Комментарии

109 Эта битва происходила 21 декабря. Собр. госуд. грам. и догов., т. II, № 170 — 171. В разрядах 1605 г.: “Дек. в 21 у Новагородка Северского было дело с Рострпгою... и к. Фед. Ив. по голове ранили во многих местах”.

110 Это известие Массы неверно. После битвы с московской ратью Милославского и отхода от Лжедимитрия большинства поляков он снял осаду Новгорода-Северского и отошел к Севску.

111 Blank — старая голландская монета, равна 12 пфеннигам.

112 О различных чудесных предзнаменованиях и приметах говорят все иностранцы, отражая этим беспокойство, овладевшее Москвою. Масса, которого П. Цирлинг жестоко упрекает в легковерии (см. предисловие), проявляет в описании различных “знамений” гораздо больше умеренности, чем другие современники — иноземцы. У него даже заметен известный скептицизм и недоверие к подобным “россказням” и “бредням”, как он иногда их называет. Ср. Буссов: “Незадолго до этой войны, случились странные явления: видны были по ночам огненные столпы на небе, которые, сталкиваясь друг с другом, представляли сражение воинств. Они светили, подобно месяцу. Иногда восходили две или три луны, два и три солнца вместе, страшные бури низвергали городские ворота и колокольни. Женщины и животные производили на свет множество уродов; рыбы исчезали в воде, птицы — в воздухе, дичь — в лесах; мясо же, употребляемое в пищу, не имело вкуса, сколько его ни приправляли; волки и псы пожирали друг друга, страшно выли в той стране, где после открылась война, и стаиицами рыскали по полям, так что опасно было выходить на дорогу без многих провожатых. В самой столице ловили руками лисиц разного рода, как бурых, так и черных: целый год такое было множество их, что никто не мог придумать, откуда они брались” стр. 42 — 43). Петрей: “Видна была и комета в воздухе, очень яркая и светлая, это, без сомнения, означало бедственную погибель многих великих князей, опустошение и разорение земель, городов и деревень и великое невыразимое кровопролитие, что вскоре и последовало” (стр. 194).

113 По хронографу Карамзина битва при Добрыничах происходила 20 января. Изборник, изд. А. Поповым, 326. См. также об этой битве “Новый летописец”, (стр. 62). (Черкес побили 7000; в хронографе Карамзина — 13000). Рассказ Массы несколько подходит к наиболее достоверному описанию добрынической битвы у Маржерета (стр. 80 — 82). Ср. Буссов (стр. 47 — 48); Паерле (стр. 18 — 21); Петрей (стр. 197 — 192). Маржерет: “Между тем как главная рать царская стояла неподвижно в каком-то бесчувственном оцепенении, поляк повернул вправо к селу, где находилась большая часть русской пехоты с несколькими орудиями. Допустив неприятеля весьма близко, она дала залп из 10000 или 12000 ружей и так встретила поляков, что, объятые ужасом, они поворотили коней в совершенном расстройстве. Прочие поляки, пешие и конные, думая, что дело выиграно, понеслись во весь дух к деревне; увидев же своих в беспорядке бегущих, спешили удалиться, но уже поздно: их преследовали 5 пли 6000 всадников на пространстве 7 или 8 верст. Димитрий потерял почти всю свою пехоту, 15 знамен и штандартов, 13 орудий, оставив на месте 5 иди 6000 убитыми, кроме пленных. Из числа последних изменившие Борису были повешены среди войска” (стр. 81). Анекдот о пьяном поляке рассказывает также П. Петрей (стр. 197).

114 Буссов (стр. 47); Петрей (стр. 108). Ср. “Новый летописец” (стр. 63).

115 В изд. Арх. комм. саппе, в издании Линде camer.

116 Буссов: “Мстиславский и товарищ его осадили гнездо мятежников; иноземцы сожгли деревянные укрепления оного, так, что ни одного дома не уцелело; но казаки обвели город рвом, насыпали вал, а под валом вырыли землянки, где скрывались, как мыши, от пушечных выстрелов. Из главного рва они прокопали несколько небольших, откуда выползали на московитян и отражали их приступы. Если же московитяне устремлялись к городу всеми силами, казаки немедленно уходили в свои норы и там ожидали врагов, которые, однакож, не осмеливались нападать на них в сем убежище. Около трех месяцев войско борисово стояло под Кромами, истратило множество огнестрельных снарядов и ничего не сделало; измена бояр была очевидна; присланные Димитрием из Путивля 5000 казаков среди белого дня провезли в город съестные припасы на 100 подводах, пробравшись через один из русских лагерей, так, что в другом сего не заметили” (стр. 50 — 51). 06 осаде Кром пишет Временник Ивана Тимофеева.

“Иное сказание”: “Во граде же Кромы седяше еретического же войска атаман казачей Гришка Корела с казаки и с кромляны. Царь же Борис посылает под град в Кромы воевод своих, боярина Федора Ивановича Шереметева, с великим войском. И пришед, град осади и приступы творя; из града же на приступех много войска побита и крови христианский пролишася... Воеводы же ополчевашеся на град крепко налягаху, храбро и мужественно, и с наряду биюще по острогу и по граду и всякими стенобитными хитростями налегая, и острог и град разбита и до основания. Они же казаки, зломыслены и коварливы и бесстрастны к смерти и непокориви и к нужам терпеливы,. отсиживалися в норах земных, и бои с ними чиниша ис-под земли, тако же и на выласку вон из града битися выхожаху. И никако же града у них взята не возмогоша. Московский же воеводы стояху и до весны”, Русск. ист. библ., т. XIII, ст. 36. Хронограф Кубасова: “Царевы же воеводы стояли под городком три месяца и брани бесчисленны творяша, и из пушек из огненных непрестанно стреляху, и городок той запалиша; людно же городка того никако о сем ужасошася...” (Изборник А. Попова, стр. 290). Ср. “Новый летописец”, стр. 63

117 Михаила Борисовича Шеина. “Новый летописей”, стр. 62.

118 Известие о смерти Бориса в сказаниях иностранцев, передающих легенду, распространившуюся тогда по Москве, и известия русских источников разноречивы. Буссов и Петрей утверждают, что Борис отравился: “Явная измена побудила воевод немедленно донести государю, что они в крайней опасности, что царская рать со дня на день уменьшается, а войско димитриево усиливается предательством бояр и толпами поляков, что наконец не останется и надежды одолеть Самозванца. Сраженный этою вестию, Борис принял яд. Утром 13 апреля он был еще здоров и свеж, а к вечеру скончался” (Буссов, стр. 51). Паерле говорит: “Весть о покорности всего войска Димитрию так перепугала Бориса, что он впал в болезнь и вскоре умер; по мнению многих, он сам себя отравил; по крайней мере достоверно, что смерть его была скоропостижная” (стр. 33).

Маржерет утверждает, что Борис умер от апоплексии (стр. 82). Ср. “Иное сказание”: “Борис же царь видев всех человек нерадение к нему, а радеют и ждут грядущего нарицающегося царевича Дмитрея, и бысть о сем в великом сумлений, помышляя, егда будет и правду не рострига, но царевич Дмитрей. И конечно отчаявся живота своего, и скоро смертоносным зелием упоив себе, и пострижеся во иноческий чин, во иноцех же наречен бысть Боголеп. И тако вскоре от лютого напоения скончася горкою и нужною смертью, як и образу его изменитися от изломания и всему телу во уголь почерневшу и виду его: но и сказати невозможно, таков бысть от лютости зелейной” (ст. 39). По хронографу Кубасова: “В то же время, егда стояху людие царевы под Кромами, ополчахуся противу врага царева, случися царю Борису в царствующем граде сидети за столом в царском своем доме, обеднее кушание творяше по обычаю царскому, и по отшествии стола того, мало времени минувшю царь же в постельной своей храмине сидящу, и внезапу случися ему смерть” (Изборник А. Попова, сгр. 290). Ср. хронографы Карамзина и Погодина (там же, ст. 327, 413), Сказание Авраамия Палицина (Русск. ист, библ., т. XIII, ст. 987), Сказание о Гришке Отрепьеве (там же, стр. 727).

119 Жолкевский говорит, что Борис страдал “водяною болезнью” (стр. 6),

120 Борис “ко мздоиманию же зело бысть ненавистен, розбойства и тяжбы и всякого корчемства много покусиваяя (Статьи о Смуте из хронографа 1617 г., Русск. ист. библ., т. ХШ, ст. 1282 —1283).

121 По Маржерету: “Сей воевода, начальствовавший в Новгороде-Северском, во время осады этой крепости Димитрием, прибыл в армию с товарищем 27 апреля и привел воинов к присяге и верности и повиновении Федору Борисовичу” (стр. 84 — 85). Ср. Буссов (стр. 53), Петрей (стр. 200 — 201).

122 По Маржерету: “17 мая князь Василии Иванович Голицын и Петр Федорович Басманов, со многим” иными, передались Димитрию Иоанновичу, связав двух других воевод, Ивана Годунова и Михаила Салтыкова. Прочие воеводы и воины обратились в бегство к Москве, оставив все орудия и снаряды в окопах” (стр. 85). Ср. Петрей (стр. 201); “Новый летописец” (стр 164); “Иное сказание” (Русск. ист. библ., т. XIII, ст. 40 — 41); “Сказание о Гришке Отрепьеве” (там же, стр. 728); Изборник А. Попова, стр. 229 (Хрон. 3 ред. I разр.), 267 и 268 (хрон. 3-й ред. 2-го разр.), 291 (хронограф Кубасова), 328 (хронограф Карамзина).

123 “Новый летописец” говорит, что связать себя велел не Басманов, а Голицын: “Для же своего лукавства князь Василий Голицын и себя повеле связать, хотя у людей утаити” (стр. 64). О переходе Басманова к Лжедимитрию см. также в “Разрядных записях за Смутное время”, изд. С. А. Белокуровым, (Чтения в Моск. общ. ист. и др., 1907 г., кн. III, стр. 200 и XXI).

124 О роспуске войска Маржерет говорит иначе: Димитрий “приказал немедленно распустить недели на две или на три тех воинов, которые имели поместья под Москвою, других же отправил к столице с повелением пресечь подвоз съестных припасов; сам между тем подвигался к ней медленно с двухтысячным отрядом” (стр. 85). Ср. также у Борши (Русск. ист. библ., т. I, ст. 396) и “Акты Зап. России”, т. IV, стр. 282, Сборн. Муханова, стр. 159.

125 Петрей говорит о Лжедимитрии, что “куда [он] ни приходил, все делалось по его воле: в крепости Туле, в тридцати милях от Москвы, провел он несколько дней, разведывал о намерениях молодого принца и Годуновых, и писал к простому народу в Москве. Но Годуновы имели бдительный надзор, велели схватить и посадить в темницы гонцов, отобрали у них письма, замучили их, чтобы простой народ не имел никаких вестей о Димитрии” (стр. 202). Ср. Буссов (стр. 53).

126 В конце грамоты Лжедимитрия к московским жителям находится отметка: “привезли на Москву Гаврило Пушкин да Наум Плещеев, июня в 1 день”, Бутурлин, История Смутного времени, т. I, прилож., № VII, стр. 88. В хронографе 3 ред.: “Расстрига... на Тулу прииде, и первое к царствующему граду Москве гонцов своих с грамотою посылает, Гаврила Пушкина да Наума Плещеева, июня в 11 день” (Изборник А. Попова, стр. 229. См. там же, стр. 292, хронограф Кубасова и стр. 328, хронограф Карамзина). Ср. “Иное сказание” (Русск. ист. библ., т. XIII, ст. 47), “Сказ. о Гришке Отрепьеве” (там же, стр. 729), “Повесть Катырева Ростовского” (там же, стр. 547), “Новый летописец” (стр. 64 — 65).

127 Буссов: “Схватили вдову его, дочь его, самого сына, коему недавно присягнули, и приставили к ним стражу; а прочих его родственников раздели донага, сковали цепями, посадили в навозные телеги, везли через пни и колоды, без покрова и тюфяков, в ненастное время, за несколько миль от Москвы, и бросили в темницы” (стр. 55—56). Ср. “Новый летописец”: “Царицу ж и царевича и царевну поимаша и сведоша их на старой двор царя Бориса и даша их за приставы” (стр. 65).

128 Буссов указывает, что на иностранцев народ натравливал боярин Бельский.

129 Легенда эта действительно была распространена. Гонсевский, будучи наедине у Лжедимитрия, представил ему, “что в Литве оказался некоторый иноземец, Алешка, бывший в Москве у Бориса Годунова в крестовых дьячках, а потом подъячим в Стрелецком и в Казанском приказах, который везде рассевает неподобные рассказы, будто бы царь Борис Годунов, следуя совету волхвов, подобного себе некоего человека зелием опоивши и предав его в Архангельском московском соборе земле, сам с множеством золота и дорогих вещей под именем торгового человека ушел в Англию, где и ныне в живых находится, и вследствие сего польский король приказал нам в Англии о сем разведать, так и войскам своим всем быть в готовности, дабы в случае его (Отрепьева) требования могли они тотчас по письму его итти на помощь” (“Переписка между Россиею и Польшею по 1700 год”, составленная по дипломатическим бумагам Н. Н. Бантышем-Каменским, кн. II, 1584 —1612 гг., “Чтения в Моск. общ. ист. и др.”, 1861 г., т. I. стр. 60).

130 “Всех же Годуновых и Сабуровых и Вельяминовых с Москвы послаши по тюрьмам в понизовые городы и в сибирские. Единово жь от них Семена Годунова сослаша в Переславль Залесский со князь Юрьем Приимковым Ростовским, там ево удушиша”, “Новый Летописец”, стр. 66.

131 Ювенал, X, 112 и 113; Фраза не окончена.

132 “Новый летописец”: Те же стрельцы убойцы их розведоша по храмины порознь. Царицу ж Марью те убойцы удавиша тово ж часа, царевича ж многие часы давиша, яко ж по младости в то поры дал бог ему мужество. Те же их злодеи убойцы ужасошася, яко един с четырмя боряшеся, один же от них злодей убойца взят его за тайные уды и раздави” (стр. 66).

133 Библия, кн. Премудрости Соломона, 1, 3.

134 Эобанус Гессус — Гелиус Эобанус Гессус (1488 — 1540), гессенский поэт, писавший стихи на латинском языке. Есть указания, что его Фамилия была Кох. Вел чрезвычайно беспорядочную жизнь. Был близок со многими гуманистами. Выступал на стороне Рейхлина в его борьбе с кельнскими обскурантами. Поддерживал дружеские отношения с Эразмом Роттердамским, сменившиеся впоследствии резкой враждой. Прославился и высоко ценился современниками как исключительный мастер латинского стиха, писавший с удивительной легкостью. Сочинил множество похвальных слов и стихотворений на случай, много переводил с греческого. В его латинских стихах нашли отражение и религиозные темы, разрабатываемые им в духе протестантизма.

135 “Той же князь Василий с товарищи сказа мирови, что царица и царевич со страстей испиша зелья и помроша, царевна ж едва оживе” (“Новый летописец”, стр. 66).

136 “Тело же царя Бориса в Орханьиле выкопаша и положиша во гроб простый и несоша со царицею и со царевичем просто и погребоша на Устренской улице, в Варсунофьевском монастыре...” (“Новый летописец”, стр, 66).

137 Лжедимитрий вступил в Москву 20 июня. Ср. Буссов (стр.60 — 61); Паерле и Маржерет — 30 июня (по н. стилю). “Сказ. совр. о Димитрии Самозванце”, II, 34 и II, 86. Ср. “Иное сказание” (Русск. ист. библ., т. ХШ, ст. 51), “Сказание о Гришке Отрепьеве” (там же, стр. 732).

138 18 июля, “Иное сказание” (Русск. ист. библ., т. XIII, ст. 54). Ср. “Новый летописец” (стр. 67); Буссов (стр. 61); Петрен (стр. 208); Маржерет (стр. 96 — 97).