Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:
Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

ХРОНИКА ЭРИКА

ERIKSKRONIKAN

        Assit ad inceptum Santa Maria meum а

        [Пролог]

        Господу нашему слава и честь!
        Всяких его благодатей не счесть.
        Радость земную, небесный покой,
        все он имеет для нас под рукой,
5      чтоб одарить всех, кого пожелает.
        Счастлив тот, кто дары принимает!
        Мир наш он создал так хорошо!
        Праведник чтобы в нем счастье нашел.
        Годы проведший с чистой душой,
10    в Царствии Божьем обрящет покой!
        Мир необъятный нам создал он:
        и лес, и поле, и горный склон,
        травы и листья, песок и вода,
        в счастье, богатстве стран череда.
15    Швецией одна из них называется.
        Кто ее на север искать отправится,
        видеть воочию сможет сам,
        рыцарей смелых найдет он там.
        Верно, герои 1, что край населяли,
20    Дидрику Бернскому 2 не уступали.
        Как же в ней жили, что делали люди, [12]
        в книге этой рассказано будет.
        Как поступали, куда отправлялись,
        я опишу здесь все, не стесняясь.
25    Кто же не слышал об этом ни разу,
        пусть со вниманьем следит за рассказом,
        речи для вас подберу я, что краше,
        к пущей забаве, до трапезы нашей.

        [Эрик шепелявый и хромой] 3

        С конунга Эрика книгу начну.
30    Первым во власти держал он страну.
        Правя, над всеми людьми возвышался.
        В деле любом своего добивался.
        Как он задумывал, так и случалось.
        Сильных врагов его мало осталось —
35    Карл, да Кнут 4, да еще кое-кто,
        Харальд и Хольмгер 5. Знаю я, что
        Фолькунгов силы они возглавляли,
        конунгу много хлопот доставляли.
        В битве сойдясь с ним, они победили,
40    многих поранили, многих убили.
        При Олюструме враг так нажал,
        что Эрик в Данию с войском бежал.
        В Швеции долго его не видали.
        Многие Кнуту тогда клятву дали.
45    С этой поры он был конунгом избран 6.
        Жил до седин, не убит и не изгнан.
        Свеями правил до смерти своей.
        Новые битвы пошли вслед за ней.
        Эрик из Дании не опоздал 7
50    в земли, которые в битве отдал.
        Фолькунги кличут новую рать,
        конунга Эрика снова изгнать.
        Но при Спарсетре 8 ему повезло —
        войско победу ему принесло.
55    Недруги мчались, друг друга топча.
        Многие гибли тогда от меча. [13]
        В Гестрикланд Хольмгер спешно бежал,
        Там конунг Эрик его и поймал.
        Голову мужу велел отрубить 9.
60    Дал позволенье его схоронить,
        Почести все оказать по обряду,
        Были священники — те, кто жил рядом.
        В Ску-монастырь 10 его тело попало,
        так перед смертью сам пожелал он.
65   Сделал святым Господь храброго мужа.
        Тот и блажен, кто Господу служит.
        Конунг нетвердо владел языком 11,
        был шепеляв, да к тому же и хром.
        Но он границы, закон укреплял,
70   словом добрым свой род поминал.
        Чтил он обычаи, звал он на пир.
        Прочным для бондов устраивал мир.
        Мог он прекрасно при том понимать —
        славы в турнирах 12 ему не видать.
75    Люди сестру его Ингеборг звали.
        Время пришло, и к ней свататься стали
        многие рыцари и господа
        (мир ведь на этом держался всегда).
        Много достойных руки добивалось.
80    Конунга слово последним считалось.
        Эстергётландцу ее он отдал,
        коего Биргер 13 народ называл.
        В Бьельбу 14 Биргер на свет появился.
        Ярлом стал прежде, чем с жизнью  простился.
85    Свадьбу сыграли 15, как полагалось:
        правом церковным, что признавалось,
        и по закону жизни мирской.
        Множество лет в их семье был покой. 

       [Крестовый поход на Тавастланд] 16

        Эрик со всей страны пригласил
90    рыцарей, тех, кто им равным был,
        воинов, бондов в назначенный час [14]
        (делают так господа и сейчас),
        чтоб повеленье свое объявить —
        всех их в военный поход снарядить,
95    В земли язычников путь указал.
        Зятю он войско отдать приказал.
        Биргера 17 войско просил повести,
        думал, что лучше его не найти.
        Счастлив был Биргер решением очень.
100 Конунга славу хотел он упрочить.
        С радостью взяли копья и стрелы
        воины, твердые духом и смелые.
        Шлемы, латы, мечи и кольчуги
        розданы людям — крепки и упруги.
105 Люди разъехались, полные сил,
        сделали все, о чем конунг просил.
        На воду шнеки 18 спустив, корабли.
        Деньги в немалых мешках принесли,
        и получил из мешков деньги тот,
110 но кто отправлялся в далекий поход.
        Ждут впереди неизвестности муки.
        Жены стали заламывать руки,
        слезы ручьями по лицам текли,
        по утешенье в душе берегли —
115 Господа славу мужья их умножат.
        Предков мечи, что злата дороже,
        храбрые воины сняли с гвоздей.
        Много мечи провисели там дней.
        К берегу жены мужей провожали,
120 за руки долго, прощаясь, держали.
        Губы красны в поцелуях встречались.
        словно в последний раз целовались.
        Так для многих оно и было...
        Войско в далекий поход уходило.
125 С ветром попутным они отплыли.
        К встрече готовы язычники были.
        Знали они, что свей придут [15]
        им не во благо — смерть принесут.
        Вот христиане в гавань вошли.
130 Штевни златые заметны с земли.
        Видят язычники их приближенье,
        радость исчезла с лиц их в мгновенье.
        Свеи со знаменем на брег сошли,
        крепких преград для себя не нашли.
135 Свеев мечи и кольчуги из стали
        вскоре на всем берегу засверкали.
        Их христиане проверить смогли
        людом Тавастланда 19 — дикой земли.
        Думаю, так и случилось тогда:
140 золото взяв, серебро и стада.
        много язычников прочь побежали.
        Свеев победа, враги задрожали.
        Тем, кто решился оружье сложить.
        истинной вере смиренно служить,
145 свей вернули имущество, скот.
        Главное, что сохранили, — живот.
        Если язычник мечу не сдавался,
        тут же он с жизнью своей расставался.
        Крепость построить на поле брани,
150 жить в ней решили тогда христиане.
        Тавастаборг 20 — ту крепость назвали.
        Горя язычники много узнали!
        Всё христианами там заселялось.
        Верю, что так и доныне осталось.
155 Эту страну, что Эрик крестил.
        думаю я, русский князь упустил 21.

        [Ярл Биргер и Йоар Синий] 22

       Эрик тем временем дома скончался.
        Быстрый гонец с этой вестью помчался.
        чтоб по стране господам донести.
160 Он ни мгновенья не медлил в пути.
        Весть ту кому бы гонец ни принес, [16]
        всем было конунга жалко до слез.
        Райский для конунга молят покой —
        жил по закону он, с чистой душой.
165 "Где же такого нам конунга взять,
        чтобы страною он смог управлять?"
        Жил в эту пору рыцарь, и он бдел,
        чтоб в стране соблюдали закон.
        Йоаром Синим 23 его называли,
170 мужество, силу его признавали.
        Был он у власти и никогда
        бондам старался не делать вреда.
        "Быть Вальдемару! — он принял решенье. —
        Как подобает тому по рожденью!" 24
175 Тут Биргер ярл домой возвратился.
        Новость узнав, очень он рассердился,
        что Вальдемара в конунги взяли:
        "В чем его лучше меня посчитали?!"
        Биргер надеялся крепкой рукой
180 так же, как прежде, править страной.
        "Кто же надумал дать этот совет?!"
        "Я, — сказал Йоар Синий в ответ. —
        Мы 26 полагаем, что стар ты 25 для трона.
        Дольше у сына будет корона.
185 Нам государство дороже всего.
        Долгим да будет царство его!
        Биргер, да перестань же сердиться.
        Надобно с нами тебе согласиться.
        Или другого возьмем — так решили.
190 Ты изменить нашу волю не в силе!"
        Биргер задумался, глядя сурово,
        медленно молвил такое он слово:
        "Кто сможет конунгом далее быть?
        Знаю я, вам без него не прожить!"
195 Йоар Синий ответил ему:
        "Сыну короны не дашь своему,
        что ж, я надену себе самому! [17]
        Нет для тебя другого пути!"
        Ярлу пришлось на уступки идти:
200 "Пусть будет тот, кого вы хотите,
        впредь от меня вы упреков не ждите!"

        [Дети ярла Биргера] 27

        Четверо было у ярла детей.
        Биргеру дал Господь сыновей.
        А среди них Вальдемар старшим был,
205 конунгом стал и корону носил.
        Всем им, однако, пора не пришла
        мудро решать государства дела.
        Братья могли быть за малые лета
        верой лишь в милость отца обогреты.
210 Вот и приблизился Биргер ярл к власти 28.
        Многим быть рядом с ним виделось счастьем.
        Надо наследника срочно учить
        знаниям, манерам, чтоб рыцарем быть.
        К сыну приставлен им был воспитатель,
215 лучший из всех по уму и по стати,
        рыцарь, учивший наукам, манерам.
        Дал сыну Биргер немалую меру:
        с рыбой озера, леса со зверьми,
        управляющих, мельницы, села с людьми.
220 Он передал ему много добра,
        рыцарей, свенов на нужды двора.
        Сын Бенедиктом второй наречен,
        не был добром и землей обделен.
        Третьим был Магнус, четвертым был Эрик.
225 В играх, забавах, не ведая меры,
        младшие братья не разлучались 29,
        быстро мирились, если и дрались.
        Были во всем меж собою равны
        и никому ничего не должны.
230 Каждому долю отец оставлял.
        Коль не хватало им, он добавлял 30. [18]

        [Восстание Фолькунгов] 31

        Прожил ярл Фольке с чистой душой.
        Форманом был над страною большой,
        слыл он таким воспитанным, мудрым.
235 Всех его добрых дел счесть очень трудно.
        Он господином достойным считался.
        Жаль, что безвременно с жизнью расстался.
        Родичей сильных ярл Фольке имел.
        Позже немало неправедных дел
240 было у них. Много крови пролилось 32.
        В книге об этом уже говорилось.
        Надобно вспомнить йонкера Карла,
        ведь он пошел против Биргера ярла.
        Биргер задумал его погубить
245 с теми, кто стал ему верно служить.
        Фолькунги снова отряды собрали 33.
        Всех, кого можно, с собою позвали:
        шведов 34, датчан и норвегов немного,
        немцев, пришедших дальней дорогой.
250 Их обманули, взывая к Христу,
        в Вестманналанде 36, у Хервардсбру 35.
        Биргер ярл и епископ Коль 37 с ним
        (Бог да простит прегрешения им!)
        многие лживые клятвы давали,
255 громко поверить словам призывали.
        Много красивых речей говорили,
        и, что хотят только мира, твердили.
        Фолькунги, веря, оружье сложили,
        мир ведь епископ и ярл посулили,
260 к ярлу на берег стали сходить.
        Тут ярл велел их схватить и казнить.
        Йонкера Карла 38 не было там.
        Туго пришлось его верным друзьям.
        Фолькунгов роду настало тогда
265 тяжкое время. Большая беда
        и для самих, и для их окруженья — [19]
        гибли они, потерпев пораженье.
        Роду их выпало горя немало.
        Даже сегодня им лучше не стало.
270 С ярлом тягаться никто уж не смел.
        Делал с тех пор он все так, как хотел.

        [Йонкер Карл — крестоносец] 39

        Йонкер Карл с ним потом помирился.
        Ярл был сильнее — он с этим смирился,
        но начал каждый тянуть на себя,
275 злобно противника в мыслях губя.
        В страхе измены они друг от друга
        козней во всем ожидали с испугом.
        Йонкера Карла решил отравить
        ярл, чтоб ему без соперника жить.
280 Йонкеру Карлу рыцарь служил,
        дельным советом ему удружил:
        ехать туда, где, живя без забот,
        знать, что никто его там не убьет,
        да поскорей. Взять с собою добро —
285 золото прежде и серебро,
        слуг и одежду, пока спит молва,
        станет тогда сам себе голова.
        Где б ни пришлось ему очутиться,
        с ним будет все, что может сгодиться.
290 Сделает так и по свету пойдет,
        счастье свое он в пути обретет 40.
        В путь к крестоносцам 41 отправился он.
        Летугов натиск был очень силен.
        На воинов божьих они наступали,
295 с занятых ими земель вытесняли.
        Слушая йонкера Карла рассказ,
        братья всю силу собрали тотчас,
        чтобы врагу дать достойный отпор,
        в земли прогнать, где он жил до сих пор.
300 Тут крестоносцы Карла спросили, [20]
        юному рыцарю так говорили:
        "Йонкер, пойдете ль Вы с нами сражаться,
        дома ли станете нас дожидаться?"
        "Жду, что меня вы возьмете с собой.
305 С диким язычником нужен мне бой.
        Биться хочу, и уж будет им туго.
        Латы мои, мой шлем и кольчуга
        смогут от смерти меня защитить.
        Я смог бы в битве грехи искупить,
310 был бы уверен, что прожил не зря,
        душу спасет Бог мне, случай даря.
        В рай попаду, коли смерть ожидает.
        С вами пойду, ничего не теряя!"
        В битве 42 язычникам не уступали,
315 насмерть, в крови по колено стояли,
        меч меч тупил, а их шлемы гудели,
        в силе язычник, христиане слабели.
        Крикнули братья: "Йонкер, беги,
        одолевают нас злые враги!
320 Видно, нам в битве не выжить никак!"
        Йонкер сурово ответил им так:
        "Вижу, что сами-то вы не бежите.
        Что же тогда от меня вы хотите?!
        Буду сражаться и я до конца".
325 Много потом от руки храбреца
        павших язычников в кучи собрали 43,
        ярким огнем их тела запылали.
        "Йонкер, в ряд боевой с нами встав,
        должно Вам ордена помнить устав.
330 Как бы жестоко ни выпало драться,
        смерти в бою не пристало бояться
        нам от язычников, коли пошли
        мы на защиту Христовой земли.
        Если врагов больше в несколько раз —
335 сотня язычников, десять лишь нас,
        выдержим, если попали в беду. [21]
        Много котлов, что кипят там, в аду,
        это не наша — язычников доля.
        Нам — небеса, такова божья воля!
340 Слову святому, Писанью верны,
        злобных язычников бить мы должны,
        душам своим путь на небо открыть!"
        Ионкер ответил: "Зачем говорить?
        Та же надежда владеет и мной.
345 Бог наделил нас судьбою одной.
        Если я жизнь потеряю в бою,
        он не оставит душу мою.
        Ведь я грехи свои искуплю,
        я ни на шаг от вас не отступлю.
350 Будем атаки врагов отражать.
        Меч свой я буду крепко держать".
        Так Карл до смерти с оружьем стоял.
        В рай, знать, Господь его душу забрал.
        К ярлу о том долетела молва.
355 Небу вознес он такие слова:
        "Бог, дай душе его вечный покой!
        Карлу не встретиться больше со мной!"
        Он похоронен женой по обряду.
        Были священники, те, кто жил рядом.
360 Был он ей другом, она ему тоже.
        Злая судьба дать им встречи не может.

        [Вальдемар женится на Софии Датской] 44

        Как-то ярл Биргер мыслью одной
        счел со своей поделиться женой.
        Он от нее хотел слышать ответ
365 (жены порой дают ценный совет).
        "Думай, ответь, ничего не тая,
        взяться за дело как должен я,
        дело, которое к конунгу сводится.
        Он ведь нам сыном любимым приходится.
370 Где для него нам невесту найти, [22]
        выгоду чтобы стране принести?
        Что мне об этом ты можешь сказать?
        Знаешь, у Эрика Датского 45 пять
        есть дочерей, наделенных красой.
375 Может быть, сына женить на одной?"
        Ингеборг 46 знала, что ей говорить,
        мужу хотелось ей угодить:
        "Вы у людей попросите совета —
        пасторов, рыцарей, в латы одетых.
380 Слушайте, что будут Вам говорить.
        Как они скажут, тому так и быть".
        Тотчас на зов пришли люди его,
        кто жаждал милости больше всего.
        Их и просил ярл советом помочь,
385 сватать ли сыну конунга дочь,
        стоит ли в деле таком попытаться
        и авантюрой 47 подобной заняться.
        Молвили люди: "Мысли верны,
        будет полезен брак для страны.
390 Дочь коль захочет конунг отдать,
        крепкий союз можно было б создать".
        Рыцари, свены тогда нарядились,
        те, что для дела лучше годились.
        Нужно исполнить им порученье.
395 Попусту съездят — не ждать им прощенья!
        То, что касалось конунга дела,
        в их головах очень крепко сидело.
        Пир состоялся, будет ответ.
        Эрик спросил: "Сколько конунгу лет?"
400 "Двадцать ему уже, — свеи рекли, —
        Бог от рожденья его наделил
        телом красивым и силой большой.
        Разум его не в разладе с душой.
        Знанием, манерами он обладает,
405 радует всех, кто его окружает!
        Все в нем — и мягкость, и мужество есть". [23]
        Конунг сказал: "Знать, от Бога нам честь!
        Лучший из тех он, кто мне знаком,
        Бога молил я о счастье таком!
410 Знать, небеса нам его ниспослали.
        Свеи, надеюсь, что вы рассказали
        правду святую в нашем краю.
        Лучше не выдать мне дочку мою!
        Свадьбу охотно я разрешу.
415 Долгой им жизни у Бога прошу.
        Мира и счастья от неба им в дар!"
        Очень обрадован был Вальдемар,
        новость когда прилетела с гонцом.
        Юному конунгу быть под венцом!
420 Дева была хороша и горда.
        Конунгу больше и больше тогда
        сердце свое она открывает.
        Счастлив, кто Господу чутко внимает.
        Так, поразмыслив, что в Швеции ей
425 стать королевою будет верней,
        к небу она обратилась с мольбой:
        "Боже, свяжи нас счастливой судьбой!"
        В Швецию с почестями в пути
        вскоре ее удалось привезти.
430 Ехали весело — шутки, забавы.
        Девы отец был доброго нрава,
        дал серебра и золота с дочкой,
        да не одну, как я думаю, бочку!
        Внял он совету, народ свой любя,
435 датских крестьян сохранил для себя.
        Града торговых два с нею дал
        (Дании этот убыток был мал) —
        Мальмё и Трелеборг их названия.
        С тем успокоился конунг Дании.
440 В Умнинге 48 свадьба эта была.
        Нитями золота и серебра,
        шелка одежды на солнце блестели. [24]
        Рыцари их с господами надели.
        Конунг к свадьбе их сшить приказал.
445 Был там огромный для пиршества зал.
        Шумно и долго в нем гости сидели
        за угощеньем, пили и ели.
        Дуст 50 и бохорд 49 были снова и снова,
        игры искусством красного слова.
450 Шутки, забавы и танцы вдали.
        Гости себя так достойно вели!
        Тон благородный повсюду царил,
        празднику мир и порядок дарил.
        Стала София 51 — датская дева —
455 свеям и гётам с тех пор королевой.

        [Законы ярла Биprepа] 52

        Биргер дал людям новый закон.
        Многие годы действовал он:
        сестры наследовать с братьями могут
        треть от того, что, отдав душу Богу,
460 даст им отец, мать иль просто родня.
        Этого права у них не отнять.
        И — "мир двора" — пострадавших опора.
        Если меж домом своим и забором
        ранят кого-нибудь иль убивают,
465 домовладельцу закон позволяет
        суд над обидчиком тем совершить,
        коль в чужом доме посмел тот грешить.
        Если владелец дома получит
        раны, синяк или боль его мучит.
470 в доме его царит разоренье,
        сделавший то не имеет прощенья,
        коль не исправит, что было разбито,
        и не искупит вину за убыток.

        [Основание Стокгольма] 53

        Свеям урон наносили огромный
475 козни карелов — язычников темных. [25]
        До вод Мелара они доплывали,
        будь сильный шторм иль спокойные дали.
        Шли, не стесняясь, шхерами свеев,
        гости незваные, злобу лелея.
480 Плыли до Сигтуны раз корабли.
        Город сожгли и исчезли в дали 54.
        Жгли всё дотла и многих убили.
        Город с тех пор так и не возродили.
        Архиепископ Йон там сражен.
485 Весел язычник, в радости он,
        что у крещенных так плохи дела.
        Русским, карелам смелость дала
        мысль та, что свеям не устоять
        и можно смело страну разорять.
490 Чистую правду поведал здесь я:
        славный погиб в Асканесе 56 Йон ярл 55,
        тот, что последние девять лет,
        дом свой не видя, в латы одет,
        с русскими и ижорой сражался.
495 Веру христову сберечь он старался.
        Только лишь ярл вернулся в свой дом,
        первой же ночью убит был врагом.
        Скрылась в Хундхамар 57 супруга его
        в горе, в тоске, избегая всего,
500 в мыслях, в душе свою боль сохраняла.
        Местью жена благородной пылала.
        Там собрала она силу большую.
        Всех перебила врагов, быль такую
        слышал от тех я, кто жил в Эсташхер 58,
505 жизни лишили их, прочим в пример.
        Жгли, оттащив от воды, корабли,
        в горе ее отомстить помогли.
        Как поступить, чтоб не лез разоритель?
        Был Биргер ярл очень мудрый правитель,
510 город Стокгольм повелел он построить 59,
        с толком и разумом жизнь в нем устроить. [26]
        Замок грозящий, скажу без прикрас,
        выстроен — это был ярла наказ.
        Замок тот к озеру путь охраняет,
515 козни карелов теперь не пугают.
        Вновь оживились озера воды —
        по берегам девятнадцать приходов
        расположились и семь городов.
        Тихо и радостно. Горя следов
520 нет и в помине у мирного брега.
        Нет и языческих страшных набегов.

        [Смерть ярла Биргера] 60

        Биргер ярл в Елболунге 61 угас.
        Стар и млад горевал в этот час,
        слыша, что ярла смерть одолела.
525 Каждая женщина ярла жалела.
        Он узаконил их равное право,
        искореняя жестокие нравы.
        Женщин закон охранял от обид.
        Тот, кто ослушался, мог быть убит.
530 Ярла свезли в монастырь его воины.
        Там собрались тогда люди достойные.
        Серые братья в обители жили,
        землю пахали, да рыбу удили.
        Варнхем 62 — названье носила обитель.
535 Думаю, ярла душа не в обиде.

        [Ссора Магнуса с Вальдемаром] 63

        Вот Биргер ярл и покинул наш свет.
        Тут сыновья собрались на совет.
        Конунгом, там Вальдемар утвердился,
        с этим при жизни отец примирился.
540 Магнус в Нючёпинге герцогом стал.
        Сёдерманланд ему в руки попал.
        Должен был Магнус герцогством править.
        Дальше решали, кому что оставить.
        Эрику там улыбнулась удача — [27]
545 лен получил к своей доле в придачу.
        Лучший у Магнуса все же удел:
        рыцарей, слуг больше всех он имел,
        тех, кто всегда ему верно служил,
        тех, кого он на турниры возил 64.
550 Он захотел для себя большей власти 65,
        распря тогда началась на несчастье.
        Конунгу он не хотел позволять
        править сверх меры и судьбы решать.
        Часто над ним королева смеялась.
555 Ей отвечать ему редко случалось.
        Был Вальдемар и светлым, и статным.
        Герцог же черен, угрюм 66, вероятно.
        В шутку прозвала "Котельник" 67 его.
        Руки и ноги вообще до того 68
560 все ж еще ладные герцог имел.
        Блеском манер удивить он умел.
        "Эрик-пустышка" 69 звала королева
        младшего брата. Что он от гнева
        думал о ней, я могу лишь гадать.
565 Впрочем, об этом мне лучше не знать.

        [Убийство датского конунга Эрика Плужный Грот] 70

        Начались в Дании смутные годы.
        Конунг Эрик, из Рингстада родом,
        был там жестоко и подло убит,
        братьями преданный, в землю зарыт 71.
570 Герцог Авель средь них одного
        звали. По плану и воле его
        Эрик в заливе утоплен был Сле.
        Горе тому, чьи мысли о зле!
        Вытащил бедный рыбак проплывавший
575 труп, под водою долго лежавший.
        К берегу с телом направил челнок.
        Слез удержать по пути он не мог.
        Каждый, кто тело нес, провожал [28]
        в память усопшего, свечку держал.
580 Ангел небесный на землю слетел
        к Эрика гробу. Так Бог захотел!
        Эрику счастье даровано им.
        Взят он на небо, и стал он святым.
        После него был конунгом Авель 72.
585 Был он убит и мир наш оставил.
        Фризы его зарубили в сраженье.
        Мало в аду, знать, ему утешенья.
        Жил на земле он так, что, конечно,
        адов огонь терпеть ему вечно.

        [Вальдемар и Ютта Датская] 73

590 Эрик Святой путь земной завершил,
        двух дочерей он берег, пока жил 74,
        обе не замужем, сделать они
        постриг монашеский были должны.
        Звать одну Юттой, Агнесой другую 75.
595 Обе они красоту неземную
        взяли от Бога, он им даровал
        больше гораздо, чем скажут слова.
        Ютта подверглась потом искушенью —
        бросить обет принимает решенье 76.
600 Видеть сестру непременно должна,
        что же потом — знать не хочет она.
        Видеть сестру, что была королевой,
        женой Вальдемара, задумала дева.
        Ей предложили с одним обручиться 77.
605 Та ж ни в какую: "Останусь девицей!"
        Сдались тогда. "Что противиться ей!
        (кто из них прав — будет позже видней).
        Пусть едет Ютта к сестре, если хочет,
        мы ж сэкономим на ней, между прочим" 78.
610 Дали коней, украшенья златые,
        платья в дорогу с ней дорогие.
        Встретить ее Вальдемар выслал сразу [29]
        рыцарей, слуг разодетых, с наказом —
        путь указать, дать своих лошадей,
615 все исполнять, что захочется ей.
        В Швецию датская дева попала.
        Перед двором королевским предстала
        ангелом чистым, посланцем чудесным,
        шведов пленив красотою небесной.
620 С честью явилась прекрасная Ютта.
        Встреча полна была радости, шуток.
        Голову конунгу Ютта вскружила 79.
        Слишком уж близко к себе подпустила.
        Лишь королева заметила это,
625 ревностью было ей сердце задето,
        той, что бросает то в жар, а то в холод,
        не одолеть ее, стар будь иль молод.
        "Горе мне, горе! — твердит королева, —
        если гостить будет в Швеции дева".

        [Дети Вальдемара] 80

630 Было у конунга Вальдемара
        трое детей — славный Бога подарок.
        Эриком сына конунг назвал,
        сильным и гордым его воспитал.
        Дочка Рикитца потом родилась.
635 Дочка вторая Мариной звалась.
        Участь Рикитцы счастливой была —
        герцога Калища 81 мужем взяла.
        Статною девой Марина была.
        Рыцарю Дьепольта 82 руку дала.
640 Свадьба в Нючёпинге 83 эта игралась.
        Почести были, как им полагалось.
        Много в приданое дали добра —
        платья из золота и серебра,
        были там украшенья любые.
645 Все увезли домой молодые. [30]

        [Встреча в Тренонесе] 84

        Съехались четверо братьев на встречу.
        В место какое — сейчас вам отвечу.
        Тренонес — так этот двор назывался.
        Летом собрались, когда распускался
650 листьев и трав зеленый ковер.
        Мирно было вокруг до тех пор,
        Магнус пока вдруг не стал угрожать
        конунгу. Магнуса чтобы унять,
        все говорили: "Лучше без ссор!"
655 Уж семь епископов втянуты в спор.
        Все ж предстояло им, хоть против воли,
        власть разделить, дав каждому долю.
        Тут Бенгт 85 епископ решил им сказать:
        "Братья мои, надлежит вам понять,
660 пусть будут праведны все ваши дни,
        мать и отец у нас были одни!
        Дать я хочу вам свою часть страны,
        чтоб в мирной жизни текли ваши дни.
        Церковь, надеюсь, прокормит меня
665 всю мою жизнь, до последнего дня".
        Спор начался между ними тотчас.
        Врозь разъезжались, как было не раз.
        Конунг в Стокгольм со своими отъехал.
        Герцог в Нючёпинг отплыл без помехи 86.
670 В Данию прямо потом поспешил,
        сильное войско собрать там решил.
        Семь сотен воинов взял он всего
        (не наградил Господь большим его).
        Шли с ним и даны, и немцы в поход —
675 стойкие воины, верный народ.

        [Битва при Хове] 87

        На вестергётов решил наступать.
        Думал, что там будет брат ожидать.
        Братьям своим передать он велел: [31]
        "Либо погибнуть мне в битве удел,
680 либо корона — третьего нет!
        Пусть конунг даст мне на это ответ!"
        Конунг услышал когда эти вести,
        воинов своих он собрал в одном месте,
        рек им, что хочет он править, доколе
685 будет удача и Божия воля.
        Магнуса войско он разобьет.
        Брат опрометчиво снова идет —
        войско побольше собрал бы и лез.
        В Швеции знали большой темный лес.
690 Тиведен — имя места те носили.
        Там и собрались конунга силы.
        Думаю, мало для тех утешенья,
        Брата, отца кто теряет в сраженье.
        Войско у Ховы 88 расположилось.
695 Все, как бывает обычно, сложилось.
        В руки к тому победа придет,
        кто лучше войско с собой приведет.
        Хуже, должно быть, у конунга было,
        брату фортуна победу сулила.
700 В Ромундабуде 89 конунг стоял.
        С ним были те, кто его охранял,
        кто в эту пору был за него.
        Конунга слава им ближе всего,
        жизни за честь его могут отдать!
705 Конунг тем временем лег почивать.
        Крепок был сон его, долгий такой...
        В Хове тем временем кончился бой.
        Кто на обедне, кто просто сидел,
        шел взад-вперед, или спал, или ел.
710 В шахматы 90 села играть королева.
        "Герцог ведь слаб", — размышляла без гнева.
        Ставить котлы приказали с едой тем,
        кто из битвы вернется живой.
        Тут с поля боя явился к ним воин, [32]
715 ранен он был, не на шутку расстроен,
        с вестью, что конунгу нужно бежать
        иль оборону придется держать.
        "Наших загнали в болото и лес,
        мы проиграли, нам кара с небес!"
720 Тотчас они знамена собрали,
        в Нэрке оттуда немедля бежали.

        [Вальдемар теряет полстраны] 91

        В Вермланд, спасаясь, конунг удрал.
        Герцог всю власть в свои руки забрал
        над городами, землей, крепостями.
725 Конунг подавлен дурными вестями.
        Герцог послал своих верных людей,
        чтоб беглеца изловить поскорей,
        в плен захватить и к нему привезти.
        Думаю, конунгу трудно уйти.
730 Люди за ним в тот же час поскакали
        точно туда, где найти ожидали.
        К месту под вечер отряд подоспел.
        Конунг сидел за столом, молча ел.
        Воины с шумом в двери вошли,
735 кроме него, никого не нашли,
        слуг нет, нет тех, кто его охранял,
        кто бы оружье из рук не ронял,
        мог бы мгновенно отпор дать врагу,
        может напасть он на каждом шагу.
740 Конунгу сдаться они предложили,
        если он хочет, чтоб жизнь сохранили.
        Сдаться мне нужно! Скажите на милость!
        Сдаться кому? От кого вы явились?
        Кто господин ваш, не брат ли он мой?
745 Этот ли шаг мне начертан судьбой?"
        "Именно так, он велел нам явиться.
        Худа с тобою пока не случится".
        Без промедленья они возвращались [33]
        с Дальсланда, он, о короне печалясь,
750 к герцогу ехал, доверившись тем,
        кто долгий путь различал в темноте,
        и наконец перед братом предстал.
        Брата приветствуя, конунг сказал:
        "Здесь я в расчете на Вашу милость.
755 Бог дал Вам Швецию, так уж случилось.
        Клоните ухо к наветам свое
        или вернете именье мое?
        Дайте отцовскую мне половину,
        будем всегда и во всем заедино!"
760 Герцог на это спокойно ответил
        (зла и вражды в том никто не заметил):
        "Нам о родстве забывать не к лицу.
        Братья по матери мы и отцу.
        Если бы раньше мы так говорили
765 и справедливо страну разделили,
        силою я бы не брал никогда,
        не приключилась бы с Вами беда.
        Знаю, что мысли лишить меня доли
        вовсе не Ваши — жены Вашей воля.
770 Черная злоба, что нас развела, —
        все это Вашей супруги дела.
        Милостив я, дело кончу добром.
        Пусть все достойные, слыша о том,
        что я решил Вам не делать вреда,
775 помнят мою добродетель всегда".
        Герцога речи слушал весь двор.
        Многим по сердцу его приговор.
        То в Вестергётланде дело решали.
        Мудрых мужей государства собрали.
780 Герцог, как мне говорили,
        тогда полгосударства ему передал 92.
        Конунгу герцог земли вручил 93
        Смоланд ему, Вестергётланд дарил,
        Вермланд он брату отдал и Далу 94. [34]
785 Свеаланд взял он себе, Упсалу.
        Ну а земля, что за лесом осталась 95,
        та Вальдемару в то время досталась.
        Приняли братья решенье тогда —
        дальше не делать друг другу вреда.

        [Свадьба герцога Магнуса] 96

790 Магнус 97 влюбился в дочку, всем сердцем,
        графа голштинского, старого Герца 98.
        Родом были они из Германии.
        Скромный, но храбрый в любых испытаниях,
        крепко в турнирах державший копье,
795 граф был известен во время свое.
        Хельвигой деву прекрасную звали.
        Где же ей знать, что в далекие дали
        бросит судьба, что ей в Швеции жить.
        Очень хотели ее пригласить
800 в Швецию те, кто там жил в эту пору.
        Многим люба она, шли разговоры.
        Чтобы добиться в том деле успеха,
        Герц приказал ей в Кальмар поехать.
        Магнус промолвил, увидев ее,
805 Господа славя, решенье свое:
        "С нею немедля хочу обвенчаться,
        прежде чем с Данией мне рассчитаться" 99.
        Герцог Магнус велел поспешить.
        Яства готовить, наряды пошить.
810 Свадьба 100 веселой была без печали.
        Сытые гости на ней не скучали.
        Предков обычай не нарушался:
        утренним даром Давё 101 ей достался,
        и три херада 102, что рядышком, в долю.
815 Ими владеть ей, пока Божья воля.

        [Эрик Глиппинг, Магнус и Вальдемар] 103

        Но после свадьбы с Данией драться
        герцог в поход повелел собираться. [35]
        Люди оружье должны оглядеть.
        седла проверить, поножи надеть
820 и быть готовыми выйти на днях
        в путь, отметая сомненья и страх.
        С конунгом Эриком был он в раздоре.
        Герцога долг привел к этой ссоре.
        Он не хотел за людей рассчитаться,
825 в Хове они помогали сражаться.
        Эрик за них попросил серебро.
        Магнус не стал долго слушать его.
        Халланд и Сконе он разорил.
        До Рюнебру 105 его земли спалил.
830 В Швецию он возвратился домой.
        Войско тогда, от удач сам не свой,
        всех, кто походом с ним вместе ходил,
        герцог на отдых домой отпустил.
        Йонкер Эрик 104 почил, но в живых
835 три его брата 106 остались родных.
        Вновь через год, когда лето настало,
        воинов датский конунг немало,
        на лошадях, пригласил, при оружьи.
        Конунг призвал — те приехали дружно.
840 Земли сожгли ведь, их всех обманули —
        то серебро, что должны, не вернули.
        Воинов пока конунг датский скликал,
        брат Вальдемар в то же время скакал
        в Санду 107, где двор один находился,
845 видно, на выбор он трудный решился.
        Магнусу сделал прозрачный намек,
        участь терпеть свою дале не мог, мол,
        либо конунгом будет опять,
        станет он всею страной управлять,
850 либо отдаст на всегда свою долю
        конунгу Дании — вот его воля.
        К конунгу Дании он поскакал.
        Средство владеть всей страною искал. [36]
        С прежним не мог положеньем смириться —
855 он с датским войском домой возвратиться.
        В Швеции вот что они совершили:
        в Финведе, Вэренде 108 все попалили.
        Конунг велел в Векшё церковь поджечь,
        после жалел, что не смог уберечь.
860 В Тульгарне голосу разума внял:
        "Грех ведь — на церковь я руку поднял!"

        [Битва при Эттаке] 109

        Было однажды тою порой —
        дали датчанам при Эттаке 111 бой.
        Те в это место приехали смело,
865 герр Бенкт из Альсё и Пальне Белый,
        рыцари, свены, по конунга воле.
        Всадников сто, а может быть — более.
        Про осторожность датчане забыли,
        латы, оружье они отложили.
870 Но только сели они пировать,
        с дерева начал громко кричать
        воин, поставленный ими в дозор:
        "Скоро упландцы ворвутся во двор!"
        Рыцарь Ульф Карлссон 112, добрый герой,
875 жаркий надолго запомнил он бой.
        Как бился он меж мостом и двором,
        сказывал очень охотно потом.
        Было упландцев там, думаю, двести:
        герр Педер Порсе 113 из Халланда, вместе
880 с Уффе Дьюром, рыцарем смелым.
        Воином каждый из них был умелым.
        Их, как и многих, из Дании гнали.
        В Швецию люди обычно бежали.
        Герцог свою им милость являл,
885 властью, поместьями их наделял.
        Жили безбедно они все, наверно.
        Герцог во всем доверял им безмерно. [37]
        В спешке люди столы покидали.
        Много дверей они в доме сломали.
890 В стойлах держали коней господа.
        Свены неслись, спотыкаясь, туда,
        прочь впопыхах лошадей выводили,
        о шлемах, латах совсем позабыли —
        лишь бы вскочить поскорее в седло.
895 Кто шлем надел — знать, тому повезло.
        Конунга стяги тотчас подняли.
        Мысли о бегстве они не держали.
        Герр Пальне Белый был первым готов,
        всех не дождавшись, пошел на врагов.
900 Лошадь его во всю прыть понесла.
        Речка на север от дома текла.
        В плен угодил там отважный герой,
        между двором и тою рекой.
        Он далеко от своих оторвался,
905 пленным с упландцами он возвращался.
        Жаркое там завязалось сраженье.
        Прежде блестевшее, снаряженье
        быстро окрасилось кровью людей.
        Те и другие теряли коней.
910 В плен всех датчан тогда захватили.
        Герр Бенкт из Альсё, из тех, что там были,
        лучший в этом сражении воин.
        Он похвалы, говорили, достоин.
        Бился герр Бенкт на добром коне,
915 рыцарь доволен им был, верьте мне.
        Сколь ни велик против герра отряд,
        воины травою ложились подряд
        вниз, под копыта коня вороного.
        Воина нигде не сыскать нам такого!
920 Шутки шутить не хотел он с судьбой,
        целым стремился вернуться домой.
        Но он не в силах был дольше сражаться
        (помощи вряд ли мог рыцарь дождаться). [38]
        Шведы его одного отпустили,
925 ехать с оружием прочь разрешили.
        С ними любезно он попрощался.
        В Эттаке шведов отряд не остался.
        Воинам датским, которых пленили,
        шведы условие оговорили —
930 чтоб убирались из Швеции прочь.
        Встретить пришлось в Сёдерчёпинге ночь.
        Конунг Эрик был в Аксавалле 114,
        а его люди вдали воевали.
        Как повезло, что промедлил он там,
935 все ж он стремился навстречу врагам.
        Герцог идти на него не решался.
        Конунг к дому пока не сбирался.
        Прежде чем не покончит с войной,
        он не хотел возвращаться домой.
940 Там попытались договориться, —
        их отношенья должны же смягчиться.
        И, наконец, они мир заключили 115.
        Конунг сказал, что его люди мстили герцогу,
        ведь на датчан он напал.
945 Мир нужен — каждый теперь понимал.
        Конунгу герцог отдал серебро.
        Долго делили братья добро,
        каждый пока не признал своей доли.
        И конунг Эрик остался доволен.

        [Магнус становится конунгом] 116

950 Даны домой возвращались с богатством.
        Вслед Вальдемар к ним решил подаваться.
        Стал он упландцам не ко двору —
        действовал конунг всегда не к добру.
        Он не вернется домой никогда.
955 У Морастена 117 избрали тогда
        конунгом Магнуса — младшего брата.
        Мягким он был, добротою богатым. [39]

        [Педер Порсе и конунг Магнус] 118

        Он иноземцев жаловал очень.
        Есть среди знати сейчас они, впрочем.
960 Рыцарь иль воин, в изгнании бывший,
        смелым и благородным прослывший,
        шел к покровителю знатного рода
        (было обоим им это в угоду),
        чтоб тот дал рыцарю мир и покой,
965 чтоб все для жизни иметь под рукой.
        Рыцари верно патрону служили
        славу и честь его этим крепили.
        Так, Педер Порсе, рыцарь известный,
        жил, служа конунгу Магнусу честно.
970 В Дании он покоя не знал,
        и конунг Магнус ему передал
        замок на самой границе страны.
        Все пожеланья, что были даны
        рыцарем, выполнил он без отказа.
975 Эрика 119 милостей Порсе ни разу
        не доставалось, и он горевал,
        что брал охотнее тот, чем давал.
        Магнус, напротив, любезен был с ним,
        верным считал его другом своим.
980 Педер же мыслил тогда, видно, так:
        "Не получить серебра 120 мне никак,
        хоть и обещано дать, не торгуясь.
        Взять его надо, как только смогу я".
        Чтобы верней серебро получить,
985 конунга он пригласил погостить
        в замок, что Магнус ему подарил.
        Дальше увидим, прав ли он был:
        в плен забрал конунга, хоть не пристало,
        и сел за стол, как ни в чем не бывало.
990 Тут пришлось Магнусу пообещать
        Педеру замок Лёдёсе отдать.
        Землю он тоже ему подарил. [40]
        С тем Педер Порcе его отпустил,
        ехал туда сам себе господин.
995 Мирно они с той поры до седин
        жили, как прежде, снова друзьями.
        Ловкий был рыцарь, вы видите сами.

        [Рыцарь Ингемар из Дании] 121

        И после рыцарей пришлых немало
        в службу к нему под знамена вставало.
1000 Был среди них датчанин один —
        Ингемар звали. Его господин —
        конунг Магнус — рыцаря очень
        сильно любил, отличая средь прочих,
        будто тот рыцарь был самым умелым
1005 из воинов Магнуса сильных и смелых.
        Выдал племянницу 122 он за него.
        (Знать бы, найти бы хотя одного,
        кто мог поведать про те времена.)
        Имя Елена носила она.
1010 Конунг дал больше, чем было нужно.
        Свеи тому воспротивились дружно.
        Фолькунги тут не заставили ждать —
        ненависть стали к чужим разжигать,
        "Конунг, — сказали, — для славы своей
1015 Вам иноземцы упландцев милей!"
        А Ингемару сказали они:
        "Вы, господин, крепко помнить должны,
        что не уступим мы Вам по уму.
        Знать нам хотелось бы всем, почему
1020 конунг на голову выше Вас ставит.
        Год подождем. Пусть покуда он правит.
        Коль не изменит событий он ход,
        только условное время пройдет,
        так развернемся мы — каждый увидит!
1025 Конунг на нас пусть не будет в обиде!"
        Ингемар твердо ответил: "Вам я [41]
        конунга прежде сгодился в друзья,
        и по душе вам пришелся вначале.
        Так что о том вы бы лучше молчали,
1030 будто для конунга я, иностранец,
        более мил, чем местный упландец.
        Я ему должен спасибо сказать.
        Вам благодарности нечего ждать.
        Видно, что злоба сердце вам гложет.
1035 Только навряд ли вам это поможет!"

        [Новое восстание Фолькунгов] 123

        В Скаре была Королева с желаньем
        долго гостить, не спешить с расставаньем.
        Прежде решила с собой туда взять
        отца, графа Герца,чтоб не скучать.
1040 Ингемар, рыцарь, к ним приглашен,
        смел, благороден, красив и умен.
        Ждали они, когда конунг прибудет.
        В то время Фолькунгов 124 верные люди
        звали совет, чтобы вместе решить,
1045 как Ингемара сильней проучить.
        Филпуссон йон 126 там был и Карссон йон,
        с ними и Авунд там был Тувассон 127,
        Филпус из Румбю 128, еще господа.
        Думали долго, решали тогда,
1050 как, что задумали, им совершить
        и графа Герца в плен захватить.
        В дом, где был граф, они поспешили.
        Там Ингемара в схватке убили.
        В церкви нашла королева спасенье,
1055 видя опасное дел положенье.
        Взять графа Герца им удалось.
        Он — иностранец, к тому же сошлось:
        конунг был зятем ему и имел
        в женах не шведку. Да как же он смел?!
1060 Те в Умсаборг 129 привезли графа Герца. [42]
        В скорби сжалось у конунга сердце —
        с графом такая беда приключилась.
        Все эти дни королева молилась,
        чтобы с отцом ей увидеться снова.
1065 Очень страдала от горя такого.
        И конунг Магнус сделал попытку 125
        взять тех господ, коих было в избытке,
        чтоб тестя — друга освободить,
        пленника муки его прекратить.
1070 Пыл их умерить быстро сумел он,
        молвил: "Свершили вы правое дело.
        Граф Герц свободным был господином,
        умный, воспитан, страдал он безвинно".
        Конунг письмо повелел написать,
1075 вежливых слов в нем побольше сказать
        тем господам, попросить их явиться
        в Скару к нему и расположиться
        там, где двор Гельквист 130 известный стоит.
        Ингемар рыцарь был в нем убит.
1080 Веря, они прискакали туда.
        Конунг пленил их там без труда,
        чтобы в Стокгольм всех отправить тотчас,
        жизни лишить там отдал приказ.
        В башне, что есть у моста Норребру,
1085 умер йон Филпуссон, с ним его друг
        Карссон йон сгинул, думаю, тоже —
        два благородных рыцаря. Что же,
        головы им отрубили обоим.
        Бог одарит их небесным покоем.
1090 Филпус из Румбю большую часть
        личных владений, чтоб не пропасть,
        конунгу Магнусу в дар передал.
        С ним тот иначе мириться б не стал.

        [Датчане и шведы на турнире] 131

        Конунги датский и шведский желали, [43]
1095 мирные дни чтоб меж ними настали.
        Выбрали двор пограничный они.
        Мужество, силу, уменье должны
        шведы с датчанами там проявить.
        Славу себе на турнире добыть.
1100 Храбро они в поединках сражались.
        Искры от шлемов летели, ломались
        крепкие копья от сильных ударов.
        Там побежден был один рыцарь старый
        Педер Сканунг 132 он имя носил.
1105 Юн был соперник его, полон сил.
        Хольмгер Карлссон, бесстрашный боец.
        Лагман Карл 133 был герою отец.
        Дюсевальд Магнус 134 из Дании родом
        сильным был рыцарем, смело к народу,
1110 драться желая, он обратился:
        кто из упландцев, что там находился,
        хочет соперником рыцарю стать?
        Он ставит лошадь любому под стать,
        также сто марок с него в придачу
1115 тому, кто верит в свою удачу.
        Крикнул ему тут Эренгисл Плата 135:
        "Кстати ты здесь, деньгами богатый.
        Тотчас я биться с тобою хочу,
        лошадь и деньги твои получу!"
1120 Долго не думая, латы надели,
        вот в поединке мечи зазвенели.
        Шведа победа, датчанин упал.
        Думаю, он неудачи не ждал.
        В грязь он свалился с лихого коня,
1125 людом осмеян средь белого дня.

        [Жены Вальдемара] 136

        А Вальдемар конунг вновь получил
        милость от братьев. Об этом просил
        Дании конунг: чтоб те с ним считались, [44]
        земли вернули, что полагались
1130 по завещанью отца, и, конечно,
        то, что по праву иметь должен вечно.
        Сможет он всем этим сам управлять,
        дома сидеть и лишений не знать.
        Тут королева Софья 137 скончалась.
1135 Бог спас ей душу — мук не досталось 138.
        Конунг женился в Дании вновь.
        Принят тепло, но не долго любовь
        новой жены его жизнь согревала.
        Волей судьбы ее вскоре не стало.
1140 Она умерла, ее звали Кристина 139.
        Женится снова он — на Катарине 140.
        Граф из Гетскуга — девицы отец.
        С радостью дева пошла под венец.
        Жизнь хороша в положении новом,
1145 конунг достаток ей дал вместе с кровом.

        [Магнус — благодетель церкви] 141

        Мнил конунг Магнус быть Богу слугой,
        праведным слыть чтобы в жизни земной.
        Правил в Стокгольме он так справедливо
        каждое сердце там билось счастливо.
1150 Радостей много он людям давал!
        Герцог из Брунсвика 142 там побывал.
        Юный сын Магнуса 143 произведен
        в рыцари был там, где возведен
        был монастырь, на том самом месте.
1155 Сколько достойных съехалось вместе!
        Рыцарем стал под отцовой рукою.
        Здесь монастырь теперь, место святое.
        В нем чужаку титул рыцаря дали
        (раньше такого в стране не видали) —
1160 герцогу Альбрехту. Муж сей был родом
        из Брунсвика, честный и многим в угоду.
        Позже еще сорок 144 титулов дал [45]
        конунг всем тем, кого верным считал.
        Был там бохорд. Закончив игру,
1165 звали господ за столы. На пиру
        все было чинно, толково, достойно,
        каждый доволен богатым застольем.
        В танце под музыку пары кружились,
        все от веселья вконец утомились.
1170 Конунг решил тут собор заложить 145.
        Велено бревна на стройке сложить.
        Плотников много собрали тотчас.
        Срублен он прочно, стоит и сейчас.
        Долго трудились, умело, надежно,
1175 храм освятить чтобы было возможно.
        Клары святой дано имя собору.
        Дочке 146 шесть лет справил конунг в ту пору.
        Праздник он сделал с размахом большим.
        Пир был с едой и вином дорогим.
1180 Озеро с рыбой ей, мельницу дал,
        также советника (много тот знал),
        земли соседние по берегам.
        Много всего и по тем временам.
        Долго на Норрмальм стоял монастырь.
1185 Мощные стены там, ров и мосты.
        Конунгу Бог указует пути,
        души свои как с женою спасти.
        Холм Кидашхер 147 выбрал Магнус умело.
        И монастырь 148 заложить повелел он,
1190 чтоб красота к небесам устремилась,
        чтобы в стране с ним ничто не сравнилось.
        Церковь высокая, камнем одета.
        Зал в ней большой, наполненный светом.
        Золото своды его покрывает.
1195 Много народу зал заполняет.
        Храм францисканцам 149 решив подарить,
        конунг просил в нем себя схоронить.
        В Арбоге третий строить он начал. [46]
        Молят святые отцы об удаче,
1200 жил чтобы конунг тысячу лет.
        Был он к ним добр, дав Богу обет.
        В Линчёпинге он монастырь 150 заложил.
        Дать его конунг монахам решил,
        лишь наступил освящения час.
1205 Магнуса любят они и сейчас,
        часто в молитвах его поминая.
        Право, достойна душа его рая.
        В церкви, что в Шенинге, громко поют
        сестры христовы 151 молитву свою.
1210 Так ему Господом воздано было,
        помощь и радость людям дарил он.
        Сестры Христа, бросив старые кельи,
        там, где просил их конунг, осели,
        мыс этот в озера гладь выдается,
1215 нынче им лучше намного живется.
        Там первый камень он заложил.
        Много монахини тратили сил,
        храм этот строя. Каждой в подарок
        конунг отдал серебром сотню марок.
1220 Души святые их и им подобных
        встретят его в райском царстве загробном.

        [Помолвка Биргера Магнуссона]

        Магнус имел пятерых детей.
        Трое было из них сыновей.
        Биргером старшего сына назвали.
1225 Должен был он, как все признавали,
        вслед за отцом стать конунгом новым.
        В Хельсингаборг 152, город торговый,
        съехались конунги 153 вместе на пир.
        Бог их сподобил на дружбу и мир.
1230 Там же помолвить детей помышляли.
        Вот имена их, чтоб вы представляли.
        Эрик 154, сын Эрика, и Мерита, [47]
        его сестра. Конунг датский открыто
        прочил ее в жены Магнуса сыну.
1235 С братом она разлучилась, покинув
        дом свой, и в Швеции долго жила,
        свадьбу ждала 155. Свадьба позже была.
        Эрику Ингеборг в жены дана,
        датской короной владела она.
1240 Там уничтожить пороки старалась,
        делать ей это порой удавалось.
        Право, законы она укрепляла.
        В рай, знать, душа королевы попала.

        [Смерть Магнуса Амбарный Замок] 156

        В Висингсё 157 конунг Магнус скончался.
1245 Все были в скорби, кто с телом прощался.
        Много хорошего в жизни он сделал.
        Мир дал, законы 159, правил умело.
        Тех, кто себя показал недостойно,
        видеть и слышать не мог он спокойно.
1250 Страшной болезнь его, видно,
        была, конунгу смерть дальше жить не дала.
        Выбрал, когда уж он силы терял,
        мудрого мужа 160, ему доверял
        править страной до тех самых времен,
1255 как дети вырастут, сядут на трон.
        Вверил ему он большую страну,
        земли, добро, и детей, и жену.
        Должен он править, заботясь о них,
        Господа волей и ночи, и дни.
1260 Жил чтоб с доверием к рыцарям он,
        ибо лишь с ними будет силен.
        Там подрастут (сам он будет уж стар)
        Биргер, Эрик и Вальдемар.
        Магнус просил, чтоб его отвезли
1265 в тот монастырь, что при нем возвели.
        И до Стокгольма шли с телом рядом 158 [48]
        мужи благородные в темных нарядах.
        У алтаря ему сделали ложе.
        Ах, как там пели молитвы, о Боже!
1270 Видно, он людям, живя, угодил,
        Бог его щедро вознаградил.

        [Марскалк Торгильс Кнутссон] 161

        Торгильс Кнутссон стал править в то время.
        Был он умен и радушен со всеми.
        Бонды, священники, рыцари, слуги
1275 были довольны жизнью в округе.
        Праздники шли там, танцы, турниры.
        Мясо и хлеб не жалели для пира.
        Рыба в достатке водилась в озерах.
        Мир был, покой царил на просторах.
1280 Лишь по законам все споры решали,
        люди про тяжбы не вспоминали.

        [Вальдемар и его сын в плену] 162

        А Вальдемар конунг, пойманный снова,
        был отвезен в Нючёпинг, оковы
        в этот раз конунгу не надевали.
1285 Все, что желал Вальдемар, ему дали.
        Там он имел теплый с кухнею дом.
        Ночь проводил он на ложе своем
        было дано ему несколько слуг —
        пищу готовить, для разных услуг,
1290 печься о нуждах его день и ночь.
        Был с ним мудрец, чтоб советом помочь.
        Коль приходилось запас пополнять,
        только полмили всего проскакать,
        чтоб привезти то, что конунг попросит,
1295 даже с охотой, что надо приносят.
        Добрые конунгу сшили одежды,
        выглядел в них он не хуже, чем прежде.
        Нужные вещи он все получал,
        голоден не был и не скучал. [49]
1300 Только свободы ему не давали,
        и со двора никуда не пускали.
        Йонкера Эрика тоже пленили 163,
        и здесь причины понятные были.
        Хоть были мирными Швеции дали,
1305 все ж господа друг друга боялись.
        Страшно, что кто-нибудь их обойдет,
        власть над страною раньше возьмет.
        Пленным его в Стокгольм привезли,
        все его дни в заточенье прошли.
1310 Мог без оков знатный пленник ходить,
        не помышлял, как еду раздобыть:
        с конунга кухни ее получал,
        ел он все то, что и конунг вкушал.
        И когда слуги еду подавали,
1315 шутками радость ему доставляли.
        Вина, что конунг за трапезой пил,
        Эрик в бокале своем находил.
        Стража держала его взаперти
        в башне. Ему никуда не уйти.
1320 Платье в достатке ему приносили,
        голодом Эрика не морили.
        Жизнь с той поры протекала спокойно,
        и не терзали Швецию войны.

        [Основание Выборга] 164

        В земли язычников двинулись шведы.
1325 Трудности ждали их, раны и беды.
        Дрались язычники что было сил.
        Тех, кто в поход шел, конунг просил,
        крепость построить чтоб постарались
        там, где чужие леса простирались,
1330 там, где кончалась Христова земля.
        Мирно теперь в тех далеких краях,
        больше покоя и утешения,
        много людей нашло в вере спасение. [50]
        Выборг — та крепость — лежит на востоке 165.
1335 Пленных держали в ней долгие сроки,
        близко язычников не подпускали,
        замок надежно от них охраняли.
        А по соседству там русские жили,
        но неприятностей не приносили.
1340 В камень одели крепости стены.
        После отправились к дому степенно.
        Был там оставлен для управления
        сильный наместник 166, он славился рвением.
        Перед язычником он не робел,
1345 выгнать карелов тогда он сумел.
        Все, что имели они, разделил
        он на области, коих четырнадцать было —
        малых, больших. Кексхольм потом взяли 167.
        Город сжигать христиане не стали.
1350 Войско язычников было разбито,
        много их стрелами было убито.
        Тех, кто остался живым, взяли в плен,
        в Выборг свезли, внутрь каменных стен.
        Воины христовы там 168 жить оставались,
1355 были и те, что домой собирались 169.
        Каждый добро взял, какое сумел.
        Их предводитель уйти не успел.
        Вздумали русские тут отомстить —
        им свой позор не забыть, не простить.
1360 В крепости людям еды не хватало,
        русское войско внезапно напало.
        Атаковали они день и ночь,
        может христианам лишь крепость помочь.
        Жили шесть дней они там без еды.
1365 Чудо их, видно, спасло от беды!
        Вышли, однако, наружу, чтоб драться,
        дольше им было не продержаться.
        Сил у них было уже слишком мало,
        много от голода их погибало. [51]
1370 Русских немало погибло в той сече,
        слышались раненых крики далече.
        Свеи лишь силой своей налегали,
        русские в страхе от них убегали.
        Жизни христиане все ж не спасли.
1375 Да, за страданья, что им принесли,
        русские точно уж в ад попадут.
        Свеев напрасно на родине ждут.
        Сигурд Локе 170 был там убит.
        Бог его душу в раю приютит
1380 и души тех, кто в годину лихую
        с жизнью расстался за веру святую.
        Так вот русские крепость ту взяли.
        Сами ее с той поры укрепляли,
        ставили в крепости мудрых людей,
1385 чтоб христиан рядом не было с ней.

        [Свадьба конунга Биргера] 171

        Конунга Биргера свадьбу справляли
        три спустя года, как Выборг отдали.
        Было в Стокгольме радости много.
        На новобрачных шитья золотого
1390 шелк, там наряды сверкали богато.
        После шутам 173 их отдали как плату.
        Рыцари там сошлись на турнире,
        кони под ними — лучшие в мире.
        Нитью серебряной шиты попоны,
1395 у Персиваля иль даже Гавьона 174
        вряд ли смотрелись бы лучше они.
        Три белых лилии, шеи склонив, —
        конунга флаги — и лев золотой.
        Скачут под флагами перед толпой
1400 мужи благородные. Рыцари были
        те, что конунгу верно служили.
        Видели все это, слышали звуки
        флейт, барабанов громы и стуки. [52]
        Было вокруг много шума и криков,
1405 пыль от коней, что шарахались дико.
        Кто пал с коня, кто под лошадь попал,
        в давке каждый второй пострадал.
        Вволю в бохорд наигрались тогда,
        после уселись за стол господа.
1410 Все было чинно, красиво, достойно,
        сыт был каждый, доволен застольем.
        Мед, пиво пили, из вишни настой.
        Белое, красное вина рекой
        рыцарям гордым струились в бокалы,
1415 выпито было на свадьбе немало.
        Повеселиться был каждый не прочь.
        Все же настала темная ночь:
        кто спать улегся с хмельной головой,
        кто шел на воздух в сумрак ночной,
1420 кто еще пил, а другие заснули,
        слуги дрались в темноте узких улиц.
        А поутру, только солнышко встало,
        вышло отважных героев немало.
        Герцогу Эрику воины служили.
1425 Рыцари и кто равны с ними были
        шли, чтоб на утренней мессе побыть,
        а уж потом и коней выводить.
        Свадьбу справляли у герцога в доме 172.
        Трудно равняться с ним. Эрик был скромен,
1430 всех добродетелей его не счесть —
        мягкое сердце, и кротость, и честь.
        Это поступки его украшает,
        так злато камню красы добавляет.
        Конунг богатый шатер без стесненья
1435 возвел на столбах, не скупясь в украшеньи.
        Так был прекрасен — нельзя глаз отвесть,
        вряд ли кто скажет такой уже есть.
        Пышно над конунгом он возвышался.
        Всяк осадить свою лошадь старался, [53]
1440 если она в галоп порывалась,
        чтобы случайно не оказалась
        там, где шатра находился предел
        и конунг Биргер красуясь сидел.
        Всем было издали видно свободно
1445 рыцарей, слуг и мужей благородных,
        герцога Эрика, конунга брата.
        Будь рядом с ним даже ангел крылатый,
        вряд ли б он выглядел лучше его.
        Каждый молиться готов за него.
1450 В рыцари конунг брата возвел
        и чужаков, в коих силу обрел.
        Так королева Мерита хотела,
        к свадьбе чтоб конунг подарок 175 ей сделал —
        Магнуса Альготссона 176 отпустил.
1455 Это народ наш давно позабыл,
        но благодарен был ей всяк в то время.
        Дань благородству ее дана всеми.

        [Шведы в устье Невы] 177

        За Троицей сразу, на следующий год 178,
        Торгильс Кнутссон марскалк шел в поход
1460 именем конунга. В ледунг вошли
        лучшие лодки и корабли.
        Жать на язычников конунг хотел,
        крепость Ландскруна построить велел.
        Воинов одиннадцать сотен 179 собрали.
1465 Плыли из Швеции в дальние дали.
        Думаю я, по Неве никогда
        раньше не плыли такие суда.
        Скоро прекрасную гавань нашли,
        ставя по штевням свои корабли.
1470 Сверху мостки на борта привязали,
        волны и ветер чтоб их не угнали.
        Между Невою и Черной рекой 180
        крепости быть с неприступной стеной, [54]
        в месте, где рек тех сливались пути
1475 (лучше для крепости им не найти).
        С юга к заливу Нева протекала,
        с севера Черная речка впадала.
        Лишь о намереньях шведов узнали 181,
        русские войско большое собрали.
1480 Морем и сушей 182 отправилась рать.
        Стали момента удобного ждать.
        Вышли тогда христиане в поход,
        коли язычник на них не идет.
        Ветру упландцев домой не вернуть,
1485 к Белому озеру 183, вверх держат путь.
        Восемь сот воев суда понесли,
        большего свей собрать не смогли.
        Вызвался Харальд 184 отряд возглавлять.
        К острову людям велел он пристать.
1490 Сотни язычников, как говорили,
        ждали их, биться там свеи решили.
        Белое озеро с морем сравнится,
        и в этой книге о том говорится.
        Русских на юге лежат города,
1495 север — карелов, меж ними вода.
        В озеро войско далёко уплыло,
        тридцать морских миль до берега было 185.
        И полпути не прошел Харальд смелый,
        ветер подул, и вода стала белой.
1500 Буря ревела вокруг диким зверем.
        Чудом смогли они выйти на берег.
        Шведы достигли карельской земли.
        Рано, под утро, на берег сошли
        рядом с деревней, у речки стоящей.
1505 Эту деревню нашли мирно спящей.
        Если бы лодки на брег не втащили,
        волны бы в щепки их разломили.
        Сильно промокли и очень устали,
        там пять ночей у воды ночевали. [55]
1510 Убили карелов, дома их сожгли,
        много ушкуев 186, что рядом нашли.
        После рубили челны и палили.
        Люди, натешившись, к дому спешили.
        Пищи запасы у них оскудели.
1515 Воины давно уже вдоволь не ели.
        На Пекинсааре 187 они возвратились,
        лагерь разбили. Одни насладились
        отдыхом, сразу же в сон окунулись.
        Прочие к главному войску 188 вернулись.
1520 Несколько дней шведы в лагере жили,
        зорко за озера гладью следили.
        Видят однажды, что к ним плывет
        в тысячу лодей вражеский флот 189.
        Знаем мы, если беда впереди,
1525 думает каждый, как жизнь спасти.
        Шведы поплыли вниз по теченью.
        Русские плот из огромных поленьев
        сделали, выше дома любого,
        и подожгли кучи древа сухого 190.
1530 Правили плот они вниз по волне,
        чтоб лодки свеев погибли в огне.
        Не удалось им до цели дойти,
        встала сосна поперек на пути.
        Кстати, лежала она под волнами.
1535 Русских плоты не столкнулись с судами.
        Русские к крепости скоро приплыли,
        латы видны без труда уже были,
        светлые шлемы, мечи их сверкали.
        Русским порядком 191 они наступали.
1540 Тысяч их было тридцать одна
        (рек их толмач). Эта сила грозна.
        Шведов намного меньше число.
        Русским на этот раз повезло.
        Вплавь через ров устремились на вал.
1545 Тот, кто залез, других доставал. [56]
        Сразу за рвом возвышалась стена.
        Меж восемью башен стояла она.
        Ров от реки до реки был прорыт,
        с разных сторон лагерь шведов укрыт.
1550 Хельсинги 192 были у южного края,
        сели в засаду, ров охраняя.
        Русские бросились прямо туда,
        будто хотели сказать: "Нас вода
        не остановит, пройдем не спросясь!"
1555 Хельсинги встретили их не страшась.
        Русских, однако, сдержать им невмочь,
        всадники скачут, чтоб пешим помочь.
        Матс Кеттильмундссон 194 с отрядом своим,
        смелым героем он был молодым,
1560 Хенрик ван Кюрен 193 и рыцарь Иван
        вместе отбили натиск славян.
        И Порее младший встал с ними в ряд,
        были еще люди — целый отряд.
        Смело решили идти через ров,
1565 видно, тогда, не считая врагов,
        шведы не знали, что русских в тот час
        было меж ними и рвом в десять раз
        больше, чем их. Нужно было спасаться.
        Стали обратно они пробиваться.
1570 Врезались в сброд языческий с лета,
        русских рубили до красного пота.
        Вышли из битвы почти без потерь,
        в крепость вернулись за крепкую дверь.

        [Матс Кеттильмундссон бросает русским вызов] 195

        Тысяч под десять лагерем встали
1575 русские воины в лесу, выжидали.
        Ярко, как солнце, кольчуги их блещут,
        любо глядеть, хоть вид и зловещий.
        Из лесу воины на крепость смотрели.
        Тут швед один произнес: "Надоели! [57]
1580 Лучший из них проиграет мне бой,
        иль уведет меня в плен за собой.
        Верю, что мне это марск разрешит.
        Враг пробудится, похоже, он спит!"
        Быстро доспехи воин надел.
1585 Тут же коня выводить он велел,
        сбрую проверить, подковы, седло.
        Счастье на крыльях его понесло.
        Выехал всадник на мост, за ограду.
        Там обернулся назад он к отряду,
1590 крикнул гордый герой:
        "Если Боже мне в авантюре этой поможет,
        свидимся снова. Вернусь я домой.
        Может, и пленник будет со мной.
        Но если жизнь потеряю в бою,
1595 Бог приютит мою душу в раю!"
        Дротс 196 был тогда лишь воин простой.
        Он-то и рвался с язычником в бой.
        Русским вызов толмач передал.
        Матс спокойно ответ ожидал.
1600 "Воин пред вами стоит благородный,
        лучший из многих, владеет свободно
        мечом и копьем, он желает сейчас
        силой помериться с лучшим из вас
        за жизнь, за добро и свободу свою.
1605 Вот он стоит. Если в этом бою
        свалит ваш воин на землю его,
        сдастся он в плен, не прося ничего.
        Если случится, что ваш упадет,
        с ним будет так же. Смелей, воин ждет!"
1610 "Мы хорошо его видим и так,
        близко подъехал к нам этот смельчак".
        Русские в тесном кругу совещались.
        Князь им сказал: "Лучше б вы не пытались,
        неосторожный рискует стать пленным.
1615 Швед этот храбр и силен несомненно. [58]
        Знаю я точно, что шведы едва ли
        худшего воина на битву послали.
        Видно, тому, кто с ним будет сражаться,
        рано иль поздно придется сдаваться".
1620 Матсу такой они дали ответ:
        выйти на бой с ним охотников нет.
        Матс еще ждал 197, но надвинулась ночь,
        и, развернувшись, поехал он прочь,
        в крепость, где с нетерпением ждали.
1625 Радостно воины героя встречали.
        Матсу хвала — смел и мужествен воин!
        Матса языческий сброд недостоин!
        Утром русские сняли осаду,
        сняли без боя. Какая досада!
1630 А ведь упландцев мог враг победить,
        надо б ему подождать уходить.
        Враг отошел от крепости прочь.
        Тихо и быстро, пока была ночь.

        [Затишье] 198

        Крепость достроили и укрепили.
1635 Всеми запасами воинов снабдили 199.
        Плыть благородному войску домой.
        Править оставлен крепостью той
        рыцарь отважный по имени Стен 200.
        В путь корабли отправлялись от стен.
1640 Триста душ жить оставили там 201,
        взрослых и юных, уйдя по волнам.
        Двести, чтоб крепость смогли охранять,
        сто всю работу должны выполнять:
        солод варить, готовить и печь,
1645 а по ночам ворота стеречь.
        В штиль господа в то время попали,
        в дельте суда их беспомощно встали.
        Нужен был ветер попутный тогда.
        Как ни молили о нем господа 202, [59]
1650 ветра попутного как не бывало.
        От ожидания войско устало.
        Матс Кеттильмундссон взял свой отряд,
        юных отважных воинов ряд.
        Дело от скуки желал он найти.
1655 Дал им с конями на берег сойти.
        И поскакал, все сжигая подряд,
        Водьландом, вверх по Ижоре, отряд.
        Жгли и рубили, что было вокруг,
        но к кораблям захотелось им вдруг.
1660 Вышли, а на море ветер уж свищет.
        А у язычников лишь пепелище.
        В день Михаила вернулись домой 203.
        Конунг от радости был сам не свой:
        ведь в монастырь королева Мерита
1665 первенца сына несла окрестить там.
        Магнусом йонкер был окрещен,
        в замке стокгольмском наследником он.

        [Падение Ландскруны] 204

        Люди, в Ландскруне что оставались,
        очень во многом в то время нуждались.
1670 Пищи припасы испортило лето,
        тверди в муке. Оттого было это,
        что в их домах она нагревалась.
        Вскоре хорошей еды не осталось.
        Солод слежался и даже горел.
1675 Из-за продуктов всяк, кто их ел,
        сильно после страдал болью десен —
        радость цинга никому не приносит.
        Было, когда за столами сидели,
        пили настои на травах и ели,
1680 зубы со стуком на стол выпадали.
        Жить оставаться смогли бы едва ли,
        многих убили беды такие.
        Мертвых дома стояли пустые. [60]
        Думают: "Наших страданий не счесть.
1685 А не послать ли нам в Швецию весть?
        Кликнуть марскалку про нашу беду.
        Свеи тогда нам на помощь придут.
        Тотчас судно большое отправят,
        свежей еды нам не медля доставят,
1690 тучных коров, свиней и овец,
        смену здоровых пришлют, наконец.
        Ну, а больных — тех домой заберут".
        Рыцарь один воспротивился тут:
        "Пусть сердце марска печаль не тревожит.
1695 Бог излечить нам недуги поможет".
        Тут снова русские силы собрали,
        также карелов, язычников взяли 205.
        В крепость подмога не может прийти,
        было у шведов всего два пути:
1700 либо сдаваться на милость врага,
        либо бежать, если жизнь дорога.
        Русские сильное войско собрали,
        к устью отряд на заданье послали,
        сваями чтоб перекрыли его 206
1705 (там ведь до шведов всего ничего —
        мили две сушей и две по воде,
        хочешь — скачи иль плыви на ладье).
        Издали русских они увидали.
        В крепости воины медлить не стали.
1710 Тотчас оружье в руках засверкало.
        Двадцать храбрейших, было их мало 207,
        скачут в то место, чтобы узнать,
        что замышляет русская рать.
        Сколько там русских, шведы не знали,
1715 видели тех лишь, что сваи вбивали.
        Ну а когда до устья добрались,
        то не нашли их, как ни старались.
        Только огромные бревна чернели,
        в дно вколотить их враги не успели. [61]
1720 Русских не видя, дорогой прямой
        стали они возвращаться домой.
        Но на пути их враги поджидали.
        Были засады, те помышляли
        в крепость назад храбрецов не пустить,
1725 или пленить их, или убить.
        Три места в лесу, грозя шведов отряду,
        русских по сотне скрывали засаду.
        Сходу упландцы в атаку пошли
        и две засады в схватке смели.
1730 В третьей, вблизи от спасительных стен,
        ранен начальник их был — рыцарь Стен.
        С боем они три засады прошли,
        много русских там гибель нашли.
        Но враг от шведов не отставал,
1735 шлемы звенели там, как металл
        в кузне звенит, когда молотом бьют.
        Свеи себя одолеть не дают.
        Сколько врагов против — важно едва ль,
        мало иль много, ведь шведская сталь
1740 всех повергает с коня под копыта,
        те убегают иль будут убиты.
        Русские шли до стены крепостной,
        там от ворот повернули домой.
        Русские войско потом снарядили,
1745 в крепости шведский отряд осадили.
        Русским удачу осада сулила —
        их в раз шестнадцать поболе там было.
        Стали они штурмовать день и ночь,
        схваток мне всех перечислить не смочь.
1750 Шведов уж мало в ту пору осталось.
        Войско язычников 208 часто сменялось,
        лезли отряд за отрядом они.
        Так продолжалось и ночи, и дни.
        Свеи устали оборонять
1755 крепость, и это легко вам понять. [62]
        Бились они день и ночь напролет,
        что удивляться — ведь слабнет народ.
        Нет уже мочи врага одолеть,
        люди не в силах страданья терпеть.
1760 Вот и пожары внутри запылали,
        русские в крепость уже проникали.
        Шведы бежали от них, бросив вал,
        чтобы укрыться в огромный подвал.
        Те, кто у вала сражаться остались,
1765 с жизнью своею геройски расстались.
        Тот погибал, кого находили,
        многих больных, ослабевших убили.
        В этот момент и сказал русским Стен 209:
        "Разве людей не берете вы в плен?!
1770 Мы бы сложили оружье тогда.
        Знайте, что жизнь нам своя дорога.
        Мы бы работать могли как рабы,
        благ никаких не прося от судьбы".
        Торкель Андерссон крикнул средь боя:
1775 "Как же ты смог придумать такое!"
        Тут русский воин с ног его сбил,
        насквозь копьем его тело пробил.
        Все ж много шведов укрылось в подвале,
        там все в кровавую бойню попали.
1780 Был там Карл Хаак 210, смелый герой —
        смерть на копье подарил ему бой.
        С русского воина одежду он снял,
        в ней и проник к осажденным в подвал.
        Там был убит — в темноте не признали.
1785 О, небеса, за что беды послали?
        Как Бог обрушил горе такое
        на смельчаков, их навек успокоил?!
        Шведы в подвале стойко сражались,
        русским не взять их, как ни старались.
1790 Враг клятву дал, и поверили шведы, —
        жизнь сохранят им, и кончатся беды, [63]
        русские в плен их с собой уведут,
        сдавших оружье они не убьют.
        Вышли они, воеводу послушав.
1795 Господи, дай же покой бедным душам
        тех, кто принял смерть на валу!
        Богу они возносили хвалу.
        Шведы не знали, что вскоре придут
        толпы язычников, многих убьют.
1800 Русские пленных распределили
        между собой и добро разделили,
        крепость сожгли и поехали к дому,
        пленных ведя по дороге знакомой.
        Долго пожары внутри догорали.
1805 Так вот ту крепость русские взяли 211.

        [Коронация Биргера] 212

        Минуло три года 213, всюду был мир.
        Знатный прошел в Сёдерчёпинге пир.
        Краше, пышнее никто не видал.
        Правду про то я вам здесь описал.
1810 Вряд ли кто скажет, что был я не прав.
        Знатные гости пришли, подобрав
        платье из шелка, что шит серебром.
        Было веселье и радость кругом!
        Пища вкусна, благородны манеры,
1815 мир и порядок, шутки без меры.
        Люди, что в дальних странах бывали
        и городов много разных видали,
        пиру дивились: "Так не было прежде!
        Стоит похвал и еда, и одежды!"
1820 Конунга Биргера короновали,
        почестей много ему оказали.
        А Вальдемар, его брат, как хотел,
        рыцарем стал и жениться успел 214.
        В жены взял Торгильса Кнутссона дочь.
1825 Но Бог не смог им, однако, помочь, [64]
        и с Вольдемаром они развелись.
        После пути их совсем разошлись.
        Вещи давали шутам дорогие,
        флейты, коней и подарки другие,
1830 платье с плеча, серебро между прочим.
        Те уезжали довольные очень.

        [Помолвка герцога Эрика] 215

        Здесь о помолвке Эрика все вы
        будете знать, брал он лучшую деву,
        прежде прекрасней никто не знавал.
1835 Конунг Норвегии дочь выдавал.
        Думаю, было не больше тогда
        ей лет пяти 216. Как водилось всегда,
        конунг Хокан письмо отослал,
        много прекрасных слов написал.
1840 Зятя он в нем поздравлял своего
        и приглашал к себе на Рождество.
        Также с приездом просил поспешать,
        да и с помолвкой быстрее решать,
        быть у него на торжественном пире...
1845 Братья тогда разъехались в мире:
        конунг поехал дорогой своей,
        герцог в Норвегию гнал лошадей.
        Дротс Абьёрн 217 вместе с ним поскакал
        и господа, кому он доверял.
1850 Рыцарь Матиус 218 и Арвид рыцарь,
        по положенью — особые лица.
        Были всегда с господином они в дни,
        когда радость, и в грозные дни.
        Граф Якоб 219 также с герцогом был.
1855 Эрик достоинства графа ценил,
        даже когда его все поносили
        и на порог в городах не пустили.
        Из благородной семьи он, не признан,
        в смутное время из Дании изгнан. [65]
1860 Только ль его приютил герцог Эрик —
        многим открыл он изгнанникам двери.
        Педер Порсе младший и прочие —
        сильный отряд у Эрика очень!
        Ехали рыцари с ним для того,
1865 чтобы украсить помолвку его.
        Воинов, которыми Эрик так славен,
        слуг своих, рыцарей, тех, кто им равен,
        в Осло с собою он захватил,
        сделав все так, как конунг просил.
1870 В Осло, любезно гостя встречая,
        с редким почтеньем его принимая,
        почести Хокан ему оказал,
        Эрик не часто к нему приезжал.
        От любопытства люди сгорали.
1875 А разглядевши получше, сказали:
        "Вот он какой, значит, Эрик сердечный!"
        И про себя всяк думал, конечно:
        "Ладно Бог миру его сотворил!"
        С герцога взгляды народ не сводил.
1880 В жизни добра ему каждый желал,
        чтобы Господь его не оставлял,
        дал ему все, что захочет иметь, —
        счастья, удачи герцогу впредь.
        Вот к королеве 220 он подошел.
1885 Оба под стать они. Та хорошо
        герцога встретила, жалуя снова
        и поцелуем, и ласковым словом.
        С дочкой ее будет жить герцог в мире.
        Как ублажали гостей на том пире,
1890 я не смогу описать все равно,
        так изъясняться мне не дано.
        Речи там слушали со вниманьем
        все, по обычаям и воспитанию.
        За Рождеством в пятый день герр Винслев
1895 в Осло скончался тогда, заболев. [66]
        В церковь Варфрю его поместили,
        рядом мужи благородные были.
        Был он в гробу пред алтарной стеной.
        Знаем, у многих обычай такой —
1900 тело земле по обряду предать.
        В мире покойнику нечего ждать.
        Эрик в девятый день уезжал.
        Я в книге этой не раз уж писал,
        что благородство его отличает.
1905 Конунг промолвил: "Меня огорчает,
        что вы не будете дольше у нас".
        Эрик ответил: "Не время сейчас.
        Радостной встреча меж нами была,
        но беспокоюсь, как дома дела".
1910 "Что ж, коль не можешь ты дольше остаться,
        дай тебе Бог поскорее добраться,
        счастливо жить, быть веселым, здоровым.
        Может случиться — мы встретимся снова,
        с радостью прежней приму я тебя".
1915 Муж благородный, сердце скрепя,
        шел к королеве, что рядом стояла.
        Вот что ему королева сказала:
        "Рождественский брат, сохрани тебя Бог!" 221
        "Мать дорогая, — идя за порог,
1920 он отвечал, — благодарен безмерно
        Вам за радушье. Нигде я, наверно,
        столько добра не имел, как от Вас.
        Радость дарили Вы мне каждый час.
        Вечный слуга Ваш я, где б ни скитался!"
1925 Он навсегда в ее сердце остался,
        истинно, крепко ей в душу запал.
        Думаю я, что об этом он знал.
        Герцог со всеми прощался, стояли
        женщины Осло и наблюдали
1930 в окна свои, как в седло он садился,
        с добрым желаньем, чтоб возвратился. [67]
        Долго смотрели всаднику вслед,
        будто бы знали его много лет.
        Бога за Эрика молят они,
1935 чтобы он герцогу жизнь охранил
        в долгой, опасной дороге домой.
        Так он расстался с чужою страной.
        Эрик оттуда домой поскакал.
        Что делал после, кому помогал —
1940 дальше поведаю в книге своей.
        Мысли честны его, к благу людей.

        [Свадьба Торгильса Кнутссона] 222

        Герр Торгильс Кнутссон в то самое время
        правил страной, долго нес власти бремя,
        братьям вставать над собой не давая.
1945 Графа Германии дочь молодая
        тут приглянулась, руки он просил.
        В городе Равенсборг граф 223 этот жил.
        Деву с почетом везли в его дом,
        златом украшены и серебром
1950 руки (он выслал подарки невесте,
        больше еще подарил ей на месте).
        Прежде жена у герра была,
        вскоре она, заболев, умерла.
        Долго он прожил холостяком,
1955 прежде чем деву привез к себе в дом.
        Свадьбу они в Стокгольме играли,
        лучшим товарам числа не считали.
        Каждый, кто был там, доволен остался.
        Утренний дар невесте достался
1960 сразу на следующий день после свадьбы:
        он ей поместье дарил и усадьбу.
        Двор основной там Гум 224 называли,
        меньших одиннадцать рядом лежали.
        Крупные мельницы там и наделы,
1965 лес и озера с рыбою. Смело [68]
        этим она может жить, одеваться,
        если придется вдовой ей остаться.
        Кончился пир после третьего дня.
        Ехали к дому друзья и родня.

        [Торгильс уходит от герцогов] 225

1970 В замке потом господа собрались,
        в узком кругу их беседы велись.
        Марск Торгильс Кнутссон начал тогда:
        "Бог мне свидетель, я вам всегда,
        братья, готов был службу служить,
1975 чтоб вашу славу и честь охранить.
        С делом любым я старался справляться,
        но нынче с вами хочу распрощаться,
        чтоб насладиться жизнью простой.
        Впредь мне нужны благодать и покой.
1980 Батюшка ваш, умирая, отдал
        мне ваши земли все и города.
        Должен за ними я был наблюдать.
        Всею страной мне пришлось управлять.
        Ныне спокойно в нашей стране.
1985 Вряд ли кто жил так, как выпало мне.
        Все то богатство, что позже купил,
        и серебро, что за жизнь я добыл, —
        все это отдано мной вам на благо.
        Жду я от вас ответного шага:
1990 взяли б другого вы для этих дел,
        чтоб шел с желаньем, уменье имел,
        молод был, правил, высот достигая.
        Возраст меня отойти заставляет.
        Нынче желаю от службы уйти.
1995 Чаю у вас пониманье найти.
        Ведает Бог, я служил вам с душой,
        так отпустите меня на покой!"
        И закричали они, как один:
        "Нам не известен такой господин, [69]
2000 чтобы страною смог так управлять,
        мудрость такую в делах проявлять.
        Пусть Кнутссон конунгу впредь помогает,
        земли короны объединяет.
        Знает он, где их граница лежит 226,
2005 что из них герцогам принадлежит.
        Герцогам на руку речи о доле:
        милостью конунга и Божьей волей
        землю желали свою получить,
        после по-братски ее разделить,
2010 взять себе дротса обоим по нраву.
        Герцог сказал: "Рыцарь Абьёрн нам, право,
        больше других для сей службы годится.
        Пусть будет так, если он согласится.
        Мы передать ему дело готовы!
2015 Кто скажет нам против этого слово?!"
        Дале марск Торгильс у конунга жил,
        Абьёрн у братьев дротсом служил.
        Мир был, порядок в стране сохранялся.
        Бондами строго закон соблюдался.
2020 Всяк господин вел хозяйство не строго
        и никого понапрасну не трогал.
        Но иноземцы судили надменно —
        распря начнется в стране непременно.
        Думало так много мудрых мужей.
2025 Правы они были. При дележе
        форманы 227 между собой не сошлись,
        распри меж ними опять начались.

        [Биргер обвиняет герцогов]

        Был в Аранесе 228 праздник устроен,
        братья на нем появились все трое.
2030 В гости их марке к себе пригласил,
        пивом, вином и медом поил.
        Вин было вдоволь — рекою текли.
        Речи прекрасные гости вели, [70]
        люди простые и те понимали.
2035 Конунг наутро, когда братья встали,
        стал по-семейному им говорить:
        "Слухи стали ко мне приходить,
        верные люди сказали, признайтесь,
        будто вы оба теперь собираетесь
2040 прочь из страны на чужбину отбыть,
        чтоб мне оттуда потом навредить.
        Если жить в мире каждый из вас хочет,
        печать соизвольте поставить
2045 на обязательстве впредь не лукавить
        и супротив меня не выступать".
        Нечего делать, пришлось подписать
        братьям бумагу на том самом месте.
        Конунг просил это сделать по чести.
2050 Если б они отвечали отказом,
        конунг готовился действовать сразу:
        воинов много стояло с ним рядом,
        знал он — тянуть с этим долго не надо.
        После уж братьев домой провожали,
2055 мирно прощались, руки пожали.
        Прочь потянулся народ для труда.
        В Висингсё 229 конунг поехал тогда,
        герцоги — в Раккабю 230, там их поместье.
        Прибыли — вновь получают известье!
2060 Будто бы конунг их просит опять
        ехать к нему показания дать 231
        и объяснить ему, как подобает,
        что за их спинами нынче болтают.
        У герра Арбьёрна, Арвида герра
2065 в искренность конунга не было веры.
        Те поскакали в другие места,
        Эрик просил их о том неспроста.
        Сам герцог тотчас к конунгу прибыл
        в пышном наряде. В чем бы он ни был,
2070 платье на нем превосходно сидело, [71]
        стать, благородство не знали предела.
        Сдержанно конунгу он поклонился,
        скупо ответил тот, видно, сердился.
        Просит епископа речь огласить
2075 к брату, пред тем как за стол пригласить.
        Но тот отказом ответил ему:
        "Просишь священника ты почему?
        Может быть, тот, кто согласие даст,
        лучше меня твою мысль передаст" 232.
2080 Рыцарю конунг велел говорить,
        герцог стал молча за речью следить.
        "Хочет, во-первых, сказать господин,
        что из живущих сейчас ни один
        делать не может, что вы делать стали.
2085 Вы, из страны вывозя, продавали
        мясо, масло, рожь и пшеницу! 233
        Как в головах ваших смели родиться
        мысли такие — нарушить запрет?!
        Думали вы перед тем или нет,
2090 как вы пошли против конунга воли?!
        Каяться поздно, нет времени боле.
        Конунг винит вас еще кое в чем.
        Был он недавно весьма огорчен,
        вашей надменностью обеспокоен.
2095 Вряд ли терпеть ее конунг достоин.
        Вы (говорить о других мы не будем)
        ранили конунга в сердце при людях:
        в землях его вы с оружьем скакали 234,
        недругов наших в союзники взяли!
2100 Вы короля преступили закон,
        что же, для вас уж не действует он!
        Много теряете, лишь преуспев
        в том, что накликали конунга гнев.
        В-третьих 235, я должен вам объявить,
2105 конунг узнал, что посмели избить
        рыцари ваши слугу его верного, [72]
        дом охранял он, любим был безмерно.
        Били за то, что он их не пустил,
        в челюсть за это удар получил.
2110 В ухо ударили, он говорит,
        очень распухло оно и болит.
        Было б значительно лучше, когда
        те не чинили б такого вреда.
        Ваша вина была б меньше, выходит.
2115 Да, красноречье меня уж подводит.
        Мне же судить о том не подобает.
        Конунг, в конце-концов, это решает.
        Дале, в-четвертых, ваш грех, вам на горе,
        мне объяснили, — в драке и ссоре.
2120 Прежде бывало так, есть и сейчас,
        что господа и их люди у нас
        бились в турнирах между собою,
        я не пойму, как случилось такое,
        что ваши люди напали на нас.
2125 Было нас меньше в несколько раз.
        Мы пораженье в бою потерпели,
        воинов многих спасти не сумели.
        Сделали это вы с мыслями злыми.
        Был там герр Матиус старшим над ними.
2125 Многих из них я узнаю наверно.
        Конунг унижен, вы сделали скверно,
        в этих грехах вас теперь обвиняет!
        Для приговора момент наступает.
        Я бы у конунга, брата, просил,
2135 чтобы по-доброму он поступил".
        Конунг поднялся и гневно сказал
        братьям своим: "Если б я не позвал
        вас к себе в дом, образумились чтобы,
        вы бы тогда, не мешкая, оба
2140 что-нибудь против меня совершили.
        Я не хочу, как бы вы ни просили,
        жить с вами в мире. Если в стране [73]
        к ночи найду вас еще — быть войне!
        Если останетесь вы мне назло,
2145 будем считать, что вам не повезло".
        Герцог Эрик спросил у него:
        "Можем уйти, не боясь ничего?"
        Конунг ответил: "Открыта дорога,
        повременить обещаю немного".

        [Герцоги у конунга Эрика Meнведа] 236

2150 Так из страны благородные братья
        изгнаны конунгом были с проклятьем.
        Знать бы им, кто же их примет с желаньем,
        где же наступит конец их скитаньям!
        В Данию путь их теперь пролегал 237,
2155 всякий изгнанник его выбирал,
        коль из страны собирался бежать.
        Конунг не будет тому возражать,
        примет он братьев обоих, конечно, —
        Эрик надеялся мягкосердечный.
2160 Конунг ведь зятем был ему все же,
        в женах сестра его — это поможет.
        Прибыли в Данию к конунгу братья,
        трудный их путь не могу описать я,
        встали пред ним, как обычай велел.
2165 С горечью конунг на них поглядел
        и поздоровался с каждым тепло.
        Те говорят: "Дело нас привело.
        Милости ждем твоей, прибыв сюда".
        "Знаю я, — конунг ответил тогда, —
2170 кто вы и ветер какой вас пригнал".
        Он об их деле, конечно же, знал 238.
        Конунги в то время близко держались,
        герцоги, зная о том, волновались,
        что он не сможет помочь им открыто,
2175 чтобы не злить королеву Мериту.
        Был град Нючёпинг тогда ж осажден [74]
        конунга войском с разных сторон.
        В краткое время город тот пал 239.
        Я в своей книге об этом писал.

(пер. А. Ю. Желтухина)
Текст приводится по изданию: Хроника Эрика. М. РГГУ. 1999

© текст - Желтухин А. Ю. 1999
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - svan. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© РГГУ. 1999