Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ТИТМАР ИЗ МЕРЗЕБУРГА

ХРОНИКА

CHRONICON

Введение

Среди исторических источников, дошедших до нас от времени саксонской династии, «Хроника» Титмара, епископа Мерзебурга, издавна считается наиболее ценной. Своим высоким значением она обязана не занимательности изложения и не стилистическим достоинствам. Напротив, необозримое изобилие подробностей подаваемого ею довольно разностороннего материала делает её тяжело читаемой. Однако, хоть и трудно иной раз проследить достаточно запутанную канву событий, работа постоянно компенсирует это непосредственным участием, которое епископ, как священник и политик, принимал в сообщаемых им событиях. Его подробные свидетельства о пограничной политике Оттонов, о ранней истории западных славян, а также об отношениях между немцами и их славянскими соседями проливает яркий свет на неизвестный нам мир того времени. Подробно, со знанием дела излагает он также события, имевшие место в соседних с Саксонией странах. Благодаря этому «Хроника» приобретает характер неоценимого культурно-исторического источника той эпохи. Перед нами в мельчайших подробностях предстаёт картина жизни, верований, мыслей и чувств людей той эпохи, то есть рубежа Х – ХI вв. Ничто не покоится только на литературной традиции. Всюду мы ощущаем личное участие и оценку человека, который, ничего не приукрашивая и глубоко любя свою Саксонскую родину и дом правителей, лично участвует в судьбах государства. Глубоко чувствует он свою ответственность перед Богом и королевской династией. Эта целиком личная позиция Титмара придаёт его работе даже в мелочах и чудесных историях отпечаток необыкновенной свежести и наглядности.

Происхождение Титмара

Титмар происходил из знатного рода графов фон Вальбек, родовые владения которых лежали поблизости от Хельмштедта на верхнем Аллере. Рядом находились Магдебург, Эльба и, соответственно, граница со славянами. Принимая деятельное участие в обороне Саксонии и защищая немецкие интересы в беспокойной стране вендов, эти господа видели в этом свою политическую и военную миссию. Многосторонние династические союзы и, опять таки, пограничная и церковная политика Оттонов расширили их кругозор и одновременно круг деятельности. Ядром государства для них оставалась Саксония. Гордость переполняла их от осознания того, что вся Западная Европа управляется императорами из их племени. Прадед Титмара Лиутар I пал в 929 г. при Ленцене в битве с лютичами. Его одноимённый сын женился на Матильде из дома Тюрингенских владельцев Кверфурта, племянник которой Бруно из Кверфурта, будучи епископом-миссионером, был убит в 1009 г. язычниками-пруссами. Как приверженец Генриха Баварского, - младшего сына короля Генриха I, - граф Лиутар принял участие в неудачном покушении на жизнь Оттона Великого на Пасху 941 г. в Кведлинбурге. В качестве искупления этого проступка он позже основал в Вальбеке монастырь. Пребывая под довольно мягким арестом у Бертольда, графа Швейнфурта, который принадлежал к знатному роду Бабенбергов и был самым сильным человеком в баварском Нордгау, он выдал за него замуж свою дочь Эйлу. Умер Лиутар II в 954 г.; супруга пережила его и скончалась в 991 г. После смерти Оттона II в 984 г. их старший сын Лиутар III, очевидно, присоединился к партии Генриха Сварливого; при соглашении с Оттоном III в 985 г. он получил Нордмарк (985 – 1003 гг.), который после славянского восстания 983 г. фактически был ограничен пределами Альтмарка. Своего сына Вернера, который унаследовал эту марку (владел ею в 1003 – 1009 гг.), он женил на Лиутгарде, дочери Эккихарда, маркграфа Мейсена. Хоть невесту и пришлось похитить, установление брачных отношений с честолюбивым Тюрингенским родом ещё раз подняло престиж рода Вальбеков. Правда, Вернер из-за нарушения им земского мира лишился в 1009 г. марки, а в 1014 г. и самой жизни. Его брат Бертольд в качестве искателя приключений участвовал в 1017/18 г. в междоусобицах на Нижнем Рейне и не стяжал себе доброго имени. А третий брат, Дитрих, был монахом в Магдебурге и, несмотря на то, что был избран братией в архиепископы, карьеры не сделал (император не утвердил его в этом звании). Сестра их Бригитта стала аббатисой в Магдебургском монастыре св. Лаврентия.

Младший брат маркграфа Лиутара Зигфрид (отец Титмара) женился около 972/73 г. на Кунигунде из дома графов фон Штаде, которые, наряду с Биллунгами, прославились в борьбе со славянами и викингами в низовьях Эльбы. Дед Кунигунды – Лиутар – тоже пал в 929 г. в битве при Ленцене. Его сын Генрих (дед Титмара) вместе со своим братом Зигфридом участвовал в славянской войне 955 г. герцога Германа. Благодаря своей супруге Юдифи, принадлежавшей к роду франконских Конрадинов, он породнился со знатными господами Рейнланда и герцогами Швабии. От брака между Генрихом и Юдифью родились три сына и три дочери; из них Лиутар-Удо пал в 994 г. в бою с викингами. Его брат Генрих, сына которого они тоже убили, основал монастырь Харзефельд и умер в 1016 г. Отцовское графство после него унаследовал их 3-й брат Зигфрид, сын которого Удо приобрёл в 1056 г. саксонский Нордмарк. Сестра их Герберга предположительно считается матерью Дитриха, епископа Мюнстера. Другая сестра – Хатуи – была аббатисой в Хееслингене, а третья – Кунигунда – супругой Зигфрида фон Вальбека и матерью Титмара. После смерти Юдифи Генрих фон Штаде вторично женился на Хильдегарде; благодаря их дочери, - она носила одно с матерью имя и вышла замуж за Бернгарда, герцога Саксонии, - установился тесный династический союз с Биллунгами.

Отец Титмара – Зигфрид – унаследовал часть отцовского графства и был участником многих походов против славян. В 972 г. он вместе с маркграфом Ходо сражался в битве при Цедене против Мешко Польского. Летом 979 г. император передал братьям фон Вальдек под стражу обвинённого в государственной измене Геро, графа Мёкернгау, дочь которого позже вышла замуж за Зигфрида фон Штаде. В марте 983 г. Зигфрид фон Вальбек находился в Кёльне. Его умерший там же брат Лиутар был погребён в Кёльнском соборе. Возможно, эти связи с Кёльном достались им в наследство от матери (из рода Конрадинов). Осенью 983 г. Зигфрид сражается на р. Тангер против славян. В 990 г., будучи на службе у императрицы Феофано, он принимает участие в походе против Болеслава Чешского (в поддержку Мешко Польского). Затем следует поход против занятого лютичами Бранденбурга. Здесь он неудачно упал с лошади и уже не смог оправиться от этого. 15 марта 991 г. Зигфрид умер в Вальбеке. Его супруга последовала за ним 13 июля 997 г.

От брака Зигфрида с Кунигундой родились 5 сыновей. Оба старших, Генрих и Фридрих, которые родились, видимо, в 973 и 974 гг., получили светское образование. Генрих унаследовал в 991 г. отцовское графство. Фридрих стал, уже после смерти Титмара, бургграфом Магдебурга. В 998 г. оба они помогали своему двоюродному брату Вернеру в памятном похищении им из Кведлинбурга невесты Лиутгарды. Фридрих участвовал также в убийстве Вернером графа Деди из рода Веттинов в 1009 г., которое привело к потере Вернером его марки. Генрих же пытался оказать ему своё содействие в 1014 г. – во время последнего нарушения Вернером земского мира. Мы знаем далее, что он принял участие в походе Генриха II в 1004 г. в Чехию и против Бауцена. – Три младших брата избрали духовную карьеру. Титмар родился в 975 г. Зигфрид, которому брат посвятил свою хронику, был монахом, в 1009 – 1022 гг. – аббатом в монастыре Берге близ Магдебурга, а в 1022 – 1032 гг. – епископом Мюнстера. Бруно получил своё воспитание в Корвейском монастыре. В 1025 г. он стал аббатом в Берге и почти одновременно также в Ниенбурге на р. Заале. В 1034 – 1049 гг. он занимал пост епископа Вердена. Их сестру Оду, вышедшую замуж за Гоцвина, графа Фалькенбурга, упоминает только Annalista Saxo (в 1049 г.). Сводный брат Виллигиз стал в 1009 г. приором фамильного монастыря в Вальбеке.

 

 

Юность Титмара и начало карьеры

 

Титмар, согласно его собственному указанию (III, 6), родился 25 июля 975 г. Видимо, в Вальбеке. Епископ Хальберштадта Хильдевард крестил его и миропомазал (IV, 18). При взгляде на историю его семьи можно лишь отрывочно показать те сложные отношения, в условиях которых он жил. Живо ощущал он своё родство с домами Каролингов и Оттонов. Начальное образование Титмар получил в Кведлинбургском монастыре у тётки своего отца Эмнильды (IV, 16). Здесь он, очевидно, был свидетелем избрания в 984 г. королём Генриха Сварливого, а в 986 г. – возвращения им власти Оттону III. В 987 г. граф Зигфрид привёз его к аббату Рикдагу в монастырь Берге, где тогда, к сожалению, не было ни одной свободной вакансии. Поэтому 1 ноября 990 г. он передал сына в Магдебургский соборный монастырь (IV, 16). После смерти отца, а затем и бабушки, последовавших в 991 г., началась ссора из-за наследства с дядей – маркграфом Лиутаром. Благодаря Оттону III тяжба была улажена в пользу Титмара и его матери Кунигунды (IV, 17). Когда в 994 г. викинги захватили в плен его дядей – графов Штаденских, юноша должен был отправиться к ним в качестве заложника. Кунигунда употребила тогда для освобождения своих братьев много денег. По счастью, когда Титмар прибыл в Харзефельд, братья уже освободились, и он таким образом целым и невредимым смог вернуться в Магдебург (IV, 23 и сл.). Там он получил превосходное образование у Эккихарда Рыжего, а затем у Геддо в одной из лучших школ того времени. Обучение длилось около 9 лет, как мы можем заключить из «Жизни» Адальберта Пражского, который в 983 г. покинул Магдебург (Бруно, Жизнь Адальб. С. 6). Известно, что школьным товарищем Титмара был Бруно Кверфуртский (VI, 94). Около 1000 г. Титмар стал членом Соборной церкви. Всю свою жизнь он чувствовал связь с местами своего обучения и благодарность к своим наставникам.

После смерти матери (997 г.) Титмар унаследовал значительные, но по большей части неизвестные нам земли. Сам он называет поместья в Хееслингене (близ Штаде), в Роттмерслебене (близ Магдебурга), в Эйсдорфе (близ Лейпцига) и половину фамильного монастыря в Вальбеке (I, 13; VI, 39; 42; 47; VIII, 15), - второй его половиной владел дядя Титмара Лиутар (VI, 44). Чтобы стать приором этого монастыря, Титмару пришлось добиваться согласия дяди, которое тот дал, только получив большое отступное. Дитрих, бывший тамошним приором, также получил компенсацию за отказ от своей должности. Так, путём симонии, что соответствовало духу того времени, Титмар добился желанной должности. В то время он довольно легкомысленно относился к своим духовным обязанностям. Так, готовя могилу для жены своего брата, он не остановился перед тем, чтобы выбросить оттуда кости своего предшественника (VI, 43 и сл.). Проснувшаяся совесть заставила его позже совершить паломничество в Кёльн. Время паломничества предположительно может быть датировано или 1003-м г. (в связи со смертью маркграфа Лиутара), или осенью 1004 г. (VI, 45 и сл.; 86). Возможно, что тогда же Титмар посетил также и Токсандрию (IV, 34).

После смерти архиепископа Гизилера (1004 г.) Титмар довольно быстро сумел приобрести расположение его преемника Тагино (1004 – 1012 гг.). Уже в марте 1004 г. он в свите последнего сопровождал короля по пути его в Аугсбург (VI, 3). В конце того же года, - возможно, во время его поездки в Кёльн, - он получил приглашение явиться, чтобы получить сан священника. Рукоположение состоялось 21 дек. 1004 г. в Алльштедте в присутствии короля. Генрих II подарил новому священнику богато украшенную ризу (VI, 46). Затем Титмар, как кажется, присутствовал на соборе в Дортмунде 7 июля 1005 г. (VI, 18; VII, 33), а летом 1007 г. опять находился в свите архиепископа. Тагино пытался тогда в отсутствие короля, - несмотря на то, что саксы не хотели сражаться, - предпринять поход против поляков, но уже в Ютербоге войско разбежалось (VI, 33). Когда под Рождество 1008 г. стало ясно, что дни епископа Мерзебурга сочтены, Генрих II обсудил в Пёльде со своим доверенным советником вопрос о его преемнике. Тагино рекомендовал на эту должность Титмара, оповестив братию о положении дел (VI, 38). И, несмотря на то, что король позже стал склоняться к другой кандидатуре, архиепископ употребил после смерти Вигберта (24 марта 1009 г.) всё своё влияние, чтобы добиться назначения своего кандидата. Потому-то он с неудовольствием воспринял опоздание Титмара, прибывшего ко двору в Аугсбург позже назначенного срока. Тем не менее, 20 апреля состоялось избрание его и инвеститура. 24 апреля, в Нейбурге на Дунае, куда двор прибыл из Аугсбурга, епископ Цейца Хильдевард с помощью ещё 4-х епископов посвятил Титмара в сан. Из Регенсбурга новый епископ отправился на своё новое место, где 21 мая епископ Гавельберга Эрик интронизировал его. Вскоре после этого Титмар передал приорство в Вальбеке своему сводному брату Виллигизу (VI, 39 и сл.).

 

 

Епископство Мерзебургское

 

Для ясного понимания стоявших пред Титмаром задач, думается, будет не лишним вкратце ознакомиться с судьбой его епископства. В процессе реорганизации своей пограничной и церковной политики на славянском востоке, Оттон Великий разделил после смерти маркграфа Геро (965 г.) его марку и, с согласия папы, создал в 968 г. архиепископство Магдебург и ряд подчинённых ему на юге епископств (Мерзебург, Мейсен и Цейц). Ставшее тогда как раз вакантным епископство Хальберштадт должно было выделить для новообразованных епархий часть своего диоцеза. Епископство и марка Мерзебург были особенно малы и, видимо, слабо отвечали возложенным на них задачам (хотя епископ Бозо в 968 г. выбрал себе в качестве епархии из 3-х предложенных вариантов именно Мерзебург (II, 36), ибо он «пребывал в мире»). Марка уже в 976 – 979 гг. (в 982 г. окончательно) была объединена с Мейсенской маркой. Из-за постоянных попыток Хальберштадта восстановить своё прежнее положение возникла мысль о разделе епископства Мерзебургского. Архиепископ Магдебурга Адальберт и епископ Мерзебурга (с 971 г.) Гизилер, будучи, очевидно, сторонниками этого мнения, сумели привлечь на свою сторону императора Оттона II, тогда как братия Магдебурга была противницей этого плана, ибо опасалась уменьшения своих владений (отхода их к Хальберштадту) (III, 12 и сл.). После смерти Адальберта в 981 г. император на основании якобы совершённой при учреждении Мерзебургского епископства ошибки, вопреки воле братии, возвёл Гизилера в архиепископы и утвердил это назначение на соборе в Риме. Хальберштадт получил сам Мерзебург и часть его диоцеза на левом берегу Заале. Остальное было разделено между Мейсеном и Цейцем. 9 бургвардов вокруг Айленбурга и Вурцена Гизилер отписал к Магдебургскому диоцезу, вероятно, для смягчения его братии.

Реформистские замыслы побудили папу Григория V оспорить ликвидацию епископства. В начале 997 г. на соборе в Павии он призвал Гизилера к ответственности; однако, Оттон III поддержал его инициативу только на рубеже 998/999 г. на римском соборе. На этом соборе, несмотря на всевозможные оправдания Гизилера, было принято решение о восстановлении епископства в Мерзебурге. Однако, смерть папы (18 февраля 999 г.) позволила процессу заглохнуть, и император примирился с Гизилером. Но согласие их нарушилось уже в 1000 г., когда созданное императором Гнезненское архиепископство сузило миссионерские задачи Магдебурга на востоке. Теперь император окончательно принял решение вернуть Гизилера обратно в Мерзебург, но тому ещё раз удалось, путём апелляции ко вселенскому собору затянуть дело. Затем умер Оттон III (1002 г.). Понятно, что Титмар при изображении этих перипетий в интересах своего епископства занимает позицию противника Гизилера, стараясь путём церковно-правовых аргументов и личных обвинений обосновать свои притязания государственными интересами (IV, 10; 44; 46).

Только в начале 1004 г. Генрих II в качестве доказательства своего благочестия разрешил Мерзебургский вопрос. Дать столь демонстративное его доказательство императора, видимо, побудил заключённый им союз с язычниками-лютичами (на Пасху 1003 г., см. V, 31) и появление в Германии папского легата (V, 44. – D. H. II Nr. 62 – 64). Гизилер, даже будучи на смертном одре, продолжал противиться возвращению в свою прежнюю епархию и только его смерть 25 января 1004 г. предоставила королю свободу действий. Из страха больших потерь капитул Магдебурга на этот раз выступил против восстановления Мерзебурга, но король добился своего, назначив архиепископом своего кандидата Тагино, а епископ Хальберштадта выразил своё согласие тем, что велел инвестировать нового архиепископа своим посохом. Епископом Мерзебурга был назначен королевский капеллан Вигберт, который прежде поссорился в Магдебурге с Гизилером и его братией (VI, 36 и др.). Папа утвердил случившееся (VI, 100). Но епископство не было восстановлено в своих прежних границах. Генрих II ограничился возвращением ему лишь самого Мерзебурга от Хальберштадта. И, хоть правый берег Заале и был указан в качестве границы с Мейсеном, Цейцем и Магдебургом (V, 44; VI, 1), кажется, только Цейц вернул Мерзебургу его прежние земли. Отношения с Магдебургом и Мейсеном предстояло урегулировать в будущем.

Титмар как епископ Мерзебурга

Титмар вместе с неудовлетворёнными притязаниями своего незначительного епископства принял на себя тяжёлую задачу. Для её решения он в процессе борьбы с соседними епископами нуждался в постоянной поддержке короля. Его односторонний опорный пункт – Мерзебург всем обязан только благочестивым королям Саксонии – должен был послужить политическим тезисом для преодоления существующих трудностей. Но как раз поэтому он должен был прежде всего предъявить свои претензии к Магдебургу непосредственно архиепископу Тагино, к которому чувствовал благодарность. С другой стороны на основании его происхождения и воспитания от него ожидалось энергичное содействие в деле обращения славян, защите границы и антипольской политике. Титмар согласно собственному его изображению был мал и непредставителен. Плохо заживший перелом носа и постоянная опухоль на левой челюсти исказили его лицо. Однако, его отличали энергия и упорство в достижении поставленных целей. Преисполненный гордости за своё происхождение и своих предков, он был пылким, надменным, упрямым и довольно вспыльчивым человеком. Он позволял себе суровые, порой уничтожающие отзывы о французах, бургундцах и итальянцах, но также и о баварцах. Болеслава Храброго и поляков он люто ненавидел. Но даже столь высоко ценимые им саксонские короли и их саксонская знать не знали пощады от его резких упрёков и едких замечаний, когда это казалось ему необходимым. Как кажется, светские обязанности были ему больше по душе, чем занятия теологией. К характерным для его эпохи идеям реформы он, не понимая их, был враждебен. Его работа говорит об основательной вере в чудеса. Несмотря на то, что он, видимо, честно старался тщательно исполнять свои духовные обязанности, душеспасительные заботы зачастую отступали перед политикой. Если и нельзя во всём полагаться на обычные его самообвинения, то во всяком случае можно прийти к выводу о том, что он ясно осознавал те трудности, которые проистекали из его темперамента.

С 1007 г. длилось постоянное военное противостояние с Болеславом Храбрым, который захватил немецкие марки на левом берегу Эльбы. Несмотря на это, воинский дух саксов был весьма низок. Они ссорились друг с другом и не скрывали своего недовольства союзом Генриха II с их прежними подданными язычниками-лютичами. Только в 1009 г. король смог навести порядок. На Троицу он низложил в Мерзебурге нарушившего земский мир маркграфа Мейсена Гунцелина; в том же году он подверг аналогичному наказанию двоюродного брата Титмара Вернера, лишив его Нордмарка. Несмотря на это, и в 1010 г. немецкая сторона ограничилась лишь демонстрацией силы. Титмар, располагавшийся со своим отрядом в Бельгерне, вернулся домой уже из Лаузица, вместе с заболевшим королём, архиепископом Тагино и частью не желавшего воевать войска. В январе 1012 г. Генрих II договорился в Мерзебурге со знатью о 5-летнем земском мире и приказал как можно быстрее восстановить к востоку от р. Чёрный Эльстер крепость Лебусу. Титмар принимал участие в её восстановлении. Решающий поход против Болеслава был сорван из-за изгнания князя Чехии Яромира и смерти Тагино. Под руководством нового архиепископа Вальтарда в Шренце близ Галле состоялся, видимо, набор войска, но стремление к миру, а также внезапная, окончившаяся смертью (12 августа) болезнь Вальтарда побудила их вернуться, достигнув лишь Эльбы у Бельгерна. Уже 7 августа Титмар опять прибыл в Мерзебург к королеве, которая в отсутствие супруга ведала делами на востоке. По её приказу он вместе с другими князьями отправился занять оборону по р. Мульде. 22 сентября он в присутствии короля принял участие в назначении нового архиепископа Геро. Затем двор довольно долгое время пребывал в Мерзебурге, где Ульрих, новый князь Чехии, принёс королю присягу. В конце октября епископ нёс гарнизонную службу в Мейсенской крепости. Рождество Христово Титмар провёл в Пёльде в свите короля. Затем, в январе 1013 г. он отправился в Мерзебург ради участия в мирных переговорах с поляками. Здесь, в день Троицы (24 мая) состоялось торжественное примирение. Болеслав и его супруга принесли королю клятву верности. Князь удержал Лаузиц и обл. мильценов в качестве немецкого лена. В сентябре Генрих II ещё раз посетил замок епископа. При отправлении его в поход на Рим Титмар сопровождал его часть пути.

Спокойствие на востоке оказалось, правда, обманчивым. Из-за польских интриг в Чехии в руках немцев очутился сын Болеслава Мешко; вернувшийся в ноябре 1014 г. из Рима император опять в Мерзебурге приступил к новым переговорам с поляками. Тогда же он при обсуждении последнего насилия Вернера и его последствий, не принял к досаде Титмара должным образом во внимание интересы его дома. На Пасху 1015 г. (начало апреля) напрасно ожидали в Мерзебурге появления Болеслава. Туда явился только чешский князь. Дело опять дошло до войны. Правда, Титмар не участвовал в походе этого года. Только после возвращения Генриха в Мерзебург, он был отправлен в октябре вместе с другими князьями в Мейсен, ради обеспечения его восстановления. В 1016 г. царило спокойствие. Титмар горячо сожалел о немецкой бездеятельности. В январе 1017 г. император напрасно пытался начать в Мерзебурге мирные переговоры. Вместо них в очередной раз пришлось снаряжать поход. Таким образом, Титмар 31 марта отправился в Мейсен для усиления его гарнизона. В начале июля собралось войско на правом берегу Эльбы, к юго-востоку от Магдебурга, близ Лейцкау. Епископ, однако, вернулся назад в Саксонию вместе с императрицей. В своём замке он смог в октябре в последний раз дать приют императору. Здесь аббат Ниенбурга Эккихард был назначен епископом Пражским. Затем, вместе с двором Титмар отправился в Алльштедт. Участвовать в заключении Бауценского мира, по сути повторявшем условия 1013 г., он отказался, очевидно, не считая его окончательным.

В своём епископстве Титмар должен был поначалу ограничиться восстановлением упущений своих предшественников (VI, 42). Увеличение диоцеза не удалось. Переговоры с епископом Мейсена Эйдом остались безрезультатными (VII, 25). Только в связи с освящением Бамбергского собора 6 мая 1012 г. Генрих II ещё раз обещал расширение, вернее «восстановление» Мерзебурга (VI, 60). Спустя пару недель смерть Тагино дала Титмару случай поторговаться (VI, 61 и сл.). Подчёркнутым выступлением в защиту права магдебургской братии избирать архиепископа независимо от воли короля Титмар пытается сделать её обязанной себе. Но архиепископ Вальтард вплоть до своего конца ничем не помог ему, приор Рединг также не шёл ему навстречу, а избрание архиепископом Дитриха из рода Вальбеков с самого начала оказалось безнадёжным предприятием. Титмар ещё раз получил от короля прежние обещания. Содействуя избранию архиепископом кандидата Генриха II Геро, Титмар получил не более, чем только подтверждение его владений (17 окт. 1012 г.). Новые переговоры с Магдебургом, которые он предпочёл третейскому суду, как кажется были поддержаны его братом Зигфридом, аббатом Берге. Так был достигнут компромисс: 25 октября 1015 г. Титмар и Геро условились о возвращении Мерзебургу 4-х из 9 спорных бургвардов. Недовольство Титмара этим решением отражает его «Хроника»: сообщая о содержании договора, он сознательно его искажает, видимо, с намерением когда-нибудь возобновить свои притязания на оставшиеся земли (VII, 24). Последние годы жизни епископа были заполнены ссорами с сыновьями Эккихарда. 18 марта 1016 г. архиепископ Геро посвятил в Мерзебурге нового епископа Мейсена Эйльварда, который был братом маркграфа Германа. Устроенный императором 22 февраля 1017 г. третейский суд между ним и Титмаром окончился не в пользу Мерзебурга. Согласно его решению следовало обменять бургварды Вурцен и Пюхен на значительно меньшую часть Мейсенского диоцеза и признать в качестве границы Мульду (VII, 52). В ссоре с маркграфом Германом и его братом Эккихардом за лес Цвенкау Титмар, напротив, имел успех при помощи приготовленной для этой цели грамоты (D. О. II Nr. 90). Эккихардинеры этим, однако, не удовлетворились. Несмотря на то, что брат маркграфа Гунтер пытался их примирить и император предлагал мир, дело дошло до открытого разрыва (VIII, 19 и сл.).

Несмотря на эти неудачи, Титмар многого добился для своего епископства. Многочисленные пожалования императора в землях, церковной утвари, драгоценностях и книгах он заботливо перечисляет в своей «Хронике» и «Мартирологе». До нас дошли грамоты от 1010, 1013 и 1017 гг. (D. H. II Nr. 221; 271; 374; Титмар VI, 102; VII, 66). Были названы и иные пожалования монастырю и братии. С монастырём Берге было заключено духовное братство (UB. Berge 8 Nr. 11).

Умер Титмар 1 декабря 1018 г. (Кведл. анналы). Он покоится в Мерзебургском соборе рядом со своими предшественниками, а с 1021 г. в «епископской часовне» начатой им в 1015 г. (VII, 13) новостройке. От могильной плиты его в настоящее время сохранились только обломки. Однако, сохранилось написанное им собственноручно в Мерзебургском некрологе и требнике последнее желание: «Sacerdos Dei, reminiscere Thietmari fratris tui peccatoris et indigni!» – «Священник Божий, помни о своём грешном и недостойном брате Титмаре

Хроника Титмара

Чисто литературное честолюбие было чуждо Титмару. Его хроника должна была служить практическим целям. Он собирает воедино предысторию и развитие своего епископства, сведения о его правах, владениях и политическом положении, даёт духовное поучение, собирает назидательные примеры доброго и дурного образа жизни, христианских добродетелей и вредных пороков, доказывает справедливое вмешательство Бога в случаи этого мира путём знамений и чудес. И в религиозной, и в политической сфере он постоянно показывает нам вечный спасительный порядок. Постоянно призывает он своего читателя к исполнению христианского долга, заставляет думать о спасении души и, сознавая собственную греховность, открыто умоляет нас о спасительном посредничестве. Титмар пишет как церковный князь, священник и политик, а не как историк. Это объясняет определённые «недоработки» в смысле современной историографии и одностороннюю трактовку отдельных фактов. Ему нельзя поставить в вину сознательного искажения фактов с целью скрыть от читателя истинное положение вещей. Он никогда не воздерживается от резких, порой явно неблагоприятных отзывов относительно высокопоставленных лиц, если считает это необходимым. Этого не наблюдается и в выделяемой им сути и новеллистической обработке материала. Титмар ни в коей мере не является занимательным рассказчиком. В пёстрой последовательности он даёт перечень следующих друг за другом происшествий, которые кажутся ему достойными внимания. Временная последовательность по большей части соблюдается, причём одни факты автор подробно, с любовью объясняет, другие же лишь замечает в немногих словах. При случае та или иная заметка побуждает его к длительным отступлениям, кратким биографиям, анекдотам, семейным преданиям или историям об основании того или иного монастыря. Материал излагается им без всяких пауз, не имея строгого внутреннего членения. Причины событий, а также деловые, связные их пояснения даются им лишь изредка. Обилие материала иногда побуждает его пренебрегать строгой хронологической последовательностью событий. Скачки вперёд и назад во времени заставляют Титмара иной раз быть неточным, делать повторения и пропуски. Его своеобразный стиль зачастую неповоротлив и слабо согласован, работа слишком подробна, но в то же время малопонятна. Не стилистическое искусство Титмара, а обилие поставленных им перед собой задач делают его «Хронику» ценной для нас, но в то же время и трудночитаемой.

Титмар планировал вначале только изображение истории Мерзебурга (I, 1), вероятно, ради наставления своего будущего преемника, к которому он часто обращается по тексту. В последней книге, предчувствуя близкий конец, он особенно чётко подчёркивает это своё первоначальное намерение. Однако, уже при написании первой книги источники его оказались слишком скудны, а кругозор слишком ограничен. Наглядная картина решающего для Мерзебурга периода потребовала включения основной его темы в общую историю империи времени Оттонов, изображения «жизненного пути и деяний благочестивых королей Саксонии» (Пролог I, 7). Уже 1-я книга позволяет заметить это изменение цели работы. Именно благодаря этому труд Титмара приобрёл ценность для широкого круга читателей. Автор посвятил его своему брату Зигфриду, аббату Берге, включив это во введение.

«Хроника» (Пролог I, 39) состоит из 8 книг различного размера и содержания. Каждая из первых 4 книг повествует о времени правления какого-то одного короля (Генриха I, Оттона I, Оттона II и Оттона III). Книги V – VIII изображают время правления Генриха II с 1002 г. до смерти автора: книга 5-я оканчивается восстановлением Мерзебургского епископства (1004 г.); книга 6-я охватывает десятилетие с 1004 г. до 1014 г., т.е. до коронации Генриха II императором; книга 7-я освещает время борьбы с Болеславом Храбрым вплоть до Бауценского мира 1018 г.; наконец, книга 8-я обрывается неоконченной. Поэтические вступления, написанные гекзаметром, предваряют отдельные книги (за исключением 4-й и 8-й), формализованные заключительные обороты и вставки отделяют их друг от друга (I, 28; III, 2; 26). VIII книга лишена заглавия. В IV книге (IV, 54) из-за многочисленных дополнений (гл. 54 – 75) заключительная фраза потеряла смысл.

Имея в своих руках рукопись Титмара, мы с уверенностью можем получить представление о стиле его работы. Ещё будучи в Магдебурге, он делал еженедельные заметки (Хроника еп. Мерз., стр. 10; стр. 174). Вероятно, он и позже сохранил эту привычку. До нас дошли его вставки в Мерзебургском некрологе. Обширный материал был подготовлен Титмаром в его, недошедшем до нас мартирологе (VIII, 13). Составление «Хроники» автор начал вскоре после смерти маркграфини Лиутгарды (13 ноября 1012 г., см. I, 13). В течение 1013 г. были написаны первые три книги. Более раннее время было изложено первоначально довольно скудно. Поэтому в конце книги I были предусмотрительно оставлены свободными 8 страниц. В доходящем до 998 г. изложении, а также для 1012 – 1013 гг. епископ задействовал соответствующие заметки из Кведлинбургских анналов. Они содействовали обилию вставок, особенно, в оставшейся лакуне книги I, 19 – 26, и далее в II, 34 – 42, на вшитой задним числом тетради, а также более мелким заметкам, разбросанным повсюду между строками и по краям. Зачастую они затрудняют дальнейшее изложение повествования. В книгах IV и V новый источник был задействован уже во время записи (IV, 8 – 30), а затем и IV, 13 – 15 было добавлено на отдельном листе. В процессе работы в рукопись было включено в качестве приложения IV, 55 – 75. В книге VI для глав 82 – 91 были использованы соответствующие заметки из Кведлинбургских анналов за 1012 – 1013 гг. Пролог к первой книги также должен был быть готов ещё до 1014 г., ибо после коронации Генриха II императором, Титмар не стал бы говорить о нём, как о короле (Пролог I, 7). Пролог VII книги был составлен в 1014 г. (Vers 11). Дальнейшие заметки делались, вероятно, по мере надобности сразу же после описанных событий. Книга VIII особо ясно позволяет узнать этот образ действия. Ожидая новых вестей, Титмар неоднократно вставлял личные воспоминания или рассказы иного содержания. Чувствуется, как больной уже человек с нетерпением спешит окончить свой труд.

Духовный мир Титмара

Неисчерпаемое обилие фактов, которые Титмар соединил в своей многосторонней картине времени саксонской династии, тем удивительнее, если вспомнить, что в его распоряжении едва ли находились какие-то письменные работы предшественников (см. Пролог I, 14). Используемые Титмаром источники привлекались им только для изображения отдельных деталей. Большинство фактов, особенно касающихся времени его епископата, было собрано им либо из собственного опыта, либо из полученных в ходе опросов и рассказов очевидцев сведений. Кропотливо и со знанием дела собирал он сообщаемые Генрихом II, своими политическими друзьями, духовной братией и многочисленной, благородной роднёй сведения. В центре пристального внимания Титмара находились не только его земляки, но и римляне, скандинавы и, особенно, славяне. Трезво, по деловому рассматривает он земли и обычаи, религию и законы чужих народов, с удовольствием вставляя свои критические замечания. Проявлял он интерес также к древностям (I, 2; VI, 59), заботливо отмечал различные чудесные явления. С живостью и смыслом он неустанно замечает всё, что может иметь хоть какое-то значение для миссионерства и политики, - в случае надобности, даже высказывания простых людей, - при этом сознательно оставаясь в установленных им самим границах.

В его распоряжении были грамоты для Мерзебурга, Магдебурга и Вальбека. Дословно приведены решения Дортмундского собора 1005 г. (VI, 18). Но, по крайней мере, для Магдебурга, Хальберштадта и ряда монастырей Нижней Саксонии (Берге, Корвея, Хельмштедт, Ниенбург) он прямо или косвенно привлекает и другие письменные источники. Можно доказать использование некрологов Мерзебурга, Магдебурга и Люнебурга. Более значительные анналы (для книг I – IV и VI) были заимствованы только из Кведлинбурга. «История саксов» Видукинда Корвейского в её доходящем до смерти Оттона Великого изложении послужила материалом для первых двух книг. Отдельные места указывают на использование «Passio Kiliani martyris secunda» (I, 4), «Planctus Caroli» (VIII, 30), «Жизни Ульриха» Герхарда (I, 8), «Жизни Бруно» Руотгера (II, 23), «Плача о поражении Оттона II при Котроне (III, 21) и, возможно, «Жизни королевы Матильды» (I, 21). Неясно, был ли он знаком с «Хроникой» Регино из Прюма (заметки к 892, 894, 906 гг.).

«Хроника» представляет собой труд человека, стоявшего на вершине образования своего времени. Не даром он получил его в одной из лучших тогдашних школ. Ведь благодаря содействию Оттона Великого соборный монастырь в Магдебурге предоставлял германской знати богатейшие возможности для получения духовного и светского образования ради подготовки к политической или церковной карьере. Известнейшие учёные были собраны в его стенах, многие именитые ученики покинули их. Многочисленные цитаты и ссылки свидетельствуют о богатой эрудиции Титмара. Преобладают, конечно, богословские ссылки на Библию. Но, наряду с ней, встречаются римские классики: Вергилий и Гораций особенно часто, а также Овидий, Персий, Лукан, Теренций, Папиний Статий, Марциал, Ювенал, Макробий и так называемые Дистихи Катона. Из христианских писателей он цитирует Пруденция, Августина, Григория Великого и Исидора Севильского. Неоднократно ссылается Титмар и на «Ecbasis captivi» Х в. Латынь Титмара ни в коем случае нельзя назвать классической. Но как раз многие его излюбленные слова и речевые обороты указывают на основательность его познаний. Времена он употребляет довольно произвольно. Построение предложений не укладывается в обычные для нас рамки. Метрические неточности не существенны.

Задачи Магдебурга требовали основательного образования для будущих миссионеров. Здесь учился Адальберт Пражский. Бруно Кверфуртский также был школьным товарищем Титмара. Большое внимание здесь уделяли языку славян, ибо он был нелишним в церковных буднях на границе со славянским миром. Титмар даёт много верных переводов и этимологических значений иностранных имён. Помимо славянских он также со знанием дела объяснял значение романских слов. Греческого Титмар по всей видимости не знал. Тем не менее, бытовавшая в то время византийская мода привела к употреблению им многих множества греческих слов и выражений, как то «Gnothi sauton», archimandrita (архиепископ), bravium (награда), daimon (демон), fasma (молитва), plasmator (скульптор, творец), tipus (веселье), Theophania (Богоявление). Византийским было и то ручное искусство тех лет, которое епископ позже неоднократно привлекал для украшения своей церкви. Дружен он был с епископом-художником Бернвардом Хильдесгеймским. Одновременно он уважал в нём искусного врача. Равным образом занимались естествознанием, в том числе наблюдением за небом. Герберт д’Орильяк учредил в Магдебурге научные прения. Занимались естественно саксонским, церковно-правовым и, конечно, часто изображаемым у Титмара славянским правом. Подготовке к службе в имперской канцелярии или к духовной карьере служили занятия с содержанием грамот и исторической традицией. Изучали также дипломатические навыки. Описание грамот, бывших его источниками, не было характерно для Титмара. Напротив, он предлагает нам свою их интерпретацию и свои же пояснения. Он не точен в мелочах и не боится отсутствия полноты. Научная точность чужда его стилю. Тем не менее, он, церковный князь, стоящий в центре тогдашней политической жизни, преследовал определённые цели. Это обнаруживает и его вспыльчивый, прорывающийся наружу характер, побуждающий его к пылким, ироничным, суровым и односторонним высказываниям. Непосредственная свежесть таких мест иной раз компенсирует сухое и чисто деловое изложение фактов.

Значение хроники

Несмотря на то, что «Хроника» не нашла широкого распространения, засвидетельствованы многочисленные следы её позднейшего использования. Так, в монастыре Берге уже в 20-е годы ХI в. её пользовался составитель утерянных ныне «Деяний епископов Магдебургских». Епископ Адальбольд Утрехтский также брал из неё материал для своей «Жизни императора Генриха». В 1120 г. «Хроника» была стилистически обработана в Корвее и снабжена дополнениями из собственной традиции монастыря (см. Hs. 2). Возможно, именно здесь с работой познакомился Annalista Saxo, писавший в Хальберштадтском диоцезе в середине ХII в. Ею пользовались также епископские хроники и анналы Мерзебурга, Магдебурга, Хальберштадта и Ниенбурга. С ней знакомы «Жития» Мейнверка, еп. Падерборна, и Гонория, еп. Отёна. В позднее средневековье из неё черпал материал ещё только Космидромий («Движение мира») Гобелина Персона. Затем, уже в XVI в. началась научная обработка материала хроники. В 1580 г. вышло её первое печатное издание, благодаря которому она впервые стала доступна широкому исследователю.

Судьба текста «Хроники»

Основой настоящего издания является кодекс-оригинал «Хроники» Титмара.

Hs. l = Манускрипт Dresd. R 147, написанный на пергаментных Quart-листах, и хранящийся в Саксонской земской библиотеке Дрездена. Вернер, епископ Мерзебурга (1059 – 1093) подарил кодекс основанному им в 1091 г. монастырю св. Петра в Альтенбурге, не далеко от Мерзебурга. Отсюда его около 1550 г. взял декан Мерзебургского собора Сигизмунд фон Линденау; благодаря ему или уже при ликвидации монастыря (1562 г.) он попал в соборную библиотеку Мерзебурга, из которой по приказу курфюрста Августа был в 1563 г. на время передан мейсенскому историку Гаю Фабрицию. Тот, вероятно, вернул его в архив курфюрста в Дрездене, который в свою очередь передал его в 1832 г. в королевскую библиотеку Дрездена.

Рукопись состоит из Folio-листов, которые путём сложения вдвое были преобразованы в Quart-листы и сведены в 26 тетрадей. 21 тетрадь содержит в себе по 8, 5-я и 23-я тетради – по 4, а 16 – 18 – по 10 листов. В 8-й тетради Титмар задним числом добавил ещё один лист. Итак, кодекс насчитывал первоначально 207 Quart-листов, из которых 15 были в последующем утеряны: оба первых листа 1-й тетради (1-й лист содержал, вероятно, только заглавие), 4 внутренних листа 9-й тетради, вся 13-я тетрадь с 8 листами и 1-й лист 17-й тетради. Их не было уже в 1574 г., когда курфюрст Август поручил издание рукописи двум Виттенбегским профессорам Петру Альбину и Рейнеру Рейнекциусу.

Частично по указанию Титмара, частично по его планам, - о чём свидетельствуют бросающиеся в глаза ошибки, - хронику писали 8 различных рук (писцы A – H). Сам Титмар, чей почерк известен нам из некролога Мерзебурга и требника, лишь корректировал текст, за исключением последних 4 страниц (кн. VIII, 30 – 34), сделав также ряд замечаний; он же самостоятельно вписал ряд связующих участков текста. В целом его перу принадлежит около 3% текста. Позже епископ Вернер сделал 11 заметок на нижних краях страниц о своём дарении рукописи монастырю св. Петра. После 1090 г. писец (обозначаемый издателями, как «N») из каллиграфических соображений стёр написанные между строк или по краям замечания Титмара и красивым почерком повторил их с указанием прежнего их местоположения на нижнем или верхнем крае страниц. При этом речь не шла о какой-то переработке рукописи. Наконец, интерполятор («V») ХII в. сделал ряд улучшений и небольших вставок. Возможно, что за «V» скрывается несколько писцов, так как, когда в 1120 г. в Корвейском монастыре была изготовлена копия (см. Hs. 2), в ней имелась лишь небольшая часть этого дополнения.

Hs. 2 = Кодекс королевской библиотеки в Брюсселе Nr. 7503-7518 (ранее 5815); он представляет собой сборник в Folio-листах, содержащий в себе различные, написанные на пергаменте рукописи, главным образом «Жития святых». На fol. 211 – 278 содержится текст «Хроники» Титмара. Он был записан в XIV в. В 1612 г. рукопись в результате дарения очутилась в иезуитском колледже в Падерборне, из которого она путём обмена перешла во второй половине ХVII в. в Антверпенскую библиотеку Болландистов. Вместе с последней она в 1827 г. отошла в королевскую библиотеку Брюсселя. В полном объёме Hs. была издана Хольцманом.

Здесь мы имеем дело со всесторонней стилистической переработкой первоначального текста, объём которого к тому же значительно возрос благодаря многочисленным вставкам из собственно монастырской традиции Корвея. Итак, на сегодня она должна восполнить собой утерянную, более раннюю рукопись из Корвея. Создатель Hs. 2 передал даже заметки на краях страниц оригинала; из его вставки к II, 22 следует, что временем составления Hs. 2 является 1120-й год («от этого года до нынешнего, который есть 1120-й, прошло 150 лет»). Она должна была содержать многочисленные глоссы и дополнения и, очевидно, постоянно улучшаться. Только так можно объяснить, что Annalista Saxo, который использовал рукопись в середине ХII в., иногда предлагает варианты текста, которые указывают на первоначальный текст Титмара или стоящие между ним и нашим Hs. 2. Наш текст использует Hs. 2 и Annalista Saxo только для утерянных в Hs. 1 глав, а также привлекает в сомнительных вопросах. Важнейшие дополнения содержания текста приведены в комментариях.

Важнейшие письменные источники

Издания: Reinerus Reineccius (u. Petrus Albinus), Frankfurt/Main, 1580, Neuausgabe, 1600 (nach Hs. 1). – Joachim Job. Mader, Helmstedt, 1667 (по Рейнекцию). – Gottfr. Wilh. Leibniz in: SS. rerum Brunsvicensium Bd. I, Hannover, 1707 (первоначальный общий текст по Рейнекцию и Hs. 2). – Job. Augustin Wagner, Nuernberg, 1807 (по Hs. l и Лейбницу). – Job. M. Lappenberg in: MG. SS 3, 1839 (по Hs. l и Hs. 2). – J. P. Migne in: Patrologia latina Bd. 139, 1853 (по Лаппенбергу). – Friedrich Kurze in: SS. rerum Germanicarum in usum scholarum, Hannover 1889 (по Hs. l и Лаппенбергу).

Die Dresdner Handschrift der Chronik des Bischofs Thietmar von Merseburg ...in Faksimile hgb. (v. Ludwig Schmidt), Dresden 1905.

Имеющие на сегодня значение издания: Роберт Хольцман, Хроника епископа Титмара Мерзебургского и её Корвейская переработка. В: SS. rerum Germ, nova series, T. IX, Berlin 1935 (с богатыми комментариями).

Мариан Зигмунт Едлицкий, Kronika Thietmara. Познань, 1953 (по Хольцману, с польским переводом и богатыми примечаниями).

Немецкие переводы: Georg Hahn, Leipzig 1606. – Joh. Friedrich Ursinus, Dresden 1790. – Geschichtsschreiber der deutschen Vorzeit: J. C. M. Laurent, 1848; Joh. Strebitzki (2. Aufl. 1879); Wilh. Wattenbach (3. Aufl. 1892); Robert Holtzmann (4. Aufl. 1939).

Литература:

Fr. Kurze, Abfassungszeit u. Entstehungsweise der Chronik Thietmars. Neues Archiv 14, 1889; Ders., Bischof Thietmar v. Merseburg u. seine Chronik, Neujahrsbll. d. Hist. Komm. d. Prov. Sachsen u. d. Hzm. Anhalt. Halle 1890; - Ders., Nachlese zur Quellenkunde Thietmars. Neues Archiv 16, 1891.

L. Schmidt, Zur Geschichte der Dresdener Thietmarhandschrift. Neues Archiv f. saechs. Gesch. 14, 1893.

Alb. Hauck, Kirchengeschichte Deutschlands Bd. 3. Leipzig 1896.

Urkundenbuch d. Hochstifts Merseburg Bd. I, hgb. v. Paul Kehr. Halle 1899.

Herm. Schneider, Das kausale Denken in deutschen Quellen zur Geschichte u. Lit. des 10, 11. u. 12. Jh. Gotha 1905.

Franz Muennich, Die Individualitaet der mittelalterlichen Geschichtsschreiber bis z. Ende d. 11. Jh. Diss. Halle 1907.

Rud. Teuffel, Individuelle Persoenlichkeitsschilderung in den deutschen Geschichtswerken des 10. u. 11. Jh. Leipzig 1914.

Ernst Bernheim, Mittelalterliche Zeitanschauungen in ihrem Einfluss auf Politik u. Geschichtsschreibung. I, Tuebingen 1918.

Bernhard Schmeidler, Hamburg-Bremen u. Nordost-Europa v. 9 – 11. Jh. Leipzig 1918.

Max Manitius, Geschichte d. latein. Literatur des Mittelalters. Bd. II. Muenchen 1923.

Heinr. Nebelsieck, Deutsche kirchliche Kulturbilder aus d. Zeit d. saechs. Kaiser nach d. Chronik d. Bischofs Thietmar v. Merseburg. Zs. f. Kirchengesch. d. Prov. Sachsen. Bd. 20, 1924.

Rob. Holtzmann, Die Quedlinburger Annalen. Sachsen u. Anhalt Bd. I, 1925; Ders., Die Aufhebung u. Wiederherstellung des Bm. Merseburg. Sachsen u. Anhalt Bd. II, 1926; Ders., Ueber die Chronik Thietmars v. Merseburg. Neues Archiv Bd. 50, 1935; Ders., Geschichte d. saechs. Kaiserzeit. Muenchen 1943.

Fr. Geppert, Die Burgen u. Staedte bei Thietmar v. Merseburg. Thuering.-saechs. Zs. f. Geschichte u. Kunst Bd. 16, 1927.

E. Kessel, Die Magdeburger Geschichtsschreibung im MA. bis z. Ausgang d. 12. Jh. Sachsen u. Anhalt Bd. 7, 1931; Ders., Thietmar u. d. Magdeburger Geschichtsschreibung. Sachsen u. Anhalt Bd. 9, 1933.

Lexikon f. Theologie u. Kirche, hgb. v. M. Buchberger. Freiburg 1930 ff. (Artikel «Magdeburg» ist mit einer guten Karte der Grenzverschiebungen der Dioezesen Magdeburg u. Merseburg ausgestattet).

Otto Boegl, Die Auffassung von Koenigtum und Staat im Zeitalter der saechs. Koenige u. Kaiser. 1932.

L. Koczy, Thietmar i Widukind. Kwartalnik historyczny Bd. 50, 1936.

Urkundenbuch des Erzstifts Magdeburg, hgb. v. F. Israel u. W. Moellenberg. Magdebg. 1937.

W. Fuellner, Der Stand der deutsch-slawischen Auseinandersetzung z. Zt. Thietmars v. Merseburg. Beitr. z. mittelalterl. u. neueren Gesch. 8, Jena 1937.

Wilh. Wattenbach, Rob. Holtzmann, Deutschlands Geschichtsquellen im Mittelalter. Deutsche Kaiserzeit Bd. I, 1. Berlin 1938.

Alb. Brackmann, Widukinds v. Korvei Sachsengeschichte und die Chronik des Thietmar v. Merseburg in neuer Ausgabe u. die letzten Forschungen ueber ihren Quellenwert. Deutsches Archiv f. Landes- u. Volksforschg. Bd. 5, 1941.

Elis. Bach, Politische Begriffe u. Gedanken saechsischer Geschichtsschreiber der Ottonenzeit. Diss. Muenster 1948 (Masch.)

Heinz Mueller, Die Hand Gottes in der Geschichte. Zum Geschichtsverstaendnis von Augustmus bis Otto v. Freising. Diss. Hamburg 1949 (Masch.).

Marian Zygmunt Jedlicki, Uktad merseburski z roku 1013. Przeglad Zach. 1952.

* * *

Данный перевод «Хроники» Титмара на русский язык является первым. Отдельные её отрывки, правда, переводились ещё до революции (см. Стасюлевич М. История средних веков в её писателях и исследованиях новейших учёных. Т. 2. Пг., 1915). Однако, перевод Стасюлевича содержит большое количество неточностей и в наше время явно устарел.

Настоящий перевод сделан по изданию: Thietmar von Merseburg. Chronik // Ausgewaehlte Quellen zur deutschen Gechichte des Mittelalters. Bd. 9. Berlin. 1966, и сверен с немецким переводом «Хроники» Вернера Трилльмиха. Комментарии рассчитаны на широкий круг читателей и носят не текстологический, а скорее общеисторический характер. Разбивка текста на главы приводится нами по Фр. Курце (в незначительной степени улучшена Р. Хольцманом). В скобках указана нумерация глав по Лаппенбергу.

Текст переведен по изданию: Thietmar von Merseburg. Chronik // Ausgewaehlte Quellen zur deutschen Geschichte des Mittelalters, Bd. 9. Berlin. 1966

© сетевая версия - Тhietmar. 2012
© пер. с нем. - Дьяконов И. В. 2008
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Ausgewaehlte Quellen zur deutschen Geschichte des Mittelalters. 1966