Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:
Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

ХРОНИКА ЭНГЕЛЬБРЕКТА

ENGELBREKTS-KRONIKAN

        ПЕРЕГОВОРЫ В СТОКГОЛЬМЕ
        Когда король увидал,
        что в окруженье он попал,
        Остров Серых братьев велел занять —
        монахам на горе, нетрудно понять.
1620 Пятьсот человек там король разместил,
        Энгельбрект чтобы остров не захватил.
        И достоверно можно сказать:
        Хельгеандсхольм он велел укреплять.
        Король затем пожелал узнать,
1625 за что хотят его шведы изгнать.
        На это шведы ему отвечали,
        что в беззаконии жить устали.
        Те обвинения ему предъявили,
        которые выше мы здесь изложили.
1630 Шведы потребовали суда.
        Король оставаться не стал тогда.
        Потому они приняли вместе решенье:
        до Рождества Богородицы 115 заключить примиренье.
        Решили: в Стокгольм для суда прибудут [45]
1635 двенадцать советников добрых и мудрых
        из шведской, норвежской и датской земли —
        мудростью всех они превзошли.
        Четыре от каждой страны их было 116,
        равняться с ними никто был не в силе.
1640 Ежели вы желаете знать,
        кто они были, могу их назвать:
        епископ Магнус 118 — от шведской страны,
        епископа Сигге назвать мы должны,
        Герр Кристиерн Никельссон 117 — мудрый рыцарь,
1645 Ханс Крёпелин — можно такими гордиться.
        Епископ Роскильдский Йонис из Дании,
        Герру Эрику Круммедике прибыть король дал задание,
        Стен Бассе и Мартен Йониссон. Вот
        время назвать и норвежских господ 119:
1650 епископ Олаф был приглашен,
        также герр Эндрит Эрлендссон,
        Олаф Хаконссон и Сигурд Йоанссон —
        список теперь поименно зачтен.
        Собравшись, так они постановили:
1655 чтоб фогды бондам ущерб не чинили,
        налогов чтобы взимать не смели,
        а в замках своих чтоб тихо сидели.
        В Мартынов день встреча та проходила,
        и постановление принято было.
1660 в Хельгеандсхусе 120 они его обсудили
        и договором решенье скрепили.
        Королю же домой торопиться пришлось:
        уже подгонял его шведский мороз.
        В Стокгольме оставил он датский отряд
1665 в шесть сотен воинов — так говорят.

        ЭНГЕЛЬБРЕКТА ИЗБИРАЮТ ХЁВИТСМАНОМ ШВЕДСКОГО КОРОЛЕВСТВА
        Когда же шведы остались одни,
        риксдаг провести решили они.
        В Арбуге должен он состояться.
        Должны с Рождества в день двадцатый собраться
1670 епископы, прелаты, рыцари, свены
        и бюргеры всей страны непременно.
        Там им предстояло совет держать,
        кого им хёвитсманом избрать 121.
        Энгельбректу та должность досталась: [46]
1675 все были довольны им, как оказалось.
        Мудрым и смелым герой этот был,
        всякий его за это хвалил.
        Затем они поступили так:
        над каждой был областью избран вожак.
1680 Коль враг на Швецию нападет,
        будет известно, откуда идет.
        Назначен был в Упланд не кто иной,
        как сам Энгельбрект — отважный герой.
        Герр Нильс Эренгисельссон — в Эстеръётланд,
1685 епископ 122 и Кнут Йоанссон — в Вестеръётланд,
        Нильс Стенссон поставлен над Смоландом был.
        Клэккабергской церкви он себя посвятил 123,
        ее возведеньем он занимался,
        короля же мало он опасался.
1690 Чьюст 124 охранять стал Бу Кнутссон тогда,
        чтоб не было из Стегехольма вреда,
        Кнут Карлссон стал Сёдерманланд охранять,
        чтоб Нючёпинг не мог никто покидать.
        Альбректу Стюке он тем помешал:
1695 нарушить договор с Энгельбректом тот замышлял.

        ВСТРЕЧА В СИГТУНЕ
        Ханс Крёпелин восставшим тогда написал,
        что с ними он говорить пожелал.
        Если в Сигтуне он встречен будет,
        с большою охотой туда прибудет.
1700 Но должны те его охраной снабдить,
        чтоб он смог из Стокгольма в Сигтуну прибыть.
        Договорились они, что там
       Энгельбрект его встретит сам.
        А также епископы, рыцари, свены
1705 на встречу прибудут ту непременно.
        И так они порешили:
        Грегерсу Магнуссону и Йоану Карлссону 125 поручили
        Ханса в Сигтуну проводить,
        чтобы в пути ему никто не смог навредить.
1710 в Стокгольме тевтонец 126 один находился,
        в Сигтуну он поехать решился
        на Мессу свечей 127; в те зимние дни
        встретились в Сигтуне они.
        Шведы комтуру сказали тогда,
1715 сколько король им содеял вреда.
        Комтур и Ханс на то в ответ [47]
        дали им такой совет:
        суда справедливого пусть решенье
        их с королем приведет к соглашенью.
1720 Шведы разумно ответили тут:
        "Нас устроит вполне справедливый суд.
        Коль будет мудр его приговор,
        следовать будем ему с тех пор".
        Комтур и Ханс ответили им:
1725 "Мы вам помочь всей душой хотим.
        В провожатые дайте достойных людей:
        в Данию мы устремимся скорей,
        поведаем все королю в одночасье,
        к миру его призовем и согласью".
1730 Так все и было, как те пожелали:
        провожатых им тут же дали.
        Энгельбрект им разрешил
        взять тех, кто по душе им был.
        Карла Кнутссона и Уддера Ульфссона 128 они избрали,
1735 те несколько дней их сопровождали.
        Шведы послов научили, о чем
        просить те должны, говоря с королем.

        ПЕРЕГОВОРЫ В ХАЛЬМСТАДЕ
        Тою самою порой
        архиепископ Улоф вернулся домой.
1740 Как выше здесь узнать могли вы,
        король обошелся с ним несправедливо.
        Комтур и Ханс медлить не стали:
        в Данию они поскакали.
        Ригсроду 129 их дело король поручил
1745 и вскоре такой ответ получил:
        "Государь, доложить мы должны,
        намеренья шведов вполне нам ясны.
        Они Вас отнюдь не желают изгнать,
        но под Вашею властью хотят пребывать.
1750 Лишь верните свободы им и права:
        вот, вкратце, просьба их какова".
        Когда то король услыхал,
        с датчанами совет он держал.
        Так, наконец, они постановили:
1755 в Хальмстаде встречу назначить решили.
        Король датчан туда послал
        и указания им дал,
        и с тем он дал им полномочья 130: [48]
        слово их будет исполнено точно,
1760 и будет подписями оно
        и печатями скреплено.
        Шведский архиепископ прибыл туда,
        много людей с ним было тогда.
        Большие даны были им полномочья:
1765 слово их будет исполнено точно.
        Первым делом они заключили
        перемирие и порешили,
        что король в Стокгольм отправится сам.
        В день Святого Олафа будет он там.
1770 Шведы уж будут там находиться,
        чтобы немедля договориться
        с королем и мир заключить.
        И с этим войну и вражду прекратить.
        Затем двенадцать судей решенье
1775 вынесут о возмещенье
        ущерба, который был нанесен
        сторонам; вам известен он.
        Решили так они поступить:
        ущерб обоюдный друг другу простить,
1780 кроме ущерба, что шведам причинили,
        когда любекцы Грегерса Магнуссона в Эрезунде
        захватили,
        и того, что королю задолжали
        фогды, что ленами управляли.
        Каждый получит обратно свои
1785 владенья, что потерял в те дни.
        Король же назад непременно
        получит все замки и лены.
        С тем они будут Эрика впредь
        законным своим королем иметь.
1790 Должен он также им обещать
        закон их и право не нарушать.
        И клятвы держать, какими поклялся,
        когда он королем избирался.
        Они ж обязуются службу нести,
1795 и право его нерушимо блюсти,
        и право короны во всем соблюдать,
        и никоим образом не нарушать.
        И клятвы сдержать, которые дали,
        когда королем его избрали.
1800 Договор же союзный 131 доставлен будет
        королем, когда тот в Стокгольм прибудет.
        В нем сказано, что все три страны
        навеки вместе быть должны. [49]
        Дротса и марска он должен им дать,
1805 чтоб Швецией помогли управлять.
        И много там было статей других,
        здесь нет нужды говорить о них.
        Шведы Халланд затем отдали
        со всеми землями и городами
1810 снова Дании во владенье —
        такое принято было решенье.
        Переговоры на том завершились.
        В день Invencio Crucis 132 то свершилось,
        с Рождения Христова в четырнадцать сот
1815 тридцать пятый то было год.
        Шведы стали тогда торопиться
        в Швецию скорей возвратиться.

        ЭНГЕЛЬБРЕКТ ЗАНИМАЕТСЯ СТРОИТЕЛЬСТВОМ КАНАЛА В ОКРЕСТНОСТЯХ ТЕЛЬЕ 133
        Энгельбрект же тем временем стал
        копать возле Телье огромный канал.
1820 Канал столь глубокий хотел он прорыть,
        чтоб могли корабли по нему проходить.
        Но как ни старался он, вырыть не смог
        канала, что был бы настолько глубок.

        ШВЕДЫ ЖДУТ ПРИБЫТИЯ КОРОЛЯ
        В Олафов день в Стокгольм тогда
1825 прибыли шведские господа.
       Король же все не ехал никак,
        Шведы это поняли так,
        что, верно, король изменил решенье
        и не хочет уже соблюдать соглашенье,
1830 что в Хальмстаде было заключено.
        Вам уже известно оно.
        К Крёпелину шведы воззвали,
        датчан договор соблюдать призвали.
        Ханс и датчане тогда их просили,
1835 чтобы еще те повременили,
        чтоб перемирие не нарушали
        и до Рождества Богородицы ждали.
        Шведы так и поступили,
        оставили соглашение в силе.
1840 Добрую волю явили свою — [50]
        послали посольство они к королю:
        Епископ Магнус из финской земли,
        Карл Кнутссон, Нильс Ёнссон в него вошли.
        Должны короля они были просить
1843 лично на встречу в Стокгольме прибыть.
        При этом дать ему понять:
        соглашенье желают они соблюдать,
        в Хальмстаде которое заключено.
        Королю хорошо известно оно.
1850 в Данию вскоре корабль отплыл.
        Главою посольства Ханс Крёпелин был.
        Должен он был короля просить
        лично на встречу в Стокгольм прибыть.
        Когда к Аспазунду они подходили,
1855 там они штилем застигнуты были.
        Так долго там простоять им пришлось,
        что встретить флот короля довелось —
        огромный отряд в шестьдесят кораблей.
        Крёпелин к королю поспешил скорей
1860 и рассказал про шведов решенье
        и про посольства их порученье.
        Когда в Далэрнской шхере 134 он проплывал,
        лучший корабль свой он там потерял.
        Восемьдесят ластов везти можно в нем,
1865 да и быстрейший во флоте был всём.
        В Далэрне король на берег ступил
        и лично со шведами заговорил
        и сказал, чтоб послы к нему явились.
        Те с порученьем своим обратились.
1870 Он им разумно весьма отвечал,
        что соглашенья нарушить отнюдь не желал.
        Эрик со свитой в Стокгольм устремились,
        шведов послы от них отделились.
        К риксроду они поспешили опять,
1875 чтобы ответ короля передать.

        КОМПРОМИСС КОРОЛЯ СО ШВЕДАМИ
        Шведы известье то получили,
        и в Юнгфрухавн 135 совет учинили.
        В Богородицын день совещаться стали.
        Посланцам своим наказ они дали:
1880 в монастырь Святой Клары идти приказали.
        В Хельгеандсхусе 136 они собрались, [51]
        там переговоры их повелись.
        Шведам много король преступлений вменил
        в вину: из-за них, мол, мир попран был.
1885 Король на своем очень твердо стоял:
        свободу он шведам вернуть не желал.
        Но долго прения их продолжались:
        шведы все своего держались.
        Только с неправдой подступится он —
1890 шведы сошлются тотчас на закон.
        Однако все ж он от них получил
        три замка, чтоб он их датчанам вручил
        иль норвежцам — по выбору своему:
        лучшие в Швеции — вот почему
1895 их удержать так хотелось ему:
        Стокгольм, Кальмар и Нючёпинг.
        Шведы их уступили с расчетом:
        они короля так задобрить хотели,
        но ничего тем достичь не сумели.
1900 Все ж важной уступки шведы добились:
        соглашенье о замках теперь изменилось.
        В стороне герцог Буггеслеф должен остаться.
        Будет Швеция замками распоряжаться,
        как велит то шведский закон.
1905 Не будет уж замками ведать грифон.
        Король обещанье был вынужден дать,
        что будет все шведов права соблюдать.
        Отныне он будет давать неизменно
        с согласья риксрода лишь замки и лены.
1910 Шведам будут они доставаться:
        восстанья и распри тогда прекратятся.
        Шведы право еще получили —
        король им был в том отказать не в силе —
        дротс и марск должны королю помогать
1915 от бед всех Швецию оберегать.
        Когда шведы эти права получили,
        мир с королем они заключили.
        Шведы волю его исполнить желали,
        на Хельгеандсхольме его встречали.
1920 Весь ущерб им король простил
        и договор соблюдать просил.
        Уверенье они от него получили,
        что его обещанье останется в силе.
        Шведы ему вернули тогда
1925 замки, лены и города. [52]

        ВЫБОРЫ ДРОТСА И МАРСКА
        Затем предложил он им выбрать самим
        дротса и марска, угодных им.
        Стали шведы тогда обсуждать,
        кого им на эти посты выбирать.
1930 Архиепископ всех пригласил
        выбрать достойных; при этом просил
        тайно волю свою изъявлять:
        "Тогда мы сумеем ссор избежать".
        Троих человек, кто больше всех сможет
1935 набрать голосов, королю он предложит 137.
        Король из них выберет одного,
        и в Швеции дротсом назначит его.
        Затем имена огласили 138
        троих, что избраны были:
1940 Карл Кнутссон и Бу Кнутссон,
        и вместе с ними Никлис Стенссон.
        Архиепископ тогда королю рассказал,
        на кого выбор шведов пал.
        Король ответил: "Тому не бывать!
1945 Должны вы мне трех старых избрать.
        Вам нужно опытного волка 139,
        а от юнцов не много толку.
        Возьмите одного из трех, что по нраву мне 140:
        Кристиерн Никельссон, Бенгт Стенссон годятся вполне.
1950 Герр Нильс Эренгисельссон тоже неплох:
        одного изберите из этих трех!"
        Когда это родманы услыхали,
        королевскую волю исполнить желали,
        герра Кристиерна выбрать решили
1955 и короля о том известили.
        Король оставил решенье их в силе.
        Затем, по общей просьбе их,
        из прежде избранных троих марска
        он утвердить пожелал.
1960 на Карла Кнутссона выбор пал.

        КОРОЛЬ УЩЕМЛЯЕТ НОВОИЗБРАННЫХ ДРОТСА И МАРСКА В ПРАВАХ
        Герра Кристиерна к себе он призвал
        и сказал: "Быть вам дротсом: так выбор пал!"
        Тот взмолился: "Милость явите,
        от должности этой освободите!" [53]
1965 Король мольбам его не внял,
        дротсом он видеть его пожелал.
        Маленький меч ему Эрик вручил,
        столь же малую власть Кристиерн получил.
        Герра Эрика Круммедике король затем пожелал спросить,
1970 как следует в марски производить.
        Ответил тот: "Государи другие
        обычаи соблюдают такие:
        золотое кольцо и жезл Вы должны ему дать
        и вразумить, как должность ему исполнять".
1975 тот тут же нашелся: "Ну что ж, мне не жалко
        его надлежащей пожаловать палкой.
        Кольца ж золотого ему не видать" 141.
        С тем и пошел к господам он опять.
        Карла Кнутссона подозвал он к себе:
1980 "Марском стать надлежит тебе".
        Тот пал на колени и горько молил 142,
        чтоб Эрик решенье свое изменил,
        ибо никак не мог понять,
        как должность ту не во вред исполнять.
1985 Король же не желал отступить,
        и в должность того заставил вступить.
        Серебряный жезл дал король ему
        и марска должность в придачу к тому.
        Марск просил его наставить,
1990 как лучше ему свою должность исправить.
        Король нашелся: "Спору нет,
        дать надлежит тебе совет.
        Вот добрый совет: не вытягивай ног
        дальше, чем шкуры хватает, дружок!" 143
1995 Больше марск ничего не добился.
        С великой печалью он удалился.

        КОРОЛЬ ЭРИК СНОВА НАРУШАЕТ ПРАВА ШВЕДОВ
        Хотите ли вы, чтоб я вам объявил,
        как замки и земли король поделил?
        Кому хотел он их раздавал,
2000 мнение риксрода не узнавал.
        Обещания все он забыл,
        которые дал, когда мир заключил.
        Шведов то весьма огорчало,
        что король свои клятвы не держит нимало. [54]
2005 Шведы датчан потому просили,
        чтобы те к королю поспешили
        ради Бога его умолять
        согласиться просьбе шведов внять.
        И дротсу с марском помочь —
2010 иначе им должность исправить невмочь.
        И в королевство лично явиться:
        тогда много бедствий предотвратится.
        Когда король это все услыхал,
        ничего предпринять он не пожелал.
2015 Шведы сами тогда к королю поспешили,
        короткий ответ они получили.
        Так он отрезал им: "Жив покуда,
        да-государем я вашим не буду!" 144
        Рыцарям, свенам сказал он тогда:
2020 "Энгельбрект мне такого не сделал вреда,
        какой сделали вы и родичи ваши".
        От речей таких шведам сделалось страшно,
        каждый в душе молился, чтоб Бог
        их от напасти такой уберег.
2025 И пальцем король не хотел повести,
        чтоб Швецию от произвола спасти!
        В День всех святых разговор состоялся.
        В Швеции дольше король не остался:
        ему наскучило там пребывать,
2030 в Данию он повелел отплывать.
        Ханс Крёпелин тут Стокгольм потерял:
        король назначил, кого пожелал.
        Стокгольм он датчанину вверить велел:
        потом, верно, долго об этом жалел!
2035 Эрик Никлиссон имя тому;
       мало в том чести было ему.
        Много еще там датчан он оставил
        (шведов ведь ни во что он не ставил —
        так было все время, покуда он правил) —
2040 четыре сотни, не меньше, людей.
        Сам же он дальше поплыл скорей.
        К Нючёпингу он вскоре пристал
        и тамошний замок тотчас передал
        Йоану Йонсону 145 — сконцем тот был —
2045 и вслед за тем к Стегеборгу поплыл.
        Герр Эгерд Фрилла 146, датчанин, был с ним.
        В Рогёфьерде 147 с добром он расстался своим.
        С имуществом и с кораблем распрощался,
        сам еле жив при этом остался. [55]
2050 францисканцев добро он по морю увез —
        очевидно, за то наказанье понес 147а.
        Король тогда Стегеборг отдал
        Ивану Флемингу 148. Мир не видал
        хуже мерзавца: пиратом он был,
2055 на море он никого не щадил.
        К позору публичному 149 приговорен,
        не больше чем пес, верил в Бога он.
        Еще послушайте, что сотворил
        злодей этот. Случай тот в Мёркё 150 был.
2060 Женщину там он силою взял,
        затем ее накрепко связал,
        повесил в коптильне и закоптил.
        Смилуйся, Боже, — таким вот он был!
        Святые церкви он разграблял,
2065 что находил в них, затем продавал.
        Часто о том короля извещали,
        нимало этим его не смущали.
        Больше всех доверял он злодеям таким,
        замки и земли давал он им.
2070 в Стегеборге король не стал оставаться,
        к Стегехольму он повелел отправляться.     Стегехольм человеку отдал одному —
        Олаф Финне 151 имя тому.
        В его казначействе он раньше служил,
2075 а порой и покои его сторожил.
        А было бы для короля несомненно
        лучше, если б замки роздал он добрым рыцарям и свенам.
        Через шхеры путь его проходил,
        тамошних бондов он не пощадил.
2080 Все, что имелось, у них отбирали,
        совсем ничего им не оставляли.
        Платья, скотины, одежды лишили,
        горе бедным вновь причинили.
        Сколь был жесток он, помилуй нас, Бог,
2085 что так поступить с бедняками смог!
        Монастырь Серых братьев 152 тогда обобрали:
        милостыню, что монахи собрали,
        датчане всю целиком захватили:
        так они с монастырем поступили!
2090 Херман ван Хаген 153 их возглавлял,
        монастырь пощадить он отнюдь не желал.
        Бог ему послал наказанье
        за такое над церквами, монастырями и народом поруганье.
        Как только в море корабль их вышел, [56]
2095 немедля постигла их кара свыше.
        В страшную бурю они попали,
        много тогда кораблей потеряли.
        Немало видных людей тут погибло:
        потерей большой то для Дании было.
2100 Когда датчане уж дома достигли,
        Энгельбректа и Эрика Пуке слухи настигли,
        как в шхерах король предавался разбою,
        и зло сотворил какое,
        и как шведам пришлось от датчан пострадать
2105 Решили они с королем воевать.

        ЭНГЕЛЬБРЕКТ И МАГНУС БЕНГТССОН
        Свен один Энгельбректу служил 154,
        очень им Энгельбрект дорожил
        (Магнусом Бенгтссоном звался),
        деньги, одежду ему он давал,
2110 просьбы тут же исполнял.
        Давно Энгельбрект с ним знался.
        Дал Энгельбрект ему земли и лены,
        тот ему отплатил изменой —
        злодеем он оказался.
2115 Монастырь Нючёпингский 155 он притеснял.
        Энгельбрект прощать ему это не стал,
        призвал того к ответу.
        Магнус тут верен ему не остался:
        уехал к отцу и отказался
2120 от службы Энгельбректу.
        Началась тяжба вскоре за этим
        меж Бенгтом, Магнусом и Энгельбректом.
        Риксрод их склонил к примиренью.
        Но те двое козней не прекратили,
2125 на Энгельбректа они возводили
        лживые обвиненья. До герра Бенгта слух дошел:
        из Любека корабль пришел,
        люди Бенгта товар отобрали.
2130 риксрод же любекцам грамоту дал:
        свободно плавать разрешал;
        те жаловаться стали.
        Энгельбрект и Эрик разгневаны были,
        что с купцами так поступили:
2135 права их презрели настолько.
        Магнус и Бенгт те права подтверждали, [57]
        мир купцам соблюсти обещали —
        не соблюли нисколько.
        В Телье герр Бенгт тогда с сыном жил.
2140 Эрик Пуке замок отбить решил.
        С уменьем он взялся за дело.
        Герр Бенгт и Магнус были в отъезде,
        а стража не находилась на месте:
        фру Кристин о том не радела.
2145 Пуке подъехал к самым воротам,
        ночью никто не заметил его там,
        замок поджег он смело.
        Фру Кристин тотчас замок сдала:
        его защищать она не могла,
2150 иначе б сама сгорела.
        Так Эрик Пуке Телье взял.
        Вскоре от замка он прочь ускакал.
        Тогда герр Бенгт в Стокгольм прибыл
        и помощи у Крёпелина просил
2155 и у шведского риксрода всего.
        Но не добился от них ничего.

        СОБРАНИЕ В АРБУГЕ
        Когда шведы осознали,
        что у короля они в опале,
        и что намерен он земли, замки и лены
2160 всяким негодяям отменным,
        а не рыцарям добрым давать,
        решили они совет держать
        и в Арбуге риксдаг провести,
        на который должны прийти
2165 епископы, прелаты, рыцари и свены,
        бюргеры и народ непременно.
        В день Фабиана 156 в четырнадцать сот
        тридцать шестой это было год.
        Тот риксдаг они провели
2170 и все на нем обсудить смогли:
        какие Швеции беды чинились,
        о чем здесь выше говорилось.
        Тогда они решили:
        терпеть они больше не в силе.
2175 Королю они письмо написали.
        В нем они Эрику обещали,
        что, коль до поста он примет решенье
        к ним изменить свое отношенье
        и будет свободы их соблюдать — [58]
2180 королем согласны его признавать.
        Если ж не сделает он того,
        исполнять не хотят они волю его
        и во всеуслышанье объявляют,
        что клятву на верность ему разрывают.
2185 Вынуждены к тому они были:
        больше терпеть они были не в силе.

        РЕШЕНИЕ ИДТИ НА СТОКГОЛЬМ
        Когда обсуждения эти шли,
        новости до шведов дошли,
        что принял король решенье такое:
2190 как только лед растает весною,
        в Стокгольм он немедленно поплывет
        и герцога Буггеслефа с собою возьмет.
        Стокгольм Буггеслефу он передаст
        и Швецию всю тем самым отдаст.
2195 Шведам отнюдь не по нраву пришлось,
        что со Швецией горе такое стряслось.
        Сказал Энгельбрект: "Нельзя больше ждать,
        к Стокгольму нам надо скорей выступать!
        Навстречу датчанам мы поспешим,
2200 о нашем решении их известим!
        Коль между нами был мир заключен,
        должен во всем соблюдаться он.
        Вместе нам всем отправиться надо,
        чтоб не попасть к датчанам в засаду".
2205 Энгельбрект сказал марску тогда:
        "Герр марск, и вы должны ехать туда!"
        Так они и договорились:
        ехать к Стокгольму все согласились
        и с выступлением не тянуть.
2210 Тут же они отправились в путь.

        ПЕРЕГОВОРЫ У ГОРОДСКИХ ВОРОТ СТОКГОЛЬМА
        Узнали бюргеры когда,
        что близко уж шведские господа,
        подняли мост и ворота закрыли.
        Шведов в город они не пустили.
2215 Когда шведы то увидали,
        исполнились сердца их печали:
        в шведский же город их не пустили, [59]
        купцы перед ними ворота закрыли.
        Они это сделали с умыслом злым 157:
2220 навредить шведам хотелось им.
        Намереньям сбыться Бог не дал таким.
        Когда шведы увидали,
        что немецкие бургомистры пустить их не пожелали,
        не до шуток им стало: за дело взялись,
2225 вместе они для совета сошлись.
        Между собой они договорились,
        и к бургомистрам послать решились
        марска и герра Готскалька Бенгтссона,
        Энгельбректа и Йоана Карлссона,
2230 чтобы они спросили,
        зачем те ворота закрыли.
        Вот шляпу на пике они поднимают,
        к городским вратам они подъезжают.
        Два немецких бургомистра вышли туда,
2235 где ждали их шведские господа.
        Марск спросил, зачем те закрыли
        ворота, из-за чего не в силе
        в город они ехать столь же свободно,
        как из города бюргеры, коль тем угодно.
2240 Любезно затем господа попросили,
        чтобы их бюргеры в город впустили.
        Бургомистры на это смогли лишь сказать,
        что нужно им в город вернуться опять.
        С герром Эриком Нильссоном они посовещаются,
2245 поскольку замок ему подчиняется.
        Ушли они в город; переговорили,
        вернулись обратно и так объявили:
        желают с решеньем они обождать —
        Крёпелина они повелели позвать.
2250 Герр Эрик Нильссон ничего отвечать не будет,
        пока Ханс Крёпелин в Стокгольм не прибудет.
        С тем они удалились опять,
        чтоб снова совет меж собою держать.
        А сильный мороз был, и вьюга кружила.
2255 Шведам совсем не до шуток было.
        Шведы, страдая от холода, ждали
        немцев, что, сидя в тепле, рассуждали.
        Бургомистры вышли к ним в третий раз.
        Марск спросил, нельзя ль им зайти сейчас.
2260 "От короля, — они отвечали, —
        на то добро мы не получали".
        Марск им ответ достойный дал — [60]
        послушайте, что он сказал:
        "Мне короля безразлично решенье —
2265 от Швеции есть у меня порученье!" 158
        Марск бургомистра за шею схватил,
        горло ему со всей силы сдавил.
        Отдал его в руки свенам своим.
        Энгельбрект между тем расправлялся с другим.
2270 Намертво шею сдавил он ему,
        не спрашивая, приятно ль тому.

        ВЗЯТИЕ СТОКГОЛЬМА
        Когда шведы то увидали,
        скорее к воротам они побежали,
        Герр Эрик ворота закрыть успел,
2275 вовремя в замке он скрыться сумел.
        Башню он защищать приказал
        солдатам: от шведов добра он не ждал.
        Из луков и пушек они стреляли.
        Очень шведы на них за то осерчали.
2280 Датчане все в замок поспешно ушли.
        Все, что они по дороге нашли:
        людей, скотину — кого увидали,
        с собою немедленно в замок угнали.
        Из пушек и луков они стреляли,
2285 шведам немало бед причиняли.
        Но много там бюргеров бедных осталось,
        что лишь торговлей с селом занимались.
        Лишь только то они покупали,
        что шведские бонды им предлагали.
2290 Те поняли, чем им осада грозит:
        нужда и голод им предстоит.
        Когда от села нет дохода, они
        нужду и голод терпят в те дни.
        Решили все они тогда:
2295 "Коль шведы не войдут сюда,
        нам ни еды, ни питья не видать.
        Одна нам тогда судьба — пропадать".
        К воротам они поспешили,
        замок с ворот они сбили.
2300 Шведы, что Стокгольм штурмовали,
        услышали, как те замок сбивали.
        В ворота они устремились скорей.
        Много в них полетело камней
        от стражников, что на башне стояли. [61]
2305 Шведов щадить они не желали.
        Шведы знамя свое водрузили
        на башне — датчане совсем приуныли.
        Энгельбрект тогда всех собрал
        под шведским знаменем 159 и сказал:
2310 "Кто королевству будет верен,
        тому вредить я не намерен!"
        Под страхом смерти он повелел,
        чтоб бюргеров грабить никто не смел.
        Проявили шведы при том осторожность:
2315 немедля они людей надежных
        ворота поставили охранять.
        Те, кто бросаются разграблять
        раньше, чем выиграно сраженье —
        терпят, как правило, пораженье.
2320 Кому доводится воевать,
        этого не должны забывать!
        Бюргеров много под знамя пришло,
        шведов число от того возросло.
        Марск с Энгельбректом на штурм повели
2325 войска — и вторую взять башню смогли.
        Охрану повсюду они водворили,
        и Бога за помощь благодарили.
        На Стура Торъет 160 тогда
        созвали бюргеров господа.
2330 На возвышении они пребывали,
        бюргеры снизу на них взирали.
        Энгельбрект им велел отвечать:
        будут ли те за шведов стоять
        и Швеции верность хранить всегда.
2335 Горожане на то отвечали: "Да!"
        Риксроду клялись они верность хранить,
        покуда дано им в Швеции жить.
        Риксрод ответную клятву им дал,
        преданность им свою обещал.

        ВСТРЕЧА В ДОМЕ ГИЛЬДИИ ДЕВЫ МАРИИ
2340 Шведы гонца к Крёпелину послали
        и извещенье ему передали,
        чтоб он отнюдь их не опасался,
        никто вредить ему не собирался.
        Но в монастыре Серых братьев они его не могут принять,
2345 в свою усадьбу должен он приезжать.
        Герру Эрику же письмо написали, [62]
        жестокости его причину знать желали:
        градом стрел он их встретил зачем?
        Они ведь сюда пришли не за тем,
2350 чтоб учинить войну и насилье
        (как, возможно, датчане решили).
        Но для того, чтоб к датчанам воззвать
        и просить короля соблюдать
        мир, который с ним заключен
2355 и который нарушил он.
        Датчане тому не хотели внять,
        а начали шведам в ответ угрожать.
        Им навредить они сильно желали.
        Шведы тогда совет держали.
2360 в доме гильдии Девы Марии
        они собрались и обговорили,
        как им оборону держать,
        чтоб город от датчан защищать,
        дабы городу те ущерб не чинили
2365 и шведы чтоб в безопасности были.
        Так отряд разделился:
        в городе марск разместился,
        половину людей он себе оставил,
        а остальных Эрик Пуке возглавил.

        ОСАДА СТОКГОЛЬМСКОГО ЗАМКА
2370 С запада замок марск осадил,
        очень датчан он этим смутил.
        Архиепископ за шведов стоял,
        войсками он славными располагал.
        Под знамена марска они пришли.
2375 К укреплениям марска враги приблизиться не могли.
        Подойти они пытались,
        да ни с чем они остались.
        Ядрами, стрелами их встречали,
        в замок датчане тотчас отступали,
2380 ибо несли большие потери.
        От Норрастрёма и до церкви
        город марск от датчан защищал:
        за оборону здесь он отвечал.
        Бульверки он мощные там построил,
2385 в одну лишь ночь он это устроил.
        Датчане о том и не подозревали —
        лишь утром бульверки 161 они увидали.
        Шведы их возвели, чуть стемнело,
        землею наполнили их умело, [63]
2390 уступы в них сделали и бойницы,
        чтоб там стрелки их могли находиться.
        Датчане, сколько ни стреляли
        из пушек, им мало хлопот причиняли.
        С хельгеандсхольмской стороны
2395 братья Нильс Йонссон и Бенгт Йонссон защищать были город должны.
        Шведы там стражу надежно несли,
        чтобы датчане напасть не могли.
        Мясные лавки, церковный двор —
        там бюргеры сами несли дозор.
2400 с востока охрану в свои руки
        взяли люди Эрика Пуке.
        Укрепленья строить они не спешили
        и за это наказаны были.
        Поздно начали их возводить.
2405 Не успели к работе они приступить,
        как датчане на них напали:
        ущерб нанести они шведам желали.
        Меж Северными воротами и замком
        стоял двор кожевенника: вот там-то
2410 датчане прокрасться пытались —
        шведов они обмануть собирались.
        Но шведы начеку пребывали,
        и тотчас прочь датчан отогнали.
        Датчане один из домов подожгли
2415 и тотчас же в замок поспешно ушли.
        Хотели дотла они город спалить,
        но Бог помог тотчас пожар потушить.
        Очень кстати ущерб этот был: теперь уж никто датчан не любил.

        ЭНГЕЛЬБРЕКТ ОСАЖДАЕТ НЮЧЁПИНГ
2420 Каждому в городе дав порученье,
        Энгельбрект в путь отправился без промедленья.
        Ибо так господа решили,
        когда они в Арбуте были:
        письма во все концы разослали,
2425 шведов во всех областях призвали
        от датских фогдов свой край защитить,
        если зло те шведам будут чинить.
        Чтобы ни пяди шведской земли
        жечь или грабить они не могли.
2430 Энгельбрект своих рыцарей тут созвал,
        замок нючёпингский завоевал. [64]

        ПРЕДАТЕЛЬСТВО ТУРДА ПЕДЕРССОНА
        На службе у Энгельбректа были
        двое свенов: они служили
        Энгельбректу лишь потому,
2435 что замышляли измену ему.
        Любил их обоих он, им доверял,
        о том, что они замышляют, не знал.
        Те ж Энгельбректу все никак не могли навредить
        и уж стали бояться, что смогут их разоблачить.
2440 Один — Бенгт Сканинг 162 — ждать испугался,
        в Данию он поскорее умчался.
        Второго из них Турд Педерссон звали,
        часто его возле замка встречали.
        Никто тогда не подозревал,
2445 что он предательство замышлял.
        Когда вечер Мессы свечей наступил,
        свое он предательство совершил.
        К датчанам в замок он проник
        и предал бюргеров в тот же миг.
2450 Такую сказал он датчанам речь:
        "Мясные лавки вы можете сжечь,
        праздник купцы в этот вечер справляют,
        и нападенья не ожидают".
        Тогда датчане без промедленья
2455 совершили на бюргеров нападенье.
        Бюргеры ж трапезу совершали,
        опасности большой не ждали.
        Датчане напали на их укрепленье,
        чтоб горожан учинить истребленье.
2460 Мясные лавки они подожгли
        и быстро обратно в замок ушли.
        Заранее же, Турда послушав,
        на то место нацелили множество пушек.
        Из луков стреляли, из пушек палили,
2465 шведам большой тем ущерб причинили.
        Обстрел затем датчане вели,
        чтоб шведы огонь потушить не могли.
        Едва зажжен огонь тот был,
        направление ветра Господь изменил.
2470 Ветер, что раньше к городу дул,
        в обратную сторону повернул.
        Дева Мария им чудо явила,
        чтоб были огонь потушить они в силе.
        Бюргеры тотчас урок извлекли: [65]
2475 бульверки мощные возвели.
        Надежно их построить сумели:
        датчане с тех пор нападать не смели.
        И разместили они там
        пушек немало назло врагам.
2480 Бюргеры там день и ночь находились,
        пели, и пили, и веселились.
        Когда Энгельбрект обо всем узнал,
        скорее к Стокгольму он поскакал.

        ИЗБРАНИЕ КАРЛА КНУТССОНА ХЁВИТСМАНОМ ШВЕДСКОГО КОРОЛЕВСТВА
        Шведы затем объявили,
2485 что такое горе терпеть не в силе,
        ибо никак не могут понять,
        кто им будет ущерб возмещать,
        если в плен попадут иль добро потеряют:
        кто их правитель, они не знают.
2490 А потому они так поступили:
        в монастыре Черных братьев 163 совет учинили:
        там стали обдумывать люди,
        кто хёвитсманом их будет.
        Такого решили они избрать,
2495 кто будет их от всех бед защищать.
        Тридцать они человек назвали,
        чтобы те хёвитсмана избрали, —
        епископов, рыцарей и свенов.
        Кого назовут они, тот непременно
2500 хёвитсмана должность займет,
        и каждый на верность ему присягнет.
        Затем архиепископ их пригласил
        выбрать достойных: при этом просил
        тайно волю свою изъявлять:
2505 тогда лишь возможно ссор избежать.
        Каждый присягу пусть принесет
        и шведам достойнейшего изберет.
        Так они и поступили:
        тайно волю свою изъявили,
2510 и каждый из них избрал
        лучшего, кого знал.
        Трое людей голоса получили:
        марск, Энгельбрект, Эрик Пуке то были.
        Марск двадцать пять голосов получил, [66]
2515 Энгелъбрект лишь троими избран был,
        два голоса Пуке сумел получить.
        Марска все поспешили тотчас утвердить,
        почести ему воздали
        и подчиняться ему обещали.
2520 Прелаты, рыцари, свены,
        горожане, народ — мгновенно
        обязались волю его исполнять.
        А он их за то обещал защищать.

        ЭНГЕЛЬБРЕКТ СТАНОВИТСЯ СОПРАВИТЕЛЕМ КАРЛА КНУТССОНА
        Когда Энгельбрект с Пуке то узнали,
2525 сильно они гневаться стали:
        не стерпят-де того никак,
        и все должно, мол, быть не так.
        Друг другу они поклялись не сдаваться
        и непременно добиваться,
2530 не жалея всех своих сил,
        чтобы другой хёвитсманом был.
        Простые люди их поддержали;
        клирики, рыцари сторону марска держали.
        Энгельбрект же и Пуке от них отделились.
2535 в конце концов все так согласились:
        над страной Энгельбректа и марска поставить,
        и оба станут Швецией править;
        но будет в Стокгольме марск пребывать,
        а Энгельбрект по стране разъезжать,
2540 чтоб отвоевать все замки, какие
        держали в руках своих фогды плохие.

        ХАНС КРЁПЕЛИН ЕДЕТ К КОРОЛЮ
        Крёпелин же в Данию поспешил,
        риксроду же так свой отъезд объяснил:
        в Дании надлежит ему быть,
2545 чтоб помощь у короля попросить.
        А коль порученье риксрод ему даст,
        охотно он все королю передаст.
        Велели ему королю передать:
        коль согласен их право король признавать,
2550 желают они ему подчиниться
        и снова под властью его находиться. [67]
        Поручение принял он к исполненью
        и отправился в Данию без промедленья.

        ОСАДА НЮЧЁПИНГА
        Энгельбрект же время не стал терять,
2555 на Нючёпинг он приказал наступать.
        Сёдерманландцев он созвал,
        за беззакония мстить он призвал.
        Тех же, кто в замке тогда пребывали,
        просил он, чтобы те крепость сдали.
2560 Йоан Йонссон ему ответить не смог,
        ибо рассудка лишил его Бог.
        Столь тяжко его Господь за то наказал,
        что замок он незаконно держал.
        Свены ж, что там пребывали,
2565 Энгельбректу так отвечали:
        "Покуда на земле живем,
        замка, знай, мы не сдаем!"
        Энгельбрект велел тогда без промедленья
        к штурму начать приготовленья.
2570 Берман сделал, как тот сказал,
        к штурму готовиться приказал.
        Энгельбрект же в отъезде был,
        пока Херман Берман на штурм ходил.
        Берман идти на приступ велел:
2575 замок с бою взять он хотел.
        Шведы немедля вооружились,
        под стены крепости устремились.
        Но только лишь к замку они подступили,
        их осажденные остановили.
2580 По ним из пушек они стреляли,
        камнями, стрелами осыпали.
        Замок шведы взять не смогли,
        потери ж большие они понесли.
        Вовремя то Энгельбрект узнал,
2585 скорее к отряду он поскакал.
        Других командиров назначил он:
        Йоану Карлссону и Клаусу Плата 164 отряд был вручен
        ибо Берман, что командиром был,
        раненье тяжелое получил. [68]

        ОСАДА СТЕГЕБОРГА И СТЕГЕХОЛЬМА
2590 Энгельбрект снова в путь поспешил.
        Идти к Седерчёпингу он решил.
        Медлить он там не стал:
        рыцарей, свенов, горожан он созвал,
        просил он их Стегеборг осадить
2595 и укрепления соорудить.
        Эренгисла Нильссона в командиры дал отряду тому,
        все присягнули на верность ему.
        Бу Кнутссону порученье он дал:
        к Стегехольму приблизиться приказал,
2600 жителей Чьюста поднять
        и замок отвоевать.

        ОСАДА КАЛЬМАРА
        Когда Энгельбрект те приказы отдал
        и каждому порученье дал,
        времени больше не стал он терять,
2605 к Кальмару он повелел выступать.
        Бюргеров он созвал, чтоб спросить,
        хотят ли те Швеции верность хранить
        и хотят ли они помочь
        прогнать иноземных фогдов прочь.
2610 "Ибо, что договором нам дано
        и законом шведским освящено,
        вернуть мы решили —
        то, чего нас незаконно лишили".
        Те отвечали: "Желаем мы жить
2615 под Эриком и ему служить,
        и разрывать с королем не хотим.
        Замок, которым правит Йенс Грим 165,
        как вам самим нетрудно понять,
        очень непросто завоевать.
2620 Возьмете вы город — он нас посетит,
        страшною местью он нам отомстит.
        Люди его, что из замка придут,
        всех нас огню и мечу предадут.
        Поэтому твердо сказать мы хотим:
2625 добровольно мы город вам не сдадим".
        Когда то Энгельбрект услыхал,
        в гнев он великий впал.
        Сказал он: "Так не пойдет,
        с рук это вам не сойдет!" [69]
2630 Приказал Никлису Стенссону Клэккаберг захватить
        и бюргерам оттуда ущерб чинить.
        И фогду вредить, вестимо, —
        датчанину Йенсу Гриму.
        В Клэккаберге поставил он Бенгта Готшалькссона
2635 и впридачу Густава Лауренссона 166
        и с ними множество свенов.
        Кальмарцев они обложили отменно.
        Нильсу Стенссону отряд подчинялся,
        но сам с Энгельбректом Никлис остался.
2640 Тех же, кто в месте остались том,
        Никлис снабдил едой и питьем.

        ПАДЕНИЕ БРЁМСЕХУСА
        Чуть раньше свены Никлиса узнали,
        что шведы против короля восстали.
        К Брёмсу поспешили:
2645 крепость взять они решили.
        Через ров они перебрались,
        в замок они проникнуть собрались.
        На хитрость тут они пошли:
        обманом в ворота проникнуть смогли.
2650 Когда стражники отбой протрубили,
        немедля они ворота открыли.
        В ворота шведы тогда прошли,
        в руках арбалеты они несли.
        В замок ворвалось воинов много,
2655 в плен они тотчас же взяли фогда.
        Людей Юссе Кнутссона изгнали
        и сами Брёмсом править стали.
        Ниссе Багге 167 их возглавил по праву,
        Юссе Кнутссону было то не по нраву.

        ЭНГЕЛЬБРЕКТ ОВЛАДЕВАЕТ РОННЕБЮ
2660 А Энгельбрект снова в путь пустился
        и вскоре в Блекинге очутился.
        Когда он подошел к Сильдабру,
        все жители Блекинге вышли навстречу ему.
        Люди Энгельбректа прознали,
2665 что бюргеры Роннебю 168 замышляли
        мост Сильдабру разобрать.
        Не стали они тут ждать. [70]
        Мост перейти они поспешили.
        Горожане и блекингцы отступили.
2670 Бились они со всей силы:
        много убито и ранено было.
        Энгельбрект тогда шляпу на пике поднял:
        немедля он мир заключить пожелал.
        Так меж собой они договорились:
2675 бонды и бюргеры согласились
        признать над собою власть Энгельбректа,
        охрану он выделил им за это.
        В город с почетом он въехал тогда.
        Жители обязались всегда
2680 волю его во всем исполнять.
        Сам же он в путь поспешил опять.
        Хёвитсману он вверил их своему —
        Клаус Ланге 169 имя ему.

        ОСАДА ЭЛЛЕХОЛЬМА
        Время не стал Энгельбрект терять,
2685 на Лахольм 170 он велел наступать.
        Когда Йоссе Скулассон узнал,
        как Энгельбрект Роннебю взял,
        с Клаусом Ланге он мир заключил.
        Вот что договор их гласил:
2690 зла никто другому не причинит,
        войны и распри не учинит,
        никакого ущерба не нанесет,
        но прочный мир да всегда соблюдет.
        Друг друга они пусть вперед известят,
2695 коль мир нарушить вдруг захотят.
        Олаф Бинг Клаусу написал,
        войной на него идти пожелал.
        К Эллехольмскому замку послал своих свенов.
        Юссе Скулассон это одобрил мгновенно.
2700 Когда Клаус осознал,
        в окруженье каких он соседей попал
        и письмо о разрыве мира прочел,
        ответить тем же он нужным счел.
        Клаус Ланге с отрядом помчался вперед,
2705 на Эллехольм 171 пошел он в поход.
        К Эллехольму он подошел,
        Юссе Скулассон тут в смущенье пришел.
        У самых стен Клаус расположился.
        Фогд к нему тогда обратился: [71]
2710 "Желаю я мир заключить с тобой,
        дозволь лишь добро мое взять с собой
        и свенов архиепископа, господина моего".
        Клаус согласился и отпустил его.
        Что архиепископу принадлежало,
2715 из замка вынести надлежало.
        Но Олафа Бинга свены
        и их добро непременно
        в замке должны остаться,
        что Клаусу должен достаться.
2720 Когда Эллехольмом он овладел,
        никого не щадил он и не жалел.
        Когда ж провиант он заготовлял,
        блекингцев отряд на него напал.
        Юссе Скулассон, Олаф Бинг, Педер Бильд собрали
2725 отряд, который они возглавляли.
        Так Эллехольм они взяли в те дни.
        Клауса Ланге позвали они.
        Они его замок просили сдать,
        а коль не сдаст, грозили прогнать.
2730 Так с ними Клаус договорился:
        замок им он сдать согласился.
        Они же ему увезти разрешают
        из замка добро, куда пожелает.
        Но едва они в замок попали,
2735 тотчас все его добро отобрали.
        Самого же прочь отпустили:
        обмана они ему не простили!
        Осажденные ж Бога благодарили,
        что восвояси отпущены были:
2740 еда и питье у них уж кончались.
        Добро же все их в замке осталось.

        ОСАДА ЛАХОЛЬМА
        В Сёдерчёпинг гонца Энгельбрект послал,
        вестъётов, смоландцев он созвал.
        Просил он их к нему прийти,
2745 переговоры хотел он вести.
        Когда народ его волю узнал,
        сделали, как тот пожелал.
        Под Лахольмом встретить его поспешили,
        Хенинга Одарга тем огорчили —
2750 так фогда замка звали того.
        Замок сдать призвал Энгельбрект его. [72]
        Хеннинг ему ответил тогда:
        "Вам Лахольм я не сдам никогда!"
        Энгельбрект поклялся: "Я им овладею,
2755 тебя же из замка изгнать я сумею!"
        С этим отряд Энгельбрект там оставил,
        Бу Стенссона и Свана над ним поставил.
        Сам же он время решил не терять,
        на Сконе он приказал наступать.
2760 Когда то сконцы узнали,
        к отпору готовиться стали.
        Не до шуток тут Педеру Уксе 172 было,
        сконцы собрали все свои силы.
        Дальше же вот что случилось:
2765 под Рюнабру 173 пути их скрестились.
        Когда Энгельбрект увидал,
        что сконцев отряд на пути его встал,
        своей коннице мост он велел перейти.
        Свенам Педера Уксы пришлось уйти.
2770 Недостаточны силы их были,
        и потому они отступили.
        Педер Укса не смог привести туда
        все войска, что ему подчинялись тогда:
        Кнут Саксторп от своих отбился
2775 и у Энгельбректа в плену очутился.
        Энгельбрект же людей велел созывать,
        приказал отступить и мост разобрать.
        Те сделали, как Энгельбрект просил,
        Педер Укса же снова к мосту поспешил.
2780 Тут он увидал,
        что мост Энгельбрект разобрал.
        Тотчас людям своим велел повернуть.
        На Транорпу теперь держал он путь.
        Но Энгельбрект их опередил,
2785 у Транорпского брода 174 им путь преградил.
        Долго оба отряда у брода стояли,
        реку они перейти не желали.
        Тогда они вражду прекратили
        и мир нарушенный восстановили.
2790 Условия все соблюдать согласились,
        о которых ранее договорились.
        И решили такой уговор соблюдать:
        Лахольм Энгельбрект обязуется взять
        до Пасхи; коль это не произойдет,
2795 то пусть он от крепости прочь уйдет.
        Договор тот в Великий четверг заключил
        Энгельбрект и к Лахольму тотчас поспешил. [73]
        Хеннингу Одаргу он приказал,
        чтобы тот ему замок сдал,
2800 не то он будет его штурмовать.
        Хеннинга тем он сумел запугать.
        Хеннинг тогда Энгельбректу сказал,
        что замок ему он охотно бы сдал.
        Но тысячей рейнских гульденов он
2805 взамен быть хочет вознагражден.
        Энгельбрект на то свое дал согласье,
        во владенье замком вступил в одночасье
        и расписку на золото ему дал.
        Никлис Стенссон для Швеции выгод желал.
2810 Больше всего он хотел,
        чтоб Энгельбрект тот мир заключить сумел.
        Нильс с Энгельбректом медлить не стали
        и к Транорпе скорей поскакали.
        Переговоры там завершили,
2815 и к Лахольму назад поспешили.
        Сконцы ж гонца к Лахольму послали,
        и о том, что замок уж сдан, узнали.
        Сконцы тут в изумленье пришли,
        слова вымолвить не смогли.

        ЧУДО В ХАЛЬМСТАДЕ 175
2820 Энгельбрект дворянину Лахольм одному
        отдал — Арвид Сван 176 было имя ему.
        Сам же время терять не стал,
        теперь на Хальмстад он путь держал.
        Там повелел горожан он созвать,
2825 чтоб переговоры с ними держать.
        Бургомистр спросил в ответ,
        чего добивается Энгельбрект.
        Посол Энгельбректа на то отвечал,
        что городом тот овладеть пожелал.
2830 Бургомистр — Тюке Йорд было имя тому —
        ответил (тем хуже пришлось ему):
        "Покуда на ногах стою,
        город, знайте, я не сдаю!"
        Как только это случилось,
2835 великое чудо явилось:
        нога его с такой силой сломалась,
        что наружу кость показалась.
        Тогда остальным он сказал:
        "Господь мне то наказанье послал! [74]
2840 Послушайтесь же моего совета,
        сдайтесь на милость Энгельбректа,
        иль город возьмет он штурмом в мгновенье,
        и всех вас немедля предаст разоренью!
        Верно, что шведам Бог помогает:
2845 смотрите, как он их врагов карает.
        Ведь никого в этом городе нету,
        кто б, как я, призывал дать бой Энгельбректу!
        Господня меня покарала рука,
        чую я: смерть моя уж близка".
2850 Через три дня его не стало.
        Когда все бюргеры осознали,
        насколько Бога они прогневили,
        Энгельбректа в город скорей пригласили.
        Город велел он оборонять,
2855 от злых соседей его охранять,
        ибо он тогда уже знал,
        как новый Варберг от герра Акселя пострадал.

        ПОХОД ЭНГЕЛЬБРЕКТА НА ВАРБЕРГ И ЭЛЬВСБОРГ
        Когда мир в Стокгольме подписан был,
        герр Аксель, в Варберг приехав, просил,
2860 чтоб его горожане впустили.
        Те тотчас же так и поступили.
        На Стокгольмский мир они уповали
        и зла потому ниоткуда не ждали.
        Договор ведь Стокгольмский мир обещал
2865 всем, кто сторону шведов держал.
        И никто из людей короля чинить
        зла им не мог, иль ущерб причинить.
        Герр Аксель оставил то без вниманья,
        варбергцев он предал поруганью.
2870 Дома и усадьбы он их разорил,
        бедных бюргеров не пощадил.
        Жилища их он злодейски снес —
        бедным бюргерам горя хлебнуть пришлось.
        Ров велел он снова землей забросать.
2875 Бюргеров приказал он хватать.
        В Варбергскую башню он их заключал,
        большие страдания им причинял.
        Плохо сдержал свою клятву он:
        печатью его договор был скреплен. [75]
2880 Не посчитался он нимало
        с тем, что договор господина ему нарушать не пристало,
        хоть среди подписавших и сам он был
        и печатью своей договор скрепил.
        Энгельбрект тогда в Варберг поторопился:
2885 там охрану усилить распорядился.
        Много войска он там оставил,
        герра Бу Стенссона над ними командиром поставил,
        герра Брудера Свенссона 177 и Бермана — помогать
        город надежно охранять.
2890 Затем к Эльфсборгу он подошел,
        Маттис ван Кален 178 в смятенье пришел.
        Энгельбрект его велел позвать,
        чтоб переговоры с ним держать.
        Просил он, чтоб Эльфсборг тот сдал,
2895 Маттис сдавать его не желал.
        Мир соблюдать они решили
        и соглашенье заключили:
        Маттис не должен впредь разъезжать,
        он с лена не будет налог собирать.
2900 Переговоры на том Энгельбрект завершил,
        в путь он скорей поспешил.
        К Аксвалю он подоспел
        и тотчас же им овладел.

        ПРИМИРЕНИЕ ЭНГЕЛЬБРЕКТА И БЕНГТА СТЕНССОНА
        Тяжелый недуг его вскоре скрутил,
2905 потому к Эребру он поворотил.
        Едва он мог ехать верхом: причиняла
        болезнь ему страданий немало.
        Когда в Эребру он прибыл,
        от риксрода письмо получил:
2910 пусть он в Стокгольм скорее мчится,
        к риксроду он должен немедля явиться.
        Герр Бенгт Стенссон за ним гонца послал,
        тот в Эребру Энгельбректа застал.
        Герр Бенгт его в город доставить велел,
2915 Энгельбрект сделал, как тот хотел.
        В городе с Бенгтом переговорил.
        Герр Бенгт Энгельбректа спросил,
        желает ли тот с ним мир соблюдать:
        в суд на него он хочет подать. [76]
2920 Энгельбрект немедля уверил его:
        "Коль Ваше желанье, герр Бенгт, таково,
        от меня Вам вовеки не будет вреда,
        добро Вам, напротив, содею всегда".
        Так они тогда договорились:
2925 мир соблюдать они согласились,
        вреда чинить друг другу не станут,
        перед судом риксрода предстанут
        на Троицын день; до того ж будут ждать
        и будут мир меж собой соблюдать.
2930 Герр Бенгт за себя и за сына поклялся:
        мир нерушимо блюсти обязался.
        Ту же клятву его свидетели дали,
        Суна Педерссон и Гирмунд их звали.
        Энгельбрект о том же поклялся тогда:
2935 Герру Бенгту отныне не будет вреда
        от его людей, от него самого,
        от родичей или сына его.
        И его свидетели клятву ту дали,
        Йоан Андриссон и Кеттиль их звали.
2940 Энгельбрект затем герра Бенгта
        просил, чтобы тот его гостем был.
        Тот согласием ответил на приглашенье,
        принял в доме его угощенье
        и на любезности не скупился.
2945 Энгельбрект решил, что он с ним примирился.

        СМЕРТЬ ЭНГЕЛЬБРЕКТА
        Энгельбрект не стал оставаться,
        начал он в Стокгольм собираться.
        Велел он три ладьи снарядить
        и к берегу его проводить.
2950 Силы уж стали его оставлять:
        на лошадь его приходилось сажать.
        На ладье его уложили,
        Энгельбрект не хотел, чтоб его сторожили.
        Когда он к Йексхольму подплывал,
2955 к ближайшему острову он пристал.
        На берег вынесли там его:
        не опасался он никого.
        По-прежнему веру он в мир сохранял,
        который Бенгт Стенссон ему обещал.
2960 Костер небольшой они развели,
        но Энгельбректа согреть не смогли 179. [77]
        Недолго там Энгельбрект пробыл,
        Магнус Бенгтссон вскоре приплыл
        на остров, где Энгельбрект пребывал.
2965 Едва Энгельбрект ладью увидал,
        обрадовался он и сказал:
        "Герр Бенгт мне решил свою дружбу явить:
        меня он хочет к себе пригласить.
        Жаль лишь, что немощен я до того,
2970 что должен отвергнуть любезность его".
        Энгельбрект на берег гонца послал,
        чтоб место, где лучше пристать, показал.
        К самому берегу челн подошел,
        Магнус Бенгтссон тотчас на берег сошел.
2975 И двух-трех шагов не сделал,
        как Энгельбректа узрел он.
        Тот стоял, на костыль опираясь,
        нападенья не опасаясь.
        Магнус Бенгтссон сказал: "Осмелюсь спросить,
2980 могу ль я мир в Швеции получить?"
        Энгельбрект из последних сил отвечал:
        "Твой отец помириться со мной пожелал.
        Надеюсь, он тебя известил
        о мире, что он со мной заключил".
2985 Топор в руке Магнус Бенгтссон нес,
        им он удар Энгельбректу нанес.
        Шутить с Энгельбректом он не собирался.
        Энгельбрект защититься пытался
        костылем, что в руках его был.
2990 Три пальца Магнус ему отрубил.
        Энгельбрект тогда отвернулся.
        Во второй раз злодей размахнулся,
        ударил его изо всех он сил,
        в шею топор глубоко вонзил.
2995 Третий удар ему он нанес,
        вонзил топор в голову, в самый мозг.
        И пал Энгельбрект, герой прекрасный,
        о камень челом ударился ясным.
        Так убийство то совершилось.
3000 Много стрел затем в мертвое тело вонзилось.
        То скорбью для Швеции будет всегда,
        как злодейски его убили тогда.
        Воистину, мук тех он не заслужил:
        жизни для Швеции он не щадил.
3005 За эту доблесть и много других
        должен был избежать он страданий таких.
        Господь, дай ему то, что он заслужил, [78]
        за то, что он Швеции верно служил.
        Дева Мария, молитвой святой
3010 содей душе его дар неземной.
        Святые, пекитесь о нем непрестанно,
        Бога молите о нем неустанно!
        Так героя смерть наступила.
        Пред Invencio Crucis то, в пятницу, было 180.
3015 С Рожденья Христова в четырнадцать сот
        Тридцать шестой то случилось год.

        ПОПЫТКА МАГНУСА БЕНГТССОНА ОВЛАДЕТЬ ЗАМКОМ ЭРЕБРУ
        Магнус, когда Энгельбректа убил,
        жену его, вещи и слуг захватил.
        К себе на Йексхольм он их забрал.
3020 Герр Бенгт против этого не возражал.
        Альбрект Пеккатиль 181 служил Энгельбректу
        в то время, когда случилось это.
        Магнус в плен его захватил,
        в Йексхольме в темницу его посадил.
3025 Велел он ему с собою плыть.
        Сказал: "Эребру ты мне должен добыть!
        Когда мы ночью прибудем туда,
        назовись ты гонцом Энгельбректа тогда!"
        Как Магнус сказал, так они поступили:
3030 в темноте к Эребру подступили.
        Альбрект крикнул что было силы
        страже, чтобы его пустили.
        Фогду просил передать донесенье,
        что от Энгельбректа он здесь с порученьем.
3035 Пусть стража ворота скорей отопрет
        и впустит посланника: дело не ждет.
        Фогду все страж передал, что услышал.
        Фогд на бруствер тотчас же вышел.
        Сказал он: "Замок я отопру
3040 лишь поутру.
        Ночью ворота нельзя открывать,
        должен ты до утра подождать!"
        Магнус понял: обман не пройдет,
        в замок он хитростью не войдет.
3045 Эребру он тогда оставил.
        Напоследок он там разграбил
        то, что, как ему известно стало,
        свенам Энгельбректа принадлежало.
        В Йексхольм затем он вернуться решил, [79]
3050 там жену Энгельбректа он освободил
        и прочь уехать ей разрешил.       

        ОСАДА ЙЕКСХОЛЬМА
        Слух пошел — людям не нравилось это —
        что Магнус Бенгтссон убил Энгельбректа.
        Медалёсские бонды вскоре пришли
3055 на место убийства — и тело нашли.
        Тело они в Медалёсу взяли,
        в тамошней церкви земле предали 182.
        Слух о смерти страну обошел,
        в отчаянье весь народ пришел,
3060 Особенно энгельбректовы свены 183
        и простой народ, несомненно.
        Свита Энгельбректа и народ сошлись,
        с великою скорбью за дело взялись.
        Гневом все они воспылали,
3065 к Йексхольму, чтоб отомстить, поскакали.
        Едва Магнусу с Бенгтом случилось узнать,
        что те мчатся на Йексхольм, чтоб их покарать,
        медлить они не стали,
        на Рингстадахольм поскакали.
3070 В замке ж оставили свенов своих.
        Йексхольм охране вверили их.
        Свены Энгельбректа туда подоспели,
        усадьбой с легкостью овладели.
        Дом убийцы они сожгли —
3075 большего сделать они не смогли.
        Башню так они и не взяли:
        овладеть люди Бенгта им ею не дали.

        ЗАХОРОНЕНИЕ ЭНГЕЛЬБРЕКТА В ЭРЕБРУ
        В Медалёсу они затем поспешили,
        Энгельбректа перезахоронили,
3080 в городскую церковь он был отвезен
        в Эребру: там отныне покоится он.
        Так правленья его завершилась пора.
        Теперь дело снова начать нам пора 184.

(пер. А. Д. Щеглова)
Текст приводится по изданию: Хроника Энгельбректа. М. Наука. 2002

© текст - Щеглов А. Д. 2002
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Руссо М. М. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 2002