Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

БОГДАНОВ А. И.

ОПИСАНИЕ САНКТПЕТЕРБУРГА

Наружной частью “Адмиралтейства” были П-образные в плане “каменные магазейны”, главный фасад которых с Главными, “Большими” Воротами был обращен к “Лугу”, а боковые фасады, с “Побочными” Воротами в каждом из них – к “Зимнему Дворцу” и к “Церкви Исаакия” (одни из Побочных Ворот назывались “Исаакиевские Ворота”). Над Главными Воротами находилась “каменная... Адмиралтейская Коллегия”, построенная в 1717 году, а над ней возвышалась каменная “Башня” с куполом и шпицем и с часами, сооруженная в 1734-1735 годах. Внутри Адмиралтейства, “кругом”, был сооружен “каменный канал” с тремя подъемными мостами (по одному мосту у каждых Ворот). По каналу стояли “Каменные Мастерские Покои”. Кроме этого, внутри Адмиралтейства были сооружены “Чертежные Анбары Деревянные, два по обеим сторонам” и “Доки, в которых карабли стоят” (причем А. И. Богданов дает не совсем ясное указание на то, что этих Доков “десять, один Мокрый”). “Кругом всего Адмиралтейства” была возведена “Адмиралтейская Крепость” (“Крепость”) – “регулярная фортеция земляная на каменном фундаменте”, которая имела “Болверков пять” и [54] “Ворот... трои” (“Большие” – “от Лугу”, и “Побочные” – “от Дворца” и “от Исаакия”). “Кругом” Крепости был выкопан “ров водяной”, или “канал”, через который к каждым из трех крепостных Ворот вело по одному подъемному мосту. У каждых Ворот имелось по одной каменной караульне, а кроме того в Крепости имелась “гоубвахта”.

Как сообщает А. И. Богданов, “во Адмиралтейской башне” предполагалось построить “Церковь во Имя Воскресения Христова”. А. И. Богданов пишет о “каменных магазейнах” “внутрь Адмиралтейства кругом” и о “Важне при Адмиралтействе”.

Адмиралтейство, каким его видели петербуржцы середины XVIII века, было итогом переделок первоначального Адмиралтейства, которое состояло из деревянных “магазейнов” (“а посреди небольшая башня деревянная со шпицом стояла”) и которое “было обложено просто не большим земляным валом и огорожено было полисадником”. Одно время “Магазейны” и Башня над Главными Воротами были мазанковыми.

К Западу от Адмиралтейства находилось несколько служебных построек этой главной в городе верфи – “смольня каменная, в которой канаты смолят”, “прядильни, в которых конаты прядут”, “деревянные магазейны, в которых карабельные леса хранятся”.

До 1717 года к западу от первоначального Адмиралтейства (“против Исаакиевских Ворот”) стояли “Деревянные Светлицы”, в которых размещалась “Старая Адмиралтейская коллегия”.

До 1736 года “против Исакавского Подъемного Мосту” Адмиралтейской Крепости стояла мазанковая “Аптека Адмиралтейская”.

“По близости от Адмиралтейства” “с первых лет” “до 1736 году” жили “все... адмиралтейские чины, кроме вышних, всем своим корпусом”. Здесь (“близ Адмиралтейства”) находились “Слободы Морских Служителей”, “Морские Слободы”, “Морские Улицы”.

“На берегу (Большой Невы – К. Л.) близ Адмиралтейства” (к западу от последнего) стояла каменная “Соборная Церковь Преподобного Отца Исаакия Далматского” [55] (“Церковь Святого Исаакия Долматского”, “Церковь Святого Исаакия”, “Церковь Исаакия”, “Церковь Исакия”, “Исааковский Собор”), построенная вчерне в 1717-1727 годах. А. И. Богданов пишет, что “сия Церковь и поныне строением не окончена”.

“У Церкви Исаакия” на Большой Неве имелась “Гавань, где становятся императорские яхты” (эта Гавань была первоначально “доком для починки кораблей”) и Пристань, называвшаяся “Пристань у Церкви Святого Исаакия”. Когда А. И. Богданов говорит о “Пристани... у Церкви Исаакия, которая имеет отвозить людей на даншхоутах в Кронштат”, неясно, имеет ли он в виду ту же самую “Пристань у Церкви Святого Исаакия”, или другую, находившуюся рядом с первой.

От Исаакиевской Церкви по берегу Большой Невы шла “Набережная Линия Каменная от Церкви Исаакия даже до Галерного Двора” (“Набережная Линия от Адмиралтейства до Галерного Двора”, “Линия к Галерному Двору”, “Набережная Линия пониже Церкви Исаакия”). Эта линия “началася строиться в 1719 году” и она “для карабельной пристани (то есть для того, чтобы большие корабли могли подойти к самому берегу. – К. Л.) весьма в реку подалася”. Линия, о которой идет речь, делилась на два участка (первый – ближе к Исаакиевской Церкви, второй – дальше от Исаакиевской Церкви), которые соединял друг с другом Мост через Крюков Канал (об этих мосте и канале речь пойдет ниже. – К. Л.).

В начале первого участка “Набережной Линии пониже Церкви Исаакия” стояли “пребогатые каменные полаты”, которые были построены “тщанием... Господина Канцлера Алексия Петровича Безстужева-Рюмина” и в которых была “Церковь Домовая во Имя Благовещения Пресвятыя Богородицы”, построенная в 1747 году. “На Воротах” Палат была “преизрядная Башня с часами, построена 1747 году”. Возведены были Палаты А.П.Бестужева-Рюмина на месте разобранных “Полат Бывшего Канцлера Андрея Остермана” (“и вокруг всего двора”). Палаты А. И. Остермана принадлежали ранее “Бывшему Фелтмаршалу Миниху”, а до этого – А. Д. Меншикову. Эти “Каменные Полаты” (то есть те, первым владельцем которых являлся А. Д. Меншиков, а последним – [56] А. И. Остерман), были построены на месте “Больших Мазанок Бывшего Князя Меншикова”, появившихся “подле Церкви Исакия” в 1710 году и простоявших ряд лет.

“Пониже Церкви Исакия” (то есть у “Набережной Линии пониже Церкви Исаакия”) на Большой Неве имелись рыбные садки.

Западную часть острова, о котором идет речь, пересекал прорытый в 1717 году “канал, называемый "Крюков"” (“урочище “Крюков канал”, “Круков канал”), “который проведен из Большой Невы мимо Новой Галандии (о которой речь пойдет ниже. – К. Л.) в Мойку речку”.

На Крюковом Канале имелся подъемный “Мост по Набережной Линей пониже Церкви Исаакия”, соединявший первый участок этой линии со вторым ее участком, и “другой подъемный мост” “позади той же Набережной Линии”.

Возле Канала, о котором идет речь, имелась Пристань, называвшаяся “Пристань у Крюкова Канала”.

На месте, где проходила “Набережная Линия пониже Церкви Исаакия” (“Набережная Линия от Адмиралтейства до Галерного Двора”, “Линия к Галерному Двору”) в первые годы существования города “все жили морские служители”. “Самые первоначальные небольшие каменные полатки об одном жилье” были в этой линии построены “в 1726 году, галерного мастера Ивана Немцова”.

За Крюковым каналом до 1740 года существовала “Верфь Галерная” для постройки галер, или “Старый Галерный Двор” (“Галерный Двор”), с “деревянными магазейнами”. “У Галерного Двора” (очевидно, за ним) в 1717 году был прорыт канал “вдоль Галерного Двора” (очевидно, параллельно Большой Неве).

На омываемый Мойкой берег острова, о котором идет речь (то есть на правый берег Мойки) выходила “Линия Каменная по Речке Мойке, которая начинается от Старого Почтового Двора и продолжается до Галерного Двора”. На месте этой линии в “первоначальные” годы существования города стояли “многие построенные господские домы”, которые “тогда почитали загородные домы”.

Там, где к Мойке выходила Большая Першпектива (о которой речь пойдет ниже), “на Большой Першпективой”, где [57] был построен Зеленый Мост через Мойку (о котором речь также пойдет ниже), с 1742 по 1751 год стояли “Триумфальные Ворота, называемые "Адмиралтейские"”. На этом же месте ранее стояли Адмиралтейские Триумфальные Ворота, построенные в 1732 году. “У Триумфальных Ворот, у Зеленого Мосту” было “место” (которое “за Площадку почтено быть может”), “где собираются всякие работные люди пешники и прочие для поденной работы”. У этих Ворот имелся также “извощичий притон” (“извощичье становище”).

“На Речке Мойке”, поблизости от “Триумфальных Ворот” имелось место, отведенное для постройки “Каменного Гостиного Двора”. На этом месте в 1719-1736 годах находился каменный торговый центр (сгоревший во второй половине 1730-ых годов). Сначала он назывался “Мытный Двор” – так как “построен был только для продажи съестных припасов”), а позднее получил название “Гостиный Двор” – поскольку “отчасу более стало умножаться в нем купечества с хорошими и богатыми товарами”.

“Недалеко от Горелого Гостиного Двора”, “на Речке Мойке” до 1735 года стояло здание, где находились Рыбный и Мясной ряды. На основании не совсем ясных сведений, приводимых А. И. Богдановым, можно предполагать, что рядом с тем местом, где до 1735 года были Рыбный и Мясной ряды, до того же 1735 года находился “Коретный Ряд”. Но те же сведения дают возможность предполагать, что “Коретный Ряд” размещался где-то “позади Вознесенья Церкви” на Втором Безымянном Острове.

Там, где был построен Синий Мост через Мойку, о котором речь пойдет ниже (“у Синего Мосту”), по-видимому, на обозреваемом сейчас острове имелась “Площадка... которая с 1735 году нарочно впредь для случая оставлена, на которой только одне извощики и колашники становятся”.

“У Синего Мосту”, вероятно, также на обозреваемом сейчас острове находился “Комедианский Анбар”, где “отправляли комеди кукольные”.

По-видимому, до второй половины 1730-ых годов “у Синего Мосту, на берегу Мойки Речки” стоял “Полковой Адмиралтейский Двор”. В то время, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”, этого двора здесь уже не было. [58]

“Позади Галерного Двора, на Речке Мойке” были “бани торговые”, уже не существовавшие в то время, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”.

“На Речке Мойке” в двух местах, очевидно, на обозреваемом сейчас острове, имелись рыбные садки.

На обозреваемом сейчас острове имелось два больших луга.

Первый Луг, “нарочно отгороженный”, находился “против Императорского Зимнего Дому”. На этом Лугу, “близ Адмиралтейства” до 1733 или 1734 года находился “Морской Рынок, на котором продавали всякий подходячий товар и харч, также дрова и сено”.

“На Лугу, против Зимнего Дому”, с 1732 по 1742 год находился “Манеж, или Конская Школа”.

Второй (“Адмиралтейский Луг”, или просто “Луг”) находился “против Адмиралтейства” и был “огорожен... для травы”. Ранее на этом Лугу, “против Адмиралтейской Башни” (“против Адмиралтейских Ворот”) стоял деревянный “большой Чертежный Анбар”, в 17101727 годах использовавшийся как “Церковь Святого Исаакия” (“Церковь во Имя Преподобного Исаакия”).

А. И. Богданов упоминает о нескольких продольных улицах и каналах, проходивших по острову, о котором идет речь, и об одной протянувшейся по этому острову поперечной улице.

Позади Набережной Милионной Линии (“позади Милионной”), параллельно ей шла “Первая и Главная Улица... которая прежде называлась "Греческая", потом "Немецкая" называлась, а ныне более слывет "Милионная Улица", построена по обеим сторонам каменными полатами... началася строиться 1736 году”. В одном месте А. И. Богданов называет эту улицу также “Большая Греческая”. “Милионная улица” делилась на два участка поперечным каналом возле “Старого Зимнего Дому”. Первый участок “Милионной Улицы” соединялся с ее вторым участком “Мостом у Старого Зимнего Дому в Милионной Улице” через названный канал. Этот Мост “был прежде подъемный”, но затем сделан “простым”. [59]

“В Милионной улице” 175, “не подалеку Старого Почтового Двора” стояла “Главная Аптека каменная” – “полаты... с великим строением”.

“При Главной аптеке” имелась “лаборатория... в которой составляются всяких специй лекарства”.

“С первоначальных лет” “в Большой Греческой” находился “Двор Адмирала Крейца”, где до 1730 года имелась “кирка лютерская... деревянная”.

“В Греческой, то есть Немецкой Улице, позади Милионной (Линии. •– К. Л.), близ Главной Аптеки” до 1735 года стояла также “кирка или костель католицкой веры”.

По-видимому, вблизи того места, где пересекались Милионная улица и канал возле “Старого Зимнего Дому” (“близ Старого Зимнего Дому”, “подле каналу”), после 1735 года появился “Каменный Почтовый Двор”.

“На Лугу, против Императорского Зимнего Дому” проходила Первая Луговая Линия – “каменная линия”, “застроена в 1736 году”. Первая Луговая Линия, судя по всему, заканчивалась у проходящего поперек острова, о котором сейчас идет речь, первого участка “Большой Перспективы” (“Большой Прешпективой”, “Перспективной Большой дороги Невской”) – “перспективы... начинающейся от самого Адмиралтейства и продолжается до Александроневского монастыря, зделана... в 1713 году”. “На сей Перспективой”, по словам А. И. Богданова, “по обе стороны выстроены каменные полаты... по обеим сторонам в два ряда разсажены березы”.

Первый участок “Большой Прешпективой” заканчивался “близ Триумфальных Ворот”, у подъемного Моста через Мойку, ранее называвшегося “Зеленым”. Этот Мост соединял первый участок “Большой Прешпективой” с ее вторым участком.

“На углу ко Адмиралтейскому Лугу и по Большой Перспективой” находилось пустое место, где до 1735 года стояло “Подворье Александроневское... мазанкового строения”.

“Против Адмиралтейства” шла “Вторая Луговая Линия каменная, зачата строить в 1736 году”.

“Против Адмиралтейского лугу”, судя по всему, во Второй Луговой Линии стояли “каменные небольшие [60] полаты”, построенные “в постой Исааковскому Собору священникам и прочим дворцовым служителям”. Ранее эти палаты были “подворье” – “собственные Преосвященного Феофана, Архиепископа Новгородского”.

“По конец Луговой Линии, что против Адмиралтейства” стояла “Аптека Дворцовая в каменных полатах”.

Поперек центральной части острова, о котором идет речь, проходил первый участок “Перспективой, начинающейся от Адмиралтейства... через... Мойку и Фонтанку, на Ямскую Московскую Слободу”.

Здесь же, в центральной части острова, начинались две Морские Улицы. О первой из них А. И. Богданов пишет, что “Большая Морская Улица, построенная полатным каменным строением... длиною починается у Триумфальных Ворот и кончится у Крюкова Каналу”. Вторую А. И. Богданов только упоминает – “Улица каменная, называется "Малая Морская"”.

“В Морской” (неясно – Большой или Малой) имелся “Комедиальный Дом... вольного комедианта” – “полаты”.

Район, находившийся за Набережной Линией ниже Церкви Исаакия, в “Описании” А. И. Богданова называется “Новая Галандия”.

Позади “Набережной Линии Каменной от Церкви Исаакия даже до Галерного Двора”, там, “где Новая Галандия”, протянулась “улица, каменным строением выстроенная... которая починается от Церкви Исаакия и продолжается до Галерного Двора”.

Параллельно Большой Неве от “рва водяного”, окружающего “Адмиралтейскую Крепость”, “мимо Новой Галандии к Галерному Двору” шел канал, прорытый в 1717 году.

А. И. Богданов упоминает еще “канал близ Адмиралтейства” с подъемным мостом через него и “Канал на Галерный Двор” также с подъемным мостом через него. Судя по всему, второй и третий каналы – это не одно и то же, но неясно, являются ли второй и третий каналы тем, же, что и первый, или речь должна идти о трех разных каналах. А. И. Богданов упоминает еще “небольшую каменную улицу по каналу к Новой Галандии”. [61]

“Близ Галерного Двора” были “деревянные Магазейны Адмиралтейские, в которых хранятся все леса, принадлежащие к карабельному строению”.

“Подле Галерного Двора” имелся “каменный Сухарный Магазейн”.

В первые годы существования города “Близ Галерного Двора” размещался “Полк Морской, называемый "Шлевенский"”. Здесь же, “близ Галерного Двора” находился “Шлевенский Рынок”, уже не существовавший в то время, когда А. И. Богданов составлял свое описание. “При Шлевенском Бывшем Рынке, близ Галерного Двора” имелся Мясной ряд.

До 1736 года “позади Галерного Двора” имелся “острог Катаржный Двор”.

По-видимому, на острове, о котором идет речь, находилась “Полиция” (точное ее местонахождение А. И. Богданов не указывает). В “Канцелярии Полицмейстерский дел” (в “Полиции”) была “Церковь во Имя Святого Пророка Захарии и Елисаветы”, освященная в 1747 году. Неподалеку от того места, где находилась “Полиция”, ранее стоял первый “Комедианский Дом”.

По-видимому, на этом острове находились также дворец, в котором с 1732 по 1741 год жила Цесаревна Елизавета Петровна (и который был построен как Дом А. Л. Нарышкина), “Дом Ягушинского”, в котором с 1742 года находился “Дворцовый Манеж”, и “Дом Бывшего Адмирала Головина”, который стоял на каком-то канале и при котором был “мост подъемный”.

Вероятно, на острове, о котором сейчас идет речь, в первые годы существования города имелись где-то “лазареты” – очевидно, морские.

Адмиралтейский Остров соединялся с Санктпетербургским Островом перевозом от “Пристани у Старого Почтового Двора” к “Троицкой Пристани”; с Васильевским Островом – перевозом от “Пристани у Зимнего Ее Императорского Величества Дому” (“Пристани у Зимнего Императорского Дому”) к “Пристани у Академии Наук”, “Мостом Наводным чрез Большую Неву... на барках” от “Церкви Святого Исаакия Долматского” к “Кадетскому Дому” (“Кадетскому Корпусу”) – этот Мост устанавливался с 1734 года (его “не бывало [62] весною и в осень... за льдами”; до 1734 года на этом месте Мост на барках был сделан лишь один раз, в 1727 году, от “Церкви Святого Исаакия Долматского” к “бывшей тогда Церкви Воскресения Христова”), перевозом от “Пристани у Церкви Святого Исаакия” к “Пристани у Кадетского Дому” (“Пристани у Кадетского Корпусу”) – перевоз этот действовал “только весною и в осень, когда не бывает Мосту”) – и перевозом от “Пристани у Крюкова Канала” к “Пристани в Восьмой Линии”; со Вторым Безымянным Островом – подъемным “Мостом по конец (начало. – К. Л.) Мойки, у Летнего Саду и Конюшенного Двора”, неподъемным “Мостом у Конюшенного Двора чрез Речку Мойку”, подъемным мостом, ранее называвшимся “Зеленым”, “на Большой Прешпективой, чрез Речку Мойку, близ Триумфальных Ворот”, подъемным “Синим Мостом” “у Вознесенской Улице (о которой речь пойдет ниже. – К. Л.) чрез Речку Мойку”, подъемным “Мостом позади Галерного Двора чрез Речку Мойку” и “перевозом на Речке Мойке”.

11. ВТОРОЙ БЕЗЫМЯННЫЙ ОСТРОВ

Второй Безымянный Остров – участок суши, омываемый Мойкой и Фонтанкой. Вместе с Адмиралтейским Островом (участком суши, омываемый Большой Невой и Мойкой) Второй Безымянный Остров образовывал “Адмиралтейскую Сторону” – участок суши, омываемый Большой Невой и Фонтанкой и делящийся на два острова Мойкой. “Адмиралтейская Сторона” (называвшаяся также “Адмиралтейским Островом”) считалась “Второй Частью” Санктпетербурга.

Из природных объектов на Втором Безымянном Острове имелись “Глухая Речка Вознесенская” и “Болото Глухой Речки Вознесенской”.

“С первых лет” этот остров “долго был не населен, только был на нем один лес и несколько загородных дворов”. Возможно, однако, что уже во времена Петра Первого “на сем острову... всякое строение стало умножаться” и здесь после “первоначального нерегулярного” начало производиться “регулярное строение”. А. И. Богданов пишет о том, что Второй [63] Безымянный Остров “ныне уже предовольно умножен стал быть строением”.

На вершине острова, недалеко от Первого Летнего Дома, “позади” имеющегося при этом доме сада, “по другую сторону за каналом (соединившим в 1711 году Глухую Речку Мойку с Фонтанкой. – К. Л.), по берегу Фонтанки Речки” с 1742 года стоял “Второй Летний Императорский Дом” (или “Императорский Новый Летний Дом”) – “покои деревянные на каменном фундаменте, весьма пребогатые”. При Втором Летнем Императорском Доме имелись две Церкви и был “разведен новый сад и прочие в нем украшения”. Об этом “Императорском Саде” А. И. Богданов сообщает, что он “в 1747 году против Первого (имеется в виду сад у Первого Императорского Летнего Дома. – К. Л.) вдвоя умножен”.

Возможно, что на месте (или вблизи) Второго Летнего Дома (“на Фонтанке, близ Летнего Двора”), с 1736 по 1744 год находился “Слоновый Двор”.

От вершины острова по левому берегу Мойки шла “Линия Набережная Каменная”. В “первоначальные” годы существования города здесь имелись “многие построенные господские домы”, которые “тогда почитали загородны домы”.

На Мойке, за тем местом, где в нее впадал Канал у Старого Почтового Двора, с 1721 года стоял “Большой Императорский Конюшенный Двор” (“Конюшенный Двор”) “каменный с жилыми покоями”. Над теми из двух Ворот Конюшенного Двора, которые были “к Лугу”, имелась “Церковь во Имя Нерукотворного Образа Всемилостивого Спаса”.

“У Конюшенного Двора” был построен “Кузнешный ряд казенный”.

“Против Конюшенного Двора” с 1733 года стояли “Анбары деревянные Запасные” (“Деревянный Запасный Двор и анбары”), а кроме того кузницы. Позади Конюшенного Двора с 1733 года размещались “мазанки для жилья дворцовым конюхам”, некоторые из которых к 1747 году разобрали. Вместо этих мазанок “неподалеку” в 1747 году построили “деревянные светлицы... на время”, а в 1749 году начали строить “каменные полаты”. [64]

“У Конюшенного Двора, для соединения Глухой Речки Вознесенской” с Мойкой в 1732 году был начат канал (А. И. Богданов отмечает, что “ныне оный... оставлен”).

Далее от берега Мойки начинался идущий поперек острова второй участок “Большой Перспективой” – “перспективы... начинающейся от самого Адмиралтейства и продолжается до Александроневского монастыря, зделана... в 1713 году”. Как пишет А. И. Богданов, “на сей Перспективой по обе стороны выстроены преизрядные каменные полаты... по обеим сторонам в два ряда разсажены березы”. С этим вторым участком первый участок, названный “Перспективой”, находившийся на Адмиралтейском Острове (омываемом Большой Невой и Мойкой) и заканчивавшийся там “близ Триумфальных Ворот”, соединялся подъемным Мостом через Мойку, ранее называвшимся “Зеленым”.

Затем от берега Мойки начинался идущий поперек острова второй участок “Перспективой, начинающейся от Адмиралтейства, проведена чрез Мойку и Фонтанку, на Ямскую Московскую Слободу”.

Наконец, еще дальше от берега Мойки (у “Синего Моста” “чрез речку Мойку”) начинался первый участок “Вознесенской улицы”.

А. И. Богданов пишет, что “Вознесенская улица, построенная деревянным преизрядным регулярным строением, которая починается от Синего Мосту и продолжается до Семеновских Светлиц... выстроена... в... 1747 году”. Основываясь на “Описании” А. И. Богданова можно думать, что Вознесенская Улица начиналась на Адмиралтейском Острове, омываемом Большой Невой и Мойкой.

“У Синего Мосту” (судя по всему, на Втором Безымянном Острове) находился “Каменный ряд... Овощной, и прочие мелочные товары продаются”. Имелся у этого Моста (также, судя по всему, на Втором Безымянном Острове) и “извощичий притон” (“извощичье становище”).

На западной оконечности Второго Безымянного Острова, “к Калинкиной” (о которой речь пойдет ниже), “на Фонтанке Речке близ Калинкиной” находились Слободы, называемые “Новая Колона”, которая “начата селиться с 1736 году” [65] и где после 1736 года жили “все адмиралтейские служители”, которых было “не одна тысяча”.

“В Новой Колоне, близ Калинкиной” был Мясной ряд.

По правому берегу Фонтанки, “начиная от Мосту Симиона Богоприимца (об этом Мосте речь пойдет ниже. – К. Л.) и... до Калинкина Мосту (об этом Мосте речь также пойдет ниже. – К. Л.)” шла “Набережная Линия”. В “первоначальные” годы существования города здесь имелись “многие построенные господские домы”, которые “тогда почитали загородные домы”.

Ниже “Моста Симиона Богоприимца”, у берега Фонтанки, заканчивался идущий поперек Второго Безымянного Острова второй участок “Большой Прешпективой”, который соединялся с ее третьим участком, находившимся на Московской Стороне, “Аничковым Мостом” через Фонтанку.

“На Фонтанке Речке, на Большой Прешпективой, у Аничкова Мосту” стоял “Императорский Дом” – “каменные пребогатые полаты и превысокие, о четырех жильях”, над которыми высились “два купола, пребогато зделанные”, с “позолоченными главами” на них. Во дворце имелась Церковь. Перед дворцом, на Фонтанке, была устроена огороженная каменной стеной гавань с галереей. При дворце с 1744 года разводился “сад”, который был “хотя невеликий, но весьма уборный, с каменными ренжереями”.

Много ниже “Аничкова Моста” у берега Фонтанки заканчивался идущий поперек Второго Безымянного Острова первый участок “Вознесенской Улицы”, который соединялся с ее вторым участком, находившимся на Московской Стороне, “Обуховым Мостом” через Фонтанку. “У Обухова Мосту” (судя по всему, на Втором Безымянном Острове) имелись “бани торговые”.

На левой стороне Большой Прешпективой (“на Большой Прешпективой”) в 1727-1730 годах была сооружена “кирка лютерского исповедания... каменная изрядного построения... во Имя Святых Апостол Петра и Павла”, называемая также “Немецкая кирка”, “каменная кирка”, “кирка Лютерская каменная”. “Недалеко от каменной кирки” стояла “кирка деревянная лютерская шведская и чухонская”, построенная в 1733 году. [66]

“Позади каменной кирки” была “кирка деревянная, в которую ходят агличане”.

“На Большой Прешпективой, подле Немецкой кирки” “каменной” с 1742 по 1749 год располагался “Комедианский Театральный Дом”. До постройки этого дома с 1734 по 1742 год здесь находились “светлицы деревянные... для продажи хрустальной посуды, которая делается на Стеклянных казенных заводах”.

На левой стороне Большой Прешпективой (“на Большой Прешпективой”) стояла также “кирка или костель каменный католицкой веры”, построенная после 1735 года.

На правой стороне Большой Прешпективой, ближе к Зеленому Мосту (“на Большой Прешпективой”) в 1734 году была построена каменная “Церковь Рожества Пресвятыя Богородицы, называемой... по народному именованию... "Церковь Казанской Богородицы"”. Церковь эта считалась придворной. До Церкви на этом месте были “Соляные анбары”. В первые годы существования города”близ Церкви Казанской Богородицы” стояли “Казармы Адмиралтейских Плотников” (“Казармы Адмиралтейские”).

На правой стороне Большой Прешпективой, ближе к Аничкову Мосту (“подле Большой Прешпективой Дороги”, “на сей Прешпективой”), располагался “Новый Деревянный Гостиный Двор” с большим числом “рядов”. А. И. Богданов указывает, что ранее на этом месте была “Переведенская” Слобода и “великая Роща Березовая”, возле которых проходила “Большая Прешпективая”.

На Гостином Дворе имелась “важня, или весовой анбар”, у Гостиного Двора имелся “извощичий притон” (“извощичье становище”). “Вне Гостиного Двора” стоял “Серебряный Ряд”.

Новый Гостиный Двор одной своей стороной выходил на “Перспективу, начинающуюся от Большой Перспективы мимо Гостиного Двора до Калинкиной, которая (Перспектива. – К. Л.) по обе стороны изнастроена нарочетым деревянным и каменным строением”. Эта Перспектива называлась также “Прешпектива к Гостиному Двору”.

За Новым Гостиным Двором (“в роще”) с 1733 года находился “Морской Рынок” (“Большой Рынок”). [67]

Когда А. И. Богданов сообщает, что в городе вместе “с прочими торговыми рядами” есть Рыбный ряд и “главный” Мясной ряд, он, скорее всего, имеет в виду ряды на этом рынке.

А. И. Богданов сообщает также, что “На Большом рынке, у Рыбного ряду” имелся Хлебный ряд и что “у Рынку” находился “извощичий притон” (“извощичье становище”).

Судя по всему, где-то возле Большого Рынка размещалась “Большая Площадка” с Сенным рядом – “Сенная Площадка, на которой сено и дрова, также и щепные вещи продаются, и при ней Конная Площадка”. “На Сенной Площадке” кроме того продавали кирпич, глину и песок для печей, имелся “извощичий притон” (“извощичье становище”).

По-видимому, где-то возле Большого Рынка находилось и “Болото Глухой Речки Вознесенской”. На этом месте ранее было “шесть Улиц Переведенских”.

От проходящей поперек Второго Безымянного Острова Вознесенской Улицы “по обе стороны” пролегли “многие другие улицы... а какие оные званием, неизвестно, прежде оные называлися “Котельные и Фонарные улицы”.

На Вознесенской Улице стояла деревянная “Церковь Вознесения Господня”, построенная в 1728 году. Ее предполагалось перестроить в камне “о пяти главах”. У этой Церкви находилось закрытое кладбище.

“У Церкви Вознесения Господня” имелись также и богадельни.

“Позади Вознесенья Церкви” с 1749 года стояло здание с Мясным и Рыбным рядами, а близ “Полковых Адмиралтейских Светлиц (о которых речь пойдет ниже. – К. Л.)” находился также Сенной ряд. На основании не совсем ясных сведений, приведенных А. И. Богдановым, можно предположить, что рядом с Мясным и Рыбным рядами, до 1735 года находился “Коретный ряд”. Но на основании тех же сведений можно предполагать, что “Коретный ряд” размещался “недалеко от Горелого Гостиного Двора” на Адмиралтейском Острове.

Когда А. И. Богданов сообщает, что “подле Рыбного ряду” был “извощичий притон” (“извощичье становище”), он, [68] возможно, имеет в виду Рыбный ряд “позади Вознесенья Церкви”.

“На Вознесенской Улице, на углу Прешпективой к Гостиному Двору” находилась ведерная.

Неподалеку от Вознесенской Церкви, судя по всему, к западу от нее, размещался “Полковой Адмиралтейский Двор” (“Полковой Морской Двор”).

“Адмиралтейские при Полковом Дворе Покои” (“Полковые Адмиралтейские Светлицы”, “Адмиралтейские Светлицы”) были построены “позади Церкви Вознесения”, или “около Вознесения” в 1742 году.

“На Полковом Морском Дворе” с 1743 года стояла “Церковь Полковая Местная во Имя Святого Николая Чудотворца”.

На Втором Безымянном Острове находился “Дом Петра Ивановича Шувалова”; точное местонахождение этого дома А. И. Богдановым не указано.

Второй Безымянный Остров соединялся с Адмиралтейским Островом, омываемым Большой Невой и Мойкой, подъемным “Мостом по Конец (начало. – К. Л.) Мойки, у Летнего Саду и Конюшенного Двора”, “Мостом у Конюшенного Двора через Речку Мойку, подъемным Мостом, ранее называвшимся “Зеленым” (“на Большой Прешпективой, чрез Речку Мойку, близ Триумфальных Ворот”), подъемным “Синим Мостом” (“у Вознесенской Улице чрез Речку Мойку”), подъемным “Мостом позади Галерного Двора чрез Речку Мойку” и “перевозом на Речке Мойке” (возможно, этот перевоз был там, где Мойку пересекала Перспектива от Адмиралтейства на Ямскую Московскую Слободу); с Московской Стороной – “Симеоновским Мостом”, или “Мостом Симиона Богоприимца” (построенным в 1733 году “на сваях” “чрез Речку Фонтанку, к Церкви Святого Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы”), “Аничковым Мостом” (“по Большой Прешпективой”, “с первых лет” построенным “на сваях” “чрез Речку Фонтанку” и перестраивавшимся в 1742 и 1749 годах), “Семеновским Мостом” (построенным “на сваях чрез Речку Фонтанку к Семеновским Светлицам”), “Обуховым Мостом” (“на Вознесенской Улице” через Фонтанку, “урочищем "Обухов Мост"”), “Калинкиным Мостом” (Мостом через Фонтанку “к [69] Калинкиной”) и “перевозом на Речке Фонтанке” (неясно, в каком месте Фонтанки находился этот перевоз).

12. МОСКОВСКАЯ СТОРОНА

“Московская Сторона” считалась “Третьей Частью” Санктпетербурга.

Из природных объектов, находившихся на Московской Стороне, А. И. Богданов упоминает Сосновую Рощу и болото. Возможно, что употребляя выражение “Сухой Кряж”, А. И. Богданов имеет в виду Московскую Сторону.

Со времени Петра Первого на Московской Стороне после “первоначального нерегулярного” производилось “регулярное строение”.

Место, где в Большую Неву впадала Третья Черная Речка, при движении вниз по Неве, было началом Московской Стороны. Здесь на левом берегу Большой Невы находился Александроневский Монастырь.

“Александроневский монастырь” (“Монастырь Троицы Александроневский”, “Невский монастырь”) в “первоначальные” годы существования Санктпетербурга по отношению к последнему “яко наидалечайший имелся в разстоянии от жителей почитался”, то есть считался загородным, но уже в то время, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”, считался находящимся на границе города. От центра города к монастырю вела устроенная в 1713 году “Большая Перспектива” (“Большая Прешпектива”), “начинающаяся от самого Адмиралтейства”. “Под Невским Монастырем, по обе стороны Прешпективой” имелись “болотные места”, где “для осушки оных” в 1734 году были прорыты каналы. В то время, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”, эти каналы “опять заросли” и сырость мест, где они были прорыты, снова увеличилась.

С востока у монастыря протекала Нева. “От Невы реки с лица” была построена “стена каменная, на которой зделаны и перилы каменные ж”. С севера, “с приезду от Санктпетербурга”, у монастыря в Неву впадала Третья Черная речка (“Черная речка при Александроневском монастыре”). С запада [70] территорию Монастыря ограничивал канал, за которым разводился Монастырский Сад “с аллеями и прешпектами”. С юга территорию Монастыря также ограничивал канал, за которым по-видимому находился Монастырский Конюшенный Двор.

Монастырь строился с 1713 года, сначала деревянным, а с 1715 года – уже каменным.

Центральным сооружением Монастыря была “Церковь Каменная Соборная во Имя Святыя Живоначальныя Троицы” с колокольней, состоящей из двух башен, увенчанных шпицами. А. И. Богданов сообщает, что “сия Церковь Соборная почти совсем во окончание состроена, но за нетвердостию фундамента разселася, которую (как слышно) намерено разобрать до подошвы и сызнова на новом фундаменте строить, кроме колокольни”.

“С левого крыла от Соборной Церкви к речки” находился двухэтажный каменный Храм с “Верхней Церковью во Имя Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского”, освященной 29 августа 1724 года, и “Церковью во Имя Благовещения Пресвятыя Богородицы”, находившейся “под исподом” Верхней Церкви и освященной в 1725 году. “От Церкви Святаго Александра до Соборныя Церкви” имелись “трои келлии о дву жильях и при них две трапезы, одна верхняя, а другая нижняя, во одное ход из Верхния Церкви, а в другую из Нижней Церкви”.

“С правого крыла” от Соборной Церкви находился двухэтажный каменный Храм с Верхней “Церковью во Имя Святого Иоанна Златоустого” и “Церковью во Имя Благоверного Князя Феодора Новгородского” – “Исподней” Церковью под Церковью Верхней. “От Церкви Соборныя до Церкви Иоанна Златоустаго” имелись “трои келлии о дву жильях, у которых переходы чрез все келлии каменные”.

При Монастыре, согласно “Описанию” А. И. Богданова, были сооружены трое “Святых Ворот” – “Ворота от Невы Реки, которые были построены мазанковые, и на них колокольня... и по нескольких летах оная колокольня обетшала... верх разобран”; “Ворота от Невы же Реки каменные против Олтаря Соборной Церкви”; “Ворота от Санктпетербурга, от Большой Перспективой, деревянные”. Еще двое [71] (по-видимому) “Святых Ворот” предстояло соорудить (“Ворота от Конюшенного Двора” и, вероятно, “Ворота от Саду Монастырского”).

Среди других построек монастыря А. И. Богданов упоминает “Церковь маленькую Первоначальную деревянную”, “небольшую во Имя Благовещения Пресвятыя Богородицы”, стоявшую с 1713 года “у Святых Ворот” (по-видимому “мазанковых от Невы Реки”); “Церковь маленькую каменную, во Имя Лазорева Воскресения... над гробом Государыни Царевны Наталии Алексиевны”; “первоначальные кельи каменные небольшие”; “первоначальные кельи архиерейские деревянные”; “кельи каменные, в которых архиерей живет”. Пишет А. И. Богданов и о том, что в монастыре имелась “пильная мельница”.

“При Александроневском Монастыре” имелись “три Слободы... в которых живут монастырские служители”. Поблизости от монастыря находились также рынок (“у монастыря”), “торговые бани” (“под монастырем”), “Гончарный завод” (“под монастырем”), “деревянные Запасные магазейны” (“при монастыре”, “на берегу Невы”). По-видимому, неподалеку от Александроневского монастыря были построены монастырские “Кирпишные заводы”.

А. И. Богданов пишет также, что “близ Невского монастыря” с 1744 года размещался “Слоновый Двор”.

Берега Речки Черной “во Александроневском Монастыре” соединял “Мост подъемный”.

“За Невским монастырем” имелся “порт, где пристают барки с хлебом”.

“На берегу Невы, против Охты (о которой речь пойдет ниже. – К. Л.)”, стоял “Смольный Дом”, или “Смольный Дворец... который почитается Ее Величеству за Собственный Дом”. Этот “Собственный Дворец” у А. И. Богданова называется также “Загородный Дом Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Елисавет Петровны” и “Смольный Двор”. “При Смольном Доме” был сад.

“Напротив Охты, подле Загородного Дому Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Елисавет Петровны”, находилось “урочище "Смольный Двор"”. [72]

В этом урочище “вверх по Неве”, “под Канцами (о которых речь пойдет ниже. – К. Л.) против Охты” (“против Канец”) “в 1733 году начали... селить Конную гвардию” (“полк Конной Гвардии”), а в 1734 г были построены “светлицы Конной гвардии” (“Конная гвардия”). Они располагались там, где “с первоначалия” до 1733 года находился “Смольный Двор, в котором лежала смола, приготовляемая про весь корабельный флот” и который “огорожен был полисадником”.

“Под Полковой Двор Конной Гвардии” был куплен стоявший вблизи Конногвардейских Светлиц “деревянный дом” – “Подворье Бывшего Епископа Феофана” (при этом доме была церковь).

“Церковь каменная в Конной Гвардии, во имя Благовещения Богородицы” (“Полковая Церковь Конной Гвардии”) была построена в 1741-1742 годах “поблизости... Смольного Дворца”, в “полатах”, конфискованных у А. В. Кикина в 1717 году, которые в 1733-1741 годах занимал “полковой магазейн”, а в 1717-1726 годах “Императорская Куншткамера и Библиотека”. Палаты эти стояли “под Канцами” с 1714 года и были построены А. В. Кикиным. В 1717 году эти “Кикины полаты” были конфискованы у их владельца.

“При конной гвардии”, “под Керасирский конный полк”, начиная с 1732 года были построены десять деревянных конюшен, четыре деревянных “анбара” и восемь “повилионов”.

А. И. Богданов сообщает, что “для начавшегося поблизости строиться Новодевичьего Воскресенского монастыря (о котором пойдет речь ниже. – К. Л.) “Конногвардейский полк может быть переведен в другое место.

Неподалеку от месторасположения Конногвардейского Полка на Большой Неве имелась “Пристань у Конной Гвардии”.

“У перевозу позади Конной гвардии, где переезжают на Охту”, находился рынок.

“На том месте (то есть рядом с тем местом. – К. Л.), где Ее Величества имеется Собственный Дворец, имянуемый "Смольный"”, “при сем Дворце”, “поблизости... Полковой Церкви Конной Гвардии” 30 октября 1748 года был “каменным зданием” заложен “преславный и великий Монастырь [73]

Новодевичей во имя Воскресения Христова”, или “Новодевичей Воскресенский Монастырь”. По проекту в монастыре предстояло построить “в средине... великую Соборную Церковь Воскресения Христова, видом пятиглавую”, “по всем четырем углам... по одной Церкве”, “во округ... вместо ограды со всех четырех сторон... каменные келлии” и, наконец, “великую колокольню со Святыми Воротами”. “В средине” монастыря предстояло насадить “разные деревья с перспектами”.

К западу от Воскресенского монастыря, вблизи берега Большой Невы (“за Литейным Двором”, о котором пойдет речь ниже, – если двигаться от истока Фонтанки вверх по Большой Неве), находился каменный дом “под ведением Канцелярии от Строений” – “в том доме оная и имеется, и весь оный дом занят под мастерские департаменты, в которых работают всякие мастерства про все Домы Ее Императорского Величества”. Этот дом был построен как дворец – “Дом Государыни Царевны Наталии Алексеевны”. После ее смерти здесь в течение некоторого времени был “Богадельный” или “Богаделенный Дом” (“богадельни”) с приютом для “незаконнорожденных младенцев”. В этом “бывшем дворце”, “в полатах” находилась “Церковь Воскресение Христово”, поэтому здание часто называлось просто “Церковь Вознесения Христова”. По-видимому, где-то рядом находились “Магазейны Городовой Канцелярии”.

“Близ Церкви Воскресения Христова” находились рынок, Мясной ряд, Хлебный ряд, “извощичий притон” (“извощичье становище”).

Возле Воскресенской Церкви на Большой Неве имелась “Пристань у Церкви Воскресения Христова”.

“Подле Церкви Воскресения Христова” стояли с 1712 г, “Полаты каменные... бывшей Светлейшей Княгини Настасий Петровны”.

Ниже Воскресенской Церкви, “на берегу Невы реки” (за “Литейным Двором” – если двигаться вверх по Большой Неве от истока Фонтанки), в 1748 году начали строить каменный “Сытный или Запасной Дворец” – здание, где должны были лежать съестные припасы для Императорского Двора.

“По берегу Невы реки”, также ниже Воскресенской Церкви, стояли “Магазейны Деревянные Артиллерийские”. [74]

Вероятно, где-то вблизи Воскресенской Церкви (“на Московской Стороне, по конец Набережной Линии” – “каменной” линии, идущей “вверх по Неве” от истока Фонтанки) размещался деревянный “Главный Арсенал”.

А. И. Богданов пишет, что на Московской Стороне есть “Оружейный Двор... в котором хранятся ружья про все войско во армию, и оный яко Арсенал Оружейный”. Неясно, имеет он здесь в виду тот же “Главный Арсенал” или какой-либо другой арсенал.

Ниже и Главного Арсенала, и Воскресенской Церкви, “на Московской Стороне”, на берегу Большой Невы, стоял “Литейный Двор” для литья пушек (“Пушечный Двор или Литейный”) с “каменным литейным анбаром” и построенным в 1744 году “литейным деревянным анбаром, в котором императорские партреты льют”. Литейный Двор в этом его виде появился в результате постройки и расширения деревянного “Литейного Старого Двора”, главным сооружением которого был “Старый деревянный Литейный анбар”, построенный “просто из бревен, и наверху шпиц с гербом”. Во время существования Старого Литейного Двора на месте “литейного деревянного анбара”, построенного в 1744 году, стоял “фурмовальный анбар, в котором начата была делать форма для отливания партрета Государя Императора Петра Великого”. Когда “Литейный Двор стал строением более распространяться”, в районе его “жилья обывательского стало умаляться”.

“От Литейного Двора в Летний Дом (имеется в виду Старый Летний Сад. – К. Л.)”, к Гроту (то есть из Большой Невы в Фонтанку. – К. Л.), был проведен канал.

На Большой Неве, “у Литейного Двора” имелись рыбные садки.

К западу от Литейного Двора (“У Литейного Двора”) находился выходивший, судя по всему, к Большой Неве “Рынок... называемый "Пустой"” (“урочище "Пустой Рынок"”).

“На Пустом Рынке”, “у Литейного Двора”, были Мясной рад, Сенной ряд, Хлебный ряд. Здесь также продавали кирпич, глину и песок для печей, и имелся “извощичий притон” (“извощичье становище”). [75]

На Пустом рынке ранее были “торговые бани”, уже не существовавшие в то время, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”.

Возле Пустого Рынка, на Большой Неве, имелась Пристань, называвшаяся “Пристань у Литейного Двора, на Пустом Рынке”.

На берегу Большой Невы, судя по всему, на участке между истоком Фонтанки и Литейным Двором, в 1723 году были “на сваях” построены “постоялые деревянные домы казенные” – “нарочетые светлицы”, простоявшие лишь “несколько лет”.

У истока Фонтанки начиналась “Линия Каменная Набережная”, которая шла к западу “вверх по Неве”.

На левом берегу Фонтанки, недалеко от ее истока (“при Фонтанке Речке, против Летнего Дому”), находился Старый “Запасной Дворец” – здание, в котором лежали “всякие съестные припасы... изготовленные про Дом Ее Величества”.

Далее на левом берегу Фонтанки (“на Реке Фонтанке, против Летнего Дому”) стояла каменная “Партикулярная Верфь, то есть Судовой Двор”, на котором строили “всякие мелкие парусные и гребные суда: буеры, даншхоуты, шлюбки, баржи, рябики, верейки и щерботы” – “по маниру европейскому”. Наружной частью этой Верфи были П-образные в плане (“с трех сторон”) “Каменные Магазейны”, в главном фасаде которых имелись “Ворота и над ними Башня со шпицом” (в другом месте А. И. Богданов сообщает, что “на Партикулярной Верфи” имелись “с дву сторон Каменные Магазейны... в 1747 году построены”). На территории Верфи имелось “три канала, один на середке, а два по сторонам подле Магазейнов”, “сараи, под которыми строят суда” и “новая пиловальная машина, в которой будет лес пиловаться”. С 1734 года “при Партикулярной Верфи” имелась каменная “Церковь Святого Великомученика Пантелеймона” (“Церковь во Имя Великомученика Пантелеймона”).

Первоначальная Партикулярная Верфь “построена была деревянным строением”. При деревянной Партикулярной Верфи в 1718 году была построена деревянная “Церковь Святого Великомученника Пантелеймона”. [76]

При “Партикулярной верфи” жили мастеровые этой верфи “своим корпусом”. “В приходе великомученника Пантелеймона” имелись богадельни.

За Партикулярной Верфью, вблизи левого берега Фонтанки – “на Речке Фонтанке, близ Литейной Улицы (о которой пойдет речь ниже. – К. Л.)” в 1733 году построена освященная 27 января 1734 года каменная “Церковь Святого и Праведного Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы” (“Церковь Симеона Богоприимца”). Эта Церковь была построена на месте деревянной, сооруженной в 1712 году. “При Церкви Симеона Богоприимца” имелись богадельни.

По левому берегу Фонтанки, “начиная от Мосту Симеона Богоприимца (о котором пойдет речь ниже. – К. Л.) и... до Калинкина Мосту (о котором также пойдет речь ниже. – К. Л.)” тянулась “Набережная Линия”. В “первоначальные” годы существования города здесь имелись “многие построенные господские домы”, которые “тогда почитали загородные домы”.

Ниже Симеоновской Церкви на берегу Фонтанки стоял “Италианский Дом” – “преизрядные каменные полаты”, отделанные “италианским маниром” и служившие “только для одного временного приезду Их Императорских Величеств”. При Итальянском Доме имелся “Императорский Сад”.

Ниже Итальянского Дома, у левого берега Фонтанки, начинался третий участок “Большой Перспективы”, или “Большой Прешпективы” – “перспективы... начинающейся от самого Адмиралтейства и продолжается до Александроневского монастыря, зделан... в 1713 году. Третий участок “Большой Прешпективой” соединялся со вторым ее участком, находящимся на Втором Безымянном Острове, “Аничковым Мостом” через Фонтанку (об этом мосте речь пойдет ниже. – К. Л).

В начале третьего участка “Большой Прешпективой” (“на Большой Першпективой”) с 1742 по 1751 год стояли “Триумфальные Ворота, что у Аничкова Мосту” (“Триумфальные Ворота, называемые "Аничковые"”, “Триумфальные Аничковы Ворота”, “Аничковы Ворота”). На этом же месте ранее стояли Аничковы Триумфальные Ворота, построенные в 1732 году. [77]

Место, где стояли Аничковы Ворота, возможно, и после сноса их в 1751 году продолжало называться “Аничковы Ворота”. “У Аничковых Ворот” находился Рынок, имелись Сенной ряд, Хлебный ряд, “извощичий притон” (“извощичье становище”). “За Аничковыми Воротами” находилась ведерная.

А. И. Богданов сообщает, что на Фонтанке, “у Аничкова Мосту”, были рыбные садки. По-видимому, эти садки находились у левого берега Фонтанки, вблизи Аничковых Ворот.

Немного ниже Аничкова Моста (“на Речке Фонтанке, близ Аничкова Мосту”) размещалось “Подворье Троицы Сергиева Монастыря”.

Ниже Троице-Сергиева Подворья Фонтанку пересекала “Перспективая, починающаяся от Адмиралтейства, проведена чрез... Мойку и Фонтанку, на Ямскую Московскую Слободу”.

Еще ниже у левого берега Фонтанки начинался второй участок “Вознесенской улицы”. Этот участок “Вознесенской улицы” соединялся с ее первым участком, находившимся на Втором Безымянном Острове, “Обуховым Мостом” через Фонтанку (об этом мосте речь пойдет ниже. – К. Л.).

В северо-западной части Московской Стороны главной улицей была идущая с севера на юг “Улица Литейная, которая имеет пребогатое деревянное строение, начинается от каменного Литейного Анбара и продолжается до Триумфальных Аничковых Ворот”.

Район к востоку от начала Литейной улицы назывался, судя по всему, “Артиллерия”. Здесь (“при оной должности”) жила “артиллерийская команда”, составляющая “корпус немалый”. В этом районе (“позади Литейного Двора”) “три Улицы Пушкарские... построены в 1713 году”.

По-видимому, на одной из Пушкарских Улиц стояла каменная “Церковь Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца”, заложенная в 1743 году и освященная 24 сентября 1745 года. На участке, занимаемом Сергиевской Церковью, в 1731-1738 годах стояла Первая деревянная Сергиевская Церковь (сгоревшая), в 1739-1747 годах – Вторая деревянная Сергиевская Церковь (проданная на разбор). “У Церкви Святаго Сергия Чудотворца” имелись богадельни. [78]

По-видимому, также на одной из Пушкарских Улиц (“за Литейным Двором”) стояла “кирка лютерская деревянная”, появившаяся здесь “около 1730 году”.

“При Артиллерии” был построен “цехаус”, имелась “важня, или Весовой анбар”.

Судя по всему, в районе, называемом “Артиллерия”, находился “Инженерный Корпус”. “Во Инженерном Корпусе” имелись “Церковь Воскресения Христова” и пруд.

Несомненно, в районе, называемом “Артиллерия”, с 1713 года стояли “полаты Якова Вилимовича Брюса”, бывшие потом “за Сопегою”, а после этого занятые “канцеляриею Артиллерийскою”.

По-видимому, там, где пролегли Пушкарские Улицы, находились “полаты каменные”, которые занимал “Манифактурный Двор Шпалерный и Штофная Фабрика”, заведенные в 1718 году, “Каменный Провианский Магазейн”, построенный в 1732 году, и здание, где варили “про Дом Ее Императорского Величества меды, квасы, полпива и прочее”, построенное “из мазанок”, и носившее название “Дворец Царевичев”, поскольку оно было возведено как Дворец Царевича Алексия Петровича.

У восточной границы района, называвшегося “Артиллерия” (“на Московской Стороне, недалеко от Арсенала”), находилась “Лаборатория при Артиллерии, в которой делаются фейерверки и прочие артиллерийские снаряды отправляются” (“Лаборатория Артиллерийская”). От Артиллерийской Лаборатории на юго-запад шла “Перспективая, начинающаяся от Лабаратории мимо Аничковой (Слободы; о ней речь пойдет ниже. – К. Л.) по болоту к Ямской (Слободе; о ней речь также пойдет ниже. – К. Л.), зделана в 1743 году”. Вблизи этой Перспективой имелся “Басеин” (“пруд Басейн”), к которому подходил канал “для фонтанов”, проведенный “от села Лигова”. Из “Басейна” шли “трубы для фонтанов” в Старый Летний Сад, проходившие перед этим садом “чрез Фонтанку”. Вблизи Бассейна (“за Литейным Двором, на Басенке”) была мельница, где “делали крупичетую муку”.

Немного восточнее Перспективой от Лаборатории к Ямской и почти параллельно этой Перспективой шла [79] “Перспективая... от Церкви Конной Гвардии в Ямскую Слободу Московскую, зделана 1734 году”.

К югу от “Артиллерии” (“за Литейною улицею”) во время правления Анны Первой были построены “светлицы Гвардии Преображенского полку” – “особливые домы с преизрядными покоями, при которых штап и обер-офицеров особые преизрядные домы построены имеются, причем Полковая Канцелярия и Полковой Двор с пристойными полковыми магазейнами”. “При Полку Преображенском” в 1746 году была сооружена каменная “Церковь во Имя Преображения Господня”, построенная “по древнему российскому маниру, о пяти главах позлащенных”. При “Полковом Дворе” Гвардии Преображенского Полка размещались конюшни. “У Преображенских светлиц” имелись бани.

Возле Симеоновской Церкви проходила “Симеоновская Улица” (“Улица Симеона Богоприимца”), “которая позади Литейной Улицы лежит к берегу Фонтанки Речки”. “В Улице Симеона Богоприимца” имелся “Зверовой Двор”.

“На Большой Прешпективой, за Аничковыми Воротами” находилась “Аничкова Слобода” (“урочище "Аничкова Слобода"”), которая “начата селиться в 1739 году”. “С первых годов” на месте Аничковой Слободы находились дома, где “жил... Аничков Полк Адмиралтейский”.

“За Аничковым Мостом” находилась “Каретная Слобода... в которой делают кареты, коляски и сани про господ”. По-видимому, вблизи Каретной Слободы находился “Коретный ряд”, устроенный после 1735 года “за Аничковыми Воротами”, “в Сосновой Роще, где Дорога в Ямскую”.

К югу от Большой Прешпективой, “за Фонтанкой Речкой, по близости Аничковых Ворот”, жила “Команда Дворцовая”, состоящая “в великом числе людей”. Эта команда населяла “Дворцовые Слободы, построенные в 1744 году”.

“В Дворцовых Слободах” стояла деревянная “Церковь Владимерской Богородицы”, построенная в 1747 году. Здесь же (“в Дворцовых Слободах, недалеко от Церкви Владимерской”) имелся Мясной ряд.

От Дворцовых Слобод на запад мимо Семеновских Светлиц (о которых речь пойдет ниже. – К. Л.) шли две Перспективых – “Перспективая... которая починается от... [80] Церкви Владимерской Богородицы и продолжается мимо Семеновских Светлиц к Калинкиной (о Калинкиной речь также пойдет ниже. – К. Л.)” и “Перспектива* от... Церкви Владимирской мимо Семеновских Светлиц по другую сторону (неясно, чего. – К. Л.) в Новую Колону”.

К западу от Дворцовых Слобод, “позади Фонтанки Речки”, находились “Светлицы... Гвардии Семеновского Полку” (“Гвардии Семеновский Полк”, “Семеновские Светлицы”) с “Полковым Двором”.

В “Гвардии Семеновском Полку” стояла “Церковь Введение Пресвятыя Богородицы Полковая”, построенная в 1747 году.

При “Полковом Дворе” Гвардии Семеновского Полка имелись конюшни. “При Семеновских Светлицах” размещались бани.

К западу от Семеновских Светлиц (“за Фонтанкою Речкою”, “в ряд с Семеновскими” Светлицами) стояли “Светлицы... Гвардии Измайловского Полку” (“Гвардии Измайловский Полк”) с “Полковым Двором”.

В “Гвардии Измайловском Полку” имелась “Церковь Полковая”.

При “Полковом Дворе” Гвардии Измайловского Полка были построены конюшни.

К югу от Семеновских Светлиц, в самом начале “Московской Дороги” (о которой речь пойдет ниже. – К. Л.), располагалась “Ямская Московская Слобода” (“Ямская”), “В Ямской Московской Слободе” стояла каменная “Церковь во Имя Воздвижения Честного Креста Господня”, которую начали строить в 1747 году и освятили 24 июня 1749 года. Ранее в этой Слободе были построены две деревянные Церкви, одна из которых сгорела. “В Ямской”, “при Церкве Воздвижения Честнаго Креста” имелись богадельни и кладбище.

От Московской Ямской Слободы шла “Московская Дорога” – “Перспектива... Московская, которая починаетя от Московской Ямской до Реки Волхова, которая преизрядно выровнена и мостами вымощена”. А. И. Богданов указывает, что “сию Перспективую Дорогу намерен был Государь Петр Великий непременно весть до Москвы”. [81]

На Московской Стороне начинались также “Перспепктивая от Вознесенской Улицы” и “Перспектива в Царское Село”, или “Перспективая к Царскому Селу Дорога”.

Где-то на Московской Стороне (“за Фонтанкою Речкою”) находились, согласно А. И. Богданову, “Стеклянные Казенные Заводы”.

Московская Сторона соединялась с Выборгской Стороной перевозом от “Пристани у Конной Гвардии” (“Перевозом позади Конной Гвардии”) к “Пристани на Охте” и перевозом от “Пристани у Церкви Воскресения Христова” к “Пристани у Компанейских Дворов”; с Санктпетербургским Островом – перевозом от “Пристани у Литейного Двора, на Пустом Рынке” к “Синодальной” (или “Гагариной”) Пристани; со Вторым Безымянным Островом – “Симеоновским Мостом” (построенным в 1733 году “на сваях” “чрез Речку Фонтанку, к Церкви Святого Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы”), “Аничковым Мостом” (“по Большой Прешпективой”, “с первых лет” построенным “на сваях” “чрез речку Фонтанку” и перестраившимся в 1742 и 1749 годах), “Семеновским Мостом” (построенным “на сваях чрез речку Фонтанку к Семеновским Светлицам”), “Обуховым Мостом” (“на Вознесенской улице” через Фонтанку; говоря об Обуховом Мосте, А. И. Богданов употребляет выражение “урочище "Обухов Мост"”), Мостом через Фонтанку (“к Калинкиной”) и “перевозом на Речке Фонтанке”, точного местонахождения которого А. И. Богданов не указывает.

13. ВЫБОРГСКАЯ СТОРОНА

“Выборгская Сторона” считалась “Четвертой Частью” Санктпетербурга. В “первоначальные” годы существования города вся Выборгская Сторона (вместе с Канцами, о которых речь пойдет ниже. – К. Л.) была “как бы пограничным рубежом”. “Малая Нева” рассматривалась как граница протяженности города “в ширину”.

“Первоначальное строение партикулярных людей” появилось на Выборгской Стороне в 1711 году. Судя по [82] “Описанию” А. И. Богданова, “регулярного строения” на Выборгской Стороне не производилось.

У впадения Охты в Неву находилось “урочище "Канцы", то место, где все охтяня живут”. До 1703 года на мысу, образуемом левым берегом Охты в ее нижнем течении и Невой, “стояла шведская крепость, называемая "Шанцы"”. Об этой крепости, называемой также “Канцы” или “Шведские Канцы”, А. И. Богданов сообщает, что “и поныне еще вид ее имеется” (“явственно зрится”). В “первоначальные” годы существования города, Канцы (вместе со всей Выборгской Стороной) были “как бы пограничный рубеж”.

На правом берегу Невы, ниже впадения в нее Охты, жила “команда переведенцов охтян” в плотничьих “Переведенских Слободах” (“Плотнических Домах”), “которые построены в 1721 году”.

Из производственных сооружений, находившихся вблизи “Плотнических Домов”, А. И. Богданов упоминает ветряные “пильные мельницы... казенные”, стоявшие “на Охте” с 1718 года, “числом около пятнадцати”, и имевшийся “при Охте реке” “Гонтовый завод”, или “гонтовые фабрики”.

С 1732 года при “Плотнических Домах” стояла каменная Церковь “во Имя Святыя Живоначальныя Троицы”. Так как один из пределов этой Церкви был освящен “во Имя Святого Иосифа Древоделя”, и так как она была построена на месте сооруженной в начале 1720-ых годов деревянной “Церкви Святого Праведного Иосифа Древоделя”, то и каменную Троицкую Церковь называли “Церковью Святого Иосифа Древоделя”, или “Церковью Святого Иосифа Обручника”. В 1740 году освятили построенную рядом с Троицкой Церковью каменную Церковь “во Имя Покрова Пресвятыя Богородицы”. У этих двух каменных Церквей, судя по богдановскому “Описанию”, в 1732 году были сооружены “колокольня каменная со оградою”. “При Церкви Иосифа Древоделя” (“при Церкви Святого Иосифа Обручника”) имелись богадельни и кладбище.

“На Охте, при Плотнических Домах”, находился рынок с Мясным рядом.

Возле “Плотнических Домов” на Неве имелась Пристань, называемая “Пристань на Охте”. [83]

Выше по течению реки Охты размещались “Охтенские пороховые заводы”, “разстоянием от Санктпетербурга в семи верстах”. Основными сооружениями этих заводов были стоявшие на реке Охте “пороховые мельницы водяные” и “великая плотина для пороховых заводов”. Сказав об охтенских “пороховых мельницах водяных”, А. И. Богданов добавляет “и пильная”, очевидно имея в виду, что последняя также была водяной, в отличие от ветряных пильных мельниц, стоявших вблизи “Плотнических Домов”. Мельницы вблизи “Плотнических Домов”, и мельницы при “Охтенских Пороховых Заводах” А. И. Богданов, по-видимому, объединяет, указав, что “на одной Охте” было “более пятнадцати мельниц”. “На Пороховых Охтенских Заводах” имелась “Церковь во Имя Святого Пророка Илии”, построенная в 1744 году. Ранее на этом месте стояла деревянная Ильинская Церковь, построенная в 1720 году.

К северо-западу от “Плотнических Домов”, по-видимому, на берегу Невы (от “Охты” до “Казачьей Слободы”), простиралось “урочище "Волчье Поле"”. А. И. Богданов сообщает, что “с первых лет блиско тут много людей хоранивали”.

За “Волчьим Полем” на берегу Невы находилась “Казачья Слобода” (или “Казачья Слободка”), которая “заселилась с самого первоначалия”. “Близ Казачьей Слободы” имелись “Провиантские Магазины, или Анбары”.

Ниже Казачьей Слободы, на берегу Невы, стояли “Пивоваренные Компанейские Заводы” (или “Компанейские Пивоварни”) и “Каменные Галанские Солодовейные Заводы”.

Еще ниже по берегу Невы находилась “Компанейская Слобода” (или “Компанейские Дворы”, или “Компанейские Дома”). По-видимому, здесь же размещалась “Бочарная Слобода”.

“При Компанейских Домах” стояла деревянная “Церковь во Имя Всемилостивого Спаса, то есть Происхождение Честных Древ”, построенная в 1744 году. В 1749 году эту Церковь начали перестраивать в камне.

“При Компанейских Домах” имелись Рынок и Пристань, называемая “Пристань у Компанейских Дворов”. [84]

За Компанейской Слободой, на берегу Большой Невы, перед истоком Малой Невы, находились “Гофшпитали каменные”. Эти “Гофшпитальные Полаты” с двумя башенками по углам делились “на двое” – на “Гофшпиталь Сухопутную” и “Морскую Гофшпиталь”. “При Морской Гофшпитале” имелась Церковь “во Имя Вознесения Господня”, “в Сухопутной” – Церковь “Святых Апостол Петра и Павла”. Как сообщает А. И. Богданов, в 1735 году “посреди оных Гофшпитальных Полат зачата строиться каменная Церковь”. При каждой из “Гофшпиталей” был свой сад.

Возле Гофшпиталей находилась “Гофшпитальная Слобода”.

“При Гофшпиталях” (по-видимому, в Гофшпитальной Слободе) имелось “несколько лавочек”, служивших Мясным рядом. С 1732 года “у Гофшпиталей” стояли “два большие каменные Магазейна”. Возле Гофшпиталей, судя по всему, на правом берегу Малой Невы, возле ее истока, находилась “Пристань у Гофшпиталей”.

На правом берегу Малой Невы, ниже “Пристани у Гофшпиталей”, размещались “Сахарные заводы”.

По-видимому, там, где стояли Сахарные Заводы, ранее (с 1718 года) был “Водошный Завод” (или “Водошный Двор”). С 1711 по 1718 год место Водошного Завода занимали “Правианские Магазейны”, или “Анбары”, которые “огорожены были полисадником и земляным валом обведены” (“наподобие фортеции”) и которые получили название “Новая Крепость”. А. И. Богданов сообщает, что до 1743 года “на Малой Неве” имелись “оставшиеся (возможно, от “Новой Крепости”. – К. Л.) два кладовые анбара, в которых клали провиант”, построенные на сваях. Вероятно, севернее Сахарных заводов “на Малой Неве” до 1726 года стояли “первые Пеньковые анбары”, (“Старые Пеньковые анбары”), часть которых была построена в 1718 году, а часть – в 1723 году. У этих амбаров имелась “важня, или Весовой анбар”. Здесь же был “порт”.

Неподалеку от того места, где находились Старые Пеньковые Амбары, в небольшом расстоянии от берега Малой Невы, стояла освященная в 1733 году каменная “Церковь Святого Сампсона Странноприимца” (“Церковь Сампсона [85] Странноприимца”, “Церковь Сампсониа”), построенная вместо обветшавшей деревянной, сооруженной в 1710 году. При этой Церкви имелись богадельни и (с 1711 года) кладбище “не только российского народа, но и иностранной нации”. В другом месте А. И. Богданов пишет, что “близ Церкви Сампсона Странноприимца” находилось “кладбище собственное всех иностранных народов христианских, которое и огорожено особливым двором”. Церковь Сампсона Странноприимца считалась находящейся “вне града, во отдалении”.

Возле Сампсониевской Церкви размещалось “урочище "Синявин Баталион"” (“Слободы Синявина Баталиона”, “Синя вин Баталион”), где первоначально (“с первых лет”) был поселен “салдат целый баталион”, подчинявшийся “Обер-комисару и Директору над Строениями Ульяну Синявину”. В то время, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”, здесь жила “Команда от Строений” – “корпус в великом числе состоящий”. “В Синявином Баталионе” имелся Мясной ряд.

При Синявине Баталионе, на берегу Малой Невы, находилась Пристань, называвшаяся “Пристань в Церкви Сампсона Странноприимца в Синявине Баталионе”.

Где-то на Выборгской Стороне (А. И. Богданов не указывает, где точно) были построены “Кожевные Заводы” и “Восковые Заводы”.

14. КОТЛИН ОСТРОВ

На Котлине Острове был расположен “приморский город” (точнее – город-крепость) Кронштат. Хотя Кронштат находился в 30 верстах от Санктпетербурга, он, как указывает А. И. Богданов, “почитается с здешним гражданством за едино” – “за одно правление, или за один город”. А. И. Богданов называет также Кронштат в числе шести “приписных городов” к Санктпетербургу.

Как можно понять из “Описания” А. И. Богданова, после сооружения на Котлине Острове города-крепости “Кронштат” этот остров также стал называться “Кронштатом”.[86]

“Кронштат” (“Кронштатская Крепость”) представлял собой “земляную фортецию... пространством не малой величины”, в которой было трое Ворот:

“1. Санктпетербургские.

2. Кронштатские.

3. Шпитальные”.

Главными сооружениями в Кронштате, помимо “преизрядной крепости”, считались “гавань карабельная” (представлявшая собой две гавани), “Кроншлот”, верфь с “каналом карабельным”, “Дворец Императорский”, “Гостиный Двор”, “Губернские Полаты” и “Святые Церкви”.

“Гавень Военная, в море стоящая” и “Гавень купеческая”, находившаяся “подле оной военной”, начали сооружаться “при Кронштате” с 1712 (или с 1713) года. Как сообщает А. И. Богданов, “на верху обеих оных гавеней зделаны от морской стороны парапеты и множество на них пушек изнаставлено”.

“Напротив гавеней”, “посреди моря” (“на море”) находился “Кроншлот” – “брусчатая мазанковая” “Кроншлотская башня с батареями”, первоначально, согласно А. И. Богданову, сооруженная деревянной в 1703 году. На башне этой “поставляется флаг для порту, приходу иностранных караблей”.

В 1719 году начали сооружать “земляною работою” основу Кронштатской верфи – “Канал Кронштатский большой” (“канал карабельный”) и “доки”, причем канал продолжали позднее делать уже “каменным зданием чрезвычайной глубины”. В 1745 году канал был еще не окончен, в связи с чем, для обеспечения “корабельной починки” до окончания канала, начали делать “док мокрый”. Описывая состояние Кронштата на 1749-1751 годы, А. И. Богданов указывает, что здесь имеется верфь, “на которой всякие военные суда починивают”, и что на этой верфи строятся “нарочные... особливые доки, дабы в них можно и свободно починивать военные корабли и прочие морские суда, а со временем и новые в них делать будут”. “Для выливания воды из канала” в Кронштате имелась “ветреная мельница”.

Кронштатский “нарочетый Императорский Каменный Дом” (“Каменный Дворец”) был построен в 1719 году. При [87] этом дворце находился “Гостиный Двор каменный, над которым имеются жилые покои”, построенный также в 1719 году. “Губернские Домы Каменные” (“Губернские Каменные Полаты”) были построены в 1714 году.

До 1744 года “блиско Большого Канала” стояла деревянная “Церковь Соборная Святого Апостола Андрея Первозванного” (в 1744 году она была “на время перенесена в полаты”). Кроме Андреевского Собора, в Кронштате имелись “Церковь Богоявления Господня деревянная, но весьма огромная”, “Церковь Владимерской Богородицы” и “Церковь Святого Благоверного Князя Александра Невского на Толбухиной Косе”, а также две “кирки” – “католицкая” и “лютерская”.

А. И. Богданов пишет, что Кронштат был “жильем премножество населенный”. По А. И. Богданову, в Кронштате и возле него имелись Слободы “Налишная” (“к морю”), “Большая Адмиралтейская”, “Средняя Адмиралтейская”, “Малая Адмиралтейская”, “Екатерининская”, “Посацкая”, “Пушкарская”, “Морская”, “Шхиперская”, “Луговая”, “Бочарная”, “Офицерская”, “Богоявленская”, “Батарейская”, “Нижние Палы” и урочища “Плитный Перекресток”, “Бурлацкий Перекресток”, “Табашный Перекресток”, “Камчатка”, “Ярун Камень Большой”, “Толбухина Коса” (на этой “Приморской Косе”, “на мысу к морю”, находилась “Батарея, коя ныне во Имя Святого Александра Невского именована”).

Описывая кронштадтские и кроншлотские “полки и команды” в целом, А. И. Богданов говорит о “Кронштатском и Кроншлотском полках”. Описывая же Кронштат, А. И. Богданов говорит о полках “Островском”, “Тобольском” и “Новгородском”. Может быть, “Кронштатский и Кроншлотский полки” – это общее название для размещенных на Котлином Острове и в Кроншлоте “Островского”, “Тобольского и “Новгородского” Полков.

“При Островском Полку” имелась “Полковая Церковь Владимерской Богородицы”, “при Тобольском Полку” – “Полковая Церковь Сергия Чудотворца”, “при Новгородском Полку” – “Полковая Церковь Владимерской Богородицы”.

В Кронштате были построены Арсенал, “Цехаус”, “Провиантские” и “Адмиралтейские Магазейны”, “Морская [88] Шпиталь” и “Сухопутная Шпиталь”. А. И. Богданов пишет, что “в Гофшпитале” (не указывая, в какой именно) имелась Церковь. До 1748 года в Кронштате существовали лазареты. В Кронштате действовали две Школы – “Салдатская, или Гарнизонная”, и “Морская”.

Поскольку в Кронштате находился “Порт караблям купецким”, в городе имелась “Таможня Портовая, или Кантора Портовая”.

Из торговых предприятий в Кронштате, помимо Гостиного Двора, имелись “Мясной ряд”, “Рыбный ряд и садки”, два “Мушных ряда”, “Железный ряд” и “Мелочный ряд”.

За городом, недалеко от Ворот (повидимому, Кронштатских), в Толбухиной Косе, стоял находившийся “в великом охранении” “небольшой дощатый анбарчик, в котором... Петр Великий рисовал Кронштатскую Крепость”.

Из Кронштата в Санктпетербург и из Санктпетербурга в Кронштат людей возили “на даншхоутах”.

15. ЗАГОРОДНЫЕ МЕСТНОСТИ К ЮГО-ЗАПАДУ И ЗАПАДУ ОТ САНКТПЕТЕРБУРГА

Вблизи того места, где Фонтанка впадает в Финский Залив, находилась “Калинкина” (“урочище "Калинкина Деревня"”). “При Калинкиной Деревне” имелась “Слобода”. Недалеко от “Ектерингофа” (о котором речь пойдет ниже. – К. Л.) стояла каменная “Церковь Святой Великомученицы Екатерины” с богадельнями и кладбищем, где не хоронили с 1747 года.

“При Калинкиной, против Чекуш” были построены “три мельницы... ветреные, на которых про Дом Императорский масло делают и крупичетную муку” (“масленные мельницы”).

В то время, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”, “в Калинкиной” уже не было “Полотняного Завода”, находившегося там ранее.

“При Калинкиной Деревне”, недалеко от каменной “Церкви Святой Великомученицы Екатерины” находился деревянный “Императорский Дом” – “Дворец Приморский Екатерингоф”, построенный “на сем месте в достопамятную славу”. Поблизости “была баталия Государя Петра Великого [89] со шведами 1703 года маия 6 дня, на которой взято в полон шведских два корабля”, и Екатерингоф был сооружен “для сей преславной первоначально на сем месте случившейся морской баталии, в знак сей победы”. При Екатерингофе имелся сад.

“Близ Калинкиной” размещалась Слобода, называемая “Матисова Деревня” (“урочище "Матисова Деревня"”), которая “прежде” (“с первоначальных лет”) была “чухонская деревенька”.

С 1736 года “к Матисовой Деревне” был перенесен “Острог Катаржный Двор”.

Возле Екатерингофа “на самой воде при взморье” находился каменный “Приморский Подзорный Дворец” с “небольшой башенкой”, который был построен для Петра Великого “яко бы был Его Величества Собственный Уединенный Дом”, а также “в знак” того же морского сражения “при Калинкиной”, в “достопамятную славу” которого был построен Екатерингоф.

“Повыше Екатерингофа”, то есть к юго-западу от него, стоял “Дворец Приморский... именуемый "Аннингоф"”.

“Неподалеку от Аннингофа” находился “Дворец Приморский... называемый "Елисаветингоф"”.

По-видимому, за Елизаветиногофом начиналась “Петергофская дорога”, на которой “разстоянием... в 30 верстах” (то есть на протяжении 30 верст. – К. Л.) “от Санктпетербурга до Петергофа по взморью” стояло много “загородных приморских домов высоких господ”, “дом подле дому рядом” (“как бы одна некая великая слобода населена”). Весь ряд этих домов был украшен “одною решедчетою преискусною городьбою под одну линею, так как бы одна некая великая простирающаяся была украшена слобода, или некое богатое селение”. “Кроме Петергофской дороги”, на южном берегу Финского Залива имелось “много приморских мест и дач разных господ”.

Где-то в начале Петергофской Дороги находились, судя по всему, “урочище "Красный кабачок"” и “Село Лигово”, от которого шел “мимо Ямской Слободы” канал “для фонтанов” в “Бассейн” на Московской Стороне.

“На прекрасном приморском месте” с 1733 года стоял “Монастырь, или еще Пустынька... во Имя Преподобного [90] Отца Сергия, Игумена Радонежского, Чудотворца”. В этой “Пустыньке” (“Пустыне”) имелись “небольшая деревянная Церковь, но весьма преизрядно состроенная”, “преизрядные каменные кельлии” и “прочее надлежащее строение деревянное”, которого было “предовольно”.

Западнее Сергиевой Пустыни “от Сенктпетербурга в двадцати пяти верстах” находилась “Стрелина Мыза”, где стоял “Дворец Приморский... каменный, превеликим зданием состроенный... только оный не отделан”. При дворце был “не малый сад”. Имелась в Стрелиной Мызе “мутная мельница”, причем, возможно, не одна.

“В Стрелиной” были построены плотина, “Замшеной Завод, и при нем мельница”. В Стрелиной Мызе, наряду с “мушными”, были “замшеные мельницы”. Были в Стрелиной Мызе, помимо плотины на реке, “мельницы” (“много мельниц”).

“От Стрелиной к Екатерингофу” в 1721 году начали делать канал.

Западнее Стрелиной Мызы стоял Петергоф – “Приморский Дом”, или “Приморский Дворец”, “весьма пребогато состроенный”. При этом доме был разбит “великий сад, множеством фонтанов с пребогатыми статуями украшенный, весьма преудивительный кашкад и прочее увеселительное строение имеющий”. В Петергофе имелись также пруды. В 1749 году в Петергофе была построена “Церковь каменная о пяти главах”.

“В Петергофе” имелись плотина на реке и “мельница полировальная”.

“Повыше Петергофа”, то есть к западу от него, стоял “Приморский Дом "Ранинбов"” – “прекрасные полаты”, возле которых был разбит “преизрядный сад”. Как указывает А. И. Богданов, “сей Приморский Дом ныне Собственный Его Императорского Высочества Государя Великого Князя Петра Феодоровича”.

Из местностей, расположенных к западу от Ранинбова, А. И. Богданов упоминает “Рогорвик” с “Гаванью Карабельною при Рогорвике”, которую начали делать в 1722 году.

Из местностей, расположенных к югу от Петергофской дороги, А. И, Богданов упоминает: [91]

1. “Красное Село”, в котором стоял дворец, “Бумажная мельница” и, судя по этому, именно здесь находилась “Бумаж ная Фабрика”, местонахождения которой А. И. Богданов не указывает.

2. “Село Ропша”, в котором стоял дворец.

3. “Мызу Гостилица”, в которой был построен дворец и разведен сад.

В юго-западном направлении от Санктпетербурга лежал “Копорский уезд”.

16. ЗАГОРОДНЫЕ МЕСТНОСТИ К ЮГУ ОТ САНКТПЕТЕРБУРГА

“На Большой Московской Прешпективой Дороге” недалеко от Санктпетербурга, стоял деревянный дворец, “который построен для проезду Ее Величеству в Москву и из Москвы”.

“Разстоянием от Санктптербурга в 30 верстах” к югу от города находилось “Сарское село, называемое Царское”. В “Царском селе, которое есть собственное Ее Императорского Величества... Государыни Елисавет Петровны”, с 1744 года строился “Императорский Дворец” (или “Дом”) “богатым и огромным строением каменным, так что величеством и красотою, и богатым убранством с Большим Зимним Домом сравняться может”. А. И. Богданов пишет о существовании в Царском Селе “Церкви богатой каменной... о пяти... главах”.

Одновременно со строительством в Царском Селе Императорского Дома “в наибольшее пространство и красоту”, разводился сад при этом доме. В Царском Селе имелся (очевидно, в саду) пруд.

17. ЗАГОРОДНЫЕ МЕСТНОСТИ К ЮГО-ВОСТОКУ ОТ САНКТПЕТЕРБУРГА

“Начиная от Александроневского монастыря далее вверх по Неве”, по левому берегу Невы “до села Ижерского” (“до Ижеры”), “разстоянием на двадцати верстах все почти сплошь” друг за другом стояли “почитающиеся за загородные [92] домы” “селении” (“жилые места”) и “строения”. Из них А. И. Богданов упоминает следующие:

1. “Ямская Смоленская Слобода”. “При Ямской Смоленской” находилась “Застава” с Таможней, “которая записы вает едущих всяких сузов в Санктпетербург и осматривает безгласных товаров”.

2. “Новые Кирпишные Заводы” (или просто “Кирпишные Заводы”) и “Заводы Кирпишные Слобода”. Комплекс этот, появившийся здесь в 1711 году, находился в десяти верстах от Санктпетербурга. Называя эти заводы также “Казенными Кирпишными Заводами от Городовой Канцелярии”, А. И. Богданов сообщает, что на них, помимо кирпича, делали черепицу, “образцы печеные писаные”, “урны, или горшки муравленые... и прочую муравленую посуду”, что здесь с 1745 года было заведено “каменосечение, или скульптурное художество”, а с 1746 года делали “форфоровую посуду”. О Слободе А. И. Богданов сообщает, что она “в длину прости ралась более двух верст” и что в ней имелись “трои каменные полаты тамошних обывателей” и “Церковь каменная Преоб ражения Господня”, построенная в 1737 году вместо деревянной Церкви, построенной в 1711 году.

3. “Небольшая Слободка Кайкуши” (“Деревенька Кай- куши”), “Бывшая Мыза Государя Царевича Алексия Петрови ча”, находившаяся “повыше Кирпишных Заводов”, недалеко от них. В этой “Слободке”, или “Деревеньке”, “на берегу Невы Реки” стоял “Дворец Бывший Государя Царевича Алексия Петровича”. А. И. Богданов указывает, что дворец этот “стро ен мазанкавый и весьма ныне ветх”. В “Мызе Кайкушах” имелась церковь.

4. “Мыза Мурзина”.

5. “Мыза Столбенского, посацкого человека, обжигаль щика кирпишных заводов”, “с довольным пространством зем ли и лесного угодия, в длину на несколько сот сажен”.

6. “Рыбачья Слобода, имеющаяся в длину более вер сты” – “Собственная Вотчина Ее Императорского Величест ва Государыни Елисавет Петровны” (или “Рыбачья Вотчина”). “В Рыбачьей Вотчине” стояли “Дворец... Собственный Ее Императорского Величества” и церковь. [93]

7. “Слободка небольшая на речке Славянке, которая по оной речке называется Славянка”. “На реке Славянке” с 1718 года находились “пильные мельницы Собственные Князя Меншикова”, которые по словам А. И. Богданова, “все обвет шали”. Кроме того, “на реке Славянке” имелись “Кирпишные заводы”.

8. “Село Ижерское, величиною на версту или малым чим более”, “при устий Реки Ижеры”, которое “с первых лет было... Князя Меншикова” – “Вотчиной” Меншикова. “При помяну том Селе”, “на Ижоре”, “на устиях ее”, “на берегу Невы Реки”, с 1744 года стоял “дворец”, построенный, судя по Богданов скому описанию, для императорского “проезду в Шлютельбург”. Ранее на месте этих “Хором”, названных А. И. Богда новым “Новыми”, находился сломанный за ветхостью “преизрядный Деревянный Дворец”, построенный с той же целью “из Старых Хором, которые перенесены были из Шлютельбурга, шведского построения Королевского Дому”. Далее, “при Ижере” (“при оном Ижерском Селе”), имелись “Крепость Ижерская” (“земляная фортеция о четырех бастионах с вооруженною артиллериею, которая и поныне вся видна стоит”), “Церковь во Имя Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского” (построенная в 1730 году на месте деревянной Церкви, заложенной в 1711 году, освященной 4 февраля 1712 года, и сгоревшей в 1726 году) и “строение судов, называемое брегантины”. Кроме того, “на Ижере” имелись “великая плотина” и “Пильная Водяная Мельница Адмиралтейская” (А. И. Богданов говорит также о “мельни цах” в Ижере).

9. “Небольшая мыза, называемая Карчмина”, первона чально принадлежавшая “гвардии бомбандирской роты капитану и маэору Преображенского полку Василью Дмитриевичу Карчмину”.

10. “На реке Тосне”, более чем в тридцати верстах от Санктпетербурга, до 1711 года были первоначальные “заводы Кирпишные”. На этой реке была также каменная плитная ломка.

11. “на Невских порогах” имелась пильная мельница. Пильная мельница ранее была также на Первой Черной речке. [94]

О Невском правобережье выше Охты А. И. Богданов пишет, что “и там довольно строения находится”. В частности, на правом берегу Невы, почти против устья Славянки, имелись “заводы Лутковсковы”, на которых, судя по контексту их упоминания у А. И. Богданова, делали кирпич.

Наконец, на Неве имелись “батареи, которые строены были от российских войск по берегу (очевидно, по правому – К. Л.)... по взятии Шлютельбурга... местами, начиная от Шлютельбурга и ведены до самых Канец”.

А. И. Богданов не раз упоминает находящийся к востоку от Санктпетербурга город, или крепость “Шлютельбург” (“Слютельбург”, “Слютельбургская Крепость”, “Нотенбург”, “Орешик”) и находившийся в Шлютельбурге ранее “Королевский Дом”. Он упоминает также “Слютельбургкий Уезд и “Стеклянные Заводы”, имеющиеся “на Назье Реке”, которая впадала в Ладожское Озеро юго-восточнее истока Невы).

В 1717 году “начиная от Санктпетербурга до Шлютльбурга для взводу судов вверх по Неве и для пристани оным к берегу” был построен “фашинный бечевник”, который затем “от великих льдов и вод весь разорился”.

18. ЗАГОРОДНЫЕ МЕСТНОСТИ К СЕВЕРО-ЗАПАДУ ОТ САНКТПЕТЕРБУРГА

К северо-западу от Санктпетербурга находилась “мыза Лахта”. Далее находились “Сестрорецкие заводы, на которых делают всякую железную работу... водою” (“Железные заводы”). Для этих заводов “на Сестре реке” были устроены “великая плотина” и “множество мельниц молотовых”.

В то время, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”, на реке Сестре уже не было “Сестрорецких пороховых заводов”,

Неподалеку от Сестрорецких заводов стоял “Приморский Дворец, называемый "Дубки"” – “преизрядные деревянные строения”. Возле этого дворца имелась “преизрядная дубовая рощица”.

В северо-западном направлении от Санктпетербурга лежал “Выборгский уезд”. [95]

19. ОБЪЕКТЫ, МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ КОТОРЫХ УСТАНОВИТЬ ПО “ОПИСАНИЮ” А. И. БОГДАНОВА НЕВОЗМОЖНО

К этим объектам относятся “Смольный Двор на ином месте”, “Кожевный Завод купца Чиркина”, “Паргаментовый Завод”, “Игольный Завод Купца Сидора Томилина”, “Позументная Фабрика и Лентовая Купца Милютина” и “Шляпная Фабрика, Заведенная Купцом Филипом Сокольниковым”.

Текст воспроизведен по изданию: Богданов А. И. Описание Санктпетербурга. Северо-Западная Библейская Комиссия. Санкт-Петербургский филиал Архива Российской Академии наук. СПб. 1997

© текст - Логачев К. 1997
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Лялина Н. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© РАН. 1997