, дабы соблаговолил оного Невского, в силу генерального регламента 25-й главы, от дел синодальной команды отреша, отослать с надлежащим видом в герольдию.

Майя 18 дня 1750 года.

17

Прошлого 1748 года августа 31 дня Св. Синод сообщенным Правительствующему Сенату ведением, прописав свое рассуждение, коим образом восприемники в православно-восточную нашу веру иноверных пришедших во всем, к нужному житию их надлежащем (между коими первейшая есть нужда свобода), промышлять и вспомоществовать должны. А чтоб-де таковых, паче из еврейского закона, святое крещение восприявших, отдавать восприемникам их в вечное рабство, того как в инструкции о ревизии, так и в указах не изображено, требовал: дабы, как просителя из евреев Ивана Иванова, от крестного его отца и помещика генерал-провиантмейстер-лейтенанта Ивана Горчакова, так и прочих таковых разных наций иноверных, православно-восточную веру восприявших, от вечного холопства и от крестьянства исключить. На которые Правительствующий Сенат, изъясня прошлых лет состоявшиеся о несвободе таких указы, и притом настольном 1722 года апреля 17 дня о хранении прав гражданских указе, прописав Св. Синоду сообщенным ведением, объявил, что Правительствующему Сенату о таковом исключении решения учинить, и указов, которыми разных наций иноземцам, греческую веру восприявшим, от помещиков неотъемлемым быть, точно поведено, иным образом толковали, так как Св. Синод представляет, весьма невозможно; что ж-де до пострижения помянутого [222] Иванова касается, то-де, буде он, по трилетнем времени, монашеского чина не приимет, быть ему по-прежнему за показанным в том ведении помещиком. А потом Св. Синод имеющегося об оном в синодальной канцелярии дела и выписки и вновь поданного его доношения (в коем он уже не монашеского, как прежде просил, чина желает, но только о своем в Малороссию увольнении старается) слушав минувшего ноября 7 дня, определили: Правительствующему Сенату на рассмотрение сообщить с таковым представлением, что означенного новокрещена Иванова, яко свободного и ничем никому не обязанного, по желанию его в Малую Россию уволить, и где он восхощет в России жить, — дозволить по содержанию 1722 июля 31 дня указа и состоявшейся в 1743 о ревизии инструкции и в дополнение тому сенатского 1744 годов июня 15 дня определения, будто бы весьма надлежит; ибо он прописанному Горчакову ни по чему не крепок, и к отдаче в холопство не подлежит, и указ-де 1737 года до него, Иванова, для того что он реченным Горчаковым к закабалению ни от кого не купленный и не в малолетстве ему доставшийся, будто б не следует. А понеже вышеупомянутыми 1722, также и 1723 годов генваря 9 числа указами повелено выходцев из-за рубежа польской и других разных наций иноземцев, греческого исповедания веру восприявших, переписав определить по желанию их, — мастеровых в цехи, а не мастеровых в купечество, или кто к кому в дом пойдет, или же в погодное разных чинов к людям услужение. А в 1744 году июня 15 дня (по представлению ревизора о таковых же иноземцах, что оные без всякого от помещиков вида, не хотят у них служить, просят на волю и к другим, по их желанию, помещикам), хотя и воспоследовало Правительствующего Сената определение, чтоб неженатым дать волю, но к определению ж, где они похотят, в цехи, в купечество или к кому в услуги, как оными же 1722 и 1723 годов указами повелено. Еще же и особливо о таковых новокрещенах точный 1737 ноября 16-го состоявшийся и от ее императорского величества 1743 года в инструкции о ревизии конфирмованный указ повелевает: калмык и других наций, которые, как и он, Иванов, крещены бывают, и хозяевам достаются больше малолетние, всякому покупать, крестить и у себя держать, без платежа подушных, только с одною в губернских и воеводских канцеляриях запискою и которые объявят давать отписи, что они явлены и оным быть у тех, от кого объявлены, неотъемлемыми и тако оный указ не одних (как Св. Синод в вышеупомянутом своем определении рассуждать изволит) малолетних, но и возрастных от помещиков не освобождает; почему и означенный новокрещен Иванов, по своему желанию прошлого, 1746 года, в Шацкой провинции у ревизии за объявленного Горчакова записавшийся, в силе указов, как и Правительствующий Сенат ведением сообщает, по-прежнему за [223] показанным помещиком, также как и прочие таковые, по силе вышеозначенных указов определенные, быть должен. А в монашество (коего он, Иванов, хотя бы и ныне пожелал), яко не свободного, паче же за состоявшимся прошлого 1749 года марта 22 дня ее императорского величества о непострижении никого, кроме малороссиян, запретительным указом, определять его не следует. А что-де он, новокрещен, Св. Синоду ныне объявляет, якобы та ему за Горчакова у ревизии записка учинена по принуждению той ревизии подполковника Сухотина чрез стращания и угрозы советника Ярцова насильно, а явочных-де о том насилии челобитен нигде он, Иванов, будто за незнанием русских прав, не подавал и словесно никому не сказывал; но такового его объявления, что он, как по делу из доношения его видно, тогда ж узнав себе якобы насильное в холопство за Горчакова укрепление, об отсылке себя в главную ревизию оного подполковника Сухотина просил, точию-де той отсылки ему не учинено, а о таком насилии после оной записки, не точию вскоре, по силе уложенного 10-й главы 251-го пункта, явки не учинил; но и потом более двух лет в разных городах на свободе будучи, нигде не бил челом, а ныне незнанием российских прав, в противность 1720 года указа, отговаривается, за вероятное, по силе оной же 10-й главы 253-го пункта, принять, а объявленных советника Ярцова паче же подполковника Сухотина, которому таковые о ревизии дела вверены, без должного о том насилии доказательства, к подозрению подвергать и другим таковым же челобитчикам чрез то повода чинить не надлежит. Того ради Св. Синоду чрез сие по должности моей предлагаю, дабы соблаговолил вышеписанное свое, ныне учиненное об оном новокрещене Иванове определение, для предписанных в нем силою указов, несогласующихся резонов, отменить, а учинить, по силе вышеозначенных указов, согласное с определением Правительствующего Сената о бытии ему, новокрещену, по-прежнему за показанным помещиком, решение. А ежели оный новокрещен какое указное о насильной за Горчакова записке имеет доказательство, то он в своем гласном деле, так же как и прочие ее императорского величества подданные, бить челом и доказывать где по указам надлежит должен; прочим же таковым иноверцам, по желаниям их, в восприятии православно-восточной веры сомнения и отторжения, как Св. Синод в том же своем определении упоминать изволит, быть нечаятельно потому, что таковыми вышеозначенными указами разные к определению в России места в их положение, яко то: мастеровые в цехи, а не мастеровые в купечество, или в домы, или разных чинов к людям в погодное услужение, предоставлены что каждый о себе, яко самонужнейшего и к предыдущему в жизни поведению потребного проведывать, и к определению своему намерение полагать, преминуть, а потом неведением того государства, в коем он [224] живет, законов, отговариваться никто, по силе означенного же 1720 года указа, не должен. А еще впредь для лучшего таковым вразумления не соблаговолит ли Св. Синод, дабы священники, при наставлении и обучении в православно-восточную веру приходящих и святое крещение восприять желающих и о вышеописанных указах, по коим они в России здесь определяться должны, с изъяснением им объявляли, определить ее императорского величества указом

Декабря 3 дня 1750 года.

Текст воспроизведен по изданию: Империя после Петра М. Фонд Сергея Дубова. 1998

© текст - Наумов В. 1998
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Abakanovich. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Фонд Сергея Дубова. 1998

Мебель шкафы купе.

Мебель шкафы купе.

www.kupesalon.ru