Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ЛАРС ЮХАН ЭРЕНМАЛЬМ

ОПИСАНИЕ ГОРОДА ПЕТЕРБУРГА, ВКУПЕ С НЕСКОЛЬКИМИ ЗАМЕЧАНИЯМИ

Город Петербург, названный так правящим сейчас царем Петром Алексеевичем, расположен в провинции Ингерманландия у реки Невы и на нескольких ее островах, на половину шведской мили ближе к морю, чем бывший в шведское время город Ниеншанц. Петербург делится на три части, а именно: сама крепость, которая собственно и называется С.-Петербург, и немецкая и русская слободы; эти части построены на разных островах.

Крепость, имеющая 6 бастионов, 2 равелина и кронверк, — четырехугольная и продолговатая, так что три бастиона выходят на реку Неву, а три остальных — обращены к суше. Крепость хорошо спланирована, стоит на основании из вбитых свай, так как почва болотистая и окружена водой. С одной стороны стены крепости омывает река Нева, а с других сторон ее окружает рукав Невы. В 1703 г. при начале строительства были возведены лишь земляные валы, причем с такой быстротой, что за лето построили всю крепость с ее валами. Сколько для этого потребовалось усилий и людей, можно заключить из того, что всю необходимую для возведения крепости землю приходилось носить в мешках через маленькую речку, так как на том месте, где закладывалось основание валов, не было ни крошки земли, а одна только болотистая топь, на которой в мирные времена стояли лишь рыбацкие хижины. 1 Впоследствии этот земляной вал срыли, под крепость заняли большую площадь и теперь вместо него возводят кирпичные стены порядочной высоты и толщины. Здесь много работали в 1711 и 1712 годах плененные в Выборге солдаты, а также [92] другие шведские пленные, и когда я в 1712 году проезжал здесь, стены были возведены более чем наполовину.

Внутри крепости есть лишь немецкая 2 и русская церкви, несколько деревянных домов для находящихся там гарнизонных офицеров, пороховой погреб, сделанный сводчатым, красивые двойные казармы для рядового состава, тоже сводчатые и построенные из кирпича, а также аптека. Обер-комендантом крепости был генерал-лейтенант Брюс, 3 унтер-комендантом — один русский, 4 и гарнизон летом 1712 года состоял примерно всего лишь из нескольких тысяч человек, так как остальных отправили с войсками, которые должны были идти в Финляндию. 5 Подполковник Хеннинг 6 надзирал за артиллерией и фортификационными работами. Крепостные стены были довольно густо уставлены орудиями, главным образом из числа захваченных во время этой войны. Крепость стоит на другой стороне маленького протока, а на суше, где расположена русская слобода, есть кронверк, окруженный земляным валом; он предназначен как для складских помещений, так и для охраны стоящих зимой в маленькой речке казенных кораблей. 7 Остров, на котором построена крепость, зовется жителями этого края Енисаари. При помощи прилагаемого здесь рисунка читатель лучше познакомится с расположением и свойствами этой крепости. 8

Прямо против крепости по другую сторону малого рукава и где стоит кронверк, находится русская слобода, окруженная, как и крепость, водой, и попасть в нее нельзя ни с какой стороны без помощи лодок. В этой слободе стоят дома русской императрицы Измайловской 9 и знатнейших бояр, дворцы канцлера Головкина и Шафирова, а также на этой стороне находится государственная канцелярия. 10 И живут здесь только русские и финны, но не иностранцы, разве что иностранные министры или пленные, которым пришлось перебраться сюда из немецкой слободы вследствие недостатка места. Этот остров зовется жителями Койвасаари 11 или Березовый.

Немецкая слобода совершенно отделена от крепости и от русской слободы рекой Невой, которая по скорости своего течения и ширине может быть сравнена с самыми большими реками в России, и она такая быстрая, что не замерзает, если только лед не пойдет с Ладожского озера и не построит искусственного моста. В этой слободе находятся два больших дома царя, в одном из которых царь живет летом, 12 а в другом зимой. При летнем доме есть красивый сад с аллеями, фонтанами, прекрасными деревьями и хорошей оранжереей. Здесь я видел 4 изображения, или статуи, из мрамора, которые были привезены в Петербург из Варшавы в Польше; среди них особенно ценными были изображения короля Яна Собеского и королевы Кристины. Неподалеку от этого летнего дома, дальше в поле, находится так называемый увеселительный сад императрицы. 13 В этой немецкой слободе живут также генерал-адмирал Апраксин, вице-адмирал Крюйс, надворный советник Савва, 14 адмиралтейств-советник Кикин, все морские офицеры, шлюпочные матросы, маринеры 15 и большинство придворных [93] служащих царя, иностранные министры, немецкие купцы и ремесленники.

Здесь находится также корабельная верфь, которая окружена земляным валом и пятью маленькими бастионами, а также рвом с водой; 16 там хранятся все корабельные припасы, и снаружи работают на строительстве кораблей. Эта слобода, как и две первые, окружена водой, и прежде этот остров назывался островом Аккерфельта по имени дворянина, имевшего здесь свои земли. Когда в 1708 году генерал Любеккер переправился через Неву и встал на ингерманландской стороне, вокруг этой слободы насыпали земляной бруствер, который еще был виден, когда я там был. 17 Вообще же считается, что этот остров лежит в Ингерманландии, а два первых вследствие разветвления реки Невы находятся на финской земле.

Посреди Невы, ниже самой крепости и немецкой слободы по течению, находится остров, называемый Васильевским; на нем возведены роскошные здания князя Меншикова — одно каменное, другое деревянное. Оба они построены в итальянской манере и украшены красивыми скульптурами. 18 В мое время самого князя Меншикова там не было, 19 а в большом каменном доме жил вице-губернатор Корсаков. 20 Неподалеку от домов князя стоят две ветряные лесопильни, 21 которые снабжают крепость и город пилеными досками.

И поскольку все четыре части города расположены на болотистой земле или на островах, то неудивительно, что они испытывают также большие трудности. Здешние жители не могут устроить себе хороших подвалов или вырыть помещения в земле и весьма жалуются, что в крепости как боеприпасы, так и провиант и люди терпят от воды большие неудобства, в особенности когда осенью от западного ветра поднимается вода в море, отчего слободы иногда так заливает водой, что по улицам можно плавать на маленьких судах. Когда осенью 1710 года я впервые приехал в Петербург, западной бурей за несколько часов подняло такое наводнение, что многим пришлось спасаться на втором этаже домов. В тот раз царь плавал на своей шлюпке по всей немецкой слободе. 22

Большое русло и другие малые рукава, разделяющие сушу, делают необходимыми для здешних жителей лодки, без которых тут нельзя жить. Год тому назад царь начал держать здесь гребцов, перевозящих за плату; это нововведение заслуживает добрых слов. 23

Помимо этих четырех различных частей [города], дома теперь строятся везде вокруг, где имеются пустые места, и за 10 лет Петербург, пожалуй, вырастет в один из самых больших городов на Балтийском море. Гавань, где зимой стоят корабли, находится в малом протоке между крепостью и русской слободой, их прикрывает упомянутый выше кронверк.

В пяти милях от Петербурга, 24 в оконечности Финского залива находится Кроншлот — на острове, представляющем собой ровную и плодородную, но очень низменную землю и в шведские времена [94] называвшемся Ретусаари. Этот остров имеет приблизительно милю в окружности и со всех сторон окружен морем, так что с финской стороны ширина воды составляет 4 мили, а с ингерманландской 1 милю. На этом острове морские офицеры имеют свои дома, в которых живут летом, когда здесь стоят их корабли; в мое время говорили, что через год они совсем переедут из Петербурга в Кроншлот, после того как корабли или флот будут иметь зимний лагерь не в Петербурге, а в Кроншлоте. 25

Кроме того, на этом острове воздвигнуты различные крепостные сооружения, с тем чтобы воспрепятствовать нападениям, которые шведы неоднократно пытались произвести. Особенно укрепляется устроенный с морской стороны шанец Александербург, 26 названный так в честь князя Меншикова. Сделанные вдоль берега и густо уставленные пушками батареи также немало способствуют безопасности этого острова. В тех местах берега, где можно ожидать нападения и высадки, вбиты сваи, так что теперь уже непросто подойти на судне.

На этом острове царь намерен построить так называемый Новый Амстердам. Для этой цели уже приготовлено различное снаряжение, и проект должен приобрести такой же вид, что и Амстердам в Голландии, по той причине, что ни один город за границей не понравился царю столь сильно. В 1713 году прибыл выписанный из Берлина строитель по имени Шлутер, 27 который должен осуществить этот план. В городе будет семь главных улиц, и в его центре разместится резиденция царя.

В прибрежной гавани ежедневно ведутся работы; ее окружают укреплением, фундаментом для которого служат опущенные весной ящики с камнями. С ингерманландской стороны, недалеко от острова, расположена сама маленькая крепостца, или блокгауз, построенная в 1704 году следующим образом. Зимой были привезены сюда и установлены в должном порядке на льду заполненные камнями ящики — с учетом формы и высоты крепостцы. Весной, когда лед растаял, ящики погрузились и образовали основание, на котором затем была построена эта крепость. Понятно удивление шведов, весной 1704 года подошедших на кораблях и обнаруживших здесь крепость, защищавшую и преграждавшую им проход там, где они осенью прошлого, 1703 года, не могли заметить ни малейших работ, ни намека на них. Сама эта маленькая крепость деревянная, восьмиугольная, 28 с орудиями, установленными в три этажа. На нижнем этаже 24-фунтовые, на среднем — 12-фунтовые и на верхнем — 9-фунтовые.

Тамошние морские офицеры мне рассказывали, что этот блокгауз весной сильно страдает от льда и воды, так что они порой весьма опасаются, как бы вода не опрокинула возведенную в море крепость.

Здесь отмечают, что когда царь находится в стране, он живет со всем своим двором преимущественно в Петербурге, и русский сенат, а также другие находящиеся в Москве высокопоставленные господа должны ехать туда, когда проводятся какие-либо важные [95] консилии, при совершении которых царь считает нужным и их мнение. То, что царь живет и имеет резиденцию здесь, происходит по следующим причинам: из-за местоположения Петербурга; царь особенно любит море и морские увеселения, что и побудило его начать эту войну и препятствует закончить ее. Я с величайшим удивлением наблюдал, как он осенью, когда ветер валит мачты и поднимается буря, целый день плавал по реке Неве, причем без отдыха, хотя погода ему порой довольно сильно препятствовала; насытившись этим развлечением, царь шел на своем буере или в шлюпке в Кронштадт. 29

Поскольку сейчас в России нет столь же судоходных рек, как Нева, или они не имеют такого удобного положения, прекрасного устья, а также столь многочисленных веселых островов, царь так привязался своим сердцем и чувствами к Петербургу, что добровольно и без сильнейшего принуждения вряд ли сможет с ним расстаться. Он также неоднократно говорил, целуя крест, что скорее потеряет половину своего государства, нежели Петербург.

Царь питает сильное отвращение к Москве и не может без досады проводить там время; это происходит отчасти потому, что ее местоположение не согласуется с его страстью; отчасти же из-за многих опасностей, которым он подвергался в юности, а также потом, когда в Москве вспыхивали бунты. 30 И поэтому во время пребывания в Москве он живет не во дворце, а приказал в поле в нескольких русских четвертях мили от города построить деревянные дома, каковое строение по названию стоящей в округе его гвардии зовется Преображенским. 31 Там он удобно располагается, когда находится в Москве. Это место окружено русской солдатской слободой, где стоят два полка — Преображенский и Семеновский, 32 — если они находятся дома и не командированы в поле.

Царь использует также Петербург в качестве исправительного дома для большей части русского дворянства, которая по природному ли непостоянству или из-за неудовольствия всякими происходящими сейчас в государстве переменами, питает тайную ненависть к своему повелителю. Чтобы лишить дворян всех сил предпринять что-либо, он приказал знатнейшим в стране, не состоящим на военной или другой службе, а живущим свободно в своих имениях, переселяться с хозяйствами в Петербург, и они, отделенные от своей земли, в которой состоит наибольшее богатство России, вынуждены вести дорогую жизнь в Петербурге, где все съестные припасы продаются очень дорого, пока не разорятся и не станут наконец совершенно обессилены. Назначенные ими в имениях управляющие не меньше способствуют их несчастьям; они, живя многие годы без своих господ, ищут лишь удовлетворения своему корыстолюбию и расхищают, что могут. И неудивительно, если добавить к этим трудностям тяжелые контрибуции и другие невзгоды, что русский дворянин теперь не имеет и двадцатой доли того, чем владел до начала войны. Но если это не укротит их духа, то князь Меншиков, который может быть назван истинной пиявкой России, положит на них бдительное око. [96]

В 1712 году в Москве говорили, что также прочим людям всяких сословий и званий как русским, так и иностранцам и даже самому русскому сенату было приказано с возвращением царя в Петербург переселяться туда. 33 Многие из них уже купили там дома, чтобы, когда потребуется, гораздо легче там устроиться. Часть прибывающих старается переезжать в завоеванные местности, которые как очень прибыльные для них и их государства они сохраняют и не намерены терять.

Надо еще лишь в нескольких словах упомянуть об ущербе, который несет Швеция вследствие уступки этой местности царю. Швеция должна через это терпеть большой урон в торговле, ибо известно, что в мирные времена, когда Ингерманландия и Лифляндия не были отторгнуты от Швеции, все товары, не вывозимые через Архангельск, 34 направлялись в ингерманландские и лифляндские торговые города, где русские должны были их продавать или же везти в самоё Швецию. 35 Шведские подданные могли торговать этими товарами как в Швеции, так и за ее пределами, благодаря чему увеличивались королевские таможенные сборы и шведские подданные обогащались.

Всему этому приходит конец, и лифляндские города также вынуждены терпеть большой ущерб, поскольку царь запретил возить туда какие-либо товары из своего государства, особенно с Украины и из Пскова. Кроме того, Швеции следует опасаться, что русская торговля благодаря этому преимуществу достигнет немалого процветания и таким образом увеличатся ее сила и богатство. Ибо из Петербурга, учитывая текущие сюда судоходные реки и удобства самого местоположения, попадающие в Россию товары могут быть легче, чем из Архангельска, вывезены в другие страны Европы. Кроме того, очевидно, что сюда придет также персидская, китайская и часть индийской торговли, благодаря чему со временем Петербург станет одним из превосходнейших городов на Балтийском море, особенно благодаря произведенным в русском государстве товарам (учитывая плодородность этой страны) и товарам иных упомянутых выше стран. Этих дорогих и ходовых товаров может быть вывезено через Петербург очень много, а также большая часть таких, в которых необходимо нуждаются за границей и не могут получить из других стран. Торговля в Петербурге должна также весьма утвердить свободное отправление религиозных обрядов, которое дозволяется здесь иностранцам. 36

Здесь большое количество народа, и оно с каждым днем возрастает вследствие присутствия царя, его резиденции, двора, Сената, знатнейших людей страны, царского флота и всей морской милиции, 37 а также большой части ландмилиции. Здесь есть корабли, строится и содержится сильный флот, создается дорогостоящая и очень удобная торговая гавань, которую царь в эти последние годы приказал построить в Кронштадте и так оборудовать, чтобы самые большие корабли с полным грузом могли туда входить без труда и безопасно. Эта гавань устроена здесь прежде всего по той причине, что мели и небольшая глубина в устье Невы [97] или непосредственно под Петербургом не позволяют войти в Неву тяжелым нагруженным кораблям, если их сначала не разгрузить.

Наибольший же ущерб, если Петербург отойдет к России и останется в руках царя, понесет безопасность Швеции, поскольку она подвержена опасности нападения с моря со всех сторон. Нынешний царь, у которого, помимо прочего, беспокойный нрав, станет для удовлетворения своего честолюбия пытаться чинить Швеции сильнейшие препятствия своими предосудительными и несправедливыми намерениями. Кроме того, и Дания, не упускающая случая навредить Швеции, пожалуй, не преминет по-прежнему сеять неуверенность, беспокойство и страх перед новой враждой и при случае или при какой-либо важной перемене склонить Россию к нападению на Швецию объединенными силами и особенно флотом. Это приведет к жестокому вторжению, если шведский флот не окажется в состоянии доказать свое превосходство на Балтийском море обоим противникам — России и Дании. Однако если сделать этого не удастся, то войска обоих сговорившихся врагов вполне могут высаживать десанты в самой Швеции, захватить лежащие за ее пределами и отделенные морем провинции, перерезать все коммуникации и снабжение, беспрепятственно вторгнуться в саму страну. Более чем ясным доказательством этого их намерения является то, что царь, который еще с недавнего времени имеет Петербург, с самою начала, строя свой флот, всячески стремится войти в Балтийское море для соединения с датским флотом, дерзнуть высадиться в самой Швеции, где произвести неслыханное: уничтожить шведские рудники, разрушить флот, опустошить страну, посеять вредные волнения, вызвать раздор между подданными и их государем и оставить там вечные следы и знаки своего жестокого, враждебного и насильственного оружия. 38 Тот, кто знает о проводимых в 1710, 1711 и 1712 годах в Петербурге конференциях и совещаниях с датским министром о том, каким образом и Дании и России напасть с моря на собственно Швецию, 39 для чего царь предложил предоставить несколько сот малых судов, помимо находящихся в Петербурге военных кораблей, провианта, боеприпасов и свыше 2000 человек, если и Дания тоже не захочет поберечь свой флот, — тот без труда поймет, какой большой угрозой для безопасности Швеции может стать Петербург в случае начала военных действий. Царь со всей серьезностью стремился выполнить этот свой план, если бы турецкая диверсия, 40 римское дело, переход графа Стенбока 41 и затем неактивно ведшиеся в Голштинии и Померании военные действия не воспрепятствовали его замыслам.

В продолжение всей этой зимы и нынешней весной в Выборге велись большие приготовления и оснащение значительной армии и бесчисленных судов, а также заготовка больших запасов провианта. Этим летом 42 наконец надеются перейти шведскую границу, объединиться с датским флотом и с кораблями, закупленными царем в Голландии и Англии, осуществить давнишний план приближения к Стокгольму, завоевать господство на море и в конце концов вынудить Швецию согласиться на условия, которые царь [98] ей предлагает. Из этого хорошо видно, какой вред может быть Швеции от Петербурга, если он останется в руках царя. Финляндия, по-видимому, также понесла за эти годы от царского флота огромный урон, пока наконец вся не была его армией завоевана и наводнена, как потоком. 43 Это, как уже говорилось, показывает ясно, как день, насколько мало Швеция и подвластные ей приморские провинции могут чувствовать себя в безопасности, покуда это разбойничье гнездо находится в пределах границ России и держит в своих руках Выборг.

(пер. Ю. Н. Беспятых)
Текст воспроизведен по изданию: Петербург Петра I в иностранных описаниях. Л. Наука. 1991

© текст - Беспятых Ю. Н. 1991
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Abakanovich. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1991