Комментарии

1. Весь рассказ о призвании венгров в Паннонию является компилятивным парафразом соответствующих известий из «Хроник» Регинона Прюмского (см. Регинон Прюмский/1) и Фрутольфа (см. Эккехард из Ауры; здесь, впрочем, упоминания о печенегах нет, почему соответствующий фрагмент и отсутствует в Хрестоматии). «Паннонские и Аварские пустоши» — степные просторы Среднего Подунавья, где во второй половине VI-VIII в. располагалась центральная часть Аварского каганата; и по сей день эта область по-венгерски именуется Puszta (< слав. *pusiъ).

2. Текст буквально заимствован у Эккехарда (см. Эккехард из Ауры/1), который, в свою очередь, почерпнул его из «Хроники» Сигиберта из Жамблу (Сигеберт из Жамблу/1), где он представляет собой парафраз из «Антаподосиса» Лиудпранда (Лиутпранд Кремонский/2).

3. Заимствовано из главы IV, II «Деяний гамбургских архиепископов» Адама Бременского (см. Адам Бременский/11 и соответствующий комментарий).

4. Фрагменты 4-7 являются почти буквальными заимствованиями из «Продолжения Регинона» (см. Регинон Прюмский/2-3).

5. Дословное заимствование из «Чешской хроники» Козьмы Пражского (Козьма Пражский/1).

6. Известие заимствовано, с рядом редакторских поправок, из «Хроники» Титмара Мерзебургского (Титмар Мерзебургский/1). Из числа поправок отметим форму имени «Русь»: вместо Ruscia Титмара в «Саксонском анналисте» находим Rugi, как то характерно для «Продолжения Регинона», откуда автор «Саксонского анналиста» почерпнул все предыдущие сведения об Адальберте. Исправлена и неверная у Титмара дата учреждения Магдебургской архиепископии.

7. Практически буквальное заимствование из «Деяний» Адама Бременского (см. Адам Бременский/2); ср. примеч. 3.

8. Буквальное заимствование из «Хроники» Титмара (Титмар Мерзебургский/2). Из единичных отличий отметим написание имени «Владимир»: Wolodemirus при Wlodemirus у Титмара; точно так же отлична от оригинала форма этого имени и в другом заимствовании из Титмара (см. ниже фрагменты 13, 15): Wlademirus/Wladamirus. Список сочинения Титмара, который использован в «Саксонском анналисте», иногда возводят к той редакции «Хроники», которая возникла в Корвейском монастыре (см. введение к Титмару Мерзебургскому), но, судя по единственному позднему (XIV в.) списку корвайской редакции, ее отличия в данном случае от автографа Титмара не совпадают с отличиями, которые наблюдаются в «Саксонском анналисте». Поскольку оба присутствующих в «Саксонском анналисте» написания отражают существовавшие в древнерусском языке варианты Володимер/Владимир, то приходится думать, что у саксонского автора середины XII в. по какой-то причине было на слуху древнерусское произношение имени, так что он предпочел даже исправить полонизированное написание своего оригинала (ср. Титмар Мерзебургский, примеч. 20).

9. Буквальное заимствование из «Хильдесхаймских анналов» (Хильдесхаймские анналы/2).

10. Буквальное, хотя и сильно сокращенное заимствование из «Хроники» Титмара (см. Титмар Мерзебургский/4). Указание на место гибели Бруно Кверфуртского у Титмара в «Саксонском анналисте» отредактировано согласно «Кведлинбургским анналам» (Кведлинбургские анналы/2). Кроме того, свой источник анналист дополняет подробной генеалогической справкой, из которой явствует, что император Лотарь III, главный герой «Саксонского анналиста», был правнуком Гебхарда, родного брата св. Бруно-Бонифация (ср. фрагмент 24).

11. Дословное заимствование из «Хроники» Титмара (Титмар Мерзебургский/3). Характерна, однако, замена не вполне понятного выражения «с нашей помощью» («nostris auxiliantibus»), т.е. с помощью саксов (см. Титмар Мерзебургский, примеч. 28), на определенное «с немецкой помощью» («Teutonicis auxiliantibus»).

12. Почти дословно, хотя и с пропусками, воспроизведен текст глав VII, 72, 74 и окончания главы VII, 73 «Хроники» Титмара (Титмар Мерзебургский/6).

13. Заимствование из «Хроники» Титмара (Титмар Мерзебургский/5). Показательны две поправки, которые автор «Саксонского анналиста» вносит в свой источник. Выражение, сбивающее с толку историков — «у захваченного города» («ad urbem possessam») (см. Титмар Мерзебургский, примеч. 57), смутило и хрониста XII в., так что он прибег к корректуре: «у осажденного города» («ad urbem obsessam»). Окончание фрагмента 11/5, в котором речь идет о походе польского князя Болеслава I на Русь в 1017 г. и водворении им там Святополка Владимировича (возможно, в Берестье) (Титмар Мерзебургский, примеч. 60), хронист, опять-таки подобно большинству историков, понял как сообщение о походе на Киев в 1018 г. (см. следующее примеч.).

14. В результате неверного истолкования известия о походе Болеслава I на Русь из главы VII, 65 «Хроники» Титмара (см. предыдущее примеч.), автор «Саксонского анналиста» отредактировал это известие и перенес его в главу VIII, 31.

15. По недосмотру повторно включен уже использованный отрывок из Титмаровой «Хроники» (см. фрагмент 13).

16. Несколько сокращенное заимствование у Титмара (Титмар Мерзебургский/7). Снова типичное для Титмара «наши» (см. примеч. 11) «расшифровано» однажды как «немцы» (Teutonici), а в другой раз — как «христиане» (<christiani) (!) (ср. Альберт Аахенский, примеч. 6), что особенно пикантно, так как непосредственно далее и у Титмара, и в «Саксонском анналисте» идет речь о встрече Болеслава и Святополка киевским митрополитом.

17. 22 августа. Известие о затмении заимствовано из «Хроники» Фрутольфа.

18. Польский князь Казимир I Восстановитель.

19. Польского короля Мешка II.

20. Дочь покойного киевского князя Владимира Святославича и сестру правившего тогда Ярослава Владимировича (Ярослава Мудрого). Об этом браке сообщает как «Повесть временных лет», так и польский хронист Аноним Галл (хотя и глухо): см. Галл Аноним, примеч. 28 (здесь же и о датировке брака).

21. Будущих польских князей Владислава I Херманна и Болеслава II, из которых второй был старшим.

22. Это известие, как и дальнейшее, «Саксонский анналист» позаимствовал из «Чешской хроники» Козьмы Пражского (Cosm. II, 2), повторив и грубую ошибку своего источника: на самом деле Казимир I умер в 1058 г., когда его старшему сыну было уже 20 лет; см. также примеч. 24.

23. Чешский князь Бржетислав I.

24. Чешский поход на Польшу и перенесение в Прагу мощей св. Адальберта-Войтеха, епископа пражского, которые покоились в польской столице Гнезне, состоялся действительно в 1038/9 г., но не после смерти Казимира I (см. примеч. 22), а напротив — накануне его возвращения в Польшу.

25. Подробное описание этого в целом неудачного похода у «Саксонского анналиста» основано на не дошедших до нас источниках.

26. Память св. апостола Андрея Первозванного приходится на 30 ноября.

27. Альштедт, пфальц в Тюрингии, а не швейцарский город Альтштеттен, как думает М. Б. Свердлов (2. С. 235. Коммент. 32). Здесь король «держал совет» («placitum habuit») о неудачах в Чехии, а не «имел удовольствие», по забавному переводу М. Б. Свердлова (там же. С. 237).

28. Германия в лице и умершего в июне 1039 г. Конрада И, и его сына Генриха III поддерживала Казимира I, и в этом отношении она была в то время союзницей с Русью. Вероятно, именно с этим союзом и было связано посольство 1040 г., хотя, возможно, обсуждались уже также и те брачные планы, о которых прямо сообщает Ламперт Херсфельдский применительно к русскому посольству к Генриху III на Рождество 1042 г. (Ламперт Херсфельдский/3 и примеч. 28); думать так позволяет дата смерти Гунхильд-Кунигунды, первой супруги Генриха (дочери датского и английского короля Кнута Могучего) — июнь 1039 г.

29. Заимствовано у Козьмы Пражского (Cosm. II, 11).

30. Вильгельма IV из рода графов ваймарских, одного из наиболее могущественных в Тюрингии в первой половине XI в.

31. Орламюнде — второй, наряду с Ваймаром, родовой замок ваймарских графов в Тюрингии, упоминания о котором в источниках появляются при графе Вильгельме III, отце Вильгельма IV и Оттона.

32. Поппон, граф ваймарский.

33. Ульрих I, к которому после смерти бездетного Оттона перешло графство Орламюнде, был маркграфом Крайны — марки в верховьях Савы, на юге Каринтийского герцогства.

34. Ласло I.

35. Ульриха II, последнего в роду графов ваймарских и орламюндских, вымершем вместе с ним в мужской линии в 1112 г.

36. Граф Людвиг (Людовик), из рода тюрингенских Людовингов с главным родовым замком в знаменитом Вартбурге. Его сын Людвиг стал первым в ряду весьма влиятельных с XII в. тюрингенских ландграфов, положение которых было близко к герцогскому. Этим объясняется необычное титулование Людвига в «Саксонском анналисте» «графом Тюрингии».

37. Современный город Лувен (по-немецки — Лёвен) в Бельгии. Графства Брабант и Лувен были соединены в начале XI в. под властью Ламберта, потомка нижнелотарингских герцогов.

38. Экберт II, маркграф майсенский (с 1068 г.), из древнего северносаксонского рода Брунонов, родичей германских королей из Саксонской династии, один из вождей саксонского восстания против короля Генриха IV; Экберт назван по родовому замку Брауншвайг в Северной Саксонии. Фигура Экберта занимала одно из центральных мест в генеалогических связях русских князей с восточносаксонской знатью в 1070-1080-е гг. (см. следующее примеч.).

39. «Король Руси» — волынский князь Ярополк Изяславич, сын киевского князя Изяслава Ярославича; брак состоялся, вероятно, в 1071/2 г. (Назаренко 2001а. С. 524-529; здесь же и сводная таблица генеалогических связей, о которых сообщает «Саксонский анналист»). Изображения Ярополка и Кунигунды, которая на Руси носила имя Ирины, сохранились на двух миниатюрах в так называемом «Молитвеннике Гертруды», матери Ярополка, дочери польского короля Мешка II; миниатюры издавались неоднократно, см. последнее из известных нам качественных воспроизведений: Сарабьянов, Смирнова 2007. С. 81, 84. Табл. 76, 79.

40. «Гюнтер» и «Сиццо» (Sizzo — уменьшительная форма имени «Зигфрид») — фамильные имена в роду графов, именовавшихся по замкам Шварцбург и Кефернбург (в верховьях Зале), который в XII в., во времена, когда писался «Саксонский анналист», был одним из наиболее влиятельных в Тюрингии. Упомянутые в данном случае графы Гюнтер и Сиццо были из числа родоначальников (Шварцбург впервые упоминается в источниках с 1071 г.). Обычно брак Гюнтера с русской княжной, вслед за Н. А. Баумгартеном (Baumgarten 1927. Р. 10. Table II. N 7), датируют временем после 1087 г., т. е. после гибели Ярополка Изяславича и возвращения Кунигунды-Ирины в Германию; однако из текста источника это, вообще говоря, не следует, и женитьба Ярополковны могла состояться еще при жизни отца, в конце его княжения. В самом деле, иначе возникает вопрос, почему Анастасия, старшая из дочерей Ярополка, осталась на Руси и вышла замуж за минского князя Глеба Всеславича, а ее сестра была увезена матерью в Германию? Впрочем, возможно, к моменту отъезда Кунигунды из Руси, Анастасия уже была замужем, а младшая Ярополковна еще совсем мала, так что мать предпочла взять ее с собой. Ср. следующее примеч.

41. К 1086/7 г., когда Ярополк Изяславич был убит, его сыновья, Ярослав (будущий князь берестейский) и Вячеслав, были еще достаточно малы и не имели своих столов, так что мать не могла остаться жить при старшем из сыновей, как то обычно бывало. Замок Байхлинген входил в родовые земли графов орламюндских и составлял, очевидно, наследственную долю Кунигунды, так что граф Куно, родоначальник графов байхлингенских, приобрел его благодаря браку с дочерью Отгона Орламюндского. См. также фрагмент 23.

42. Оттон, граф нортхаймский (по замку Нортхайм в Южной Саксонии, близ северной границы Тюрингии), в 1060-х гг. был герцогом баварским, отсюда его титул в «Саксонском анналисте».

43. Граф Випрехт II из Гройча, маркграф нижнелужицкий (см. Пегауские анналы, примеч. 5).

44. Граф Адальберт I из Балленштедта (к юго-западу от Магдебурга), представитель восточносаксонского рода Асканиев (антикизированная форма родового имени по замку Ашерслебен в низовьях Зале), сильно укрепившегося при императоре Генрихе III. Благодаря браку с Адельхайдой Аскании унаследовали выморочное графство Ваймар-Орламюнде.

45. Заимствовано из «Книги о саксонской войне» Бруно. Имя саксонского пфальцграфа Фридриха I автор «Саксонского анналиста» эксплицитно вводит в текст (см. Бруно, примеч. 1).

46. Удона II из рода Штаденов, маркграфа Саксонской северной марки, которая в то время обнимала земли по обоим берегам Эльбы к югу от устья Хафеля.

47. См. примеч. 42. Особое внимание «Саксонского анналиста» к потомству Оттона Нортхаймского объясняется тем, что на внучке Оттона был впоследствии женат саксонский герцог, а затем германский король Лотарь III.

48. Маркграф Саксонской северной марки Генрих Высокий (Длинный).

49. Киевского князя Всеволода Ярославича.

50. Брак Евпраксии Всеволодовны и маркграфа Генриха состоялся, вероятно, ок. 1085 г. и преследовал цель нейтрализации польского князя Владислава I, у которого искал поддержки волынский князь Ярополк Изяславич в своем конфликте с дядей Всеволодом Киевским (см. подробнее: Назаренко 2001а. С. 539-547). Из слов анналиста, вроде бы, можно заключить, что Всеволодовна получила имя Адельхайда в браке с маркграфом Генрихом. В то же время надо учесть, что это имя было династическим в королевском семействе как Оттонов, так и Салиев — поэтому наречение им Евпраксии могло быть связано именно с замужеством за Генриха IV, тогда как «Саксонский анналист» анахронично употребил закрепившееся впоследствии имя.

51. Генрих IV (см. Эккехард из Ауры, примеч. 4; Аугсбургские анналы, примеч. 5); ср. фрагмент 22.

52. Сообщение о втором браке императора Генриха IV заимствовано из «Хроники» Фрутольфа (Эккехард из Ауры/2), но при этом ошибка последнего, перепутавшего маркграфа Генриха с его отцом маркграфом Удоном, исправлена.

53. Заимствовано из «Хроники» Эккехарда (Эккехард из Ауры/3).

54. Заимствовано из «Хроники» Фрутольфа. Об Оттоне и Куно см. примеч. 41-42.

55. До этого места — повтор сведений, уже приведенных в статье 1062 г. (фрагмент 18).

56. Зютфен — графство на правобережье Нижнего Рейна, на южной границе Фризии. Граф Генрих женился на дочери Куно и Кунигунды ок. 1100 г., так как нортхаймский граф Генрих Жирный, брат Куно, получил Фризскую марку в 1099/1100 г., а в 1101 г. уже погиб. Именно наличие фризских ленов в руках Генриха Нортхаймского может объяснить брак его племянницы с графом соседнего Зютфена.

57. Вильгельм I, сын первого из люксембургских графов — Конрада I. Графство Люксембург на среднем Мозеле располагалось на южной границе герцогства Нижняя Лотарингия, к которому принадлежала и Фризия, чем и объясняется брак Генриха с дочерью Куно Байхлингенского (ср. предыдущее примеч.).

58. Дитрих III, последний в роду графов катленбургских (по родовому замку Катленбург неподалеку от Нортхайма), весьма влиятельному на юге Саксонии в XI в. и представлявшему собой, вероятно, ответвление рода Штаденов.

59. Плёцкау — замок на Нижней Зале. Хельперих, граф плёцкауский, стал маркграфом Саксонской северной марки в 1112 г.

60. Конрад, граф плёцкауский, маркграф Саксонской северной марки; Бернхард, граф плёцкауский.

61. Випрехта (Викперта) III, графа гройчского, сына Випрехта (Викперта) II (см. примеч. 43), последнего в роду; таким образом, Кунигунда и ее дочь были замужем за отцом и сыном.

62. Дипольд III, маркграф в Севернобаварской марке (с центрами в Наббурге и Хаме), созданной императором Генрихом III на границе с Чехией. В лице Дипольда III род Дипольдингов, потомственно владевший маркой с 1073 г., достигает вершины своего могущества; его дочь Адела стала первой супругой императора Фридриха I Барбароссы.

63. См. примеч. 43.

64. Магнуса — последнего саксонского герцога из рода Биллунгов.

65. Лотарь Зуплинбургский (Зуплинбург, или, в современной форме, Зюплинген-бург — замок в Восточной Саксонии, в верховьях реки Аллер, правого притока Везера), саксонский герцог в 1106-1125 гг., затем — германский король и император Лотарь III; «Людер» — саксонская форма имени «Лотарь».

66. См. примеч. 10.

67. Повторное замствование из «Хроники» Титмара (см. фрагмент 12). При этом в отношении места гибели Бруно механически соединены данные Титмара (на пограничье Пруссии и Руси) и «Кведлинбургских анналов» (на пограничье Руси и Литвы).

68. Лотарь III.

69. Болеслава III.

70. В междоусобной борьбе в Дании между королем Нильсом и его племянником Эриком II Эмуном в 1134 г. Нильс и его сын Магнус погибли, и королем стал Эрик, брат убитого Магнусом в 1131 г. Кнута Лаварда, верного союзника Лотаря III, который дал Кнуту в лен Вагрию, в результате чего Кнут стал титуловаться «королем ободритов». Вероятно, в Магдебурге были послы Эрика, который выразил готовность признать себя ленником империи; присяга состоялась на Мерзебургском съезде 1135 г.

71. Правление Лотаря III сопровождалось активизацией политического влияния Германии на славянских землях к востоку от Эльбы, а также миссионерской деятельности у ободритов и лютичей. Как раз в 1134 г. Лотарь лично побывал в Вагрии, где основал монастырь Зегеберг (к западу от Любека).

72. Послы византийского императора Иоанна II Комнина, а также венецианские послы искали в Лотаре III союзника против норманнского короля Сицилии Роджера II, который не только угрожал Адриатическому побережью Византийской империи, но и препятствовал безопасной торговле Венеции в Средиземноморье.

73. Болеслав III вынужден был признать Западное Поморье имперским леном.

74. В какой именно связи к Лотарю III приходили послы из Руси, можно только догадываться. Одной из причин могла стать активная датская политика Лотаря: ведь и Кнут Лавард, и Эрик II (см. примеч. 70) были женаты на дочерях киевского князя Мстислава Владимировича Ингиборг и Малфрид соответственно (см. т. V Хрестоматии), причем и после смерти Мстислава в 1132 г. в Новгороде до 1136 г. продолжал сидеть родной брат датской королевы Всеволод Мстиславич. Кроме того, Лотарь был озабочен укреплением торговых связей на Балтике: вероятно, к 1134 г. относится издание им привилегий немецким купцам, торгующим с Готландом, — наиболее раннего документа такого рода. Поэтому не исключено, что имели место какие-то переговоры с Новгородом относительно балтийской торговли, тем более что именно в 1134 г. произошел конфликт с русскими купцами в Дании (НПЛ. С. 23, 208). Наконец, еще одной вероятной темой русско-немецких переговоров при Лотаре III могла стать борьба за венгерский престол Бориса Кальмановича, которая приобрела ярко выраженный международный аспект (см. Вышеградское продолжение Козьмы Пражского, примеч. 10; Оттон из Фрейзинга/3 и примеч. 16; Венгерский хроникальный свод/6). Бориса, не признанного венгерским королем Кальманом сына от Евфимии, сестры Мстислава Владимировича, до 1135 г. активно поддерживал польский князь Болеслав III, тогда как Лотарь III был деятельным сторонником противника Бориса — венгерского короля Белы II. На Руси Борис имел опору, видимо, на Волыни, где в это время княжил младший брат Мстислава Андрей Владимирович, который, как до 1132 г. и сам Мстислав, мог проявить какую-то дипломатическую активность в этом вопросе.