Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Коллекторы в 2017 году

Коллекторы в 2017 году закон о коллекторской деятельности с 1 января 2017.

gooddeal24.ru

БАЛЬТАЗАР КОЙЭТТ

ИСТОРИЧЕСКИЙ РАССКАЗ

ИЛИ ОПИСАНИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ГОСПОДИНА КУНРААДА ФАН-КЛЕНКА

VOYAGIE VAN DEN HEERE KOENRAAD VAN KLENK, EXTRAORDINARIS AMASSADEUR VAN HAER HO: MO: AEN ZYNE ZAARSCHE MAJESTEYT VAN MOSCOVIEN

IV.

Реляция о въезде Кленка в Москву. — Анонимная книга 1677 года. — Ссылки на книгу Койэта у В. Берха, Аделунга и др. — Реляция и письмо Кленка. — Текст и перевод «Реляции» 1676 года. — Указания на автора анонимной книги. — Род Койэтов. — Источники книги Койэта. — Ответ Фельгабера. — Рассказ о Димитрии у Данкаарта и Койэта. — Сравнение с Олеарием и Стрейсом. — Общий характер книги.

Посольство К. фан-Кленка, вызвало два литературных произведения на Голландском языке в 70-ых годах XVII в. .

Более раннее из них — сухая реляция (Relaes), написанная оффициальным языком, не имеющая ни введения ни заключения, а как бы вырванная из середины какого-либо правительственного акта: такое предположение, возникающее при чтении этой реляции, как увидим ниже, оправдывается при ближайшем сравнении ее с архивными документами. Как исторический источник она, тем не менее, имеет значение. Это — первый современный печатный отчет о въезде фан-Кленка в Москву, дающий сведения, в книге Койэта ненаходимые, и при том представляющий собою в настоящее время библиографическую редкость. 1 Заглавие его следующее: «Relaes van’t gepasseerde voor ende op de Inkoomste ende receptie van den Heere van Klenck, haer Hoogh. Mog. extraordinaris Amdassadeur binnen der Moscou. Geschiet den 11/21 January 1676. In ‘s Gravenhage. By Jacobus Scheltus, ‘s Landts Drucker, woonende op het Binnen Hoff. Anno 1676». 2 В книге Койэта есть целый отдел, озаглавленный сходно. Это на стр. // (72) слл.: «Relatie, of Verhael, op wat maniere sich de Marsch en intrede van sijn Excellentie den Heere Coenraet van Klenk, Heer tot Loirheim en Ohrsee, Extraordinaris Gedeputeerde wegen de Provintie van Holland, ter Vergaderinge van de Heeren Staten Generael, en Extraordinaris grooten Ambassadeur van Hare Ho. Mog. en sijn Hoogheyt den Heere Prince van Oraignen, aen sijn Zaarse Majesteyt van Moscovien, in de Stadt Mosco, op den 11/21 January 1676 [XCVI] heeft toegedragen». 3 Этот отдел однако имеет очень мало общего с реляциею 1676 года: в нем есть подробности, которых в «Relaes» нет. Самый слог реляции, напечатанной в книге, сильно отличается от реляции, изданной отдельно.

Через год по окончании посольства Кленка — в 1677 году в Амстердаме появилась книга под заглавием «Historisch Verhael, of Beschrijving van de Voyagie, gedaen onder de Suite van den Heere Koenraad van Klenck, extraordinaris Ambassadeur etc. ».

Автор не назван; как увидим ниже — это Бальтазар Койэт(т). Издатель книги этой 4 придавал ей большое значение: судя по тону его предисловия, во время издания ее, никакой книги подобного содержания, с таким количеством сведений о России, не существовало на Голландском языке. Действительно, как указано выше в отделе II, лишь книги Хутеериса или Данкаарта могли бы являться конкуррентами Verhael’у: но Хутеерис почти исключительно говорит о посольстве и не имеет такого множества экскурсов, а Данкаарт несравнено короче книги Койэт(т)а и, наравне с Хутеерисом, успел сильно устареть к концу 70-х годов XVII в. Переводного Олеария издатель, вероятно, считал возможным не принимать в рассчет, книга же Стрейса вышла, кажется, тогда, когда сочинение Койэта уже печаталось.

В России книга Койэта мало обращала на себя до сих пор внимания. 5 В. Берх, может быть, имел под руками [XCVII] еe, но, во всяком случае, плохо ею воспользовался. 6 П. Е. Медовиков и К. Н. Бестужев-Рюмин ошибочно считают самого посла автором книги и о содержании этой последней сообщают мало, несмотря на то, что Фр. Аделунг, уделивший этому сочинению лишь страницу, отметил его анонимность, а в содержании его «много драгоценных и интересных сведений о тогдашнем состоянии России». 7 В. О. Ключевский для своих «Сказаний иностранцев» не пользовался Verbaal’ом. Подробнее ознакомился с книгою о путешествии Кленка Е. Е. Замысловский, указавший в соч. «Царствование царя Феодора Алексеевича» на возможность проверки сведений Verhael’а по делам, хранящимся в Московском Гл. Архиве Министерства Иностранных дел. 8

Обратимся теперь к определению авторов обоих печатных источников, касающихся путешествия посла фан-Кленка. [XCVIII]

Относительно «Реляции» 1676 года не представляет никакого труда определить, что она не что иное, как пересказ в третьем лице письма от 12/22 января, посланного самим послом фан-Кленком Генеральным Штатам. О характере изменений, сделанных в «Relaes» сравнительно с письмом, можно судить по следующим выдержкамь из начала, середины и конца реляции, параллельно которым мы ставим выдержки из письма Кленка от 12/22 января.

«Relaes etc» (‘s Gravenhage. 1676):

Den Heer van Klenck, haer Hoogh Mog. extraordinaris Ambassadeur tot Nicolaenskoy Selo, anderhalf mijl van Moscou angekomen zynde, ende wat uytgerust hebbende, hadde zijn Zaarsche Majesteyt den 15/25 der voorsz. maent January, de goetheyt van met een Tolck 25 sleden te senden, waer mede de Edel-luyden ende Officieren van den Heer Ambassadeur naar Moscou gevoert souden werden, om de groote Ceremonien en Pompeusheyt, die etc.

Onder en tusschen liepen veele Couriers heen en weder, de eene met ordre om te avanceren, de andere om soetjens te marcheren. Aldus gekomen zynde ter plaetse van de receptie wierdt stil gehouden, ende terstont quamen de Prestaven, die den Heer Ambassadeur recipieren souden, te samen in een slede etc.

Daer naer is den tweden Prestaeff Offonassi Teslicoof, den Heer Ambassadeur komen [XCIX] aenseggen, dat hy den 18/28 der meer genoemde maendt January Audientie soude hebben, ende dat alles daertegens mochte veerdig wesen, het welcke by den Heer Ambassadeur wiert aengenomen te doen, dat men per naesten heeft te vernemen.

Письмо Кленка (№ 16 прибавление к отчету — Verbaal):

Ор den 5/15 deeses hebbe Hare Hog: Mog: uyt Nicolaenske Selo, anderhalve mijle van Mosco mijn weedervaeren op de reyse van Volchda en arrivement aldaer onderdaenich bericht; dienselfden dach hadde zijn Zaarsche Majt.: de goetheyt om met een Tolck 25 sleeden te senden, waermede mijn Edellieden en Officieren des anderen daechs nae Mosco soude gevoert worden, om de groote Ceremonie en pompeusheyt, die etc.

Ondertusschen liepen verscheyde Couriers heen en weer, de eene met ordre om te avanceeren, den anderen om soetiens te marschieren. Ghecoomen sijnde ter plaetse van de receptie, wert stil gehouden, terstont quaemen de prestaeven die mij recipieren souden, te samen in een sleede etc.

en nu eeven op het afgaen van de post, komt de tweede prestaeff Afonassi Teslikoff, mij [XCIX] aenseggen, dat aenstaende dingsdach, sijnde 18/28 deeses, audientie sal hebben, en dat daer tegens alles mochte vervaerdighen, hetwelcke hebbe aengenomen te doen, soo dat mijn weederwaren darinne en wat ondertusschen noch mochte passeeren uwe Hog: Mog: met Goodes hulpe over 8 dagen hoop te berichten.

Как видно из представленных параллелей более значительные изменения в печатной редакции касаются лишь тех мест, которые неудобно было оставить без сохранения характера письма.

В виду того, что «Реляция» представляет большую библиографическую редкость, мы приводим ее ниже целиком с приложением Русского перевода. Так как страницы подлинника не нумерованы, то и ниже знаком // , без прибавления цифр, отмечена лишь смена страниц.

Relaes van’t gepasseerde voor ende op de Inkoomste ende receptie van den Heere van Klenck haer Hoogh. Mog. extraordinaris Ambassadeur binnen de Moscou. Geschiet den 11/21 January 1676. In ‘s Gravenhage. 1676. De Heer van Klenck, haer Hoogh. Mog. extraordinaris Ambassadeur, tot Nikolaenskoy Selo, anderhalf mijl van Moscou angekomen zynde, ende wat uytgerust hebbende, hadde zijn Zaarsche Majesteyt den 5/15 der voorsz. maent January, de goetheyt van met een Tolck 25 Sleden te senden, waer mede de Edel-luyden ende Officieren van den Heer [C] Ambassadeur naar Moscou gevoert souden werden, om de groote Ceremonien en Pompeusheyt, die als dan daer gepleeght werdt in presentie van sijn Zaarsche Majesteyt, ende den Patriarch met het heyligen van het Water te aenschouwen, het welcke dan den sesten der voorsz. maendt ouden-stijl, zynde Drie-koningen dagh, soo is geschiedt, Ende zyn de Domestijcquen van den Heer Ambassadeur dien-volgens des morgens vroegh naer Moscou vertrocken, werdende aldaer gekomen wesende in een Kamer ghebracht, uyt de welke sy alle de Ceremonien hebben gesien: Naer het eyndigen van de selve sondt sijn Zaarsche Majesteyt een Cantzelier hy haer, om naer hare gesontheyt te vragen, gaende des avonts wederom naer Nicolanskoy Selo voorsz. Die Prestaeff Michaile Ouwaroff, die den Heer Ambassadeur tot Nicolaenskoy Selo geleydt hadde, by sijn Zaarsche Majesteyt in ongenade vervallen zynde, om dat van Pereslaeff soo spoedigh met den Heer Ambassadeur ghereyst hadde, heeft daer van soo groote apprehensie genomen, dat het hem aen de sinnen heeft geraeckt, ende den 9/19 January, so haest hy in Moscou quam, is overleden. Den Heer Ambassadeur, den 8/18 daer te voren verstaen hebbende uyt yemandt van [CI] sijn Gevolgh, die in Moscou was gheweest, dat hem in de receptie geen meerder eere soude wedervaren, als den Heer Boreel was geschiet, die den Heer Ambassadeur verstaen hadde minder te zyn gheweest als nu aen Gekroonde Hoofden geschieden: Soo heeft den selven Heer Ambassadeur des anderen daeghs sijn Translateur naer Moscou gesonden, om aen den eersten Minister (alhier gemeenlijck genaemt Rijcks-Cancelier, hoe-wel oneygentlijck) te demonstreren, dat hem Heer Ambassadeur seer vreemt was voorgekomen dat hem geen meerder eer in de receptie aengedaen soude werden, als aen den Heer Boreel was geschiet, overmits den Heer Boreel de Character niet alleen niet gehadt hadde van Grooten Ambassadeur, maer voor- // namentlijck, om dat doenmals sijn Zaarsche Majesteyt hare Ho. Mog. met den Titul van Hoogh-Mog. noch niet ghelieft hadde te vereeren: Ende dewyle sijne Zaarsche Majesteyt hare Ho. Mog. met den Eertitul van Hoogh Mog. hadde vereert, dat nu oock geen swarigheyt behoorde gemaeckt te werden, om haer Ho. Mo. in haer Ambassadeurs die Eere aen te doen, die daer op behoorde te volgen; ende dat derhalven den Heer Ambassadeur met de selfde eere moeste [CII] gherecipieert werden, als Ambassadeurs van ghekroonde Hoofden, waer op den wel-gemelten Rijcx-Cantzelier van boven van sijn Zaarsche Majesteyt komende, aen den Solliciteur der Nederlandtsche Natie gheseydt heeft, dat sijn Zaarsche Majesteyt den Heer Ambassadeur met de selfde eere soude laten recipeeren, als aen de Sweedtsche Ambassadeurs voor twee jaren was geschiedt, ghelijck daer op oock aenstondts aen de Uytlandtsche Officieren, in dienst van sijn Zaarsche Maiesteyt zynde, gelast wierde, sich in een Compagnie te rangeren, ende den Heer Ambassadeur mede te recipieren, voorts wierdt het ghetal van de Streltsen vermeerdert, ende veel stucken Kanon mede voor den dagh gebracht, ende dat den Heer Ambassadeur niet met de Slede als den Heer Boreel, maer met de Lijf-Karosse van sijn Zaarsche Majesteyt ingehaelt soude worden: Daar oock geen questie in ‘t inhalen als voor desen soude ontstaen, maer de Prestaven souden eerst uyt haer Sleden gaen, ende den Heer Ambassadeur over al de hooger handt geven. Den voorsz. 9/19 quam een ander Prestaef uyt Moscou in plaets van de voorige, die den Heer Ambassadeur nae Moscou soude gheleyden, zijnde een Overste Lieutenant van sijn Zaarsche Majesteyts Lijf-guarde, [CIII] ende bracht ordre mede, dat den Heere Ambassadeur dien selven dagh des morgens vier uyren voor dagh naer Chodnicko moeste wesen, synde een plaets drie worst nader aen Moscou gelegen, alwaer gheseght wordt een Steenen Hof ghebouwt te sullen werden, om de Ambassadeurs in het toekomende voor haer Intrede te logeren, op welcke plaets, wesende bloot ende alleen met een houte Heyningh omheynt, in acht dagen tydts terwijl den Heer Ambassadeur tot Nicolaenskoy Selo ghelogeert was, vyf Kamers van Hout met haer Steene Cachelovens volkomen waren volbout, ende twee daer van met roodt // Laecken beslagen, alleen om dat den Heer Ambassadeur een uyr vyf a ses sijn verblijf daer inne soude hebben, om alsoo te warmer en gemackelijcker in Moscou te konnen komen. Daer op is den Heer Ambassadeur vervolgens den 11/21 der voorsz. maendt Januarij des morgens ten half vieren van Nicolaenskoy Selo vertrocken, ende ten ses uyren tot Chodnicko ghearriveert, wesende noch vier worst (waer van de vyf een Duytse myle maken) van Moscou.

Naer dat nu van en na Moscou verscheyde Posten waren gekomen, ende van den laetsten genoemden Prestaef afgesonden, soo quam des middaghs ten elf [CIV] uyren ordre om te vertrecken; gelijck dan ten half twaelven is geschiet: Den Heer Ambassadeur sittende in de Karosse van den Staet achter uyt; ende den Prestaef tegens over hem voor uyt, in het Portier an de rechter zyde den Maerschalck van de Ambassade, ende aen de lincker zijde den Translateur; In deser voegen ontrent een quartier uyrs heel saghjens voortgereden zynde, sagh men aen de lincker zyde gerangeert staen de Streltsen, niet en Haye, maer Compagnies wyse, doch de gelederen breedt en wyt van inalkanderen, de Piecken alle met Vlaggetjes boven aen, zynde soo gerangeert tot dichte aen de Stadt toe, voor haer staende de Regiment Stucken, leggende op kostelijck Affeuyten, met haer Peerden daer voor gespannen, wesende over de 50 in ‘t getal, ende in ‘t geheel tien duysent Streltsen in ‘t Velt onder tien Regimenten, staende de Collonels alle voor hare Regimenten kostelijck gekleedt, met haer seer kostelijcke Vaendels: Aen de rechter zyde waren gerangeert de Domestijcquen van sijn Zaarsche Majesteyt, ende waren soo vervolgens gerangeert tot voor de Stadt: de Nederlandsche Koopluyden, by wien haer alle andere Uytheemsche, uytgenomen de Sweetsche, hadden ghevoeght, hadden een Compagnie van ontrent 60 Koppen [CV] te Peerde uytghemaeckt, en haer verciert met Orange Charpen, ende haelden den Heer Ambassadeur mede in, soo deden oock de Uytlandtsche Officieren, doch die eerste vrywilligh, ende de andere door ordre van sijn Zaarsche Majesteyt. De gantsche wegh over was soo een geweldigh geraes van Trommelen, Harpaucken, Trompetten, Pypen ende Schalmeyen, dat // de Peerden niet wel te houden en waren, zijnde verscheyde Russen door de selve beschadight; Onder en tusschen liepen veele Couriers heen en weder, de eene met ordre om te avanceren, de andere om soetjens te marcheren. Aldus gekomen zynde ter plaetse van receptie, wierdt stil gehouden, ende terstont quamen de Prestaven, die den Heer Ambassadeur recipieren souden, te samen in een Slede sittende, dichte by de Karosse van den Heer Ambassadeur, en traden alle beyde uyt haer Slede, ende den Heer Ambassadeur daer na uyt sijn Karos, ontdeckende de voornoemde Prestaven als doen haer eerst, ende den Heer Ambassadeur sich insgelijcks daer naer, beginnende daer op aenstondts den eersten Prestaef, zynde een Stolnick, en eerste Collonel der Streltsen, ofte sijn Zaarsche Majesteyts Lijfguarde, genaemt Jurie Petrowits Loutochin, den grooten titul van sijn Zaarsche [CVI] Majesteyt, uyt een Briefje te lesen, ende seyde ghesonden te zyn om den Heer Ambassadeur te verwellekomen, ende na desselfs ghesontheydt te vragen: Den Heer Ambassadeur daer op den grooten titul van sijn Zaarsche Majesteyt gherepeteert, ende die van haer Hoogh Mog. en sijn Hooghheydt daer by ghevoeght hebbende, bedanckte sijn Zaarsche Majesteyt voor de eere, hem ten respecte van haer Hoogh aengedaen, met byvoeginge van de redenen ter materie dienende, gevende de weer-genoemde Prestaven den Heer Ambassadeur doen de handt: Daer na seyde den tweeden Prestaef, zynde een Cantzelier, en genaemt Offonassi Feudorowits Teslicoof, na het reciteren van de kleyne titul van sijn Zaarsche Maj.: dat sy tot Prestaven van den Heer Ambassadeur waren geordoneert; ende daer na noch eens de kleyne titul van sijn Zaarsche Majesteyt repeterende, seyde verders dat sijn Zaarsche Majesteyt sijn Lijf-Karosse den Heer Ambassadeur hadde te gemoet ghesonden, ende dat se hem daer inne in de Stadt tot in sijn Logement souden conduiseren: Daer op is den Heer Ambassadeur eerst in de Karosse ghegaen (zynde de selve met roodt Fluweel bekleedt, ende met groote silvere en goude Franje verciert, ende met ses swarte [CVII] Peerden voortgetrokken) ende achter aen de rechter handt gaen sitten, ende sat den eersten Prestaef benevens den Heer Ambassadeur aen de lincker handt, ende den // tweeden Prestaef tegens over den Heer Ambassadeur, sonder yemandt meer in die Karosse; voor de Officieren, Edelen ende verder ghevolgh van den Heer Ambassadeur, wierden in de dertigh Peerden gepresenteert, die daer op gingen sitten: In de drie Poorten van de Stadt die men door passeerden, waren Streltsen gerangeert, die haer Geweer presenteerden, zynde over al een onghelooflijcken toeloop van Menschen van beyde de Sexen; Door de tweede Poorte gereden zynde, stonden daer aen weder-zyden gerengeert de Dworaninen ofte Edelen te Peerde, op het kostelijckste gekleedt tot aen de derde Poorte, waer op hare Zaarsche Majesteyten in cognito waren om dese Intrede te sien; ende soo voorts door de derde Poorte ghereden zynde, waren aen de rechter zyde gerengeert alle de Stolnicken of Tafel-Jonckers van sijn Zaarsche Majesteyt, mede alle te Peerde seer prachtigh opgheschickt, ende aen de lincker zyde hadden sich de uytlantsche Officieren ende Boyaersche Domestijcquen gherengeert, Ende gingen naer de middagh ten [CVIII] vier uyren in het Logement voor den Heer Ambassadeur gheprepareert: Naar dat nu de Prestaven den Heer Ambassadeur in een Kamer hadden geconduiseert, namen sy haer afscheyt, ende wierden door den Heer Ambassadeur geleydt tot aen de deure van de Kamer. Het is een bysondere gunst van syne Zaarsche Majesteyt geweest, dat den Heer Ambassadeur by dage is binnen ghekomen, zynde by naer sonder exempel; oock wiert den Heer Ambassadeur onder wegen door de Prestaven geseght, dat het sijn Zaarsche Majesteyt leet was, dat het groote steenen Paleys, het welcke gemaeckt is om in het toekomende de Christen Ambassadeurs te logeeren, noch niet bequam was door de vochtigheydt der dicke muyren; Ende dat den Heer Ambassadeur andersints aldaer soude ghelogeert hebben, zynde nu in een groot steenen Huys, wel eer door een Hollants Koopman, genaemt David Ruts gebouwt, daer oock noch laetst de Poolsche ende Sweedsche Ambassadeurs zyn gelogeert geweest, ende voortaen sal gebruyckt worden om de Ambassadeurs van de Christen Potentaten te logeren, zynde daer inne op nieuws wel negen Kamers met root Laecken behangen, als oock de deuren ende bancken daer mede beslaghen, ende de [CIX] Tafels bedeckt. Des anderen daeghs den 12/22 ‘s morgens, zyn de Prestaven wederomme by den Heer Ambassadeur geweest, seggende, dewijl den Heer Ambassadeur voor desen daer te Lande ghewoont hadde, dat hy derhalven wel wiste, dat men niet, ghewoon was yemandt by Ambassadeurs te laten komen, nochte yemandt van haer Gevolgh te laten uytgaen, voor en al eer // sy de klare oogen van sijn Majesteyt ghesien hadde, maer dat sijn Zaarsche Majesteyt een goet vertrouwen op den Heer Ambassadeur hadde, ende den selven daeromme consenteerde om yeder een by sigh te laten komen, ende oock sijn Domestijcquen, werwaerts sy begeerden, te laten uyt gaen, alleen datse om haer eyghen securiteyt een Strelets mochten mede nemen, voor welcke gunst den Heer Ambassadeur sijne Zaarsche Majesteyt dede bedancken: Daer naer vraeghden de Prestaven den Heer Ambassadeur, of den selven oock Presenten van weghen haer Hoogh Mog. ende sijne Hoogheyt den Heere Prince van Orange, hadde mede ghebracht, ende of die elck apart waren? daer op die Heer Ambassadeur seyde, van jae, dat hy er haddo mede gebracht, maer gecombineert, ende niet van yeder apart. Wyders vraeghden de Prestaven of den Heer Ambassadeur [CX] oock Presenten voor den oudtsten Prins hadde mede gebracht? ende kregen tot antwoordt van neen, ende de reden daer van te zyn, dat ten tyde van des Heer Ambassadeurs vertreck uyt Nederlandt, hare Hoogh Mog., nochte Syne Hoogheyt geen kennisse hadden gehadt, dat de oudsten Prins voor de Gemeente vertoont was, dat sy andersints ongetwyffelt oock Presenten voor Syne Hoogheyt mede gebracht soude hebben: Vragende noch of den Heer Ambassadeur voor sijn particulier oock Presenten hadde mede gebracht? ende wierdt geantwoordt van jae, versoekende wyders een Lyste van de Presenten, om daer uyt te sien hoe veel Streltsen noodigh waren om die te dragen, die haer toegeseyt wierde, dat hun des anderen daeghs ter handen ghesteldt soude werden: daer naer vraeghden noch, tegens wanneer den Heer Ambassadeur wel soude konnen gereet zyn, om de klare oogen van sijn Zaarsche Majesteyt te sien? daer op den Heer Ambassadeur seyde, in het begin van de aenstaende week: doe vraeghde sy naer de Copie van de Propositie, die den Heer Ambassadeur aen sijn Zaarsche Majesteyt soude doen? ende kregen daer op tot antwoort, dat het selve geen gebruyck was, maer naer dat de Heer Ambassadeur sijn Harangue aen [CXI] sijn Zaarsche Majesteyt ghedaen soude hebben, dat hy de selve alsdan schriftelijck aen den Heer Rijcks-Cancelier soude overhandigen, waer mede de voornoemde Prestaven haer afscheydt namen: Daer naer is den tweden Prestaeff Offonassi Teslicoof, den Heer Ambassadeur komen aenseggen, dat hy den 18/28 der meer-genoemde maendt January Audientie soude hebben, ende dat alles daer tegens mochte veerdigh wesen, het welcke by den Heer Ambassadeur wiert aengenomen te doen, dat men dan per naesten heeft te vernemen.

«Реляция o том, что случилось до и во время въезда господина фан-Кленка, чрезвычайного посла их высокомощности, в Москву, 11/21 января 1676 г. Гаага, 1676 г.

Когда г. фан-Кленк, чрезвычайный посол их высокомощности, прибыл к селу Николаевскому (Nicolaenskoy Selo), 9 в 1 1/2 милях от Москвы, и отдохнул здесь немного, его царское величество, 5/15 назван. месяца января, имел милость прислать, с переводчиком, 25 саней, при [C] помощи коих дворяне и офицеры г. посла должны были быть перевезены в Москву, чтобы видеть там большие и пышные церемонии, происходящия в присутствии его царского величества и патриарха при освящении воды. Это освящение и состоялось, действительно, 6-го назв. месяца по ст. ст. в день крещения. Служащие у г. посла, поэтому, рано утром, отправились в Москву, и прибыв сюда, приведены были в комнату (Kamer), откуда они видели всю церемонию. 10 По окончании ее, его царское величество прислал к ним дьяка, чтобы спросить о здоровье их, а вечером они снова вернулись в названное выше село Николаевское. Пристав Михаил Уваров, сопровождавший господина посла до Николаевского села, впал в немилость у царя за то, что он от Переяславля ехал с госп. послом столь быстро: эта немилость так на него подействовала, что он сошел с ума и 9/19 января, лишь только прибыл в Москву, умер. Г. посол еще раньше, а именно 8/18, от члена своей свиты, бывшего в Москве, узнал, что он будет принят с почетом не бoльшим, чем с тем, каковой был оказан г. Бореелю, т. е. [CI] с почетом, как он знал, меньшим против того, как принимаются теперь послы коронованных особ. Поэтому он на другой день послал своего переводчика в Москву, чтобы сделать первому министру (здесь обыкновенно, хотя и неправильно [oneygentijck] называемому государственным канцлером) следующего рода представления: г. послу-де кажется странным, что ему не желают оказать больше почета при приеме, чем оказано было г. Бореелю, так как не только Бореель не имел звания великого посла, но и, что важнее // всего, его царское величество тогда не давал еще их высокомощности титула высокомощных; а раз теперь его царское величество почтил их высокомощность почетным титулом высокомощных, то не следовало бы делать и затруднений с оказанием их высокомощности, в лице их посла, чести, такому титулу подобающей; поэтому г. посол должен-де быть принят с тем же почетом, как и послы коронованных особ. На это означенный государственный канцлер, прийдя с «верху» (van boven) от его царского величества, заявил ходатаю Нидерландской нации, что его царское величество велит принять г. посла с тем-же [CII] почетом, какой был оказан Шведскому послу 11 два года тому назад. Сообразно этому, немедленно-же было приказано иностранным офицерам, служащим у его царского величества, собраться в роту (in een Compagnie te rangeren) и принять участие в встрече г. посла. Далее, число стрельцов было увеличено и заодно выкатили много пушек. Объявлено было также, что въезд г. посла совершится не на санях, как въезд г. Борееля, но в собственной карете его царского величества. Чтобы также не возникало, как прежде, споров при въезде, сделано было распоряжение, чтобы приставы первые выходили из саней и давали бы всегда г. послу высокую руку. Названного 9/19 числа пришел из Москвы другой пристав на место прежнего, чтобы проводить г. посла в Москву. Это был подполковник его царского величества лейб-гвардии. 12 Он принес с собою сообщение, что г. посол в тот же день утром в четыре часа до рассвета должен быть на Ходынке (Chodnicko), 13 [CIII] находящейся на 3 версты ближе к Москве. Здесь должен был построиться деревянный двор, чтобы на будущее время служить местом остановки для послов перед их въездом. На этом месте, которое было пустынно и лишь огорожено деревянною изгородью, в течение 8 ми дней, пока г. посол находился в селе Николаевском, построено было пять деревянных комнат с каменными кафельными печами, а две комнаты даже были обтянуты красным сукном исключительно для того, чтобы г. посол там пробыл часов 5-6 и пообогрелся бы и отдохнул немного до въезда в Москву. Итак, г. посол 11/21 назв. месяца января утром в 1/2 4 выехал из села Николаевского и в 6 часов прибыл на Ходынку (Chodnicko), находящуюся в 4-х верстах (из коих 5 составляют одну Немецкую милю) от Москвы.

После того, как теперь из Москвы и в Москву пошли разные эстафеты, посылавшиеся поименованным приставом, в полдень, в 11 часов, пришло приказание тронуться; это приказание приведено было в исполнение в 1/2 12, причем г. посол сидел в карете на заднем сиденье, пристав насупротив его на переднем сиденье, в портьере справа [CIV] помещался маршал посольства, a слева переводчик. 14 После движения шегом в таком порядке с четверть часа времени, с левой стороны показались стрельцы, стоявшие в порядке, но не в виде шпалер (en Haye), a ротами, причем шеренги (gelederen) стояли далеко и широко друг от друга. Пики все были у верхушек украшены небольшими флагами. Стрельцы стояли вплоть до самого города, причем перед ними находились полковые орудия на драгоценных лафетах, с запряженными в них лошадьми, числом более 50-ти. Всех стрельцов было в поле 10. 000 человек в 10-ти полках; полковники все, в дорогих одеждах и с великолепными знаменами, стояли перед своими полками. С правой стороны были расставлены придворные чины (Domestijcquen) его царского величества в таком же порядке до самого города. Нидерландские купцы, к которым примкнули все иностранцы, помимо Шведов, составили отряд в 60 всадников, и украсившись Оранскими шарфами, выехали также встречать г. посла. Тоже сделали и иностранные офицеры: [CV] но первые поступили таким образом добровольно, а последние по приказанию его царского величества. Всю дорогу производился барабанами, литаврами, свирелямп и трубами такой шум, что трудно было сдерживать // лошадей и многие Русские получили повреждения. В то-же время много курьеров бежали взад и вперед, одни с приказанием подвигаться, другие с приказанием итти шегом. Когда подошли, таким образом, к месту приема, устроили остановку, и тут оба пристава, долженствовавшие принять посла, в одних санях, подъехали к самой кaрете г. посла. Они оба вышли из саней и тогда г. посол вышел из кареты; затем приставы сняли свои шапкп и г. посол за ними также обнажил свою голову. Тогда первый пристав (стольник и первый полковник стрельцов или его царского величества лейб-гвардии) Юрий Петрович Лутохин, начал читать по бумажке (een Briefje) большой титул его царского величества и сказал, что он послан, чтобы приветствовать г. посла, и спросить о здоровье его. Г. посол после этого повторил большой титул его царского величества, прибавил к нему титул их высокомощности и его высочества, поблагодарил его [CVI] царское величество за честь, оказанную ему ради их высокомощности, и прибавил еще несколько приличествующих слов. Названный пристав при этом подал г. послу руку. Затем второй пристав — дьяк Афанасий Феодорович Ташлыков, прочитав малый титул его царского величества, сказал, что они назначены быть приставами г. посла. Затем повторив малый титул его царского величества, он сказал далее, что его царского величества лейб-карета послана на встречу г. послу и что ему, приставу, поручено проводить г. посла в город до отведенного там помещения. После этого г. посол сел в эту карету, обитую красным бархатом с длинною серебряною и золотою бахромою: впряжены были в карету 6 черных лошадей. Г. посол сел позади по правую руку, первый пристав сел рядом с ним с левой стороны, а // второй пристав напротив г. посла; больше никто не сел в карету. Для офицеров, дворян и прочей свиты г. посла подвели 30 лошадей, которыми тут же и воспользовались. В троих воротах города, через которые пришлось итти, были расставлены стрельцы, с ружьями на караул. Везде было неимоверное стечение народа обоего пола. [CVII]

Когда проехали через вторые ворота, то тут снова увидели расставленных с обеих сторон конных дворян (Dworaninen ofte Edelen) в великолепных одеждах, вплоть до третьих ворот, над которыми их царские величества инкогнито наблюдали въезд. Когда затем проехали через третьи ворота, то за ними оказались расставленные в порядке все стольники (Stolnicken of Tafel-Jonckers) его царского величества, также все на конях, в роскошном убранстве. Они стояли с правой стороны, а с левой находились иностранные офицеры и боярские служители (Boyaersche Domestijcquen). После обеда в 4 часа добрались до помещения, приготовленного для г. посла. Приставы, проводив г. посла в комнату, простились с ним и г. посол проводил их до дверей комнаты. 15 Было особою милостью его царского величества, почти даже беспримерною, что г. посол мог въехать днем. 16 По дороге г. послу было также сказано приставами, что его царское величество [CVIII] сожалеет о невозможности поместить его в большом каменном дворце, построенном для помещения там впредь христианских послов: пока еще толстые стены его были сырые. Не будь этого, г. посла поместили бы там. Теперь же г. послу отвели большой каменный дом, построенный Голландским купцом Давидом Рётсом (Ruts); 17 в этом доме недавно останавливались Польский и Шведский послы; позже это здание должно будет служить для приема послов нехристианских государей. 18 в нем находится с 9 комнат, обтянутых заново красным сукном; им же обиты двери и скамейки и покрыты столы. На другой день, 12/22, утром, приставы опять были у г. посла и сказали следующее: г. послу, жившему уже в этой стране, вероятно-де хорошо известно, [CIX] как здесь не принято, чтобы кто-либо допускался к послам, или чтобы их свита выходила раньше предстания // пред ясные очи его величества; однако его-де царское величество вполне уверен в г. после и разрешил поэтому, чтобы г. посол мог принимать кого ему угодно, и чтобы его служащим дозволялось выходить куда им угодно, лишь бы только при них, для собственной их безопасности, находился стрелец. За эту милость г. посол просил передать свою благодарность его царскому величеству. Затем приставы спросили г. посла, не привез-ли он и подарков от их высокомощности и его высочества г. принца Оранского, и отдельные-ли это подарки? На это г. посол отвечал, что он-де, привез, но общие, а не отдельные от тех и другого. Далее приставы спросили, не привез-ли г. посол и подарков старшему принцу? На это они получили в ответ, что нет, а причиною тому то обстоятельство, что ко времени отъезда г. посла из Нидерландов, ни их высокомощность, ни его высочество не имели еще сведений, показан-ли старший принц народу; 19 иначе, без [CX] сомнения, были-бы доставлены подарки и для его высочества. Спросили также, не привез-ли г. посол каких подарков от себя лично? На это дано было в ответ: да. На дальнейшую просьбу — доставить список подарков, чтобы знать, сколько нужно стрельцов 20 для перенесения их, им обещано было, что список будет доставлен им на руки на другой день. После этого они спросили еще, когда г. посол думает быть готовым видеть ясные очи его царского величества? На это г. посол отвечал, что — в начале будущей недели. Потом они попросили копию пропозиции, которую г. посол должен был сделать его царскому величеству. На это им ответили, что такую копию давать не принято, но что г. посол, сказав свою речь его царскому величеству, передаст ее письменное изложение г. государственному канцлеру. После этого названные приставы простились. Затем второй пристав Афанасий Ташлыков пришел заявить г. послу, что 18/28 названного месяца [CXI] января 21 будет ему аудиенция и что все следует для этого приготовить. Г. посол согласился на это. Дальнейшее скоро будет известно».

Депеша Кленка помогает нам исправить некоторые ошибки «Реляции»: неискусный переделыватель в одном месте, напр.: ввел в тексте безсмыслицу, пропустив ряд слов. Приводим это место целиком по печатной реляции и по депеше:

Печатная реляция.

. . . Ende dat den Heer Ambassadeur andersints aldaer soude ghelogeert hebben, zynde nu in een groot steenen Huys, wel eer door een Hollandts Koopman genaemt David Ruts gebouwt, daer ook noch laetst de Poolsche ende Swedsche Ambassadeur zijn gelogeert geweest, ende voortaen sal gebruyckt worden om de Ambassadeurs van de Christen Potentaten te logeren, zynde daer inne op nieuws wel negen [CXII] Kamers met root Laecken behangen, als oock de deuren ende bancken daer mede beslaghen, ende de Tafels bedeckt.

Депеша Кленка.

. . . dat wij anders aldaer soude gelogeert hebben, en nu ben gelogeert in een groot steenen huys wel eer door een Hollants Coopman genaemt David Ruts gebout, en in schult van zijn Zaarsse Majt. aenghenomen; daer ook noch laest de Poolsse en Sweetssche Ambassadeurs sijn gelogeert gheweest, en voortaen sal gebruyckt worden, om de onchristen potentaeten te logeeren. Hebbe daerin wel 9 Kaemers gevonden, [CXII] op nieuws met root laecken bekleet, soo meede de deuren en bancken daermeede beslaegen en de taefels daermede bedeckt.

Три других пропуска отмечены нами выше в примечаниях к переводу реляции.

Обратимся теперь к вопросу об авторе книги о посольстве, изданной в 1677 г. . Схельтема говорит (Rus. en Nederl. I, 347): «het bleek ons voldoende dat het geschreven is door B. Coyet». 22 Действительно ли видно из книги, кто ее автор ?

Амстердамский издатель анонимной «Voyagie» говорит, что написана книга «одним из дворян свиты Кленка (een der Edellieden uyt het gevolgh), все время путешествовавшим в составе свиты посла и служившим в важнейших государственных поручениях ему помощником (een Minister); он видел вещи, для «менее важного лица» (voor een ander van minder hoedanigheyt) скрытые и был вообще «не из самых незначительных» лиц при после (geen van de minste). Неизвестный I. В. H., «слабеющей поэтической вене» котораго мы обязаны Латинским стихотворением в честь автора «Voyagie», прославляет его происхождение:

Tu tarnen o felix generoso a sanguine nate

Stemma tuum patrium condecorare juvas.

Перечисленные в первой главе лица свиты Кленка можно легко разделить на две категории, из которых первая представляет свиту в собственном смысле слова, а вторая — начиная с № 16, камердинера, — служителей. В первой группе мы встречаем четверых Edellieden — дворян. Если припомнить, что автор один из дворян — een der Edellieden, то одна из четырех фамилий: Койэт или Койэтт, Грим, Бюдейн либо Филлеерс 23 должна принадлежать ему. Установить это должно нам помочь то обстоятельство, что автор весьма часто говорит о себе в первом лице; при [CXIII] этом мы постараемся справиться, нет-ли его среди остальных 11-ти лиц «благородной» части свиты. Для этого сопоставим несколько мест, где встречается местоимение «я»: стр. (7) 24 упоминаются: «пастор, доктор, гофмейстер, переводчик, я, подсекретарь, писец и один паж». Это место вычеркивает из числа возможных авторов Келлера, Карпентира, Магье, фан-Асперена и Лауренсиэса.

На стр. (9) мы видим, что автор находится на одном судне с фан-Аспереном (см. под 27-ым авг. ), а это согласно стр. (7) — главное военное судно. Следовательно автора нет между лицами, находившимися на «лошадином» и багажном судах, а это Больё, Бюдэйн, Филлеерс, Фербеек, Лауренсиэс, фан-де-Ватер, Фрис, и др. . Сопоставим далее места:

Стр. (21): «меня и фан-де-Ватера».

Стр. (28): «меня и Mons. фан-Асперена» Тоже стр. (58).

Стр. (55): «маршал, S-r. Бос, Бессель, S. Гоутман, Грим и я».

Стр. (61): «маршала, меня, Бюдэйна, фан-Асперена».

Стр. (66): «Филлеерса и меня».

Этих сопоставлений, в сравнении с общим списком членов посольства, вполне достаточно, чтобы видеть, что автором книги может быть не кто иной, как лишь первый из поименованных в числе 4-ех дворян — Бальтазар Койэт. Косвенным доказательством этого предположения является еще то, что самое имя это (Coyet, Coyett) встречается в книге лишь 2 раза и, притом, оба раза в перечислениях, где неудобно было заменить его личным местоимением.

Посмотрим теперь, что, в хронологическом порядке, сообщает книга об авторе ее. 25

Автор получает поручение отправиться на судно, прощается с друзьями и 27-го июля вечером отправляется из Амстердама, чтобы 28-го июля быть на судне. 29-го делает он прогулку в Схильт на Тесселе, а 2-го августа посещает своих товарищей на других судах (8). 6-го сент., по поручению Кленка, он принимает пристава (12). В Архангельске его, 8-го сент., вместе с перевозчиком, посылают к воеводе благодарить за подарки (16), что повторяется и 11-го [CXIV] сентября (21). Вскоре затем он несколько дней лежит больной от простуды (22). На берегах Двины он собирает ягоды, а затем посещает естественные гроты в известковых горах — Kaillies (26 и 27). У села Осинового он выходит на берег и затем посылается к воеводе Важскому (28). 4-го окт. он уходит на охоту на берега Двины, и вместе с товарищами, из-за незнания Русского языка, попадает в неловкое положение (30). Его лодка у деревни Пермогорье садится на мель (32). Он помогает при приеме воевод в Устюге (43), а затем в этом городе наблюдает церковную процессию (45-6). В Ярославле его опять посылают, в составе особой депутации, благодарить воеводу за его рачительность (61), в Москве он встречается со своим двоюродным братом, который помогает ему видеть водосвятие; двоюродный брат его жил в Москве (65-66). Автор помогает встречать Датского резидента (71). Стоя у ворот вместе с переводчиком, он видит боярина Артемона Сергеевича в трауре (98). 13-го февр. его посылают с переводчиком к Воротынскому выразить соболезновапие по поводу смерти царя (102). 29-го февр. он везет Виниусу письма от Кленка, затем, вместе с врачем, обедает у приказчика какой-то княгини, и, наконец, едет осматривать останки Стеньки Разина (105-106). Проезжая с 3-мя другими по городу, он наблюдает Русские бани (116). Вместе с двоюродным братом он ездит осматривать монастырь Иерусалим (118). Затем он опять помогает при приеме почетных гостей (119), посылается к Матвееву (122 и 132), едет осматривать теплицы 25-го мая (152) а 28-го — наблюдает казнь Фролки Разина (152). Вместе с другими дворянами свиты он отправляется в Новоспасский монастырь (153-154). С некоторыми другими, на возвратном пути, он отделяется от остальных, чтобы раньше приехать в Колмогоры (209). 22-го октября он, вместе с послом и другими, переходит с военного судна на кааху и приезжает в Энкгейзен, откуда едет в Амстердам, где прощается с Кленком (212-213). О результатах экспедиции он сообщает лишь, «насколько» ему было известно (214).

Из этого краткого перечисления упоминаний автора о себе мы кое о чем можем составить себе понятие. Койэт — можно предполагать — и Амстердамский житель, как и сам Кленк и, вероятно, также дворянин-купец. Во [CXV] время поездки он находился в подчиненных отношениях к чрезвычайному послу, но поручения, возлагавшиеся на него, отличались почетным характером. Он приглашен был к участию, может быть, потому, что семья его была не совсем без отношения к Московии, двоюродный брат его жил в Москве и был там, может быть, купцом, как и Кленк в свое время. В секретных совещаниях он не принимал участия, но важнейшие документы и даже концепты речей, как мы видим из книги его, были ему доступны. Человек он был любознательный; это доказывается не только многочисленными ценными экскурсами в его книге, но и указаниями его дневника: он, как мы видим, не сидит на одном месте, но постоянно пользуется свободным временем для разъездов, распросов, наблюдений.

Кое-какие сведения о Койэте имеются в различных словарях и некоторых иных пособиях.

В словаре van der Aa (s. v. ) о Бальтазаре Coyet’е говорится лишь, что он автор книги о посольстве К. Кленка, что, вероятно, приходится сыном Фредерику Coyet’у, и что с 25-го мая 1697 г. по 17-ое апреля 1701 г. он был наместником Банды. При этом автор статьи ссылается на I, 18 первого издания книги Схельтемы, на I, 310,313,347 второго издания и на статью проф. Dozy в «de Gids», 1856, I, 227. В словаре А. Winkler Prins’a (s. v. ) упоминается лишь Coyat Frederik, о котором довольно большая статья и у van der Aa (s. v., p. 802-804). Здесь мы узнаем, что отец Фредерика — Iulius Соуеt был «генерал-фельдценхмейстером» на Русской службе. Сам Фредерик всю почти жизнь провел в Азиатских колониях Нидерландов. Следует отметить, что в 1661 г., когда отстаивалась от нападения Coxing’и Формоза, одним из Нидерландских полководцев (действовавшим, впрочем, очень плохо) был Герман Кленк, очевидно, брат К. Кленка. За потерю Формозы Фредерика Койэта судили, и лишь в 1674, на просьбы детей его к принцу Вильгельму III, его выпустили из тюрьмы. Статья упоминает еще, что брат Фредерика — Petrus Julius, был министром в Швеции и † в Бреде в 1667 г. . О самом роде Койэтов более подробные сведения дает старый словарь Luiscius’a (Het algemeen historisch, geographisch en genealogisch Woordenboek door A. G. Luiscius, rechtsgel. In ‘s Gravenhage, 1726) в биографии [CXVI] Петра Юлия Койэт(т)а. 26 Род этот происходил из Брабанта. Один из представителей его Юлий Койэт(т) в 1535 г. сражался с маврами в Африке и имел орден Золотого Руна. Позже Койэты, спасаясь от религиозных преследований, бежали в Швецию. Один из них Юлий (отец Фредерика), с разрешения короля Карла IX, поступил на службу царя Михаила Феодоровича. Это, очевидно, упоминаемый в книгах Голландского двора «Елисей Коет» (ср. Н. Н. Бантыша-Каменского «Обзор внешних сношений России», І, стр. 179: «1634 г. . . . умер в Москве Швед Елисей Коет, пушечный и колокольный мастер, получавший на месяц кормовых денег по 100 р. ; на место его определен Фрисландец Ганц Фальк. — Сей получал на месяц кормовых по 50 р. и хотя Коета превосходил в мастерстве, но был от бояр утесняем. См. Гол. книгу № 4, лист 369»). В «Armorial general» J. B. Rietsap’а (Gouda, 1884), I, p. 478 упоминается Шведский дворянский дом Coyet’ов, с 1706 г. ставших баронами; дом этот прекратился в 1782 г. . I. Б. Ритсап, впрочем, упоминает и о Голландском роде Соуеt’ов (l. с. I, 444), не отмечая, однако, в какой местности и когда эти Coyet’ы жили. Из текста печатаемой ниже книги вытекает, что около Москвы находился стеклянный завод двоюродного брата (Neef) автора книги. Вероятно, фамилия собственника завода была также Coyet, хотя и неизвестно, тот ли это Julius Coyet, o котором Схельтема, 27 со слов Кильбургера, сообщает, что он имел близ Москвы бутылочный завод (Scheltema, I, 232, Kilburger, 276). Николай Витсен в своем отчете о поездке к патриарху Никону (ср. А. М. Ловягин, «Николай Витсен из Амстердама у патриарха Никона», «Ист. Вест. », 1899, № 9) говорит (fol. 142a): van daar besoghten wy in ‘t voor by gaen de heer Coujet, welck daer omtrent een glasblaserije heeft. . . т. е. «поехав отсюда (из Нового Иерусалима) мы мимоходом посетили господина Куйэта, имеющего здесь по близости стеклянный завод». Это упоминание относится к 1665 г. [CXVII] Весьма возможно, что тот жо Coyet или Coujet стоял во главе завода и в 1676 г. . В печатаемой ниже книге говорится также, что завод был близок к монастырю Иерусалим (ср. // 118). Архивных документов о Бальтазаре Койэте в Амстердамском общинном архиве не отыскано. Не упоминается он и ни в одной из оффициальных бумаг, имевших отношение к посольству. Зато очень много упоминаний о нем имеется в делах Остиндского архива. По справкам, наведенным Дельфтским профессором J. E. Heeres’ом, Бальтазар Коиэт(т) родился на острове Формозе приблизительно в 1650-56 гг. Начиная с 1687 г. он упоминается в целом ряде документов Остиндской компании (Resolutien der Heeren XVII, Res. der Gouverneur-Generael en Raeden, Scheepsboek «Jack« 1687-8, Gequalificeerde Rollen der O. I. K. ). Мы узнаем, что он в 1687 г. принят был Остиндской компаниею как Opperkoopman, в 1688 г. прибыл в Батавию, в 1691 был «вторым» губернатором на Банде, в 1693 г. тем же на Амбоине, в 1694 г. стал начальником провинции (Gesaghebber) на Банде, в 1696 г. получил звание президента, в 1697 г. — губернатора и директора Банды, с жалованьем в 200 флор. в месяц, в 1700 стал губернатором и директором Амбоины, в 1706 г. вышел в отставку, в 1707 г. подвергнут суду за вымогательство и лишен годового оклада; в 1709 г. процесс его был пересмотрен и его хотели послать с миссиею на полуостров Малакку, но он отказался, ссылаясь на то, что ему «под шестьдесят лет»; в 1713 г. было решено, что нет оснований лишать Койэт(т)а его годового оклада; в 1715 г. он назначен был коммиссаром «отечественных дел» (heimelyksche Zaken) в Батавии; 1-го июня 1725, по болезненности и старости, уволен в отставку, и умер 19-го сентября 1725 г. . Есть много указаний, что Бальтазар Койэт был человеком очень состоятельным. 27

Как видно из скудных биографических данных о Койэте, он был еще молодой человек, когда с Кленком приехал в Россию. Книга его не отличается тою ученостью, как сочинение Гюи Мьежа, описавшего посольство Карлейля. Он не цитирует ни разу древних авторов, как не [CXVIII] делает этого впрочем и сам Кленк в своих донесениях, отличаясь этим от ученого каноника Келлера, то и дело цитирующего Латинские стихи. На чужия сочинения у него имеется лишь две ссылки: он знает сочинение Мартина Мартиния «о Татарских войнах» и ответ Фельгабера патриарху Иосифу. 28 Но действительно-ли не знал он и не имел он под руками никаких других сочинений? На это ответить может подробное изучение систематической части его труда.

Фельгабера помещает он в новом переводе, т. е. он, как будто, не был знаком с имевшеюся уже в его время на Голландском языке следующею книгою: «Antwoort van Prins Woldimaren Christianij, Door Gods genade, Grave tot Sleswijck ende Holsteyn, Heer tot Tasing, Walloo, Rostrug ende Rugenbalde etc., Sone synes Konincklijcken Majesteyts van Denemarcken. Op ‘t Versoeck, ‘t welck Joseph Patriarch van Moscovien ende aller Russen, gedaen heeft aende Prince, om te willen aennemen de Griecksche Religie. Vertaelt uyt den Hoochduytsche in onse Nederduytsche spraecke» (‘t Amsterdam, 35 страниц. 4°. 1645). Тот перевод, который дает Койэт сильно разнится от напечатанного в этом Голландском издании. Сравним, для примера, несколько мест: [CXIX]

а) из начала.

Брошюра 1645, р. 3.

Vroome Joseph Patriarch van Moscovien ende aller Russen, dat u yet van ons versoek aen zijn Keyserlijcke Majesteyt gedaen, voor de ooren gekomen is, daer aen en twijffelen wij niet. Wij hebben meenighmael by zijne C. M. om onse af-scheyt ende af-latinge aenghehouden, ende voor ons, ende onses Heer Vaders Gesanten, ernstigh versocht, и т. д. .

Койэт, р. 172.

Dat u vromen Joseph, Patriarch in Mosco, en aller Russchen, yets van onse begeerte aen sijn Zaarsche Majesteyt is ter ooren gekomen, daer aen en twijffelen wij niet. Wij hebben verscheyde reysen by sijne Zaarsche Majesteyt om onse ontslaginge en afscheyt aengehouden, en selfs voor ons, en onsen H. Vaders Afgesanten, en in dier voegen instantelijck begeert, и т. д. .

б) из середины:

p. 18.

Hier op antwoorden wij: Bij soo verre, ghy door dese Kercken-ordeningh de Christelijcke Ceremonien verstaet, die by den Godts-dienst ghehouden worden, soo hebben wy in onse Kercken ende Landen soo cierlijcke eerbare Ceremonien by den Godsdienst, als erghens in eenigh Lant mach ghevonden worden и т. д. .

p. 182.

Hier op antwoorden wij: By aldien wy door de Kerckelijcke Ordonnantien de Christelijcke Ceremonie by den Godtsdienst, als ergens in eenigh landt soude mogen gevonden worden, и т. д. .

в) конец:

p. 35.

Dit hebben wy u (vromen Patriarch) op uwe aen ons ghedaen schryven niet onthouden konnen, ende bidden, dat ghy het met vlijt doorlesen ende overlegghen wilt. V. L. hier mede in Gods bewaringhe bevelende, Amen.

p. 192.

Dit hebben wy u vroomen Patriarch, op u aen ons gesonde schrijven, niet onthouden konnen te antwoorden, en bidden u het selve met vlijt de doorlesen, ende bevelen u hier mede in Godes bewaringe.

Приведенных образцов, нам кажется, вполне достаточно, чтобы усмотреть, что все совпадения в обоих переводах лишь случайного характера, и что второй сделан столь-же [CXX] самостоятельно, как и первый; самим ли, однако, Койэтом, решить нельзя.

Можно предположить знакомство Койэта с выше (стр. XXVII сл. ) описанною книгою Данкаарта. Это предположение возникает при сравнении рассказа Койэта о Димитрии Самозванце — рассказа, неизвестно почему им вставленного в текст и как-бы лишенного конца — с главами Данкаарта, которые посвящены тем же событиям. Буквального сходства здесь нет, но зато очень заметное совпадение в чередовании описываемых фактов.

Начало рассказа о самозванце у Данкаарта иное. У Койэта вообще больше цифр и все изложение гораздо точнее; собственные имена приводятся в иной форме, часто упоминается имя «Годунов», которого у Данкаарта нет. О гибели Годуновых оба приводят тот же рассказ об отравлении, но Койэт прибавляет, что есть и другой вариант. Про вопросы разбившемуся Димитрию Данкаарт говорит: «De Bojaren hem omringhelende ondervraechden noch op eenige puncten, maer wat hy daer op gheantwoordt heeft en is noyt ghedivulgeert ghewoorden (изд. 1615 г., p. 25. изд. 1651 — p. 52). У Данкаарта сказано, что 10 пунктов (ср. ниже, стр. 546-547) — это те, «op welcker oorsaecke sij sijn lichaem wederomme ontgraven ende ten vuyre ghecondemneert hadden» (p. 26 — p. 55). Есть разница и в этих пунктах. Койэт говорит в 1-м пункте: sijn Stiefvader, Moeder etc., y Данкаарта сказано: wiens vrienden. В пункте 8-ом Данкаарт говорит, что в монастыре, где Димитрий посетил свою невесту, он обезчестил 4-х девиц; о Ксении Годуновой при этом не сказано ни слова. В 9-м пункте говорится про сына Feuder Ivanowits: «dat hy ghesuborneert hadde eenen, hem uytgevende voor de soone van Feuder Ivanowits. Dat hy vele Cosacken in ‘t landt soude brenghen, waer met hy overgroote schade op de riviere Wolga ghedaen hadde om door desen middel hem te beter van des Rijcx schatten te verseeckeren» (p. 27-8 — p. 57).

В других отделах Данкаарта никакого сходства с книгою Койэта нет.

Зато в бытовых очерках Койэта есть несомненное сходство с Олеарием. В издании 1663 г. «Vermehrte Moscovitische und Persianische Reisebeschreibung durch Adam Olearius» вся 20-ая глава (р. 230 слл. ) представляет много сходного с тем, что [CXXI] Койэт рассказывает о Русском правосудии. Также можно указать на сходство в рассказе о браке, где в данном издании Олеария (р. 212 и р. 215) о Krabeinicke и о времяпровожденiи замужних женщин говорится буквально одно и тоже с Койэтом. Относительно работы детей должников Койэт повторяет слова Олеария (Olearius, 1663, р. 180). О длинных рукавах (ib. р. 182) также у обоих авторов почти те же слова, о священнослужителях (ib. p. 307) также. Эти примеры, подобных которым можно было бы подобрать гораздо больше, доказывают, что книга Олеария была, вероятно, в руках у Койэта, но что он пользовался ею все-таки довольно осторожно и изредка. Он воспользовался, вероятно, Немецким дополненным изданием, а не списывал с Голландского перевода, вышедшего под заглавием: «Beschrijvingh van de Nieuwe Parsiaensche ofte Orientalische Reyse» (Утрехт, 1651). Достаточно немногих примеров из этой книги для сравнения с текстом Койэта. Например, о побоях священникам:

Голл. пер. Олеария. р. 285.

Wie een Paep slaet, en raect hem aen dat mutsjen, of maeckt dat het op de Aerde valt, die wert hart gestraft. . .

Coyet, p. 166.

. . . dat de geen, die een Paap zo slaat, dat hy aan dit mutsje raakt, of dat het zelfde ter aarde valt, grote straffe daar voor moet lijden.

Об иконах в комнатах:

Голл. пер. Олеария, р. 291.

. . . indien hy ‘t niet terstont en siet, soo vraeght hy: Iest le boch, is daer niet eenen God? wanneer hy ‘t nu siet, soo neygt hy drie-mael tegens ‘t selve met de gewoonlijcke Gospodi Pumilui.

Coyet, p. 171.

. . . en indien hy ‘er geen vind, zo vraagt hy aen de genen, die in huis zijn, of ‘er niet een God is, en zoo haast hem enig Beelt aangewesen word, neigt hy sich daar voor, en zegent zich.

О крещении:

Голл. пер. Олеария, р. 267.

Daer nae streckt hy ‘t kind een weynich Souts in den mont, en salft het aen ‘t Voorhooft, Borst, hand en ruch, kruys wijse met eenen geconsacreerden Olye, [CXXII] en trect hem een reyn wit hembd aen, en spreect: Also reyn en wit zijt ghy nu oock van de Erfsonde afgewasschen, en hangt ‘t kind een kruyce van Silver Goud of blick (na de Ouders zijn) aen den hals. . .

Coyet, p. 168.

Hier op geeft hy het kint een weinig zout inde mont, zalft het met een gezegende olie kruiswijze op de borst, aan ‘t voorhoft, aan de handen, en op [CXXII] de rug, en het zelfde een schoon wit hemt aangedaan hebbende, spreckt: So wit en rein zijt gy nu ook van uw erfsondenafgewasschen. Eindelyk hangt hy een kruisje van gout, zilver, op loot (naar ‘t vermogen der Ouders) aan de hals van ‘t kint etc. .

В «подорожной» мертвому в Голл. Олеарии несколько иные слова, чем у Койэта:

Голл. пер. Олеария, р. 320.

. . . dat dese tegenwoordige N. by ons als een rechte Grieksche Christen geleeft heeft. En hoe wel hy somwijlen gesondicht heeft, heeft hy doch sijne sonden gebicht etc. . .

Coyett, p. 101.

— dat deze tegenwoordige NN by ons als een recht Grieksch Christen geleeft heeft. En hoewel hy somwijlen in zonden is gevallen, zo heeft hy echter zijn sonden gebiecht. . .

О присяге:

Голл. пер. Олеария, р. 275.

Wanner een Rus van ‘t gherecht eenen eet gedaen heeft, wil men hem niet gaerne meer in der kercken by den Altaer lijden, maer hy moet voor in of in den Ingangh der Kercke staen blijven.

Coyet, p. 142.

. . . ja hy mogt daer na niet meer in de Kerk komen, veel min mogt het Avontmal aan hem uitgereikt worden, ‘t en waar in dodelijcke kranckheit, en buiten alle hoop van leven. Maar sedert eenige tijdt is ‘er verandering in dusdanige eed te doen gekomen etc.

Последняя выдержка доказываеть, что Койэт старался, как будто, подновить сведения, встречающияся у Олеария.

Много сходного у Койэта и со Стрейсом (Struys), особенно в рассказах о Стеньке Разине, в описании Астрахани (Struys, 1-ое изд., р. 189, Койэт р. 110) и т. д. . Можно бы привести много параллельных мест, в которых рассказ Койэта является как бы сокращением рассказа Стрейса: напр. в разговоре Стеньки с Русским капитаном относительно выдачи пленных (Coyet, p. 107, Struys, p. 201). Приводим особенно наглядный пример из описания Персидских походов: [CXXIII]

Struys, p. 198.

. . . eenige Zeesteden in Persien hadden ingenomen als Nisabath, Scaraban, Mardow, en Tachusi, leggende niet verre van den hoogen en wijdt vermaarden Bergh Barmach. . .

Coyet, p. 114.

. . . nam verscheide Zeesteden in Persien in gelijk Nisabath, Scharaban, Mardow en Tachusi, niet verre van de hoge Berg Barmach.

Несмотря на эти ясные указания, нельзя, однако, видеть у Койэта здесь прямое списывание из книги, которая вышла, может быть, лишь немногими неделями раньше его собственной. Не следует забывать того, что Стрейс находился в свите Кленка и, наверное, не раз рассказывал о виденном и слышанном.

Характер изложения в книге Койэта — свежий, тон немного наивный. Замечательна лексическая бедность автора, заставляющая его часто прибегать к одним и тем же выражениям и оборотам. Иностранные слова он постоянно поясняет (напр. Processie ofte Ommegang, Musen of Kunstgoddinnen), недоверяя знаниям читателей. Автор, конечно, в течение пути делал ежедневные заметки; последния не всегда были изложены ровно, а окончательной полной переработке ему их не удалось подвергнуть: отсюда — не раз встречающияся повторения и даже противоречия; напр., несколько раз повторено описание батогов, а в определении расстояния отдельных местностей, при описании пути в Москву и обратно, есть странные противоречия. Авторская корректура также была произведена и наскоро и неопытною рукою: собственные имена в разных местах книги приведены различно, чисто-Русские слова оставлены без пояснения (bardes, polsten и др. ), Голландские слова пишутся чрезвычайно разнообразно; последнее, впрочем, объясняется и общею неустановленностью Нидерландской орфографии в данное время. Необходимо отметить, что по корректурной оплошности или недосмотру самого Койэта, после р. 90 снова стоят р. 85,86,87,88,89 и 90.

В переводе на Русский язык, чтобы не изменять характера и не уничтожать колорита подлинника, сделано возможно меньше отступлений, и, напр. Голландские термины: губернатор, канцлер, канцелярия и т. п. везде сохранены, с пояснением, однако, где нужно, в примечаниях. Следует [CXXIV] заметить, что маргиналии Голландского подлинника в настоящем издании не напечатаны на полях (где оне, в сущности, бесполезны), а приложены в виде оглавления, с указанием страниц подлинника, к которым оне относятся. И в тексте и в переводе чертами // и цифрами (в скобках) за ними обозначены страницы подлинного издания 1677 г. Смена шрифтов оригинала: готического и Латинского, в прилагаемом издании отмечена тем, что слова, напечатанные в оригинале Латинским шрифтом, ниже напечатаны разрядкою. В Русском переводе, конечно, интерпункция, смена шрифтов и т. п. избраны вне зависимости от подлинника.

Необходимо еще остановиться на главном Русском рукописном источнике о посольстве Кленка и на двух вопросах из содержания книги Койэта и Донесений Кленка, требующих пояснения: вопросе о Персидской торговле и маршруте посольства.


Комментарии

1 Мёллер в своем «Essai d’une bibliographie», говорит: «Cette premiere et courte relation du celebre voyage de Klenck est d’une rarete extreme» (l. c, p. 30).

2 Ha экземпляре Имп. Публичной Библиотеки есть пометка «16 maai 1676», которая, если современна, дает terminus ante quem напечатания брошюры.

3 Странно, почему эта часть главы снабжена особым заглавием. Не была ли она написана отдельно, для напечатания особо? Или она написана кем-либо другим и Койэтом лишь вставлена в его дневник? Особыми заглавиями Койэт снабжает еще печатаемые им ведомости разных предметов и, в конце книги, отдел о Самоедах и заключение.

4 Jan Claeszoon ten Hoorn, книгоиздатель, жительствовавший в Амстердаме «tegenover ‘t oude Heeren Logement».

5 Среди сочинений на иностранных языках знакомство с книгою Койэт(т)а находим у Мейнерса, в «Vergleichung des alt. und neuer. Russlands» (Лейпциг, 1798), ссылающегося на нее I, 225, 275 прим., 318 прим. ; II, 267 363-4. Мейнерс I, 29, сравнивая книгу Койэт(т)а с сообщением Скультета о его посольстве, говорит: «Die Hollandische Schrift enthalt zwar nicht viele, aber doch mehr interessante Details, als die Deutsche». Хорошо ознакомился с книгою Койэта Схельтема: в своей книге «Rusland en de Nederlanden» (т. I, стр. 347 прим. ) он, кажется, первый определил имя автора. А. И. Фехнер в «Chronik d. Evangelischen Gemeinden in Moskau (M. 1876, p. p. 255, 369-71) знаком с переводом письма Фельгабера на Голландский язык, помещенным в книге Койэт(т)а, а под 1676 г. приводит выдержки из «Voyagie» о похоронах и о свадьбе в Немецкой слободе. Н. Dalton в своей «Gesch. der Reformierten Kirche in Russland» (Gotha, 1865) приводит сведения о путешествии Кленка или из Схельтемы или непосредственно из Койэт(т)а. Выше мы видели одно сочинение 1700 г., составленное (по отношению к описанию России) по Койэту.

6 В. Берх говорит: «Кланково путешествие в Москву. . . к сожалению не переведено до сих пор с Голландского на Российский язык». В начале своего сочинения он сообщает о переговорах, бывших до въезда посла в Москву; эти переговоры напечатаны лишь в коротеньком «Relaes» и не имеются у Койэт(т)а. В книге В. Берха большие неточности. Он говорит, что Кленка хотел принять с «меньшею почестью, нежели Бореля»; нужно: «с такою же почестью, как и Борееля», т. е. как простого, а не как чрезвычайного посла. 28-го января ст. ст. никакой аудиенции Кленк не имел; аудиенции были 17/27 и 19/29 января; среди подарков были сундуки не с благовониями, а с Speceryen — «пряностями» (по Verhael, стр. //(78) перец, кардамон и т. п. ). Рассказ В. Берха о перенесении гроба в Соборную церковь ничего общего с книгою Койэта или донесениями Кленка не имеет. Якобы из сообщений Кленка заимствован и рассказ об угощении юным царем нищих и раздаче 12000 талеров в течение 6-ти недель. Берх говорит, что Кленк уехал после венчания на царство царя Феодора Алексеевича и что он дает сведения об этом венчании; и то и другое неверно. Посол у Берха все время называется «Кланк» («Царствование царя Феодора Алексеевича», Санктпетербург, 1834-35, I,5,6,7,19, II,118).

7 Медовиков, «Историческое значение царствования Алексея Михайловича», стр. 152. Бестужев-Рюмин, «Русская история», І, стр. 196. Fr. Adelung, «Uebersicht der Reisenden» etc. стр. 359-360.

8 «Царств. царя Феод. Алексеевича», стр. 203-206. Здесь имеются ссылки на следующие листы Голл. кн. Моск. Арх. Мин. Ин. Дел, № 9: лл. 61; 70; 75; 82; 101; 103-104; 151; 161; 174; 227; 254; 266-300; 309-321; 418-424; 439-442; 532; 539; 546; 548; 551.

9 в депеше Nicolaenske selo. Ниже в переводе, напр. на стр. 372 сл., Никольское (Nicola).

10 Помещены они были по ту сторону реки; ср. ниже стр. 381.

11 Оксеншерне.

12 Елчанинов; ср. ниже стр. 384.

13 в депеше немного длиннее: «сообщение, что днем для приема остается назначенное 11/21 число, но чтобы в этот день г. посол был в четыре часа до рассвета на Ходынке (Chodinke)».

14 в Relaes, как будто перепутаны выражения achteruit и vooruit. Истинный смысл очевиден по стр. // (71) ниже.

15 в депеше прибавлено: «как, по сообщению мне переводчика Mons. Асперена, поступал и г. Бореель по отношению к своим приставам».

16 в депеше прибавлено: «до сих пор еще ввозят они послов ночью часа в 3 или 4, так что те от холода коченеют».

17 в депеше прибавлено: «и принятый его царским величеством на себя за долг». О Рётсе см. Fechner, «Chronik der Evangel. Gemeinden in Moscou» (M., 1876) стр. I, 270 прим. и II, 709 (с ссылкою по кн. Датск. дел 1635 г. № 2 М. Главн. Арх. М. И. Д. ) и Scheltema в рассказе о посольстве Бёрха (I, 208-221).

18 Переведено по депеше. В печатной реляции получается противоречие с предыдущим: «впредь должно служить для послов христианских [след.: нехристианских] государей». Ср. ниже стр. СХІ-CXII, где приведен текст депеши Кунраада фон-Кленка в сравнении с текстом реляции.

19 Вероятно, Штаты об этом не получили извещения. Феодор объявлен был еще 1-го сентября 1674 г. Из иноземцев видели его в этот день сыновья гетмана Самойловича и посланник Литовский (Соловьев, «Истор. Росс. » кн. III, изд. Общ. Польз., столб. 604).

20 Ср. стр. 399-400, где рассказывается, как две сотни стрельцов пришли нести подарки.

21 Ha самом деле, в этот день, однако, не было аудиенции, которая состоялась 17/27 января. Ср. ниже стр. 399.

22 На Схельтеме основывается, вероятно, и указание P. A. Tіele в его «Nederlandsche Bibliographie van Land en Volkenkunde» (Амстердам, 1884), стр. 67,137.

23 Одним из дворян он себя называет не только в заглавии, но напр. р. 118. Интересно также указание р. 153 «мы вчетвером» (также, р. 209).

24 Ссылки на стр. СХІІІ-CXIV относятся к страницам подлинника, напечатанным ниже жирным шрифтом.

25 в другом словаре — XVIII века («Groot algemeen Woordenboek» van Dav. v. Hoogstraten en van Jan Lodewijk Schuer, 1733, том С — F, p. 174) дается также биография Фредерика Coyet’a, в которой, однако, мало подробностей.

26 Некий Coyet называется у Схельтемы (І, 269) и как один из членов посольства Борееля. Кто он такой — решить трудно.

27 На основании вышеприведенных данных может быть составлена следующая родословная таблица Койэт(т)ов:

28 Этот ответ мы сочли за лишнее перепечатывать и, тем более, переводить, так как он ничего общего с остальным содержанием книги не имеет. Немецкий текст и современный Русский перевод этого памятника уже напечатаны в собранных А. П. Голубцовым «Памятниках прений о вере, возникших по делу королевича Вольдемара и царевны Ирины Михайловны», («Чтения в Имп. Общ. Ист. и Древн. Росс. », 1892, II, стр. 27-71,71-110), где ср. и сведения о рукописях и т. п., стр. VIII-X). Голландское издание 1645 г. А. П. Голубцову осталось неизвестно. Не имел он в руках и книги Койэт(т)а.

Текст воспроизведен по изданию: Посольство Кунраада фан-Кленка к царям Алексею Михайловичу и Феодору Алексеевичу. СПб. 1900

© текст - Ловягин А. 1900
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Марченко И. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001