Русский перевод наказа Польским послам в Москву, Сапеге, Варшицкому и Пельгрижимовскому 1600 г. 1

Наказ или наставление великим послам Его Королевского Величества, отправленным к Великому Князю Московскому: сиятельному Льву Сапеге, канцлеру Великого Княжества Литовского, старосте Слонимскому, Пернавскому, Могилевскому и т. д., державце Ретовскому и Блудненскому, и высокоблагородному Станиславу Варшицкому, кастеляну Варшавскому, старосте Кобринскому и Осецкому, и благородному Илье Пельгржимовскому, писарю Великого Княжества Литовского, лесничему Немонойцкому, данное сего тысяча шестисотого года.

Первый посол должен говорить:

Пресветлейший и Великий Государь наш Сигизмунд Третий, Божией милостью Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Жмудский, Мазовецкий, Киевский, Волынский, Подольский, Подляский, Инфлянтский и пр., наследный Король Шведский, Готский, Вандальский, и Великий Князь Финляндский 2 и пр.,

тебе, Божией милостью Великому Государю и Великому Князю Борису Феодоровичу всея Руси, Владимирскому, Московскому, Новгородскому, Казанскому, Астраханскому, Псковскому, Тверскому, Югорскому, Пермскому, Вятскому, Болгарскому и пр., поклониться и о здоровии твоем наведаться нам послам своим повелел.

Затем отдать верительную грамоту.

По вручении же грамоты, первый посол должен выразить в следующих словах поздравление с восшествием на престол:

Пресветлейший и Великий Государь наш, Король и Великий [105] Князь, повелел сказать тебе, Великому Государю и Великому Князю Борису Феодоровичу: Присылал ты к нам посланника твоего думного дворянина и ясельничаго, Можайского наместника Михаила Игнатьевича Татищева, а также дьяка Ивана Максимова, с извещеиием, что по воле Божией скончался Великий Государь и Великий Князь Феодор Иванович, последний потомок Великих Государей и Великих Князей Московских; ты же, Борис Феодорович, сделался Государем и Великим Князем Московскими, и желаешь того, что ведет ко благу всего христианства. Потому мы, зная, что всемогущий Бог сам установляет Королей, Государей и Князей и своей Божией волею отнимает и дает, кому хочет, королевства и монархии; мы, видя, что Он своей святою волей позволил тебе, Борису Феодоровичу, принять великое Государство и Господство Московское, и видя твои добрые желания и намерения, высказанные нам через посланника твоего Михаила Татищева и дьяка Ивана Максимова,– поздравляем тебя на этом великом Государстве 3, желая тебе в Божьей милости на долгие лета счастливой жизни в доброй дружбе с нами.

Второй посол должен говорить:

Пресветлейший Великий Государь Сигизмунд Третий, Король Польский, Великий Князь Литовский и пр., повелел сказать тебе, Великому Государю и Великому Князю Борису Феодоровичу всея Руси, Владимирскому, Московскому и пр.: Через того же посланника своего, думного дворянина и ясельничего, Можайского наместника Михаила Татищева и дьяка Ивана Максимова передали, ты нам, что ты, Борис Феодорович всея Руси, желая блага всему христианству, хочешь пребывать с нами в мире, любви и доброй дружбе. Посему мы, видя и хорошо сознавая, сколь важно согласие, любовь и единение нас Великих Государей не только для подвластных нами, по Божией милости народов, которые, будучи как бы одной веры и одного языка, происходят из одного Славянского народа, но и всему христианству,– желаем пребывать с тобой, Борисом Феодоровичем всея Руси, в мире, любви и единении. [106]

Третий посол должен говорить:

Пресветлейший и Великий Государь Сигизмунд Третий, Король Польский, Великий Князь Литовский и пр., повелел сказать тебе, Великому Государю и Великому Князю Борису Феодоровичу всея Руси, Владимирскому, Московскому и пр.: Так как об этом единении и вечной дружбе начали говорить и совещаться еще ранее наши предки, Короли Польские и Великие Князья Литовские и пр. с одной стороны, и твои предшественники, Великие Государи и Великие Князья Московские – с другой; посему мы, по совету и просьбам членов Сената Польского Королевства и Великого Княжества Литовского, шлем к тебе наших великих послов: сиятельного Льва Сапегу, канцлера Великого Княжества Литовского, старосту Слонимского, Пернавского, Могилевского, державцу Ретовского и Блудменского 4, высокоблагородного Станислава Варшицкого, кастеляна Варшавского, старосту Кобринского и Осецкого, Илию Пельгржимовского, писаря Великого Княжества Литовского, лесничего Немонойского,– дав им полномочие и нужное наставление об этом говорить, вести переговоры и заключить договор; и ты бы с ними говорил и заключил договор о том, что бы надлежало для вечного мира, хорошей и твердой дружбы между нами и тобою и между нашими Государствами. А что они между собою условят, решат и подтвердят присягою, то мы хотим скрепить нашей присягой, и наши потомки это сохранят.

Когда же Великий Князь Московский повелит своим думным боярам вступить с ними об эгом в переговоры, тогда нашим послам следует самым усердным образом вести переговоры о том, о чем еще ранее, в государствование предков наших были переговоры и соглашения, следующим образом:

Чтобы между нами, Сигизмундом Третьим, Божиею милостью Королем Польским и Великим Князем Литовским, Русским, Прусским, Жмудским, Мазовецким, Инфлянтским и пр., и нашими наследниками, Королями Польскими и Великими Князьями Литовскими с одной стороны, и Борисом Феодоровичем всея Руси, [107] Великим Государем и Великим Князем Владимирским, Московским, Новгородским и пр., и его наследниками Великими Государями всея Руси – с другой, а также между народами Польским, Литовским, Русским, Прусским, Инфлянтским и другими, подчиненными нашему Королевству, и народами Владимирским, Московским, Новгородским и всея Руси, подчиненными Борису Феодоровичу, сохранился вечный мир и согласие, вечная дружба и единение, так что они будут при всякой опасности совместно защищаться и защищать друг друга, по мере сил и возможности, желая друг другу всего хорошего и заботясь о благе другого, как о своем собственном. И кто будет другом нам, Сигизмунду Третьему, и после нас нашим потомкам, Польскиму Королевству, Великому Княжеству Литовскиму и подчиненным нам Государствам, тому да будут друзьями Великий Государь и Великий Князь Борис Феодорович и после него его потомки, Великие Государи и Великие Князья всея Руси; а кто бы был другом Великому Государю Борису Феодоровичу всея Руси и его наследникам и Государствам его Владимирскому, Московскому, Новгородскому и другим, ему подвластным, тому будем друзьями мы, Сигизмунд, и наши потомки, а также Польское Королевство и Великое Княжество Литовское. Кто же будет врагом нам, Сигизмунду Третьему и нашим потомкам, а также Польскиму Королевству и Великому Княжеству Литовскиму, тому да будут врагами и Борис Феодорович всея Руси и потомки его, Великие Князья Московские, и Государства Владимирское, Московское, Новгородское и всея Руси; и кто будет врагом Борису Феодоровичу всея Руси и его потомкам, Великим Государям, и Государствам их Владимирскому, Московскому, Новгородскому, тому будем врагами и мы, Сигизмунд Третий, наши потомки и Польское Королевство и Великое Княжество Литовское. Никаких договоров и союзов с посторонними народами один не должен заключать и установлять во вред другого, но всегда лишь наперед переговорив и посоветовавшись сообща между собой; если бы какой союз оказался заключенным до того времени, то он должен остаться в силе. А если бы какой-нибудь внешний враг на одного посягнул, напал или восстал, тогда другой обязан искренно, благожелательно и без хитростей выручать его и [108] помогать по мере сил и возможности. А если бы что-нибудь было возвращено общими силами из рук неприятеля, то все, к чему издавна имеют право Польское Королевство и Великое Княжество Литовское, земля Русская, Прусская, Инфлянтская и другие,– должно остаться за Польским Королевством и Великим Княжеством Литовским; все же, что издавна принадлежало Государствами, Русскому, Владимирскому, Новгородскому и пр., то останется за Государствами Русскими, Владимирским, Новгородскими. А если они общими силами приобретут земли какого-либо государства или королевства или какую-либо провинцию, то держать ее сообща или разделить пополам. К тому же людям Польского, Литовского, Русского, Инфлянтского и пр. народов и остальными, поданными, Его Королевского Величества должно быть дозволено ездить на службу к Великому Государю Борису Феодоровичу, служить в войсках, получать жалование, а в землях Великого Государя – служить, приобретать имения, дружбу, жениться, выслуживать, покупать, владеть и пользоваться теми имениями согласно тому праву, коему они подлежат, и, пребывая там на службе при дворах и войсках, поселяться там с своим имуществом, и съезжать с ним вместе, и жить везде, где захочется, пользуясь имуществом спокойно и без всяких затруднений; точно также и людям народа Владимирского, Московского, Русского дозволено будет в Польше, Литве, Инфлянтах и в других Государствах Коронных и Великого Княжества Литовского – приезжать на службу ко дворам Их Величеств Королей Польских и других чинов Королевства Польского и Великого Княжества Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского и пр., служить в войсках, получать жалование, выслуживать, приобретать дружбу и имущество, жениться, покупать, владеть и пользоваться имениями согласно тому праву, коему они подлежат, поселяться вместе с имуществом, и выезжать с ним, куда захотят, и пользоваться им спокойно без всяких затруднений. Но беглецы, воры, поджигатели, преступники и все, кто, провинившись и избегая наказания, будет убегать в союзное Государство, такие должны быть выдаваемы взаимно без всякого суда и промедления. А в тех приобретенных имениях дозволено будет людям Московского народа строить церкви Русского [109] вероисповедания, их одарять и совершать богослужение; Полякам же и Литве дозволено будет также в Москве строить и снаряжать костелы и свободно отправлять Римское богослужение.

Точно также послы должны убедить Великого Князя Московского построить в Москве, а равно и в других значительных городах, как в Пскове, Новгороде, Смоленске и прочих,– католические костелы для Поляков и Литовцев, приезжающих к нему на службу, чтобы они могли везде свободно совершать свое католическое богослужение. При этих костелах должны быть также основаны школы и учреждаемы коллегии, чтобы люди Московского народа учились Латинскому языку, так как это может им быть весьма полезно и необходимо. Но ересей пусть Великий Князь Московский не допускает в своей земле, как врагов Римской и Греческой религии. Людям Московского народа должно быть дозволено посылать своих детей для упражнения в науках и для воспитания в школы, находящиеся в Польше и в Литве, и вести взаимно торговый и купеческие дела, где кому угодно. Народы эти могут в поименованных землях свободно и безопасно избирать себе подходщие для торговли места в городах, местечках, пристанях, и где бы это было нужно в союзных Государствах, могут в этом сами установлять необходимый порядок, учреждать товарищества, избирать старшин. Чтобы как людям Государств Польской Короны, и Великого Княжества Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского и пр. была полная свобода вести торговлю везде, где угодно, в Государстве Русском, Владимирском, Московском и далее до Кизылбаш и более отдаленных орд, и возвращаться оттуда назад; так и людям земли Русской, Владимирской, Московской был свободен проход в Государства Польские и Великого Княжества Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского, и далее в Германию, Италию, Англию, Францию, Испанию, Португалию, к Туркам, Валахам, Венграм и куда бы им ни захотелось, а также и обратно в свои земли. Повышения пошлин для купцов не должно быть, как в тех, так и в других Государствах, но они должны быть уплачиваемы по старому. А так как эти Государства будут иметь общих друзей и общих врагов, то для большего единения и постоянного совещания они должны держать послов у дворов союзных Государей. [110]

Так, чтобы у двора Их Величеств Королей Польских и Князей Литовских и пр. постоянно жили послы Государств Русских, Владимирских, Московских. с которыми Его Величество Король Польский и чины Королевства и Великого Княжества Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского могли бы сноситься о необходимому в особенности же о посольствах, когда их придется высылать к иным чужим Государям, или от них принимать, что должно происходить с ведома послов; и точно также у двора Государя Русского, Владимирского, Московского и пр. должны пребывать послы Польские и Великого Княжества Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского, которые должны быть уведомляемы о всяких посольствах, как о высылке их к чужим Государям, так и о принятии от них, и о всех делах, затрагивающих союзные Государства. Посему, куда бы ни пришлось посылать посольства, это должно быть исполнено по предварительному соглашению, от имени обоих союзных Государей и через общих послов, чтобы тот, кто примет послов, видя единение столь могущественных Государей, уважал их силу и принимал ее в рассчет. Также заключение всякого рода договоров и всего, что касается блага этих Государств, должно быть исполняемо по предварительному сношению между двумя советами и чинами всех Государств. Для рассмотрения и суждения о случившихся разногласиях между этими Государствами по вопросу о долгах, о землях или о чем-либо ином должны быть высылаемы обеими сторонами в каждом году на означенное время и место особые комиссары. А так как из имений Его Величества Короля Польского и Королевства каждый год выплачивается известная сумма денег на защиту от басурман, и из нее содержатся военные люди, то и с Государств Русских, Владимирских должна быть назначена известная сумма для обороны от общих врагов язычников, которая должна складываться в Киеве. Города Нарва и Иван-город должны находиться в общем владении союзных Государств; а пошлины, получаемые с этих городов, будут обращаться на общую их защиту. Сговориться должны Государи и об основании военных флотов на Черном и Варгацком 5 море, чтобы возможно дальше подвинуть и [111] расширить границы своих Государству флоты должны выходить из Нарвы и Иван-города, от Днепровских порогов и из других мест, где окажется необходимо по обстоятельствам. Его Величество Король Польский снабдить их людьми опытными и умелыми в военных и морских делах и пошлет туда на службу вооруженных людей для обороны. Государь же Русский, Владимирский, Московский и пр. должен доставить достаточное количество подходящего дерева, смолы, канатов, сала и иных необходимых предметов; а орудия с соответствующим материалом и провиант поставят оба Государя сообща. Монета в Государствах должна быть, одинакова, одной цены и веса. И для совершенного выражения перед лицом всего мира единения этих Государству должны быть сделаны две одинаковые короны, означающие нераздельный союз двух Государей и их Государства одна в Польше должна быть возложена послами Государя Русского, Владимирского, Московского и пр. на главу Его Величества Короля Польского и пр., другая же в Москве будет также возложена послами Его Величества Короля Польского и пр. на главу Государя Русского, Владимирского, Московского. А так как Короли и Монархи, подобно всем иным людям, подвержены смерти, то когда бы отошел с сего света Его Величество Король Польский (что да отдалит Господь Бог на долгое время), сенаторы Королевства Польского и Великого Княжества Литовского должны известить об этом Государя Русского Бориса Феодоровича и сословия Русские, Владимирские, Московские, и переговорить с ними об избрании нового Государя, не преграждая доступа к престолу сыну Его Величества Короля, так чтобы народы Польский, Литовский и пр. могли избрать его свободными голосами согласно своим законам. На этот выбор нового Государя, назначаемый чинами Королевства и Великого Княжества Литовского, должен послать своих послов и Великий Государь Борис Феодорович; с этими чинами Коронными и Великого Княжества Литовского послы эти будут совещаться относительно избрания Короля, ни в чем, однако, не нарушая свободы избрания. А вновь избранный чинами Польскими и Литовскими Король, подтверждая присягой права и свободы Польские и Литовские, должен также там же подтвердить присягой сохранять твердо и ненарушимо союз, единение, общность и вечную дружбу, [112] установленную между названными Государствами. А при короновании Его Величества Короля Польского должен присутствовать посол Государя Русского и, по возложении на главу Короля Польской короны Архиепископом Гнезненским, должен возложить другую корону, особо для этого приготовленную. А когда бы не стало и сына Его Величества Короля, Государя нашего (чего Бог да не допустит), тогда чины Королевства Польского и Великого Княжества Литовского изберут себе Королем Русского Государя, который, принеся присягу на права и вольности Польскому и Литовскому народу, будучи ими добровольно избран Королем, и будучи повелителем двух столь великих и обширных Государств, будет жить два года в Польше и Литве для управления Польскими и Литовскими делами, и один год в Москве для управления делами Московскими; а на время отъезда своего из Польши и Литвы в Москву он оставит или установит на свое место сына своего, если у него будет взрослый сын, придав ему трех знатных людей – одного из Великой Польши, другого из Малой, третьего из Литвы – которые и будут управлять делами Королевства и Великого Княжества Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского и прочих Государств, докладывая о них письмами Государю и советуясь с его послами, которые постоянно должны пребывать в Польше. Лица, которым будет поручено заведывание делами Государства Польского и Великого Княжества Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского, должны быть заменяемы каждый год. А то, что они будут сохранять договор о единстве обоих Государств, они должны подтвердить присягой. Если бы и Государь Русский, Владимирский, Московский и пр. не оставил сына, тогда он должен назначить на каждый год таких трех лиц, как сказано выше, которые, будучи связаны присягой, будут управлять вышеуказанным образом делами Польши и Великого Княжества Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского и пр. во время отсутствия Государя. А если (что да отсрочить Бог как можно долее) Государь Русский, Владимирский, Московский раньше умрет и оставить сына, то сын этот должен быть Государем тех Государств, присягнуть и сохранить ненарушимо установленный союз между помянутыми Государствами; однако Его Величество Король Польский по уведомлении должен послать на коронацию своих [113] послов, перед которыми Государь принесет присягу на твердое сохранение установленного между Государствами союза. При короновании же, посол Короля Польского должен возложить на главу Русского Государя особо для этого сделанную корону, как выше. Если же (от чего сохрани Бог) сына не будет, тогда Его Величество Король Польский, Великий Князь Литовский, Русский, Прусский, Инфлянтский станет Государем Русским, Владимирским, Московским и также будет жить два года для Польских и Литовских дел в Польше и третий год для дел Московских в Москве. И в отсутствие свое оставит там старшими своего сына, если будет иметь такого, приставив к нему для большего порядка и лучшего заведывания делами тех Государств кого-нибудь из народа Русского, Владимирского, Московского и пр. И о всем будут сноситься с постоянно находящимися там послами Его Величества Короля и так исполнять текущие дела, в делах же очень важных для Государства и союза должны испрашивать указаний Его Величества Короля. А в том, что установленный союз будет сохраняться, должны принести присягу и тот назначенный, и местые чины. А если бы, сохрани Бог, не стало и сына Его Величества Короля, тогда на место Его Королевского Величества, должен быть назначен и связан присягой человек из Русского, Владимирского и пр. народа, который и будет заведывать вышеизложенным образом делами тех Государств, заботясь о сохранении их союзного договора. К этому присоединяется то, что вакантный должности сановников и чиновников, как в Государствах Польского Королевства, Великого Княжества Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского, так и в Государствах Русских, Владимирских, Московских и пр., не должны быть даваемы никому, прежде чем он учинить присягу на верность Его Королевскому Величеству и коронованным потомкам Его Королевского Величества, а также Государю Русскому, Владимирскому, Московскому и пр., и его потомкам, и тем обоим союзным Государствам сохранять единство обоих союзных Государств. Границы этих Государств должны быть сохранены в том виде, как они существуют теперь; а если бы возник спорь относительно границ, то должны быть посланы с обеих сторон комиссары, которые собственным умом исследуют и устранят [114] разногласия. Чтобы этот договор сохранялся вечно и непоколебимо, в том должны принести присягу, в присутствии послов Его Величества Короля Польского и Великого Князя Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского, Государь Русский, Владимирский, Московский вместе с думными боярами и всеми чинами, а также сами послы Его Королевского Величества; а потом и Его Величество Король Польский с своими Советами – Коронным и Великого Княжества Литовского, Русского, Прусского, Инфлянтского, а равно все сановники и чины соединенных Государств и назначенные для этого сеймовые депутаты должны принести, в присутствии послов Государя Русского, Владимирского, Московского и пр., присягу сохранять твердо и непоколебимо все условия, и связать этой присягой себя и потомков своих, или же, заключив об этом условие, отложить дело до Сейма, так чтобы Государь Московский прислал на Сейм своих послов с неограниченными полномочиями решать в этих вопросах.

А когда такое единение или вечный мир оказался бы заключенным на хороших условиях, и требовали бы от имени Князя Московского Царского титула, или, говоря на Польском языке, Королевского (ибо то, что по-Славянски – Царь, значит по-Польски – Король), тогда пусть наши послы согласятся на Царский титул; точно также, если бы пожелали, чтобы Его Величество Король называл его в письмах братом, пусть они, в виду заключенного союза, не отказывают и в этом.

А если наши послы не смогут установить таким образом вечного мира, то пусть они заключать перемирие лет на тридцать, сорок, или пятьдесят, или как им покажется лучше для славы и достоинства Нашего Величества и для безопасности всего Государства.– Все это мы поручаем верности и чести упомянутых наших послов и сим вверяем их верности и совести трактовать об этих делах по своему наилучшему разумению ко славе и достоинству Нашего Величества и народов Польского, Литовского и пр., над которыми мы благополучно государствуем, и к наилучшей безопасности Государства.

Подпись руки Его Величества Короля.


Комментарии

1. Польский текст напечатан в Сборнике Князя Оболенского, № 7, М. 1838 г., и в Сборнике Императорского Русского Исторического Общества, т. 137, М. 1912, стр. 45–53.

2. Финляндский = у Оболенского – Finlandskie, в Сборннке Истор. Общества – Inflandskie.

3. Т. е. со вступлением на престол этого великого Государства.

4. В подлиннике здесь Bludmenskiego, а выше Bludnienskiemu.

5. Варяжском?

Текст воспроизведен по изданию: Русский перевод наказа Польским послам в Москву, Сапеге, Варшицкому и Пельгрижимовскому 1600 г. // Старина и новизна, Книга 17. 1914

© текст - ??. 1914
© сетевая версия - Тhietmar. 2015
© OCR - Андреев-Попович И. 2015
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Старина и новизна. 1914