Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АНДРЕАС ЦЕЛЛАРИЙ

ОПИСАНИЕ ПОЛЬСКОГО КОРОЛЕВСТВА

Regni Poloniae magnique ducatus Lituaniae omnium que regionum juri polonico subjectorum novissima descriptio... studio Andrei Cellarii gymnasii Hornani Rectore. Amstelodami. Apud Aegidium Jansonium Walckenier, anno 1659.

Андрей Целларий, ректор gymnasii Hornani, составил свое “Описание Польши” не на основании личных наблюдений, а, по его собственному выражению, “собрал с немалым трудом из различных авторов”. Свой труд Целларий посвятил одному из своих воспитанников “благороднейшему и прекраснейшему юноше Иакову Форесту”, сыну Феодора Фореста, одного из сановников Вест-фризии или Северной Голландии. Целлариево “Описание Польши” довольно обширно (605 стр. in 16°) и снабжено картою владений Польши и видами знатнейших польских городов, в числе которых к сожалению нет Киева. Сочинение богато ссылками на многоразличные источники и свидетельствует об обширной начитанности автора.

1659.


Киeвcкий палатинат — Область очень обширная, но сравнительно с величиною мало населенная и особенно страдающая недостатком жителей и земледельцев в своих южных частях. Область эта смежна с Московиею и Татариею; с первою соприкасается она восточною стороною, со второю — южною. Границею, начиная от превосходно устроенной крепости Кудак (Kudack) или по другим Гудак (Hudack), служит Борисфен, широким руслом текущий в Черное море. С запада киевский палатинат ограничивается палатинатом брацлавским и южною Волынью, а с севера Белою poccиeю. Борисфен, почитаемый одною из [93] самых больших европейских рек, рассекает киевский палатинат почти по средине. По берегам Борисфена, отчасти с востока, а также и с запада, палатинат этот покрыт многими густыми лесами. Есть в нем города и местечки, очень хорошо укрепленные, и большая часть их находится по течению рек. Жители, вследствие постоянных войн, имеют воинственный дух и из городов и селений собираются на острова Борисфена. Живущие зимою в этой области и брацлавской называются козаками и летом поселяются в засадах на островах Борисфена, если не ведут войны. Делая набеги под управлением собственного своего генерала или главного префекта, они не хотят никому повиноваться, так что короли Польши, часто пытавшиеся подчинить их себе, никогда не могли заставить их принять присягу. В военное время они служат бесплатно, довольствуясь добычею, а иногда получают и жалованье. Они то грабят турок, делая набеги, то отнимают у татар на обратном пути их из Польши награбленную ими в Польше добычу. Много раз в трудных обстоятельствах помогая польской республике, они в раздражении наносили ей и тяжкий ущерб, и вследствие этого в высшей степени ненавистны для польской знати; особенно в последнее время, когда польские вельможи заявили желание совершенно искоренить этот род людей, но начав это дело неудачно, на себя самих навлекли большие несчастия. Будучи преданы греческой вере, козаки не признают в религиозных делах никакого авторитета, кроме своего архиепископа или пaтpиapxa. Будучи свободны во всех других отношениях, имея и собственных судей, они не хотят никому подчиняться, кроме своего, ими самими избранного, генерала. Когда они состоят на службе в польских областях, им обыкновенно дают известное количество денег на починку вооружения, чтобы в случай надобности они готовы были явиться с большею охотою и в большем числе. — Базилианские монахи, очень многочисленные во всей Poccии, в киевском палатинате имеют много храмов и монастырей, подчиняясь, со всеми другими людьми греческой веры, русскому архиепископу; точно также обязаны ему повиноваться и греческие епископы во всей Польше. Начальник вышеупомянутых [94] монахов (т. е. Киeво-печерских), как говорят, владеет сотнею селений. Сами монахи, ведя самый подвижнически образ жизни, в великий пост, чтобы безмятежнее совершить покаяние, уединяются в пещеры, об устройстве которых скажем в следующем описании Киева. Другие, надев власяницу и вериги, уходят в пустыню, простирающуюся до Татарии, с целью проповедовать евангелие и удостаиваются мученического венца. По словам Старовольского, многие, исповедующие греческую веру, вошли в единение с римскою церковью; но насколько соединившиеся преданы прежней своей вере, это довольно ясно показали ближайшие годы. В этом палатинате один палатин и один кастелян, вместе с киевским католико-римским епископом, имеющие право в качестве сенаторов присутствовать в сенате королевства.

Киев (Kyoyia, Kyof, Kyow) столичный город этого палатината, многолюдный и заключенный в обширной окружности, находится под 55 град и 26 мин. долготы и 50 град 12 мин. широты, на правом берегу реки Борисфена, воды коей здесь, после впадения реки Репина (Repin) разделяются многими островами, разбросанными по восточной стороне напротив города. Левый берег, противоположный, покрыт целым рядом лесов, начинающихся от впадения Десны и доходящих вплоть до Трехтемирова (Trethymitoviam). По правому берегу, вдоль по течению реки, теснится целый ряд ногорий, доходящий до впадения в Борисфен реки Роси… Северная часть Kиева наполнена строениями и укреплена замком и другими воинскими сооружениями, остальные части — западная и южная — обведены деревянною оградою, восточная же сторона города омывается рекою. Город этот служил резиденциею палатина, кастеляна, архиепископа греческого и епископа римско-католического. Много в Киеве храмов и монастырей той и другой религии, греческой и латинской; есть и иезуитский коллегиум. Был некогда этот город столицею для киевских князей, обладавших всею Poccиeю или Сарматиею, как европейскою, так и азиатскою, и утеснявших сперва греческих, а потом римских императоров, но теперь едва уцелели следы его прежнего величия, и те почти совершенно истреблены всеразрушающим [95] временем. Д. Лаврентий Мюллер, советник (conciliarius) курляндского герцога, в своих записках о польской истории под литерою L пишет о этом городе следующее: “что Киев был некогда обширным и великолепным городом, об этом свидетельствуют и развалины стен, окружающие его на расстоянии почти 8 миль и великолепный в нем храм, в котором показывают громадные пещеры, заключающие в себе многие нетленные, хотя и высохшие, тела. Хотя эти тела и сухи, но они не черны и похожи по цвету на человеческое тело, а потому возбуждают удивление во всяком наблюдателе. Жители предполагают, что это тела мучеников, к которым, будто бы вследствие произнесенного заклятия, никогда не могут подступить татары; и хотя часто татары пытались сделать это, но всегда были прогоняемы от этого места, без всякой человеческой помощи, будучи по божественной воле объяты ужасом. Говорят также, что под одним из вышеупомянутых сводов положено тело некоей девицы, покрытое саваном, т. е. тончайшим и прозрачным полотном, имеющее длинные желтые волосы и нисколько не поврежденное, так что все члены его можно видеть и осязать. Жители думают, что это мощи св. Варвары; но история жизни ее совершенно несогласна с этим, в чем может убедиться всякий, прочитавший житие св. девы. В том же храме можно видеть еще колонны, все вылитые из меди, как передает это один киевский пастор, августинского исповедания, происходящий из знаменитой в Литве фамилии Пацев (Patziorum). Он же говорит, что от Киева до Смоленска существуют подземные проходы, и та их часть, которая проходит под самым течением Днепра, во всю его ширину, имеет литые своды; из чего можно заключить, сколько труда и сколько издержек потребовалось для подобного сооружения, и сколь велико было прежнее великолепие Kиева. Говорят, что главными соорудителями этих переходов были итальянские купцы. По слухам, Генуезцы еще недавно просили позволения устроить там рынок”. — Это сообщает Мюллер под 1585 годом. В Силезских хрониках Шиккфузия (Schikfusius) есть следующий рассказ, заимствованный из книги барона Герберштейна, составленной на основании [96] московских летописей: “Некогда в Киеве и низменных местностях по соседству с русскими обитали так называемые Поляне, т. е. жители полей, населявшие пастбища и поля”. “Здесь, - по мнению Шиккфузия, - имела свое первоначальное происхождение польская нация”. Д. Фрелихий (D. Froelichius) в книге 1, части 2-й, на 329-й стр. “Путника” (viator) упоминает о некоей находящейся близ Kиeвa малой горе. Хотя въезд на эту гору очень труден, но, по словам его, сломавшие свою повозку при этом переходе, лишались своего имущества (т. е. поклажи) в пользу казны. Тот же автор, относя Киев к русской области — Волыни, говорить: “Прежняя величина Kиeвa была до 6 миль. Подземные пещеры простираются, как говорят, на 8 русских миль. В них поклонникам показываются весьма многие гробницы знаменитых мужей, тела коих не истлели”. Мартин Кромер (Martinus Cromerus) передает, что около 861 года по Р. X. город этот — Киев был основан неким русским князем Кием и с тех пор сделался столицею русской империи. Около 1008 года, по свидетельству Кромера же, князь русский Владимир разделил свою громадную империю между своими 12 сыновьями. Когда возгорелась домашняя война между братьями и один из них Святополк прибежал к польскому государю Болеславу, Болеслав голодом принудил к сдаче этот обилующий громадным населением город и все возвратил Святополку, за исключением сокровищ убежавшего князя Ярослава, которые взял в собственную пользу. Но в последствие тот же государь Болеслав храбрый, отдал Киев на разграбление своим воинам, будучи раздражен тем оскорблением, какое было ему нанесено русскими (В летописях Станислава Сарниция (Annales sive de origine et rebus gestis Polonorum et Lituanorum Leipz. 1712 lib VI cap. V p. 1048) содержится следующее известие о походе Болеслава на Киев: “1000. Болеслав осаждает Киев, главный и прекрасный город руссов. Киев был тогда город обширнейший, что свидетельствуют и теперь его развалины, запустелые места и куски камней; и там русские князья поставили свою столицу. Польский государь, стеснивши город тяжким обложением, принудил его к сдаче, затем направился к Борисфену и там, по примеру Геркулеса, древние границы Сарматии к западу обозначил тремя железными колоннами, воздвигнутыми при слиянии Сулы и Борисфена”.). В 1074 году [97] Болеслав 2-й, по прозванию Смелый, занял Киев, отрезав к нему подвоз съестных припасов, и прожил там целую зиму, чтобы таким образом более утвердить свою власть в России и долее и удобнее пользоваться уже известными ему богатствами этого государства. Но здесь случилось с ним тоже самое, что с Аннибалом и карфагенянами в Капуе. Ибо в этом городе, изобилующем всякого рода увеселениями и удобствами жизни и полном разврата, внесенного греческими негоциантами, воины избаловались и погибли вследствие своей собственной изнеженности и пороков, как и со многими это случается. Точно также и для одержавшего победу над Киевом гораздо было бы полезнее потерпеть поражение. Ибо эта победа была главною причиною всех тех несчастий и бесславия, какие после того пришлось вынести и перестрадать Польше. Вследствие взятия Kиева краковский епископ Станислав в 1079 г. лишился жизни, сам государь был изгнан из страны и никогда потом в нее не возвращался, а Польша до Пршемысла на целых 215 лет лишилась королей. — В 1320 году Гедимин, великий князь литовский, овладел замком киевского князя Станислава — Овниезом (Owniezam), а также и Житомиром. Отсюда, двинув войска, одержал в сражении победу над князьями Олегом Переяславским, Романом Брянским и Львом Люцеовиенским (Olham Pereslaviensem, Romanum Branscensem et Leonem Luceoviensem) и подчинил своей власти Киев, из которого Станислав, великий князь всея России, убежал в Рязань. Признанный побежденными россиянами великим князем русским, Гедимин подчинил себе Волынь и другие соседние Киеву крепости Белогородок, Слепурот, Канев и Черкасы (Bialogorodecum, Slepourotum, Kanioviam et Czercasium), и в северной стране Брянск и Переяславль — первые города в своих областях. Таким образом был положен конец киевскому великому княжеству, существовавшему в течении 430 лет с различным счастьем и различными переменами, которое было истинным яблоком богини Эриды для поляков и литовцев, споривших об нем с различным успехом. В 1415 году татары своим вторжением совершенно опустошили этот громадный и населенный [98] город и даже особенно усиленно, хотя и безуспешно, пытались разрушить замок. С этого времени Киев никогда потом не имел первоначального блеска и древнего величия, хотя и имел собственных князей до Симона Олельковича. После него, хотя остались у него и сын, и дочь, и брат, — король польский, по внушению литовцев, область киевскую и город Киев сделал провинциею и совершенно подчинил польскому владычеству.

Д. Христиан Маттей (D. Christianus Matthias) в 3-й книге своей политической системы на стр. 372-й предлагает для чтения следующее письмо некоего епископа киевского к св. Петру: “Макарий, милостию Божиею архиепископ Киевскй и Галицкий и во всей Poccии нашему господину и другу св. Петру, придвернику всемогущего Бога! Предписываем тебе и повелеваем, чтобы ты скончавшегося в настоящее время слугу Божьего и князя Исидора Солодормицкого (Sedor Solodormiszki) прямо и без всякой задержки и промедления ввел в царствие Божие. Мы разрешаем его от всех его грехов и даем ему благословение, и в силу этой данной ему отпустительной грамоты ты ничего не переменяй из вышесказанного и ничего с ним иного не делай. Дано в главном нашем монастыре. Киев, 30 июня 1541 года”.

В последние годы козаки подчинили Киев и другие города своей власти, отняв Киев у поляков в 1651 году, когда пожар, во время пребывания здесь Радзивилла, полководца польского войска, истребил 60 зданий. На следующий день пожар, начавшийся с большею силою, истребил кроме обыкновенных домов и лавок до 200 замечательных зданий и столько же латинских и греческих храмов. Только главнейший храм с доминиканским монастырем остался невредимым.

Лоев град (Loiowogrod) городок на крайнем севере этого палатината, по правой стороне Борисфена по отношению к устью, около места, где река Сож склоняется от Севера к югу, протекая по пределам Московии. Местность эта замечательна знаменитою победою, одержанною князем Янушем Радзивиллом, генеральным префектом литовского войска, который 31 июня 1649 года, разбил около этого городка 30,000 козаков и взял в [99] плен их предводителя Михаила Крашевского (Michaelem Krayczewky).

Любечь (Libiecz, Lubecza) городок лежащий ниже, на левом берегу Днепра, в то же время оставленный козаками.

Чернобыль (Czernoblium, Czernobel) город, находящейся в угле, образуемом при слиянии Уши и Припети и в том же году сдавшийся победителю, Янушу Радзивиллу. Уша входит в пинскую территорию из Волыни, Припеть из Белоруссии.

Тетерев (Cieceref) река, вносящая свои волны в Припеть ниже Чернобыля.

Ровашив (Rowazyw) городок, находящийся почти тут же, на левом берегу вышеупомянутой реки.

Кугары (Kubary) город на той же реке и на том же берегу ее.

Коростешов (Korosteszow) также городок на правой стороне Тетерева, находящийся на границе киевского палатината с Волынью.

Вышгород (Wyzgorod) укрепленный городок и замок, находящийся на правой стороне Борисфена, выше впадения двух рек Десны и Репина, впадающих в Борисфен перед Киевом.

Печоры (Pieczary) укрепленное место ниже Киева, по соседству с которым находится монастырь св. Николая.

Лесная местность, простираясь к западу от Киева и Борисфена, покрывает пределы Волыни, на некотором расстоянии от правого берега Днепра, и перерезывается рекою Репином, впадающею в Борисфен пред Киевом.

Белогородка (Biale grudki) укрепленный городок в лесистой местности, расположенный на правом берегу реки Репина.

Макарово, Койсово, Бучово (Monkarowa, Koysowa, Bouczowa) древние города в той же местности, и Сосновка (Sosenowski), лежащий вне ее, составляют почти прямую линию с севера на юг. Последний находится недалеко от истоков реки Репина.

Кобелня, Церудек, Белополье (Kobelna, Cirodek, Bielle Pole) древние городки в пределах Волыни, расположенные почти в прямом направлении от севера к востоку. [100]

Черногродка (Czernegrudka) древний городок, расположенный по обе стороны Репина, ниже впадения Оннавы (Onnawae).

Васильков и Мотовиловка (Wasilkowia et Motowilufka) города укрепленные, с замками, находятся вне лесной местности, к востоку, на речке Cmугне (Steham).

Пясецко (Piasecko) также укрепленный город на речке, вливающейся в Стугну между двумя вышеупомянутыми городами.

Фастов (Chastowia), укрепленный и богатый городок с замком, принадлежащий киевскому епископу. Поляки заняли этот город 24 августа 1651 года, после того как жители и козаки разбежались, видя пожар.

Трилесье (Trylisiae) город, находится на правом берегу реки Оннавы.

Трилесье и Романовия (Trylisia et Romanovie), находятся на реке Каминце (Kaminczam), которая в семи милях ниже первого города стремительно впадает в реку Рось. И тот и другой город, находясь на правом берегу реки и будучи укреплены валом и военными сооружениями, служат оплотом при вторжении врагов. Первый город, расположенный ниже последнего, погиб 24 августа 1651 года, во время хищнического вторжения польского генерала Присимского (Prisimsky) и превращен был в пепел. I. Пасторий (Ioach. Pastorius) пишет, что ни юноши, ни женщины, своею геройскою защитою наделавшие много хлопот полякам, не были пощажены и весь городок был предан огню. Он же сообщает, что этот пожар возбудил такой страх в жителях Фастова и в козацком гарнизоне, что они немедленно оставивши город, предались бегству.

Таборовка, Наволочье и Корасево (Taborowka, Pawoloczia et Carasovia), укрепленные города на левом берегу реки Роставицы (Rostawicoe), впадающей в реку Рось. Наволочье принадлежит Иоанну Замосцкому, префекту калишскому (Calussiensem), о котором упомянуто при описании города Замосцья.

Яросов (Iarosof) укрепленный город, Береза и Антиновия (Bereza et Antenovia) два древние города, лежат между реками Роставою и Росью. [101]

Борщовка и Володарка, — две укрепленные местности, лежащие на лево при устье Роси.

Козовия (Kozovia) древний городок, лежит ниже предыдущего на правом берегу Роси.

Титиовия (Titiovia), древний городок на речке Роске (Roskam).

Пятигоры и Лобачев (Piatyhory et Lobaczovia), два древние городка на левом берегу ручейка, впадающего в Рось, из коих первый выше, а второй ниже.

(Далее следует краткое описание других городов и местечек киевского палатината).

(пер. ??)
Текст воспроизведен по изданию: Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. Киев. 1874.

© текст - ??
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Abakanovich. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001