Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Http://wodolei.ru/catalog/rakoviny/

http://wodolei.ru/catalog/rakoviny/

wodolei.ru

ПРОШЛОЕ, ЗОВУЩЕЕ НА БОЙ

В 1966 ГОДУ ИСПОЛНЯЕТСЯ 400 ЛЕТ СО ДНЯ СМЕРТИ БАРТОЛОМЕ ЛАС-КАСАСА, ВЫДАЮЩЕГОСЯ ИСПАНСКОГО ГУМАНИСТА

Бартоломе де Лас-Касас — защитник индейцев... Несколько веков назад это имя одни проклинали и поносили, другие благословляли и чтили. На родине, в Испании, его называли врагом народа, еретиком. Индейцы Америки шли к нему, как к отцу, ища защиты и справедливости. Католическая Испания делала все, чтобы имя Лас-Касаса было забыто и его многочисленные труды не увидели света.

...В 1542 году Лас-Касас написал одно из своих самых смелых сочинений — трактат «Кратчайшее сообщение о разрушении Индий» («Индиями» в те годы называли земли Америки). В этом трактате Лас-Касас разоблачил и заклеймил колониальную политику Испании как политику разбоя и насилия. Он подробно описал, что творили на землях Нового Света «...с мечом и крестом и с безумной жаждой золота» конкистадоры. Вот отрывки из трактата:


«...Известно, что христиане своей тиранией и несправедливостью умертвили более 12 миллионов душ индейцев — мужчин, женщин и детей... Убивали христиане двумя способами: несправедливой, кровавой, тиранической войной и обращением в жесточайшее рабство, в такое, в какое никогда прежде не бывали обращены ни люди, ни животные... Причиной и единственной целью убийств и разрушения было обогащение христиан золотом. Ради этого они готовы были на любой произвол на новых землях, ибо земли были богаты, а жители их скромны и терпеливы. Их легко было завоевать, и христиане это сделали. ...И то, что я говорю, я знаю, ибо видел все собственными глазами...

ОСТРОВ ЭСПАНЬОЛА 1

Он был первым, куда вступили христиане; здесь было положено начало истреблению и гибели индейцев. Разорив и опустошив остров, христиане стали отбирать у индейцев жен и детей, заставляли их служить себе и пользовались ими самым дурным образом, пожирали пищу, которую трудом и потом своим индейцы производили. Христиане не довольствовались той едой, которую индейцы давали им по своей воле, сообразно своим собственным потребностям, каковые у них всегда невелики. У них нет обычая заготовлять пищи больше того, что они съедят в день. Но то, чего хватило бы на целый месяц для трех индейских домов с десятью обитателями в каждом, пожирает и уничтожает один христианин за день. Приняв от христиан многочисленные притеснения, насилия и обиды, индейцы поняли, что такие люди не могли явиться с неба. Некоторые индейцы стали прятать пищу, другие — жен и детей, иные бежали в леса, [53] чтобы уйти от таких жестоких и свирепых людей. Христиане ловили их, секли плетьми, избивали кулаками и палками, поднимали даже руку на индейских сеньоров — касиков.

И стали индейцы искать средства, которыми можно было бы вышвырнуть христиан со своих земель вон, и взялись они тогда за оружие. Но оружие у них слишком слабое как для нападения, так и для защиты. Все их войны мало отличаются от кастильских игр и детских забав! Христиане на лошадях, вооруженные мечами и копьями, беспощадно убивали индейцев. Вступая в селения, они никого не оставляли в живых. Один раз я видел, как на решетки было положено несколько касиков. Альгвасил, который их пытал, был хуже палача. Я знал, как его звали, и даже знал его родителей в Севилье! Несчастные касики просили освободить их или убить сразу. Но он не хотел убивать, прежде чем не насладится своим зверством. Заткнул им рот и сам раздувал огонь, чтобы касики поджаривались на нем!

...Христиане бились об заклад, кто из них одним ударом меча разрубит человека надвое, или отсечет ему голову, или вскроет внутренности. ...В селениях они строили длинные виселицы и вешали по тринадцати человек на каждой во славу 12 апостолов и Христа. Обертывали индейцам тело сухой соломой и поджигали или отсекали руки, подвешивали их к шее и отпускали несчастных со словами: «Идите с этими письмами и передайте их тем, кто укрылся от нас в лесах». Я сам видел эти мучения и бесконечное множество других. Все, кто мог уйти, уходили в леса и горы, спасались там от испанцев — столь бесчеловечных и безжалостных скотов, истребителей и смертных врагов рода человеческого. Были еще потом христианами обучены отчаянные и злейшие псы, которые бросались на индейцев, разрывали их на куски и пожирали. Эти псы творили великие опустошения и душегубства среди индейцев.

А если иногда (это бывало редко и всегда по справедливости) индейцы убивали кого-либо из христиан, то последние, сговорившись между собой, решали, что за одного убитого испанца нужно убивать сто индейцев.

...Хочу сделать вывод, и утверждаю, и клянусь в верности моих слов, что индейцы не давали повода и не были виноваты в том, что одних из них уничтожали, а других отдавали в рабство. И еще я утверждаю и могу поклясться, что ни одного смертного греха против христиан индейцы не сделали... Может быть, некоторые индейцы и пытались мстить, но я [54] знаю совершенно точно, что индейцы вели только самые справедливые войны против христиан, а христиане никогда не были справедливы, и все их войны против индейцев — самые несправедливые и тиранические из всех, что существуют на земле.

...После окончания войны и гибели множества индейцев в живых остались только старики, женщины и дети. И стали христиане распределять индейцев между собой: кому 30—40, а кому и 100-200, в зависимости от милости главного тирана — губернатора. Когда индейцев распределили между христианами, те стали обращать их в католическую веру. Заставляли индейцев работать, но не кормили их досыта, давали только траву и овощи — такие продукты, от которых нет сил для работы. Молоко у кормящих женщин пропало, и вскоре все дети умерли, а поскольку мужчины были отделены от своих жен, прекратилось деторождение на острове.

Христиане не только не работали сами, но даже заставляли переносить себя на носилках и пользовались индейцами как вьючными животными. На плечах и на спинах у индейцев от тяжелой ноши и от ударов оставались следы, а сами они были похожи на истощенных животных. Не рассказать, не описать, ни на какой бумаге не изложить всю жестокость обращения, все удары, проклятия, подзатыльники, ругань...

ОСТРОВ КУБА

В 1511 году испанцы пришли на остров Куба... Еще более жестоко, чем на других островах, вели себя там христиане. И произошло примечательное событие. Касик Атуэй бежал от бесчинства испанцев с острова Эспаньола на Кубу со многими своими подданными. Когда узнал, что христиане пришли и на Кубу, он собрал своих воинов и сказал им:

— Вы уже слышали, что христиане поблизости! И вы знаете, что претерпели от них люди с острова Гаити. Здесь будет то же самое. А знаете ли вы, для чего христиане все это делают!

И ответили индейцы касику:

— Нет, не знаем, разве только потому, что по природе своей они дурные и жестокие!

— Нет, не только потому, — сказал касик, — есть у них бог, которому они поклоняются. А чтобы заставить и нас ему поклоняться, убивают или закабаляют нас!

Около касика стояла корзина с золотыми украшениями, и он продолжал, показывая на нее:

— Вот, смотрите, здесь христианский бог — золото! Давайте свершим пред ним обряд, чтобы христиане не притесняли нас!

И все закричали:

— Хорошо, согласны!

И они устроили пляски. Потом касик Атуэй сказал:

— Если мы оставим себе этого бога, то христиане убьют нас, чтобы отнять его. Давайте бросим его в реку!

И бросили они все золото в реку, которая там протекала.

Этот касик всегда стремился уйти от христиан, куда бы они ни приходили, зная, чем они грозят. Но когда сталкивался с ними, то защищался. Наконец его схватили. За то, что он пытался уйти и защищался, христиане приговорили его к сожжению на костре живым.

Какой-то францисканский монах, который присутствовал при казни, рассказывал, что касика привязали к столбу. Монах не слышал всего, что там происходило, но слышал только, как другой монах говорил касику о нашей вере и что он подымется на небо, где слава и вечный покой, если примет нашу веру, а если нет, то пойдет в ад, где пытки и мучения. Касик, подумав, спросил: «А есть ли на небе христиане?» Монах ответил, что есть, самые лучшие. Тогда касик закричал, не задумываясь, что он не желает на небо, а хочет в ад, лишь бы не оказаться опять среди столь жестоких людей!.. Вот какую славу заслужил себе господь бог и наша вера в Индии!

...Некоторые индейцы, попавшие в кабалу и рабство, стали убегать в горы, а иные вешались: и мужья, и жены, и дети — целыми семьями. Из-за жестокости одного испанца, которого я знал, повесилось более 200 индейцев. И так погибало бесконечное число людей. Один советник получил по репартьементо (по официальному указу короля) 300 индейцев; через три месяца 270 из них погибло на разных работах и осталось всего 30, то есть одна десятая часть. Тогда ему дали еще столько [55] же — 300, и он их всех погубил; и дали ему еще, и те тоже погибли; так было, пока он сам не умер и не убрался в преисподнюю!

За три-четыре месяца, которые я пробыл на острове, от голода умерло более 7 тысяч детей, так как их матерей и отцов угнали на рудники. Многие индейцы уходили в горы, где совершали чудеса храбрости, достойные восхищения. Великолепный остров обезлюдел...

НОВАЯ ИСПАНИЯ

(Мексика)

...В году 1518-м была открыта Новая Испания, что сопровождалось большими войнами и стоило много жизней. Под предлогом, что они едут заселять новые земли, туда отправились для разбоя и убийств те, кто называл себя христианами. И начиная с 1518 года до сего дня, а ныне уже 1542 год, продолжаются жестокая тирания и несправедливость, которые христиане проявили в отношении индейцев, христиане, потерявшие всякий стыд перед богом, королем, даже перед самими собой! Такие жестокости, такие разрушения, убийства, грабежи и насилия творятся на этой большой земле, что все, бывшее ранее, меркнет в сравнении с тем, что они тут проделали... Кое о чем я расскажу.

Но если даже я буду протестовать и проклинать, то все равно и тысячной доли всего этого ужаса не смогу описать... В одном городе по названию Чолула было убито больше 30 тысяч индейцев. Испанцев встретили там с почтением и уважением, а они решили убить всех, чтобы, как они говорили, «...вселить в них страх и показать свою смелость». Такова цель испанцев везде, куда бы они ни приходили (не мешает это знать всем!)... Рассказывают, что, когда происходила страшная резня, капитан испанцев пел, сидя на своем коне:

Смотри, Нерон, как горит Рим!
Как кричат дети и старики!
А ему все равно,
Он не внемлет ничему!
2

...В другом городе собрались индейцы и оказали испанцам сопротивление. Известно, что в этом бою было убито много христиан. Но индейцы убивали в справедливой и святой войне, которую они вели за правое дело. Их действия всякий разумный и справедливый человек не осудит.

...Уничтожая невинных людей и разрушая их земли, испанцы прикрывались тем, что будто бы они карают за неповиновение королю. Если индейцы не так быстро выполняли требования испанцев и не торопились попасть в их жестокие руки, то испанцы называли их мятежниками, восставшими против короля.

...Однажды пришли испанцы в селение и принесли с собой индейских идолов, которых они отобрали в прежних походах. Капитан вызвал касика и повелел ему взять идолов и за каждого идола дать раба или рабыню, в ином случае угрожал войной. Касик, устрашенный этим, приказал взять идолов, а испанцам дать рабов. Где было два сына, брали одного, а где три, — двух. Таким образом, он выполнил требование испанцев. ...Вот теперь вы видите, какие примеры христиане показывали индейцам! [56]

...Не могу не рассказать о том, что корабли, увозившие рабов-индейцев, бросали потом в море более одной трети людей. В погоне за большим количеством рабов, чтобы получить побольше денег за них, корабли набивали сверх всякой меры. Продуктов и воды едва хватало для испанцев, ездивших грабить. Индейцы умирали в дороге от жажды и голода, их тела бросали в море. Один испанец говорил, что на всем протяжении от Лукайских (Багамских) островов до Эспаньолы, на расстоянии 60-70 лиг, корабль мог идти без компаса, ориентируясь только по трупам индейцев, брошенных в море с кораблей.

Привозили индейцев на острова, и сердце могло разорваться у каждого, кто видел этих голых, падающих без сознания от голода детей и стариков, женщин и мужчин. Как ягнят, отделяли детей от отцов, жен — от мужей. Разбив индейцев на группы по 10-20 человек, испанцы начинали делить их между собой. Они бросали жребий, кому какая группа достанется, и если там попадался старик или больной, то испанец кричал:

— А этого старика пошлите к дьяволу. Зачем вы его мне даете, чтобы я его похоронил! Зачем мне этот больной, чтобы его лечить!

Вот какую любовь к ближнему выказывали эти христиане!

...Все рассказанное могут подтвердить многие свидетели, прокуроры из Совета по делам Индий. Но все чиновники-юристы, которые должны заниматься вопросами права, очень мало разбираются в этом, и до сего дня из-за их невероятной слепоты никто не занимается изучением всех этих преступлений и убийств, совершаемых и по сие время. Они только регистрируют: «Такой-то и такой-то свершили такие-то жестокости по отношению к индейцам, и из-за этого король потерял из своих доходов столько-то тысяч кастельяно».

Раньше индейцы считали испанцев посланцами с неба, и как они их принимали, как верили им до тех пор, пока испанцы не показали, кто они есть на самом деле и что им нужно!

...Заканчиваю я свой труд в Валенсии, 8 декабря 1542 года, когда тирания продолжается во всей ее силе — угнетение и разрушение, скорбь и тревога, насилие и коварство — во всех частях Индий, где имеются христиане... Испанцы бесчинствуют, не хотят выполнять «Новых законов», занимаются узурпированием прав индейцев и держат их в постоянном рабстве. Там, где перестали убивать индейцев ударами шпаг, их убивают непосильным трудом и несправедливостью. И до сих пор король недостаточно могуществен, чтобы этому помешать, ибо все — и дети и взрослые — грабят, одни больше, другие меньше, одни публично и открыто, другие скрытно, тайком, прикрываясь тем, что они служат королю».


В 1552 году Лас-Касаса за подрыв догматов религии привлекли к суду инквизиции. Трактат был осужден на сожжение.

Но не только современники яростно поносили Лас-Касаса и обвиняли его в клевете на испанцев. Имя Бартоломе Лас-Касаса и по сей день не дает покоя некоторым ученым франкистской Испании.

В 1964 году в Англии, в Оксфорде, состоялся конгресс историков-испанистов. Там выступал известный испанский ученый Рамон Менендес Пидаль (Королевская академия Испании) с докладом «Критические замечания по поводу биографии Бартоломе де Лас-Касаса».

Пидаль начал с того, что Лас-Касас — «...неоценимый историк Индий, посвятивший 52 года жизни для того, чтобы преобразовать Новый Свет... Первый биограф Лас-Касаса, фра Антонио Ремесаль, изобразил его как святого, а поэтесса Габриэла Мистраль даже сокрушалась по поводу того, что Рим не канонизировал его...»

Далее Пидаль пишет: «...но тем не менее есть и такие... которые считают Лас-Касаса безнадежным безумцем...»

Сам Пидаль уверен, что трактат — «...книга, не имеющая никакой исторической ценности, ибо она, без всякой нужды на то, предназначена утверждать, что испанцы только и делали в Америке, что разрушали, грабили, мучили и убивали миллионы и миллионы индейцев».

«...Исключительная мировая известность Лас-Касаса, — утверждает Пидаль, — покоится на политических страстях, а не на объективных творческих заслугах автора».

Пидаль вынужден признать, что трактат Лас-Касаса вот уже в течение четырех столетий является грозным политическим оружием в борьбе за независимость, против Испании, «служит антииспанской пропаганде».

Пидаль возмущается тем, что Лас-Касас, пользуясь своим положением епископа в Чиапасе (Мексика), запрещал священникам давать отпущение грехов испанцам-колонистам, владеющим рабами-индейцами.

Кончает свой доклад Пидаль утверждением, что Лас-Касас, подобно Дон-Кихоту, «...доказывает бессмысленности» и что искажение фактов в сознании Лас-Касаса, так же как и у Дон-Кихота, носило «патологический характер». Рыцарь Печального Образа был обвинен в безумии. О Лас-Касасе Пидаль пишет: «...в 1957 году я вынужден был опубликовать работу, где я расцениваю Лас-Касаса как параноика».

Поистине Пидаль не сказал ничего нового! Еще в 1547 году губернатор Мексики Мальдонадо, один из тех, кто владел в Америке несметными богатствами и тысячами рабов-индейцев, кричал на старого Лас-Касаса: «Вы сумасшедший! Вы подлый человек! Вы дурной епископ, и я прикажу вас выгнать!» А ведь Лас-Касас только [57] призывал Мальдонадо и ему подобных освободить рабов-индейцев... Испанцы-колонисты, лишенные права исповеди, чуть не убили епископа Лас-Касаса; они вопили: «Вы враг христиан! Вы мятежник! Мы будем жаловаться на вас архиепископу, папе, королю! Убирайтесь из нашего города, или мы расправимся с вами!»

Вот как Пидаль оказался неожиданно близок к своим предкам!

Прогрессивный испанский историк XIX века Антонио Льоренте говорит о Лас-Касасе как о человеке и об историке, вполне достойном доверия.

В книге «Жизнь и труды Б. Лас-Касаса» Льоренте пишет: «...Лас-Касас 14 раз пересек океан, неустанно ездил он по неизведанным и новым областям Америки, подвергался опасностям как от индейцев, так и от испанцев. Он не согнулся от тягот своего длинного пути. Он отбивал атаки завистников, которые кляли его и стремились погубить. Он одерживал победы над врагами в политических и религиозных спорах. Нельзя найти ни малейшего повода осуждать Лас-Касаса или не доверять ему; наоборот, все говорит о том, что его личное поведение было безупречно, а добродетели его чисты и незапятнанны... Мы можем добавить, что он был защитником свободы не только индейцев, но и всех народов. Хотя он был подданным деспота Карла V, он нашел в себе смелость, чтобы написать и опубликовать трактат о королевской власти и обосновать превосходными доводами, что королевская власть может быть ограничена, то есть короли должны править народом, лишь согласно принципам вечной справедливости и мира... Мы не боимся утверждать, что для того, чтобы писать так и защищать такие принципы, требуется большое мужество, особенно в тот век, век Карла V и Филиппа II».

Президент Кубинской академии наук А. Н. Хименес, один из сподвижников Фиделя Кастро, в своей книге «География Кубы» пишет, что к приходу испанцев на Кубу, в 1492 году, там жило 200-300 тысяч мирных индейцев-араваков. Уже в 1537 году их осталось всего 5 тысяч. А за 50 лет испанского владычества на Кубе было истреблено почти все ее коренное население. Хименес в своей книге неоднократно ссылается на первого историка Кубы, Бартоломе Лас-Касаса.

Суровы и неприступны горы Баракоа на Кубе. Именно здесь сражался первый повстанец Кубы, касик Атуэй, о гибели которого поведал Лас-Касас. Память об Атуэе бережно хранит свободный кубинский народ. «Люди Баракоа горды тем, что являются наследниками касика Атуэя, который много лет назад зажег пламя борьбы. Когда в Баракоа была создана местная организация Единой партии социалистической революции, революционеры Баракоа единодушно присвоили ей имя касика Атуэя», — пишет кубинец Норберт Фуэнтес.

Так прошлое страны перекликается с ее героическим настоящим...

Наш век — век крушения остатков колониализма. И тем знаменательнее тот факт, что именно сейчас мы отмечаем память первого борца против позорной колониальной системы, память воинствующего гуманиста Бартоломе де Лас-Касаса.

Е. МЕЛЕНТЬЕВА


Комментарии

1. Эспаньола — так Колумб назвал остров Гаити, открытый им в 1492 году. Он писал в своем дневнике про него: «...Эспаньола — это чудо: тут и цепи горные, и кручи, и долины, и земли, пригодные для обработки и засева... край этот поистине желанный, и, раз увидя его, покинуть невозможно». (Прим. ред.)

2. Лас-Касас не написал имени этого знатного убийцы. Но всем было известно, что речь шла об Эрнандо Кортесе, авантюристе, возомнившем себя императором Нероном. Кортеса иногда называли «мясником», ибо он составил недурное состояние, торгуя до завоевания Мексики скотом на островах Куба, Гаити и Ямайка. (Прим. ред.)

(пер. Е. А. Мелентьевой)
Текст воспроизведен по изданию: Прошлое, зовущее на бой // Наука и жизнь, № 1. 1966

© текст - Мелентьева Е. А. 1966
© сетевая версия - Тhietmar. 2011
© OCR - Пестерев В. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука и жизнь. 1966