Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ЗАХИР АД-ДИН АР-РУЗРАВАРИ

ДОПОЛНЕНИЕ К "КНИГЕ ОПЫТА НАРОДОВ"

АЛ-МИСКАВАЙХА

ЗАЙЛ КИТАБ ТАДЖАРИБ АЛ-УМАМ


Переведено по: Continuation of The Experiences of the Nations by Abu Shuja Rudhrawari, vizier of Muqtadi, and Hilal b. Muhassin, vizier's secretary in Baghdad. Arabic texts ed. by H. F. Amedroz and D. S. Margoliouth, Oxford, 1921.


Рассказывают, что Адуд ад-Даула в знак уважения к Асфару ибн Кардуйаху не допускал, чтобы на того были приняты жалобы, или требовать, чтобы кто-либо из его катибов приходил в суд по вопросам, касающимся Асфара.

Когда один земледелец, подвергшись несправедливости со стороны Асфара в деле издольной аренды, подал на него жалобу Адуд ад-Даула, этот последний на ее обратной стороне написал: Наш брат Абу Зухайр не может поступать таким образом, и жалоба на него по этому поводу — ложь. (Жалоба с) надписью (Адуд ад-Даула) была переслана Асфару, и он (после этого) поступал справедливо с этим человеком.

Рассказывают со слов одного земледельца о том, что он сказал: В правление Адуд ад-Даула мое имение было включено в икта Асфара ибн Кардуйаха. Несправедливость его была известна, но Адуд ад-Даула допускал все поступки Асфара и Зийара ибн Шахракуйаха ал-Адави.

На меня обрушилась беда за бедой, и я не смог получить (столько урожая), чтобы я уплатил харадж, а моя задолженность Асфару выросла до 3 тыс. 600 дирхемов. Асфар из-за этого заточил меня, обращался со мной плохо и держал в цепях. Он захватил арендованную мной землю, а я был у него в заключении 7 месяцев. Тюремщик со мной обходился по-дружески и, зная, что я не в состоянии сбежать с оковами на ногах, в полдень, когда у ворот бывало пусто, оставлял меня на своем месте, а сам уходил к себе домой. Он там занимался своими делами, а потом возвращался.

Я до такой степени отчаялся (в спасении) из моего безнадежного и безвыходного положения, что предпочитал смерть жизни. Однажды, когда (по своему обыкновению) тюремщик ушел, а у ворот было пусто, я решился, прихрамывая от оков, выйти (из ворот). Асфар жил во дворце Са'ида ибн Махлада на улице ар-Райхани. Стояло лето и было знойно. Я шел берегом Тигра, пока не дошел до площади, что ниже дворца Адуд ад-Даула. Когда люди смотрели на меня по пути, то, не знавшие меня, думали, что я бежавший сумасшедший, а знавшие, считали, что я бежал (из заключения). Когда я остановился на площади, увидел раскрытые занавеси, на веранде стоял Адуд ад-Даула, хотя я его (тогда ) не узнал, а поблизости от него — Али ибн Бишара ал-Фарраш (постельничий). Я крикнул взывающим тоном, Али ибн Бишара поспешил в мою сторону, делая мне знак: молчи и иди к воротам со стороны сада. Я так и поступил. Он вышел ко мне и спросил: Кто ты, каков твой рассказ? Я рассказал ему о своем положении и о несправедливости, причиненной мне Асфаром. Он посадил меня у привратников, а сам ушел. Вдруг он выходит, заводит меня в ворота и говорит: Малик (царь) стоял на веранде, когда ты пришел, и он увидел тебя. Когда ты предстанешь перед ним, поцелуй землю и многократно благослови его. Я, ковыляя в моих оковах, пошел и подошел к нему на том месте, где я видел его в первый [186] раз. Страх и тревога овладели мной, но я поцеловал землю (перед Адуд ад-Даула) несколько раз и многократно его благословил, потом заплакал и умолк.

Адуд ад-Даула велел Али ибн Бишара: Скажи ему, пусть объяснит свое положение. Я сказал: Мой язык мне отказывает в речи из-за большого страха и боязни, которые мною овладели. Адуд ад-Даула сказал: Говори без страха. Я сказал, что Асфар захватил мое имение и требовал от меня, чтобы я дал то, на что у меня не хватало сил, а он держал меня в заключении в цепях на протяжении семи месяцев.

Адуд ад-Даула молчал некоторое время, а потом сказал мне: Вернись в дом Абу Зухайра и сообщи ему, что ты пришел к нам и объяснил нам свое положение, а мы приказали тебе вернуться к нему.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 47—49.


Шарифу Абу-л-Хасану Мухаммаду ибн Умару (при вступлении Шараф ад-Даула в Багдад) было возвращено все, что ему принадлежало из мулков и имений в различных местностях.

Благосклонность к нему была возобновлена, и (новые) имения были прибавлены к его (старым) имениям. Умножились источники его дохода, и харадж с его собственности составлял ежегодно 2 млн. 500 тыс. дирхемов, и он их передавал в диван султана.

Шарифу Абу Ахмаду ал-Мусави (также) были возвращены его мулки.

Ибн Ма'руф был утвержден на должности главного кади. Права катибов и крупных чиновников при нем стали соблюдаться, а их паек и жалованье им начали регулярно выдавать. Конфискации были упразднены, пути доносов — заграждены и двери закрыты.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 136.


Абу Наср Хвашазах был послан в Маусил для защиты его территории и сохранения его целостности.

Со смертью Абу-л-Касима Са'да Бад ибн Душанк снова попытался захватить эту область. Он пошел к Тур Абдину, а это — гора, которая командовала над Нисибином.

Когда Абу Наср узнал об этом, он был вынужден отправиться в Нисибин для отражения Бада. Он написал в столицу, прося подкрепления и помощи, но то, что он получил, было незначительно. Боясь, что дела его с Бадом пойдут так, как пошли дела Абу Са'да Бахрама и Абу-л-Касима Са'да, он призвал бану укайл, приблизил его к себе, полагаясь на него в войне против Бада, ибо укайлиты были более привычны к верховой езде и более быстрыми в движении, чем курды, лошади которых были медлительными, а снаряжение — тяжелым.

Вазир Абу Мансур ибн Салихан все время строил против него козни из-за ссоры между ними. Он отделывался от него одними [187] обещаниями, а потом определил сумму (денег), которую он послал емy после неоднократных обещаний, в 300 тыс. дирхемов, но это было совершенно недостаточно для такого мероприятия.

Абу Наср Хвашазах обещал тем, кто был с ним, прибытия этих денег. Узнав, как незначительна была их сумма, он решил скрыть от них это дело, боясь, что если оно станет известным его людям, они могли из-за ненадежного положения рассеяться. Его (тогда) атаковал бы Бад, и он не ушел бы от жестокого поражения. Поэтому он прибегнул к распределению и передаче земель арабам-кочевникам (на правах икта), полагая, что эти земли грани-шли (с землями) врага, и дела последнего будут осложнены, ибо, если эти земли достанутся арабам-кочевникам, они тотчас будут их защищать для себя так, как защищают люди свои семьи. Если дела султана пойдут на лад, то вырвать эти земли из рук арабов-кочевников будет легче, чем из рук Бада.

Так, какой-нибудь араб писал прошение, в котором он просил, чтобы ему была пожалована на правах икта такая-то необработанная земля, а на самом деле она была великолепное имение. И назначали эту землю ему без какого-либо официального оформления и определения ее дохода, а катиб Абу Насра извлек из этих сделок громадную сумму денег.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 144.


Ал-Ала ибн ал-Хасан выбрал 60 человек из числа знатных дайламитов и дал им знать о том, чтобы они встретили эмира Абу Али, прислуживали ему, уведомили его от имени дайламитов об их подчинении ему и добивались от него ареста Абу-л-Касима ар-Ради до вступления Абу Али в город и назначения кого-либо на его место после того, как он утвердится в городе.

Ал-Ала ибн ал-Хасан обещал этим знатным дайламитам икта Абу-л-Касима ар-Ради в Фарсе, этих икта было много, а это возбудило их алчность, и они настаивали на своей просьбе до тех пор, пока они не получили согласия Абу Али на арест ар-Ради. Этого последнего привели к ал-Ала ибн ал-Хасану, а он отправил его в крепость.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 160.


В этом году (В 379/11апреля 989 — 30 марта 990г.) были арестованы А'бу-л-Хасан Мухаммад ибн Умар ал-Алави и его катиб Абу-л-Хасан Али ибн ал-Хасан. В правление Шараф ад-Даула положение Абу-л-Хасана Мухаммада ибн Умара улучшилось. Доход с его собственности возрос настолько, что, когда Абу-л-Хасан Али ибн Тахир, отправившись в правление Шараф ад-Даула в навахи Сак ал-Фурат с целью их осмотра, наряду с тем, что ему было поручено, составил записку относительно дохода с его имений, он достиг 20 млн. дирхемов.

Шариф Абу-л-Хасан, узнав об этом, огорчился и проявил недоверчивость. Он позвал Али ибн ал-Хусайна ал-Фарраша (постельничий), прозванного ал-Хатиром (важный). Когда тот пришел к нему, Абу-л-Хасан сказал: Отнеси царю мое послание и скажи: Мавлана, никто мне не оказывал ни милости, подобно милости, оказанной тобой, ни благодеяния, подобно благодеянию, оказанному тобой. Ты освободил меня из заключения, даровал мне жизнь, вернул мне мое имущество и имения, умножая мне милости. До меня дошло, что Ибн Тахир составил относительно моих имений записку, (доход с этих имений он определил) в 20 млн., дирхемов. Имения эти принадлежат тебе и они от тебя. Я желаю передать половину их эмиру Абу Али в качестве дара от чистого сердца и доброй души. Али ибн ал-Хусайн ал-Фарраш повторил это послание у [188] Шараф ад-Даула. Шараф ад-Даула в ответ сказал: Скажи Абу-л-Хасану: Я слышал твое послание. Моя вера в тебя гарантирует тебе больше, чем все мои милости. Клянусь Аллахом, если бы твой доход и превосходил во много раз ту сумму, которую ты назвал, я (все равно) считал бы незначительной (милость), которую я тебе оказал. Аллах обеспечивает тебе твое имущество и собственность и освобождает Абу Али от ввода (во владение) твоими имениями.

Когда Шараф ад-Даула умер и царство перешло к Баха ад-Даула, а делами завладел Абу-л-Хасан ал-Му'аллим, этот последний стал жадно присматривать за богатством Абу-л-Хасана Мухаммада ибн Умара. Он советовал Баха ад-Даула захватить его богатство и конфисковать его собственность. Он арестовал его, его управляющих имениями и катибов.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 173—174.


Самсам ад-Даула арестовал ал-Ала ибн ал-Хасана, его катибов, слуг и его дочь, жену ал-Алави ар-Рази.

Его подвергли чрезмерным вымогательствам (с целью получения от него денег) и таким пыткам, что его дочь и много сторонников погибли под ударами.

Ал-Ала ибн ал-Хасан оставался в заключении в одном из подземелий и о нем ничего не было известно до того, пока дела Абу-л-Касима ад-Далджи не потерпели крах. Мнение госпожи, матери Самсам ад-Даула, о нем переменилось и в 383 году (26 февраля 993 — 14 февраля 994г.) его арестовали. Ал-Ала ибн ал-Хасан был освобожден из заключения и восстановлен в должности.

Когда его выпустили из заключения, зрение его стало слабым, его взяли во дворец госпожи, (матери Самсам ад-Даула}, где он лечился, пока не поправился. Потом его пожаловали почетным халатом и вернули на должность вазира. Он сопровождал Самсам ад-Даула в ал-Ахваз, потом возвратился в Арраджан, где он остался для управления делами Фарса. Когда имело место событие Талл Тау'са, дайламиты вернулись побежденными, а Самсам ад-Даула отступил в Шираз, ал-Ала ибн ал-Хасан ушел в ал-Ахваз и сражался с войсками Баха ад-Даула, а потом умер в Аскар Мукраме.

После того, что выпало на долю ал-Ала ибн ал-Хасана, его дочери и семьи, отношения его с Самсам ад-Даула стали неискренними. Он погубил его династию, жалуя икта, растрачивая деньги, реквизируя имущество и сдавая провинции.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 247.


В этом году (В 383/26 февраля 993—14 февраля 994г.) пришла весть о том, что сыновья Бахтийара овладели крепостью, в которой они были заточены, и о том, что Абу Али ал-Хасан ибн Устазхурмуз отправился против них из Шираза, взял их и двоих из них предал смерти. Выше уже шла речь о них и о том, как Шараф ад-Даула, оказав им милость, освободил их из заключения.

Когда Шараф ад-Даула задумал вторгнуться в Ирак, он отправил их в один из дворцов в Ширазе, где он утвердил им их жалованье и (все) их икта. После его кончины они были (снова) арестованы и заключены в крепость Харшана. Там оставались они до того, пока не прошла значительная часть правления Самсам ад-Даула.

Сыновья Бахтийара расположили к себе начальника крепости и бывших с ним дайламитов, которые подчинились сыновьям Бахтийара и освободили их. После этого сыновья Бахтийара послали (гонца) к жителям окружающих крепость округов, большинство [189] которых были храбрыми пехотинцами и имели оружие. Большая часть их примкнула к сыновьям Бахтийара и собралась под крепостью.

Самсам ад-Даула, узнав об этом, послал против них Абу Али ибн Устазхурмуза с войсками.

Когда Абу Али ибн Устазхурмуз отправился и приблизился к крепости, те, кто собрались под крепостью, рассеялись. Сыновья Бахтийара и дайламиты укрепились в крепости, а Абу Али расположился вокруг крепости, предприняв ее осаду.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 248.


Когда умер Абу-л-Даввад Мухаммад ибн Мусаййиб, его брат ал-Мукаллад постарался стать эмиром своего племени. Но он не получил поддержку племени, так как оно обычно выдвигало главой старшего из членов (их) семьи. Ввиду того, что Али был старше его, племя пришло к согласию об облачении его властью эмира. Ал-Мукаллад, потеряв надежду на эмирство, решил подыскать для себя место и начал располагать к себе дайламитов, бывших у Абу Джа'фара, сея среди них недовольство этим последним. [190]

В своем послании он воздал хвалу Баха ад-Даула и просил передать ему на откуп Маусил за 2 млн. дирхемов ежегодно, уплачиваемых авансом. Он добивался также расположения к себе дворцовых слуг.

Потом ал-Мукаллад обратился к Али, своему брату, уверяя его, что Баха ад-Даула назначил его наместником Маусила, но Абу Джа'фар не допускает его в город. Он просил его разбить лагерь вместе с ним вокруг Маусила, и Абу Джа'фар, когда узнает об их согласованном действии, испугается и отступит из города.

Али пошел на зов брата и удовлетворил его просьбу, желая связать его чувством благодарности (за поддержку). Когда у ворот Маусила был разбит лагерь, множество дайламитов, еще до этого настроенных ал-Мукалладом против Абу Джа'фара, перешло на его сторону. Абу Джа'фар, убедившись в том, что у него нет сил устоять против них, с 70 личными сторонниками защищался в крепости, воздвигнутой им рядом с правительственным домом. Он попросил ал-Мукаллада и Али освободить ему дорогу с тем, чтобы он передал им дайламитов, они согласились на это.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 280—281.


Ал-Мукаллад управлял делом защиты ал-Касра и западного берега Евфрата под началом ал-Аббаса ибн ал-Марзубана. Он назначил (там) своим помощником Абу-л-Хасана ибн ал-Му'аллима, одного из мелких чиновников Багдада, человека безрассудного, упрямого и бесцеремонного.

Кое-что о нем дошло до Ибн ал-Марзубана. Он стал гневаться на него и решил арестовать его, но он не предпринял должную предосторожность для его ареста. Ибн ал-Му'аллим насторожился и стал готовиться. (В это время) произошло несколько стычек, и это привело к раскрытию тайны.

Ибн ал-Му'аллим обратился за помощью к своему господину. Ал-Мукаллад прибыл из Маусила с большим войском и расположился на той же территории, что и Ибн ал-Марзубан. Между ними произошло сражение, в котором Ибн ал-Марзубан потерпел поражение. Он был взят в плен ал-Мукалладом, заточен, а потом по его приказу убит.

Ал-Мукаллад овладел ал-Касром и подчиненными ему землями и написал письмо Баха ад-Даула, в котором он приносил извинения, выказывая склонность к соглашению. Он просил прислать к нему (человека), который заключил бы с ним договор о (передаче ему) этой области за (определенную) сумму денег, которую он платил бы за нее (в пользу казны).

Баха ад-Даула (в это время) был занят своими заботами и (поэтому) необходимость толкала его к обману и подлаживанию (к обстоятельствам). Он послал к нему Абу-л-Хасана Али ибн Тахира, и они спорили между собой, пока не был составлен проект договора, с которым Ибн Тахир вернулся назад для того, чтобы получить совет по его (некоторым) статьям. [191]

Когда Ибн Тахир удалился из ал-Касра, ал-Мукаллад занял и подчиненные ал-Касру земли. Он наложил руку на доходы, и мукта начали громко жаловаться (по этому поводу) Абу Али ибн Исмаилу. Этот последний приготовился для выступления против ал-Мукаллада.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 283.


Весть о наступлении сторонников ал-Мукаллада на Багдад дошла до Баха ад-Даула, он испугался и тотчас же вызвал к себе Абу Джа'фара ал-Хаджжаджа. Он приказал ему спешно отправиться в Багдад, восстановить в нем порядок, договориться с ал-Мукалладом и арестовать Абу Али ибн Исмаила. Абу Джа'фар нашел благоприятный случай, отправился и достиг Багдада к концу месяца зу-л-хаджжа.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 285.


Ал-Мукаллад послал (человека) к Абу Джа'фару с целью заключения договора, предлагая ему свои условия. После долгих споров и препирательств было решено, что ал-Мукаллад будет платить 10 тыс. динаров, подлежащих переводу в казну Васита. Вместе с деньгами должны были быть посланы кони.

Он обязывался не трогать никаких икта, удовлетворяясь тем, что ему назначено (в икта) как плата за защиту этих икта. Он должен был дать возможности чиновникам (возвратить в казну) аннулированные икта, содействовать им в осуществлении прав султана (на икта), освободить взятых в плен дайламитов, произносить имя Абу Джа'фара во время молитвы после имени Баха ад-Даула. Обязывался переводить в казну ежегодно 1 млн. гийаских дирхемов с Маусила. Он получал почетный султанский халат из дворца султана, в обращении с ним должна была быть употреблена его кунья, получал лакаб Хусам ад-Даула (Меч государства) и ему должно было быть послано знамя.

Баха ад-Даула заключал с ним договор о назначении его наместником Маусила, Куфы, ал-Касра и ал-Джами'айна, назначал его за'имом (предводитель) арабов и жаловал его 1 млн. гийаских дирхемов из аннулированных икта.

Все выдвигаемые им условия были приняты, и халиф ал-Кадир дал по этому поводу обычный в таких случаях прием. Но ал-Мукаллад не выполнил взятых им обязательств, не считая (обязательств) уплаты суммы, переводимой в казну немедленно, и освобождения пленных дайламитов.

Ал-Мукаллад потом овладел (упомянутыми в договоре) землями. Его начали посещать катибы, крупные чиновники, люди высокого положения с тем, чтобы быть у него в услужении.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 293.


Абу Али ибн Исмаил разрешил некоторым тюркам вернуться в Багдад, а сам с Баха ад-Даула направился в ал-Ахваз (В 389/998-99г. в результате переговоров между представителями Баха ад-Даула и дайламитских войск Самсам ад-Даула после убийства последнего была достигнута договоренность о примирении дайламитских войск с тюркскими войсками Баха ад-Даула).

Первым делом, с рассмотрения чего Абу Али ибн Исмаил начал (свою работу в ал-Ахвазе), было дело икта и их распределения между дайламитами и тюрками. Он положился в этом деле на Абу Али ар-Руххаджи, который впоследствии получил лакаб Му'аййд ад-Даула, и было решено разделить их между ними поровну. Потом дайламиты Тустара не захотели присоединиться к этому решению, и этот принцип (равенства между дайламитами и тюрками) и равновесие едва не были нарушены и не вспыхнули заново столкновения между двумя партиями.

Ар-Руххаджи как посредник между ними действовал превосходно и решил, что статьи (денежного) дохода в больших городах будут сохранены в руках их собственников, в то время как все, что было кроме них из имений и обрабатываемой земли, подлежало разделу между ними поровну. Они согласились на это.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 323.


Абу Али ибн Исмаил овладел городом (Рамхурмуз) и написал Баха ад-Даула о победе и о том, что тот довершил свой поход (Фарс был взят войсками Баха ад-Даула в 389/23 декабря 998 —12 декабря 999г.). Он отправился в Шираз и обосновался в ширазском дворце.

Все дайламиты Фарса собрались в Ширазе и обсуждали вопрос об икта, какая часть их подлежала возврату, какая — сохранению, и последовало много споров по этому поводу. Было решено, что основой утверждения (икта) назначить обмен по курсу: за 300 дирхемов — один динар.

Первоначальное право каждого из них подлежало рассмотрению и ему должно было быть дано из икта, которым он владел, то его количество, доход с которого соответствовал той степени, которой он удостаивался во время этого обмена. Излишки подлежали возврату, а все (пожалования), совершённые под конец правления Самсам ад-Даула, были упразднены.

Этот принцип соблюдали по отношению к средним и низшим слоям (дайламитских войск), а что касается высших дайламитов, то Абу Али ибн Исмаил давал им столько, сколько радовало их глаз.

Узнав о тщеславии и бахвальстве Абу Али ибн Исмаила, они унижались перед ним, прислуживая ему в такой степени, какую не заслуживают даже цари, не говоря уж о вазирах.

Захир ад-Дин ар-Рузравари, стр. 327—328.

(пер. Л. И. Надирадзе)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории Халифата. М. МГУ. 1968.

© текст - Надирадзе Л. И. 1968
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Петров С. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© МГУ. 1968