Комментарии

1. Он есть аст атцох', *** Слова: аст атцох' в буквальном переводе значат: “сюда приводят” и суть ничто иное, как слово астуац, *** — Бог, разложенное на его составные, по мнннию Вардана, части. Известно, что древние писатели вообще были плохие филологи; таким является здесь и наш автор, который вместе с другими армянскими писателями, совершенно на перекор законам филологии, слово астуатц толкует словами аст атцох', ***, т. е. “сюда приводящий”, как мы уже заметили выше, разумея под ними “верховное Существо, приведшее человека на землю”, или “создавшее его на земле”. Но это толкование не оправдывается ни грамматическою формою, ни происхойдением слова астуатц, ***. В армянских словах окончание атц *** совершенно соответствует русскому ние в отглагольных существительных именах (напр, создание, творение) и никогда не имеет значения npuчacmия настоящего времени, как атцох', *** — “приводящий”. Положительно указать на происхождение слова астуатц, ***, довольно трудно и мы не беремся за это, боясь вдаваться в обман предположений. Но так как наш автор невольно наводить нас на этот вопрос, то мы позволим себе предложить на суд знатаков древне-армянского языка следующее объяснение слова, о котором идет у нас речь. Нам кажется: как отглагольное существительное, астуатц, ***, должно иметь свое начало в глаголе хастел, ***, означающем создать, от которого отглагольное хастуатц, ***, — “создание”. В последнем пpимеpе нас не должно смущать придыхание х, ***, которое опускается иногда в словах, им начинающихся (напр, хаватал, *** — “верить” пишется иногда аватал, ***; хem, *** — “след”, пишется также em, *** в выражениях: ***,вместо ***. И потому, если примем во внимание это обстоятельство и отбросим начальное х, ***, в слове хастуатц, ***, то получим астуатц, ***, что с предыдущим означает одно и тоже, а именно “создание”, ***. Вероятно, в языческой Армении так назывался первоначально кумир — как изображение, сделанное человеческими руками. Агафангел, армянский писатель IV века, говорит: “***”, т. е. “кумиры созданы людьми”. Отсюда ясно, что это слово, служившее первоначально выражением понятия кумир, в эпоху хрисианскую было перенесено на понятие божество и стало выражать понятие: Бог. История языков представляет нам не один пример подобного рода метаморфозы слов, выражавших в древнейшем периоде одно, а в позднейшем другое понятие.

2. Никто не в состоянии постичь всего созданного... За этой фразой в подлиннике следует другая, смысл которой ускользает от нас потому вероятно, что она искажена переписчиками: мы ее опустили в нашем переводе, но тем не менее не лишним считает выписать ее здесь: “***”.

3. Для ясного разумения этого введеyия нашего автора необходимо вспомнить, что он жил в XIII веке, был к тому же лице духовное и отражал в себе понятия, господствовавшие в его время. Его миросозерцание представляет собою совокупность понятий, бывших в ходу между тогдашними представителями армянского духовенства, которое выросло на началах, служивших основою воспитанию как восточного, так и западного духовенства. Эти понятия имеют свое начало в творениях отцев первых веков хрисванства, для которых точкою отправления в этом случай служило буквальное понимание мест св. Писания, из которых повидимому можно было выводить космографические понятия. Подобно всем отраслям человеческого знания, которые вcе пропускались сквозь эту призму, и наука о земле и явлениях воздушных также, в течении многих веков, имели ту же участь. Пытливому уму человеческому не легко было высвободиться из-под этого гнета, тяжесть которого испытали на себе, между прочим, Колумб и Галилей. К чести человечества должно сказать, что, не смотря на гонения и истязания, которым подвергались лучшие его представители при изучении природы и ее явлений, истины, ими открываемые, кончали тем, что становились общим достоянием, вытесняя собою понятия детского возраста человеческого рода. Не смотря на то, что эти понятия давно уже уступили место осязательным истинам и теперь вызывают только улыбку на уста человека нашего времени — не смотря на это, говорим, не лишено интереса возвратиться к детскому лепету отживших поколений о мироздании. Конечно, теперь ни один из тезисов древних христианских космографов не выдержит даже самой легкой критики; однако, тем не менее, не мешает по временам обращаться к отжившему, углубляться в понятия наших предков обо многом, окинуть одним взглядом поприще, пройденное последовавшими за ними поколениями и всю бездну, теперь разделяющую их друг от друга. В этом обратном взгляде на прошедшее мы найдем для себя много поучительного, особливо когда сравним результаты усилий человеческого ума по космографии и физике с теми результатами, до которых мы дошли при изучении физического мира. Конечно, не мы взглянем презрительно на лепет старшей нашей братьи в деле науки, потому что и в этом лепете мы усматриваем неудержимое стремление человеческого ума к разъяснению причин тех и других явлений видимого мира, представляющихся ему.

Лучшие духовные армянские писатели, начиная с V века и во все продолжение средних веков, наравне с отцами греческой и римской церквей, с небольшими видоизменениями, проповедывали о мире те же самые понятия, какие мы встречаем у нашего автора. Езник, один из переводчиков, св. Писания на язык армянский, ученик патриарха Саака и св. Месропа, живший в V веке и воспитанный в Афинах, в своем сочении, известном под заглавием: “Опровержение ересей” — ***, излагает воззрение на мир, основанное будто бы на св. Писании, которым он вооружается против таких же воззрений Гезиода, Пифагора, Платона, Стоиков, Епикурейцев, Зендистов, Маркионитов и др. Это воззрение тожественно с понятиями о мире Василия Великого, Севериана гевальского, Диодора тарсийского, Евсевия кесарийского, Блаженного Августина и др. Его же разделяют, вмести с Варданом, и пaтpиapx армянский, знаменитый Нерсес Благодатный, Мхитар айриванкский, Иоанн Тцортцореци и все армянские духовные писатели процветавшие в Киликии в периоде царей Рубенидов. Чтобы возобновить в памяти наших читателей это стародавнее учение наших предков о мире, навсегда уступившее место великим открытиям Галилея, Кеплера и Ньютона, изложим его здесь для того еще, чтобы оно, с другой стороны, послужило пояснением Введению нашего автора. При этом мы имеем для нашего руководства прекрасную статью Летрона (см. Revue des deux mondes, 15 mars 1834, p. 601-633) и в высшей степени интересный Трактат Иоанна Тцортцореци, ***, армянского писателя, жившего в последних годах XIII столетия и оставившего нам систематическое изложение космографии и физики своего времени. С помощию этих двух тракратов, мы постараемся дать нашему читателю возможно полное и точное понятие о воззрении христианских учителей на мир.

Свод этих воззрений представляет нам Косма Индикоплейст, живший в Алексанрдии в начале VI века. После долгого путешествия по индийским морям для торговых дел своих, он вступил в монастырь, где в тишине уединения написал много сочинений, из которых дошла до нас одна его Христианская Топография. Это сочинение, написанное в 535 году, было известно Фотию, который сделал из него подробное извлечение. Весь интерес сочинения Космы заключается в некоторых любопытных подробностях об Индии, которую он посетил во время своих путешествий. Не взирая на это, по самой основе своей, книга его представляет собою одно из любопытнейших сочинений того времени. В ней автор думал положить прочное основание космографической системе, но его мнению, православной, т. е. совершенно согласной с буквою Библии. Астрономическая ее часть в высшей степени нелепа, а географическая — кишит неверными понятиями. Если бы его книга представляла только индивидуальное мнение, то, конечно, не стоила бы внимания; но так как и космография и география Космы отражают на ceбе мнениe корифеевь первых веков христианства, то мы неизлишним считаем остановиться на них хоть не долго.

Косма направляет свои нападения на мнения александрийской школы о шарообразности земли и о существовании антиподов. Он доказывает во первых, что св. Писание будто бы отвергает эти вредный мысли; а во вторых, что нелепо воображать, чтобы люди могли жить головою вниз и ногами вверх, и чтобы дождь мог идти со всех четырех сторон горизонта, диаметрально противоположных одна другой. По его мнению, земля ничто иное как гладкая поверхность, окруженная океаном. За этой землей простирается другая земля, где люди жили до потопа, куда, впрочем, теперь они не могут проникнуть. Земля эта окружена высокими стенами, на которые твердь, как обширный свод, опирается со всех сторон. Таким образом мир представляется сундуком, которому земля служит как бы дном, а небо — крышкой. Далее он говорит, что земля сама по себе похожа на стол, который вдвое длиннее своей ширины, и сравнивает ее со столом хлебов предложения, поставленным в скинии. Он полагает, что нельзя усомниться в верности этого сравнения, если вспомним, что на каждом из четырех углов этого стола лежало три хлеба предложения — символ трех месяцев каждого времени года, и что четыре угла этого стола выражают собою солнцестояния и равноденствия.

Мир Космы, или как он сам называет его, большой продолговатый сундук, разделяется на две части. Первая из них — жилище людей, простирается от земли до тверди, под которой звезды совершают свои движения: тут живут ангелы, которые не подымаются выше. Вторая часть простирается, начиная от тверди, до самого верхнего свода, которым заключается мир. На тверди покоятся “небесные воды”; за этими водами находится “царство небесное”, куда Иисус Христос вступил первый, проложив путь жизни всем христианам.

За тем Косма приступает к объяснению небесных явлений, каковы последовательное явление дней и ночей и изменения времен года. Он говорит: земля или этот продолговатый стол, окруженный высокими стенами, разделяется на три части: а) на обитаемую землю, занимающую средину; b) на океан, окружающей эту землю со всех сторон, и с) на другую землю, в свою очередь окружающую океан и граничащую высокими стенами, на которые опирается твердь.

Обитаемая земля постепенно возвышается с юга к северу, так что южные страны находятся ниже северных. “Вот почему, — говорит он, — Тигр и Евфрат, текущее с севера на юг, имеют течение более быстрое, нежели Нил, который течет совершенно по противоположному направленно. На крайнем севере находится большая гора конической формы, за которою скрываются солнце, луна и звезды, совершающие свой путь вдоль небесного свода между высокими стенами, окружающими землю. В косвенном своем движении эти светила никогда не проходят под землею: они только вращаются кругом большой горы, скрывающей их от нашего глаза. От удаления или приближения солнца к северу, следовательно от понижения или возвышения его на небе, зависит, что оно скрывается за горою на точке, более или менее отстоящей от ее основания и остается затемненным на более или менее продолжительное время”.

По мнению Космы, не только солнце и луна, но и все светила, управляются отдельными духовными силами, т. е. ангелами, которых он сравнивает с лампадофорами. Ангелы же приготовляют дождь, собирают тучи, управляют ветрами, росою, снегом, жаром, холодом, словом — всеми метеорологическими явлениями.

Как мы уже выше заметили, эта система представляет собою не субъективный взгляд Космы на космографию, но заключает в себе понятия, более или менее распространенные между христианскими учителями первых веков. Косма сам указывает на источник, откуда он заимствовал это воззрение: “Я изложил понятия о виде миpa не по собственному своему мнению или предположениям: они основаны главным образом на устных уроках божественного мужа и великого учителя, Патрикия, который прибыл сюда из халдейских стран в сопровождении своего ученика, Фомы едесского, следовавшего за ним всюду в его путешествиях. Ему-то я обязан истинным и благочестивым учением: он теперь избран на епископский престол всей Пepcии”.

Рядом с вопросом о виде земли, шел другой, не менее важный, вопрос “о числе небес”. На основании многих мест Писания, первые толкователи, а за ними и духовные писатели последующих веков, при буквальном толковании слов: “небеса, небеса небес”, довольно часто встречающихся в Библии, при объяснении выражения — “третье небо”, употребленное апостолом Павлом, пришли к тому заключению, что небо не одно, и что небес много. Толкователи несогласны были между собою только в числе небес и в том, как они распределены. Одни считали дерзновенным желание определить число небес, между тем как другие насчитывали их семь, восемь, девять и даже десять небес, которые они представляли концетрическими кругами, опирающимися на землю, из которых каждый имел свое название. Одни исчисляли эти полукруги в следующем порядке: aer, aether, olympus, spatium igneum, firmamentum, coelum angelarum, coelum Trinitatis; другие распределяли совершенно иначе, а именно: за coelum Trinitatis следует empyreum, coelum aqueum sive chrystallinum, firmamentum, spatium igneum, olympum, coelum aethereum, coelum aerum.

He все толкователи одинаково изъясняли тексты Библии, касающиеся этого вопроса. Оставляя в стороне “третье небо” св. Павла, которое они понимали в Фигуральном и даже в символическом смысле, они придерживались Книги Бытия и допускали только “два неба”. Этого мнения держался и Косма: его разделение мира на “два этажа” было вообще принято всеми. Диодор тарсийский (IV века), Севериан гевальский, живший около того же времени, Евсевий кесарийский, Bacилий Великий и другие были того же мнения. Косма говорит, что “нижнее небо” разделяли от “верхнего” небесные воды; и это свое мнение он основывает на Книге Бытия: “Да будет твердь посреде воды, и да будет разлучающи посреди воды и воды... И сотвори Бог твердь и разлучи Бог, между водою, яже бе под твердию, и между водою, яже бе над твердию.” К этим он присоединяет еще другие тексты, приводимые им из Моисея и Давида.

Какое именно место занимали ангелы в физическом мире? Так как Моисей не указывает на их жилище, то духовные писатели, еще прежде Патрикия и Космы, утверждали, что ангелы занимают пространство между небом и землею, именно там, где апостол Павел помещал злых духов (см. посл, к Ефес. II, 2; VI, 12). Мнение относительно ангелов-лампадофоров, управляющих движениями светил, Косма заимствовал у Феодора мопсуестского, который в этом имель себе много последователей.

Учители, разделявшие мнение Феодора, различно понимали движение, сообщаемое светилам ангелами: по одним — ангелы носили их на плечах; по другим — ангелы катали их перед собою, или же влекли за собою; Косма же думал, что ангелы носили в руках светила, как лампады.

Между древними духовными писателями господствовало мнение, что скиния Моисеева была устроена на подобие миpa, из чего заключали, что мир имееть вид скинии. На этом основании Севериан гевальский и Диодор тарсийский воображали себе мир двух-этажным домом. Диодор и с ним Косма, продолжая далее свое сравнение, уподобляли небо “палатке, верхняя часть которой “сводообразна”.

В этом воззрении есть еще черта, нераздельная с формой миpa и с движениями светил, которая встречается также у Диодора тарсийского, Ceвepиaнa гевальского и Феодора мопуестского, а именно — “постоянное возвышение земли”, начиная с юга до севера, и “большая гора”, за которой всякий вечер скрываются светила.

Таковы главные космографические идеи, которые думали извлечь из буквального толкования библейских текстов: плоская земля; небо, образующее собою твердый свод, над которым слой небесных вод!

Если не ошибаемся, знакомство с халдейским миром имело, в свою очередь, значительное влияние на образование этого воззрения. Этому доказательством служить с одной стороны сам Косма указанием своим на Патрикия, а с другой — духовные армянские писатели средних веков. Но прежде, нежели познакомить наших читателей с космографическим воззрением последних в трактате Иоанна Тцортцореци, остановимся мимоходом на Езнике и Нерсесе Благодатном и выдержками из их сочинений покажем — как оба эти писателя смотрели на этот вопрос. Воззрение первого заключается в следующем:

“Mиp представляет собою, — говорит Езник, — как бы колесницу, в которую запряжены четыре коня: теплота, холод, сухость и влажность. Этой колеснице какая-то таинственная сила служить возницей, который держит в повиновении четырех этих антагонистов... В эту дивную колесницу запряжены враждующие между собою кони, управляемые невидимой рукою: они несутся не прямо по одному направлению, но стремятся во все стороны, мчатся всюду, проникают все и все наполняют собою. Когда они направляют свой бег, на восток, ничто их не останавливает за то, что они не несутся на запад; когда же к северу мчатся, ничто не останавливает их за то, что они не стремятся к югу. Ибо рука возницы может направлять их во все стороны, во все четыре утла вселенной” (см. сочин. Езника “Опровержение ересей”, Венеция, 1827, стр. 17 — 18).

После этото общего взгляда на мир Езник приступает к, изложению своего воззрения на прочие части мира. Здесь мы должны заметить, что наш автор излагает свое мнение не в, систематическом порядке, но смотря по мыслям epecиapxoв, или языческих мудрецов, вызывающим с его стороны то или другое возражение, основанное на библейских аргументах. Поэтому и в нашей передаче его мнения читатель не найдет строгой последовательности.

“Солнце, луна и звезды, — говорит Езник — ходят под небом... а небо и земля утверждены Творцем как неподвижные сосуды, заключающие в себе все, в них находящееся; светила же зажжены, как свечи, для рассеяния мрака из среды этого великого дома”...

“Небо неподвижно, а вращаются одни светила. Если бы небо постоянно обращалось, то каким образом на одном и том же востоке солнце является каждый день, а луна на одном и том, же месте является только раз в месяц? К тому же есть звезды, которые в течении года едва возвращаются на прежния свои места; есть и такие, которые возвращаются в двенадцать лет, другие — в полтора года, а иные — в тридцать лет” “Опыт доказывает, что звезды, видимые на небе ночью, там же находятся днем. Если бы небо вращалось, то мы не видали бы их ночью там, где они и днем находятся; но так как они путь свой совершают по одному и тому же направлению, как и луна, то ясно, что они ходят, а не остаются неподвижными”.

“О движении светил упоминается во многих местах св. Пасания. Так, напр., когда Исус Навин повелель солнцу остановиться против Гаваонской долины, а луне нротив Элонской дебри, он не небу сказал остановиться в своем течении, но светилам; из чего следует, что небо неподвижно, а светила движутся. . . В Еклесиасте писано: “И восходит солнце и заходит солнце и в место свое влечется, cиe возcиявая тамо, идет к югу и обходит к северу”, — желая этим доказать, что днем по южной стороне оно идет к закату, а ночью по северу возвращается к востоку по подошве гop, как учат мудрецы, а не по морю, как говорят, и не noд землею; ибо нод землею — ничто, как говорит Иов: — “Повитая землю ни на чемже”.

“Но спросят: каким образом земля со всей своей тяжестью можеть держаться ни на чем? — Взгляните на небесную твердь, которая ни на чем не держится; и тогда вы убедитесь, что Кто словом своим утвердил небеса ни на чем, Тот и землю поставил ни на чем: и что но Его-то повелению и небо и земля остаются неподвижными”.

Вопрос о множестве небес Езник разрешает следующим образом:

“Откуда взято выражение: третье небо, когда Моисей указывает только на два неба? — Как во всем, так и в этом случае язычники впали в заблуждение: одни из них допускают десять небес, другие — семь, а Маркион — три. В подтверждение своего заблуждения они приводят слова св. Писания, где небеca и небеса небес употребляются в смысле множества. В Писании потому говорится небеса и небе и нeбec, что в еврейском языке нельзя сказать небо, точно также как в сирийским не говорится вода или небо, потому что и то и другое употребляется в смысле множественном. Это доказывается еще тем, что в греческом переводе семидесяти толковников говорится: “В начале сотвори Бог небо и землю”. В сирийском же языке, так как не говорится небо, то и сказано: “В начале сотвори Бог ят-небеса и ят-землю”. Хотя у Сирян и не говорится о небе в единственном смысле, однако, прибавление слова ят, означающее вещество, как бы выражает единство вещества одною неба. К тому же видимую твердь, которая отделилась от вод, толковники перевели словом небо. Из чего явствует, что верхнее и нижнее небо составляют два неба, а не три, или много небес".

“Указывают на апостола Павла, который говорит о восхищении на третье небо. Но противники наши не знают, что неизвестно: разумеет ли Павел под своими словами — до третьего неба или до третьей части из многих частей одного неба? Апостол не говорит до третьего неба, но до третьей части неба; из чего можно заключить, что Павел намекает на третью часть из многих частей неба, куда он был восхищен. По этому-то он и присовокупляет, что был восхищен в рай; а мы знаем, что рай был не на третьем небе, а на земле” (Езник, стр. 259 — 262).

Как читатель сам видит, Езник — такими же глазами смотрит на мир, какими смотрели вообще древние писатели.

Космография нашего Вардана, хотя и сжата, но довольно полно изложена в его Введении, куда и отсылаем читателя.

Нерсес Благодатный, один из замечательнейших отцев армянской Церкви, вступивши на патриарший престол во второй половине XII столетия, в разнообразных своих сочинениях коснулся, в свою очередь, этого вопроса в одном стихотворении, известном под заглавием: “Небо и его украшения” — ***. С легкой руки Горация и Виргилия, в продолжении средних веков, не переставали облекать в стихотворную форму все — и летопись, и истоpию, и панегирик, и теории наук и искусств, и богословение вопросы и даже космографии. Нерсес Благодатный не избег этой моды, господствовавшей в его время. В вышеуказанном своем стихотворении он тщательно воспевает “небо с его украшениями” с космографической точки зрения. Он его написал по просьбе друга своего, знаменитого врача и астронома, Мхитара Хераци'. В этом стихотворении Нерсес олицетворяет небо, которое само изображает себя в следующих выражениях:

“По сущности своей я — первоначальное создание. Вечно-сущий вытянул меня в дивный свод. Я разделяю верхние воды от вод нижних... я — среда, разделяющая бесплотные существа от телесных, и потому заключаю в ce6е качества и тех и других: подобно бесплотным я не подлежу осязанию рук человеческих, подобно телу я бываю видимо человеческому глазу.

“Я единостихийно, одноцветно, всюду одинаково... не подлежу никакой мере... обнимаю собою и чувственные и бесчуственные существа. . .Я имею вид полушария, как палатка. По существу своему я неподвижно, хотя и двигаюсь безостановочно. Я — основание и конец всего вещественного.

“Подо мною — бездна, надо мною — высь; но бездна и высь для меня относительны: я не остаюсь всегда в одном и том же положении, но вращаюсь — тогда бездна становится высью, а высь — бездною.

“Я вечно вращаюсь, быстро лечу, меня никто не догонит: не останавливаюсь ни на одно мгновение ока.

“Я служу великому дому (т. е. земли) потолком, его облегающим, не поддерживаемым никакими столпами: меня раскинуло и вытянуло как шатер Божие слово, а не веревка.

Я не старею и не теряю блеска своего цвета от долготы времени. Мой цвет не вредит глазу, и глаз не утомляется, глядя на меня.

“Я — виновник троякой жизни: жизни пернатых, земноводных и живущих в море, которым я снова служу могилой, и только одному разумному существу — местом воскресения. “Я раздаю время: одним больше, другим — меньше...

“Я раздаю время: одним больше, другим — меньше...

“Днем я украшаюсь блестящим карбункулом, который как жених страстно обнимает свою невесту — влажность; ночью (украшаюсь) чем-то светозарным и кристаллообразным, которое каждые пятнадцать дней то растет, то умаливается, производя сырость и влажность, соединяющаяся с теплотою. От их смещения получает свое начало все: и травы, и растения, и животные.

У меня вместе с ними (т. е. солнцем и луною) есть еще семь горящих лампадок... изображающих собою семь дней творения...

“У меня есть великолепный город на круглом основании, а в нем двенадцать башен с изображениями животных: в этих башнях семь планет имеют свое пребывание...

“У меня есть также разнообразные драгоценные каменья, из которых одни слабый, другие — блестящий издают свет...

“Число семь, которым ограничивается число планет, имеет для нашего прсходящего мира символическое значение. Когда кончится седьмой период тысячелетия, колесо (времени) погрузится в бездну. Бесчисленное множество неподвижных звезд выражает собой восьмой нескончаемый век, в котором нет ни годов, ни месяцев, ни времени, ни разделения времени, ни столетий, ни тысячелетий; ибо тот безвечерний, безконечный день вечно светел. Он не нуждается в солнце, как земной день, или в луне и звездах, как земная ночь; в особенности, когда покажется неприступный свет Божества, тогда порядок нашего мира изменится и все возобновится.

“Я свертываюсь, как сверток завещания или как пергамент, когда он чует дыхание огня”...

И здесь мы встречаем знакомые уже понятия: сводообразность неба; верхние и нижния воды; неподвижность неба, служащего земле потолком; планеты, горящие как лампады; зодиак в виде города на круглом основании, с двенадцатью башнями с изображениями животных, с башнями, в которых имеют свое пpeбываниe планеты, и пр. и пр.

Теперь представим нашему читателю обещанный в начале этого примечания трактат Иоанна Тцортцореци. Он интересен во многих отношениях: во первых, он резюмирует все, что сказано по вопросу о космографии древнейшими христианскими писателями; во вторых, он показывает, какие успехи сделала эта наука с IV века по конец ХIII столетия; и в третьих, он дает нам ясное понятие о состоянии физики в XIII веке, конечно, на Востоке.

Автор этого трактата, как мы сказали, Иоанн Тцортцореци (Тцортцорекий монастырь, *** находился в Артазе в Васпураканском провинции Великой Армении), по прозванию Плуз (Плуз *** — слово позднейшего происхождения, имеющее двоякое значение: а) голубоглазый n b) маленький), уроженец Езенка, что в провинции Бардцер-хайк' (Верхняя Армения). Он жил в последних годах XIII столетия и воспитывался под руководством Вардана Великого. По окончании своего учения, он удалился в Тцортцорский монастырь, где жил долгое время, занимаясь в этом уединении богословскими и светскими науками. Он занимает почетное место между армянскими писателями этой эпохи по причине многосторонней и разнообразной своей учености. Дошедшие до нас его сочинения, большею частию, духовного содержания и заключаются в толкованиях, панегириках, духовных гимнах и т. п. Он писал в прозе и стихах и, сообразуясь с назначением своих сочинений, писал их или древне - армянским языком, следуя классическим образцам V века, или же простонародным популярным языком своего времени. Трактат о космографии, который читатель найдет ниже, должен быть отнесен к популярным трудам Иоанна. В предисловии, которое Иоанн предпослал своему трактату, он говорит, что вызван был к этому труду во время своего путешествия в Иверию (733-1284 г.) настоятельною просьбою Вахтанга, младшего сына армянского вельможи, барона Омека, поселившегося тогда в Тифлисе (О бароне Омеке упоминают Вардан и Киракос в своих Историях). Перевод свой мы сделали по изданию, вышедшему в 1792 г. в Ново-Нахичеване; оно носит следующее заглавие: *** — и состоит из двух отделов — прозаического и стихотворного. И тот и другой имеют предметом один и тот же вопрос. Прозаический отдел, нами переведенный, сам автор называет: “О движении неба”. Его-то и предлагаем нашим читателям в буквальном переводе, в точности сохраняя разделение на главы, сделанное Ианном Тцортцореци.

I

О небесах: сколько их и какою мудростью они созданы из ничего по Божию повелению?

Создатель Бог мудростью и могуществом сотворил весь видимый мир. Могущество Его является в том, что Он из ничего создал все творения, а мудрость Его видна из того, что Он с изящным искусством устроил небеса и землю.

Для устройства мирa Бог сотворил четыре вещи: огонь, воздух, воду и землю, которые суть стихии и корни всего существующего и в то же время находятся между собою в антагонизме. Все творения от них получают свое начало и рождение; от них произошли времена года, растения и животные. Эти четыре стихии были необходимы: ибо без земли не было бы плотного тела; без воды — смешения и соединения; без воздуха, т. е. ветра, не было бы движения; а без огня — цвета (*** — couleur) и видимости. И потому Бог создал все чувственное и вещественное из земли, одел его в зелень через посредство воды, сообщил ему движение через воздух, видимость и цвет посредством огня. Об этом именно и говорил великий пророк Моисей: “В начале сотвори Бог небо и землю”. Небо состоит из огня и воздуха; земля — из праха и воды (***.Тут наш автор вдается в толкование слов: *** - небо и земля: толкованиe, которое, признаемся, никуда не годится).

По сотворении этих четырех стихий искусство Божией мудрости явилось в Его творениях. Ибо земля, по причине своей тяжести, заняла низ; вода поместилась на земле; воздух, так как он легче воды, стал над водою; огонь, который легче воздуха, занял пространство над воздухом, заключающим в ceбе влажность воды.

Объясню все сказанное примером: если мы возмем песку, воды и масла и бросим их в глиняный сосуд, то песок сядет на дно, вода пойдет сверху, а масло станет выше воды; глиняный же сосуд совмещает в ceбе все это. Подобно этому распределились и четыре стихии: огонь, который по своей сущности легок и имеет движение к верху, шарообразно окружил прочие три стихии; промеж них проник воздух, подул и через то разделил их на шесть сторон: вверх, вниз и в четыре стороны свита; — это образование последовало за огненным небом, в лоне которого находится ветер как бы заключенный в сосуде. Земля же наша, т. е. земля и вода, утвердилась посреди небес.

Это и есть огненное небо, которое создал Бог в первый день творения: оно разделяется на два полушария, ***; как над землею оно сводообразно, точно таково оно и под землею. Ибо оно (равно) отстоит от земли во все шесть сторон: над землею небо стоит выше земли на такое же расстояние, на какое под землею находится нижнее углубление или лоно. Точно на такое же расстояние отстоит небо от земли на восток, на запад, на север и на юг.

II

О втором небе и о том, как оно вращается.

Мы говорили о первом небе, т. е. об огненном, которое называют также эфиром. Второе же небо, следующее за ним есть твердь, которую создал Бог во второй день творения; ибо Бог сказал: “да будет твердь посреди воды, и да будет разлучающи посреде воды и воды: и бысть тако”. И так как лице земли покрыто было водою, то по повелению Божию воздух, он же ветер, проник в воду и поднял половину воды вверх сводообразно, как шатер. Этот воздух и вода, находящаяся над воздухом, названы твердью. И это второе небо, состоящее из воздуха и воды, находится ниже первого и верхнего неба, т. е. огненного.

Третье небо — воздушное, где находятся солнце, луна и звезды: св. Писание называет его небом; ибо сказано: “и сотвори Бог светила и положи я на тверди небесней”.

Эти три неба отстоят одно от другого; ибо как воздух (т. е. воздушное небо), в котором находятся светила — далеко от земли, точно также и водный свод далеко отстоит от воздуха. На таком же расстоянии находится огненное небо от воды.

Эти три неба беспрестанно вращаются кругом нашей земли. Вращение огненного неба не подлежит ни зрению, ни числу, ни мере. По вращению неба, нами видимого и вмещающего в себе светила, мы заключаем о вращении верхнего (огненного) неба. Если тебе кажется невероятном, что вода держится над воздухом и во время вращения не льется; то, чтобы убедится в том, взгляни на облако: оно берет воду из моря или из рек, подымается и спускает дождь на землю; и, не смотря на то, что оно обремено водою, берет эту воду и поднимается с нею; между тем ветры подступают под это облако и уносят его в небо, вода же нельется вниз; ибо по всесильному повелению Божию она держится, завернутая воздухом. По Божию мановению, она льется дождем там, где будет указано. — Точно также и водное небо, находящееся ниже огненного и выше воздушного неба, вращается беспрестанно, как эти последния.

III

О земле и о том, каким образом при вращении неба земля остается неподвижною, между тъм как небо в вечном движении.

Одни из мудрецов говорят, что земля имеет вид тарелки; другие же уверяют, что она кругла, как шар; что небо окружает землю и что земля занимает средину в небе. Ветер, находящийся под землею, дует вверх и тем препятствует земле спускаться, между тем как естественная ее тяжесть не дает ей подняться вверх. Таким образом она остается неподвижною в средине.

В земле находятся жилы огня, жилы воды, даже жилы ветра. И так как земля в следствие своей тяжести тянет к низу, а ветер отталкивает ее к верху, то вода, занимающая средину, просачиваясь сквозь землю, вяжет ее, образует твердую массу и сгущается; масса земли таким образом получает твердость. Где жилы огня, там показывается теплая вода; а где жилы ветра, дует ветер из-под земли и тонкие слои подымаются; таким образом бывает землетрясение по повелению Божию, когда Он желает наказать нас.

Небо быстрым своим вращением не дает земле нашей опускаться в нижнее полушарие. Так как земля тяжела, и воды моря находятся на ее поверхности, то тяжесть земли и воды не позволяют ей подняться; а ветер, бывший внизу, не позволяет ей опускаться.

В доказательство тому, каким образом земля наша держится в средине небес, возмем в пример куриное яйце: желток, занимающий в нем средину, то же что наша земля; белок представляет собою воздух, а тонкая оболочка, следующая за белком, изображает собою водный свод; скорлупка — огненное небо. Возмем другой пример: на острове Крите существует храм, построеный из магнита, в нем висит статуя из железа: тяжесть железа тянет ее к низу, сила магнита притягивает к верху. В следствие этого статуя остается в средине неподвижною в висячем положении. Точно также и земля наша остается неподвижною между двумя полушариями неба по повелению Бога, Который говорит: “Я утвердил столпы ее”.

IV

О море, и вообще о всех водах.

Во второй день творения Бог повелел, говоря: “да соберется вода, яже под небесем в собрание едино, и да явится суша: и бысть тако... и собрания вод нарече моря”. Поэтому мудрецы и говорят, что под землею, в земле и кругом земли находится вода со всех сторон. Тому, что под землею находится вода, свидетельствует Псалом: “Он сам положил основание земли на море”. На земле находятся воды морские, называемые бездонным морем. Кругом земли также находится вода, которую называют океаном - морем : в это море, окружающее нашу землю, не входят корабли, ниже живет в нем какая-нибудь тварь, потому что течете его чрезвычайно стремительно и оно быстро вращается около земли нашей при помощи ветра. В море же, которое на земле, входят корабли, в нем живут животные и в средине его находятся горы и холмы.

V

Какое назначение этих вод, созданных Богом?

Вот какое: во всех вещах присутствует огонь с полезною целию. Растения и плодовитые деревья созревают посредством теплоты огня. Польза от огня, употребляемого людьми, всем известна. В южных странах жарко, даже знойно бывает, не только в следствие солнечного зноя, но и потому еще, что здесь естественный огонь присутствует в воздухе и, как вода, сгущен воздух, который называют огненным морем. Творец с великою мудростью сотворил воду в такой мере и в таком весе, дабы она могла противодействовать огню. Верхний водный свод назначен к тому, чтобы сила ветра, находящегося под ним как подпора, не подняла его к верху и не разорвала бы небесного свода, или же не сдвинула его с назначенного ему места, как это бывает с облаками, которые разрывает ветер, и что мы называем громом. Водный свод, занимая место между ветром и огненным небом, служит преградою для ветра. И как ветер препятствует падению массы воды, точно также водный свод противится огненному небу, становится ему пищею, дабы не сгорел мир от сильного огня, ибо от действия солнечного жара и огненного неба легко мог бы сгореть мир. Вот почему и морская вода делается пищею солнцу и другим светилам. Таким образом и водное небо противодействует огненному небу. Как свет лампадки через светильню высасывает масло и тем уменьшает его количество; и как врач посредством банки вытягивает и высасывает кровь, точно также светила и огненное небо сосут воды. С истощешем воды настал бы конец миру, как с истощением масла погасает лампадка.

За водою, находящеюся около краев земли, нет ни гор, ни других мест, могущих служить ей гранью. Обуреваемая сильным ветром, эта вода быстро вращается и тем сообщает плотность поверхности земли, которая, по повелению Божию, стоит ни на чем.

VI

От чего происходит соленоватость воды? какая тому причина, что все реки, впадая в море, не наполняют его, и море не выступает из свонх пределов?

Морские воды потому солеповаты, что солнечная теплота, высасывая и извлекая из них пресную, чистую, вкусную воду, переносит ее в воздух; оставшаяся же на месте вода и густа и солена и горька и мутна.

Воды в море потому остаются в одном и том же количестве, что излишек их от впадающих в него рек высасывает солнце. Если бы, например, налить воду в котел и греть ее на огне, то отделяющимися парами уменьшится количество воды; и если не подбавишь воды в котел, вода, убавляясь мало по малу, совсем улетучится. Также разумей и это: если бы реки не впадали в море, теплота солнца совершенно истребила бы воду в море.

Вот другое доказательство тому, что солнечная теплота, высасывая чистую и вкусную воду, оставляет в море одну соленую и горькую. Говорят, что когда у моряков истощается запас воды и им ничего не остается пить (ибо морская вода горька), тогда они черпают из моря горькой и соленой воды, наливают в котлы и кипятят; большими кусками губки, как бы крышками, покрывают эти котлы; губка вбирает в себя подымающиеся пары и влагу; потом, выжимая ее, собирают воду, приятную для питья.

Есть и другая причина — почему вода в море не прибавляется и не убавляется: излишек воды от рек, протекающих по поверхности земли и вливающихся в море, под землею всасывается жилами, передается горам и бьет ключами по равнинам. Таким образом что прибавляют реки своим падением в море, то убавляется, отделяясь ключами.

VII

О воздушном небе, где находятся светила.

Божественное Писание говорит, что Бог сотворил светила и поставил их на тверди небесной, дабы oне осветили землю. Это воздушное небо разделяется на восемь частей, из коих семь называются небом планет, а осьмое — планетным шаром. Планетные небеса называются также семью кругами, семью поясами и семью небесами, и в каждом из этих небес находится по одной планете. Планеты, считая с верхней до нижней, суть следующая: Зух'аль, Мушт'арн, Меррих, Шамс, Зюхре, Ударит и Х'амар это — названия их поарабски; по-армянски же они называются, Ереван — Сатурн, Лусеит'аг — Юпитер, Херат — Марс, Арег-акен — Солнце, Лусабер — Луцифер, П'айлатцу — Меркурий, Лусин — Луна (Название планет в подлиннике была выставлены только поарабски и поармянски; римские названия приложены нами). Выше всех стоит Зух'ал, ниже всех Луна.

В неподвижном шаре находятся двенадцать знаков зодиака. Все же небо разделяется на двенадцать частей и каждый знак зодиака имеет свое место на небе. На этом основании мудрецы разделили землю на двенадцать частей, распределив их по знакам зодиака и по свойствам последних. Мир имеет вид человека: Овен занимает место головы в этом человеке и Парсию; Телец — его шею и Вавилонию; Близнецы — руки и плечи его и страну Гамиров (Каппадокию); Рак — грудь его и Армению; Лев — его спину и ребра и Азию; Дева — желудок и Элладу; Весы — оба бока его и Ливию; Скорпион — детородные члены и Крит; Стрелец — икры его и Италию; Козерог — оба колена и Ассирию ; Водолей — голени его и Египет и Кафе; Рыбы — половину обеих ног его и Индию.

Двенадцать знаков зодиака на небе суть двенадцать месяцев года. Каждый знак имеет тридцать степеней (Т. е. градус), соответствующих тридцати дням месяца. Все же небо разделяется на 360 степеней, соответствующих 360 дням года. Остальные же пять дней составляются исчислением дробных частей.

Знай, что от вращения неба происходят часы, из коих двадцать четыре составляют сутки; часы составляют дни, дни — недели, недели — месяцы, месяцы — годы, годы — время, которое раждается от круговращения неба.

VIII

О том, каким образом двигается и обращается шар небесный, и о ходе солнца, луны и звезд.

Вот объяснение тому — каким образом вращается небо, и как по обращению его считаются часы и дни: когда половина зодиакального знака находит на землю, а эта половина равняется пятнадцати степеням, которые в свою очередь равняются одному часу; когда же целый зодиакальный знак находит на землю, тогда день убавляется на два часа.

И разумей это по следующему примеру: положим, теперь весна, и солнце находится в Овне. Овен подымается на два часа, Телец тоже на два часа, Близнецы — на два часа, Рак — на два часа, Лев — на два часа и Дева на два часа: эти шесть знаков зодиака поднимаются в продолжении дня в двенадцать часов; потом наступает вечер; тогда Овен проходит чрез запад на нижнее полушарие, Весы же восходят на востоке. Также за Весами являются другие шесть знаков зодиака до рассвета в продолжении двенадцати часов ночи, что и составляет двадцать четыре часа ночных и денных. За тем снова восходит Овен, в котором находится солнце. По этому одному зодиакальному знаку разумей и остальные двенадцать.

Шесть знаков зодиака всегда находятся над землею, а шесть под нею. В продолжение дня и ночи земля обращается один раз, и в этом своем вращении ведет за собою и солнце и луну и звезды.

IX

Как узнать, что солнце и прочие светила текут на восток?

Знай и следующее: небо двигается с востока на запад; солнце, луна и звезды от запада идут на восток и, держась севера, спускаются на юг, и, обратившись к северу, подымаются и друга светила в направлении, противоположном движению неба. Например, когда человек входит в реку и идет вверх по течению, река, в которой находится человек, быстро протекает, между тем как он в воде медленно подается вперед. Другой пример: если поставить муравья на жернов мельницы, и положим, что муравей пойдет по направлению, противоположному движению жернова, мы заметим, что быстрое двнжение жернова будет останавливать ход муравья, который найдется вынужденным идти по другому направлению; не смотря на то, жернов, в быстром своем движении увлекая его, будет вращать его с собою.

Можешь заметить это и в луне, которая при своем рождении, при закате солнца, показывается на западе и с каждым днем ближе подвигается к востоку. По прошествии пятнадцати дней, во время полнолуния она уже показывается на востоке. И потому ежедневное восхождение ее на востоке и захождение на западе ничто иное как движение неба, которое ведет ее с собою и обгибает мир, между тем как она в своем течении идет на восток. Другим доказательством может служить тебе течение солнца: знаки зодиака расположены в последовательном порядке и близко друг к другу, а именно: Овен, Телец, Близнецы и пр.; солнце же, прошед чрез Овна, входит в Тельца, из Тельца входит в Близнецы и таким образом, в продолжение года, проходит все небо и двенадцать знаков зодиака. Но ежедневное восхождение с востока и захождение на запад, что мы замечаем, ничто иное, как небо, ведущее его с собою.

X

О четырех временах года.

У светил есть еще другого рода движение и течение, ко торое совершают они от севера к югу и от юга к северу, от чего и происходят четыре времени года: весна и лето, осень и зима.

Стран света четыре: восток и запад, север и юг.

Мудрецы разделили мир на двенадцать частей. Они говорят, что Индия занимает средину мира. От Индии к югу находятся четыре (из уномянутых) частей света, который необитаемы по причине знойного и огненного свойства воздуха, и называются жарким поясом. От Индии к северу пространство заключает в себе семь частей (света): тут (воздух) благораствореиный, здоровый для пернатых, и страна — удобообитаемая для человека. Но та часть мира, которая находится за этими семью частями на севере, по причине жестокого холода и стужи, необитаема для человека: тут царство мороза, холодного ветра и воздуха.

Южная страна — огненного, жаркого и знойного свойства; поэтому и люди той страны от чрезмерного жару бывают смуглые, как бы окрашенные в черную краску.

Теперь, когда ты узнал четыре страны света, должен еще и то знать, что двенадцать знаков зодиака, что на небе, распределены на весь мир. Ибо когда солнце вступает в Овна (Здесь в подлиннике следуют слова, значения которых мы определить не могли и который не излишним считаем выписать здесь; вот они: ***)... Овен находится в средине неба, и прямо против него на западе находятся Весы: от этого происходит равенство дня и ночи — весеннее равноденствие. С той поры день ежедневно прибавляется на известную часть чрез три зодиакальных знака, а именно чрез Овна, Тельца и Близнецов: это время года и есть весна. Весною идут побеги от растений и корней, луга покрываются зеленью, цветы распускаются, животные и птицы начинают плодиться. Проходя через эти три зодиакальных знака к северу, по истечении весеннего времени года солнце вступает в Рака и начинается господство Середана (Т. е. Рака) — начало летнего времени года; и тогда день продолжается пятнадцать, а ночь — девять часов. Оставаясь на северной стороне три месяца в зодиакальных знаках — в Раке, Льве и и деве, солнце производит летнее время года, спускаясь ежедневно на известную часть времени. И так, как в это время солнце находится на северной стороне, поэтому оно изгоняет холод из-под земли, согревает воздух на земле, вбирая в себя влажность, под землею находящуюся, и, утучняя, укрепляет и делает зрелыми семена и плоды. Прошед через летние знаки зодиака, Солнце вступает в Весы: тогда начинается осень, воздух бывает благорастворенный и умеренный — день и ночь снова бывают равны; после чего солнце с каждым днем ниже опускается на известную часть, идя к югу: день начинает убавляться, воздух становится холодным и солнце вступает в зимнее время года. Когда солнце удаляется на юг и начинает спукаться — ночи становятся долгими, северный ветер холодит воздух, дуют холодные ветры и начинаются снега. И это происходит, от того, что солнечная теплота сосредоточивается в нижней стороне на юге, а северный ветер, усилившись, гонит теплый, южный воздух, заключает и удерживает его под землею и льдом покрывает лице земли. Вода источников зимою бывает тепла в следствие того, что солнечная теплота и сила южного огня, сосредоточившись под землею, согревают воду; летом же, когда солнце подымается к северу, оно изгоняет холод и сосредоточивает его под землею. Вот почему вода в источниках бывает холодна!

Когда солнце совершит зиму, прошед через три зодиакальных знака, а именно через Козерога, Водолея и Рыбу, тогда начинает понемногу подыматься, достигает средины неба — Овна, и снова (настаете) весна.

Вот как надобно разуметь вращение неба, течение светил и изменение времени года!

XI

О семи поясах, называемых семью кругами и семью небесами.

Под семью небесами должно разуметь места семи планет; планеты же суть следующие : Зух'аль, Мушт'ари, Меррих Шамс, Зюхре, Ударит и Х'амар.

Выше земли первый пояс составляете луна, называемая по гречески Силинос, пофранкски (Т. е. полагали) луна, поарабски — Х'амар, поармянски — Лусин: она ближе к земли, чем вcе звезды, степени же ее течения слабы и коротки потому, что свод ее по причине низкости меньше (сводов прочих планета). На каждой из упомянутых степеней луна остается два часа без четверти, в зодиакальном же знаки — два дня с половиною. В 29 дней с половиною она проходит все небо и снова раждается, и снова повторяется 291/2 дня.

Второй пояс выше Луны, это — планета П'айлатцу, называемая погречески Гермес, полатыни Меркурий, поарабски Ударит: она обтекает свое небо в 10 месяцев.

Третий пояс, это — Лусабер, называемый погречески Афродитес, пофранкски Венус, Венерус (Венера), поарабски Зюхре: она также в 10 месяцев обходит небо.

Четвертый — арег-акен, погречески Элиос, пофранкски Соль, поарабски Шамс: оно остается в зодиаке 30 дней.

Пятый — Херат, погречески Арес, пофранкски Марс, по-арабски Маррих: 40 дней остается в зодиаке.

Шестой — выше Херата, это — Лусен-т'аг, погречески Зевес, пофранкски Юпитер, поарабски Муштари: в каждой степени остается 12 дней.

Седьмой — выше Лусен-т'ага, это Еревак; погречески Кро-нос, пофранкски Сатурнус, поарабски Зух'аль: в каждой степени остается 30 дней, и в 30 лет обходите 12 знаков зодиака.

XII

О воздух, т. е. ветре.

Дивное искусство Божие единую природу вещей разделяете на множество частей, которые называются различными именами. Одна из четырех стихий — ветер, что мы называем воздухом; и она одна имеет различные наименования, каковы: ветер, тихий ветер, воздух, от которых происходят — облако, снег, иней, дуга (Т. е. Радуга.), которая опускается, гром, молния, зарница и много другого.

XIII

О том, откуда и каким образом происходят они в воздухе?

Два рода испарений, называемых бухар, выходят из земли: они тонки и подымаются невидимым для глаза образом. Из них одно влажное, другое сухое. Влажное выходит из источников, из рек и вод; сухое происходит от сухих испарений и отделяется от ветров в виде дыма. От влажного испарения образуются: туман, облако, дождь, снег, град; от сухого же испарения, т. е. от бухара миpa, происходят различные ветры, громы, сияния, молнии, огненные явления и т. п.

XIV

Что такое туман?

Туман происходит от густоты облака; ибо когда воздух сгущается, он обращается в туман. Туман — гуще воздуха и тоньше облака, имеет некоторую сырость, которая увлажняет лице земли, что иначе мы называем Марахух', *** т. е. густым туманом.

XV

Что такое гром и молния?

Когда ветер сильно дует и вбирается между облаков, он раздирает густое облако, от чего и происходят сильные звуки, называемые громом. От трения друг о друга ветров и от их давления показывается огонь, что мы называем молниею. Во всех творениях присутствует огонь и в особенности в воздухе. Когда из облака отделяется огонь, если он густ, то, падая на землю, причиняет вред; если он тонок, то воздух мешает его падению на землю и он без всякого вреда разрешается в воздухе.

XVI

Почему зимою не бывает ни грома, ни молнии?

Потому что зимою облако редеет; северный ветер, дуя постоянно зимою, делает облако редким, которое становится бесплодным, ибо только южный ветер сгущает его.

XVII

Какая польза от грома?

Так как густота облака и сильный ветер мешают падению дождя, то, когда начинается гром и облако раздирается, оно равномерно ослабевает и пропускает дождь. Например женщина, когда раждает ребенка, громогласно кричит, и кричит потому, что вбирает в себя дух, который начинает давить на дыхательный жилы, через что опускается ребенок и наконец рождается. Точно также бывает и с нашею землею: зимою она замерзает и твердеет; нужен звук грома для того, чтобы твердость земли уступила, чтобы семена и растения могли выдти из-под земли, дабы деревья покрывались цветами и чтобы все освободилось от зимних оков.

XVIII

О снеге и дожде.

Когда солнце начинает спускаться на юг, тогда север усиливается, начинает смешивать и сгущать воздух, который обращается в облако, раздробляется на части и падает на землю в белом виде, как пена: таково действие холодного ветра на тонкую воду!

Облако, которое густо и крупно падает, наывается ливнем; тонкое и мелкое называется снегом. В весеннее, летнее и осеннее время воздух вбирает в себя воду из моря и рек и подымается вверх, и от сильного потрясения облаков происходит дождь. Весною воздух утучняется влажностью воды, от теплоты солнца сгущается, опускается в море, потом начинает подыматься; тут подхваченный ветром, уносится вверх. От грома и ветра воздух раздирается, ослабевает и падает дождь.

XIX

О граде.

Град образуется от сильного и холодного ветра, дующего с севера. От сильного дуновения ветра тонкая вода, вращаясь, округляется, крепнет и сыплется на землю, иногда сильно и часто, иногда слабо. Это бывает в наставление и в наказание согрешившим.

XX

От чего происходят роса и иней?

Светила всасывают в себя через воздух воду и возносят ее; но когда восходит солнце, оно разрешает воздух, оставшаяся в воздухе вода опускается на землю и называется росою, а в холодное время падает она полузамерзшею в виде инея.

XXI

Что такое дуга (радуга), которая нисходит и называется Господ ним поясом?

Причина нисхождения дуги (радуги) заключается в влажности воздуха и в теплоте солнца. Когда прекращается дождь, оставшаяся в воздухе влажность смешивается с солнечною теплотою: влажность воздуха снизу и солнечные лучи сверху соединяются и в утонченном воздухе являются в разноцветном виде свода подобно небесному шару. Ибо цвет нашей земли, воды, огня и зеленоватость растений, смешавшись в одно, производят (разноцветность радуги). Если последняя является в виде только одного пояса, это — знак скорого прекращения дождя и прояснения воздуха; если же она является в виде двух поясов и в различных местах, то предвещает сильный и проливной дождь. Это явление существует сначала мира, ибо оно — следствие стихий, как дым есть следствие огня, из которого извлекается влажность и за тем очищается пламя. Бог дал радугу в зяамение прекращения сильных дождей.

XXII

Что такое огонь, который падает с неба и на сколько родов он разделяется?

Один род этого огня, называемый молниею, отделяется от огненного неба и, падая, нигде не останавливается; когда же он ударяет в землю, пробивает густоту земли и сожигает все, что встречает; проходит сквозь нижнее полушарие к сроднику своему (т. е. к огненному небу), откуда отделился.

Другой род (этого огня получает свое начало следующим образом): когда в следствие бури, возбужденной облаками, море приходит в волнение и со дна морского песок подымается на поверхность; тогда воздух вбирает в себя воду, смешанную с песком, и возносит вместе с водою вверх, где дует теплый и горячий воздух, который от беспрестанного трения раскаляет (этот песок) как огонь и низвергает его вниз. Достигнув земли, этот огонь сжигает все, что встречает, и гаснет: и остается в виде железа (В подлиннике стоит: *** значения слова Капша я не мог определить ceбе).

Третий род (этого огня есть тот), о котором говорят, “что звезда полетела”: но звезда не летит. Когда этот огонь, звуча, по окраинам неба, с необычайной быстротою несется, тогда он прорезывает теплый и огненный: воздух как долину и является в продолговатом виде, и потому кажется, что летит звезда.

Четвертый род (этого огня): когда от сильного ветра раздирается воздух, верхний свет является в виде огня; и когда разорванный воздух опять сходится и соединяется, огонь скрывается. Об этом мы говорим: “звезда летит”.

Пятый род, называемый ударом грома, есть следствие разрыва облака, от чего и происходит громе. От трения же облаков происходит молния. Когда ударом огнива о кремень высекаем искру, мы слышим звук и видим огонь; точно также бывает, когда ветер раздирает облако: во время разрыва слышен гром, и ветер изгоняет из облака огонь, который причиняет вред там, где падает.

Сначала гром, потом молния; но мы прежде видим свет огня, а уже после слышим гром. Это потому, что глаз быстрее уха: глаз видит дальное, ухо слышит близкое. Вот почему мы видим свет издали; когда же звук доходит до земли и приближается к нам, ухо слышит его. Когда это случается в ясную погоду, мы называем летучею звездою.

XXIII

Что такое круг около луны?

Когда лучи месяца проходят через густой воздух, кругом обхватывающий свет луны, тогда они являются в круглом виде. Это предвещает явление облаков.

4. По предположению многих древних хриетианских писателей, после грехопадения род человеческий жил не далеко от рая. Моисей говорит: “Бог вывел Адама и поселил его против рая сладости” (Кн. Бытия III, 24); и это для того, чтобы, имея рай постоянно в виду и желая наслаждаться им, люди раскаялись в первых грехах своих и удостоились вторичного вступления туда. Из сынов Адама один Енох удостоился этого блаженства. После же потопа до второго пришествия скрылся от людей путь, ведущий к раю, по причине умножения грехов. По мнению Мхитара айриванк'ского, падение праотцев было в пятницу; по выходи же своем из рая они были брошены на остров Селан (см. Летопись Мхитара моего издан. Москва, 1860, стр. 9). По его же мнению, “Адам жил в раю столько лет, сколько Спаситель жил на земле; сколько времени Спаситель оставался на кресте, столько и Адам пробыл в раю после прегрешения, и в тот час, когда Господь сошел в могилу, был изгнан Адам из рая” (см. там же, стр. 10).

5. Мхитар айриванк'ский говорит, что Адам и Ева, по выходе своем из рая после семидесятилетнего сетования познали друг друга и родили Каина и сестру его — Климу (см. его Лит., стр. 24).

6. В обоих списках, по которым издан нами текст Вардана, за выражением, “как говорят врачи” следует Фраза — ***искаженная, вероятно, переписчиками, ибо она решительно ничего не выражает.

7. Любопытна характеристика сыновей Сива, приведенная Мхитаром айриванк'ским в его Летописи: она, вероятно, основана на древнейших еврейских или халдейских преданиях. “Сыновья Сифа, говорит летописец, были краснощеки, краткостанны и кривошейны; сыновья же Каина — гибки и смертной бледности” (см. там же, стр. 25).

8. Он изобрел письмена. — Мхитар айриванк'ский также Сифу приписывает изобретение письмен, которые он характеризует в следующих выражениях: “Сиф создал письменные знаки многоветвистые и многообъемлющие, посредством которых он записал названия, данные Адамом всем предметам. Он написал житие первых людей, был жизни добродетельной и имел пророческий дар. Он предвидел, что мир за грехи дважды будет истреблен водою и огнем. Письмена свои он начертил на медной и глиняной досках, найденных посли потопа Арфаксатом на Сидронской горе: по ним-то начали мудроствовать Халдеи и Сиряне” (см. там же, стр. 26). Письмена, изобрйтенные Сифом, Мхитар называет “многоветвистыми и многообъемлющими”, под которыми разуметь должно, что они имели характер символический или иероглифический. Мы с намерением приводим здесь все эти стародавные предания, чтобы сделать понятным текст Вардана, Нет сомнения, что здесь Вардан является, как и на последующих страницах своей Истории , представителем халдейских и сирийских преданий, бывших в ходу в первые века христианства. Само собою разумеется, что у Евреев также должно было быть много подобных преданий, ходивших между ними в виде пояснительных статей к библейским сказаниям. И вот почему мы находим и у Флавия Иосифа рассказ об этом предании. Он говорит: “Сиф был воспитан при отце своем и с любовью посвятил себя добродетели. Он оставил по себе детей, подобных себе, которые остались жить в земле своей, где они провели жизнь в счастии и в совершенном согласии. Мы обязаны их уму и трудолюбию наукою астрологии; и так как они узнали от Адама, что мир должен погибнуть водою и огнем, то из опасения, чтобы наука эта не пропала прежде, нежели люди ее изучат, они построили две колонны — одну кирпичную, другую каменную, на которых начертили приобретенные ими познания с тою целию, что, если потоп разрушит кирпичную колонну, останется по крайней мере каменная, которая сохранит для потомства память о написанном на ней. Их предусмотрительность увенчалась успехом; ибо уверяют , что эту каменную колонну до сих пор можно видеть в Сирии” (см. его Древ. Ист. Евр., гл. II).

9. Начиная от него , считают десять царей, царствовавшux в продолжении 1180 лет. — Эти десять царей суть: Алор, Алапар , Алмелон, Амменон , Амелагар, Даон , Едованх, Амемпсин, Отиарт и Ксисутр, жившие до потопа и царствовавшие, по Евсевию кесарийскому , 120 саров , то-есть 72,000 лет, считая каждый сар в 3600 лет (см. Euseb. Pamphili Chronicon bipart. Pars I, Venetiis, 1818, p. 15). Разница в числе лет, показанных Варданом и Евсевием, остается для нас необъяснимою. У Мхитара айриванк'ского выставлено число Вардана, т. е. 1180 (см. у него, стр. 26).

10. И родили (Hoй), говорят, еще сына, по имени Maниmoн, и дочь, по имени Астх'ик. — Должно полагать, что как сын Ноя — Манитон, так и дочь его — Астх'ик ( = звездочка ), рожденные после выхода Ноя из ковчега, вошли в рассказ Вардана из предашй, ибо в Кн. Бытия о них не упоминается. В этих же преданиях сохранилось также имя жены Ноя, которая называлась Ноемзарою.

Мхитар айриванк'ский по этому случаю сообщает нам еще следующие подробности: “После потопа у Ноя родился сын по имени Манитон, которому он дал голени Адама; ему приписывают начало птицегадания... а сестре его — Астх'ик, Ной дал Аравию; и с тех пор эту землю наследуют женщины: отсюда пришла царица (Савская)”.

11. Мхитар айриванк'ский по этому поводу рассказывает следующее: “Ной дал Симу кости первосозданных (людей); посредством этих костей освещалась внутренность ковчега... Когда же восстал Хам на Сима, этот последний понес и зарыл кости Адама на Голгофе, а кости Евы — в Вифлееме” (см. стр. 27). В этом месте нашего Вардана, читатель, конечно, обратил уже внимание на объяснения, данные нашим автором собственным именам — Европа, Ливия, Азия. По его мнению, Европа значить одтеленная, Ливия — полный удел, а Азия — божественная. Эти толкования Вардана ничего верного не заключают в себе. Как мы выше заметили, древние были плохие филологи и часто по одному созвучию делали такие сближения, на которые мы теперь, конечно, не решились бы. Не смотря на это, мы все-таки постараемся показать — на каком именно основании объясняет Вардан вышеприведенные собственные имена. Ливия поармянски пишется Либиа, ***, что Вардан принимает за сложное слово и разлагает на ли, (*** — полный и 6иa, ***, которое он совершенно произвольно превращает в бажин, ***, и переводит через доля, удел. Точно такое же толкование дает он слову “Азия”, которое поармянски пишется Aсиa,***. В последней форме это слово имеет первый слог, а именно ас,***, общий с первым же слогом слова астуатц , — *** = бог, астуатцайин, *** = божественный. Вот каким путем, если не ошибаемся, Вардан дошел до этих значений, которые он приписывает именам: Либиа и иa. Но почему по Вардану Европа должна означать отделенная, мы решительно не понимаем.

За тем перейдем к другому ряду слов, которые наш автор не преминул приложить к именам известных в то время частей света; так, напр., Европу он называет западом, Ливию — югом, Азию — востоком. На этот раз Вардан, конечно, на верном пути, и в этом случай новая филология оправдывает его; ибо слово европа тоже самое, что ассирийское ереб, греческое еребос, означающие захождение, закат, мрак. Финикияне и с ними другие народы употребляли слово запад в том же смысле, в котором мы теперь употребляем слово восток, говоря о Азии. Имя Кадма, принесшего письмена в Грецию, означает восток: в Кн. Иова бени Кумд значить сыны востока. Вот почему Кадм считался братом Европы.

Если допустить, что Европа значить запад, то Азия должна означать восток. Вероятно, европа и азияслова симитические, перешедшие к Грекам через Финикиян. По еврейски азия значить восток и ничто иное, говорит George Rawlinson в своих примечаниях к английскому переводу Истории Геродота, как отглагольная Форма ассирийского азу = “восходить”, означающая “восходящий, выходящий = востоке ( см. The History of Herodotus, a new english version, by George Rawlinson, in 4 volumes, London, 1858-1860, vol. III, p. 40). Греки под Азией разумели ближайшую к себе часть восточного материка, с которою они прежде познакомились, а именно — берег Малой Азии против Цикладских островов. По мере того, как знакомство их с этой частью света становилось шире, слово Азия обнимало более и более пространства. Впрочем, оно всегда имело специальное приложение к стране при-ефесской.

Ливия, Lиbya, получила свое наименование, вероятно, от Греков, которые южный или югозападныи ветер впервые назвали либа, потому что он производил влажность. Но когда они открыли землю, откуда он дул, назвали ее Lиbya, т. е. “южною страною”.

12. Весь этот рассказ нашего автора о стремлении после-потопного человечества к тому, чтобы видеть рай, интересен в высшей степени. Хотя Вардан и не говорит — из каких именно источников заимствует как сказание о рае, так и легенду о подробностях столпотворения; но мы, вероятно, не ошибемся, если скажем, что и то и другое должны быть халдейского происхождения; потому во-первых, что естественнее было всем этим преданиям образоваться и сохраниться у народов, страна которых была театром событий, их вызвавших; а во-вторых потому, что они носят на себе чисто симитический характер.

По повествованию Моисея, рай был насажден в Эдеме на востоке. Из преданий, приведенных Варданом, мы видим что люди после потопа отправляются также на восток, чтобы видеть рай. Но что бросает весьма интересный свет на этот вопрос, это — подробности, приводимые нашим автором. Он говорит: “(люди) прошли много дней, и вот (видят) широкое море, которое отделяло рай от земли”. Люди после потопа отправляются на восток, идут долго и наконец видят море, отделяющее рай от земли. Мхитар айриванк'ский говорит, опять-таки, должно быть, на основании халдейских преданий, “что праотцы наши но выходе из рая были брошены на остров Селан” (не Цейлан ли?). Далее, в другом месте тот же писатель присовокупляет,: “Люди задумали и положили вступить в рай; по они не достигли своей цели, ибо он со всех сторон был окружен морем” (там же, стр. 28). — Нет ли в этом сказании указания на Индию и в особенности на Цейлан, где новые исследования арийских и симитических мифологий полагают Эдем? — Когда нибудь мы возвратимся к этому интересному вопросу и постараемся внести в сокровищницу историко-филологической науки западных ученых и нашу лепту армянских сказаний о потопе.

13. На золотых и серебреных основах. — Последнее слово в обоих наших списках пишется ***, что должно быть искаженное ***, или, вернее, *** в творительном падеже. *** означает тоже, что и ***, и есть только другая форма последнего: оно означает: ocнoвaниe, основа, как мы и перевели.

14. Им помогала земля... Вь подлиннике стоит: ***буквально и земля подавала руку, т. е. “помогала, содействовала”. Это место следует разуметь так, что при построении упомянутой башни кроме гипса, извести и нефти употреблялась также простая земля.

15. В дом Неврода — буквальный перевод “***” — значить “в Вавилонии”. Поармянски говорится — ***, и пр., т.е. "дом Армян, дом Парсов, дом Иверийцев”, под которыми должно разуметь: Армения, Парсия, Ивepия.

16. Я — ангел божий, начальник востока. — Это выражениe основано на учении, что каждая страна света имеет своего ангела; мало того — каждое государство, каждый народ или язык имел также своего ангела.

17. Эти легенды дома Неврода, как сам читатель видит, общее основание с библейскими сказаниями, в подробностях расходятся с ними. Кн. Бытия столпотворению посвящает только 9 ст. в XI главе, где говорится, что Бог, смешав языки строителей башни, рассеял их и тем отнял у них возможность кончить свое предприятие. Халдейское сказание указывает на способ уничтожения башни, способ, совершенно одинаковый с тем, который мы встречаем в отрывке армянского эпоса, приведенного Моисеем Хоренским, заимствовавшим свой рассказ у Марь Абаса Катины. Этот последний извлек его из ниневийских архивов за полтораста лет до Р. X. в царствование Вахаршака — первого армянского царя из династии Аршакидов. По поводу рассказа нашего Вардана, не лишним считаем сопоставить с ним и этот замечательный отрывок. Марь Абас говорит устами армянского эпического певца: “Страшны и знамениты были первые боги — виновники величайших благ в мире; от них — начало мира и размножение рода человеческого. От них пошло поколение исполинов, безобразных, крепкочленных и чудовищных; в них — чреватых высокомерием, зародилась нечестивая мысль о столпотворении; мысль, за которую они взялись немедленно. Но ужасным и божественным ветром, поднятым гневом богов, была разметана башня. Боги, давшие каждому из людей непонятный язык, ввергли их в смущение” (см. мой пер. Ист. Арм. Моисея Хоренского, стр. 42).

Другой армянский летописец, Мхитар айриванк'ский, так рассказывает подробности о столпотворении: “На долину Халанскую пришло 72 владетеля мира; главные между ними — Хайк, Ламсур и Неврод, т. е. Бэл; сорок лет они возводили башню, окна которой они украсили золотом, ссребром и блестящими каменьями, пока наконец довели ее до воздуха жгучего и удушливого. Тогда явился ангел Михаил и сказал им по повелению Божию: “Перестаньте идти ко мне, ибо вы этого не можете; но когда исполнится время, я сам приду к вам и дам вам десницу для восхождения на небо”.

Мхитар продолжает далее: “И это вещь очень вероятная; ибо зверь Ован (О звере Оване или Oан Александр Полигистор но мифическим сказаниям Халдеев, им у Бероза заимствованным, рассказывает, что он вышел из Чермного моря; туловище у него было рыбье, и под его рыбьей головой приспособлена была другая голова, а у хвоста — ноги как у человека, и говорил, он человеческим языком. Днем этот зверь ходил между людьми и ни до какой пищи не касался: он учил людей письму, различным искусствами, архитектуре, богослужению в капищах, разумению законов, разделению границ, собиранию семян и плодов, словом — всему, необходимому человеку в его домашней жизни. С наступлением ночи он уходил в море, где он пребывал до утра. Бероз говорил, что Ован писал о творениях и о добродетелях и что наконец он даровал людям (дар) слова и искусства (См. apud — Eus. Chron. pars I, р. 21 — 22). Евсевий замечает, что нзображение Ована сохранилось до его времени. — Нам кажется, нетрудно узнать в этом звере, выходящем из Чермного моря, торговлю, то показывающуюся между людьми, то скрывающуюся в море и такою щедрою рукою раздающую людям благодетельные свои дары), учивший людей всем средствам к жизни, был ангел. Когда же люди не послушались ангела, дух поднял ветер и развеял башню. Очаровав их запахом рая, он смешал их языки на 72 говора для большего изящества и лучшего выражения мыслей. (Таким образом произошли) языки: мягкий гелленский и сильный латинский, грозный гуннский и жалобный сирийский, великолепный парсийский и красивый аланский, смешной готский и глухой египетский, щебещущий индейский и приятный армянский. Коренной же язык, а именно арабский, сохранился у Евера: на нем-то мы говорит будем во время воскресения”, т. е. на втором пришествии (см. стр. 29).

18. С Варданом вместе и современник его, Мхитар айриванк'ский (см. стр. 30), ко времени Форгома, т. е. к 3116 году от coтвopeния миpa, относит начало и появление амазонок. В последствии мы видим этих азийских амазонок в Понте на Термодоне, против которых Тезей предпринимает поход и на своем корабле увозит амазонку Антиону, в следствие чего амазонки начинают войну с Греками, которым она обошлась недешево; ибо они проникли в Афины и там расположились лагерем. Только после двух сражений, данных в течении трехмесячного их пребывания в столице Греции, они решились заключить мир и через Фессалию возвратиться в свою землю (см. у Плутараха Teзeй). — У этих понтийских амазонок, по словам Диодора сицилийского (см. Кн. II, XLV-VI) был большой город при устье Термодона, называвшийся Темискиром, откуда они простирали свои завоевания до Танаиса. В последствии они перенесли свое оружие за Танаис, покорили различный племена и дошли до Фракии. С другой стороны oне завоевали большую часть Азии и явились на границах Сирии. Молва о их подвигах дошла до Геркулеса, на которого Евристея возложила обязанность — доставить ей пояс амазонки Ипполиты. Геркулес нанес сильное поражение амазонскому войску и, взяв в плен Ипполиту, отнял у нее пояс. С этих пор слава азийских амазонок поблекла. Говорят, что во время троянской войны Пентезилея, дочь Ареса и амазонской царицы, после смерти Гектора погубила много Греков и что наконец сама со славою пала под мечем Ахиллеса. По словам того же Диодора (см. Кн. III, LII, LIII, LIV и LV), в западной части Ливии жило другое поколение амазонок, которые, по его мнению, древнее амазонок азийских. Они жили на Геспере — острове Триконисского озера, недалеко от западной Эфиопии у подошвы Атласа. Bcкopе они покорили кочующие ливийские племена, и царица их, Мирина, вышла победительницею из борьбы с Атлантами и Горгонами — воинственными женщинами, как и амазонки. Мирина с оружием в руках прошла большую часть Ливии и, проникнув в Египет, вступила в дружественные сношения с царем этой страны — Хором, сыном Изиса. Оттуда она пошла на Аравитян, потом покорила всю Сирию, а Киликийцы вышли к ней с дарами и признали над собою власть ее. После нескольких воинственных встреч с жителями Тавра, она вступила в Великую Фригию и в победоносном своем шествии остановилась только на берегах Каика. Но этим не ограничились ее завоевания, ибо она завладела также некоторыми островами, между прочим и Лесбосом. Однако тут счастие оставило амазонскую царицу: фракиец Моис и скиф Сицил, соединившись вместе, напали на Мирину, которая с своими спутницами поплатилась жизнью. Тогда остаток амазонской армии удалился в Ливию.

Таковы мифические сказания Греков о амазонках. Восточные народы, как мы видим между прочим у Вардана, не только не отрицают существования амазонок, но даже считают их родоначальником Форгома. Отбросив всю баснословную часть сказаний о амазонках, найдем в их основании ту истину, что в древности у некоторых народов женщины наравне с мужчинами пользовались одинаковыми нравами и что, вероятно, существовали воинственный поколения женщин. Новейшие путешественники (Ливингстон) уверяют, что в южной Африке, женщины играют такую же роль, какую играли в древности амазонки. Известно также, что некоторые древние народы охотнее видели во главе своего правления женщин, нежели мужчин: таковыми являются, напр. Аравитяне (см. Кн. III Царств, гл. X). Вардан уверяет, что Ной отдал дочери своей — Астх'ик, землю, рождающую ароматы и названную Счастливой Аравией. откуда пришла царица Савская, ибо “после нее (Астх'ика) женщины наследуют эту страну”.

Мы знаем также, что Эфиопией преимущественно управляли царицы (см. у Плиния, гл. VI, 19) и что в этой стране царская власть с титлом Кандаса переходила от царицы к царице, в продолжении многих лет. — Вардан указывает на поход пророка Моисея (еще в бытность его в Eгипте) на Эфиопию, где в его время царствовала царица Фесбас, которую он отвел в плен (см. в тексте стр. 24).

Арриан в свою очередь допускает существование амазонок, говоря: “Mнoгиe знаменитые писатели утверждают, что Геркулес предпринял поход против амазонок и отнял у их царицы, Ипполиты, ее пояс, который принес в Грецию; что Афиняне под предводительством Тезея одержали победу над этими женщинами, совершившими нападение на Европу, откуда они были изгнаны. История этой войны написана Кимоном также тщательно, как история войн Афинян с Персами (см. Exped. Alexand. Lib. VII, cap. II).

Название: амазонка, полагают, должно быть африканского, но не греческого, происхождения и означает: без сосцев; ибо амазонки, говорит предание, у детей женского пола выжигали груди. Скифы называли амазонок: Оиорпата, т. е. Мужеубийцами: (oиop на скифском языке значило муж (поармянски айр, *** — муж), и пата — “убить” (см. у Геродота Кн. IV, 110).

19. Марк', ***, Мары: так называются Мидяне у древних армянских писателей. Это слово, само собою разумеется, пapcийcкoe и означает: змей, дракон. Мары в древнем армянском Эпосе играли значительную роль и назывались витап'ами, т. е. драконами (см. наш перевод Истор. aрм, Моисея Хоренского, стр. 263, примеч. 78).

20. Феталы, Т'ешалы, ***, жители Фиталии, *** Армянские историки под этим названием, разумели земли, бывшие под владычеством индийских Аршакидов, власть которых простиралась над Бактриею, странами, прилежащими к Инду, и над племенами Саков, Гетов, Азиянов и Аланов, рассеянных на пространстве от Кандахарских гop, до устьев Инда. Индийские Аршакиды у древних армянских историков называются “царями К'ушанов”. Моисей Хоренский, указывая на происхождение Парфян от Авраама, говорит, что от племени последнего произошел народ пapфянcкий, из среды которого возник мужественный Аршак, свергнувший македонское иго и воцарившиися в “Земле К'ушанов” (см. его Ист. Кн. II. гл. LXVIII). Земля К'ушанов у армянских историков называется Фиталия или Т'италия, а жители — “Т'еталаци и Т'еталы”, как пишет наш Вардан.

Пapcийcкиe историки называют их Хайат'еллех, Греки — Гуннами Евталитами.

21. Иcтоpия Сюник'ской Провииции Степаноса, изданная нами в Москве в нынешнем году, говорит, что у Форгома было восемь, а не семь, сыновей, как, стоит, в подлиннике нашего Вардана, коих имена следующие : Хайк, Картлос, Бардос, Мовкан, Лекан, Херос, Ковкас и Егрес (см. гл 65, стр. 269-270). — Картлос был родоначальником Иверийцев.

22. Араманиак у Моисея Хоренского назван Арменак'ом.

23. Арагатц, *** — одна из великих гор армянских в айраратской провинции Великой Армении: нынешний Aлaгeз.

24. Армавир.*** — старейший и древнейший из армянских городом, столица первых патриархов - Хайкидов, в последствии и Аршакидов до Еруанда II (до 68 года по Р. X.), перенесшего свою столицу в Еруандашат (см. у Моисея Хорсиского кн. II, гл. XXXVI).

25. Macuc, *** — армянское названиe горы Арарата: в айраратской провинции высочайшая из армянских гор, славная библейскими сказаниями (см. наш перевод Ист. М. Хоренского. стр. 249, примеч. 49).

26. Гехаркуни, или Гехакуни, ***, — один из округов Сюник'ской провинции, получивший свое наименование, но Моисею Хоренскому (кн. I, гл. Х1), от Гехама. сына Амисии.

27. Сюник, *** — жители одной из провинции Великой Армении этого же самого наименования.

28. В подлиннике это место искажено переписчиками и является в следующем виде: ***. - Прежде всего заметим, что в этой части своей Истории Вардан следует Моисею Хоренскому, который для армянских царей периода Хайкидов до сих пор составляете единственный источник. Приведенный отрывок значительно искажен переписчиками; следуя Моисею Хоренскому, нам кажется, можно было бы восстановить его словами последнего таким образом : *** (см. кн. I, гл. XIV), *** , т. е. — “Покорив под власть свою Каппадокийцев, которые (с этих пор) стали называть страну эту “Проти Армениа”: (вся эта страна) до Понта была названа Первой Арменией” — как мы и перевели. Скажем здесь мимоходом, что так как Вардан в этой части своего творения следует, как мы уже заметили, Моисею Хоренскому, то мы воздержимся повторять здесь замечания, довольно пространно сделанные нами в свое время к нашему переводу его Истории. Поэтому просим позволения у нашего читателя отсылать его по временам к этому последнему нашему труду.

29. Мелитина, *** — город в Третьей Армении нынешний Малатие.

30. Тцопк', *** — округ Четвертой Армении: Софини, или Coфeнe, греческих и римских писателей.

31. Мартиропол, ***, иначе называется Н'еп'еркерт, ***. Мюфapxuн, или Мюефарахин, арабских писателей — в Тцопк'ском округе Четвертой Армении.

32. Ахдцник', *** — одна из 15 провинций Великой Армении.

33. Ара Прекрасный — сын Арама, ведший, как говорит легенда, в продолжение долгих лет войну с ассирийской царицей — Шамирамью. Подробности о Аре читатель найдет у М. Хор. в I кн., в гл. XV; подробности, проникнутые характе-ром величавого эпоса. Судя по краткому о нем рассказу армянского историка, основанному на древнем народном Эпосе, Ара представляет собою идею целомудренности и нравственной чистоты, о которую разбиваются все обольщения accирийской царицы.

О мифическом характере Ары и о тождественности его с Эром Платона (см. его Республику) просим читателя прочесть наше 57 примеч. к переводу Истории М. Хор. на стр. 251-256.

34. Шамирам — армянская Форма собственная имени Семирамида. Шамирамь, побежденная Зороастром, бежить в Армению, где сын ее Ниний убивает ее. Моисей Хоренский основывает этот свой рассказ: во-первых, на сказании Мар Абаса; во-вторых — на армянских эпических песнях, coдержание которых приводит вкратце в следующих выражениях: “Легенды нашего отечества оправдывают многосведущего Сирянина (т. е. Мар Абаса), повествуя о смерти Шамирами, приключившейся в Армении; о бегстве ее пешком, о томительной жажде, о желании напиться, о утолении жажды и о том, что, настигнутая воинами, она бросаете в море свой талисмана; отсюда песнь про нее (начинающаяся словами) “Ожерелье Шамирами, брошенное в море” (см. Ист. Арм. Моисея Хорен., кн. I, гл. XVI, XVII и XVIII). В другом месте тот же писатель, рассказывая о смерти Ары на войне с ассирийской царицей, присовокупляет: “она надеялась оживить его чарами волшебства” (кн. I, гл. XV). Значит, армянский эпос представлял Шамирамь владеющею “чарами волшебства” — черта совершенно новая, о которой не упоминает ни один из древних западных писателей. В таком же свете представляет ее и другой армянский летописец, а именно Мхитар айриванк'ский, приводя о ассирийской царице следующее сказаше: “Шамирамь построила в Армении Ван; сравняла неровности сирийской почвы для удобнейшего проведения вод: на эту работу она употребляла Авраама”.

“Когда число кумиров увеличилось, Бог наслал ветер, опрокинул кумиры и, собрав их в кучи в разных местах, образовал над ними курганы, называемые “тилас”, ***. Шамирам, узнав это, строит крепости над тиласами. И вот почему кудесники бродят по развалившимся крепостям и курганам” (см. наше изд. его Летоп., стр. 31).

35. См. у Моисея Хоренского, кн. I, гл. XXXII.

36. О приходе сыновей Сеннахирима в Армению см. у Иосифа Флавия в его Древн. Ист. Иудеев, кв. X, гл. 1 и 2, где он приводит подробности, заимствованный у Бероза. — См. об этом также у Моис. Хоренского, кн. I, гл. ХХIII; — IV кп. Царств, гл. XIX, 37; — у пророка Исаии, гл. XXXVII, 38.

37. О Шамбате, или как М. Хоренский его называст, о Шамбе Бaгapamе см. в его Истории, кн. I, гл. XXII; кн. II, гл. VII, XLVII, LIII, LIV; кн. III, гл. VI, IX. — Себеос, Ист. похода импер. Ираклия, Константинополь, 1851, стр. 12; и на 281 стр. нашего перевода Истории М. Хорен., примеч. 142.

38. В народном армянском эпосе Тигран представляется победителем Аждахака (Астиага). См. М. Хорен., кн. I, гл. XXIV-XXX; — и наше Исследование о армянском эпосе — по армянски — Москва, 1850, стр. 50-75).

39. Полонившего и освободившего Кресаса. Что это за Креcac, которого Тигран берет в полон и потом освобождает? — Без сомнения, это — или неуместная вставка переписчика, или же искажение какого-нибудь имени. Вероятнее первое предположение, ибо у М. Хоренского нет никакого намека на столкновение Тиграна с кем бы то ни было, кроме Аждахака.

40. Вахаген — армянский Геркулес, народный герой, игравший большую роль в народном эпосе, совершивший великие подвиги и по смерти причисленный к лику богов (см. у М. Хорен., кн. I, гл. XXXI и наше Исследование о армянском эпосе, стр. 24-27).

41. Ряд царей или патриархов из поколения Хайка, приведенный Варданом, начиная с Анушавана до Вахе, не вполне сходится с таким же рядом патриархов у М. Хорен. Последний насчитывает их 46, между тем как у Вардана их 41. У нашего автора не достает имен следующих патриархов; Ваштака, Хайкака I, Шаварша, Базука и Скайорди. Кроме этого в остальных именах встречаются некоторые несходства, и потому для очевидности не лишним считаем сопоставить их здесь для нашего читателя, присоединив к ним также список этих царей, приведенный Григорием Магистросом, в котором он насчитывает их 47.

По Моисею Хоренскому: — Анушаван, Парет, Арбак, Заван, П'арнас, Сур, Хаванак, Ваштак, Хайкак I, Ампак, Арнак, Шаварш, Нор-айрь, Вестаскар, Горак, Хрант, Ендцак , Гех'ак, Хоро, Зармайрь, Пертч , Арбун, Базук, Хо, Юсак, Кайпак, Скайорди, Паруйрь, Храчья, П'арпуас, Патчуйтч, Корнак, П'авос, Хайкак II, Еруанд, Тигран, Баб, Тиран, Вах'аген, Араван, Нерсех, Зарех, Армог, Багам, Ван, Вахе.

По Вардану: — Анушаван, Парет, Арбак, Заван, П'арап, Сур, Иоанак, Иамбак, Арнак, Нор-айрь, Вестак, Карграк, Юван, Ендцак, Гелак, Хаван, Зармайрь, Пертч, Арбун, Хо, Юсак, Капак, Паруйрь, Храче, Парнуаз, Патчуйтч, Каинак, П'ова, Хайкак II, Еруанд, Тигран, Баб, Тиран, Вахаген, Араван, Нерсех, Зарех, Армаг, Пайгам, Ван, Вахе.

По Григорию Магистросу (по нашей рукописи): Анушаван, Парет, Арбак, Заван, П'арнак, Сур, Хаванак, Ваштак, Хайкак I, Амбак, Арнак, Шаварш, Нор-айрь, Вестак, Кар, Горак, Хрант, Ендцак, Гхак, Хора, Зармайрь, Пертч, Арбон, Базук, Хо, Юсак, Кайпак, Скайорди, Паруйрь, Храчья, П'арнавас, Патчуйтч, Корнак, П'авос, Хайкак II, Еруанд, Тигран, Баб, Тиран, Вах'аген, Араван, Нерсех, Зарех, Армог, Байгам, Ван, Вахе'.

42. Неврод,он же Бэл. — “Бэл, Баал” значить господь, господин (солнце). Баал, как и Гелиосе имеют связь с симитическим Ал — “бог”; отсюда Баалбек — Гелиополис. Hекоторые ориенталисты производят Баал от ба — отец и ал - бог; точно так как Бабель (Бабилон) от баб — врата, эл — бог — “Божия врата” (См. The History of Herodotus, London, 1858 — 1860, vol. II, Essay I, p. 545-46).

43. Город Шош. — В армянской Библии этот город называется столицею Авира — “***” — Славянский перевод имеет — “И аз бех в Сусан-Авире” (см. кн. Неемии, гл. I, 1). Как Вардан, так и Мхитар айриванк'ский под Шошом разумеют Аспахан, древнюю столицу Парсии.

44. В нашем тексте стоит: ***”. Последнее слово в этом преддожении вероятно искажено; я его читаю ***, как и перевел.

45. Афурский, от Афур, ***, Вардан считает его Ниневиею, куда Вилос перенес свою столицу из Вавилона. Нам не известно это название Ниневии.

46. Малхату,***. У Мхитара айриванк'ского это имя матери Авраама несколько иначе пишется, а именно Малхата, ***; у него же мать Сарры называется Земрута. Нет сомнения, что эти имена заимствованы нашим автором из халдейских сказаний.

47. См. кн. Быт, гл. XX, 12.

48. Как это сказание, так и другие подробности, которые читатель найдет ниже, вероятно, заимствованы нашим автором или из халдейских или еврейских легенд.

49. См. кн. Бытия, гл. XV, 23.

50. В кн. Исхода (гл. VII, 12, 22; гл. VIII, 7, 18) упоминается о мудрецах, состязавшихся с Моисеем, которые впрочем не названы по именам. Апостол Павел (см. второе посл, к Тимоф. гл. III, 8) приводит их имена, называя одного Яннием, другого Ямврием. Наш автор представляет их наставниками Моисея. Мхитар айриванк'ский указывает на них, как на современников Моисея.

51. Намек нашего автора на поход Моисея в Эфиопию заслуживает внимания, хотя, к сожалению, он не указывает на источник, откуда почерпнул это известие. Мхитар айриванк'ский также указывает на этот факт, даже с некоторыми подробностями: “Моисей, говорит он, во главе двенадцати тысяч войска пошел на Эфиопию, взяв с собою (снабдив себя?) журавлей и диких коз. Война продолжалась десять лет. Наконец он покорил страну, и Эфиопскую царицу Тербс (у Вардана Тесбас) взял в полон” (см. стр. 33).

52. В продолжение месяца Шуата. Быть может, следовало бы читат это последнее слово не шуат, а шуак; ибо таково действительно было название четвертого месяца у Египтян. Диодор сицилийский, говоря о египетских божествах: Озирисе и Изиде, свой рассказ об них заключает следующими словами: “вот боги, которые но понятию их (Египтян) управляют вселенной, питают и развивают все существа в перюде трех времен года: весны, лета и зимы, которые, сменяясь постоянно, образуют правильный порядок годов” (см. кн. I, XI). У Египтян было три года: один в 360 дней, два в 365 и 365 1/4 дня. Год этот действительно разделялся, как говорит Диодор, на три времени года, из которых каждое состояло из четырех месяцев 30-дневных. К двум последним годам они прибавляли 5 дней к концу двенадцатого месяца, что и составляло 365 дней; 1/4 же дня в последнем из этих годов они придавали каждому четвертому году, как в нашем високосном годе.

Эти три времени года, каждое в 4 месяца, Египтяне представляли в следующем порядке:

a) Thoth, Paopi, Athor, Choeak;

b) Tobi (Этот месяц Тоби Моисей Хоренский приводит в своей Истории и пишет его Туби (см. кн. III, гл. LXII)), Mechir,Phamenoph, Pharmouthi;

c) Pachons, Paoni, Epep, Mesore.

Первое время года начиналось с месяца Thoth (первый день которого в царствование императора Августа, за 24 года до Р. X., совпадал с 29 днем августа старого стиля) и состояло из 4 месяцев: Thoth, Paopi, Athor, Choeak; — второе состояло из Tobi, Mechir, Phamenopb, Pharmuthi; — третье — из Pachons, Paoni, Epep, Mesore.

Названия первого времени года суть, кажется, названия растений; второго — расцветания и жатвы; третьего — названия вод или наводнения. Первоначально они приблизительно соответствовали: 1-ое, ноябрю, декабрю, январю и февралю; 2-ое, марту, апрелю, маю и июню; 3-е, июлю, августу, сентябрю и октябрю (см. The History of Herodotus, vol. II, p. 283-287, Appendix to the Book II, of G. Wilkinson).

53. Bcе эти подробности о Моисее, по крайней мере большая их часть, носят на себе характер легенд, которые в подробности встречаются также у Мхитара айриванк'ского.

54. Был потоп в Феталии. — Здесь мы сохранили эту древнюю Форму имени Фессалии; так оно пишется и в древнем армянском переводе Хроники Евсевия.

55. Ибо Евра означает переход. — Действительно, как замечает наш автор, евра значит переход; но только не в следствие перехода через Чермное море Евреи получили это название: оно восходит до внука Арфаксада — Евера. Под этим последним именем ориенталисты разумеют известную эпоху, когда одна часть симитического населения жила еще по сю сторону Евфрата, а другая — но ту сторону его, и объясняют евер, евра через слово mycmopoнний (ceux d'au dela), которое означает часть переселенцев, перешедших Евфрат (см. Ernest Renan, Histoire gеnerale et systeme compare des langues semetiques; 1-ere partie, Paris, MDCCCLVIII, p. 36, 58, 108).

56. Бог умудрил Моисея, и что он прежде всего изобрел письмена (числом) двадцать два. — Какому народу принадлежит честь изобретения письмен? — На этот вопрос различно отвечают древние как западные, так и восточные писатели. Плиний приписывает славу изобретения письмен Финикийцам (см. кн. V, 12); Диодор сицилийский — Сирийцам, под которыми древние часто разумели Финикийцев; Бероз, по уверению Александра Полигистора, Оана или Ована представляет учителем этого искусства у Вавилонян (см. выше примеч. 17); наш Вардан — Сифу и Моисею; Мхитар айриванк'ский также Сифу и с любопытными подробностями о характеристике Сифовых письмен (см. выше примеч.8). — Замечательно, что все эти мнения указывают на симитическое происхождение письмен. Не смотря на то, что Египтяне называли себя изобретателями письмен (см. у Тацита в Аннал. XI, 14) и приписывали их Менону, жившему пятнадцатью годами прежде Форонея, древнейшего царя греческого (см. у Плиния кн. VII, 57), право на буквенное писание все-таки остается за Финикийцами, которым обязаны этим искусством многие народы, в том числи Греки и Римляне, а за ними, конечно, и новые европейcкиe народы. Ибо, между тем как Египтяне в иероглифическом и гиератическом писаниях за 2500 лет до Р. X. представляют нам только зародыш буквенной системы писания — Финикийцы, народ преимущественно практический, первые нападают на мысль о простой и правильной азбуке. Финикия под баснословным именем Кадма (см. выше примеч. 11) сообщает алфавит Греции (см. у Геродота V, 58), что было много прежде введения демотического писания у Египтян.

Азбука, принесенная из Финикии в Грецию, по рассказу Плиния, состояла из шестнадцати букв (см. кн. VII, 57), к которым Паламед во время Троянской войны прибавил четыре буквы; после него поэт Симонид прибавлением еще четырех довел число букв греческого алфавита до 24. По Аристотелю, древне-греческая азбука заключала в себе 18 букв. Передавая нам эти подробности, Плиний как бы невольно обращается снова к древнейшим временам и делает следующее любопытное сближение: "Антиклид приписывает изобретение письмен в Египте Менону, между тем как Эпиген — человек с большим авторитетом, уверяет, что у Вавилонян астрономические наблюдение 720,000 лет записаны на сженых кирпичах”. Плиний заключает свои рассказ о начале письмен словами: “ex quo apparet, aeternum litterarum usum” (см. там же).

Мы видели, что наш Вардан с своей стороны Моисею приписывает изобретете письмен. Не смотря на то, что Моисеевы книги относятся к XV веку до Р. X., должно полагать, что финикийские буквы существовали и были уже в употреблении прежде этого времени.

57. См. выше примеч. 3. — Скиния, по мнению отцев Церкви, была устроена по образцу мира, и на обороте: мир по этому самому представлял собою образ скинии.

58. См. выше примеч. 56.

59. См. Ист. Арм. Моисея Хорен. кн. II, гл. LXVIII, где этот писатель производит Парфян от Авраама, следовательно относить их к симитическому племени. В этом отношении Моисей Хоренский и с ним последующие армянские историки совершенно расходятся с западными писателями, причисляющими Парфян к племенам скифским.

60. В земле Кушанов. — См. выше примеч. 20.

61. В царственном Бахле. — Бахл есть армянская Форма Бактры. В древних индийских легендах это имя пишется Бахли, (см. Wilson'a Ariana antiqua, p. 125) и означает восток. Бюрнуф в своих примечаниях и объяснениях к Ясне (стр. СХ-СХII) старается доказать, что Бактра и новоперсидское бахтер не значат: востоке; ибо апахтара, что по его мнению древнейшая зендская форма бахтер, означает не восток, а север. В доказательство этому он приводит из Географии Моисея Хоренского имя апахтарк' (не апахта-рия, как он пишет), которое употребляет этот писатель, говоря о Скифии. При описании этой страны армянский ученый говорит: “Скифия, которая есть Апахтары, т, е. Турки”; ***. Евгений Бюрнуф из этих слов заключает, что так как Скифия находится на севере от Бактрии и так как Моисей Хоренский Скифов называет Апахтарами, то и следует под этим последним разуметь: север, северный, а не востоке и восточный. Определить значение Апахтарк', мы не беремся; но, допустив с знаменитым Бюрнуфом, что апахтарк' действительно значил, север, северный, какое мы сделаем приложение из его толкования к Бактрии или Бактре? Почему тогда “Бактрия или Бактра” должна значить: север и северный? и север в отношении к какой именно cтpaне? Оставив в стороне неподлежащий спору смысл персидского бахтер ( = восток), если обратимся к тому же Мосею Хоренскому, то в его Истории найдем армянское слово, стоящее с именем Бахль, а именно слово: аравотин, ***, (в тексте ошибкою напечатано араватин), которое легко разрешить наше недоумение; ибо оно просто значит утренний, т. е. восточный, И так как Бахл, ***, или Балх, или Бактра, или Бактрия входила в состав персидского царства, и так как по географическому своему положению она занимала место на восточной половине Парсии; то без натяжек можно принять Бахль или Бактра в значении востока или восточного.

Далее, в нашем подлиннике сказано: в царственном Бахле, ***. Здесь дело идет о слове шахастан, ***, которое мы перевели через царственный. Другая форма этого слова: шахстан, ***; под обеими этими формами оно значит царственный город, т. е. столица; ибо оно парсийского происхождения и состоит из шах — царь и стан — место: “местопребывание царя”.

62. Бывшего царем марк'ским. — “Царь” поармянски аръка, ***: оно слово сложное, состоящее из аир — муж и ка или правильнее кай — “царь”. Оба они древне-парсийского происхождения и означают: муж-царь или царь-муж. Армянский язык по духу своему любит подобного рода сопоставление двух слов, выражающих собою одно понятие; так, наприм., говорится: aйp т'агавор, *** — “муж-венценосец”, т. е. король.

63. И так как спереди и сзади, справа и слева они (Парфяне) были окружены четырьмя породами, поэтому и названы Партевк'ами... ***: В этих словах нашего автора не следует, конечно, искать серьезного филологического толкования слова: Парт'ев,*** — “Парфянин”. Вообще должно заметить, что Вардан — плохой филолог, и вот почему его объяснение имени Парт'ев никуда не годится. Он принимает его как сложное армянское слово (из nap, *** — “хор, круг” и т'ев, *** — “крыло”: “окруженный крыльями”) и уверяет, что народ Аршака назван Парт'евами потому, что он находился посреди Маров, Парсов, Армян и Кушанов, которые окружали его, как бы крыльями. Натяжка очевидная. В Бихистунских или Бисутунских надписях мы встречаем это слово под формою Партва, Parthwa, к которой очень близко подходит Партев армянских историков.

Юстин, приписываюший Парфянам скифское происхождение, уверяет, что имя это означает “изгнанники”: nam scythico sermone Parthi exsules dicuntur (см. кн. XLI, 1), потому, говорит он, что в следствие гражданских смут, изгнанные из своего отечества, они поселились в пустынных странах между Гирканией и землями Дахов (Dahas), Ареов, Спартанов и Маргианов и начали распространять свои границы (там же, § 2). Rawlinson думает найдти верность в толковании Юстина, и в свою очередь в подтвержение объяснения последнего приводит санскритское, pardes, которое, по его мнению, имея корнем своим par — “другой”, должно значить “пришедший из другой страны” (см. его перев. Геродота, ч. I. стр. 649). Натяжка.

64. От города же Бахла получили название дворцовых Пахлавов; ***. Здесь слово арк'унакан,***, — ничто иное как перевод слова шахастан, ***, которое мы встретили выше (см. примеч. 61), и потому мы перевели его через дворцовый на том основании, что прилагательное: арк'унакан происходит от существительного арк'уник' ,*** — дворец. Поэтому под выражением “дворцовые Пахлавы” разуметь должно: “Пахлавы царского происхождения”.

Что же касается Формы имени: Пахлав,то должно заметить, что армянские писатели безразлично употребляют и пишут Цахлав, Палхав и наконец Пахлавуни и Палхавуни.

65. По Моисею Хоренскому, Аршаку Храброму наследует сын его, Арташес; за ним сын его, Аршак Великий; далее Аршакан, потом Аршанак, после Аршез, за ним Аршавир, сын его Арташес, Дарех, Аршак, Арташес, Пероз, Вахарш, Артаван — последний из Аршакидов, убитый Арташиром Стахрским, сыном Сасана (см. кн. II. гл. LXVIII-LXIX).

По Себеосу, ряд царей Аршакидов следующий: Аршак Храбрый, сын его Арташир, Аршак Великий, Аршакан, Аршанак, Аршез, Аршавир, Арташес, Дарех, Аршак II, Арташес, Пероз, Вахаршак, Артаван (см. его Ист. стр. 27-28).

Цари Аршакиды по Стефану Асохику: Аршак Храбрый; сын его, которого не называет по имени; внук его, Аршак Великий, Аршакан, Аршанак, Арташес, Аршавир; Арташес, Дарех, Аршак, Арташес, Пероз, Вахаршак и Артаван (см. его Всеобщую Ист., Париж. 1859, стр. 34-35).

Ряд царей Аршакидов, приведенный нашим Варданом, читатель найдет в самом тексте.

66. Средиземные страны. — Под этим общим наименованием армянские историки разумеют страны, лежавшие между Понтом Евксинским и Греческим морем, а именно: Вифинию, Мизию, Азию (т. е. Лидию, Эолию, Ионию и Карию), Ликию, Фригию, Онорию), Пафлагонию, Первую Галатию, Вторую Галатию, Памфилию, Саврию (Исаврию) , Ликонию, Вторую Каппадокию, Линопонт, Понт Полимонийский, Первую Каппадокию, Киликию, остров Кипр, Вторую Армению, Первую Армению, Третью Армению и Понть Каппадокийский (см. Геогр. Моисея Хорен. в полном собрании его сочинений. Венеция, 1843, стр. 600-604).

67. См. Ист. М. Хорен, кн. I, гл. VIII. — Нужным считаем заметить, что большая часть следующего за сим рассказа нашего автора о деяниях царей из династии армянских Аршакидов заимствована им у М. Хорен. И потому, чтобы сжатость его изложения сделать понятною для наших читателей; то мы всякий раз, когда представится надобность, отошлем нашего читателя к источнику, из которого Вардан почерпал свои лаконическая сведения.

68. О Морфилике сч. наш перев. М. Хорен, кн. II, гл. V.

69. О роде Багратуни и о венценалагателе см. М. Хорен. кн. II, гл. VII и наши примеч. 151 и 152.

70. О всех этих нахарарских родах см. там же гл. VII. и примеч. 153-158.

71. О титуле “второй по царе”. о Мурацанах и Аждахаке, царе Маров см. там же гл. VIII и примеч. 161 и 162.

72. Там же гл. VIII и примеч. 163.

73. Народы: утейский, гардманский и тцопский. У М. Хорен. последнее имя пишется не тцопский, но тцодейский, ***, что, конечно, вернее; у нашего автора оно, вероятно, искажено переписчиками.

74. См. у М. Хорен. там же гл. VIII.

75. называет бдешхом Гугарским. — “Гугарк', Гугараци”. ***, одна из пятнадцати провинций Великой Армении: находилась на северной стороне Армении в сопредельности с Ивериею. Правитель этой страны носил особенное титло бдешха, ***, точное значение которого опреде-лить не можем, ибо не знаем какого происхождения это слово. Титло это носили правители провинций: Гугаров, Ахдцник'. Нор-Ширакана и Кордука, которые назывались также “великими князьями” (см. Ист. Фауста Византийского — писат. IV века, кн. III, гл. IX).

76. Здесь наш автор вмесге с М. Хоренским повторяет слова Абидена: “Megasthenes ait: Nabucodrossorus, qui Hercule robustior erat, in Lybiam, Iberiamque exercitu comparato pervenit, atque adeo profligans ac opprimens domuit; et partem (incolarum) aliquam in desteram plagam maris Pontici traduxit ut in ea habitarent” (cm. Euseb. Chron. pars I. p. 58 — 59). Из этого оказывается, если варить Абидену, что Иверийцы (нынешниe Грузины) переселенцы из другой Иверии, т. е. Испании, и выведены оттуда Навуходоносором (в 540 г.). Во всяком случае трудно допустить возможность этого факта, ибо история не указывает на нашествие Навуходоносора на запад. К тому же в нынешней Грузии не сохранилось о таком важном событии никакого предания, да и язык грузинский не сохранил на себе никаких следов от этой испанской эмиграции.

77. Назвал Дунином. — Очевидно, что это имя искажено. У М. Хоренского сказано: ***, т. е. “в великой долине Басена назначает (Вахаршак) родоначальство, названное Ордуни, из потомков Хайка”. Явственно, что Дунин, ***, нашего Вардана есть искаженное Ордуни Моисея Хоренского.

78. Все это место безжалостно искажено переписчиком, ибо в подлиннике оно представляется в следующем виде: “***Здесь мы думаем восстановить текст слйдующнм образом: ***. В нашем переводе мы следовали этому нами восстановленному тексту, который не противоречить Моисею Хоренскому (см. его Ист. кн. II, гл. VIII) .

79. Торк', ***, народный армянский герой с необычайной силой: подробности о его подвигах и о том, каким он представлен в народном эпосй читатель найдет у М. Хоренск. в Кн. II, г.т. VIII, а параллель между ним и Полифемом в наших 167, 168 и 169 примеч. к переводу Истории упомянутого автора.

80. Тут также видно искажение. В подлиннике стоит: “*** т. е. — “Шарашана, правителя юговосточной страны, называет Сасанаканом, дав ему назначение на Тигре”. — Во-первых, у М. Хоренского Вахаршак назначает Шарашана правителем не юго-восточной, но юго-западной части Армении; вовторых, Шарашан Моисеем Хоренским представляется происходящим из дома Санасара, и потому никак не может быть Сасанаканом, как показано у Вардана. У М. Хоренского сказано: ('Шарашан, из дома Санасара, назначается великим бдешхом и правителем юго-западной части на самых границах Accирии на берегу реки Тигра” (см. Кн. II, гл. VIII).

81. См. о этих нахарарских родах в той же гл. у М. Хорен. Вообще этот отдел у Вардана, как может заметить сам читатель, сильно пострадал от переписчиков.

82. Мы слышали и читали, и пр. — От кого слышал и где читал — не сообщает Вардан. Моисей Хоренский, для которого непосредственным источником служила История Мар Абаса Катины, говорит, что Вахаршак был младший брат Аршака Великого. Нет причины сомневаться в верности этого рассказа, потому что это — мнение Мар Абаса, современника Вахаршака; по поручению которого он писал свою Историю и которого он знал лично. Следовательно, тут нет места ни какому спору.

Хотя Вардан и не указывает на источник, откуда он почерпнул свои сведения; однако, судя по характеру этих сведений, кажется не ошибемся, если скажем, что этот источник есть Иcтopия армянского епископа, Себеоса, который действительно говорит об этом вопросе, но довольно запутанно. Приведем здесь слова Себеоса и посмотрим — имел ли он достаточное основание считать Вахаршака сыном, а не братом Аршака Великого? Вот эти места:

a) Аршак поставил сына своего, Аршака, прозванного Младшим, царем над Армениею в городе Медбине.

b) У Аршака, царя парфянского, было четыре сына: первого он воцарил в Феталии, второго в Киликии (у Вардана — в Лирикии) , третьего в Парфии, четвертого в Армении.

c) Аршак, прозванный Младшим, на 129 году царствования отца своего (по Себеосу, отец Аршака умер 130 лет) воцарился в Армении в городе Мерцуине (Мецбин?) вместе с братом своим, Вахаршаком, которого он (в свою очередь) поставил царем в Армении.

d) Наконец, Аршак Великий поставил брата своего, Вахаршака, царем в Армении (см. Ист. Себеоса, Константинополь. 1851, стр. 12, 13, 14 и 26).

Из этого видно:

1. что первый армянский царь из династии Аршакидов был Аршак Младший, сын Аршака Храброго, родоначальника Аршакидов вообще;

2. что младший, т. е. четвертый из четырех сыновей Аршака (не назван по имени) получил в удел Армению;

3. что Аршак Младшии (мы знаем уже, что он был ца~ рем в Армении) восходит на престол армянский с братом своим, Вахаршаком, которого брата он в свою очередь ста-вит царем в Армении; и

4. что Аршак Великий брата своего, Вахаршака, назначает царем армянским.

Заметим: а) что главою армянских Аршакидов ни один из армянских историков не считал Аршака Младшего — сына Аршака Храброго; — b) что никто из историков этой нации не указал на совместное царствование Аршака Младшего — сына Аршака Храброго, с Вахаршаком — братом Аршака Великого; — с) что Вахаршак никак не мог быть братом Аршака Младшего, ибо он был внук Аршака Храброго (см. у Асохика, стр. 35); — d) что по этой же самой причине Аршак Младший не мог возвести на армянский престол мнимого брата своего, Вахаршака, не говоря уже о том, что не откуда было взяться Вахаршаку, когда у Аршака Храброго было только четыре сына, которые вcе получили уже свои уделы и вероятно занимали свои престолы; наконец е) что каким образом после всего этого Вахаршак мог очутиться братом Аршака Великого и уже от этого последнего получить себе в удел Армению вместе с ее престолом?

Ясно, что весь этот рассказ Себеоса, как неверный, лишенный исторического основания, не заслуживаете никакого внимания. То же самое следует сказать и о мнении Вардана, которому в этом вопросе источником служило мнение Себеоса.

Следовательно, относительно главы династии армянских Аршакидов мы должны держаться мнения Моисея Хоренского, основанного на Истории Мар Абаса; мы должны считать родоначальником армянских Аршакидов, не Аршака Младшего, сына Аршака Храброго, но Вахаршака — брата Аршака Великого и внука Аршака Храброго; наконец мы должны признать Вахаршака не сыном, но братом Аршака Великого. На стороне этого последнего мнения авторитеты Мар Абаса Катины — современника Вахаршака, по поручению которого он писал свою Иcтopию, и ученого Моисея Хоренского.

83. Bcе эти подробности с небольшим изменением заимствованы Варданом из Истории Себеоса и, к сожалению, заимствованы без малейшей критики. Этот последний рассказывает, “что содержание книги Мар Абаса было начертано в городе Мецбине на колонне, (стоявшей) во дворце царя Санатрука против самого входа в царские хоромы... Царь парсийcкий потребовал доставить к себе колонны из этих царских хором. Когда стали выкапывать их из-под развалин. встретили на камне надпись на греческом языке, заключавшую в себе годы и дни (царствования) пяти венценосцев армянских и парфянских... Эту именно надпись, говорит Себеос, нашел я в Месопотамии; вот она — “Я, Агафангел, писец, начертил на этой колонне собственными руками годы первых царей армянских, заимствованные из царского архива, по повелению храброго Тердата.” — Далее, тот же историк продолжает: “Говорят, что у Аршака, царя парфянского было четыре сына: первого поставил он царем над Теталами, второго над Киликийцами, третьего над Партевами, четвертого — над Армянскою землею” (см. его Ист. стр. 2, 13).

Читатель сам может убедиться в заимствовании Варданом у Себеоса отрывка, о котором идет у нас речь и который никак не вяжется с тем, чему до сих пор учил нас Моисей Хоренский.

84. Что завоевали себе Хайк вместе с чадами своими и сыновьями семи дочерей своих. — О семи дочерях Хайка, родоначальника армянского народа, древнейшая армянская история ничего не говорит; существует однако у Армян предание чисто мифического характера, которое гласить, что у Хайка было двепадцать человек детей: шесть сыновей и шесть (а не семь, как говорит Вардан) дочерей, по именам которых он назвал двенадцать месяцев года. Сыновья назывались — Навасарди — август; Хори — сентябрь; Сахми — октябрь: Me-хеки — ноябрь; Ареги — декабрь и Хротиц — январь. Вот имена дочерей: Арац — Февраль; Марери — март; Тре — апрель; Кахоць — май; Маргац — июнь; Харуанц или Алки — июль.

85. Отправил в Хаштианк'ский округ. — Хаштианк' — округ провивции, называвшейся Четвертою Армениею: — обыкновенное местожительство дочерей и сыновей армянских Аршакидов, не имевших права на корону. Обычай жить в Хаштианке ведет свое начало от Вахаршака (см. у М. Хорен. Кн. II гл. VIII). В последствии, когда число царевичей и царевень увеличилось и им стало тесно в Хашанке, они обратились к царю Тирану I с просьбою позволить им селиться в Axиoвите и Арберани в Варспураканской провинции (см. у М. Хорен. Кн. II, гл. LXII).

86. В Мецбине — Назибис, столица Армении в армянской Месопотамии, местопребывание Вахаршака, родоначальника армянских Аршакидов.

87. См. у М. Хор. Кн. II., гл. IX.

88. Подробное описание завоеваний Арташеса читатель найдет, у М. Хоренского в Кн. II, гл. IX, X, XII и XIII; см. также наше 190 примеч. к переводу его Истории. — Указание на взятие в плен Креза, царя Лидийского, жившего за 560 лет до Р. X., Арташесом I, вступившим на престол в 115 году прежде Р. X. — заимствовано Варданом у М. Хоренского (см. Кн. II, гл. XII и XIII). Несообразность этого рассказа, грубая хронологическая ошибка в сопоставлении Креза и Арташеса I, как современников, сами собою опровергают возможность этого Факта и тем избавляют нас от лишнего труда распространяться о нем.

89. Берет город Пергу. Перга — столица Памфилии, нынешний Кара-Хисар.

90. См. подробности о царствовании Тиграна II у М. Хор. Кн. II, гл. XIV-XX.

91. См. у М. Хорен. Кн. II, гл. XXIV, XXV.

92. См. у М. Хорен. Кн. II, гл. XXVI-XXXIV и примеч. наши к этим главам, начиная с 225.

93. Мхитар айриванк'ский также указывает на различное происхождение магов, пришедших на поклонение божественному Младенцу в следующих словах: “Вечному царю принесли дары таинственного значения маги — Парс Мелхон, Индиец Дараспар и Аравитянин Валтасар”.

94. Мы не можем определить, кто был этот франк Лукиан, бывший в Cиpии во время рождества Христа Спасителя, писавший к Августу о приходе магов на поклоненье. Заметим кстати, что армянские писатели времен Крестовых походов под названием франков разумеют; во-первых, вcеx западных европейцев вообще, а во-вторых — Римлян в особенности. В этом последнем смысле оно употреблено здесь у нашего автора.

95. Урха — армянская Форма Урфы — Едесса.

96. Елевтеропол — город в Палестине.

97. У Моисея Хорен. этот город называется Аребан (Кн. II, гл. XXXIV,), у Асохика — Арабион (см. часть I, гл. V, стр. 50), у Вардана же он является под Формой Арабисон.

98. См. о Санатрукте у М. Хор. Кн. II, гл. XXXVI.

99. В подлиннике это место искажено и мы не могли восстановить его. Вот это место: ***.

100. Строит Башран — доме кумиров. Вардан верно переводит слово Багаран, ***, через дом кумиров, богов. Корень этого слова — баг, который встречается и в других древне-парсийских собственных именах, сохранившихся у древних западных писателей, каковы: Багеус, Багапатес, Багасакес, Багоас, Багафанес; далее в словах того же древне-пapcийcкогo происхождения, встречающихся в армянском языке каковы: багин, ***; Багаран,***; багаван,***; или багуан,***; Багариндж, или Багайариндж, *** багайр,***.

Багеус состоит из бага — “бог” и яз — “почитать”, и значит любящий, почитающий бога.

Багапатес — из древне-пapcийcкогo бага — “бог” и пата (причастие прошедшего времени от па) — покровительствовать.Поэтому багапатес должно значить “покровительствованный богами”.

Багасакес — от бага и от санкритского сак — “быть сильным”. Поэтому багасакес должно означать: “сильный, как бог”.

Багоас происходит от бага и от зендского глагола ав — “покровительствовать”. Значит то же самое, что багапатес.

Багафанес от фанес и бага: по мнению Опперта, это имя также означает “покровительствованный богом”.

Далее, армянское баг — ин у М. Хоренского употребляется в значении “жертвенника с изображением божества”.

Баг-а-ран от баг — “бог” и ран — “жилище, дом”, означает “дом богов, храм богов”; а — частица, служащая в армянском языки связью в сложных словах.

Баг-а-ван от баг и ван — “место, жилище, приют” (***, ванк', ***, ванатур дик') значит: “жилище богов”.

Бага-а-риндж от баг, зиачение которого мы уже знаем, и от риндж, настоящее значение которого хотя и неизвестно нам, но по аналогии можем заключить, что вероятно и оно означает место. И потому багариндж или багайариндж, вероятно, имеет тот же смысл, как и багаран и багаван.

Бaг-н-aйp, ***, баг — ин, значение которого уже нам известно из предыдущего объяснения, и от айр,*** — "пе-щера”; поэтому баг-н-aйp значить “пещера жертвенника”.

101. При реке Ахуриане. Иначе называется Ахуран, нынешний Арпа-чай.

102. Муж c дурным глазом. О дурном глазе Еруанда и вообще о его царствовании см. у М. Хорен. Кн. II, гл. XXXVII-XLVII.

103. Где сливается река Метцамор с Ерасхом. Метцамор небольшая река, впадающая в Ерасх; Ерасх же есть армянская форма реки Аракс.

104. Подробности о царствовании Арташеса см. у М. Хор. Кн. II, гл. XLVII-LXI.

105. Моисей Хоренский не говорит, чтобы Артавазд утонул в реке; напротив, по его словам, царь армянский, отправившись на охоту, во время переезда через арташатский мост, помешался, долго носился на коне и наконец упал в пропасть и погиб без вести.

106. Екехеац — иначе называется Езенка — округ провинции, называвшейся Верхней Apмeниeй, что в Великой Армении.

107. Басенский округ с большим селением, Вахарш-аваном (Копри кой), находился в Айраратской области. — Касах же небольшая река, протекающая в Вахаршапате.

108. Первоначальное название этого города Артимед к'ахак', т. е. "город Артемиды;” потом он был назван Аван Вардгеси, т. е. "селение Вардгеса". После того как Вахарш обвел его стопами, он назван Вахаршапатом; наконед в V веке по Р. X. был уже известен под именем Нор-к'ахак', т. е. "Нов-город”: теперь — деревня Вахаршанат близ Эчмиадзина.

109. О Бульхарах см. 150 примеч. к нашему перев. М. Хор.

110. Хазиры — Хазары см. о них 305 примеч. к нашему переводу Пет. Моисея Хорен.

111. Врата Чора — это Железные ворота, Дербендское ущелье, Албанские ворота, pylae albanicae, Цур Прокопия (см, его Готские достопримеч. Кн. IV, гл. III).

112. О царствовании Вах'арша см. у М. Хор., кн. II, гл. LXV.

113. Ист. М. Хор., там же, гл. LXXI-LXXV.

114. У Агафангела, историка царствования Хосрова и сына его Тердата, в подробности рассказавшего жизнь и деяния св. Григория, просветителя Армении, Парс этот называется не Бцндаром, а Бурдаром. Обстоятельный и подробный рассказ о Анаке, отце Григория, и об этом последнем, как о апостоле Армянской земли читатель найдет у Агафангела, у Моис. Хорен. во II кн. его Истории, гл. LХХХ, и у Зеноба Глака в его Истоии Таронской области Венеция, 1832, стр. 20-23).

115. Цари Ефт'алов,***. При правописании этого имени, как и вообще всех собственных имен не европейского мира, мы держались форм армянских. Ефт'алы — это Гунны Ефталиты византийских и Хайателлех пapcийских писателей. См. 32 примеч. к нашему перев. Истории М. Хорен.

116. Земли Tченов,***, — Китай. Что Сурен, брат Григория Просветителя, мог достигнуть царского престола в Китае, вещь очень естественная, в особенности если вспомним, что отец его, Анак, был выходцем из Бактрии. Этот факт, тем вероятнее, что Зеноб Глак, ученик Григория Просветителя, сообщает нам о нем подробности, которые, без сомнения, переданы ему апостолом Армении. Кроме этого источника Зеноб указывает на какую-то Историю Ефт'алиниака на греческом языке и на Историю царства Тченов, которая, как он уверяет, в начале IV века существовала в Едессе. Это указание нам кажется в высшей степени интересным и потому мы не лишним считаем сообщить его и нашим читателям словами самого историка: “Когда Анак убил Хосрова, то царь при последнем своем издыхании приказал предать мечу весь род Анака. Бурдар, узнав об этом приказании царя, бросился к жене Анака — Огухи, вырвал из ее объятий Григория и отдал его жене своей Софии. Брата же его, Сурена, нянька у вела к парсийскому двору, где он получил воспитaниe у тетки своей, супруги царя Джуаншира-Ефтала. Достигнув совершеннолетия, Сурен после смерти Хосровухи отправился в Землю Тченов и, пробыв там десять лет, наконец вступает на престол Тченов и царствует девятнадцать лет. Некоторые полагают, что Яков, по прозванию Мудрый или Кроткий,***, был брат Григорию; но это несправедливо ибо Яков был двоюродный брат святому Григорию; мать же его называлась Хосровухи. Когда же умерла мать его и отец его, Тиран, пал на войне от руки Регеса, царя Лепник'ов, Яков с сестрою своею, Аскдие, поселился там. Через несколько времени племянник его по сестре пошел в землю Готов, где и воцарился: в последствии он был схвачен Тердатом, бывшим еще тогда у греческого царя. Это был тот самый Гот, который пришел войною на Диоклетиана, царя греческого, о чем повествует Агафангел. Если желаешь подробно знать все это, говорит Зеноб, то прочитай Историю царствования Евт'алиниака, написанную греческими буквами (В подлиннике стоит: ***. Последния слова мы перевели "написанную греческими буквами”; и это — буквальный и точный перовод слов нашего автора. В начале IV века армяские письмена еще не были изобретены, и Армяне писали свои книги буквами: cиpийcкими, греческими и парсийскими, как то говорят М. Хоренский, Корьюн и Лазарь Пapпcкий. Значит, Иcтopия Ефт'алиниана, на которую ссылается Зеноб Глак, была армянская книга, написанная греческими буквами), или же Историю царства Тченов, которую ты найдешь в городе Урхе (в Едессе) у историка Барда” (см. стр. 21-22).

117. И в Дарбанд. Зеноб Глак в выше приведенном нами отрывке не упоминает о Дарбанде. Если это Дербенд, то оно как-то не вяжется с Землею Тченов. Вероятно, это — бессмысленная вставка переписчика.

118. Это — Яков Низибийский, ***, по прозванию Мудрый или Кроткий,***.

119. Аридес. — У Зеноба это имя пишется Peгec, *** которое из этих чтений правильнее, трудно определить.

120. Сестра Якова — Сакден, у Зеноба называется Аскдне. Вероятно, есть искажение в правописании того или другого имени, правильность которого впрочем трудно восстановить по причине недостатка списков.

121. Хрче — племянник Якова. Под этим именем он является в первый раз только у нашего автора, ибо ни один из древних армянских историков или летописцев не упоминает не только о имени, но и о существовании его.

122. См. подробности о подвигах Тердата, совершенных, им во время пребывания своего в Греции у Агафангела (Венеция, 1835 г. стр. 40 — 45).

123. И наконец бросили его в Хор-вupaп. Так называется до сих пор яма, где Григорий Просветитель провел по одним 13, по другим 15 лет. Хор-вирап находился в араратской области в хорошо-знакомом древне-западным писателям Арташате (Artasata), городе с крепостью, в которой но словам Агафангела и был Хор-вирап (см. тоже изд. стр. 99, 101). Хор,***, по армянски значит глубокий; вирап, *** — слово сложное, состоящее из двух парсийских слов, а именно, ви или би — “без” и an, аб — “вода”; буква р,*, часто входит в армянские слова, как благозвучие (*** — ***; *** — ***; *** — *** и т. д.). И потому вирап,*** должно значить безводный; какова действительно и была та глубокая яма, куда был брошен св. Григорий царем Тердатом.

124. Царственные девы — по армянски тикнайк', ***, множественное от тикйн, ***: — сложное слово, состоящее из mи, *** и кин, ***. Ти, не имея формы единственного числа, всегда употребляется в множественной форме: тик', *** (***“достигнуть возраста, совершеннолетия”), и значит “рост, высота, великость;” и потому muкин,***, значит “большая барыня, царевна, царица, (***), жены, девы царского происхождения”. Это же самое слово ти, ***, встречаем и в составе: тэр,***, которое ничто иное как mu aйp,***, “великий муж, господин, владетель, государь”; достаточно взглянуть на изменения этого слова по падежам, чтобы убедиться в том, что слово тер,***, действительно сложное: родительный падеж его тъярен,т.е. ти арен,*** = ***, именит. множест. числа тьярк',т.е. ти арк',*** = *** и т. д. На этом основании мы и передали армянское тикнайк', *** = ***, через “царственные девы”.

125. Тут речь идет о св. Рипсиме и ее спутницах, искавших убежища в Армении во время царя Тердата и принявших от этого последнего мученическую кончину. См. о пих у Агаеангела стр. 109, 118 и далее.

126. Злоключение постигает царя. Легенда говорит, что с того времени, как Тердат приказал бросить в Хор-вирап Григория, его постигли величайшие бедствия: он одичал и потерял все человеческое; такое же наказание постигло и весь его народ, пока не был выведен из ямы св. муж, который своею проповедью обратил как царя, так, и народ в христианскую веру, и тем дал им возможность достойно носить образ человеческий. (См. у Агафангела, стр. 569 и далее).

127. от поклонения дэвам, — поармянски дивапаштут'ьюн. ***. Мы перевели это слово через “поклонение дэвам”, а не поклонение "диаволам или бесам”, на том основании, что дэв,***, у Армяц-язычников значило просто бог -(поклоняться дэвам, т. е. богам): С принятием христианской веры все языческие божества из дэвов обратились в диаво-лов, бесов, злых духов на языки первых учителей Церкви. Филологическое объяснение слова дэв читатель найдет в примеч. 59 и 60 к нашему перев. Ист. Моисея Хоренского.

128. В крепость Aни: — в округи Даранахи в провинции Верхней Армении; место погребения армянских Аршакидов. Писатели XII п XIII веков называют, его Камахом. Не следует смешивать Ани-крепость с городом - Ани, находившимся в Ширакском округе Араратской провинции прн реке Аху-pиaне (Ариа-чай), развалины которого до сих пор существуют и который был столицей царей Багратуни.

129. См. у М. Хорен. Кн. II, гл. LXXXII.

130. Kем были принесены в Kecapию мощи св. Иоанна Предтечи? На этот вопрос Зеноб Глак в своей Истории Таронской области отвечает следующим образом: “Евангелист Иоанн, из Патмоса прибыв в Ефесу и отправившись в Иepyсалим, по особому благоволению божию, находит могилу св. Предтечи. И ночью взяв его тело, отдает его своему ученику, епископу Поликарпу, приказав отнести в Ефесу в церков, им самим построенную во имя св. Богородицы. После кончины евангелиста святые мощи Иoaннa Предтечи оставались в Ефесе до царствования Деция, при котором в Eфecе был ученик Акдена, Фармел (Фирмилиан?). Изгнанный оттуда, этот последний пришел в Kecapию, имея с собою все мощи св. Предтечи, кроме головы: он положил их в хранилище, где они и оставались до царствования Диоклетиана” (стр. 23, 24). — По принятии св. Григорием рукоположения от Леонтия, пaтpиapxa кecapийcкaгo, этот последний после долгих убеждений согласился уступить ему половину мощей Предтечи вместе с мощами Афанагена, который Григорий принес в Армению.

В подлиннике при имени Деций стоит слово: ***, nepушиaнoc, которое должно быть ничто иное, как искаженное имя епископа Фирмилиана, о котором была речь выше.

131. Зеноб также упоминает об этих двух драгоценных камнях (см. у него стр. 24).

132. Аштишат или Иaшmuшam — селение в Таронском округе Туруберанской провинции Великой Армении, знаменитое своими языческими храмами, а именно: храмом Вахевахиан, где стояла золоченая медная статуя Геркулеса; храмом Анахита и наконец храмом Астх'ика. — Аштишат или вернее Иаштишат — слово, состоящее из двух древне-парсийских слов, из иaшm, *** — “жертва” и шат — “место”. Поэтому иаштишат значит “место жертвоприношений”. Моисей Хор. хорошо знал значение этого последнего слова, когда, говоря о Иаштишате, называет его “***", местом жертвоприпошений. (См. Кн. II, гл. XIII.) — Слово шат,***, довольно часто встречается и в других собственных армянских именах с тем же значением места: напр. Арташат, Еруандашam, Варданашат.

133. Об индийских выселенцах ничего не упоминается у М. Хоренского, который впрочем довольно подробно указывает на появление в Армении разноплеменных переселенцев из разных государств. — Зеноб Глак первый указывает на этих индийских выходцев, которые, как видно из его рассказа, составляли чисто-жреческую колонию. Они явились в Армении в царствование Вахаршака. т. е. в половине II ст. до Р. X. Предводительствовали этой колонией два брата Индийца — Диметр и Гисане, которые, подозреваемые в измене индийскому царю, Динаскесу, навлекли на себя гнев сего последнего, в следствие чего принуждены были искать спасения в бегстве. Они явились к армянскому царю, Вахаршаку, который отвел им в собственное их владение в Туруберанской области Таронскую землю, где они поставили в Аштишате изображения богов, которым поклонялись в Индии. “По прошествии пятнадцати лет после прибытия в Армению двух братьев, Вахаршак приказал, говорит Зеноб, убить их, но не знаю за что именно”. Оставшиеся от них три сына: Куар, Мехтис и Хорьян на горе К'арк'е (близ Евфрата против Таврских гор) поставили два идола в память Гисане и Деметра, служению которых они посвятили себя”.

Зеноб Глак описывает этих индийских выходцев в следующих выражениях: “Они были отвратительного вида, ибо были черны, с длинными волосами и внушали отвращение; и это — по причине индийского своего происхождения”. (См. стр. 35 и 35.)

Эта жреческая колония пустила глубокие корни в Таронской земле в продолжение четырех сот лет своего существования. Что она была слишком сильна и имела много последователей, видно из того, что св. Григорий, после своего посвящения в пaтpиapxи, из Кесарии прямо направляет свой путь в Таронскую землю в сопровождении царя Тердата и великих армянских нахараров с многочисленным войском. Жрецы встретили Тердата и Григория с оружием в руках: завязалась долгая жестокая борьба; с ожесточением и с проклятием на устах они нападали на христианское армянское воинство, и только после отчаянного боя на смерть они принуждены были уступить силе противной стороны и признать себя побежденными. Идолы их были сокрушены, храмы разрушены, служители храмов и дети жрецов, упорствовавшие в своей вере, были отправлены в Пайтакаран (город области того же названия) после того, как обрили им головы (см. стр. 25-38).

134. Они носили длинные волосы. Как брахманы, так и весь народ индийский до сих пор носят длинные волосы; и потому описание Зеноба в этом отношении совершенно верно. Зеноб, говоря о длинных волосах этих колонистов, употребляет слова: гес, ***, и производное от него:гис-а-вор,***. Это слово встречается в санскрите под формою геса и значит, как и армянское гес — волосы и длинные волосы; отсюда и русская коса.

Кроме гес,***, в армянском языке встречаются еще следующие слова, выражающие собою одно и то же понятие с некоторыми, конечно, оттенками: таковы, hier,***; варс,***; тцам,***, маз,***. Заметим только, мимоходом, что первое из этих слов — hier,*** — “волос”, тождественно с немецким: das Haar и английским: the hair.

135. “И до сих пор некоторые, следуя их примеру, отпускают косу, что строго воспрещается”. Слова “до сих пор” Вардан употребляет как бы от лица Зеноба, у которого он заимствует эти подробности; иначе они не имели бы никакого смысла.

136. В те дни уверовал в Господа...” Армянские историки: Агафангел, секретарь царя Тердата, и Зеноб Глак, ученик Григория Просветителя — говорят, что христанская вера была уже введена в Армению (в 301 или 302 г.), когда Константин принял учение Спасителя. Созомен то же утверждает; а по Евсевию (Цер. Ист. Кн. IX. гл. 8.), это великое событие совершилось в Армении в 311 году. — Сен-Мартен в своих дополнениях к Истории Византийской империи (см. Lebeau, Paris, Т. I, 1824, р. 76 и 77) полагает, что с 276 года христианское учение было уже государственною религиею в Армении. “Осьмнадцать лет спустя после восшествия Тердата на армянский престол и около 30-ти лет прежде обращения Константина. Армяне вместе с царем своим приняли христианскую веру” (Fragments d'une Histoire des Arsacides, Т. II, Appendice, p. 291).

137. Испанец Константин. Вардан прямо называет Константина Испанцем на том вероятно основании, что Агафангел, говоря о принятии Константином хрисианской веры, присовокупляет, “что он воцарился в то время в земле Испанцев и Итальянцев” (см. стр. 642); другого объяснения я не могу найдти этому мнению нашего автора, которое совершенно ново, хотя относительно места рождения Константина Великого и существуют различные мнения. Прокопий родиною его считает небольшой город Дрепан, что в Вифинии; из английских ученых одни указывают на Йорк, тогдашнюю резиденцию римских правителей, а другие — на Кольчестер; но вообще местом рождения Константина принято считать Наиссу в Дардании (см. Lebeau Histoire du Bas-Empire, T. I, Paris, MDCCCXXIV. p. 23,24).

138. “Оба папы, Григорий и Сильвестр”. Слово: папы,***, стоит в подлиннике. Должно заметить, что армянские патриархи или первосвященники никогда и нигде не называются папами; кафоликос, nampиapx, первосвященник — вот титла, которые они обыкновенно носят. Здесь Вардан с умыслом употребляет это слово, приписывая его равным образом, Григopию и Сильвестру, желая показать этим, что оба первосвященника по сану и по власти своей равны между собою.

139. Весь зтот отрывок, в котором читатель видит подробности о свидании Тердата и Григория с Константином и Сильвестром, основан на известной, так называемой “Договорной Грамате, “***, которую, будто бы, заключили между собою в Риме во время своего свидания вышеупомянутые цари и архипастыри. Об этой “Договорной Грамате” ничего определительного не упоминают: ни Зеноб Глак — ученик Григория, ни Агафангел — секретарь Тердата, ни Моисей Хоренский. Для нас достоверность этого памятника составляет вопрос, ибо нам кажется, что “Договорная Грамата” есть произведение позднейших времен. Мы постараемся представить наше мнение об этом вопроси в особой брошюре, на которую в свое время попросим компетентных читателей обратить свое внимание.

140. Всю страну Ахованскую. Ахованк' — одна из провинций Великой Армении.

141. Ух'кая или Ох'кан — крепость в Туруберанской провинции Великой Армении.

142. Тчеп Мамгун. Этот выходец из Китая, родоначальник известного и славного рода Мамиконов, доставившего Армении мужей именитых, прибыл в Армению в царствование Тердата в первой четверти IV века. Подробности о нем читатель найдет в Истории М. Хорен. Кн. II, гл. LXXXI.

143. Царя Басилов. По М. Хоренскому (см. его Географию) народ Басилов или Басликов жил в Сарматии близ Этиля (Волги).

144. Описание единоборства Тердата с царем Басилов читатель найдет в LXXXV гл. II Кн. Ист. М. Хоренского.

145. У Григория Просветителя было два сына: Верт'анес и Аристакес или Рестакес. По Агафангелу этот последний, вызванный царем Тердатом из Kecapии, где он пустынножительствовал, был посвящен отцем своим в епископы и потом отправлен царем армянским и св. Григорием на Никейский Собор, в котором он участвовал и откуда принес в Армению его постановления. Он был человек строгой и святой жизни, муж необыкновенной учености, “превосходивший, говорит Агафангел, даже отца своего в деле апостольства - ***. По кончине св. Григория Аристакес вступил на патриарший престол армянский (см. у Агафангела стр. 633-39).

146. Скройся, подобно великому Моисею... Предание говорит: когда настоятелем Глагского монастыря был Епифаний, ученик Антония, на десятом году его управления явился туда св. Григорий и провел там четыре месяца. Антоний и Кронидес вывели его оттуда с следующими словами: “удались в пустынные, бесплодные места, дабы никто из людей не прославил тебя по причине твоей святости”. — И он удалился в пещеру Мане, где, по прошествии семи лет, скончался. (См. Летопись Иoaннa, епископа Мамиконского, Венеция, 1832, гл. I, стр. 7.) Пещера Мане была в горе Cепyxе, ***, в округе Дарапахи провинции Верхней Армении. Здесь, в этой пещере скончался просветитель Армении в стоячем положении, опершись на свой посох, как повествует Вардан. Но другому преданию, его нашли пастухи в дупле кипарисного дерева: по одним — в сидячем, по другим — в стоячем положении с посохом в руке. Пастухи, не подозревая кто он, предали его земле. По прошествии мнoгux лет отшельник Гарник по Божиему внушению открыл тело Григория, перенес и положил его в деревне Т'ордапе (в округе Дарапахи) в саду, где св. муж любил некогда прогуливаться (см. М. Хорен., кн. II, гл. ХСI и мое изд. Истории Иoaннa Кафоликоса, Москва, 1883, стр. 23, 26). Иоанн Кафоликос, говоря об откры-тии тела великого армянского исповедника, хотя и употребляет выражение: по npoшecmвиu многих лет, однако не определяет с точностью — в каком именно году это совершилось. — Гора Сепух у последующих писателей называется обыкновенно Горoю св, Григория.

147. Воздали месту должный почет, т. е. оно сделалось местом поклонения, куда стекались пилигримы со всех концов Армении.

148. Apeг,***, восьмой месяц армянского года, соответствующий апрелю.

149. Я не мог определить с точностью географического положения большей части собственных имен, встречающихся в этом отрывке, и потому удержался от натянутых объяснений, который вообще ни к чему не ведут. Известно, что во время Константина Великого империя была разделена на четыре префектуры, из которых каждая имела свои диоцезы или епарxиu — aемата (как и Вардан говорит), и каждая епархия — свои провинции. Капутакек, Тевлахуник, Анатоликек, Хараснек и Дазимон были епapxии, которые вероятно входили в состав Восточной префектуры, заключавшей в себе, как известно, все страны Азии, Египет с Ливиею и Фракию. — Что же касается до провинции Араменакек, греческого Армениакон, то должно заметить, что она была в Первой Армении.

150. См. об этой короне перв. Кн. Паралипом. гл. XX-XI.

151. Подробности о кончине царя Тердата читатель найдет у М. Хор. во II кн. его Ист. гл. ХСII.

152. О Рестакесе, младшем сыне св. Григория и втором армянском патриархе см. у М. Хор. кн. II, гл. XCI; о Верт'анecе же, старшем сыне Просветителя и третьем патриархе см. у Фауста Византийского, кн. III, гл. 3.

153. О кончине епископа Григориса см. у Фауста Визант., кн. III, гл. 6.

154. Амарас — деревня в Арцахской провинции.

155. О бедствиях, постигших Манатчихра Рештуни, в следствие проклятия св. Якова Мецбинского, см. у Фауста Византийского, кн. III, гл. 10; — у М. Хор., кн. III, гл. VII.

156. Констанций Галл и Флавий Юлиан.

157. Сыновья Константина Великого — Константин от 337-340, Констанций от 337-361, и Констанций от 337-350.