Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:
Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

ГЕВОНД

ИСТОРИЯ ХАЛИФОВ

Повествования Гевонда великого, вардапета армянского, о появлении Магомета и о его преемниках; о том как и каким образом покорили (Арабы) вселенную, в особенности же народ армянский 1.

ГЛАВА I.

Сперва о тех, которые назывались Амир-аль-Муменинами 2.

После 20 летнего владычества умирает Магомет. После него получили власть Абубекр, 0мар и Осман в продолжение 38 лет 3, на 11-м году 4 царствования Геракла, Богом венчанного и благоверного императора греческого. Доколе жив был Богом венчанный Геракл, (Арабы) не могли делать нашествия на Палестину, (во-первых) потому что слух о его могуществе распространился и ужасал их, и (во-вторых) потому, что он сам владел Палестиной и Ассирией до конца своей жизни 5.

Когда же после Геракла вступил на престол сын его 6, возбудил Господь дух людей нечестивых, чтобы отмстить народу христианскому за прегрешения наши пред Господом Богом нашим. И начали они собирать войско на владения Константина, на Иудею и Ассирию 7; ибо помнили завещание своего законодателя, сеятеля раздоров. Он завещал: «восстаньте на царства, подчините их своей власти; нам дано в наслаждение изобилие земли; едите мясо избранников земли и пейте кровь [2] сильных»! Подстрекали их также и старейшины иудеев, которые, явившись к ним в лагерь мадиамский 8, говорили им: «Бог обещал Аврааму — дать его потомству в рабство всех жителей земли; и вот мы, наследники и сыны патриарха. Но огорчился нами Бог за беззаконность наших поступков, отнял у нас скипетр царства, и предал нас в рабство. Но вы тоже дети Авраама и сыны патриарха. Восстаньте с нами и избавьте нас от подданства царю греческому, и будем царствовать вместе 9». Услышав это, они с большим воодушевлением устремились на Палестину.

Сведав о том, император греческий пишет к своему военачальнику в Палестину: «я слышал, говорит он, что Сарацины выступили на Иудею и Ассирию. Собери войска свои и воюй с ними, и не допускай их нашествовать на владения наши и опустошать их. Вооружи же и устрой войско свое!» Получивши императорское повеление, он написал всем воеводам, которые были под его начальством, чтоб, где бы они ни были, собрались к нему. Собравшись вместе, они составили сильное войско 10, и выступили против грабителей, которые с большою силою шли на них. Встретившись друг с другом на границах каменистой Аравии, увидели Греки лагери мадиамские в бесчисленном множестве; безмерное количество верблюдов и лошадей показалось им роем саранчи.

Тогда пришли Греки в большое недоумение: они унесли багаж и припасы подальше от них, и, оставив коней за много стадий 11 до лагеря, вооружились и пешие пошли на Исмаильтян. Утомленные зноем солнечным, безводностью пустыни и песков, обремененные тяжестью оружия бросились они в средину неприятеля. Но [3] неприятели, мгновенно сев на коней, напали на них, и поразили многих из войска греческого. Обратив остальных в бегство и пустившись за ними в погоню до лагеря греческого, они многих умертвили. Остальные же, севши на коней, бежали в страны свои 12.

Исмаильтяне, получивши в богатую добычу сокровища греческие и ограбив падших от меча, с радостью возвратились восвояси, и с тех пор покорили Палестину и Сирию и наложили подать на страну и на церкви св. града Иерусалима 13. С того времени Евреи и Сирийцы перестали платить подать царю греческому, потому что войско греческое не могло противостать Исмаилу, который покорил Палестину.

ГЛАВА II.

О нападении Исмаильтян на царство армянское и о поражении войск армянских 14.

На следующий 15 год стали Исмаильтяне грозить царю персидскому. Собрав множество войска, они выступили против персидского царя — Язкерта 16, внука Хосроева. Язкерт также собрал свое войско и воевал с ними, но не мог противостоять им. Все войско его было разбито, а сам царь убит, и с тех пор рушилось царство персидское, которое властвовало 481 год.

Исмаильтяне ограбили страну и сокровища царские унесли в землю свою. Отделив большую часть своего войска для нападения на Армению со стороны Персии, они опустошили села мидийские, область Гохтн 17 и веси нахичеванские. Многих из мужчин умертвили, а других забрали в плен с женами и детьми, и перевезли за Аракс через джульфинский брод 18. Тогда разделилось [4] войско на два отряда, из которых один сопровождал пленных в страну их, а другой напал на область Артаз 19 и на греческого военачальника Прокопия 20, который имел пребывание в области Инкозовт 21 на пределах Базуцора 22 и Мартуцая 23. Теодорос 24 из рода Рштуни, узнав о происходящем, уведомил военачальника Прокопия, что хищническое войско Исмаила, поднявшись, идет на нас. Но тот, надеясь на многочисленность своей рати, а не на Бога, который успешно довершает войну, пренебрег словами князя армянского. Скорбел князь о гибели царства армянского и о беспечности греческого полководца, а потому в нетерпении во второй и в третий раз повторил сказанное. Когда же военачальник в гневе бросил в него жезлом, который имел в руке, то раздраженный Теодорос, вышедши от него, тотчас приказал войскам, ему подчиненным: «вооружитесь и выступите против Исмаила». Тогда войско его село на коней в засаде за холмом Ехбарк (братья), и завладев входом в ущелие, многих из неприятелей умертвило; после чего, ограбив падших, они отложились от начальника греческого, и отправились в округ Гарни 25. Тогда приказал и Прокопий своему войску выступить на неприятеля; но враги напали на них и поразили 26 большую часть войска греческого; остальных же, обратив в бегство, преследовали до их лагерей, после чего возвратились сами к своему стану. Говорят, что число войска греческого доходило до 60,000, между тем как у Исмаильтян было менее 10,000. На другой день, набрав всю добычу из лагеря, (Арабы) возвратились в страну свою. Все это случилось в 22-й год (правления) Абубекра, Омара и Османа, повелителей Исмаила 27. Три года они не нападали на [5] Армению. Но в 26-й год их княжения снова приготовились напасть на Армению с сильным войском.

На втором году 28 царствования Константина императора греческого, внука Геракла, сведал князь Теодорос, что идут иноплеменники на страну нашу. Тогда он, собрав войско, хотел занять проходы в теснинах 29, но не мог отрезать их пути, потому что неприятели с быстротою крылатых змей, с стремительностью ветра опередили его, и оставив позади себя войска армянские, устремились на столицу Двин 30. Так как город покинут был людьми, способными носить оружие, ибо все ушли с князем Теодоросом, то они нашли там только жен, детей и простой народ, неспособный к войне. Вследствие чего они напали на город, мгновенно завладели крепостью, мужчин, бывших в ней, перерезали, а жен и детей в числе 30,000 31 увели в плен. Но кто в состоянии описать, как следует, ужас бедствия? Опасность была безысходна со всех сторон, ибо св. церкви, в которые недостойны были входить язычники 32, были разрушены и попраны ногами нечестивых.

Священники с диаконами и причтом были умерщвлены мечем злых и беззаконных врагов, и многие из жен (благородных), воспитанных в неге и не испытавших несчастия, были истязаемы ударами и плеванием, и увлечены на площадь. Там они возвысили плач и стоны на неожиданную участь. Толпы военнопленных, схваченных с сыновьями и дочерьми, издавали раздирающие стоны и плач, и не знали, кого более оплакивать: падших ли от меча беззаконного или дочерей и сыновей живых, но исторгнутых из их объятий для отчуждения от веры в Христа и лишения [6] божественного утешения. Многие оплакивали мертвых, собранных в огромные кучи и плавающих в крови, но не были в состоянии поднять их и предать земле. Тогда кстати было оплакивать вместе с пророком, и говорить:

«Боже, вошли язычники в наследие Твое, осквернили св. храм Твой. Трупы рабов Твоих брошены на съедение птицам небесным, и тела святых Твоих на съедение зверям земным; и нет никого, чтобы похоронить их (Псал. LXXIX)». Поразительное сходство бедствий иудеев в то время с нашими теперь многих привело в страшное недоумение. Когда войско армянское с нахарарами 33 и князем увидело, что грабители сильно притесняют их, упали духом мужи воинственные. Хотя и видели они, что жен и детей их уводят в плен, но по малочисленности своей не могли противостоять им, а сидя, только оплакали своих жен и детей вздохами и стонами. Но Агаряне, уведши их в землю сирийскую, уже не нападали на Армению в продолжение 10 лет 34. После того на 36-м году их владычества, набрав войско, снова поднялись на Армению, под предводительством Отмана и Огбая 35. Когда они дошли до пределов армянских, то рассеялись для нападения. Они разделились на три отряда, из которых один выступил на васпураканскую область 36 и завладел селами и замкам, до города Нахичевана 37; другой на страну Тарон 38, третий, дойдя до Когойовита 39, осадил укрепление Арцап 40, и подметив вход в крепость, тайно ночью ворвался в нее; нашедши стражу спящею, (Арабы) взяли крепость, и всех найденных там мужчин бросили в оковы. Тогда, предавшись беззаботности, они с бесчестным насилием стали входить в преступные связи с женщинами. Но всевидящий Бог, умилостивившись [7] над верующими в Его Имя, послал мстителем за злодеяния, ими учиненные, князя Теодороса, который с быстротою крыльев, подобно стремительному орлу, с 600 вооруженных всадников напал неожиданно на хищников. Умертвивши (из них) около 3000, он освободил закованных; остальную часть неприятелей обратил в бегство. Возвратив пленных и собрав добычу и имущество неприятеля, (князь) возвратился с ликованием восвояси, славословя Бога, который отмстил врагам их. Но тот отряд, о котором я упоминал выше, набрав добычу и пленных, ушел в Сирию, и оставил нас в покое в продолжение двух лет 41. Совершив эти злодеяния, властители Исмаильтян — Абубекр, Отман и Омар окончили жизнь свою.

ГЛАВА III.

После них властвует Мавия 42 в продолжение 19 лет и 4 месяцев, и умирает. О том, как жил в его время князь Григорий 43 и что происходило в стране армянской; о смерти князей.

На первом 44 году своего царствования и на 25-м 45 императора Константина, внука Геракла, начал (халиф) собирать войско на Армению. Царь Константин, сведав о происходящем, приказал полководцу 46 своему в пределах Киликии выступить против него. В тоже время он лишил власти князя Теодороса, за его лукавство против Прокопия; наместо же его назначил Смбата 47 из рода Багратуни и отправил его вместе с полководцем своим. Писал также и к Теодоросу Рштуни, который был прежде предводителем. «Выступи, говорит, с нами на войну с войсками, которые находятся под твоим начальством»; но тот не захотел выступить. [8] (Император) написал во второй раз, и говорил: «если не пойдешь с нами на войну против хищников, то по возвращении нашем исключим род твой из народа нашего и племени». Устрашенный этими угрозами, Теодорос отправил своего сына, Варда 48, сопровождать князя Смбата, дав приказание употребить вероломство против друзей и соединиться с неприятелями. (Вард) отправился к полководцу греческому, с которым выступил в страны сирийские, и прошли они по броду Евфрата. Тогда предстал сын Теодора перед полководцем, и просил назначить его охранителем понтонных мостов; и тот приказал ему охранять вход в брод. В разгаре битвы, когда с обоих сторон сыпались удары, опять войско арабское взяло верх и обратило в бегство войско греческое в день великой субботы. Увидя победу Исмаиля, сын Теодора, усилившись, перешел на другую сторону реки, и перерезал канаты моста, чтобы бегущие не могли спастись. Измаильтяне же, окружив войско греческое, некоторых потопили в реке; остальные только бегством спаслись в страну Греков. И с тех пор упал духом царь греческий, ибо узнал, что от Господа исходит разрушение власти его, и уже не выступал на Исмаила. Но повелитель Исмаильтян написал грамоту в Армению: «Если вы не будете платить мне подати, и не будете служить мне 49, всех вас обреку мечу». Тогда собрались вместе первосвященник Нерсес 50, строитель (церкви) св. Григория, князья и вельможи и согласились платить дань тиранству Исмаильтян, которые требовали у них заложников. Двое из нахараров 51 наших, Григорий из дома Мамиконьян и Смбат из рода Багратуни, были отведены заложниками к повелителю Арабов, [9] Мавие, который наложил на Армению подать в 500 червонцев 52. (Эту подать Армяне) должны были платить ежегодно и оставаться без опасения в жилищах своих. На втором году владычества своего Мавия призывает к себе Григория и Смбата, которые были заложниками при дворе царском и дает Григорию звание правителя Армении, и посылает их с большою почестью в Армению. И было мирно в дни его правления.

После Мавии сын его, Езид 53, прожив два года и 4 месяца, умирает. И при нем дань угнетала Армению. После него Абдельмелик 84, сын Мервана, прожив 21 год, умирает; и вот жизнеописание его. Он был муж коварный и храбрый в сражении. На втором году его царствования происходили бoльшие смуты и войны между Арабами, которые производили ужасное кровопролитие между собою; бесчисленное множество их было убито 55. Исполнилось пророчество Давида, который говорит: «и мечи их пронзят сердца их и луки их сокрушатся (Псал. XXXVII, 15)». Взамен безвинно пролитой крови и немилосердных убийств, которые часто повторялись в народе христианском, законно пролилась кровь виновная; и потребовал Господь их же руками мести за пренебрежение рабов его. Князь Григорий во время своего правления Арменией успокоил ее от всех хищников и нападений. Был он муж богобоязливый, братолюбивый и гостеприимный; снабжал пищею нищих и был совершенен в деле богопочитания. Он устроил в области Арагацотн 56, в участке Аруч 57, дом молитвы, храм Славы и Имени Господа, и украсил его в память имени своего. Во время междуусобных войн арабских Армяне, Грузины и Агваны 58 после 30-летнего повиновения перестали платить [10] подать. Возмущение их продолжалось 3 года, на 4-й покорили Армению северный народ Хазары 59, и убили в битве князя Григория, многих вельмож, и князей грузинского и албанского. Они же разорили Армению, взяли множество областей и сел, и, захватив добычу и пленных, ушли в страну свою.

ГЛАВА IV.

О правлении Ашота; о пожарах, произведенных Греками 60; о смерти Ашота.

После смерти Григория преемствует ему во власти Ашот-Патриций 61, муж славный и уважаемый между нахарарами армянскими, из рода Багратуни — роскошный и щедрый в правлении, в поступках — нрава благоразумного и добродетельного; благороднейший, богобоязливый, совершитель всех благодеяний, покровитель наук. Он украшал церкви Божии красноречивыми проповедниками 62 и сонмом церковнослужителей, и уделил им часть своих сокровищ. Он построил церковь в Дарьюнке 63, своем местопребывании, перенесши туда с запада живописный образ воплощения Христа, икону чудотворную. Он поместил ее в церкви и по его имени назвал храм 64. В первый год его владычества явилась звезда чудного вида, названная кометою; за нею подобно сияющему столбу блистали лучи. Она была предвестницею голода, войны и великих ужасов.

В правление Ашота-Патриция и на втором году своего царствования, император Юстиниан 65 посылает на Армению войско, которое, опустошив грабежем страну и обратив в пепел множество [11] великолепных зданий, возвратилось в отечество свое. Но придворные греческие, возненавидев Юстиниана, отрезали ему нос и отправили в ссылку; а на место его воцарили друг за другом Леона, Апсимера 66 — Тибера 67, Феодосия 68. Но Юстиниан, ушедши в землю Хазаров 69, женился на дочери царя хазарского, Хакана, и просил у него помощи. Тесть Юстиниана отправил сильное войско, а с войском некоего Трвега 70, мужа могущественного. Достигши Константинополя, (Юстиниан) победил в битве соперников, и снова утвердился на царстве. Трвег между тем был убит в сражении; а войско хазарское отослано обратно с превосходными подарками и с большим приобретением.

На 4-м году правления Ашота отряд Исмаильтян, состоявший из сынов преступления и детей нечестия, напал на Армению, и производил беззакония в селах мидийских 71, в Джуга и Хошакуник 72; мужчин мучили требованием подати, а женщин старались опозорить гнусной срамотой, по беззаконию своему. Когда до князя Ашота дошел слух о злодеяниях их, то он приказал войскам своим двинуться против них: он истребил их беспощадным мечем, а остальных обратил в бегство. Когда же коварный сын диавола 73 заметил, что сильно теснит его противник, приказал рассеять в поле, пред войсками армянскими, набранные им сокровища. И в самом деле Армяне, безрассудно обратившись к грабежу, ослабели в преследовании. Только Ашот с немногими всадниками гнался за ними. Но неприятели, ободренные этим, обратились на них, ранили князя армянского. Тогда войско подняло крик, и остальные пришли на помощь, и совершенно разбили неприятеля; а сами увезли тяжело раненного князя в [12] Коговит, где тот и скончался на одре своем, и похоронен на кладбище своем в селе Дарьюнке.

ГЛАВА V.

О битве на болотах 74.

После того, что мы рассказали, царь греческий Апсимер, занявши место императора Юстиниана, снова отправил (в Армению) войско, и приказал схватить Смбата 75, сына Вараз-Тироца, который будто бы истреблял войска греческие, из мести за смерть отца своего Вараз-Тироца, убитого Греками. Сражение с ним произошло на болотистом поле Паика 76: войска армянские потерпели сильное поражение, потому что их было мало; из греческого войска также пали многие. Смбат, видя, что не в состоянии будет держаться против греческого войска, едва успел скрыться с немногими всадниками. Войска Греков возвратились на родину.

Снова упомяну о страшных бедствиях, которыми терзало нас племя Исмаила. Абдельмелик на 16-м году своего царствования, подстрекаемый злым духом, приказал войскам своим двинуться на отечество наше под предводительством кровопийцы и бесноватого Махмета 77, который по злобе своей поклялся начальнику своему не влагать меча в ножны, пока не доберется до сердца нашей отчизны. Таким образом, полный ненависти к нам, дошел он до области Джермацора 78, по обещанию своему умерщвляя беспощадно всех встретившихся. Услышав заранее о его походе, многие из осторожности укрылись в замках и крепостях; но он и замки брал обманом: сперва обещал многим мир и [13] милость; а когда те, доверяя его словам выходили, то он умерщвлял мужчин и женщин, а детей уводил в плен. И столько он нанес бедствий и несчастий стране нашей, что многие завидовали мертвым, покоившимся мирным сном, и тяготились жизнью, которую должны были влачить среди таких притеснений. Через 2 года, достигнув высшей степени заблуждения, (Махмет) направил смертоносный яд свой в другую сторону, приготовляя смерть братству св. Григория. Видели (Арабы) богатство превосходной церковной утвари, подаренной монастырю от царей, князей и вельмож наших. Видели также благоустройство ангельских хоров и священнических сонмов, благочиние иноков и служителей, и слышали ангельские песни на земле. Завидуя всему этому, он терзался в душе и замышлял гибель всем им. Для этого один отряд отправился на дневку под кровлю монастыря. Задушив ночью одного из своих служителей, (Арабы) бросили труп его в яму. На рассвете поднялись в дорогу. Стали искать служителя своего, которого сами же умертвили, и не найдя его, с большими угрозами обратились к братству монастыря. Но после, пустившись на поиски, нашли его в пещере, куда сами же его бросили. Тогда, взвалив на иноков обвинение в преступлении, они взяли и бросили в темницу их всех от мала до велика, и написали донос к кровопийце Махмету, «что вот-де так-то они с нами поступили; какою смертью погубить их?» Получив известие, Махмет приказал им судить их по своему произволу, а имущество монастыря ограбить 79. Когда беззаконное приказание это дошло до палачей наших, то они наперерыв друг перед другом старались исполнить волю отца своего, дьявола, который «искони [14] был человекоубийцей, и никогда не пребывал в истине» (Иоанн VIII, 44), как мы знаем это от Господа.

Тогда, извлекши всех связанных, они стали бичевать их; сперва отрубили им оконечности рук и ног, а уже после, повесив, лишили жизни. Но кто может описать страшные мучения, их постигшие? Святая церковь лишилась благоустройства алтаря, стих глас божественного славословия, с ними замолкла духовная литургия, которую свято, благоговейно и с усердием они отправляли Единому Всечистому. Погас и свет лампад, которыми ночь освещалась подобно дню. Не слышно более благоухания ладана; прекратились моления священников, которые испрашивали ими у Творца отпущение грехов народа и молили милосердного Бога о мире; — словом исчезло все благолепие алтаря Господня. О долготерпение Христа! Как допустило (оно) беззаконных причинять подобную горькую смерть славящим имя Его! Он желал, чтобы чрез участие в мучениях Его они сделались причастниками Его славы, чтобы распяты были с Ним и царствовали с Ним, и те, которые умерли с Ним, чтобы воскресли на веки веков и наследовали обетованное блаженство. Он желал, чтобы исполнители воли диавола наследовали уготованную им горечь всякого рода мучений: огонь, мрак, червь неумирающий, плачь и скрежет зубов и другие роды мучений, которые известны самому приготовителю их.

Все это постигает тех, которые творят беззаконие. Махмет, о котором мы повествовали, исполнив все злодеяния, с большой добычей отправился в Ассирию: жители отечества нашего остались подобно дымящемуся пепелищу, или подобно снопам, истоптанным ногами свиней 80. [15]

Пред отправлением своим в Ассирию весной Махмет оставил вместо себя в Армении Исмаильтянина, который придумывал здобные средства к истреблению в земле нашей нахарарского сословия с его всадниками; но коварный замысел его вскоре был открыт Смбатом из рода Багратуни, и другими вельможами с их конницей. Смбат, сведав об этом коварстве, созвал к себе своих единоплеменников, дворян: Смбата сына князя Ашота, Варда сына князя Теодороса, брата своего Ашота и других вельмож, и советовался с ними: как бы им избавиться, и наконец решили оставить Армению и отправиться к государю греческому. После этого выступили некоторые из вельмож Васпуракана из страны своей на равнину Марзен 81, называемую также Арестокогмн, где жил отшельник, муж святой жизни, полный духовной мудрости. Они спросили у него, что им остается делать в таких обстоятельствах. После оплакивания и горевания о гибели Армении о разрушении церквей, прекращении владетельных домов, он не мог ничем помочь, а только советовал беречься лукавства. после того он помолился о них, поручил их милости Господней, и отпустил. Тогда князья по берегу реки Аракса перешли границу Угаео 82 и достигли большого села Акури 83. Но войско Исмаильтян числом более 5000 84, находившееся в Нахичевани, устремилось за ними, преследовало их, и хотело их живьем проглотить. Когда до Армян дошло известие, что хищники погнались за ними, то они перешли Аракс, и расположились лагерем в селе Варданакерте 85; а войско иноплеменников поспешно шло за ними. Тогда отряд армянский вступил в переговоры с Таджиками: "Из-за чего, говорили они, вы [16] преследуете нас? Чем мы провинились перед вами? Страна наша перед вами; вам уступаем свои жилища, виноградники, леса, огороды, и поля наши; для чего же вы хотите иметь и нас самих? Позвольте нам пройти за пределы наши». Но войско Исмаильтян не хотело и слушать; Господь ожесточил сердца их, чтобы предать их мечу. Князья армянские, укрепив улицы местечка, расставили всюду стражу до рассвета, а сами, проведя ночь в бдении и молитве, просили у Творца всего сущего помощи Его всесильной десницы, и молили Его судить нелицемерно их и неприятелей. На рассвете, тотчас по совершении утреннего богослужения, роздано было святое причастие и достойные причастились плоти и крови Господней, считая это последнею необходимою заботою о ce6е. Укрепив силы свои кратковременной трапезой, они разделились на отряды, устроились в ряды, и завязалась битва. Тогда сам Всевышний подал помощь войску армянскому, которого хотя было менее 2000, но оно многих неприятелей предало лезвию меча. Дни стояли очень холодные; усиленный напор холодного ветра препятствовал войскам Исмаила показать свое обычное мужество, тем более, что они всю ночь не слезали с коней и с рассветом уже подвергнулись ударам меча. Те, которые избегли меча, бросились на реку Аракс, которая в то время замерзла, по случаю страшных морозов. Но когда много собралось их на льду, лед обрушился и потопил с собою всех тех, которые избежали смерти от меча. Только некоторые в числе 300, обратившись в бегство, искали спасения и убежища у княгини Шушанны 86. За ними было погнался Смбат, сын Ашота, и хотел их всех предать своему мечу, но на встречу ему вышла сама княгиня и слезными [17] мольбами умилостивила его — пощадить жизнь босых, нагих, пеших и раненых.

Она обвязывала им раны и врачевала их, одевала в теплые одежды, дала им несколько скота из своих стад, и отправила к владетелю исмаильскому, Абдельмелику, за что и получила от него благодарность и великие почести и подарки. Но войска армянские, пресыщенные добычей нeпpиятeлeй, уведомили греческого царя о по6еде своей; послали ему в дар из неприятельской добычи прекраснейших арабских коней и ноздри падших неприятелей. Получивши этот дар, император воздал хвалу Всевышнему, и изъявил благодарность Смбату и вельможам, бывшим с ним и войскам их; наградил его титулом куропалата, по обычаю царскому. Получив такую почесть от императора, Смбат отправился в провинцию тайскую 87, заперся в крепости Тухарк 88 и остерегался сынов Исмаила.

В тоже время другой отряд хищников устремился на войска, находившиеся в провинции васпураканской, и встретился с ними в владениях Рштуни при деревне Гуканк 89). Неприятели, заметив малочисленность Армян, с сильным натиском ринулись на них, но и тут милосердый Господь явил свою помощь и заступничество, и мечем Армян истребил всех неприятелей; только 280 человек 90 успели броситься в одну церковь и заключиться в ней. Не имея иной возможности к истреблению укрывшихся в церкви неприятелей, Армяне хотели зажечь самую церковь. Но Смбат, сын Ашота васпураканского, не допустил совершить им этого нечестивого дела, говоря: «мы не наложим рук на обитель Славы Господа, который нам даровал такую славную победу». [18]

И он распорядился поставить стражу около церкви и караулить заключившихся в ней до тех пор, пока само святилище не изгонит их из себя. Через несколько времени главный начальник отряда Исмаильтян просил пощады за свою жизнь, и с такими словами обратился к войску армянскому: «Мы слышали, что милостив народ христианский; при виде несчастного он сжалится и смягчается; подарите нам жизнь, а имущество наше пусть останется вам в добычу». Из среды Армян так ответствовал военачальник Смбат:

«нам заповедано от Господа Бога нашего, оказывать милость только милостивым (?). Но вы народ безжалостный, недостойный нашей милости и сострадания».

Услышав такую речь, Исмаильтянин сказал: «обещайте по крайней мере меня пощадить, а других я предам в ваши руки». Князья сказали: «не убьем». Войдя к своим Исмаильтянин сказал: «Нет пользы нам долее оставаться здесь: они безжалостны. Выйдем к ним: если убьют нас — умрем, рай обещан нам законодателем (нашим) Махметом; если пощадят нас — будем жить».

Ободренные такою речью, вышли все вон из церкви, но тотчас же сделались добычею армянского меча. А тот, которому была обещана пощада, был брошен живой на дно моря. После того войска Армян, разделив между собою собранную добычу, разошлись по разным направлениям.

Когда весть о поражении (Арабов) достигла до Абдельмелика, то он призвал к себе военачальника своего Махмета, и приказал ему с большим войском напасть на Армению и опустошить ее огнем и мечем и набрать пленных. В скором времени собрано было [19] многочисленное войско, и Махмет угрожал Армении исполнением приказа своего государя. Вельможи Армении, сведав, что сильное войско приближается к пределам их отечества, отправили католикоса Саака 91 с несколькими епископами на встречу войску Исмаила, уполномочив его вступить в мирные переговоры и принять подданство. Католикос во время переезда через страну нашу приветствовал всех целованием руки, благословлял вверенную ему паству и вместе с пастырями поручал ее милости Божией. Когда, миновав много станций, он прибыл в город Харан 92, то сильно занемог, и, прежде чем Махмет прибыл в Харан, кончина его приблизилась. Перед кончиною он написал начальнику исмаильского войска последние слова о деле своего посольства: «послан я к тебе от народа моего советоваться с тобою, о чем просили тебя князья и народ армянский; но владыка нашей жизни и смерти прежде времени взял меня и не допустил мне встретить тебя и говорить с тобой. И вот заклинаю тебя живым Богом и делаю с тобой договор по обету Бога с Исмаилом, отцом вашим, когда Бог обещал ему дать вселенную в рабство и повиновение: сотвори мир народу моему и будет служить тебе и платить подати. Отврати мечь твой от крови, и руки твои от грабежа, и будут служить тебе от всего сердца; но чтобы в отношении к вере нашей мы были властны сохранить все, во что мы веровали и что исповедывали; чтобы никто из ваших нас не принуждал изменять вере нашей. Если ты исполнишь просьбу мою, утвердит Господь владычество твое, исполнится желание твое, и покорит Господь всех власти твоей. Но если ты не послушаешь слов моих и не поверишь им, и нападешь [20] на страну мою: тогда рассеет Господь намерения твои, не утвердит силою Своею предприятий Твоих, отвратит сердце войска твоего от исполнения воли твоей и поднимутся со всех сторон притеснители и не будет владычество твое твердо! И так не пренебрегай мольбами моими и сойдет на тебя благословение мое». Когда достиг Махмет Харана, то рассказали ему о католикосе, представили письмо, которое он прочел и потом распросил о кончине его. Ему донесли, что он еще не похоронен и недавно еще скончался. Услышавши об этом, Махмет пошел к тому месту, где лежал труп покойника, поклонился праху усопшего и, как мы слышали от мужей справедливых, он повторил это три раза. И после, взяв его за руку, начал говорить с покойником, как будто с живым: «узнал я мудрость твою из письма твоего, которое я прочитал; ибо весьма прилично и естественно доблестному пастырю заботиться о пастве своей. Ты безбоязненно спешил на встречу грозному мечу моему, и я согласен отвратить меч мой от людей безвинных. И так я исполню все то, о чем ты просил меня и святое твое благословение почиет на мне; но если не исполню хоть одного из слов твоих, да низойдут на меня все проклятия, которыми ты грозил мне в письме своем». Сказавши это полководец отправился на место пребывания своего. Те же, которые вышли вместе с католикосом из Армении, взяли тело блаженного патриарха и торжественно похоронили его, положив в великолепной раке; а после того сами, получивши письменную клятву от военачальника исмаильского, тотчас возвратились в страну свою. Жители страны нашей, когда увидели письменную клятву и обещания, заключавшиеся в ней, поверили всему этому и [21] стали с тех пор служить Исмаилу, как усердные рабы. И военачальник Махмет, во второй раз шедший на Армению с сильным войском на 18-м году Халифа Абдельмелика, в продолжение трех лет оставался спокойным; он не помнил зла, причиненного войску Таджиков в местечке Варданакерте, и твердо хранил клятву, им данную, но тайно наблюдал за нахарарами армянскими. После такого правления скончался Абдельмелик.

ГЛАВА VI.

Ему наследовал сын его Влид 93, повелитель Исмаила, и через 10 лет и 8 месяцев скончался. Вот его жизнеописание:

Влид в первый год своего правления хотел истребить роды нахарарские с их всадниками из ненависти к Смбату Куропалату. Он говорил, что «они (нахарары) будут препятствием и соблазном нашему владычеству».

Когда со всей силой кипела злоба в сердце Смбата, о котором мы упоминали, писал он к царю Греков, и просил у него помощи — войском. Царь согласился на его просьбу; и отправил с одним из своих полководцев войско к нему на подмогу. Соединившись с полководцем греческим, Смбат прибыл в область Вананд 94 к селу Драшпет 95 и там расположился лагерем. Махмет, военачальник Исмаильтян, узнавши об этом, собрал войско с большою поспешностью, и вышел против соединившихся полководцев. Сошедшиеся два неприятельских войска устремились друг на друга в боевом порядке, и грянула битва.

Тогда гнев Божий постиг войско греческое: упали духом люди воюющие; они бросились бежать в [22] укрепленные свои лагери. Неприятель преследовал их и произвел страшное кровопролитие между Греками, которые потеряли более чем 50,000 ратников; остальные принуждены были бежать из страны нашей. Махмет, собрав свое войско, возвратился в город Двин. Когда же властитель Исмаильтян увидел, что предводителями греческого войска были вельможи армянские, снова приказал Махмету совершить коварный свой замысел. Получив приказание, беззаконный Махмет повелел некоему Касму 96, который был его делопроизводителем в странах нахичеванских, чтобы он пригласил к себе вельмож армянских вместе с всадниками под предлогом — внести их в список для получения жалованья. Они по обыкновенной своей простоте не предполагали здесь хитроустроенной для них западни и отправились по приглашению. Как скоро (вельможи армянские и всадники их) прибыли туда, отдано было приказание разделить их на две части, из которых одной половине приказано было собраться в церкви нахичеванской, а другой — отправиться в село Храм 97, и там поместиться в церкви. (Когда это было сделано), поставили стражу у церквей, и рассуждали, как бы погубить заключенных в церквах армянских — вельмож и всадников, и вскоре приступили к делу. Вывели только князей из заключения, а остальных запертых вместе с церковью предали огню, чтобы они сгорели под сводами божественного алтаря. Предоставленные угрожающей опасности и видя, что они лишены всякой помощи и надежды на спасение, (заключенные) возложили все упование свое на Господа вселенной и Его Одного молили о помощи, взывая: «Ты убежище притесненных, помощь 6едствующим и успокоение [23] трудящимся, приди на помощь нам — страждущим, спаси нас от угрожающей опасности и от лютой смерти, которая ждет нас; вот уже усиливается над нами жар пламени и нас сильнее жжет, чем пламень вавилонской печи. Но как Ты ниспослал на помощь трем отрокам охраняющую силу Ангела Твоего, не оставь и нас своим милосердием; ибо и мы рабы Твои. Хотя мы и часто оскорбляли милосердие Твое нашими прегрешениями, но и в гневе Своем умилосердись над нами, рабами Твоими. Вот святилище Твое и место Славы Имени Твоего обратилось нам в могилу и мы, прославляя святое и грозное имя Твое, предаем в руки Твои дыхание наше и тело». Воссылая хвалы Всевышнему, все предстали престолу Его. Князей же заключили в тюрьму, мучили их невыносимыми пытками, требовали у них на вес золота и серебра, обещая оставить их живыми за выкуп серебра, и мучители клятвою подкрепляли ложное свое обещание. Князья, в страхе от мучений, дали им большое количество сокровищ, скрытых ими от притеснителей своих в морях и на суше, думая хоть сокровищами спасти себя. Когда князья отдали все свои сокровища, беззаконники все-таки наложили на них руки, предали их смерти, казнив на виселице. Так погибли: Смбат, сын Ашота из рода Багратуни, Григорий и Корьюн из рода Арцруни 98, Варазшапух и брат его из рода Аматуни 99 и многие другие из родов владетельных князей, из которых я не в состоянии поименно назвать каждого; все они были умерщвлены. Таким образом осиротела страна наша: не стало её владетелей. После того, как страна наша лишилась нахарарских родов, жители ее, как овцы были преданы волкам. Тогда непрестанно наносили [24] нам всякого рода бедствия, жителей держали в таком страшном трепете что они, измученные этим тяжким игом, посылали свои вздохи и стоны к небу.

Но Смбат-Куропалат и другие вельможи покинули свое отечество и просили у царя греческого города для жительства и пастбищ для стад своих, и получили от него город Пуйт 100 в странах егерских, где и жили 6 лет. Когда по совершении Махметом всех этих злодеяний жалобы на него дошли до ушей властителя Исмаильтян, Влида, тогда грамотой своей он вызывает его к себе и на место его назначает некоего Абдель-Азиза 101, тугого на ухо, но хитрого, совершенного в земной мудрости, любившего говорить пословицами и притчами. Утвердившись во власти, новой начальник писал грамоту владетелям армянским, чтобы они возвратились в свои поместья, и давал им клятву по обычаю своему. Те, поверив его клятве, похитили сокровища и ограбили церковную утварь в том городе, в котором жили; и возвратились в Армению, отложившись от греческого императора. Когда сведал о том император, огорчился таким беззаконным поступком их и призвал к себе владык церковных: митрополита и архиепископов, приказал вписать в книгу анафему и при богослужении Светлого Воскресения читать ее над совершителями святотатства, так как в этот праздник совершен был этот бесчестный поступок. После того положено было ежегодно предавать беззаконников анафеме в этот праздник даже до сего дня 102; это обстоятельство сильно подействовало на них и было причиною их погибели. Абдель-Азиз, управляя Арменией, оградил ее от неприязненных нападений и сильными мерами остановил угрожающее [25] коварство сынов Исмаила; он возобновил город Двин сильнее и обширнее, чем прежде, укрепил его воротами и запорами, окружил стены городские рвом и наполнил их водою для защиты крепости. Абдель-Азиз говорил о себе: «первое разрушение города было учинено мною и я возобновил его; мне было тогда 12 лет и я носил красную епанчу; когда войско арабское воевало с городом, залез я в ров, взобрался на стены, и громко закричал войску нашему. Передовое войско, защищавшее собою стены, рассыпалось, победа Исмаила была решительна и мы разрушили город». Говорят, что это он часто рассказывал о себе. В то время военачальник Махмет был подстрекаем против Тченов 103. Потому он просил повелителя Исмаильтян дать ему большое войско, обещаясь привесть китайского государя в повиновение. Властитель Исмаильтян собрал огромное войско в 200,000 человек и поручил ему. Махмет, с многочисленным войском вышедши из Дамаска, через Сирию, Персию и Хорасан достиг пределов китайской империи. Расположившись лагерем на берегах большой реки Ботис 104, он написал (следующую) грамоту царю китайскому: "Почему ты один, писал он, не повинуешься властителю нашему, имя которого приводит в трепет все народы. На кого же ты надеешься, что не покоряешься нам? Не считаешь ли ты и нас за девушек, среди которых ты, принарядившись, роскошничаешь?... Теперь же, если ты не подчинишься рабски нашему игу, знай, что опустошу землю твою и положу конец твоему владычеству. Но не будь беспечным, не медли ответом, а, как только можно, скорее дай нам знать, что ты намерен делать». Когда царь китайский, Дженбакур 105 прочитал письмо, [26] то призвал к ce6е телохранителей и сановников своих, и советовался с ними: какой написать ответ на полученное письмо. Наконец, согласились дать следующий ответ: «ужели ты славнее всех царей, которые с начала и до сих пор повелевали светом — царя вавилонскаго, который покорил вселенную, македонского, персидского? Почему же они не могли покорить царства нашего? Знай, что ты бесстыднее всякой собаки; ты дышешь только похотливостью и скверным сластолюбием. Слух о красоте моих девиц заставил тебя жертвовать собою и жизнью войска, пришедшего с тобою; будто бы не было для вас могил в Дамаске. Знай, что страна наша никому не покорялась, и я не могу согласиться на предложения твои; а если ты просишь у меня подарков, то я тебе дам их по обычаю царей и ты отправишься с миром в страну свою». Снова послал Махмед к Дженбакуру письмо, в котором писал: «дай мне 30,000 дев, тогда я отправлюсь с миром, а если не дашь — пойду на тебя войною».

Согласился царь китайский на требование его и послал к Махмету сказать, чтобы он остался в лагере своем, пока тот исполнит просьбу его. Между тем, он приказал войскам своим устроить закрытые колесницы, обитые парчею, и посадить в них отборных всадников, вооруженных с ног до головы, вместо дев, которых просил Махмед, чтобы заманить неприятелей в ловушку. Прибывши на берег реки, они расположились лагерем против войска Махмета; в колесницах поместилось 40,000 всадников, а сам Дженбакур с несколькими всадниками остался поодаль за несколько стадий и послал к военачальнику Махмету с вестью: «приди, говорит, возьми требуемых тобою [27] 30,000 дев, которых я выбрал из всего царства моего; возьми заслуженных из войска твоего по числу дев, перейди на эту сторону реки, и я раздам девиц моих по жребию, кому какая достанется, чтобы не произошло ссоры между твоими войсками.» Вместе с той вестью послал корабли, чтобы все войска Махмета могли разом переехать. Выбранные, лучшие из всего войска, переехали реку в числе 30,000 человек. Едва только вступили они на противоположный берег, китайский царь приказал своим напасть на войско исмаильское и, когда началась битва, вдруг вышли и те, которые доселе скрывались в своих кибитках, окружили их и перерезали всех мечем; не спасся ни один воин даже бегством. Между тем канаты кораблей были отрезаны, чтобы уже не было никакой возможности опять переправиться на противоположный берег и спастись от преследования. Один только Махмет с несколькими всадниками, сев на коня, бросился вплавь через реку, надеясь на силу коней. Таким образом, пристыженные царем китайским, возвратились восвояси и не смели более идти войной на Китай. Властитель же Исмаила, прожив 10 лет и 8 месяцев, умирает.

ГЛАВА VII.

Ему наследовал Сулейман 106, правление которого продолжалось 2 года и 8 месяцев; вот деяния его:

На втором году своей власти Сулейман собрал многочисленное войско, поручил его военачальнику своему Мслиму 107, и отправил его к воротам каспийским. Достигши места своего назначения (войска Исмаила) сразились с войсками гуннскими, занимавшими город [28] Дербент. Они разбили (Гуннов) и прогнали их, разрушивши стены и башни крепости. При разрушении крепостных стен они нашли огромный камень, лежавший в основании их, на котором начертана была надпись следующего содержания: «Маркиан, самодержавный император, выстроил город и твердыню эту, истратив на это много талантов из сокровищ своих. В последствии сыны Исмаила разрушат их и возобновят на свои сокровища.» Прочитав эту надпись на камне, они перестали разбивать стены, и набрав каменщиков, снова выстроили разрушенную стену. Сам Мслим с большим войском прошел проход Чора, грабя страну Гуннов, и расположился лагерем при гуннском городе Таргу 108. Жители той страны при виде хищников, устремившихся на них, тотчас дали знать о том царю хазарскому, Хагану 109. Тогда сей последний с огромным войском и могучими витязями, слава о силе которых распространилась у всех народов, разбил свой лагерь недалеко от них. В продолжение многих дней они сражались друг с другом — не полки с полками, а чрез бойцов. Хаган медлил вступать в битву, потому что ждал Алп-Тархана, которого он призвал к себе на помощь. Увидя такое множество войска, Меслим не знал, что делать, и старался найти средство спастись от них. Потому он приказал войскам своим развести сильный огонь в лагере и, оставив там лагерную утварь, наложниц, слуг и другую челядь, сам направил путь к горe Кокасу 110, вырубил лес и таким образом, пробив ce6е дорогу, едва избегнул неприятеля, и с сокрушенным сердцем и стыдом возвратился в страну Гуннов. Совершив это, скончался Мслиман 111. [29]

Ему наследует во власти Омар, правит 2 года и 5 месяцев и умирает. О нем говорят, что он был благороднее всех мужей своего племени. Он возвратил пленных, которых увел из Армении после сожжения нахараров Махмет, взявший множество крепостей и забравший в плен мужчин и женщин. По утверждении своей власти, Омар возвратил всех пленных по своим местам и успокоил страны, которые были под его властью. Этот же Омар писал письмо к царю греческому, Леону 112, чтоб узнать о сущности нашей веры. В этом письме было несколько вопросов, которые я кратко изложу ниже.

Письмо Омара и ответ Леона.

«Во имя Бога, Омар — властитель верующих, Леону, императору греческому. Много раз я желал узнать ваше мнение об учении вашей веры, и часто старался сведать, что вы о том думаете, но мы никак не могли 113 понять этого.

Теперь объясни мне подлинно, во-первых то, почему, сказал Иисус ученикам своим: «пришли вы наги и наги возвратитесь» — или, почему вы не принимаете того, что сказал Иисус о себе, а (принимаете) писания пророков и псалмы, чтобы найти в них свидетельства о вочеловечении Христа. Вы сомневаетесь и пускаетесь в толки, и недовольствуетесь тем, что говорил о себе Иисус, но верите в то, что сказали пророки. Но Иисус подлинно был достоин верования, был близок к Богу, и ближе знал себя, чем писания, искаженные и переиначенные народами, которых вы не знаете. — Почему вы оправдываете эти книги и следуете тому, что в них вам кажется правдоподобным? — Вы говорите, [30] что законы (Библия) писались часто и утрачивались сынами Израиля, которые читали и знали их. В продолжение некоторого времени их не было, и израильтяне обходились без них, пока некоторые люди не написали их в последствии по своему разумению — народ после народа, племя после племени. Но они также были телесны и происходили от сынов Адама: они могли забывать и разногласить в своих мнениях, ибо близок к ним диавол, и те, которые подобны ему по злобе своей. — Далее, почему в законах Моисея нет ничего о рае, аде, страшном суде и воскресении? О них рассказывают вам по своему вымыслу те, которые написали евангелие: Матфей, Марк, Лука и Иоанн. — Утешитель, о котором говорится в евангелии, что Христос пошлет его, есть ни кто другой, как наш Магомет. — Или, почему после учеников Христа народы христианские разделились на 72 племени? — Нераздельному могуществу божию вы придаете еще сотоварища равного, подобного, признавая трех богов. — Вы самовольно старались изменить все законы, обращая обрезание в крещение, и жертвы — в приобщение освященых хлеба и вина; вы празднуете воскресение вместо субботы. — Или, как можно было Богу жить в утробе между кровью и плотью и всякой нечистотой? — Или, почему вы почитаете кости апостолов и пророков, знамение креста, бывшее, по законам, орудием приговора, также иконы, которым вы поклоняетесь? — Пророк Исайя свидетельствует о нашем законодателе как о товарище, равном Иисусу; ибо видел их пророк в видении своем сопутниками — одного на осле, а другого на верблюде. Вы же почему не верите этому? Уведомь меня обо всем этом, чтоб я мог узнать смысл и сущность вашего учения». Подобные и [31] сильнейшие противоречия писал Омар, властитель Исмаила, к царю Леону.

Потому принужден был император Леон написать ответ следующего содержания: "Император Флавий Леон, верующий в Иисуса Христа, истинного Бога нашего и царь знающих его, Омару, предводителю Сарацинов.

«Какими словами отвечать тебе вернее и справедливее на то, что ты прислал нам? Тем более, что нам заповедал Бог с кротостью наставлять противников его, что, может быть, Он даст им еще время на раскаяние. И царские законы не в том состоят, чтоб поражать отталкивающими словами, как камнями, тех, которые желали бы слышать чудесное таинство истины. Но так как начало твоего письма не имело никакого признака истины, то и нам не приходится несправедливое называть истинным. — Ты говоришь в письме своем, «что мы часто писали вам о божественном таинстве нашей христианской веры» 114. Но ничего подобного не могло случиться, потому что ничто нас не принуждает к таким делам; ибо мы не научены учителем нашим и Господом наше единственное боговедение предавать на посмеяние исповедующим другую религию, особенно тем, которые не знакомы с предсказаниями пророков и проповедями апостолов. То же самое мы обыкновенно советуем и другим. Да, мы часто писали тебе, и еще напишем, когда случится надобность, но о делах мирских, а не о божественных предметах. Наученные божественным нашим учителем давать ответ во всем, о чем нас будут спрашивать, и не отвечать тому, кто нас не спрашивает (Сирах. V. 13?)», мы вовсе не желаем более знать силу ваших мнений. Бог учит нас: [32] «испытайте все и примите благое» (Фессал. V. 21). Мы владеем повествованиями, написанными блаженными епископами, жившими в то время, когда жил и ваш законодатель Махмет, и потому не имеем нужды обременять тебя вопросами о вашей религии. Но не думай, что мы стыдимся нашего чудесного богопознания. Слушай же. Если тебе понравится то, что я тебе скажу и ты послушаешь меня, «то насладишься благами земли», как сказал Исайя. О человек! Очень трудно опровергать совершенно ложное, если противник постоянно намерен противоречить. Это подобно тому, как если бы из двух приближающихся к огню, один бы назвал его огнем, как он и есть действительно, другой же, противореча утверждал бы, что это источник воды. Ясно видна ложь любящего противоречить.

«Ты сказал, что Господь наш говорит в евангелии: «пришли нагие и пойдете нагие»; но мы нигде не нашли в евангелии, чтобы Господь сказал нам это, хотя он велит нам постоянно думать о смерти. Но это слова Иова. Когда праведника постигли диавольские испытания, он сказал: «сам наг изыдох от чрева матери моея, наг и отиду тамо: Господь даде, Господь отъят.... Буди имя Господне благословенно (Иов. I, 21). «Но вы переиначиваете и перемешиваете свидетельства священного писания, которого вы не читали и не читаете. Богопродавцы или, что то же самое, веропродавцы, находящиеся при вас, ловят благорасположение ваше, говоря словами божественного писания, «болтают только о том, что им выгодно» 115. Но ты, возгордившийся своим могуществом, выслушай ответ мой. — Ты говоришь, что мы, в псалмах Давида и писаниях пророков находим свидетельства о Господе нашем. Но мы теперь не в [33] первый раз замечаем изречения Святого Духа, говорившего через пророков. По милости и воле Бога проповедывание христианства совершилось тем, кем оно и начато было. Оно росло и возрастало могуществом того же Творца и Бога. — Ты пишешь, будто я довольствуюсь и верю только в то (что находится у пророков), и оставляю без внимания то, что свидетельствовал о себе Иисус; что я сомневаюсь и впадаю в разные заблуждения. Блажен был бы ты, если бы верил, как говоришь, евангелию — повествованиям твердым и более всех безошибочным. Мы не находим противоречия между ветхим и новым заветами; ибо невозможно одному и тому же источнику блага, т. е. божеству, производить добро и зло, истину и ложь. Дабы сделать удобопонятнее беззаконному народу еврейскому волю свою, Он возвещает о ней ему посредством притч, примеров устами пророков, дабы этот народ не остался, по своему обыкновению, неверующим в пришествие Христово. Через святых и боговдохновенных мужей Господь возвещал и свидетельствовал о себе в евангелиях, и то, что он возвещал устами пророков тайно, не противоречит тому, что Он в последствии времени, воплотившись, высказал явно. Обо всем этом, милостью Бога, мы расскажем в письме, на своем месте, признавая высшие свойства в Нем сверхчеловеческими, а низкие, обыкновенные — человеческими. — Ты пишешь, что подлинно Иисус достоин был веры, что он близок был к Богу, и лучше знал себя, чем писания, искаженные и переиначенные народами, которых вы не знаете.

Ответ. Истина не умеет существующее назвать несуществующим, а несуществующее — существующим; [34] а ложь самовольно нападает на все истинное и действительное; ибо может не только отвергнуть видимые творения, но и скажет, что нет Творца и Бога. Поэтому неудивительно, что ложь может отвергать писания божественные, или приписывать их происхождение греховным причинам. Подлинно, Иисус был достоин верования, не как человек обыкновенный, лишенный мудрости божественной, но как совершенный Бог и совершенный человек. Речения того же Слова через пророков также достойны верования, не потому, что люди говорили о том, а потому, что через них невидимо говорило Слово Божие; ибо Оно было едино и в Ветхом и в Новом Заветах, и потому (изречения его) не противоречат друг другу. — Ты говоришь, что изменены и переиначены Писания. Если уверил тебя в этом глава твоего учения — он позабыл себя; если кто-нибудь другой, то тем более солгал. Послушай же меня, и поразмысли хорошенько. Глава твоей веры говорит, что нельзя утверждать чего-нибудь без свидетелей; также говорит, что и законы требуют, чтобы все утверждалось на свидетельстве двух или трех свидетелей. Мы знаем, что Авраам первый получил благовестие о Христе, когда изрек ему Бог: «и благословятся о семени твоем вси языцы земнии» Бытия, XXII, 18. Исаак в той же надежде благословил Иакова, а этот своего сына, Иуду:

«Скумен Львов Иуда, от леторасли сыне мой возшел еси; возлег уснул еси, яко лев и яко скумен: кто возбудит его? Не оскудеет князь от Иуды и вождь от чресл его, дондеже приидут отложенная ему, и той чаяние языков» Быт. XLIX, 9.... Ибо Моисей об нем законодательствовал, и завещал Иисусу, Давиду, Соломону, двенадцати пророкам с [35] Самуилом, Илиею, Елисеем; Исаие, Иеремии, Даниилу, Иезекиилу, праведному Иову, Иоанну Крестителю, сыну Захарии; прибавь к ним двенадцать апостолов Господа и семьдесят два ученика, и всего древних и новых будет 111 человек. Ты не соглашаешься со столькими любимыми Господом святыми, говорившими о пришествии Христа, о которых и Махомет твой свидетельствует, что они были святы и рабы Божии. Ты почитаешь своего Магомета достойным большего верования, чем Бога, говорившего через них, и явившегося во плоти Слова Божия. Я спрашиваю тебя вкратце, скажи, пожалуйста, что справедливее: свидетельство ли 111 paбов Божиих, говоривших одно об одном и том же, или сказание разномыслящего, разнодумающего, лживого и воображающего, что он справедлив, и утверждающего истину, говоря ложь? Махомет твой учит вас признавать вышеупомянутых святых рабами, угодными Богу, и в тоже время не принимает, и вас учит не принимать всего того, что через них говорил Бог.

— Ты говоришь, что «вы принимаете книги Евреев, и следуете тому, что вам в них кажется правдоподобным, хотя вы же сами говорите, что законы писались часто и утрачивались сынами Израиля, которые читали и знали их. В продолжение некоторого времени они обходились и без них, пока некоторые люди не написали их в последствии по понятиям своим — народ после народа, племя после племени; что они также были телесны, и происходили от сынов Адама, также забывали и разногласили в мнениях; ибо близок к ним диавол, которому они были подобны по злобе своей.»

Ответ. Удивляюсь — удивляюсь не только неверности[36] вашего учения, но и тому, что вы не постыдились обнаружить оное и предали письму, чтобы тем более быть смешными. Вы думаете нас нашими же словами ввести в соблазн. Начиная новую главу своего письма будто бы нашими словами, ты желаешь утверждать, что это говорим мы. Если же вероятными кажутся тебе речи наши, ты должен верить всему, ибо никто ложью не оправдывается, или что тоже — принимать некоторые свидетельства, оставляя в стороне все остальные. Так как ты не сведущ в этом делe, потому слушай и учись. Мы говорим, что Евреи на чужбине писали не выдумки, созданные ими самими, а извещенные верными повествованиями мужей еврейских. Число всех творений Бога в первые шесть дней, по свидетельству пророков, было 22. Столько же (22) божественных книг, как у Евреев, так и у нас. То же самое число букв, хотя пять из них имеют двойников 116, и то не без великого значения. Бог возвестил это через пророков для того, чтоб истины, в них заключающиеся, могли быть подтверждены одна другою в 22 книгах. Пять книг законов называемых у евреев Тора, сирийцами — Ората 117, а нами — Номос. Они заключают в ce6е сущность богопознания, рассказ о сотворении Богом мира, запрещение поклоняться идолам язычников, завет с Авраамом о сыне его Христе, и многие другие повеления относительно суда и жертвоприношения. (Все это) с целью удалить их от языческих обычаев, к которым они были так склонны. Книги Иucyca Навина, Судей, Руфи, четыре книги Царей 118 и Паралипоменон содержат повествования о чудесах Божиих и безошибочные родословные праведников, в нисходящей линии, прямо до Христа. Также (в них заключаются) [37] повествования о царях израильских, которые из них угодны были Богу, которые не угодны; разделение народа за грехи их на два царства: израильское и иудейское, и сказание о пленении их. Псалмы Давида, книги Соломона, называемые евреями Когелет и Шират-ширим, а нами Париман и Саматан 119 и двенадцати пророков с писаниями Исайи, Иеремии, Даниила, Иезекиила: все это — пророчества, относящиеся до пришествия Христа. Если бы кто-нибудь из Евреев переиначил и исказил их, то нельзя бы было всем книгам остаться в целости; ибо злотворители уничтожили бы в них прежде всего число книг, и собрали бы их в одну, в две, или, может быть, только в три книги. Также они могли бы истребить совершенно прибавления 120, потому что вычеркивание их не трудно. Также я думаю, что тебе небезызвестна неприязнь, существующая между нами, христианами, и Евреями, и не за что другое, как за признание нами Иисуса — Христом, о котором, как о сыне Божием, говорили пророки. Но Евреи не называют его Христом, а признаются, что должен прийти Христос; они пребыли неверующими писаниям пророков, и таким образом, не признают Христа сыном Божиим. Так почему же повредители книг оставили твердое и несомненное свидетельство в своих писаниях, или сами прибавили, когда (эти свидетельства) ни к кому не могут относиться, как к воплотившемуся сыну Божию.

Прими и третий ответ мой. Пленение Евреев случилось прежде пришествия Христа во плоти. Каким же образом еще при нем существовали: храм, заветы и священство, что явствует из святого евангелия, как ты сам свидетельствуешь об обрезании Господа и обо всем подробно, что Он совершил. И сотворил Он [38] это не для чего-нибудь другого, как для того, чтобы оправдать возвещенное им через пророков, и чтобы показать, что они не противны ему, но угодны и служат твердыми и непоколебимыми свидетельствами таинства его воплощения. Какие же были заветы у Евреев, если не писания пророков, которые, после двукратного пленения Израильтян и Иудеев, остались у Евреев до самого времени пришествия нашего Спасителя. На многие из этих писаний указывает Христос в евангелии, когда говорит о неверующих Евреях. Когда народ еврейский уведен был в плен Новуходоносором, то с ним, по премудрому Промыслу, не случилось того, что ныне бывает с пленными; ибо Бог послал весь народ в места, ему угодные; с ним были и книги. Некоторые пророки, как напр. Иезекиил, говорит о себе: «и аз бых посреде пленения при реце Ховар».... Иез. I. Анания и другие блаженные отроки были брошены в печь в Вавилоне; великий Даниил получил дар пророчества в Вавилоне, и там был брошен в ров львиный, и события (жизни) Эсфири случились там. Но что с ними были книги, внимай Святому Духу, говорившему о пленных Евреях в псалме через пророка, который хотя и не существовал тогда, но безошибочно начертал обстоятельства случившегося. В 136 псалме говорится: «на pеках вавилонских, тамо седохом и плакахом внегда помянути нам Сиона; на вербиих посреде его обесихом органы наша. Яко тамо вопросиша ны пленшии ны о словесех песней и водили нас о пении» Псал. 137, 1—3.

— Ты говоришь, что книги написаны разумом людским. Я знаю, что ты хочешь намекнуть на второе составление (издание) Ездры. Сошла на него благодать Святого Духа, и написал он без погрешностей все книги; [39] ибо когда весь народ возвратился в Иерусалим из стран, куда он был уведен, где он имел с собою книги, и где явились чудеса Божии, то (при сравнении) древних книг с изданием Ездры, ни одна из них не оказалась утраченною.

— Ты говоришь, что они были люди, и не лишены забывчивости. Люди всегда во всем слабы, несовершенно разумны и забывчивы. Но вечный Бог, великий силою, не имеющий ни предела, ни конца своей мудрости, у которого нет недуга сомнений и забывчивости, говорил с людьми через пророков, рабов своих. Он говорил через пророков, которых не оставлял и разум человеческий. Неужели ты не человеком почитаешь Махомета, единственно по слову которого ты пренебрегаешь свидетельствами такого числа святых Божиих. — Ты также говорил, что к рабам Божиим близок диавол, а никак не Бог. Но благомысляшие люди знают, что диавол приближается скорее к тем, которые не имеют свидетельств Писания, чем к столь святым угодникам Божиим. Достаточно этого о писаниях. — Ты говоришь, что в законах Моисея не находим ничего о царствии небесном, об аде, о суде, о воскресении. Но ты не потрудился подумать, что Бог учил людей так, как они могли принимать учение божественное, и что не один раз и не через одного пророка говорил Бог с людьми, или, как ты уверяешь: все обещанное Богом роду человеческому завещано через Моисея. Не так; ибо что он завещал Ною, того не завещал жившим прежде Ноя; завещанное Аврааму он не завещал Ною; также обещанное Моисею не завещал Аврааму; обещанное Иисусу Навину не завещал Моисею; завещанное Самуилу, Давиду и другим пророкам не завещал Иисусу [40] Навину; ибо как мы прежде говорили, Богу угодно было постепенно открывать себя и свою волю роду человеческому. Да и не могли люди сразу постигнуть чудесного учения его. Если бы Бог все изрек через одного Моисея, то для чего он послал бы других пророков; и если он допускал их переиначивать его, как ты говоришь, то почему он говорил устами его? Хотя через Моисея было возвещено людям только предвоспитание, а не совершеннейшее учение, однако и в том упомянул Бог об воскресении, суде, и аде. О воскресении говорит: «видите яко аз есмь, и несть Бог разве мене; аз убию и жити сотворю; поражу и аз изцелю, и несть иже измет от руку мою» Второз. XXXII, 39.

О суде говорит: «яко поострю яко же молнию мечь мой, и приимет суд рука моя, и воздам месть врагом и ненавидящим мя воздам» Второз. XXXII, 42. Об аде говорит: «Яко огнь возгорится от ярости моея, разжется до ада преисподнего» Второз. XXXII, 22. Но совершеннейшее и более развитое учение об этих предметах возвещено через других пророков явственнее.

— Ты говоришь, что Матфей, Марк, Лука и Иоанн написали наше евангелие. Я знаю, что ты мучишься истиною нашего христианства и желал бы найти соучастников твоей лживости, — чтоб мы объявили, что Бог ниспослал нам евангелие с неба уже написанное, как ты уверял нас о своем Пур-Кане 121, хотя нам небезызвестно, что то написано Омаром Абуд Урабом (Абу-Турабом) и Персом Салманом 122; вы же ложно возвещаете, что Бог ниспослал вам его с неба. Но ты в том замечай истину христианской веры, что если бы было так, как ты полагаешь, т.-е., если бы евангелие было выдумано нами или кем-либо другим, [41] что бы препятствовало нам не упоминать об именах евангелистов и написать, что Бог ниспослал его на землю? Но ты обрати внимание и на то, что Богу неугодно было возвещать свое учение роду человеческому бестелесно или наставлять его через ангелов; Он избрал пророков из среды людей, и послал их к ним с проповедью. Потому Господь, совершив определенное им прежде воплощения и зная, что люди нуждаются в Божией помощи, обещал послать им Святого Духа — параклета, то есть утешителя, ибо они тосковали и плакали, что учитель и Господь их оставит их. И назвал он Святого Духа Параклитом, как праведного утешителя их по Его вознесении и как напоминателя всего сказанного и совершенного им перед ними, и того, что они должны были распространить по всей вселенной. Теперь знай, что утешитель называется Параклитом, а не Ахматом 123, то есть Хвалю, и на нашем языке харисте не значит параклит 124.

Подлинно, подобное поругание не может быть прощено, как говорит Господь в евангелии: «а иже восхулит на Духа Святого, не имать отпущения во веки» Марк. III, 29. Какая же хула сквернее этой — назвать Святым Духом человека, чуждого богопознания. И Господь сказал о Святом Духе: «внимай глаголу уст моих» Притч. VII, 24; «утешитель же, Дух Святый, его же послет Отец мой во имя мое, той вы научит всему, и воспомянет вам вся, яже рех вам» Иоан. XIV, 26. Но Махмет твой пришел не во имя Господа нашего, а в свое имя. Дух Святый, а не человек возвещал святым, то есть ученикам, и ты сам знаешь, что пророки Господа никогда не видели твоего Махомета. Как я выше упомянул, Творец наш через каждого [42] из пророков по времени учил нас познанию своей божественности. Но не совершил он через пророков всего, (относящегося) до пришествия вечной правды. Через пророка Даниила он открыл три перемены, посредством которых люди могли достигнуть истинного богопознания — от мрака идолопоклонства в умеренный блеск лучей закона, оттуда в сильнейший свет евангелия Христова, а от евангелия в будущий, никогда не мерцающий свет. Четвертой перемены или учения люди не получили от других пророков; напротив того, они получили завет от самого Спасителя: кроме учеников его не принимать никаких пророков и апостолов. — Ты говоришь, что вслед за учениками его мы разделились на 72 народа; но это не так. Не льсти себя ложною надеждою, что можешь привести в пример наши ошибки. Твоя участь подлинно достойна порицания, потому что не похожа на участь рабов Божиих; а почему? Я объясню: учение ваше принадлежит одному народу и одному языку 125; время его появления, как вы говорите, сто лет; но в такое короткое время мы видим, что учение одного народа разделилось на много сект. Вот какие из сект ваших дошли до нашего сведения: Ковзи, Сабартураби, Кнтри, Мурджи, Басли, безбожного Еврея 126, которые отвергают бытие Божие и воскресение, и названного тобою пророка Гарюр 127, (секта которого разделяется) на партии: одна часть миролюбива, а другая такую имеет к вам ненависть, что убить вас почитает выше всякого доброго дела, признавая вас за безбожников и неприятелей. А получить от вас смерть они почитают самым главным благодеянием, и это потому, что ты считаешь 128 за грех убивать мечем тех, которые несколько разногласят с вами в [43] мнениях. Вот какие вещи делаются у вас, составляющих один народ, один язык, (имеющих во главе одного человека, который в одно и то же время есть ваш) начальник, правитель, первосвященник и главный палач. Если бы христианская вера составилась разумом человеческим, то нет ничего удивительного, если б она была хуже вашей. 800 лет, несколько более или менее, прошло с тех пор, как явился Христос на земле со своей проповедью и Его евангелие распространилось по всем народам и языкам человеческим, от одного конца вселенной до другого, в странах греческих и римских и между отдаленными варварами, и если ощущается некоторое различие, то это происходит от разности языка, как я уже сказал; но между нами нет такой беззаконной, непримиримой вражды, как у вас. — Ты говоришь «семдесять два».... Неужели ты почитаешь нас за язычников, наравне с теми порочными, отвратительными, (известными тебе? 129 сластолюбцами и отступниками; с теми, которые гнусность свою думают прикрыть всесвятым именем Христа, называя себя христианами; у которых вера была поруганием, а крещение — осквернением; которых святая церковь при обращении их от их осквернения (на путь истины) крестит, как язычников, давно и бесследно истребленных Богом. Нас семьдесять народов, исповедующих христианскую религию, и все мы принимаем святое крещениe — залог вечной жизни. И если (есть такие, которые) мыслят несколько иначе, то их можно встретить только в странах дальних и особенно у тех, которые живут под деспотизмом вашим; но и те христиане, и не нуждаются во вторичном крещении. И это не удивительно: живя в дальних странах, говоря иным языком, [44] они не на столько, сколько надобно, сведущи в преданиях истины. Но та же самая книга — евангелие, на всех языках хранится цело и неврежденно. Умолчу о многих языках, на которых преподаваемо было наше чудесное и спасительное богоучение, упомяну о некоторых, во-первых — наш греческий; во-вторых — римский; в-третьих — бадалийский; в-пятых 130cupийcкий; в-шестых — эфиопский; в-седьмых — индейский; в-восьмых — ваш сарацинский; в-девятых — персидский; в-десятых — армянский; в-одиннадцатых — uвepuйcкuй; в-двенадцатых — агванский. Итак, (предположим), что в самом деле можно бы было изменить книги одного или двух народов; но как же предположить, чтоб исказили их и другие народы, которые, как вы знаете, слишком отдалены от нас, и разнятся от нас языком и обыкновениями. Вы привыкли к подобным подделкам, как видно из поступков того Гаджаджа 131, который быв назначен вами правителем в стране Персов, собрал все ваши древние писания, составил (на место их) другие, согласно своим мнениям, и распространил их по всему народу вашему. Это было нетрудно сделать среди одного народа, говорившего на одном языке. Из этого уничтожения спаслись только несколько книг Абу-Тураба, потому что (Гаджадж) был не в состоянии совершенно истребить их. Но мы, во-первых, получили строгую заповедь от Бога — не дерзать что-либо подобное, и, во-вторых, если бы кто осмелился преступить эту заповедь, то было бы невозможно собрать все книги, распространенные на стольких языках, с большим вниманием пересмотреть все, отыскать и назначить столько переводчиков 132, чтобы они уничтожили в книгах что им угодно и чтоб прибавили, что им приятно. Ведь [45] тебе небезызвестно и ты сам говоришь, что между нами, христианами, также существуют несогласия, хотя и не в важных вопросах; почему бы, кажется, не изменять в таком случае книг своих по желанию каждого?... Но у нас, христиан, ни у отдаленных, ни у приближенных к нам по месту своему, не делалось ничего подобного, и ты не повторяй своей лжи, чтоб не лишить значения 133 и то малое количество истины (которое у тебя встречается). Меня очень удивляет то, что ты отвергаешь евангелие господне и пророческие книги, почитая их за переиначенные и поврежденные людьми, писавшими их по своему желанию, и в то же время в них же стараешься отыскивать доказательства слабым своим положениям. Ты искажаешь слова самих цитат: где стоит отец, там ты заменяешь его словами Господь или Бог. Если ты ищешь истины, то должен верить книгам и принимать их, как свидетельства; а если отвергаешь их, как подложные, то не должен ссылаться на них, а искать другое свидетельство, которое ты не должен переиначивать по своему желанию, а выставлять его в таком виде, в каком оно находится в писании. Рабам Божиим, покорным воле Его, трудно говорить с вами. Язычники разражаются сильным смехом, слыша имена пророков или апостолов. Вы хотя и не презираете имен их, но пренебрегаете словами их, особливо словами Того, кто говорил через них. Если же нет, что нам делать с тем, что Господь говорит Моисею:

«Аз есмь Бог Авраамов, Бог Исааков, Бог Иаковль" Исход III, 6. Или "сотворим человека по образу нашему и пo подобию» Бытия I, 26. Или "приидите и сошедше смесим тамо язык их» Бытия XI, 7. Или «Господь одожди на Содом и Гомор жупел и огнь от [46] Господа с небесе» Бытия. XIX, 24. «Господь от Господа», и это в писаниях Моисея, которых не читал ни ты, ни законоучитель твой. Не думай, чтоб это было сказано об ангелах, которые не дерзают видеть Его. Мы не можем, подобно вам, сказанное Богом считать неосновательным и необдуманным. К кому могут быть отнесены подобные слова, как не к Слову его, «иже сый сияние славы и образ ипостаси Его» Евр. I, 3, и к Святому Духу, который освящает и освещает все. И, при этом, вы нас обвиняете, будто мы поклоняемся трем божествам. Внимай мне и отвечай, прошу тебя: иное дело — солнце, иное — лучи, хотя они от солнца происходят, и без лучей солнце не было бы солнцем. Если кто скажет, что лучи родятся от солнца без порока и без женского естества, тот не солжет. Хотя солнце и лучи - не одно и то же, из этого не выходит, чтоб было два солнца. Не кажется ли тебе это справедливым? Теперь, если рождение этого света (который ты можешь видеть очами и который есть творение Бога) так чисто от порока, хотя оно и затмевается ночью и преграждается строениями; сколько же более чистым ты должен считать божественный, самобытный, самодовольный и не мерцающий свет?!... Я принужден был объяснить тебe это примером, ибо ты не веришь в заповеданное Богом в святом писании, и почитаешь волю свою выше их; пишешь об них, что хочешь, и переиначиваешь в них, что тебе угодно, охуждаешь и отвергаешь. Проклят всяк человек, который поклоняется двум или трем богам, если можно счесть их за разноплеменные и разноначальные. Но мы знаем одного Бога, Творца неба и земли, не лишенного слова, но всесвятого и премудрого Словом своим, которым сотворил, поддерживает и [47] сохраняет творения. Это слово не походит на наше, которое после разговора обнаруживается и исчезает, а до выговора не слышно и неизвестно. Его-то мы знаем и почитаем Словом Бога, сверкающим лучем непомрачаемого света, не в том виде, как лучи родятся от солнца, но выше возможности (человека) выразить это. Его-то божественное писание называет Сыном, не рождением порочной нужды и нечистых желаний, но как лучи от солнца, как свет от огня, как слово от мысли. Вот насколько язык человеческий может объяснить и передать то, что Слово Божие имеет свое бытие от Бога. В творениях Бога нет ничего превосходнее человека, ибо и ты признаешься, что Бог приказал ангелам поклоняться Адаму, хотя мы того в священном писании не находим. Итак, Адам был человек, и ты сам прекрасно осудил свою гордость. Пусть же знают (все), куда будут причислены те, которые поклоняются человеку, по твоему собственному выражению. Известно, что Адам был создан по образу Божию. Неужели ты думаешь, что наше бренное и болезненное тело есть образ Божий? Нет; но Он поместил в нем подобие Свое, Слова Своего и Духа Своего — душу, разум и слово. Соединив все это в нем и наделив его свободной волей, Бог украсил его образом Своим. Обманом сатаны (человек) лишился чести, дарованной ему Богом; забыл творца своего, живя в беспутных нравах, в сластолюбивых и порочных желаниях, в ненависти, в оскорблении друг друга, убийстве, и в главном из зол - идолопоклонстве, и в таком разврате, что я совещусь выговорить. (Люди) не только несуществующее, или видимые творения приняли за божество, а боготворили и поклонялись даже [48] порокам сластолюбия и мужеложства. Подобных избрал себе диавол поклонниками, радовался, смотря на воздвигнутые ими изображения идолов и побуждал их к совершению пороков. Но Господь, видя образ свой уничиженным поклонением диаволу и деяниями ему угодными, умилостивился над нами, по своей благости и по своему человеколюбию. Так как спасение состояло в том, чтоб узнать творца своего и отстать от врага, — для этого от времени до времени, во мраке идолопоклонства Он возжигал свет познания посредством рабов своих, пророков. И, так как разум человеческий был ослеплен и не мог воспринимать всего света богопознания, то, как я уже рассказал, Он постепенно возвещал о ce6е до исполнения времени, и настолько, сколько угодно было ему наставлять людей, — и заранее через пророков обещал пришествие во плоти Слова Своего, и Слово Божие должно было принять тело, душу и все человеческое, кроме греха. Никто из людей не мог снизойти на такую степень смирения, как Он. Поэтому мы знаем, что все, относящееся до смирения, сказано о нем, как о человеке, и высокое, как истинно о боге. Помнишь ли приведенные нами слова Моисея о равенстве Слова с самим Богом; внимай теперь самому Моисею о явлении воплотившегося. «Пророка от братии твоея, яко же мене, восставит тебе Господь Бог твой, того послушайте и человек той, иже не послушает словес его, аз отмщу от него» Втор. XVIII, 18. Не один, а многие пророки явились в Израиль после Моисея, но эти слова относились к тому из них, кто был сильнее всех и возвестил о вещах наименее вероятных 134. У меня приготовлена для тебя куча свидетельств о пришествии Христа. Но [49] слушай прежде то, что о нем сказано в смиренном тоне, что тебе, по моему мнению, должно понравиться. После того я постараюсь повести тебя, как по лестнице, к высочайшим доказательствам, если на то будет воля Его. Давид пророк говорит: «Аз же есмь червь, а не человек, поношение человеков и уничижение людей. Вси видящии мя поругашамися, глаголаша устнами, покиваша главою: Упова на Господа, да избавит его: да спасет его, яко хощет его» Псал. XXI, 7—9. И этого никогда не случалось с Давидом, а с Господом во время Его распятия. Внемли тому же Давиду, который говорит о Нем гораздо возвышеннее: «Господь рече ко мне, Сын мой еси ты, Аз днесь родих тя. Проси от мене, и дам ти языки достояние твое и одержание твое концы земли» Псал. II, 7—8. Далее: «рече Господь Господеви моему, седи одесную мене, дондеже положу враги твоя подножие ног твоих.... с тобою начало день силы твоея, во светлостях святых твоих: из чрева прежде денницы родих тя» Псал. CIX, 1. 4. О единстве божества на небесах Давид говорит: «милости Господни исполнь земля, словом Господним небеса утвердишася и духом уст его вся сила их» Псал. XXXII, 5—6 Иеремия (?) "Господь посла мя и Дух Его» Исаии XLVIII, 16. О воплощении Слова внемли Иepeмии (?): «Сей Бог наш не вменится Он к нему. Изобрете всяк путь хитрости, и даде ю Иакову, отроку своему и Израилю, возлюбленному от него. По сем на земли явися и с человеки поживе. Сия книга повелений Божиих и закон свой во век.... Обратися Иакове и имися ея, ходи к сиянию прямо света ея» Варух, III, 36 — 38. Пророк указывает на два явления света Его: во-первых, явление неизреченной кротости, которой [50] освятил вселенную лучами богопознания; во-вторых, всемирное воскресение; и пророк увещевает народ израильский, чтобы они веровали в первое явление и не возмутились, как это случилось, «и чуждые» т. е. язычники, насладились славой Его. «Обратися Иакове и имися ея, ходи к сиянию прямо света ея. Не даждь иному славы твоея и полезных тебе языку чуждему» Варух., IV, 3. Внимай сказанному! Не о вочеловечении только пророчил он, но явно возвещал о непокорном ослушании Израиля. Нам ничто не мешает выслушать пророчество, сделанное чужестранцем, и которое Моисей поместил в писании своем: «коль добри доми твои Иакове и кущи твои Израиле», и далее «изыдет человек от семене его и обладает языки многими и возвысится паче Гога царство его: и возрастет царство его». Далее: «покажу ему и не ныне, ублажаю и не приближается; воссияет звезда от Иакова и восстанет человек от Израиля и погубит князи моавитския и пленит вся сыны Сифовы» Числ. XXIV, 5, 7. 17. Хотя он говорит здесь о Нем, как о человеке; но смотри, как ясно указана победа его над язычниками. Знаешь ли, что такое — победа Его над язычниками? Это есть всеобщее верование в Него, как ты сам видишь. Покажу тебе и князя моавитского в диаволе с демонами, которых поразил Христос. Они усиливали в людях заблуждение и поклонение идолам. Идолопоклонство Моавитян и соседних с ними народов отвратительнее идолопоклонства всех народов, ибо они поклонялись мужским и женским удам, орудиям своих нечистых желаний. Вот почему «царство Его выше царства Гогова», так как последнее — земное, а царство Христа — небесное! И что таково царствие Христа, внимай [51] сказанному Святым Духом через Давида. Он говорит: «Боже суд твой цареви даждь и правду твою сыну цареви» Псал. LXXI. 1. Христос, сын царя небесного и земного; по божеству — сын Бога; по человечеству — Давида, как мы многократно повторяли. Далее прибавляет: «и пребудет с солнцем и прежде луны рода родов.... и обладает от моря до моря и от рек до конец вселенныя.... и поклонятся ему вси цариe земстии, вси языцы поработают ему.... и помолятся о нем выну, весь день благословят его.... Будет имя его благословенно во веки, прежде солнца пребывает имя его; и благословятся в нем вся колена земная, вси языцы ублажат его» Псал. ibid. 5—17. Итак, кто не содрогнется приписать это сыну простого человека, Давида, а не сыну Давида по плоти, но по божеству — Слову и Сыну Божию, который управляет посредством миротворной веры, а не посредством меча, кровопролития и пленения. Об этом он говорит в том же псалме: «воссияет во днех его правда и множество мира, дондеже отымется луна» Псал. LXXI. Далее сказал Бог через пророка Михея: «и ты Вифлееме, доме Ефратов, еда мал еси, еже быта в тысящах Иудиных. Из тебе бо мне изыдет старейшина, еже быти в князя во Израили, исходи же его из начала от дней века» Михей V, 2. Исход простого человека не может быть от начала века. «Человек есть, и кто познает его. Господь надежда Израиля; покинувшие тебя устыдятся, отступающии на земли, да напишутся, яко оставиша источник живых вод» Иерем. XVII. Он называет Израилем не неверующих Евреев, а тех, которые видели Слово Божие, и верили, что Оно от Бога, ибо Израиль в переводе с еврейского значит «зоркий» 135. Внимай, что [52] говорит он через пророка Исаию: «отроча родися нам, его же начальство бысть на раме его. И нарицается имя его велика совета ангел, чуден, советник, Бог крепкий, князь мира. Отец будущаго века" Исаии IX, 6. Ангелом он назвал за свою человечность без греха; а чудным, советником и крепким по причине его божественности, ибо он прибавляет также: «велие начальство его, и мира его несть предела на престоле Давидове и на царстве его, исправити е и заступит его в суде и правде, от ныне и до века» Исаии IX, 7. Но он не восседал на престоле Давидовом и не царствовал над Исраилем; ибо тут говорится не о преходящем престоле, а о том, о котором говорит Бог Давиду — «положу в век века семя его и престол его яко дние неба» Псал. LXXXIX, 30. Что же это? Какой это престол Давида, который был вечен, как дни неба? О ком же это сказано, как не о небесном царствовании по плоти сына Давидова — Христа, о котором и говорит: «воссияет на престоле Давидовом и на царстве его и исправит е и заступит его в суде и правде от ныне и до века». Явно, что сильнейшее и славнейшее царство Христа, по плоти сына Давида, есть вечное и недостижимое царство Его на небесах. Ты должен внимать Иcaие: «дева во чреве приимет и зачнет и родит сына и нарекут имя Ему Еммануил, еже есть сказано с нами Бог» Исаии VII, 14. Есть у меня огромное количество свидетельств, которые полезно сократить, чтоб не наскучить слушателям. Если хочешь, слушай и о неизреченном смирении Его во время страданий, которые понес и потерпел Он по своей воле, как о том заранее возвестил пророк: «Аз же не противлюся, ни противоглаголю. Плещи моя вдах на раны [53] и ланиты моя на заушения, лица же моего не отвратил от стыда заплеваний» Ис. L. 5. 6. Также чрез Захарию сказал Господь: «и реку к ним аще добро пред вами есть, дати мзду мою» или «отрецытеся, и поставиша мзду мою тридесять сребренникъ» Зах. XI, 12. И это исполнилось, когда Спаситель был продан своим учеником и предан смерти. Также исполнились и другие пророчества, о которых рассказывает Святое Евангелие; если хочешь, читай их внимательно и найдешь. Со многими и Давид пророчит о Нем: «ядый хлебы моя возвеличи на мя запинание» Псал. LX, 10. Внемли другому внушению через Исаию: «се уразумеет отрок мой и вознесется и прославится зело. Яко же ужаснутся о тебе мнози, тако обесславится от человек вид твой и слава твоя от сынов человеческих. Тако удивятся языцы мнози о Нем и заградят царие уста своя: яко имже не возвестися о нем, узрят и иже не слышаша, уразумеют".

«Господи кто верова слуху нашему и мышца Господня кому открыся; возвестихом яко отроча пред ним, яко корень в земли жаждущей, несть вида ему ниже славы, и видехом его и не имаше вида ни доброты; но вид его безчестен, умален паче всех сынов человеческих. Человек в язве сый и ведый терпети болезнь, яко отвратися лице его, безчестно бысть и не вменися. Сей грехи наша носит и от нас болезнует и мы вменихом ему быти в труде и в язве от Бога и во озлоблении. Той же язвен бысть за грехи наша, и мучен бысть за беззакония наша, наказание мира нашего на нем, язвою его мы исцелехом. Вси яко овцы заблудихом: человек от пути своего заблуди и Господь предаде его грех ради наших. И той зане озлоблен бысть, не отверзает уст [54] своих: яко овча на заклание ведеся и яко агнец перед стригущим его безгласен, тако не отверзает уст своих. Во смирении его суд его взяться, род же его кто исповесть; яко вземлется от земли живот его, ради беззаконий людей моих ведеся на смерть: и дам лукавыя вместо погребения его, и богатые вместо смерти его; яко беззакония не сотвори, ниже обретеся лесть во устех его» Исаии LII, 13—17, LIII, 1—9.

Ты, полагаясь на слово твоего Махомета, отвергаешь и называешь ложными столько свидетельств Святого Духа, которые говорил Он через рабов своих, пророков. Где же завет вашего законодателя, который предписывает "не утверждать без свидетелей даже самых малых дел?» Как же ты дерзаешь произнести такую хулу только по его слову? Ужели ты забыл чрезмерную лживость своего законодателя, (да едва ли и ты) знаешь, что не Мария, дочь Амрама, сестра Аарона — мать Господа нашего. С того времени до Марии прошло 2,000 лет без 30, а поколений 32. Если у тебя лице телесное, а не каменное, устыдись изобличения явной лжи твоей. Бог обещал, что Христос явится из рода Иудина, а Mapия, дочь Амрама, была из колена Левиина и жила ранее за столько времени, сколько я сказал. По причине многочисленной и очевидной лжи вашей нет возможности следовать за вами. Как бы ни были глубоки басни твои и выдумки, мы исчерпаем их малым сосудом истины.

— Ты говоришь: что «вы и Евреи исказили законы (Библию) евангелие и Псалмы» и прибавляешь: «я верю в их божественное происхождение.» Если наши искажены и переиначены, где же твои, на которые ты указываешь?!.. Покажи мне другие книги Моисея, пророков и Псалмы [55] Давида и другие евангелия, чтоб мы могли видеть их. О ложь постыднейшая, баснословнейшая ложь! Хоть бы ты прибавил, что ты их не видал. . . . Ты сам роешься в наших евангелиях, искажаешь смысл текстов, и смеешь утверждать, что мы исковеркали Св. писание. Говори же нам из того евангелия, которое видел законодатель твой, тогда увижу, что ты говоришь правду. — Ты говоришь, «вера одна.» Справедливо, вера одна, едино крещение, нет другой веры, переданной Богом и заповеданной людям. — Ты говоришь, что «по законам молились не в ту сторону, в которую вы молитесь, и не приобщались вашим причастием.» Но это вздор и сбор пустых вопросов; ибо сторона, в которую молились пророки, не указана (в Библии). Ты только желаешь поклоняться месту языческого жертвоприношения, называя его домом Авраама 136, хотя в божественном писании нигде не встречаем, чтобы Авраам был в той стране, которую законодатель вашего народа научил вас повсеместно почитать. О таинстве причастия я на своем месте отвечу.

Теперь разберем некоторые места в евангелии: таковы ли они, как ты полагаешь? Иисус подлинно молился по человечеству, которое принял от нас, чтобы научить нас; но по божеству он не имел нужды в молитве. Во время молитвы он не так говорил, как ты писал, а так: "Отче мой, аще возможно есть, да мимойдет от меня чаша сия» Мат. XXVI, 39, показывая тем, что он был истинный человек. Признающий Слово Божие лишенным божественности теряет надежду жизни своей; также и тот, кто не почитает Его совершенным в человечестве. Но ты видишь ли истину евангелий и того, во что мы веруем? В евангелиях заключается все — [56] и смиренное и высокое; и если бы кто изменил их — мы ли, или те, которые жили раньше — почему мы не истребили в евангелиях того, что говорится о нем, как об уничиженном и смиренном. Он говорит: «Не может сын человеческий о себе творить ничего же, а отец иже обитает ко мне, тот творит все» Иоан. V, 19, XIX, 10. Если ты веришь сказанному: «не могу от се6е творить ничего», то поверь и тому, что "Отец, который обитает во мне, тот творит все». Веруй также и страху его в час животворящей смерти, и в пот, который пролил он взамен пота адамова, ибо сам бестелесно сказал Адаму: «в поте лица твоего снеси хлеб твой» Бытие, III, 19, и ангел укрепил его; но ангел явился не для укрепления его собственно, а чтобы утвердить мысль учеников его, которые смотрели на него, как на обыкновенного человека, и чтоб через собеседование с ангелами поставить Его в их мнении выше обыкновенного человека.

Если ты веришь этому, веруй в то, что он говорит в той же книге: «Аз душу мою полагаю, да паки приимую» Иоан. X, 17; далее он не говорит: Бог отправил меня к вселенной и я возвращусь к нему, как ты писал; но он говорил: а пославший меня Бог со мной». Далее. «Изъидох от Отца и приидох в мир и паки оставляю мир и иду к Отцу" Иоан. XVI, 27.

(пер. К. Патканьяна)
Текст воспроизведен по изданию: История халифов вардапета Гевонда, писателя VIII века. СПб. 1862

© текст - Патканьян К. 1862
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© дизайн - Казаров С. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001