Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ПАТРИК ГОРДОН

ДНЕВНИК

DIARY

1684-1689

/л. 99 об./ Января 6. Великое торжество и процессия к реке 388, смотреть которую я не ездил.

Я обедал у подполковника Лефорта 389.

10. Боярин вернулся. Я и полковник Мензис ожидали его возвращения сверху 390 до 6-го часа, а затем ужинали с ним и говорили о нашем священнике. Он сказал нам, что доставит это дело наверх.

Я обедал с полковником фон Трейденом.

11. Я обедал с боярином, но не получил ответа касательно нашего священника; нам сказано, что должно иметь терпение.

/л. 100/ Января 13. Я написал в Севск моему тестю, а также моей жене с севским стрельцом.

15. Мы имели встречу и переписали имущество подполковника Гилда.

Я написал к моим друзьям в Киеве и Севске через слуг думного.

Я обедал у нового Киевского губернатора, князя Юрия Семеновича Урусова.

16. Я должен был встретиться с Джеймсом Куком по делу генерал-лейтенанта Драммонда, но был разочарован.

/л. 100 об./ Января 17. Я.обедал у полковника Гулица, а вечером сделал несколько визитов.

18. Встретились и завершили дело Джеймса Кука, добившись соглашения только на 400 рублей.

Я ходатайствовал у боярина о моем отъезде из страны, и было велено принести прошение. [87]

19. Я подал прошение об отпуске из страны на время и получил указ об отпуске; моя жена и дети остаются в залог в Москве.

20. Я подал прошения касательно моего годового оклада и подвод, кои было приказано выписать.

21. Обедал у м-ра Виниуса, а вечером отправился на свадьбу полковника фон дер Вейдена.

/л. 101/ Января 23. Мы встретились, оценили и продали кое-что из имущества подполковника Гилда.

25. Обедал у м-ра Вулфа; стал крестным отцом сыну подполковника Лефорта Даниэлю; пытался помирить полковников фон Менгдена и Россворма, но тщетно.

Получил указы о выдаче моего годового оклада и дабы моя жена оставалась в Киеве.

26. Был у рук Их Величеств и получил чарку 391 водки из рук младшего, с повелением от него скоро возвращаться.

27. Я был у руки принцессы, которая велела мне скоро возвращаться и привезти с собою хотя бы одного из моих сыновей.

28. Я ездил в Черную Грязь и простился с боярином, который просил меня скоро возвращаться, не губить его — моего ручателя и писать к нему с каждой почтой.

/л. 101 об./ Я простился с генерал-лейтенантом Трауэрнихтом, полковником Шилом 392 и многими другими.

Января 29. Я написал к генерал-лейтенанту Драммонду и м-ру Мевереллу по почте в конверте м-ра Вулфа, уведомляя их о моем отпуске и отъезде из Москвы на следующий день, а г.-л. — о моей сделке с м-ром Куком: поскольку обмен был невозможен, я отдал деньги м-ру Вулфу для перевода из Архангельска, надеясь сделать это на десять процентов лучше, чем ныне.

Я обедал с м-ром Бутенантом и многими другими, а затем в городе простился с государственным секретарем 393 и м-ром Виниусом, от коих получил устное поручение, по приказу главного министра государства, касательно дел Их Величеств.

В Слободе я прощался с голландским резидентом 394 и другими ближайшими друзьями.

/л. 102/ 395 Февраля [4]. ...[до]сматривать лиц всех званий, чинов и состояний. Я заявил им, что сие надлежит понимать — купцов и прочих, а не военных персон, особливо такого звания, как я сам, и приводил им разные недавние примеры. Они ссылались на указ, полученный лишь несколько дней назад, и я обратился к вердикту губернатора, который уклонился от вмешательства, однако Дал мне освобождение в том, что касается его самого. Я нанес ему [88] визит вечером; он был чрезвычайно любезен и повторил сказанное прежде.

5. Я снова послал узнать волю губернатора, который заявил то же самое: что до него — я могу отъезжать с его полного разрешения, и по моей просьбе предоставил мне двух стрельцов для эскорта. Но услыхав, что таможенник собирает всех своих «птицеловов» 396 и вознамерился либо не выпускать меня из квартиры, либо задержать на дороге, я опять послал к губернатору, желая знать, по его ли это приказу и дозволит ли он такое насилие. Он прислал мне сказать, что не делал этого, однако не может вмешиваться в дело таможенников, ибо те имеют поручения непосредственно из Москвы; я же могу поступать, как сочту нужным.

Итак, отобедав, я дал приказ /л. 102 об./ готовиться [к отъезду], решив проложить себе путь через город силой вопреки любому противодействию. Таможенник, узнав об этом, явился ко мне и просил, если уж я хочу ехать и не потерплю досмотра клади, дабы я позволил опечатать оную и поместить в церковь или какое-либо надежное независимое место, пока не придет указ из Москвы. Сперва я и впрямь предлагал именно это, дабы не быть задержанным, но теперь, при поощрении, вернее, потворстве губернатора, отказался. Я отправил губернатору прошение за моей рукою с жалобой на таможенника и его собратьев за то, что оскорбили меня, приставив стражу ко мне и моей клади, и задерживали в пути, к моему большому ущербу и вреду; я просил записать оную здесь и отослать в Москву. Когда [жалобу] приняли, я выступил и, не пытаясь применить силу и не подвергаясь ей, проследовал через город, по мосту над Волховом и продолжал путь. Слегка уставшие лошади кормились в одной деревне, за 25 в[ерст], а ночью [я добрался] до Мшаги 397, за 25 в. Я заплатил в Новгороде прогон 398 за 10 лошадей — 25 алтын, а здесь за то же — 1 рубль 3 алт. 2 денги.

Я написал из Новгорода к м-ру Виниусу, полковнику Мензису и моей жене.

Февраля 6. Часа за 3 до рассвета я выехал оттуда и при ясном свете дня прибыл в Сольницу 399, за 15 верст. Там от одного дворянина, явившегося из Новгорода /л. 103/ в 4-м часу ночи, [я узнал,] что таможенник с главными лицами из оной службы с великой назойливостью раздобыл у губернатора приказ преследовать меня со стряпчим и отрядом стрельцов на подводах и обыскать мое добро на месте; если найдутся какие-либо товары — везти назад; если же я не допущу, то доставить меня со всем [скарбом] [89] обратно или хотя бы остановить меня там, где застанут. Слыша это и имея добрых лошадей, я посулил ямщикам 400 деньги на выпивку, помчался дальше, как Ииуй 401, и приехал в Опоки, за 35 верст. Покормив там лошадей не больше получаса, я добрался до Загорья, за 40 верст, часу в 3-м ночи, где сменил лошадей, отдав по 5 копеек за каждую. Я прибыл во Псков 402 до рассвета — 35 верст.

Февраля 7. Губернатор, князь Михаил Григорьевич Ромодановский 403, принял меня весьма любезно и распорядился о моем спешном отпуске, дабы, когда буду готов, я пришел с ним проститься. Я нанял лошадей от границы до Риги, отдав за каждую по 1 р. 8 алт. 4 д., а всего нанял 6. Итак, вечером, /л. 103 об./ простившись с губернатором и бывшими при нем друзьями, около 10 часов я отбыл оттуда. Без моего ведома, когда я спал, пьяные ямщики зашли отдохнуть в какой-то дом, верстах в 20, но я, проснувшись, разбудил их крепкими тумаками и заставил ехать дальше.

Февраля 8. Итак, в первый час после рассвета я достиг Печор 404, а незадолго до полудня — Нойхаузена, где комендант — лейтенант по имени Эрих Гет — после того, как я дал ему знать в его доме в замке, кто я такой, выдал мне ноту или пропуск (10 миль).

Немного покормив лошадей и отослав псковских, мы миновали несколько таверн. Сия местность, ничем не знаменитая и не примечательная, на протяжении 3 миль или 15 верст весьма гориста или, вернее, холмиста. [Мы] ночевали в таверне или krow 405 Payre; деревни, что здесь редки, как и таверны, обозначаются по именам дворян, коим они принадлежат (5 миль).

9. С криком петуха мы двинулись вперед и, пересекши Черную реку, обедали близ оной — 5 м.; затем пересекли р. Гауя 406 и остановились в таверне, одиноко стоящей в глуши (5 м.); отдохнув здесь часа 3, *10.* мы приехали с рассветом в таверну за 6 миль, здесь лишь немного покормили лошадей и, переправясь через р. Аа, обедали в таверне перед Вольмаром 407, в 2 милях, и ночевали в [другой] таверне, за 3 мили.

/л. 104/ Февраля 11. Незадолго до полуночи мы выступили и, минуя много постоялых дворов, добрались до Рубины, за 3 мили, а к рассвету до Браслы, в одной миле. Покормив там лошадей, по плохой дороге (снег большей частью растаял) мы проехали еще около 3 миль и кормили лошадей; еще через милю мы снова пересекли р. Гауя и стали в Хилькинс krow милей дальше, в трех милях не доезжая Риги. Поблизости отсюда, в Hoffe 408 под названием Саранкова, живет барон фон Менгден. [90]

12. Я велел нашему хозяину проводить нас окольными путями, где снег еще не совсем растаял. Выехав оттуда при крике петуха, я с великим трудом добрался до Риги около 8 часов и остановился на Песочной улице у цирюльника по имени Хардер.

Этим вечером я написал к жене, полковникам фон Менгдену и Мензису, м-ру Виниусу и Гуаскони и к боярину князю Васил. Васил., а также отослал м-ру Гуаскони забытые мной ключи с аптекарем Кристианом Эглером, коего я здесь встретил перед его возвращением в Москву; он пришел меня навестить с Маркусом Люйсом — купцом, коему я доставил разные подарки из Москвы.

13. Я написал к губернатору Пскова, князю Михаилу Григор. Ромодановскому, и купцу Иоахиму Фогту, кои там были ко мне очень добры, за что я не мог не принести благодарность.

/л. 104 об./ Февраля 13. Пришедшие ко мне с визитом друзья непременно желали, дабы я перебрался в город, так что я переехал жить на Якобштрассе, в дом вдовы Беверман.

После полудня м-р Ричард Дэниэл прислал за мной свои сани, предлагая прогуляться по р. Двине. Итак, со многими другими англичанами и англичанками мы катались на льду далеко вниз по реке; затем я был приглашен в пригородный дом, где провел 2 или 3 часа.

Таможенники прислали узнать, есть ли при мне какие-либо товары, и обратили внимание на мои сундуки со словами, что их должно обыскать.

14. Я обедал у м-ра Дэниэла и был очень любезно принят.

15. Я обедал у м-ра Фрэйзера 409 и ужинал с м-ром Уотсоном.

16. Нанял фурманов до Мемеля 410 из расчета по 9 крестовых талеров за подводу с 2 лошадьми.

17. Я написал к м-ру Бутенанту, известив его, что, поскольку при мне имелась опись вещей в его сундуке, оный пропустили с уплатой 2½ процентов за portopio 411, но другие два, /л. 105/ что принадлежат м-ру Хартману и ван Сому, взяты в portopio на хранение, пока не придет опись, а затем будут открыты, осмотрены и оценены; с [сундуком] же м-ра Бутенанта этого не сделали. Уплачено за portopio 13¼ р[ейхс]талеров. Уплачено за стол по полталера в день и за прислугу 10 стюверов.

После обеда я выехал из Риги, провожаемый до другого берега р. Двины м-ром Дэниэлом и м-ром Фрэйзером; провел всю ночь в Шруденс krue, в 3 милях от Риги, и заплатил ⅓ талера и 4 полторака 412 горничным. [91]

Февраля 18. Мы прибыли в Митау 413, за 3 мили. Здесь резиденция герцога Курляндского 414 — в замке, укрепленном земляным валом и рвом; выше по реке [...] имеется обветшавший горнверк 415. Город довольно велик и окружен обветшавшим земляным валом. Написал отсюда к п[атеру] Мако[виусу] через посредство п[атера] Штурма 416. Тут мы заплатили за обед 32 пенса или полторака. Мы переехали через 3 малых речки и заночевали в Дуплинс 417 krue, за 3 мили; уплатили за пиво 7 полтораков и 4 за сено, на коем мы улеглись.

19. Мы пересекли речушку, проехали церковь [Св.] Анны и обедали в Блайденс krue, мили за 3, уплатив за пиво 8 пенсов; сделали /л. 105 об./ еще 3 мили и ночевали во Фронбергс krue, где уплатили всего 9 пенсов.

Февраля 20. Мы достигли и пересекли р. Венден и обедали в одном доме, за 4 мили. Здесь стоит каменная усадьба, что принадлежит герцогу Курляндскому и опоясана четырехугольником [стен]. Уплачено тут за пиво и яйца 12 пенсов. Мы проехали еще 2 мили и ночевали в krue, где заплатили за пиво 7 пенсов и за сено для постели 3 п.

21. В сильный снегопад мы добрались до krue близ дворянской усадьбы, где я купил небольшие сани, отдав за них талер, — две мили; здесь уплачено за пиво 11 пенсов. Путешествуя с большей скоростью, мы пересекли речку у Кристбурга и доехали до реки Барты. Переплыв оную на плоту, мы заночевали в добротном доме, за 5 миль; здесь мы уплатили за постель и пиво 18 пенсов, а горничной пенни.

22. Мы приехали в Рутцен krue, за 3 мили. Поскольку весь снег сошел, я был вынужден оставить сани и ничего не смог получить за оные — все из-за плутовства одного купчишки, что ехал со мной из Риги; как и в остальном, он наживался /л. 106/ за мой счет. Здесь уплачено за пиво и яйца 18 пенсов. Мы приблизились к берегу моря, пересекли р. Хайлиген-Аг на плоту и ночевали поблизости в хорошем доме, всего в 2 с небольшим милях от места, где обедали. Тут мы уплатили за пять персон и двух моих слуг за ужин, пиво и постель 2 флорина, а горничной 4 пенса. Здесь мы оказались на польской земле — это староство Полангское.

Февраля 23. Мы проследовали до Поланги 418 — городка, населенного по большей части евреями, за 2 мили. Пошлину здесь собирают эти евреи, кои платят за оную ежегодную сумму. Тут я велел объявить и говорил сам, что я польский полковник, однако был вынужден, согласно обычаю, дать подношение, т. е. талер и [92] 12 пенсов двум сборщикам и по 12 пенсов каждому из их помощников; водка и белый хлеб стоили 13 пенсов.

Мы доехали до Мемеля, за 3 мили, 2½ из коих 419 по территории курфюрста Бранденбургского 420. Повсюду здесь море, особенно при шторме, выбрасывает янтарь /л. 106 об./, что на польском берегу вольны собирать все там живущие, а на бранденбургском — никто, кроме назначенных к его сбору. Англичане добились привилегии свободно торговать в устье р. Хайлиген-Аг на 10 лет, обещая устроить там безопасную гавань. На это пока мало надежд, ибо перед оной рекою лежат большие мели, а открытый песчаный берег едва ли возможно расчистить.

В Мемеле на требование сказать, кто я такой, я заявил страже, что дам им удовлетворение на моей квартире. По приезде туда я написал и запечатал записку, адресовав ее коменданту, подполковнику Крюгеру, с уведомлением, кто я такой, и просьбой не разглашать этого. Комендант немедля дал знать через офицера, что желает нанести мне визит, действительно явился около часа спустя, приветствовал меня весьма уважительно и пригласил назавтра разделить обед солдата. Когда он удалился, из главного караула был прислан пикинер, дабы стоять на часах у моих ворот.

/л. 107/ Февраля 24. Комендант, отправив утром офицера просить меня к обеду, в 11 часов прислал за мной свою карету и капитан-лейтенанта, англичанина по имени Чэппелл, для сопровождения; при карете было также полдюжины хорошо одетых молодцов, помимо моих собственных. Я был хорошо принят и препровожден домой в его карете, но без других спутников, кроме капитан-лейтенанта. Я дал полталера кучеру и талер охране кареты, велел накормить тех, кто стоял на часах у моих ворот, и дал им полталера на выпивку при отъезде. Я расплатился с рижскими фурманами; всего они получили 27 звонких талеров за 6 лошадей и 3 подводы, помимо пива в дороге.

Я нанял подводу с 5 лошадьми за 10 талеров, на паях с Юрием Поульсоном и аптекарем, ибо у меня на оной лишь один слуга и кладь. Я нанял для себя и слуги двух верховых лошадей, уплатив 3 талера за каждую с кормом, а также проводнику с третьей на пути /л. 107 об./ в Кёнигсберг, ибо устал трястись в повозке. Здесь я уплатил за стол, вино и угощение солдат 12 флоринов, включая Юрия Поульсона 421. Я дал горничной 15 пенсов и купил янтарный крест, чарку и 3 браслета за 4 */2 талера.

Сей Мемель — весьма крепкое место, особенно замок, который будет укреплен еще лучше согласно чертежу, что мне показал [93] комендант; большая часть материалов уже заготовлена. Солдаты своевременно получают жалованье 6 флоринов в месяц, на два из коих они обеспечены хлебом, два выдаются им на покупку пива, закусок и чрезвычайные нужды и два хранятся у офицеров для снабжения башмаками, чулками, рубахами и прочими вещами. Капитан имеет 32 талера в месяц, лейтенант 18, а прапорщик 12.

/л. 108/ 422 Марта 5. Наняв карету из расчета по рейхсталеру в день, я поехал в оной на Шотландскую Сторону и слушал богослужение в Иезуитской церкви. После полудня мне нанес визит ректор Иезуитской Коллегии, коему я объявил о решении взять моего сына 423 с собою; ибо видя, что здесь его заразили кальвинизмом, я опасался, как бы его не совратили совершенно.

Я сделал ответный визит м-ру Бруну и м-ру Форбсу и советовался с врачом касательно [моего] слуги Дэниэла.

6. Будучи зван, я отобедал у м-ра Джеймса Бруна, где был весьма любезно угощен вместе со многими из наших соотечественников.

Я написал к жене, зятю и полковнику Ливингстону в Киев; к боярину кн. Вас. Вас., м-ру Виниусу; к подполковнику Крюгеру в Мемель и м-ру Джорджу Грэю в Кёнигсберг; первые — в конверте для м-ра Джорджа Фрэйзера в Риге.

Я нанял экипаж с 3 лошадьми до Штеттина 424 за 80 флоринов.

/л. 108 об./ Марта 7. Побывав на богослужении у иезуитов на Шотландской Стороне и простившись с ними, я обедал у м-ра Форбса и был отлично угощен.

8. Я вел приготовления к отъезду, раздобыв лекарства для Дэниэла. Друзья в изобилии прислали мне вина и припасов в дорогу; я ездил прощаться с м-ром Бруном, м-ром Форбсом и другими.

Здесь я обменял 40 дукатов на ходячую монету.

/л. 109/ Деньги, истраченные в Данциге:

За 2 пары башмаков 5 флор.; за часы для моего сына 9 тал. 2 флор.; за стол и вино 10 тал. 2 фл. 10 пенсов; чаевые горничным 1 тал. 1 фл. 14 пенсов; наем кареты 4 тал.; на выпивку кучеру 2 фл.; инспектору 3 тал. 16 пенсов; стирка белья 1 фл. 13 пенсов; служанке м-ра Б[руна] 12 пенсов; врачу 1 тал.; лекарства 4 тал.; аптекарю 1 фл. 4 пенса; почтовый сбор за письма 14 пенсов 425.

/л. 111/ Марта 4. Мой отец приехал в Данциг 426. [94]

9. Мы начали путешествие. Главные шотландцы в Данциге провожали нас до Харманса и угощали там — это приятное место в полумиле от Данцига; остановились в Загорске, в 2 с половиной милях от Луцка, имея Хель по правую руку; проехав через Оливу, мы оставили картезианский монастырь слева. Уплачено за 5 с половиной 427 пива 16 с половиной грошей 428, за постель 6 грошей; за горелку 429 и жалованье 3 с половиной гроша.

10. Миновали небольшой город, называемый Нойштадт, за милю; это открытый городок со множеством церквей и святых мест; 2 милями далее кормили лошадей в crue. Затем, еще через 2 мили, [прибыли] в город Лауэнбург 430 — судебную столицу этого края; здесь кирпичная стена, укрепленная множеством квадратных и круглых башен, и река, бегущая с западной стороны; ее можно было бы обвести вокруг города, но ближний холм с востока мешает ему стать значительной крепостью. /л. 111 об./ В прежние времена он вместе со всей областью принадлежал Короне Польской, но по Оливскому договору 431 перешел к курфюрсту Бранденбургскому, чьи территории [простираются] на 2 с половиной мили восточнее сего города. Мы проехали 2 милями далее и остановились в crue, что принадлежит генералу [...]

Марта 11. Весь этот и вчерашний путь лежит через низменную долину, бесплодные пески и каменистую почву с холмами по обе стороны, одетыми сосною, дубом и другими деревьями; все же по левую руку достаток лучше. Мы пересекли только 2 или 3 холма, что преграждали путь по долине. Отдано в полдень 9 грошей за 3 штофа пива и 13 грошей за пиво по дороге. Ночевали (у р[еки] Лупов) 432 в новом красном crue, что принадлежит полковнику Грунку, — в 4 милях от Штольпа 433; уплачено здесь за пиво, яйца и постель 22½ гроша.

/л. 112/ Марта 12. С рассветом пустились в путь до реки Руссы, где есть дворянская усадьба, деревня и мельница, за полторы мили, и обедали в Штольпе (на одноименной р[еке]) 434 — городке, что считается от Данц[ига] в 18 милях, а от Штеттина в 24 милях; уплачено здесь за пиво и варку рыбы 17 грошей, потом за рыбу 3 гроша. Затем — через голую местность до городка под названием Шлаве 435, за 4 мили (это в герцогстве Бютов) 436, тут вокруг сего города течет рукав реки, именуемой Виппер, также много приятных лесов и рощ; сей город имеет более широкие привилегии, чем любой другой. Уплачено здесь в нашем жилище 2 гульдена 437 и 6 грошей и горничным 3 гроша. Сей город имеет разрушенную кирпичную стену, башни или фланки 438 коей совсем обветшали. [95]

13. Мы следовали через более плодородный и лучше населенный край и различные села с церквами до городка Цанов (он зовется Венден) 439, за 2 мили, и пересекли болотистую гать с подъемным мостом через поток (называемый река Грабов) 440. Мы известились, что к морскому берегу, от коего 2 или 3 помянутых города /л. 112 об./ отстоят лишь мили на 2, местность более плодородна; повсюду от самого Луцка там обитают крестьяне, именуемые heekell boures 441, кои богаты и живут так же, как на вердере 442, с огороженными полями. Здесь чиновниками курфюрста взимается пошлина; это открытое место.

Затем мы ехали через холм, называемый Гольденберг, откуда весьма обширный и прекрасный вид на всю округу, после чего спустились в низину к городу Кёслину 443. Это довольно хорошо выстроенный город, с одной стороны коего река, а с другой — болото; он опоясан местами обветшавшей кирпичной стеною, а снаружи — осыпавшимся земляным валом, что легко можно укрепить, и притом скорее как fassey bray 444, чем что-либо иное. (Эта область зовется Кашубией.) 445 Все эти города, кроме Шлаве, именуются амт-городами 446: это судебные города курфюрста, имеющие замки или, вернее, палаты курфюрста с чиновниками под названием амтманы, кои надзирают и управляют городами и землями как по доходам и податям, так и в вопросах правосудия. Уплачено за обедом за яйца, пиво и молоко 13 грошей.

/л. 113/ Мы прибыли в городок Кёрлин, что недавно выгорел, через большую милю; здесь есть замок или дворец курфюрста. Пересекши реку (Персанту, в устье коей [стоит] Кольберг) 447, одетую [камнем] под замком и городом, мы сделали 2 мили вдоль (р. Крумвассер) 448 по левую руку. В окрестных селах на дороге и по обе стороны множество приятно расположенных дворянских усадеб, хотя край бесплоден. Мы обедали в crue, что принадлежит ландрату Мантойфелю 449; это место в 3 милях от Кольберга — морского порта по правую руку и в 2 милях от Трептова — kester 450 и главного города округа, в той же стороне; уплачено здесь 12 грошей.

Отсюда мы прибыли в Плат[е] — городок с двумя герцогскими дворцами (оставив по правую руку Грайфенберг, а по [левую] Регенвальд[е], два красивых города) 451; он окружен ветхой кирпичной стеною, под коей течет река Рега с мельницами на ней. Остановились через большую милю в деревне Гросс Сабов (оставив справа город Кваркенберг) 452, где заплатили 1 фло[рин] 3 гроша и горничной пенни. [96]

Здесь я свернул со штеттинской дороги, условясь с моим фурманом, что дам ему еще 10 р[ейхс]талеров, дабы довез меня до Берлина 453.

/л. 113 об./ Марта 14. [Мы достигли] Нойгартена 454 — небольшого города с обветшавшей кирпичной стеною и замком с севера, что окружен рвом и земляным валом с фланками, но башни совсем ветхи. 2 мили до Массова — городка с обветшавшей кирпичной стеной и, по большей части, двойным земляным валом; он принадлежит одной графине. Оттуда через 2 мили в Штаргард — прекраснейший и лучший город в Померании, что отстоит от Штеттина на 5 миль, от Берлина на 17 миль, а от Познани на 15 миль. Оный вместе со Штольпом, Шлаве и Кёслином управляется городским советом, а не амтманами, как прочие; с северной стороны он чрезвычайно крепок, имея кирпичную стену с башнями, а снаружи еще и земляную; река Ина, где стоят мельницы, образует как бы двойной ров, а также течет через город; с другой стороны есть сухой ров; эта река впадает в Дам[мшер]-зее, а оное в Одер. Мы уплатили за обед и пиво 1 фло[рин] 2 гроша.

Следовали далее, где весьма много небольших сел, но с церквами, и ночевали в crue у ручья /л. 114/ Стрема, за 2 мили; уплачено здесь за пиво 5 стюверов и один горничной; за рыбу и молоко 5 грошей.

Марта 15. Мы преодолели болотистую гать (что образует р. Плёне) 455, где [стоят] руины двух фортов, и, пересекая мосты через ручьи, поехали направо до деревни Гросс Райзау и держались по правую руку от Пиритца 456 — городка, лежащего на тучной земле, ибо почва вокруг весьма плодородная и мягкая. Сей Пиритц удален от Штаргарда на 3 мили, а от городка Бан, или Банен, на 2 мили.

Минуя много сел, мы приехали в Банен, где есть совсем обветшавшая кирпичная стена и следы двойного земляного вала; с западной стороны — озеро и болото. Мы сделали еще большую милю до деревни Мариенталь, где отобедали и уплатили 8 грошей; за рыбу в Банене 4 гроша.

Переехав границы Померании, за полторы мили, мы прибыли в /л. 114 об./ (город Клайн Кёнигсберг в) 457 Бранденбургской Марке; он отстоит от Берлина на 10 миль; это главный город Ноймарка, что начинается в полумиле перед сим. Он удобно расположен и опоясан кирпичной стеною, обвалившейся во многих местах. Я уплатил здесь дорогое подношение 458 — рейхсталер. [97]

Марта 16. Мы сделали 3 мили, обедали у р. Одер в Кюстринкене и уплатили за рыбу [и] пиво 17 ст., а за услуги 18 стюверов. Затем вдоль р[еки] через песчаные поля и лес до перевоза, где мы переправились, за четверть мили, и остановились во Фрайенвальде — городке с каменными воротами, но без стен, где есть целебный источник и недавно обнаруженные прииски золота и серебра. Здесь мы ночевали и уплатили за пиво, свечи, яйца и масло 16 стюверов. /л. 115/ Отсюда 6 миль до Берлина и до Кюстрина 459 столько же.

Марта 17. Мы обедали в Вернойхене 460, за 3 большие мили, и уплатили 9 стюверов. [Прибыли] в Берлин, за 3 мили, где уплачено за две трапезы для меня и людей талер и 12 гутергрошей 461 и горничной флорин; цирюльнику 2 гутергроша; данцигскому фурману 48 флоринов и 2 флорина на выпивку; за вывоз меня из города 2 флор.

Здесь при встрече с гамбургским купцом, едущим с франкфуртской Miss 462 или ярмарки, он убедил меня, что мы должны отправиться вместе, обещая доставить меня в Гамбург на день раньше, чем почтовой каретой, и дешевле; он имел при себе двоих слуг, так что в повозке нас было семеро. Я выехал из Берлина в экипаже, что доставил меня из Данцига, и немного отъехав от города, мы взобрались в большую открытую повозку, что для нас было несколько неловко 463.

/л. 115 об./ 18. Мы пересекли реку Шпрее, за 2 мили, где есть мосты и дорожный сбор, и милей дальше отдыхали 2 часа в krow, где мы все заплатили 10 гутергрошей.

19. 3 мили до Линума, где шведы проиграли битву бранденбуржцам anno 1680 464; до Хакленберга и городка Фербеллин, где взимают пошлину. Мы пересекли мост и длинную гать.

/л. 116/ Оставив в миле по правую руку Руппин — главный город графства, мы проехали Рутцен — деревню одного дворянина, где есть виноградник, и обедали в деревне Манкер, что в миле от Фербеллина. Здесь мы наняли свежих лошадей, заплатив за берлинских 8 талеров; тут уплачена за обед 9 гутергрошей. С небольшого холма поблизости можно увидеть 36 церквей. Мы проследовали через деревню Вильдберг (на ручейке) 465, что была укреплена, и через Канзер — другую деревню, где был форт без болверков; [затем] до Вустерхаузена 466, всего две мили; уплачено здесь 3 гутергроша. Это захудалый город (расположенный на острове) 467, с остатками кирпичной стены. До Киритца, 1 миля; здесь мы уплатили за пиво, масло и хлеб 6 гутергрошей; здесь мы взяли свежих лошадей, уплатив за прежних 2 с половиной талера. [98]

Марта 20. Мы ехали всю ночь и прибыли в Перлеберг — изрядный, значительный город, за 4 мили; получив там свежих лошадей, мы сделали 3 мили и /л. 116 об./ пересекли реку Меан — рубеж владений курфюрста Бранденбургского; через полмили обедали в деревне под названием Корлаус 468, где уплатили 14 грошей. Оставив Ленц[ен] по левую руку, мы пересекли реку Эльде по мостам. Мы доехали до дворянской усадьбы и деревни, именуемой Бинуг (у р. Эльбы) 469, и до деревни Трипко[в?], за 3 мили (уплачено здесь за пиво, хлеб и повитухе 13 грошей); получив здесь свежих лошадей, мы доехали до деревни Нойхаузен (у р. Эльбы) 470, за 2 мили, где снова взяли свежих лошадей. Ночной порой мы проехали через городок, именуемый Бойценбург 471 (где р[ечуш]ка) 472 и принадлежащий герцогам Саксен-Лауэнбургским, за 2 мили, и *Марта 21.* с рассветом прибыли в Лауэнбург, за 1 милю. Сей город дает титул ветви саксонской фамилии, что имеет здесь дворец. Милей далее мы переменили лошадей в одной деревне. Мы /л. 117/ сделали еще 3 мили до городка под названием Бергедорф, что принадлежит городам Гамбургу и Любеку, но ныне люди герцога Люнебургского силой овладели оным и живут на вольных квартирах. Здесь меня остановили, пока я не показал проезжую грамоту. Проследовав далее, мы прибыли в Гамбург через 2 мили. В дороге мы видели много приятных усадеб и садов, что принадлежат городу Гамбургу, а также небольшой форт, где люди герцога Люнебургского и гамбуржцы имели недавно кровавую стычку.

Сей Гамбург весьма приятно расположен на реке Эльбе — очень удобно для торговли, будучи в самом центре северной части Европы, и не лишен никаких удобств, кроме добрых соседей.

/л. 117 об./ Марта 22. Сегодня мужчину и женщину (за убийство) 473 одного бюргера ( — господина той женщины) 474 привезли из тюрьмы к дому, где было совершено убийство, и там, перед домом, из их рук калеными клещами вырывали плоть, а оттуда повезли к месту правосудия за городом, где их колесовали.

Сим вечером меня изобильно угощали у м-ра Натаниэла Кембриджа, где был английский резидент 475 и главные купцы Английской Компании.

23. Уговорившись о карете из расчета по талеру в день, я сел в карету и поехал в Альтенау 476, а оттуда на берег реки и взошел на борт английского корабля, отплывающего в Лондон. Я отдал, дабы /л. 118/ меня доставили на борт, любекскую марку 477 и полталера морякам на выпивку. [99]

Я получил письма от моего зятя и м-ра Виниуса; первое датировано в Киеве, второе — 7 февраля в Москве.

После полудня английский резидент явился ко мне с визитом.

Марта 24. Будучи зван, я ужинал с английским резидентом, где были главные купцы Английской Компании, и нас обильно угостили. М-р Кембридж условился со шкипером о фрахте, еде, питье и пользовании его каютой до Лондона для меня с 3 людьми за 10 фунтов стерлингов.

25. В день Благовещения я ездил в карете в Альтенау и слушал богослужение.

/л. 118 об./ Марта 26. Я написал по почте в Москву к боярину князю Василию Васильевичу, м-ру Виниусу, м-ру Хартману, полковнику фон Менгдену и моей жене — все в конверте м-ра ван Сома, адресованном м-ру Виниусу.

Написал также к мадам Крофорд 478 в конверте для м-ра Грэя, адресованном м-ру Эди в Данц[иг].

27. Я ужинал у м-ра Роберта Джолли и был весьма любезно и изысканно принят.

28. По приглашению я был на крестинном пиру у м-ра Фостера, куда явились английский резидент с главными англичанами и англичанками. Там было изобилие и разнообразие.

/л. 119/ Марта 29. Не имея терпения ждать попутного ветра, я решил путешествовать по суше. В очень ненастный день мы сели на лодку и, по невозможности спуститься по реке до Бланкенезе, отправились в обществе м-ра Джолли в Харбург, что считается в одной большой миле. Я заплатил перевозчикам 4 любекских марки, а здесь за вино и пиво одну любекскую марку. Мы наняли повозку до Букстехуде, за 3 мили, уплачивая за каждую милю по полталера, согласно правилу тех мест для экипажа с 2, 3, 4 или 5 людьми. Сей Харбург — открытый город, однако с напольной стороны есть обветшавшая стена, а у реки — замок, хорошо укрепленный стеною, бастионами и рвами; он принадлежит герцогу Люнебургскому.

Мы следовали через весьма бесплодный край до Букстехуде, где у старого монастыря за городом наняли лошадей, дабы ехать дальше, и были обмануты фурманом. Ссылаясь на плохую дорогу, он /л. 119 об./ сказал, что не может быстро двигаться вперед и довезти нас в одной повозке, но непременно нужна еще одна, и просил за это всего лишь подношение. Итак, мы сговорились с ним за 3 с половиной талера до Клостер Цефена, что в 4 милях. Мы прибыли туда около 11 часов ночи, уплатив в старом монастыре за пиво и яйца 10 любекских шиллингов. В Цефене мы не брали [100] ничего, однако за то, чтобы посидеть у огня, я уплатил за каждого по любекскому шилл., а владельцу повозки за каждого по 2 грота 479.

Здесь мы были вынуждены взять две повозки, а затем и в Оттерсберге, ибо там возвели в обычай практику фурмана из Букетехуде, так что за проезд до Бремена уплачено вдвойне, то есть по талеру за каждую милю.

/л. 120/ Марта 30. Незадолго до 7 часов мы приехали в Оттерсберг, что за 3 мили, и уплатили там марку за вино, пиво и яйца; взяв свежих лошадей, мы миновали замок, что довольно хорошо укреплен; пересекши реку по мосту и длинную болотистую гать, мы прибыли в Бремен, за 3 мили, и уплатили за каждый из этих перегонов по 3 талера.

Город Бремен очень приятно расположен на реке Везер и хорошо укреплен, однако не так процветает под шведским игом, как прежде. Здесь меня любезно угощал в винном погребе 480 м-р Спенс. Затем сели в повозку и приехали вечером в Дельменхорст, через большую милю, за что я уплатил полтора талера, согласно предписанию, каковое можно видеть и прочесть повсюду в постоялых дворах; это открытый городок с обширным дворцом или замком поблизости; он ранее принадлежал герцогам Ольденбургским, но ныне по наследственному праву им владеет король Дании 481.

Взяв свежих лошадей около 10 часов, мы /л. 120 об./ ехали всю ночь и *Марта 31.* около 6 часов прибыли в Ольденбург — довольно хорошо укрепленный город на реке Хунт[е]; герцогский дворец тоже укреплен рвом и подъемными мостами. Здесь я уплатил за этот перегон в 4 мили за четверых 160 гротов (или 2 талера и 16 гротов) и фурману на выпивку 8 гротов. Я уплатил тут за завтрак 33 грота, что равно 22 любекским шиллингам. Мы следовали через довольно приятный край и, подкрепясь на полпути до Апена, где уплатили за пиво 6 любекских шиллингов, приехали в Апен, за 4 мили, уплатили за проезд столько же, сколько на прежнем перегоне, и 4 любекских шиллинга за пиво.

Мы миновали один замок и чуть дальше малый форт — это рубежи герцогства Ольденбургского; затем въехали в Восточную Фрисландию через [другой] небольшой форт до открытого города Детерн, за милю, где я уплатил за проезд талер и 4 любекских шиллинга за пиво. (В 4 фортах на границе денег на выпивку 16 люб. шил.) 482 Затем проехали еще один замок, опоясанный рвом и земляным валом, без болверков; на восточной стороне имеется [101]горнверк со рвом. Далее, следуя вдоль /л. 121/ реки Эмс по очень плохой, залитой водою дороге, мы прибыли поздно ночью в открытый город Леер (за милю) 483 и уплатили за проезд талер и 10 стюверов; здесь я встретил м-ра Лесли и м-ра Вуда. Тут я остался на всю ночь и заплатил за 2 жбана пива и ночлег 18 стюверов, 2 стювера горничной 484 и 4 ст. почтмейстеру.

Апреля 1. Мы забрались на повозку и следовали вдоль Эмса мимо форта Леерорт, где пересекли Эмс на пароме, что ходит у форта в четверти мили от Леера, где я только дал на выпивку 6 стюверов, и приехали в Пандо 485, за полторы мили. Далее — в Ньювесханс, за полмили, — первый гарнизон голландцев на том берегу, где после недавнего наводнения многие дома и поля затоплены. Я уплатил здесь за проезд пять флоринов; истрачено в Пандо и Ньювесхансе 9 стюверов, на выпивку фурману 3 ст.

Отсюда — до голландского города Винсхотен, за 1½ мили. Уплачено за фуру 486 талер, на выпивку 2 стювера; истрачено там на пиво 6 стюверов. Здесь мы сели на лодку и поплыли в Гронинген, что в 6 часах, как тут говорят, и уплатили фрахт за каждого 11 стюверов, на выпивку 2 стювера, за хлеб 2 стювера, за доставку нашей клади на санях через город до другой лодки 12 стюверов. Хотя настал вечер, мы все же сели на лодку и доплыли до Стробуша за 3 с половиной часа, уплатив фрахт 9 стюверов на человека и за доставку клади на другую лодку 4 стювера. Отсюда до Доккума за 4 часа; уплачен фрахт 9 стюверов за каждого и за доставку клади на другую [лодку] по ст. на человека; здесь и ночью доплата за напитки и пироги 16 стюверов.

2. Отсюда — до Леувардена, за 4 мили; уплачен фрахт за нас четверых 40 стюверов, за перевозку клади 6 ст., за хлеб и пиво 6 ст., слуге стювер. Отсюда до Болсварта за 4 часа; уплачено за фрахт 40 ст., за кладь 6 ст., за пиво 2 ст., слуге полстювера. Отсюда до Воркума — 4 часа на обычной лодке; уплачен фрахт 16 ст., за доставку клади 6 стюверов, пиво 2 стювера. Отсюда мы наняли /л. 121 об./ большое судно, и все мы уплатили 10 флоринов — обычный фрахт; моя доля составила 3 фл. 14 ст.; на выпивку 6 ст., пошлина 2 ст. с каждого из нас, за доставку клади в мое жилище 8 ст.

Апреля 3. Мы прибыли в Амстердам рано утром — 12 часов [пути] из Воркума. Уплачено здесь за бритье 8 ст., в Долле 487 за осмотр картин и вино 12 ст., в «Лебеде» за вино 30 ст., за сундук 7 фл. 6 ст., за замок 9 ст., за шляпу 3 фл. 18 ст., за двухдневный стол 9 флоринов, чаевые горничной 12 ст., за стирку белья 14 стюверов. [102]

4. В день Пасхи я слушал богослужение. После обеда отправился и осмотрел Долл, корабли, Старую церковь, ратушу, главные улицы и здания города.

5. Я рано отплыл на лодке и прибыл в Харлем, Лейден и Гаагу, уплатив обычный фрахт; за ужин и завтрак 7 флор. 8 ст., за наем кареты 24 ст., жалованье 12 ст. под вывеской «Шотландский Герб».

6. Я доехал на лодке до Делфта и Роттердама и остановился под вывеской «Данди» 488. Здесь я встретил много добрых друзей и провел две ночи. (Фрахт до Делфта 10 ст., до Рот[тердама] 20 ст. за четверых.) 489 Купил кружева для шейных платков и манжет за 54 флор.; уплатил в моем жилище 8 флор. 12 ст., жалованье 12 ст., дополнительно 26 ст., за 11 *7.* книг 28 ст., за вино по дороге талер, за прочую провизию и все необходимое 4 фл., за завтрак и тот день 26 ст., за фрахт 30 шил[лингов] стерл[ингов], за постель 5 шил., жалованье 5 шил.

8. Мы спустились по реке [Схи] и стали на якорь против Делфт Слейса.

9. Мы бросили якорь перед Брилле, что (а также в Делфт Слейсе) стоило мне 38 ст.

10.

11. Мы подняли якорь и вышли [в море] с утренним отливом, с трудом перебрались через мели и затем при добром порыве ветра пустились к английскому берегу.

12. На другой день мы завидели оный — [мыс] под названием Лэндс Энд, что /л. 122/ считается в 48 лигах. На борту этого корабля было много пассажиров, в большинстве французы — беженцы, по их словам, из-за веры 490. Ночью мы бросили якорь в устье реки, недалеко от Маргета.

Апреля 13. Ввиду малых надежд на скорый подъем по реке я с другими джентльменами велел высадить нас на берег и прошел пешком около 3 миль до Маргета; там и за высадку я уплатил 2 шил. 6 пенсов. Здесь я нанял двух лошадей до Кентербери, уплатив за них 9 шил. и слуге 6 п. (это 15 миль), за вино 6 п., за почтовых лошадей до Ситтингборна (12 миль) 8 шил., на выпивку 6 пенсов. В Ситтингборне одна старая ж[енщина] дала мне возвратных лошадей, за коих я уплатил лишь 5 шил., и конюху 4 пенса. Я не проехал и 4 миль, как один из коней выдохся, так что я с изрядным трудом пригнал его в Рочестер, где был вынужден заночевать, уплатив за жилье, пиво и бренди 16 пенсов, за лошадь 16 пенсов, на выпивку 10 пенсов. [103]

14. Я выехал до рассвета и с великим трудом доставил уставшего коня в Грэйвсенд — от Рочестера 5 миль, а от Ситтингборна 13. Уплатил юноше, показавшему нам дорогу, 6 пенсов и за завтрак 15 пенсов. Я раздобыл пару весел и уплатил за себя, сына и мальчика, оказавшегося в лодке и не имевшего денег, по 6 пенсов. Я зашел в таверну «Митра» на Грэйшес-стрит 491, заказал бутылку вина, хлеба и послал разыскать м-ра Меверелла, м-ра Вулфа и м-ра Спенса, но никого из них найти не удалось; посему, уплатив 16 п., я поселился на той же улице.

Все, за кем я посылал, явились ко мне вечером, а также мой кузен Алекс[анде]р Гордон, от коих я узнал свежие известия. Здесь я уплатил за починку моей трости гроут 492, за газету 1 п., за ужин и жилье 8 шил. 7 пенсов, на выпивку 5 пенсов.

/л. 122 об./ Апреля 15. М-р Меверелл и мой кузен Гордон приходили ко мне утром. Я сел в карету, поехал в Иорк Билдингс 493 и поселился у Джона Хэйса, коему поручил изготовить для меня платье по моде. Генерал Драммонд и другие друзья нанесли мне визит. Генерал сказал о моем прибытии милорду Мелфорту 494, который уведомил об этом короля. Его Священное Величество повелел доставить меня к нему завтра утром, около 8 часов. Сегодня я обзавелся кое-чем необходимым; получив от м-ра Меверелла 72 фунта стерлингов, я уплатил за парик 7 фунтов ст., за шляпу 2 фунта 10 шилл., за шелковые чулки 12 ш., за башмаки 4 шил., за пару рукавов и платок 10 шилл., цирюльнику за бритье 1 шил., за позолоченную пряжку 1 шил., за обед 5 шил. 6 пенсов, за 3 шпаги 14 шил., за 3 портупеи 6 шил., за одну для себя 5 шил., за изготовление шейных платков, манжет и мелкого кружева для манжет 10 шил., за наем кареты 18 п.

16. Около 8 часов генерал Драммонд дал мне знать, что время пришло. Я взял портшез и отправился к нему домой, а с ним — ко двору, в покои милорда Мелфорта, который после получасового ожидания проводил меня к Его Величеству при его выходе из опочивальни; [король] соизволил принять меня весьма милостиво. Когда я поцеловал руку Его Величества с обычными церемониями и произнес краткое приветствие, Его В. задавал мне много вопросов о царях, стране, положении дел, войсках и правительстве, а также о моем путешествии и многих других частностях. После ухода Его Величества на сторону королевы 495 я имел возможность принять приветствия от бывшей там шотландской знати. Затем, когда я сопровождал Его Величество на прогулке в парке, ему было угодно сказать обо мне принцу Георгу 496, коему я также был представлен. [104] Я обедал в одном голландском доме на Пелл Мелл. Издержал сегодня: на выпивку портновским подмастерьям 2 шил. 6 пенсов, наем портшеза 1 шилл., наем кареты 3 шил., слугам 8 пенсов.

/л. 123/ Апреля 17. Утром я взял портшез, отправился с генерал-лейтенантом Драммондом ко двору и сопровождал короля на прогулке в парке; так же и вечером. Сегодня выразил почтение некоторым вельможам в их покоях. Издержал в этот день: на наем портшеза 18 пенсов, на обед с вином 4 шил., моим слугам 12 пенсов, на наем кареты 18 пенсов, слугам вечером 12 пенсов.

18. В воскресенье я ездил в[о дворец] Сент-Джеймс 497, слушал богослужение и обедал с другими джентльменами у миссис Кросс; уплатил за обед и вино 5 шил. за себя и сына, слугам сегодня 18 пенсов и вечером шил[линг].

19. Весьма неудобно и дорого жить в доме, где я обитал, из-за наема портшезов или карет ко двору и обратно; посему я поселился на Пелл Мелл под вывеской «Короны», где плачу за столовую, спальню и комнату для моих слуг 11 шил. в неделю. Здесь я имею удобный проход к воротам в Сент-Джеймсский парк, что и приятно и выгодно. Сегодня я получил свою кладь с корабля, что стоило мне в целом 8 шил. 4 пенса; уплатил также за башмаки для Сеньки 498 и Дэниэла 6 шил. 4 п., за пряжки для обоих 1 шил., больному шотландцу 1 шил., за наем портшеза 1 шил., за обед 2 шил., слугам 2 шил. 6 п., чай 499 4 пенса.

20. Я поехал на Линколн Инн Филдс 500, наняв карету с сэром Джеймсом Кенеди 501, Джеймсом Линдзи и капитаном Ситоном, чтобы сопроводить герцога Хэмилтона 502, генерала Драммонда и сэра Джорджа Локхарта — президента Верховного Суда, кои были призваны королем, дабы подготовиться к грядущему парламенту, и сегодня уехали обратно. Мы проводили их до Барнета, за 12 миль, обедали там и к вечеру вернулись в Лондон. Издержал сегодня: за бритье 1 шил., сыну и слугам 2 шил. 6 п., за чай 6 п., наем кареты и жалованье 5 шил. 6 п., обед 4 шил., за отделку подвязок и золоченых пряжек 15 пенсов.

21. Когда я сопровождал Его Величество на прогулке в Арлингтон Гарденс, он изволил, расхаживая по аллее, беседовать со мною около получаса и осведомился, в частности, о нашем образе правления, наших гарнизонах, солдатах, вооружении и способе ведения войны, о деле при Чигирине 503 и о многом другом. Издержал сегодня: на обед 3 шил. 6 п., слугам 2 шил., вечером 14 пенсов.

/л. 123 об./ Апреля 22. По своему обыкновению я сопровождал короля в его прогулке по парку. Король повелел испытать [105] новоизобретенный насос, изготовленный сэром Робертом Гордоном, но поскольку внутри что-то сломалось, действия оный не возымел 504. Издержал сегодня: за чай 4 п., за обед 3 шил. 8 п., слугам с моим сыном 2 шил. 6 п. Я осмотрел аббатство Уэстминстер и памятники в часовне короля Генриха VII 505.

23. В день Св. Георгия мы слушали богослужение и изящную проповедь в Сент-Джеймсе. Королева, несколько излечившись, прогулялась до Хайд Парка через Сент-Джеймс Парк в карете в сопровождении 5 особ и отряда гвардии. Издержал сегодня: на обед 4 шил. 4 пенса, вечером 19 п., сыну и слугам 2 шил. 6 п. – шил. сыну и по 6 п. каждому слуге.

24. Я отправился по воде в Лондон и беседовал на бирже с друзьями, кои угостили меня бокалом вина в «Корабле и Башне». Издержал: за чай 2 пенса, гребцам шил., за наем кареты обратно 18 пенсов, слугам 2 шил., вечером 5 пенсов, за мое бритье 6 пенсов.

25. Слушал богослужение в Сент-Джеймсе. Там были король и королева, кои сегодня публично обедали с музыкой, на которую я остался, и после был вынужден обедать один, ибо все мое обычное общество уже откушало. Издержал сегодня: на обед с сыном и слугами 6 шил. 8 п., вечером слугам шил., за себя 5 п.

26. Прослышав, что король намерен отправиться в Четэм, я раздобыл записку от милорда Мелфорта, дабы меня взяли на борт одной из королевских яхт. Итак, [я] поехал в карете в Биллингсгейт, пока король пребывал на обеде в Тауэре у милорда Дартмута 506. Наняв лодку, мы доплыли до Де[п]тфорда и были приняты на борт /л. 124/ яхты, что могли бы сделать и без записки, ибо там стояли 6 яхт, а с королем было очень мало спутников. Прибыв в Тилбери Сконс напротив Грэйвсенда, король спустился на берег и обошел крепость. Все обозрев, он спросил моего мнения касательно укреплений и принадлежностей, кои я, насколько разумно, хвалил. Король поспешил назад 507на яхту. Ему салютовали из всех орудий форта, а также со всех кораблей при спуске по реке и из Тауэра при отплытии. Однако яхта, на коей я был [прежде], ушла слишком далеко; мы нашли другую, куда нас взяли, и поплыли дальше, за несколько миль от Ширнесса. Сегодня издержал: за завтрак 2 ш. 6 пенсов, за наем кареты 18 пенсов, гребцам до яхты 1 шил., гребцам из Тилбери до яхты шил.

Апреля 27. Около 6 часов король сошел на берег к Ширнессу и обошел укрепления. На вершине башни он осведомился, что я думаю о крепости. Я отвечал: «Она чрезвычайно хорошо устроена [106] и снабжена, и я удивлен, как голландцы отважились подняться к Четэму 508, имея на пути такие преграды». Король сказал: «Нет, вы ошибаетесь — здесь тогда не было ничего подобного, лишь малый и плохо обеспеченный шанц 509». Я возразил: «Мне тем более удивительно, что столь важная стоянка для кораблей могла в такую пору быть так плохо защищена!» Король ответил: «Вы говорите верно, они впрямь научили нас разуму». По прибытии в дом губернатора, когда мы завтракали стоя, он расспрашивал меня еще о многих вещах: какое оружие мы используем в России и какую дисциплину; также, из которой /л. 124 об./ я ветви Гордонов, не из семейства ли Эбердина 510, и о многом другом.

Король поспешил на борт, а наша яхта ушла, и я нанял гребцов, кои из-за противного ветра не могли подгрести к яхтам, что все были под парусами. Видя это, король выслал лодку, доставившую на борт его самого, дабы меня подобрать; она и отвезла меня на одну из яхт, что стоило мне 5 шиллингов. Мы взяли курс вверх по реке Медуэй до Четэма, где при сходе на берег, как и в Ширнессе, королю салютовали все орудия из фортов и с кораблей. Король обозрел строящиеся корабли, а затем наблюдал за учением 5 рот регимента полковника Керка, причем ведший учение подполковник сидел верхом, король же со всею свитой стояли; король недосчитался шестерых из гренадерской роты, за что подполковник оправдывался. Отобедав здесь, король взошел на свою яхту, которая при подходе сломала бушприт об один из больших кораблей, коих на этой реке стояло много. Все форты ныне так хорошо снабжены пушками, что ни голландцы, ни сам д. не дерзнут покуситься снова.

Я немного прошелся пешком до города. Вчетвером мы наняли за 8 шил. карету до Грэйвсенда, где после ужина за 6 шил. взяли лодку до Лондона. Издержал сегодня: в Ширнессе за лодку 5 шил., за завтрак в Четэме 18 пенсов, наем кареты до Грэйвсенда 2 шил., там мы взяли карету [за] 6 пенсов, ужин в Грэйвсенде 2 шил., гребцам до Лондона 18 пенсов.

Апреля 28. Из-за сильной бури на реке мы добрались до Лондона около 4 часов утра. Я немедля лег в постель; поднявшись часов в 9, отправился ко двору и у задней лестницы ожидал короля, /л. 125/ который прибыл на своем катере и высадился около 11 часов. Я обедал в моем обычном обществе и издержал сегодня: на обед 2 шил. 2 п., сыну и слугам со сроком моего отсутствия 7 шил., за книгу 2 шиллинга, за изготовление кружев для платка и манжет 10 шил., за шейный платок 17 шил., за 3 дорожных платка 9 шил., за стирку белья мне, сыну и слугам 3 шил. Я уплатил также по [107] счету портному 26 фунтов, ренту за его жилье 6 шил., за чулки пажу 2 шил., за его башмаки 3 шил. Я послал пару соболей к миледи Мелфорт.

Апреля 29. Я ездил по воде в Лондон и, завершив мое дело на бирже, вернулся около 8 часов вечера; отправился ко двору и около 10 встретился с м-ром Марром 511. Он сообщил мне, что корабль, на котором моему сыну надо отплывать в Дюнкерк, спустился до Грэйвсенда и к 4 часам завтра утром он должен отбыть. Итак, поскольку время не ждало, я пришел домой, хотя и поздно, купил для него кое-какое белье и все приготовил. Издержал сегодня: гребцам до Лондона 6 пенсов, за вино там 2 шил. 2 п., за трость с рукоятью 9 шил., за наем кареты обратно 18 пенсов, сыну и слугам 2 шил., за две рубашки для сына 7 шил.

30. Около 4счасов, послав за м-ром Марром, мы отправились и взяли лодку у Йорк Билдингс. Я проводил сына почти до моста и затем вернулся пешком, ибо было рано и кареты не нашлось. Издержал сегодня: Джеймсу на дорогу 5 фунтов ст., до Грэйвсенда ему 7 шил., за 2 книги 1 шил., за обед 3 шил. 2 пенса, за вино вечером 2 шил. 2 пенса, за чай 8 пенсов, слугам 2 шил.

/л. 125 об./ Мая 1. Пообещав навестить моего доброго друга м-ра Меверелла с семейством в Чер[т]си, я отправился в карете в Стэйнс, за 15 м[иль], а оттуда дошел пешком до Чер[т]си, за две мили, где был сердечно принят. Издержал сегодня: за стирку белья 3 шил. 2 п., за отделку красным шитьем 5 шил., за сапоги и шпоры 17 шил. 6 п., за завтрак 8 п., за наем кареты для себя и слуги 7 шил., на выпивку кучеру 1 шил.; истрачено в Стэйнсе 3 п., проводнику 6 пенсов, за бритье 6 пенсов.

2. Я проводил время за чтением и прогулкой и видел великое множество овец, пригнанных сюда на рынок, что должен быть завтра.

3. Я купил коня у Робина Джейкобса за 7 фунтов стерлингов, драгоценное украшение за 10 фунтов ст. и кобылу за 3 фунта 10 шил., дав 3 шил. на выпивку. После завтрака я поехал верхом в Лондон, намереваясь как можно скорее проститься с королем; [однако] меня убедили сие отложить по той причине, что от шотландского парламента ничего не слышно 512.

4. Я отправил моих слуг с той кладью, что имел при себе (мои сундуки из Амстердама не прибыли), на корабль, который уже стоит в Грэйвсенде. Сегодня английский парламент собрался и был отсрочен до 23 ноября. Я отправился в Сити и по дороге повстречал Шотландский батальон, марширующий через город; он хорошо [108] обмундирован, вооружен и обучен. Я простился с друзьями в Сити и с эсквайром Хебдоном во Флите 513. По возвращении смотрел трагедию «Гамлет, принц Датский», представленную в Уайтхолле в присутствии короля, королевы и всего двора 514. Издержал сегодня: за фрахт и снедь для двоих слуг до Шотландии 40 шиллингов, на дорогу им 12 шил.; за стол моим двум слугам, пока я был в Чер[т]си, 4 шил., за обед 8 п., слуге 6 пенсов, чай и эль 6 пенсов.

/л. 126/ Мая 5. Я получил от м-ра Меверелла деньги, что составило по его счету ко мне 145 ф. ст. Этим вечером пришли письма из Шотландии о действиях парламента — как едва было принято, что в ответе на королевское послание друзья короля должны именоваться рим[скими] католиками 515. Я уплатил сегодня за обед 13½ пенсов, за чай 1 пенни, за вино 2 шил.; посещение роженицы стоило мне 3 шил. жалованья. Я написал письма в Россию к друзьям, согласно копиям.

6. Я принялся искать сбрую, и майор МакДугалл купил для меня седло со сбруей и чепраком за 17 шил. 10 пенсов. Дал бедной вдове 2 шил., Сеньке 4 пенса, за бритье 6 пенсов, за обед с вином 2 ш. 6 п., слуге вечером 4 пенса, за доставку вещей на лодку 1 шил. Я видел Шотландский батальон на учении в Хайд Парке перед королем и королевой, а также смотрел представление комедии «Репетиция» 516.

7. Я дал м-ру Марру 20 фунтов стерлингов на содержание моего сына в Дуэ 517 и еще 3 фунта на его первый наряд. Истрачено сегодня на кофе 6 пенсов. Я нанял другое, более уединенное жилье у одного медника на Пелл Мелл, с платой за комнату 5 ш. 6 пенсов в неделю и за постель для моего слуги 1 ш. 518

8. Я перебрался в мое новое жилище, уплатив за наем квартиры и кое-какие купленные мною книги 2 фунта 18 шил. 3 пенса, за обед 2 ш. 6 пенсов, за дорожный баул 7 ш. 6 пенсов, жалованье горничной 2 шил. 6 пенсов, за 2 пары чулок 8 шил., за свечи 6 пенсов.

9. Я слушал мессу и проповедь в Сент-Джеймсе; уплатил за обед 2 шил. 3 пенса и вечером 8 пенсов.

10. Я купил кое-что необходимое, как то: вальтрап на седло, заклепки и кольца к нему же — 4 шил., за гребни и роговую чернильницу 1 шил. 6 пенсов, за топливо 3 пенса, за обед 2 шил. 2 пенса, моему слуге 6 пенсов.

Английский парламент снова собрался и был снова отсрочен до 22 ноября лордом канцлером; в верхней палате 24, а в нижней 130 членов. [109]

11. Я говорил с государственным секретарем 519, дабы он мог уведомить Его Священное Величество, что я желаю проститься; он объявил мне сего же дня, что по слову короля я должен получить перед отъездом частную аудиенцию. В первой присутственной зале король прикасался ко многим, кто болен так называемым «королевским недугом» 520. Уплачено сегодня за кофе 8 пенсов, за обед 2 шил., /л. 126 об./ вечером 1 шил. 6 пенсов, моему слуге 6 пенсов, за книгу 4 пенса.

Мая 12. Я обедал в голландском доме возле Сент-Джеймса и уплатил за обед 1 шил. 6 пенсов, за книгу 2 шил., за эль 4 пенса и за кофе 3 пенса. Сегодня принц Георг с принцессой и семейством уехал в Уиндзор, и туда отправлено много королевских припасов и утвари.

13. Из Уиндзора пришла весть, что прошлым вечером принцесса разрешилась дочерью. Посему король, не намеревавшийся отбывать туда до субботы, приготовился к отъезду сей же день. Я думал получить аудиенцию, но помешал внезапный отъезд короля. Итак, я решил завтра утром ехать верхом в Уиндзор, где сулил самому себе больше выгод. Выслушав сегодня богослужение в Сент-Джеймсе и поприсутствовав около 3 часов при отбытии короля, я занялся другими делами и купил седло за 8 шил. Дал слуге 6 п. и вечером 8 п.

14. Я встал рано, уплатил конюху за одиннадцать ночей из расчета 1 шил. 6 п. за каждую лошадь per diem 521 и дал конюху 16 пенсов жалованья. Я сел на коня и поскакал в Уиндзор обычным путем — дорога была вязкой. Около 10 часов я прибыл туда, переоделся, /л. 127/ отправился ко двору и обнаружил, что король гуляет в парке и собирается возвращаться. Его С. В. милостиво соизволил поведать графу Фивершему 522, кто я такой, а затем спросил меня, бывал ли я там когда-либо прежде и что я думаю об этом месте. Я отвечал к удовлетворению Его В. Следуя через покои, Его С. В. сказал мне, что вечером будет беседовать со мною. Итак, выслушав богослужение и повидав короля за обедом, я удалился в свое жилище и отобедал. Около 4 часов вновь прибыл ко двору и проводил время, обозревая просторные и хорошо украшенные покои дворца. Затем пошел в парк и осмотрел все аллеи и примечательности оного — это самое восхитительное место, самого изящного вида!

Около 6 часов король с королевой вышли на прогулку в парк в сопровождении принца Георга и после часового развлечения возвратились. Вечером, при заходе солнца, король в одной из больших [110] зал отозвал меня в угол и вступил в пространную беседу со мною, осведомляясь, где и как долго я служил за морем, и о многом другом относительно военных дел. На все это я отвечал как можно лучше. Его В. милостиво изволил сказать, что я должен спешить с возвращением 523, он же обо мне позаботится и сделает для меня, что возможно. Сия беседа длилась свыше получаса. Затем я был отпущен и спустя около получаса, когда Его В. направился в свой кабинет, я подошел и преклонил колено, а Его В. милостиво подал мне руку для поцелуя. Не видя никого из наших шотландских вельмож или знакомцев, дабы представить меня королеве, я просил Его Вел-во о чести поцеловать руку королевы. На это Его В. с улыбкой соизволил подвести меня к королеве, сидевшей с дамами за карточным столом, /л. 127 об./ Уведомив ее, король дал мне знак приблизиться, и я удостоился чести поцеловать руку Ее В. Это дало повод к разговорам среди знати и придворных; кое-кто заметил: «Сей джентльмен воистину обрел превосходного представителя!» Проходя мимо, королю было угодно сказать мне: «Вы не должны там долго задержаться, и мы напишем о вас царям». В той же зале находился принц Георг, и я подошел проститься с Его Королевским Высочеством в кратком приветствии сперва по-немецки, затем по-английски, на что он дал немногословный ответ.

Я ушел в свое жилище, уплатил за лошадей и себя 6 шил. 6 п. и 2 гроута жалованья и, поспав около 4 часов, *Мая 15.* сел на коня и вернулся в Лондон. Приготовился к отъезду и сего же дня простился с милордом Мелфортом и некоторыми другими вельможами. Уплачено за обед 19 пенсов, за кофе 4, моему слуге 6 пенсов и вечером 2 шил.

16. Я прощался с милордом Мидлтоном и другими.

Я слушал богослужение у венецианского посла и обедал со многими друзьями в голландском доме близ Сент-Джеймса; мы умеренно попировали, что стоило мне 11 шилл.

Вечером мы встретились с друзьями в таверне и пировали. Там, против ожидания, сэр Роберт Гордон оплатил счет.

/л. 128/ Мая 17. Я встал рано и уплатил дома за жилье 6 шил., жалованье 2 шил., за корм для лошадей 9 шил., за эль 14 п., жалованье конюху 1 шил. Итак, простившись с добрыми хозяевами, я взял карету вместе с лордом оф Лохил по имени сэр Юэн Кэмерон 524 и поехал в Смитфилд. Там мы обзавелись кое-какими мелкими вещами, за что я уплатил 3 шил. 10 п., за завтрак с моим кузеном Александером 2 шил. 4 пенса и за корм для лошадей шил. [111]

Около полудня мы пустились в путь и доехали до Уолтэм Кросса, за 12 миль, где отдыхали и уплатили за себя с лошадьми 2 шил. 6 пенсов.

Нет нужды давать отдельное описание всех мест, через кои я проезжал на этом пути, — сие можно полно и подробно видеть в напечатанных книгах, у Кэмдена 525 и прочих. Довольно раз и навсегда того, что это весьма приятный и плодородный край, и едва ли можно узреть нищету даже в самой убогой хижине, но повсюду изобилие и радость.

Мы сделали еще 8 миль до Уэра, где остановились на почтовой станции; на другое утро уплатили за ужин 4 шил. 6 п., за трех наших лошадей 4 шил. 6 п., за пинту сухого вина 526 утром шил., жалованье 8 п., за набивку седла 8 п. и за подкову 6 пенсов. Здесь реки Ли и У эр.

18. Туманным утром по топкой и узкой дороге мы доехали до Ройстона, за 14 миль; затем, 5 мил[ями] дальше, по еще худшей дороге до деревни под названием Ар[р]ингтон, где обедали. Здесь я заметил, что баул съехал на спину моего коня и натер ему шкуру, от чего я не мог найти никакого средства, ни нанять [другого] коня. Итак, уплатив за себя с лошадьми 2 шил. 7 пенсов, мы следовали до Хантингдона, за 11 миль, проехав недалеко от города через Годманчестер — прекрасный город с самыми трудолюбивыми /л. 128 об./ в земледелии жителями во всей Англии. Воистину, проезжая здесь, я видел самых (для такого места) миловидных и красивых женщин за всю свою жизнь. Здесь бежит река Ауз, которую мы пересекли по прекрасному каменному мосту из 4 арок. Тут мы заночевали. У моего коня нарывала спина, а лошадь Лохила, похоже, выдохлась, и нам пришлось подумать о замене; *Мая 19.* на другой день к нам привели много лошадей, но в большинстве хромых. Много времени прошло, прежде чем мы смогли сойтись на какой-нибудь сделке. Наконец мой товарищ отдал 40 шил., а я 3 фунта 1 шил. вкупе с нашими лошадьми за других, что далеко не так хороши, как были наши, когда мы выехали из Лондона. Но так повсюду охотятся на путников! Мы уплатили здесь за себя 6 шил. 2 п. и 10 пенсов жалованья, за пиво дополнительно 6 п., за набивку седельной подушки и седла 10 пенсов, за железный прут для подушки 6 п., за конский корм 4 шил., и я уплатил кучеру за доставку баула в Донкастер 4 шил.

Вечером мы доехали до Стилтона, за 9 миль, где ночевали и уплатили за себя 20 пенсов, за лошадей 3 шил. 6 пенсов, жалованье 6 п. [112]

Новорожденная дочь принца Датского крещена и названа Анной Софией; гр. Фивершем — крестный отец; леди Роскоммон и Черчилл — крестные матери; крещена епископом Дарэмским 527.

20. Мы встали рано и приехали в Стэмфорд, за 12 миль, где пересекли р. Уэлланд по каменному мосту, сделали еще 10 миль и обедали в деревне, называемой Колсфут, где уплатили за снедь 20 пенсов, за лошадей 15 п., жалованье конюху 2 пенса. Затем мы проехали через Грантэм, в 6 милях, и милей дальше нам открылся изысканный вид на плодородную долину с древним замком под названием Бельвуар по левую руку. Мы миновали долину и стали на ночлег в большой длинной деревне, именуемой Грэйт Биллингтон 528, что в 5 милях от Грантэма, где уплатили за /л. 129/ себя 29 пенсов, за лошадей 3 шил. 6 п., жалованье 7 пенсов.

Мая 21. Мы прибыли в Ньюарк, за 5 миль, где пересекли реку Трент и на переправе уплатили 6 пенсов. Мы двинулись дальше через низину и обедали в Таксфорде, в 10 милях от Ньюарка, откуда завидели Линколн по правую руку. Здесь мы уплатили за себя 32 пенса, за лошадей 15 пенсов, жалованье 2 пенса. Отсюда мы поехали через Шервудский лес — древнее прибежище Робина Гуда до Барнби-он-Мур, за 8 миль, и до Скрибтри, за 3 мили, где ночевали и уплатили за себя 2 шил. 6 пенсов, за лошадей 3 шил., жалованье 6 пенсов.

22. Мы прибыли в Донкастер, за 6 миль, где я получил свой баул из йоркской кареты. Боясь загубить баулом мою кобылу, как загубил коня, я купил дорожную сумку, сложил туда белье и другие вещи, что не могут пострадать от давления, и велел получше приладить седельную подушку. Подкрепившись, мы уплатили за себя 3 шил., за лошадей 15 пенсов, жалованье 4 п., за сумку 2 шил. 6 п., за приладку подушки 1 шил. 6 пенсов, за носки 12 п. Пересекши здесь реку Дон, мы добрались еще через 4 мили до родника Робина Гуда и по старой римской мощеной дороге до Уэнтбриджа, за 3 мили, и до Феррибриджес, через 3 мили очень каменистой и узкой дороги, а затем до Аберфорда, за 6 миль. Все это время мы видели Йорк впереди, по правую руку. Здесь мы отдохнули и уплатили в целом 13 пенсов. Проехав еще 6 миль, мы пересекли реку Уорф по каменному мосту в Уэтерсби, где заночевали.

/л. 129 об./ Мая [23]. На Пятидесятницу мы отдыхали до полудня, проведя утреннее время в обозрении приятных полей и течения реки. Отобедав, мы уплатили за себя 4 шил. 6 пенсов, за лошадей 2 шил. 9 пенсов и жалованье 6 пенсов. Мы сели верхом и доехали до Боробриджа, за 10 миль, где пересекли р. Ауз, [113] отдохнули и уплатили 2 шил. 6 пенсов в «Красном Льве». Сделали еще 4 мили до Топклиффа, где ночевали и уплатили за себя 2 шил. 1 пенни, за лошадей 3 шил., жалованье 5 пенсов.

24. Мы сделали 8 больших миль до Норталлертона и 5 миль до Смитона, где обедали и уплатили за себя и лошадей 3 шил. 4 пенса. Затем — в Дарлингтон 529, за 5 миль, где большая ярмарка; здесь уплатили за бутыль эля 4 пенса. Проехав еще 4 мили до Айклиффа 530, мы немного отдохнули и уплатили 13 пенсов. Из-за сильного дождя мы смогли добраться не далее Феррихилла, за 5 миль, где ночевали и уплатили за себя 32 пенса, за лошадей 3 шил., жалованье 5 пенсов.

25. Мы рано прибыли в Дарэм, за 5 миль, где большие приготовления к ярмарке. Затем 12 миль до Ньюкасла, где отобедали вкусной рыбой, уплатив за себя 2 шил., за лошадей 21 пенс, жалованье 3 пенса, за кольца к седлу 4 пенса. Затем 12 миль до Морпета, где ночевали и уплатили за себя 2 шил. 1½ пенса, за лошадей 3 шил. 2 п., жалованье 6 пенсов.

26. Мы доехали до Фермлингтона, за 8 миль, и через большой холм до Уиттингема, за 6 миль, где обедали и уплатили за себя 1 шил. 2 пенса, за лошадей 9 пенсов, жалованье 3 пенса.

/л. 130/ Эту ночь мы провели в постоялом дворе под названием Хохед, не доезжая милю до Вулера, и уплатили за себя 33 пенса, за лошадей 2 шил. 6 п., жалованье 6 пенсов и при отъезде 2½ п. за бренди.

27. До Вулера — миля; до Ньютона, где есть форт, 4 мили; до шотландской границы 4 мили; до Келсо, где мы перешли вброд через Туид, 4 мили; здесь мы обедали и уплатили за себя с лошадьми 4 шил. 3 п., жалованье 6 п. Отсюда мы следовали через приятную область Мерс до Лодера, за 10 миль, где ночевали и уплатили за себя 2 шил. 6 п., за лошадей 2 шил. 4 п., жалованье 6 п.

28. Мы приехали в Чэннелкерк 531, за 4 мили; в Сутру, за 2 мили; в Фалу, за одну милю; в Дэлкит, за 5 миль, где обедали и уплатили за себя 2 шил. 3 п., за лошадей 10 пенсов и жалованье 2 пенса. Около 3 часов пополудни мы прибыли в Эдинбург, за 4 мили, где я поселился в конце Кэнонгейта 532, под вывеской «Королевский Герб».

Часа через два по моем приезде герцог Гордон 533 прибыл повидаться со мной и приветствовал меня весьма любезно; затем несколько других близких друзей оказали мне честь визитом.

/л. 130 об./ Мая 29. Утром я отправился выразить почтение Его Светлости герцогу Гордону, который был чрезвычайно [114] любезен, предложил сопроводить меня к Его Светлости лорду комиссару 534 и другим грандам и пожелал, дабы я не представлялся через какую-либо иную особу, кроме него самого. Итак, он усадил меня в свою карету, я поехал ко двору и был представлен Его Светлости лорду комиссару, который принял меня очень любезно. Немного погодя мы отправились к лорду канцлеру 535, еще пребывавшему в постели. Затем я нанес визит графу Эбердину и обедал с моим кузеном, м-ром Томасом Гордоном — клерком Суда Юстициария 536. После этого мы прошли в залу напротив Креста 537 и наблюдали за церемониями у Креста во главе с провостом 538 и магистратами при питии королевских здравиц и воспоминании дня рождения и счастливой реставрации покойного короля; засим последовали ружейные залпы, а позже много огней по всем улицам.

30. Будучи приглашен на богослужение и обед у милорда канцлера, я отправился туда утром вместе с герцогом. На обеде были герцог, графы Эрролл, Эрли и Данфермлин 539 с несколькими дамами и джентльменами. После обеда я уехал с графами Эрроллом и Данфермлином и имел веселый ужин в более широком обществе.

31. Я посетил герцогов Хэмилтона и Куинсберри 540 и маркиза Этолла 541, будучи доставлен к ним герцогом [Гордоном].

/л. 131/ Июня 1. Я вместе с герцогом отправился к лорду Верховному комиссару, а затем с герцогом в его карете поехал во Дворец Парламента и восседал у подножья трона, пониже герцога; после чего обедал в обществе герцога и многих вельмож у Кромби 542 и спустился по улице с герцогом в его карете. Я принимал визиты многих вельмож и дворян и получил весть, что мои сундуки из Данцига прибыли в Лит 543. Я отправил своих лошадей пастись в парк. Написал ко графу Мидлтону, виконту Мелфорту, п[атерам] Данбару 544 и Марру и Александеру Гордону.

2. Утром я принимал визиты и обедал дома. После полудня нанес визит графу Эбердину и имел с ним долгую беседу касательно моего личного предмета. Я уговорился с моей хозяйкой платить за стол для троих слуг 18 пенсов в день. Написал к моему брату, дабы прислал мне в Эдинбург кое-какие бумаги и необходимые хартии по делу между милордом Эрроллом и мною 545.

3. Я был в Парламенте и обедал у Блэра 546 с несколькими вельможами. После полудня делал визиты вельможам, кои уже оказали мне честь. Вечером, встретившись кое с кем из знати, мы отправились на веселый ужин.[115]

4. Я обедал в моем жилище; после полудня поехал навестить моего кузена м-ра Томаса, где получил письма от моего сына Джеймса из Дуэ, датированные [...] мая.

/л. 131 об./ Июня 5. Я обедал дома, а после полудня ходил в парк на прогулку. Получил сундуки из Лита, прибывшие из Данцига, и нашел все в сохранности.

6. Будучи приглашен милордом канцлером на обед, я отправился на богослужение. После сего в пакете милорда канцлера и конверте от м-ра Кембриджа из Гамбурга пришло письмо от нашего главного государственного министра 547, с уведомлением о получении нескольких [писем] от меня по пути и полномочиями ко мне от имени Их Величеств привезти с собою офицеров младшего звания, а также инженеров, фейерверкеров и минеров; обещать им годовое жалованье согласно их чину и свободу отъезда из страны, когда их обстоятельства потребуют. После полудня я ездил в Лит с графами Эрли и Данфермлином.

7. Утром я послал икру и 40 горностаев герцогу Гордону и столько же лорду канцлеру. Обедал в городе с несколькими вельможами, а после полудня написал письма в Россию, Лондон и Гамбург.

8. Я датировал и отправил письма к нашему главному государственному министру 548, к жене, м-ру Виниусу, м-ру Кембриджу в Гамбург, моему кузену, м-ру Мевереллу и майору МакДугаллу в Лондон.

/л. 132/ Июня 9. Я нанес визиты тем, кого еще не повидал. Намереваясь уехать на север, я был убежден кузенами остаться до прибытия моих бумаг.

10. Герцог Гордон повел меня наверх в замок и показал в оном все достойное обозрения. Я дал два талера хранителю магазина и 4 талера страже. Оттуда я нанес визит маркизе Хантли 549.

11. Я обедал в моем жилище и после полудня проводил время в парке.

12. Утром ко мне явился отец Лесли 550 и передал письмо от моего сына Джеймса и еще одно от ректора Коллегии Дуэ по имени Гилберт Инглис. Я обедал в городе с вельможами, а вечером был в компании; наш обед обыкновенно стоит около полкроны, а ужин — 2 или 3 шил. с каждого.

/л. 132 об./ Июня 13. Я слушал богослужение у леди Люси Хэмилтон 551. Будучи зван, я обедал с графом Эрли, а после полудня ездил в Лит и провел время там. Вечером ко мне приехал герцог, коему я подарил турецкую саблю; затем мы пошли гулять в парк. [116]

14. Я был в городе на обеде с разными вельможами, где граф Эглинтон просил меня взять его сына, м-ра Джона, со мною в Россию 552.

15. В Парламенте были ратифицированы различные акты 553. Я ездил осматривать творение Хериота 554. Вечером изрядно пировали с графами Эрроллом и Маршалом и лордом Колинтоном 555; обедал сегодня у генерала Драммонда. Парламент отсрочен до 17 августа, и лорд комиссар стал готовиться к отъезду.

16. Я обедал в городе, отправил мои сундуки на борт корабля со слугой Дэниэлом, а вечером проводил время с сэром Томасом Далйеллом 556. Граф Эбердин уехал на север.

17. Лорд Верховный комиссар отбыл из Эдинбурга, провожаемый большинством знати при многих залпах из пушек и мелкого ружья. Он провел всю ночь в Хэддингтоне, и я разместился с виконтом Кенмюром 557.

/л. 133/ Июня 18. Утром я посетил гробницу герцога Лодердейла 558, затем навещал герцога [Гордона], откуда пошел проститься с милордом комиссаром, который дал мне весьма высокий комплимент. После завтрака мы выехали обратно, посетили дворец Ситон, пировали в Престоне и вовремя прибыли в Эдинбург.

19. Я простился с герцогами Хэмилтоном и Куинсберри, маркизом Этоллом и другими вельможами, обедал дома, а вечером пировал со знатью.

20. Я обедал у лорда канцлера и простился с Его Светлостью; затем совершил обход, прощаясь с другими вельможами и друзьями. Вечером пировали с милордом Данфермлином, подполковником Баханом и Кокстуном 559.

21. Я рано отправился проститься с герцогом, который извинился, что не сможет проводить меня до Лита, как был намерен, по причине недомогания. Итак, взяв карету, я был сопровожден множеством друзей в Лит, где позавтракал и распрощался с друзьями. Я сел на лодку и /л. 133 об./ переправился в Бернтайленд, где нанял проводника и лошадь для одного из моих слуг. Доехал верхом до Делгэти, за 4 мили, и там простился с леди Данфермлин 560, которая восприняла это чрезвычайно любезно. Оттуда я доехал до Керколди, где получил весть, что корабль с моими сундуками сегодня поднял якорь с рейда. Я ночевал в [деревне] Кенноуэй.

Июня 22. В очень дождливый день я доехал до Купара и переправился в Данди, где долго не задержался, ибо отобедал на другом берегу, и прибыл в Арброт, где отдыхал и кормил лошадей. [117] В Редхусе меня нагнали сэр Джордж Скин и бэйли Эди 561, и мы вместе ночевали в Монтрозе.

23. Мы пересекли Нортуотер 562, [проехали] через Берви и Стинхэв 563 и обедали в Коуи, причем все время был дождевой потоп. У моста через Ди мы выпили по бокалу вина, около 4 часов прибыли в Эбердин и остановились у Кэтрин Рэй. Много друзей приходили повидаться со мною. Я отправил почту для сына.

/л. 134/ Июня 24. Явились мой дядя 564, брат Джон и мой сын 565; много друзей в городе приходили меня повидать.

25. Отобедав и узнав, что мои сундуки прибыли из Эдинбурга, я сел на коня и поехал в Келли 566, где был любезно встречен графом Эбердином и его сыном лордом Хэддо. Мы вели долгие беседы о многих вещах и подробно говорили о моем личном предмете. Изучив хартии и бумаги на земли Охлухрис, мы нашли сообразным не продавать их, ибо они надежно держатся и вполне достойны сохранения.

26. После завтрака я сел на коня и пересек речку Айтан на лодке. В очень сильный дождь я сделал визит лэрду оф Шивас 567, а затем на мельницу Драмуиндл, где из-за сильного подъема и разлива речки Эбри был вынужден задержаться около трех часов, пока вода немного не спала; затем переехал брод с великой угрозой и опасностью. In passanto 568 я нанес визиты в Колдуэлле и Дадуик 569 и, выпив стоя в «Красавицах», вечером прибыл в жилище моего брата Джона.

/л. 134 об./ Июня 27. Я поднялся рано и прошелся наверх до кэрна 570 и Кэрниуинка, затем спустился к дяде, обошел часть окрестных полей, кои созерцал с великим довольством и радостью, и обедал у дяди. После обеда сестра с мужем 571 и несколько родных приехали повидаться со мною. К вечеру мы перешли к брату Джону и ужинали у него.

28. По приезде Нетермюра 572 мы совещались и говорили с братом Джоном о его счетах. Он подал длинный список расходов на моих детей и дела, чем я ни в коей мере не удовлетворился. Итак, собираясь ехать в Круден, мы отложили все до завтра. Посетив кое-каких дворян в приходе, я обедал с сестрой при большом веселье и затем, навестив других, вечером вернулся к брату.

29. Утром я гулял и обозрел места, что еще не повидал. После долгих рассуждений с братом о его счетах мы едва пришли к согласию. Когда ко мне явились друзья, мы позавтракали, затем сели на коней и поехали в приход Нью Дир, причем друзья встречали /л. 135/ меня по пути. Сперва я пристал в Бэр[р]аке, затем в [118] Нэвене и Охманйеле 573 и до вечера приехал в Делгэти, где обнаружил, что милорд 574 лишь недавно прибыл домой. Он принял меня очень радушно; мы ужинали весело, в хорошем обществе.

Июня 30. Прогулявшись часов до 9, мы затем занялись нашим предметом и после небольших колебаний и трудностей достигли цели — милорд весьма великодушно снизошел на все наши пожелания. Мы очень весело отобедали с милордом, под превосходные речи совершенной и благовоспитанной леди 575. Поистине, обе эти достойные особы оказали мне все вообразимые любезности. С великим удовлетворением простившись, я нанес визит Охри 576, который был в нашем обществе в Делгэти; после знатного приема я поехал в Охманйел, Охриди и Нетермюр 577, где сделал краткие визиты, и вернулся в Бэр[р]ак, где заночевал.

/л. 135 об./ Июля 1. После завтрака я поехал в Эллон; друзья встретили меня по пути, так что нас было около 30 конных. Здесь я говорил с лэрдами оф Ротимэй и Уотертун 578 о моих личных предметах; последнего я посетил у него дома и, вернувшись в Эллон, посредством нотариуса дал ему уведомление о закладе Мюртэка 579, против чего он возражал. После долгих разговоров принимал визиты множества дворян, кои прибыли сюда на встречу; при отъезде отсюда мы пили во здравие короля в Тустоне или Толлстоне. Сопровождаемый часть пути многими друзьями, я приехал вечером в Эбердин, где получил письма от герцога Гордона и моего кузена м-ра Томаса с вложением от м-ра Меверелла.

2. Дело с моим братом относительно его счетов не вполне улажено, хотя я соглашался на все и гораздо более, чем разумно или можно было ожидать; я был вынужден написать к дяде, приглашая его приехать и помочь завершить дело.

/л. 136/ Июля 3. Я принимал визиты, а вечером приехал дядя. Шкипер заявил мне, что до будущей среды или четверга не сможет отплыть из-за оснастки 580; я был не слишком этим доволен, ибо мог бы лучше провести время в деревне, посещая родных и устраивая свои дела в большем уединении.

4. После богослужения я обедал с друзьями и после полудня нанес визит миледи Эбердин, а затем леди Уортл 581.

5. Сегодня родные очень усердно завершали дело с моим братом и наконец довели оное до окончания; он дал мне обязательство на 400 марок 582 и аренду по 300 марок в год за западную часть Уэстертуна, причем я положил ему большое жалованье, все расходы, на кои он мог притязать, и содержание моим детям в точности. [119]

6. Я велел составить реестр или список всех хартий и бумаг, что имею на земли Охлухрис, начиная с 1423 до сего года, из 45 документов, не считая малых. Был на погребении старого Крэга, /л. 136 об./ который был похоронен в Снежной церкви в Старом городе 583; его провожали магистраты и многие дворяне. Оттуда мы отправились в дом учителя Музыкальной школы и очень веселились с прекрасной музыкой и множеством друзей.

Июля 7. Я поехал осмотреть Колледж в Старом городе 584; меня отлично приняли и показали там все достойное обозрения. Затем отправился на Линкс 585. Вечером прибыл граф Эбердин, коему я нанес визит.

8. Я был приглашен лордом провостом 586 и магистратами на прием, где меня с друзьями сердечно угостили; все мои родные, кто там присутствовал, сделаны гражданами [Эбердина] 587. Сестра с невестками приехала в город повидаться со мною, и мы изрядно веселились под хорошую музыку.

9. Я написал к герцогу Гордону и некоторым друзьям в Эдинбург и делал визиты в городе. Родные простились и уехали домой. Утром я ездил через Ди до церкви Св. Фиакра 588.

/л. 137/ Июля 10. Лэрд оф Уотертун приехал в город, и мы стали обсуждать соглашение о Мюртэке; он добивался пожизненного разрешения на добычу торфа 589, а я, побуждаемый Эбердином, обещал оное на 7 лет. Он этого не допускал, и мы с ним порвали.

11. Сегодня после полудня я делал визиты, вечером гулял пешком, а к ночи проводил время с графом Эбердином.

12. Граф Эбердин с миледи отбыли отсюда. Вечером в город приехал граф Маршал, коего я посетил. Он явился в мое жилище, где мы ужинали и веселились.

13. Утром я простился с графом Маршалом, который отбыл на север. После полудня отсюда уехали старший и младший Нетермюры, когда я уже дал доверенность на мои дела дяде и младшему Нетермюру 590. Затем я отправился на Линкс и проводил время с невыразимым удовольствием.

14. Я отправился с друзьями к мосту через Ди и отобедал в таверне превосходной свежей семгой. На обратном пути мы увидали, что наш корабль вышел за отмель. Я прощался с теми из ближайших родных, кого приберег напоследок. Вечером получил письма из Лондона /л. 137 об./ и от герцога Гордона. В письмах из Лондона была копия королевской грамоты, что будет отправлена в мою пользу; она гласила: [120]

«Джеймс Седьмой, Милостью Божией Король Шотландии, Англии, Франции и Ирландии, Защитник Веры и проч. — Высочайшим, Державнейшим и Пресветлейшим, Любезнейшим Братьям Нашим, Великим Государям, Царям и Великим Князьям Ивану Алексеевичу, Петру Алексеевичу, всея Великия, Малыя и Белыя России Самодержцам, Московским, Киевским, Владимирским, Новгородским, Царям Казанским, Царям Астраханским, Царям Сибирским, Государям Псковским и Великим Князьям Смоленским, Тверским, Югорским, Пермским, Вятским, Болгарским и иных, Государям и Великим Князьям Новгорода Низовския земли, Черниговским, Рязанским, Ростовским, Ярославским, Белозерским, Удорским, Обдорским, Кондинским и всея Северныя страны Повелителям, Государям Иверския земли 591 и Грузинских Царей, Кабардинския земли, Черкасских и Горских князей и иных многих Государств и Земель Восточных, Западных и Северных Отчич и Дедич Наследникам, Государям и Обладателям — шлет привет и желает всяческого счастия и процветания.

Мы осведомлены, что верный и возлюбленный подданный Наш, Патрик Гордон, служил Вашим Императорским Величествам многие годы и служит ныне в звании генерал-лейтенанта. Теперь, с кончиной его отца, он должен наследовать земли, за кои ему предстоит нести Нам личную службу. Поскольку Мы имеем надобность во служении подданных Наших, кои воспитаны в военном ремесле, Мы желаем, дабы Ваши Императорские Величества отпустили помянутого Патрика Гордона с его женою, детьми, /л. 138/ фамилией и имуществом из владений Ваших. Мы просим об этом тем скорее, ибо знаем, что Ваша великая доблесть стяжала пред Богом благословение всеобщего мира со всеми Вашими соседями. Дело сие станет поощрением для мужей чести, дабы вступать в службу Вашу, когда они будут Вам потребны. Когда же Нам выпадет возможность оказать Вам подобную услугу, Мы охотно воспользуемся оной. Итак, Мы молим Бога хранить Ваши Императорские Величества Его священным заступлением. Дано при дворе Нашем в Уиндзоре в двадцать девятый день мая тысяча шестьсот восемьдесят шестого года, во второй год Нашего правления.

Ваш любящий Брат Джеймс R. 592

Мелфорт»

Среди писем от герцога Гордона было письмо Его Светлости ко князю Василию Васильевичу Голицыну, главному государственному министру в России; копия оного следует: [121]

Грамота короля Джеймса VII (II) к царям в пользу Патрика Гордона,

29 мая 1686 г.

«Сиятельнейший и Превосходнейший Господин,

Блистательная слава Вашего Превосходительства разглашена по свету, также и особливая всеобщая молва о Ваших душевных достоинствах, но наипаче те знаменитые деяния Ваши, что переданы мне родственником моим, генерал-лейтенантом Гордоном, побудили меня жаждать Вашей дружбы. Стремление помянутого генерал-лейтенанта возвратиться к Вашему Превосходительству и располагать почетом и дружбою, кои Вы изволили ему даровать и кои он заслужит у Вашего Превосходительства, совершенно подтверждается. И поскольку он известен нашему Пресветлейшему Королю и облечен от него почетом, а равно и от других, кои с уважением взирают на его незаурядное великодушие, честность и достойную удивления доблесть, я без сомнений препоручаю оного родственника моего Вашему покровительству, доверию, любви и благоволению. Если же представится какой-либо случай исполнить в сих северных краях то, что будет угодно и приятно Вашему Превосходительству, я с радостью им воспользуюсь. Тем временем, пока Вы, Превосходнейший Господин, вершите столь многие дела Российской Империи, порученные и вверенные Вам, наилучшего успеха в оных, высшего почета и счастия весьма желает

Вашему Превосходительству Джордж, Герцог Гордон.

Замок Гордон, 12 июля 1686.

Надписание:

Пресветлейших Божией Милостью Державнейших Государей, Императоров и Великих Князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всея Великия, Малыя и Белыя России Самодержцев, многих Государств и Земель Восточных, Западных и Северных Государей, Наследников, Императоров и Обладателей, Их Императорских Величеств Ближнему Боярину Князю Василию Васильевичу Голицыну, Августейшей имперской печати Хранителю, Имперских великих посольских дел Верховному Начальнику и Наместнику Новгородскому». (Пер с лат.) 593 [122]

Июля 15. Я поднялся рано, совершил обычную прогулку на Линкс, простившись с этими приятными местами, возвратился и после богослужения отобедал раньше обычного. Около 12 часов ко мне явились магистраты и призвали меня. Они проводили меня до лодки, где я расстался с ними и прочими друзьями, и с сыном, братом, Уолтером и Уильямом Гордонами взошел на борт корабля. Когда прибыли шкипер и купец, наши родные распрощались, мы подняли паруса и со свежим порывом ветра легли на курс; однако не упускали Шотландию из вида почти до ночи и с грустным сердцем простились с нею 594. Я немедля пошел прилечь, чувствуя себя нехорошо по причине сильной качки, что продолжалась всю ночь, на другой и третий день. На 4-й стало немногим лучше, хотя мы прошли Ютский риф и миновали острова Лесё, Анхольт и опасную скалу, именуемую Триндель. Корабль назывался «Кристина», из Борростуннесса 595; шкипер — Роберт Камин.

19. С рассветом мы завидели Коле, но противным ветром были удержаны много севернее, так что /л. 139 об./ лавировали [123] целый день до вечера. Когда достигли мыса, ветер стал более попутным, и на борт явились лоцманы; мы поплыли дальше и вскоре после полуночи бросили якоря на рейде Эльсинора 596.

Июля 20. Мы очень рано высадились на берег и навестили м-ра Мелвилла; заказав там обед, мы вышли прогуляться в поле. Здесь я получил письмо от м-ра Кембриджа и послал ответ на оное. Отобедав, я уплатил нашему шкиперу м-ру Камину фрахт за себя и еще четверых — 20 талеров; на выпивку и другие расходы здесь и на корабле у меня ушло еще 4 талера. Узнав об английском корабле, отплывающем в Ригу, мы уговорились [со шкипером] и, хотя он не пришел с нами к согласию о фрахте и снеди, около 2 часов пополудни мы все же взошли на борт, простившись сперва с добрыми шотландскими друзьями. Мы подняли паруса и при умеренном ветре достигли рейда Копенгагена, где из-за полного штиля стали на якорь. Сей корабль зовется «Раем», шкипер — Уильям Бак, из Ярмута.

21. С рассветом мы подняли якоря, пошли вперед и при обычном ветре миновали острова Амагер 597 и [...] в сопровождении других судов, направлявшихся в разные места. До вечера мы прошли Фальстербу.

При изрядном ветре мы миновали острова Борнхольм и Эрдхольм, но вечером ветер сменился на восточный; мы были вынуждены держать к померанскому /л. 140/ берегу и несколько дней то и дело продолжали лавировать без памятных происшествий до 26-го , когда завидели землю, что по нашим вычислениям была принята за пески к востоку от Мемеля и место под названием Поланга и Хайлиген-Аг.

27. Мы лавировали вдоль берега Курляндии, не будучи уверены, насколько далеко ушли.

28. Мы завидели землю, принятую нами за Виндау, но к вечеру поняли, что это Либау 598.

29. Мы миновали Виндау и вошли [в залив] мимо Домеснеса при хорошем ветре, оставив Эзель по левую руку; *30.* держась в пределах рифа, мы необдуманно повернули направо и весь следующий день при штиле простояли в бухте.

Августа 1. По слабому ветру мы двинулись к рейду и около 1 часа вошли в гавань в устье реки. Мы сошли на берег и дали отчет, кто мы такие, в чем не было нужды, — лучше бы мы дождались их расспросов на борту. Мы поднялись по реке при слабом ветре и вечером стали на якорь в большой полумиле от Риги.

/л. 140 об./ Августа 2. С восходом солнца мы сели на лодку, высадились в Риге и вошли через Водяные ворота. Я прибыл в [124] мое прежнее жилище без вопросов от стражи — полагаю, поскольку мои слуги одеты в такие же сине-желтые ливреи 599, что носят шведы. Не прошло получаса, как на мою квартиру явился офицер и осведомился, кто я такой и через какие ворота прибыл; получив удовлетворение, он удалился.

Уплачено шкиперу за стол и припасы из расчета 20 шил. ст[ерлингов] за каждого — господ и прислугу.

4. Я написал ко графу Перту и виконту Мелфорту в конверте для Александера Гордона, ко графу Мидлтону и эсквайру Куку — все в конверте для м-ра Меверелла посредством м-ра Файлса per mare 600. Написал также к герцогу Гордону, графам Эбердину и Эрроллу и Нетермюру в конверте для Уильяма Гордона в Эбердин; к моему дяде, брату и м-ру Томасу — все с моим племянником Джеймсом Гордоном.

5. Я написал к жене, полковнику фон Менгдену и м-ру Виниусу по почте; Роберту Гордону, Джеймсу Эди и бэйли Эди в Данциг по почте, а также к мадам Крофорд. Не считая нужным брать племянника в Россию, я отправил его морем обратно в Шотландию. Сим вечером я ужинал у м-ра Холста и имел великолепное угощение.

(пер. Д. Г. Федосова)
Текст воспроизведен по изданию: Патрик Гордон. Дневник 1684-1689. М. Наука. 2009

© текст - Федосов Д. Г. 2009
© сетевая версия - Strori. 2014
© OCR - Андреев-Попович И. 2014
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 2009