Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АТ-ТАБАРИ

ИСТОРИЯ

Затем наступил 130 год

Рассказ о событиях, которые произошли в нем

К тому, что произошло в нем, относится вступление Абу Муслима внутрь стен Мерва, занятие им для резиденции [329] правительственного дворца в нем и соглашение с ним ‘Али б. Джудай’а ал-Кирмани о войне с Насром б. Саййаром.

Рассказ об этом и его причине

Абу-л-Хаттаб рассказывает, что вступление Абу Муслима внутрь стен Мерва, занятие им для резиденции правительственного дворца, в котором обычно жили Наместники Хорасана, произошло в 130 году 9 джумады второй, в четверг 130. А причиной того, что ‘Али б. Джудай’ отправился вместе с Абу Муслимом, было то, что Сулайман б. Касир был против ‘Али б. ал-Кирмани, когда он и Наср заключили договор о войне с Абу Муслимом. И Сулайман б. Касир сказал ‘Али б. ал-Кирмани: “Абу Муслим говорит тебе: “Неужели тебе не претит примирение с Насром б. Саййаром, в то время как он только вчера убил и распял твоего отца? Я никак не считал тебя способным находиться вместе с Насром б. Саййаром в одной мечети, чтобы молиться в ней”. И ‘Али б. ал-Кирмани обуял гнев и он отказался от своего решения.

И мир между арабами нарушился.

Он говорит: когда нарушился между ними мир, Наср б. Саййар послал к Абу Муслиму, добиваясь от него, чтобы он присоединился к мударитам. Раби’иты и кахтаниты также послали к Абу Муслиму с подобным предложением. Переписка об этом между ними шла много дней. Тогда Абу Муслим приказал им, чтобы к нему прибыли делегации от обеих сторон, дабы он мог выбрать одну из двух, и они это сделали. И Абу Муслим приказал ши’е, чтобы она выбрала раби’итов и кахтанитов, так как правительственная власть находится у мударитов, и они  —  наместники Марвана ал-Джа’ди и убийцы Йахйи б. Зайда. Обе делегации прибыли. В составе делегации мударитов были ‘Акил б. Ма’кил б. Хасан ал-Лайси, ‘Убайдаллах б. ‘Абдраббихи ал-Лайси и ал-Хаттаб б. Мухриз ас-Сулами с другими мужами из них. Делегация кахтанитов состояла из ‘Османа б. ал-Кирмани, Мухаммада б. ал-Мусанны и Сауры б. Мухаммада б. ‘Узайза ал-Кинди с другими людьми из них. Абу Муслим приказал, чтобы ‘Осман б. ал-Кирмани со своими товарищами вошел в сад ал-Мухтафиза, где им были разостланы ковры, и они сели. Абу Муслим же сел в одной из комнат в доме ал-Мухтафиза и дал разрешение [войти] ‘Акилу б. Ма’килу и его спутникам из делегации мударитов. Они вошли к нему, а с Абу Муслимом было в Комнате 70 человек из ши’и. Он [Абу Муслим] прочел перед ши’ей письмо, которое написал Абу Муслим, чтобы они выбрали одну из двух партий. Когда он кончил чтение письма, встал Сулайман б. Касир и заговорил, —  а он был умелым в речах и красноречивым. И он отдал предпочтение ‘Али б. ал-Кирмани и его товарищам. Поднялся затем Абу Мансур Талха б. Разик, который был среди них накибом,  —  а он был красноречивым и велеречивым. И он сказал так же, |1986| как [320] сказал Сулайман б. Касир. Затем встал Мазйад б. Шакик ас-Сулами и сказал: “Мудариты  —  убийцы семьи пророка, —  да благословит его Аллах и да приветствует!  —  и пособники Омейядов и партии Марвана ал-Джа’ди. Наша кровь  —  на их шеях, наши имущества  —  в их руках и взыскать следует с них! Наср б. Саййар  —   наместник Марвана над Хорасаном. Он приводит в исполнение его повеления, произносит молитву за него на его мимбаре и именует его повелителем верующих. Мы же к этому не причастны и представляем решение Аллаху как этого, так и того, чтобы Марван был повелителем верующих и чтобы Наср следовал правому пути и истине. И мы избираем ‘Али б. ал-Кирмани и его товарищей из кахтан и раби’а”. И все семьдесят, которые собрались в этом доме, поддержали слова Мазйада б. Шакика. И делегация мударитов удалилась униженная и опечаленная. Абу Муслим послал с ними ал-Касима б. Муджаши’ во главе конного отряда, чтобы они добрались до безопасного для них места. А делегация ‘Али б. ал-Кирмани возвратилась, обрадованная одержанной победой.

Пребывание Абу Муслима в Алине длилось 29 дней. Затем он выехал из Алииа, возвращаясь в свой лагерь в ал-Махуване. И Абу Муслим приказал членам ши’и, чтобы они строили себе жилища и приготовлялись к зиме, ибо [сказал он] Аллах избавил их от согласия арабов “и привел их при нашем посредстве к разногласию. А это было решением, определенным Аллахом!”

Вступление Абу Муслима в ал-Махуван, по возвращении из Алин, было в 130 году, в половине сафара, в четверг. И Абу Муслим оставался в своем лагере в ал-Махуване три месяца, девяносто дней, потом вошел внутрь стен Мерва в четверг 9-го джумады первой 130 года 131.

|1987| Он говорит: А стена Мерва в то время была в руках Насра б. Саййара, так как он был наместником Хорасана. ‘Али б. ал-Кирмани послал сказать Абу Муслиму: “Ты вступи внутрь стен с твоей стороны, а я с моими соплеменниками вступлю с моей стороны, и мы овладеем стенами”. Абу Муслим послал [сказать] ему: “Я не чувствую себя в безопасности от того, что твоя рука может соединиться с рукою Насра для войны со мной. Но вступи [в горо] ты и завяжи бой с ним и его сторонниками”. И ‘Али б. ал-Кирмани вступил [в горо] и начал бой. И Абу Муслим послал накиба Абу ‘Али Шибла б. Тахмана во главе войска. Они вошли внутрь стены и он расположился в замке бухархудата. Они послали [сказать] Абу Муслиму: “Вступай!”  —  и Абу Муслим вступил со стороны лагеря в ал-Махуване, имея во главе своего авангарда Асида б. ‘Абдаллаха ал-Хуза’и, командующим правым крылом  —  Малика б. ал-Хайсама ал-Хуза’и, а над левым крылом  —   ал-Касима б. Муджаши’ ат-Тамими, и вступил внутрь стен, в то время как оба отряда вели бой. И он приказал им прекратить [сражение], произнося [стих] из книги Аллаха: “И вошел он в город в минуту небрежения обитателей и нашел там двух людей, [331] которые бились: этот  —  из его партии, а этот  —  из врагов” (Коран, XXVIII, 14). И Абу Муслим проехал [по городу] и остановился в правительственном дворце в Мерве, в котором обычно жили наместники Хорасана. Это было 9 джумады первой, 130 года, в четверг. Наср б. Саййар бежал из Мерва на другой день, в пятницу 10 джумады первой 130 года 132 и Мерв перешел во власть Абу Муслима. После того, как Абу Муслим вступил внутрь стен Мерва, он приказал Абу Мансуру Талхе б. Разику принять присягу от войска в пользу Хашимитов особо. Абу Мансур был мужем красноречивым, искусным, обладающим даром хорошо говорить, умелым в аргументации в пользу Хашимитов и искушенным в их тайных делах. |1988| Он был одним из двенадцати накибов. А 12 накибов  —   это те, которых выбрал Мухаммад б. ‘Али из тех семидесяти, которые примкнули к нему, когда он послал своего посланца в Хорасан в 103 или 104 году. Он приказал ему (посланцу), чтобы он вел пропаганду в пользу угодного всем [халифа], не называя никого, и обрисовал бы его образ и описал качество справедливости [в нем]. Посланец прибыл в Хорасан и повел тайную пропаганду, и к нему примкнуло некоторое количество людей. Когда же их число дошло до семидесяти, он отобрал из них 12 накибов.

Имена этих накибов

Из них к племени хуза’а принадлежат Сулайман б. Касир, Малик б. ал-Хайсам, Зийад б. Салих, Талха б. Разик и ‘Амр б. А’йан; к племени тайй  —  Кахтаба, а его имя Зийад б. Шабиб б. Халид б. Ма’дан; к племени  —  тамим  —   Муса б. Ка’б Абу ‘Уйайна, Лахиз б. Курайз и ал-Касим б. Муджаши’ , —  все они из потомков Имру’улкайса, —  и Аслам б. Саллам Абу Саллам; а из племени бакр б. ва’ил —  Абу Да’уд Халид б. Ибрахим, из потомков ‘амра б. шайбана, брата садуса, и Абу ‘Али ал-Харави. Другие говорят  —   Шибл б. Тахман, вместо ‘Амра б. А’йана, ‘Иса б. Ка’б и Абу-н-Наджм ‘Имран б. Исма’ил, вместо Абу ‘Али ал-Харави, тесть Абу Муслима. И среди этих накибов не было ни одного, у кого был бы жив отец, кроме Абу Мансура Талхи б. Разика б. Ас’ада, а это  —  Абу Зайнаб ал-Хуза’и  —  он был участником войны с ‘Абдаррахманом б. Мухаммадом б. ал-Аш’асом, сопровождал ал-Мухаллаба б. Абу Суфру и участвовал вместе с ним в походах. Абу Муслим не раз советовался с ним о делах и расспрашивал его о тех войнах, в которых он участвовал. Он спрашивал его, называя по кунье   — Абу Мансур: “О, Абу Мансур! Что ты скажешь?, да “Каково твое мнение?” |1989|

Абу-л-Хаттаб говорит: нам рассказал тот, кто видел, как Абу Мансур принимал присягу в пользу Хашимитов: “Я принимаю от вас присягу на соблюдение писания Аллаха, великого и славного, сунны его пророка, —  да благословит его Аллах и да [332] приветствует! —  и на повиновение всем угодному мужу из семьи посланника Аллаха 133,   —  да благословит его Аллах! Этим на вас налагается соблюдение завета Аллаха и договора с ним, —  и развод [с женами] (В случае нарушения присяги), и отпущение на волю [рабов], и паломничество пешком к дому Аллаха. И [присягу] на то, что вы не будете требовать ни жалования, ни довольствия, пока ваши начальники сами по своему почину не выдадут его вам. И если враг кого-нибудь из вас окажется у вас под ногами, не шевельните его иначе, как по приказанию ваших начальников!”

Когда Абу Муслим подверг заключению Салма б. Ахваза, Йунуса б. ‘Абдраббихи, ‘Акила б. Ма’кила и Мансура б. Абу-л-Харка’ с его товарищами, он спросил совета у Абу Мансура и тот сказал: “Сделай твоим бичом меч, а твоей тюрьмой  —  могилу”. И Абу Муслим приказал их привести и убил их. А количество их было 24 человека.

Что же касается ‘Али б. Мухаммада, то он говорит, что ас-Саббах, клиент Джибрила, рассказал ему со слов Масламы б. Йахйи, что Абу Муслим поставил начальником своей личной стражи Халида б. ‘Османа, начальником полиции  —   Малика б. ал-Хайсама, во главе суда  —   ал-Касима б. Муджаши’, а над диваном  —   Камила б. Музаффара, и каждому человеку [из них] он назначил жалованье в 4 тысячи [дирхемов]; и что он оставался в своем лагере в ал-Махуване три месяца. Затем он вступил в поход из ал-Махувана ночью во главе большого войска, направляясь в лагерь Ибн ал-Кирмани. Правым крылом его командовал Лахиз б. Курайз, левым крылом  —   ал-Касим б. Муджаши’, а во главе авангарда был Абу Наср Малик б. ал-Хайсам; начальником |1990| своего лагеря он оставил Абу ‘Абдаррахмана ал-Махувани. Рано утром он прибыл в лагерь Шайбана. Наср, боясь, что Абу Муслим и Ибн ал-Кирмани могут соединиться для борьбы с ним, послал к Абу Муслиму, предлагая ему вступить во внутренний город Мерва и договориться с ним. И Абу Муслим ответил ему согласием. Наср договаривался с Абу Муслимом и вел сношения с Ибн Ахвазом весь тот день, в то время как Абу Муслим находился в лагере Шайбана. С самого рассвета до позднего утра Наср и Ибн ал-Кирмани вели бой. Абу Муслим подступил, чтобы войти в медину Мерва. Он оттеснил конницу Насра, также как и конницу Ибн ал-Кирмани, и вступил во внутренний город 7 или 9 раби’ второго 130 года 134, читая при этом: “И вошел он в город в минуту небрежения обитателей, и нашел там двух людей, которые бились: этот  —   из его партии...” и до конца айата.

‘Али говорит: нам рассказали Абу-з-Заййал и ал-Муфаддал ад-Дабби, которые говорили: когда Абу Муслим вступил во внутренний город Мерва, Наср сказал свеим сторонникам: “Я вижу, что дело этого человека укрепилось, к нему спеша стекается народ, и я заключил с ним перемирие. И завершится в его пользу то, [333] к чему он стремится. Покинемте же эту страну и оставим его”. Среди них, в ответ на его слова, начались разногласия: одни из них говорили: “Да”, другие: “Нет”. Тогда он сказал: “Ну вот, вы попомните мои слова”, —  и обратился к своим приближенным из мударитов: “Ступайте к Абу Муслиму, встретьтесь с ним и ищите свое счастье у него”.

Абу Муслим послал к Насру Лахиза б. Курайза, чтобы пригласить его [прибыть]. Лахиз, придя к Насру, произнес: “Знать совещается о тебе, чтобы убить тебя”, (Коран XXVIII, 19  — рассказ о Мусе (Моисее))  —  и прочитал [еще] несколько айатов перед этим. Наср понял и сказал своему рабу: “Приготовь мне омовение”. Он встал, как будто желая совершить омовение, вошел в сад, вышел из него, сел на лошадь и бежал.

Говорит ‘Али: рассказал нам Абу-з-Заййал, который сказал: мне рассказал Ийас б. Талха б. Талха, который говорил: я был с моим отцом, а мой дядя ушел к Абу Муслиму приносить ему присягу и задержался до того, как я совершил предзакатную молитву, —  а день был короткий. В ожидании его мы приготовили |1991| ему обед. Я сидел с отцом, как вдруг проехал Наср на коне, быстрее которого я не знал в его дворце, и с ним его хаджиб ал-Хакам б. Нумайла ан-Нумайри. Отец сказал: “Ведь он собирается бежать, с ним нет никого и перед ним нет ни копья, ни знамени”. Он проехал мимо нас и приветствовал нас украдкой, и когда миновал нас, ударил своего коня, ал-Хакам б. Нумайла окликнул его слуг и они проскакали, следуя за ним.

Говорит ‘Али: говорит Абу-з-Заййал: Ийас говорил: между нашим домом и Мервом было 4 фарсаха. Наср проехал мимо нас после наступления темноты, и жители селения подняли крик и бежали. Моя семья и друзья сказали мне: “Уходи, чтобы тебя не убили!” —  и заплакали. Я и мой дядя ал-Мухаллаб б. Ийас ушли и догнали Насра, когда прошла часть ночи. С ним было 40 человек. Конь его стал и он сошел с него. Бишр б. Вистам б. ‘Имран б. ал-Фадл ал-Бурджуми посадил его на своего коня. Наср сказал: “Я не чувствую себя в безопасности от погони,  —  кто нас проведет?” ‘Абдаллах б. ‘Ар’ара ад-Дабби сказал: “Я проведу вас”. Он ответил: “Веди!” И он мчал нас всю ночь, пока рано утром мы не оказались у колодца в пустыне в 20-ти фарсахах или меньше. Нас было шестьсот. Мы ехали затем целый день и остановились перед закатом в виду домов и замков Серахса. Мы были [уже] в количестве тысячи пятисот. Я и мой дядя отправились к одному из наших друзей из племени ханифа по имени Мискин, и заночевали у него, не поев ничего. Когда настало утро, он принес нам сариду (Кушанье из крошенного мяса и хлеба, политого бульоном) и мы поели ее, так как были голодны, —   мы не ели весь тот день и всю ночь. Собрались люди и их стало три тысячи. Мы оставались в Серахсе два дня, и когда к нам не пришло больше никого, Наср отправился в Тус и рассказал [334] им об Абу Муслиме. Там он пробыл 15 дней, затем мы отправились в Нишапур и он остался там.

|1992| Когда Наср бежал, Абу Муслим поселился в правительственном дворце. Прибыл также и Ибн ал-Кирмани и вступил в Мерв вместе с Абу Муслимом. Абу Муслим сказал, когда бежал Наср: “Наср утверждает, что я  —  колдун, клянусь Аллахом!  —  он сам  —  колдун”.

Говорит еще другой, чем тот, чьи слова я привел в деле Насра, Ибн ал-Кирмани и Шайбана ал-Харури: Абу Муслим в 130 году перешел из своего лагеря в селение Сулаймана б. Касира, называемое ал-Махуван, и поселился в нем. Он решил призвать на помощь ‘Али б. Джудай’а и тех йеменцев, которые были с ним, а также призвать Насра б. Саййара и бывших с ним к содействию ему. Он послал обоим сторонам вместе, предлагая каждой из этих сторон примирение, соглашение и вступление в подчинение [ему]. ‘Али б. Джудай’ принял это, согласился содействовать ему в его плане и заключил с ним об этом договор. Когда Абу Муслим убедился в верности ‘Али б. Джудай’а договору с ним, он написал Насру б. Саййару, чтобы тот послал к нему делегацию, которая бы представила мнение его и его сторонников относительно того, что он обещал ему принять его сторону. К ‘Али он послал с предложением, подобным тому, которое он послал Насру. Затем он (Т. е. упомянутый выше другой информатор ат-Табари) дает описание того, как военачальники ши’и отдали предпочтение йеменцам перед мударитами, приблизительно также, как тот, рассказ которого мы уже передали раньше в этой нашей книге. Он рассказывает также, что когда Абу Муслим отправил Шибла б. Тахмана во главе тех, кого он отправил в медину Мерва и заставил его расположиться в замке бухархудата, он отправил его только как подмогу ‘Али б. ал-Кирмани.

Он говорит: Абу Муслим отправился из своего лагеря в ал-Махуване со всеми бывшими с ним к ‘Али б. Джудай’у, а с ‘Али был его брат ‘Осман и вместе с ним знатные люди йеменцев и их союзники из раби’итов. И когда Абу Муслим встал перед внутренним городом Мерва, ему навстречу выехал ‘Осман б. Джудай’ с большим конным отрядом и с ним были знатные йеменцы и |1993| бывшие с ним раби’иты. И он вступил в лагерь ‘Али б. ал-Кирмани и Шайбана б. Саламы ал-Харури вместе с бывшими при нем накибами. Он остановился у ставки ‘Али б. Джудай’а, вошел к нему и даровал ему благоволение и гарантировал неприкосновенность ему самому и его приверженцам. Потом оба они вышли к ставке Шайбана, а его тогда приветствовали, титулуя заместителем [эмира]. Абу Муслим приказал ‘Али сесть рядом с Шайбаном, объяснив ему, что ему (Абу Муслиму) не подобает приветствовать того так; а Абу Муслим намеревался титуловать ‘Али эмиром, чтобы Шайбан при этом подумал, что титулование относится к нему. И ‘Али сделал так. Абу Муслим вошел к нему и [335] приветствовал его, называя его эмиром, вежливо обошелся с Шайбаном и высказал ему почтение. Затем он вышел от него и расположился в замке Мухаммада б. ал-Хасана ал-Азди. В нем он пробыл две ночи, потом возвратился в свой лагерь в ал-Махуване.

В нем он оставался три месяца, а затем переехал из своего лагеря в ал-Махуване в Мерв 7 раби’, второго, оставив начальником своего лагеря (Вместо “джундихи”  —  “своего войска”, принято как на с. 1989 арабского текста чтение “хандакихи”  —  “своего обнесенного рвом лагеря”. Там же начальник лагеря назван Абу ‘Абдаррахман ал-Махувани) Абу ‘Абдалкарима ал-Махувани. Абу Муслим поручил командовать своим правым крылом Лахизу б. Курайзу, над левым крылом он поставил ал-Касима б. Муджаши’, а над своим авангардом  —   Малика б. ал-Хайсама. Он совершил свой поход ночью, а рано утром был у ворот внутреннего города Мерва и послал гонца к ‘Али б. Джудай’у с приказом, чтобы он выслал свою конницу, и остановился у ворот правительственной резиденции.

Он нашел обе стороны ведущими жесточайшее сражение внутри стен Мерва и послал гонцов к обоим отрядам с приказом: “Прекратите [бой], и пусть каждое племя разойдется по своим лагерям!” И они это выполнили. Абу Муслим послал Лахиза б. Курайза, Курайша б. Шакика, ‘Абдаллаха б. ал-Бахтари и Да’уда б. Карраза к Насру, чтобы призвать его к книге Аллаха и к подчинению угодному всем [мужу] из семьи Мухаммада,  —   да благословит его Аллах и да приветствует! И когда Наср увидел, сколько пришло против него народу из йеменцев, раби’итов и неарабов, и что у него нет силы справиться с ними, и придется внешне показать, что он принимает переданное ему предложение придти к Абу Муслиму и присягнуть ему, то сам стал тянуть с ответом до |1994| вечера, думая, как бы их обмануть и бежать. Он отдал приказ своим сторонникам выступить этой же ночью в место, где они будут в безопасности, но приверженцам Насра не удалось выбраться в ту ночь. Салм б. Ахваз сказал ему: “Вот, нам не удается выступить этой ночью, но мы выступим на следующую ночь”. Когда же наступило утро этой ночи, Абу Муслим построил свои конные отряды и не прекращал их построения до послеполуденного времени. Он послал к Насру Лахиза б. Курайза, Курайша б. Шакика, ‘Абдаллаха б, ал-Бахтари, Да’уда б. Караза и некоторое число неарабов, членов ши’и. Они вошли к Насру и он спросил их: “Для какого-нибудь зла вы вернулись?” Лахиз ответил ему: “Тебе этого не избежать”. Тогда Наср сказал: “Ну, уж если это неизбежно, то я совершу омовение и выйду этому навстречу. Я пошлю к Абу Муслиму гонца, и если это будет его решением и его повелением, я прийду к нему охотно. А пока я приготовлюсь до того времени, как прибудет мой гонец”. И Наср встал. Когда же он встал, Лахиз произнес этот айат: “Знать совещается о тебе, чтобы убить тебя. Выходи же, я для тебя добрый советчик” (Коран, XXVIII, 19). [336]

И Наср вошел в дом и известил их, что он будет ждать возвращения своего посланца от Абу Муслима. Когда же наступила ночь, он вышел через задний ход своей комнаты. С ним были его |1995| сын Тамим, ал-Хакам б. Нумайла ан-Нумайра, его хаджиб и его жена. И они бежали. Когда Лахиз и его спутники нашли, что они слишком задержались, они вошли в его дом и нашли, что он уже бежал. Когда известие об этом дошло до Абу Муслима, он прибыл в лагерь Насра и схватил самых верных из его приверженцев и его храбрейших воинов и связал им руки за спиной. Среди них были Салм б. Ахваз, начальник полиции Насра, ал-Бахтари, его секретарь, двое из его сыновей, Йунус б. ‘Абдраббихи, Мухаммад б. Катан, Муджахид б. Йахйа б. Худайн и другие. Он заковал их в железные кандалы для предосторожности, и они находились у него в заключении, пока он не приказал всех их убить.

Наср остановился в Серахсе со всеми теми, кто за ним последовал из мударитов. а их было три тысячи. Абу Муслим и ‘Али б. Джудай’ отправились его преследовать и разыскивали его всю яочь, пока на рассвете не оказались в селении под названием Насраниййа (Т. е. “христианское” или “несторианское”). Они нашли [в нем], что Наср бросил в нем свою жену ал-Марзубану, а сам бежал. Абу Муслим и ‘Али б. Джудай’ возвратились в Мерв. Абу Муслим спросил тех, кого он посылал к Насру: “Что было с вашей стороны, что возбудило его подозрения?” Они ответили: “Мы не знаем”. Он спросил: “А говорил ли кто-нибудь из вас?” Они сказали: “Лахиз прочел этот айат: “Знать совещается о тебе, чтобы убить тебя”. Он сказал: “Вот это и побудило его к бегству”. Потом сказал: “Эй, Лахиз! Портишь религию!” И отсек ему голову,

В этом же году был убит Шайбан б. Салама ал-Хурури.

Рассказ о его убиении и о причине этого

Причиной его убиения, как рассказывают, было то, что ‘Али б. Джудай’ и Шайбан объединились для борьбы с Насром б. Саййаром из-за несогласия Шайбана с Насром, потому что он был из наместников Марвана б. Мухаммада, тогда как Шайбан исповедовал |1996| учение хариджитов, а также из-за несогласия ‘Али б. Джудай’а с Насром, так как он был йеменцем, а Наср  —  мударитом, и Наср убил и распял его отца, а также из-за племенной вражды между обеими сторонами, которая разделяла йеменцев и мударитов. Когда ‘Али б. Джудай’ заключил мир с Абу Муслимом и разошелся с Шайбаном, Шайбан отступил от Мерва, так как знал, что у него нет сил вести войну с Абу Муслимом и ‘Али б. Джудай’ом, (при том, что они объединились] (В тексте лануны, <восполненные по одной из рукописей в новом издании. Перевод восполненного текста помещен в квадратные скобки. Ред.> ) против него в то время, как Наср бежал из Мерва [и отправился в Серахс]. [337]

[‘Али б. Мухаммад рассказывает, что Абу Хафс] и ал-Хаса[н] б. Рашид и Абу-з-Зайал рассказали, ему, [что] когда кончился [срок соглашения между Абу Муслимом и Шайбаном] (В тексте лакуна; <в квадратных скобках дан перевод восполненного текста по каирскому изданию.  —  Ред.> Ибн ал-Асир (V, 292): “Когда дело окончательно решилось в пользу Абу Муслима, он послал......), Абу Муслим послал к Шайбану, предлагая ему принять присягу. Но Шайбан сказал: “Я [сам] ему предлагаю принести мне присягу!” Тогда Абу Муслим послал сказать ему: “Если ты не примкнешь к нашему делу, удались из твоего жилища, в котором ты находишься”. Шайбан же послал к Ибн ал-Кирмани, прося его о помощи, но тот ответил отказом. Тогда Шайбан выступил к Серахсу и к нему собралось большое множество людей из племени бакр б. ва’ил. Абу Муслим послал к нему девять человек из племени ал-азд, среди которых был ал-Мунтаджи’ б. аз-Зубайр, чтобы призвать его и просить его прекратить войну. Шайбан послал людей и захватил послов Абу Муслима и заключил их в тюрьму. Тогда Абу Муслим написал Бассаму б, Ибрахиму, клиенту племени лайс, в Биверд, приказывая ему отправиться против Шайбана и вступить с ним в сражение. Бассам исполнил это [приказание] и разбил его. Он преследовал его, пока не вошел во внутренний город. Шайбан и много людей из племени бакр б. ва’ил были убиты. Абу Муслиму сказали, что Бассам мстит за смерть своего отца, убивая и невинного, и больного (Или: “и здорового, и больного”, т. е. может быть в смысле “и виновного, и невинного”), и Абу Муслим написал ему, приказывая прибыть к нему. Он прибыл, оставив своим заместителем в командовании войском некоего человека.

Говорит ‘Али: нам рассказал ал-Муфаддал, который говорил: когда был убит Шайбан, один человек из племени бакр б. ва’ил по имени Хуфаф проходил мимо послов Абу Муслима, которых он послал к Шайбану, в то время как они находились в одном |1997| доме. Он вывел их и убил.

Говорят также, что Абу Муслим отправил со своей стороны против Шайбана войско, во главе которого поставил Хузайму б. Хазима и Бассама б. Ибрахима.

В этом же году Абу Муслим убил ‘Али и ‘Османа  —  сыновей Джудай’а ал-Кирмани.

Рассказ о причине их убиения Абу Муслимом

Причиною этого было, как говорят, то, что Абу Муслим отправил Мусу б. Ка’ба против Абиверда и тот завоевал его и написал об этом Абу Муслиму. Он послал также Абу Да’уда против Балха, а в нем был Зийад б. ‘Абдаррахман ал-Кушайри. И когда до него дошло известие о том, что Абу Да’уд направляется к Балху, он вышел с жителями Балха, Термеза и других областей Тохаристана, [направляясь] в Джузаджан. Когда Абу Да’уд [338] приб лизился к ним, они бежали, возвращаясь в Термез, и Абу Да’уд вступил во внутренний город Балха. Тогда Абу Муслим написал ему, приказывая прибыть к нему, и отправил вместо него Йахйу б. Ну’айма Абу-л-Майла’ [против Балха. И выступил] (В тексте лакуна; <восполнена по каирскому изданию.  —  Ред.>) Абу Да’уд, а его встретило письмо Абу Муслима с приказом ему возвратиться, и он возвратился, когда к нему прибыл Абу-л-Майла’. Йахйа б. Ну’айм Абу-л-Майла’ обратился с письмом к Зийаду б. ‘Абдаррахману, [предлагая ему] объединиться, и он ответил согласием. Зийад б. ‘Абдаррахман ал-Кушайри, Муслим б. ‘Абдаррахман б. Муслим ал-Бахили, ‘Иса б. Зур’а ас-Сулами, жители Балха и Термеза, цари Тохаристана и областей по ту и по сю сторону реки вернулись. Зийад и его воины остановились на расстоянии |1998| одного фарсаха от внутреннего города Балха. Йахйа б. Ну’айм вышел к нему с теми, кто был с ним, и они соединились и договорились действовать единодушно, —  и мудариты, и йеменцы, и раби’иты, и те неарабы, которые были с ними, —   в борьбе против “черных”. И начальство над собой они предоставили Мукатилу б. Хаййану ан-Набати, не желая, чтобы он (руководитель) был из тех трех групп. Абу Муслим отдал приказ Абу Да’уду [занять] ал-’Уд (Согласно Кудаме б. Джа'фару (с. 211) и Ибн Хордадбеху (с. 32), где название читается ал-Гур,  —  большое селение в трех фарсахах на восток от Балха). Абу Да’уд подступил с теми, кто был с ним, и они сошлись на реке ас-Сердженан (В одной из рукописей есть вариант: ас-Сурхаб). А Зийад б. ‘Абдаррахман и его сторонники еще до этого отправили Абу Са’ида ал-Кураши в сторожевое охранение между ал-’Удом и селением под названием Амедйан, чтобы сторонники Абу Да’уда не напали на них с тыла. Абу Са’ид имел черные значки и знамена. Когда Абу Да’уд и Зийад с его сторонниками сошлись и выстроились рядами для боя, Абу Са’ид ал-Кураши приказал своим войскам отойти, [чтобы присоединиться] к Зийаду и его воинам с тыла. Он сделал обратный марш и вышел к ним с дороги в ал-’Уд с черными знаменами. Воины Зийада подумали, что это засада со стороны Абу Да’уда, а уже сражение между обеими сторонами завязалось, и Зийад со своими бежал, а Абу Да’уд его преследовал. И большая часть воинов Зийада попадала в реку ас-Сердженан, а все отставшие его люди перебиты. Абу Да’уд вступил в их лагерь и завладел всем, что в нем было, и не преследовал ни Зийада, [ни его сторонников. Большинство же тех, кого очень спешно преследовала] (Лакуны в тексте. <Они восполнены в каирском издании по одной из, рукописей. Ред. >) конница Абу Да’уда до внутреннего города [Балха, дальше него не пошли] (Лакуны в тексте. <Они восполнены в каирском издании по одной из, рукописей. Ред. >). А Зийад, Йахйа и бывшие с ним ушли в Термез. Абу Да’уд пробыл [там] весь [тот] (Лакуны в тексте. <Они восполнены в каирском издании по одной из, рукописей. Ред. >) день [и следующий, но не вошел |1999| во внутренний город Балха] (Лакуны в тексте. <Они восполнены в каирском издании по одной из, рукописей. Ред. >). Он конфисковал имущество тех, [339] кто был убит при ас-Сердженане и тех, кто бежал из арабов и других. И Балх перешел во власть Абу Да’уда.

Затем Абу Муслим написал ему, приказывая прибыть к нему, и послал ан-Надра б. Субайха ал-Мурри правителем Балха. Абу Да’уд с Абу Муслимом согласно решили разделить сыновей ал-Кирмани ‘Али и ‘Османа. Абу Муслим послал ‘Османа наместником над Балхом, и когда он прибыл в него, то назначил своим помощником над внутренним городом Балха ал-Фурафису б. Зухайра ал-’Абси. Подступили и мудариты из Термеза под командой Муслима б. ‘Абдаррахмана ал-Бахили и встретились со сторонниками ‘Османа б. Джудай’а у одного селения между ал-Баруканом и Дестеджирдом и сразились в жестоком бою. Воины ‘Османа б. Джудай’а бежали и мудариты и Муслим б. ‘Абдаррахман овладели внутренним городом Балха, изгнав из него ал-Фурафису. Известие об этом дошло до ‘Османа б. Джудай’а и до ан-Надра б. Субайха, в то время как они были в Мерверруде, и они отправились в их сторону. Это дошло до сторонников Зийада б. ‘Абдаррахмана и они бежали под покровом ночи. Ан-Надр медлил их преследовать, надеясь, что они минуют его, и их встретили воины ‘Османа б. Джудай’а и множество их перебили, и |2000| мудариты ушли к своим товарищам. Абу Да’уд вернулся из Мерва в Балх, а Абу Муслим выступил в поход к Нишапуру, имея с собой ‘Али б. Джудай’а. Абу Муслим и Абу Да’уд согласно решили, чтобы Абу Муслим убил ‘Али, а Абу Да’уд  —  ‘Османа, в один день. И когда Абу Да’уд прибыл в Балх, он послал ‘Османа наместником над Хутталом во главе всех тех, кто был с ним из йеменцев и раби’итов, жителей Мерва и Балха. Когда он выступил из Балха, выступил и Абу Да’уд. [Он шел за ним следом и настиг ‘Османа на берегу реки Вахш] (Лакуна в тексте, <восполненная в каирском издании по одной из рукописей. —  Ред.) в стране Хуттала; тогда Абу Да’уд напал на ‘Османа и его спутников и заключил их всех в темницу, потом отсек им в заключении головы. Также и Абу Муслим убил в тот день ‘Али б. ал-Кирмани. А еще до этого Абу Муслим приказал ему, чтобы он назвал своих приближенных, чтобы он мог назначить их на управление и повелеть выдать им подарки и почетные одежды. Тот назвал их ему и он всех их перебил.

В этом же году прибыл Кахтаба б. Шабиб к Абу Муслиму в Хорасан, возвращаясь от Ибрахима б. Мухаммада б. ‘Али, и с ним было его знамя, которое вручил ему Ибрахим. Как только он прибыл к нему, Абу Муслим назначил его начальником своего авангарда, вверил ему войска, дал ему право смещать и назначать на должности и написал войскам, чтобы они слушались и повиновались ему.

В этом же году он отправил Кахтабу в Нишапур для борьбы с Насром. ‘Али б. Мухаммад рассказывает, что Абу-з-Заййал, [330] ал-Хасан б. Рашид и Абу-л-Хасан ал-Джушами рассказывали ему, что когда был убит Шайбан б. Салама ал-Харури, его сторонники присоединились к Насру, в то время как он был в Нишапуре. Ему написал ан-Наби б. Сувайд ал-’Иджли, прося его о помощи, и Наср отправил к нему своего сына Тамима б. Насра во главе 2000 [человек]. И Наср приготовился к выступлению в поход в Тус. Абу Муслим же отправил Кахтабу б. Шабиба с несколькими вое-начальниками, среди которых были ал-Касим б. Муджаши’ и Джахвар б. Маррар. Ал-Касим двигался со стороны Серахса, а Джахвар направлялся от Абиверда. Тамим отправил ‘Асима б. ‘Умайра ас-Сугди против Джахвара, который был из них самым |2001| близким к нему. И ‘Асим б. ‘Умайр разбил его и тот укрепился в Кабадкане. А Кахтаба и ал-Касим приблизились, угрожая ан-Наби, и Тамим послал к ‘Асиму [гонца сказать]: “Уходи от Джахвара и прибудь [сюда]”. Он оставил его и прибыл, и Кахтаба вступил с ними в сражение.

Говорит Абу Джа’фар: что же касается другого [информатора], чем те, со слов которых передает ‘Али б. Мухаммад то, что мы рассказали о деле Кахтабы и о его отправлении Абу Муслимом против Насра и его сторонников, то он рассказывает, что когда Абу Муслим убил Шайбана ал-Хариджи и обоих сыновей ал-Кирмани, изгнал Насра из Мерва и овладел Хорасаном, он отправил своих наместников над его городами. Он назначил Сиба’ б. ан-Ну’мана ал-Азди наместником Самарканда, Абу Да’уда Халида б. Ибрахима  —   Тохаристана, Мухаммада б. ал-Аш’аса он отправил в ат-Табасайн и Фарс, Малика б. ал-Хайсама он поставил во главе своей полиции, а Кахтабу отправил в Туе и с ним несколько военачальников, среди которых были Абу 'Аун 'Абдал-малик б. Йазид, Мукатил б. Хаким ал-’Акки, Халид б. Бармак, Хазим б. Хузайма, ал-Мунзир б. ‘Абдаррахман, ‘Осман б. Нахик, Джахвар б. Маррар ал-’Иджли, Абу-л-’Аббас ат-Туси, ‘Абдаллах б. ‘Осман ат-Та’и, Салама б. Мухаммад, Абу Ганим ‘Абдалхамид б. Риб’и, Абу Хумайд, Абу-л-Джахм,   —  его Абу Муслим назначил войсковым писарем у Кахтабы, —  и ‘Амир б. Исма’ил и Мухриз б. Ибрахим в числе нескольких военачальников. Он столкнулся с теми, кто был в Тусе, и они обратились в бегство, и было тех, кто погиб в давке, больше, чем тех, кто был убит, число же убитых в тот день превышало десять тысяч.

|2002| Абу Муслим отправил ал-Касима б. Муджаши’ к Нишапуру по большой дороге и написал Кахтабе, приказывая ему вступить в бой с Тамимом б. Насром б. Саййаром и ан-Наби б. Сувайдом и с теми людьми Хорасана, которые примкнули к ним, а также чтобы он отправил к нему Мусу б. Ка’ба из Абиверда. И когда Кахтаба прибыл в Абиверд, он отправил Мусу б. Ка’ба к Абу Муслиму и написал Мукатилу б. Хакиму с приказом послать кого-нибудь в Нишапур и отправить из него ал-Касима б. Муджаши’. Абу Муслим же послал ‘Али б. Ма’кила во главе 10 тысяч против [341] Тамима б. Насра и приказал ему, чтобы [когда] (В тексте лакуны; <они восполнены в каирском издании по одной из рукописей.  —  Ред >) Кахтаба [вступит] (В тексте лакуны; <они восполнены в каирском издании по одной из рукописей.  —  Ред >) в Туc, он вышел ему навстречу с теми, кто с ним, и присоединился к нему. И ‘Али б. Ма’кил двинулся маршем и остановился в селении под названием Хулван. До Кахтабы дошло известие о походе ‘Али [и о месте, где он] (В тексте лакуны; <они восполнены в каирском издании по одной из рукописей.  —  Ред >) остановился, и он ускоренным маршем прошел к ас-Сузакану, —  а это было место лагеря Тамима б. Насра и ан-Наби б. Сувайда,   —  отправив в качестве своего авангарда Асида б. ‘Абдаллаха ал-Хуза’и во главе [трех тысяч человек из ши’и] (В тексте лакуны; <они восполнены в каирском издании по одной из рукописей.  —  Ред >), жителей Нисы и Абиверда и он шел, пока не остановился в селении под названием [Хабушан. И приготовились Тамим и ан-Наби] (В тексте лакуны; <они восполнены в каирском издании по одной из рукописей.  —  Ред >) для сражения с ним. И Асид написал Кахтабе, сообщая ему о том, что [они согласно решили сражаться с ним и что если] (В тексте лакуны; <они восполнены в каирском издании по одной из рукописей.  —  Ред >) он не поторопится с прибытием к нему, то он вызовет их на суд Аллаха, великого и славного, и извещая его о том, что оба они во главе 30 тысяч лучших храбрецов из людей Хорасана и лучших их всадников. Кахтаба отправил Мукатила б. Хакима ал-’Акки с тысячью и Халида б. Бармака с тысячью и они прибыли к Асиду. Известие об этом дошло до Тамима и ан-Наби и смутило их. Потом подступил к ним Кахтаба с теми, кто был с ним, и расположил войска для сражения с Тамимом, поставив над своим правым крылом Мукатила б. Хакима, Абу ‘Ауна ‘Абдалмалика б. Йазида и Халида б. Бармака, над левым крылом  —  Асида б. ‘Абдаллаха ал-Хуза’и, ал-Хасана б. Кахтабу, ал-Мусаййаба |2003| Зухайра и ‘Абдалджаббара б. ‘Абдаррахмана, а сам он находился в центре. Затем он двинулся для сближения с ними. Он призвал их к писанию Аллаха, великого и славного, и сунне его пророка, да благословит его Аллах и да приветствует!  —   и к признанию угодного всем [мужа] из семьи Мухаммада, да благословит его Аллах и да приветствует!  —  но они не отозвались согласием на его призыв. Тогда он отдал приказ правому и левому крылу броситься в атаку, и они вступили в жестокий бой, жарче которого не бывает. В схватке был убит Тамим б. Наср и вместе с ним было убито громадное количество их воинов, и лагерь достался на разграбление. Ан-Наби с некоторым числом [воинов] избегнул гибели, и они засели во внутреннем городе. Их обложили войска, пробили брешь в стене, ворвались в медину и убили ан-Наби и тех, кто были с ним.

‘Асим б. ‘Умайр ас-Самарканди и Салим б. Равийа ас-Са’иди бежали к Насру б. Саййару в Нишапур и сообщили ему об убиении Тамима, ан-Наби и тех, кто был с ними.

Когда Кахтаба захватил их лагерь со всем, что было в нем, он поручил прием этого Халиду б. Бармаку, а Мукатила б. Хакима ал-’Акки отправил во главе своего авангарда в Нишапур. Это дошло до Насра б. Саййара и он бежал с лучшими людьми из жителей Абрашахра и остановился в Кумисе. [Там] его [342] спутники рассеялись, покинув его, и он переехал к Нубате б. Ханзале в Джурджан. А Кахтаба вступил в Нишапур со своими войсками. В этом же году был убит Нубата б. Ханзала, наместник Йазида б. ‘Омара б. Хубайры над Джурджаном.

Рассказ о его убиении

‘Али б. Мухаммад рассказывает, что Зухайр б. Хунайд, Абу-л-Хасан ал-Джушами, Джабала б. Фаррух и Абу 'Абдаррахман ал-Исбахани |2004| рассказали ему, что Йазид б. ‘Омар б. Хубайра послал Нубату б. Ханзалу ал-Килаби к Насру. Тот прибыл в Фарс и Исфахан, затем проехал в Рейй и ушел в Джурджан, не соединившись с Насром б. Саййаром. Кайситы стали говорить Насру: “Кумису нас не продержать”, — и перебрались в Джурджан. А Нубата окопался рвом и всякий раз, как ров оказывался в доме каких-нибудь людей, они давали ему взятку и он его отодвигал. Его лагерь за рвом тянулся на расстояние около фарсаха. Кахтаба подступил к Джурджану в зу-л-ка’де 130 года 135. С ним были Асид б. ‘Абдаллах ал-Хуза’и, Халид б. Бармак, Абу ‘Аун ‘Абдалмалик б. Йазид, Муса б. Ка’б ал-Мара’и, ал-Мусаййаб б. Зухайр и ‘Абдалджаббар б. ‘Абдаррахман ал-Азди. Его правым крылом командовал Муса б. Ка’б, левым   —  Асид б. ‘Абдаллах, а во главе его авангарда шел ал-Хасан б. Кахтаба. Кахтаба сказал: “О, люди Хорасана! Знаете ли вы, против кого вы идете и с кем собираетесь сражаться? Поистине, вы будете сражаться с остатками людей, которые сожгли дом Аллаха, великого и славного!” Ал-Хасан подступил и расположился на границах Хорасана [с Джурджаном]. Ал-Хасан отправил ‘Османа б. Руфай’а, Нафи’а ал-Марвази, Абу Халида ал-Марваррузи и Мас’аду ат-Та’и против сторожевого отряда Нубаты, а начальником его был некий человек по имени Зу’айб. Они напали на него ночью и убили Зу’айба и 70 из его людей, затем вернулись в лагерь ал-Хасана.

Кахтаба прибыл и расположился напротив Нубаты, а сирийцы были в количестве, подобного которому люди и не видели. И когда хорасанцы увидали их, они испытали перед ними такой страх, что проявили его в своих разговорах. Это дошло до Кахтабы и он встал среди них с речью и сказал: “О, люди Хорасана! Эта страна принадлежала вашим праотцам и они одерживали |2005| победы над своими врагами, благодаря своей справедливости и хорошему образу жизни, пока они не изменили это и не стали действовать несправедливо. Тогда Аллах, великий и славный, разгневался на них, исторг у них их власть и отдал власть над ними презреннейшему в их глазах народу, который только был на земле. И они отняли у них их страну, стали брать себе в жены их женщин и порабощать их детей. Но они при этом судили обычно по справедливости, были верны обещанию и помогали обиженным. Затем они изменили [это] и извратили, судя несправедливо и устрашая людей благочестивых и богобоязненных из родни посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует! [343]

Тогда он отдал вам власть над ними, чтобы отомстить им через вас, дабы это было для них жесточайшим наказанием, ибо вы преследовали их местью. И имам мне уже обещал, что вы встретите их в таком числе, в каком вы сейчас, и Аллах, великий и славный, дарует вам победу над ними и вы обратите их в бегство и перебьете их”. А Кахтабе до того уже прочли письмо Абу Муслима: “От Абу Муслима  —  Кахтабе. Во имя Аллаха, милостивого, милосердного! А затем... Борись с твоими врагами, ибо Аллах, великий и славный, твой помощник. И когда одержишь над ними победу, произведи среди них жестокое избиение!”

И они встретились в новолуние зу-л-хиджжи 130 года, в пятницу 136, и Кахтаба сказал: “О, люди Хорасана! Поистине, это день, который Аллах, благословенный и всевышний, вознес в достоинстве над всеми прочими днями, и в который совершенное дело [зачитывается] вдвойне. И это  —  великий месяц, в котором праздник, один из величайших праздников у Аллаха, великого и славного. Имам уже сообщил вам, что вам будет дарована победа в этот день этого месяца над вашим врагом. Встретьте же его [в бою] с рвением, стойкостью и упованием на воздаяние [от Аллаха], ибо, поистине, Аллах  —  со стойкими!” Затем он напал на них, причем его правым крылом командовал ал-Хасан б. Кахтаба, а левым  —   Халид б. Бармак и Мукатил б. Хаким ал-’Акки. Они вступили в бой и каждая сторона стойко сражалась против другой. Но Нубата был убит и сирийцы обратились в бегство; из них было убито 10 тысяч. И Кахтаба послал Абу Муслиму голову |2006| Нубаты и его сына Хаййи.

Он говорит: нам рассказал также один старик из племени ‘ади со слов своего отца, который говорил: Салим б. Равийа ат-Тамими был из тех, кто бежал от Абу Муслима и вышел вместе с Насром, затем перешел к Нубате и сражался с Кахтабой в Джурджане. Люди бежали, а он продолжал сражаться один. На него нападал ‘Абдаллах ат-Та’и, а он принадлежал к [лучшим] всадникам Кахтабы. Салим б. Равийа ударил его мечом по лицу и выбил ему глаз. Он сражался с ними, пока не был оттеснен к мечети. Он вошел в нее и они ворвались за ним. И в какую бы сторону он ни нападал, он обращал их в бегство. Он стал кричать: “Глоток воды! И, клянусь Аллахом, я наделаю им вреда в этот день!” Они подожгли над ним крышу мечети и забросали его камнями, пока не убили. Они принесли его голову Кахтабе, а на голове и на лице его не оставалось неповрежденного места, и Кахтаба сказал: “Такого я не видел никогда!”

В этом же году Кахтаба б. Шабиб перебил множество жителей Джурджана. Говорят, что он убил из них приблизительно |2016| тридцать тысяч. Дело в том, что как рассказывают со слов жителей Джурджана, они решили после убиения Нубаты б. Ханзалы восстать против Кахтабы. Когда сведения об этом дошли до Кахтабы, он вторгся [в Джурджан], истребляя их без разбора, и перебил из них тех, кого я упомянул. [344]

Когда до Насра б. Саййара дошло известие об убиении Кахтабой Нубаты и тех из жителей Джурджана, которых он перебил в то время, как он находился в Кумисе, он выехал [из него] и остановился в Хуваре Рейском. А причиной остановки Насра в Кумисе, как рассказывает ‘Али б. Мухаммад со слов Абу-з-Заййала, ал-Хасана б. Рашида и Абу-л-Хасана ал-Джушами, которые рассказывали ему, было то, что Абу Муслим написал с ал-Минхалем б. Фаттаном Зийаду б. Зураре ал-Кушайри о назначении его правителем Нишапура после того, как были убиты Тамим б. Наср и ан-Наби б. Сувайд ал-’Иджли. Он написал также Кахтабе, приказывая ему преследовать Насра. Кахтаба отправил ал-’Акки во главе своего авангарда. И Кахтаба совершил переход и остановился в Нишапуре. Он оставался в нем два месяца, месяцы рамадан и шаввал 130 года 137, а Наср располагался в одном из селений Кумиса под названием Базаш, кайситы же, бывшие с ним, |2017| располагались в селении под названием ал-Майда (?) (В одной из рукописей: М. м. д.  —  Ред.). И Наср написал с несколькими из знатных людей Хорасана Ибн Хубайре в то время, как тот был в Басите, прося его о помощи и представляя ему серьезность положения. Но Ибн Хубайра заключил в темницу его посланцев. Тогда Наср написал Марвану: “Вот я отправил к Ибн Хубайре несколько человек из хорасанской знати, чтобы они известили его о деле людей с нашей стороны. Я просил у него подмоги, а он подверг заключению моих посланцев и не помог мне ничем. И, поистине, я в положении того, кто выгнан из своего дома в его переднюю, затем из передней выгнан в его двор, затем со двора выгнан на площадку своего двора. И если придет к нему тот, кто может помочь ему, то, вероятно, он сможет вернуться в свой двор, который останется за ним; если же он будет выгнан со двора на дорогу, то нет у него ни двора, ни площадки”. Марван написал Ибн Хубайре, приказывая ему помочь Насру, написал он также и Насру, извещая его об этом. Последний написал Ибн Хубайре с Халидом, клиентом племени лайс, прося его ускорить посылку войска,  —  “ибо я так обманул уже жителей Хорасана, что нет ни одного человека из них, который бы поверил хоть одному моему слову. Поддержи же меня десятью тысячами [человек], прежде чем окажешь мне поддержку ста тысячами, которые тогда будут уже бесполезны”.

... В этом году Ирак был в управлении Йазида б. ‘Омара б. Хубайры,... а правителем Хорасана был Наср б. Саййар в то время, как положение Хорасана было таково, как я рассказал.

|III, 58| 132 год

В этом же году Абу Джа'фар отправился к Абу Муслиму в Хорасан, чтобы разузнать его мнение об убиении Абу Саламы Хафса б. Сулаймана. [345]

Рассказ о причине поездки Абу Джа’фара по этому поводу и что было между ним и Абу Муслимом относительно этого

Раньше я уже упоминал о деле Абу Саламы и о тех его поступках в деле Абу-л-’Аббаса и тех из Хашимитов, которые были с ним при прибытии их в Куфу, вследствие которых он сделался для них подозрительным.

‘Али б. Мухаммад рассказывает, что Джабала б. Фаррух говорил: сказал Йазид б. Усайд: сказал Абу Джа’фар: когда одержал победу повелитель верующих Абу-л-’Аббас, однажды ночью мы беседовали и упомянули о том, что сделал Абу Салама. Один человек из нас сказал: “Почем вы знаете, может быть то, что совершил Абу Салама, было по замыслу Абу Муслима”. И никто из нас не промолвил ни слова. Тогда сказал повелитель верующих Абу-л-’Аббас: “Ведь если это было согласно замыслу Абу Муслима, то, поистине, мы под угрозой бедствия, если только не отвратит его Аллах от нас”. И мы разошлись. Абу-л-’Аббас послал за мной и спросил: “Что ты думаешь?” Я сказал: “Правильное решение  —  твое решение”. Он сказал: “Нет из нас никого более близкого к Абу Муслиму, чем ты. Отправляйся же к нему, чтобы разузнать каковы его планы: это не скроется от тебя, лишь бы ты встретил его! И если то было согласно замыслу, мы примем для себя меры предосторожности, если же это не по его замыслу, мы можем быть спокойны”.

И я выехал в страхе. Когда я достиг Реййа, оказалось, что к правителю Реййа уже пришло письмо Абу Муслима: “Вот, дошло до меня, что ‘Абдаллах б. Мухаммад отправился к тебе. Когда он прибудет, отправь его тотчас по прибытии к тебе”. И когда я прибыл, пришел ко мне наместник Реййа. сообщил мне о письме Абу Муслима и приказал мне ехать. Страх мой еще увеличился, и я выехал из Реййа в опасении и боязни. Я совершил свой путь и когда был в Нишапуре, вдруг его наместник принес мне письмо Абу Муслима: “Когда прибудет к тебе ‘Абдаллах б. Мухаммад, отправь его и не покидай его, потому что твоя страна  —   страна мятежников и я не спокоен за него”. Тогда я успокоился и сказал: “Я вижу, что он озабочен моим положением”,  —  и продолжал свой путь. И когда я был на расстоянии двух фарсахов от Мерва, меня встретил Абу Муслим во главе людей. Когда Абу Муслим приблизился ко мне, он подошел ко мне спешившись и поцеловал мне руку. Я сказал: “Садись верхом”,  —  и он сел на коня и въехал в Мерв. Я остановился в одном доме и пробыл три дня, а он меня ни о чем не расспрашивал. Затем на четвертый день он спросил меня: “Что привело тебя?” Я ему рассказал: “Это сделал Абу Салама и я вас избавлю от него!” Он призвал Маррара б. Анаса ад-Дабби и сказал: “Отправляйся в Куфу и убей Абу Саламу, где бы его ни встретил, сообразуясь в этом с решением имама”. И Маррар прибыл в Куфу. А Абу Салама обычно проводил время в ночных беседах у Абу-л-’Аббаса. [346] Марpap устроил засаду на его пути и когда он вышел, убил его. И сказали, что его убили хариджиты.

‘Али говорит: мне рассказал один старик из племени сулайм со слов Салима, который говорил: я сопровождал Абу Джа’фара из Реййа в Хорасан, будучи его хаджибом. Абу Муслим обычно приезжал к нему, спешивался у ворот дома и садился в вестибюле, говоря: “Попроси для меня разрешения [войти]”. А Абу Джа’фар разгневался на меня и сказал: “Горе тебе! Когда завидишь его, открой перед ним ворота и скажи ему, чтобы он въезжал на лошади”. Я так и сделал и сказал Абу Муслиму: “Вот он сказал то-то и то-то”. Он ответил: “Хорошо, я знаю, попроси же для меня разрешения войти к нему”.

Другие говорят, что Абу-л-’Аббас изменил свое отношение к Абу Саламе до отъезда из своего лагеря в ан-Нухайле. Потом он перебрался из него в ал-Хашимиййу и поселился в нем в эмирском дворце; тогда он уже переменил к нему отношение, это было заметно, и он написал Абу Муслиму, сообщая ему свое мнение и чем он обеспокоен в отношении обмана (Абу Саламы) и чего он опасается с его стороны. Абу Муслим написал повелителю верующих, (что) если он проведал это о нем, то пусть убьет его.

Тогда Да’уд б. ‘Али сказал Абу-л-’Аббасу: “Не делай этого, о, повелитель верующих, чтобы Абу Муслим и люди Хорасана, которые с тобой, не могли в этом найти аргумента против тебя: ведь его положение среди них  —   [таково же, как] положение того (Т. е. и Абу Салама, и Абу Муслим, как вожди пропаганды, имели одинаковые заслуги перед Аббасидами). Но напиши Абу Муслиму,  —  пусть он пошлет к нему того, кто бы убил его”. И он написал об этом Абу Муслиму, и Абу Муслим послал для этого Маррара б. Анаса ад-Дабби. Тот прибыл к Абу-л-’Аббасу в ал-Хашимиййу и сообщил ему о причине своего прибытия. Тогда Абу-л-’Аббас отдал распоряжение глашатаю и тот объявил, что повелитель верующих доволен Абу Саламой. И он пригласил его и облачил в почетные одежды. Потом, однажды ночью, Абу Салама пришел к нему и оставался у него, пока не миновала большая часть ночи. Затем он вышел, возвращаясь домой и идя пешком один, пока не вошел под аркаду. Там выскочил ему навстречу Маррар б. Анас с бывшими с ним пособниками и убили его. Ворота города были заперты и сказали: “Хариджиты убили Абу Саламу”. Потом, на другой день, он был вынесен наружу и молитву над ним совершил Йахйа б. Мухаммад б. ‘Али. И он был похоронен в ал-Хашимиййе. Сулайман б. ал-Мухаджир ал-Баджали сказал:

Поистине, подлинный везир,  —   везир семьи Мухаммада,  —  погиб, а тот, кто тебя ненавидит, стал везиром.

Абу Саламу обычно называли “везир семьи Мухаммада”, а Абу Муслима  —   “хранитель семьи Мухаммада”. [347]

Когда Абу Салама был убит, Абу-л-’Аббас послал своего брата Абу Джа’фара во главе тридцати человек к Абу Муслиму; |61| cреди них были ал-Хаджжадж б. Артат и Исхак б. ал-Фадл ал-Хашими. Когда Абу Джа’фар прибыл к Абу Муслиму, его провожал ‘Убайдаллах б. ал-Хусайн ал-А’радж (“Хромой”) и с ним  —  Сулайман б. Касир. Сулайман б. Касир сказал ал-А’раджу! “Эй ты! Мы надеялись, что ваше дело завершится. Так, когда пожелаете, призовите нас для того, чего вы хотите”. ‘Убайдаллах же подумал, что он подослан Абу Муслимом и испугался этого, а до Абу Муслима дошли сведения о том, что Сулайман б. Касир ехал с ним. ‘Убайдаллах пришел к Абу Муслиму и рассказал ему о том, что сказал ему Сулайман, думая, что если он не сделает этого, тот тайно схватит его и убьет. Абу Муслим послал за Сулайманом б. Касиром и сказал ему: “Ты помнишь, как имам говорил мне: “Того, кого ты заподозришь   —  убей”? Он ответил: “Да”. Абу Муслим сказал: “Так вот я заподозрил тебя”. Тот воскликнул: “Заклинаю тебя Аллахом!” Абу Муслим сказал: “Не заклинай меня Аллахом, когда ты замыслил обмануть имама”, и приказал отсечь ему голову. И никто, кроме него [Абу Джа’фара] не видел ни одного из тех, чьи головы отсекал Абу Муслим.

Абу Джа’фар возвратился от Абу Муслима и сказал Абу-л-’Аббасу: “Ты  —  не халиф и твое приказание  —  ничто, если ты оставишь Абу Муслима и не убьешь его”. Тот спросил: “Как так? Он ответил: “Клянусь Аллахом, он делает все, что только пожелает”. Абу-л-’Аббас сказал: “Молчи и затаи это”.

В этом же году Абу-л-’Аббас отправил своего брата Абу Джа’фара |72| правитеkем над ал-Джазирой, Азербайджаном и Арменией, а своего брата Йахйу б. Мухаммада б. ‘Али послал правителем над Мосулом.

В этом году ... наместником Хорасана и ал-Джибала был Абу Муслим, а над диваном хараджа был Халид б. Бармак.

133 год |74|

В этом же году восстал Шарик б. Шайх ал-Махри в Хорасане против Абу Муслима в Бухаре, выражая недовольство им и говоря: “Не за тем мы последовали за семьей Мухаммада, чтобы проливать кровь и действовать беззаконно!”  —  и к его мнению примкнуло больше 30 тысяч последователей. Абу Муслим выслал против него Зийада б. Салиха ал-Хуза’и. Тот вступил с ним в сражение и убил его.

В этом же году Абу Да’уд Халид б. Ибрахим отправился из Вахша в Хуттал и вступил в него, а его царь Ханаш б. ас-Сабл не оказал ему сопротивления. Потом к нему пришли некоторые из дихканов Хуттала и засели с ним в крепости. Другие из них защищались в горных проходах, ущельях и горных крепостях. Когда же Абу Да’уд стал неотступно теснить Ханаша, тот покинул крепость однажды ночью вместе со своими дихканами и наемниками, [348] и они перебрались в Фергану. Потом он вышел из нее в страну тюрков и попал, наконец, к царю Китая. Абу Да’уд же забрал тех, кого захватил из них, и переправил их в Балх. Затем он отослал их к Абу Муслиму.

В этом же голу был убит ‘Абдаррахман б. Йазид б. ал-Мухаллаб. Его убил Сулайман по прозванию Черный (ал-Асвад), дав ему письменную гарантию безопасности.

|75| В этом году... наместником Хорасана и ал-Джибала был Абу Муслим,... а над диваном хараджа   —  Халид б. Бармак.

|79| 134 год

В этом же году Абу Да’уд Халид б. Ибрахим совершил поход против жителей Кешша и убил его царя Ихрида, а он в послушании и повиновении пришел к нему до этого в Балх, потом встретил его [в бою] при Кендеке, что около Кешша. И Абу Да’уд забрал у Ихрида и его воинов, когда убил их, невиданное множество китайских золоченых сосудов с резными узорами, и большое количество китайских седел и китайских вещей, все из парчи и |80| других материй, и много китайских диковинок. Все это Абу Да’уд отправил к Абу Муслиму, который находился в это время в Самарканде. Абу Да’уд убил дихкана Кешша вместе со многими его дихканами, и оставил Тарана, брата Ихрида, поставив его царем над Кешшем. Он схватил Ибн ан-Наджаха и вернул его в его страну. Абу Муслим возвратился в Мерв после того, как произвел убийства среди жителей Согда и Бухары. Он приказал построить стены Самарканда и оставил Зийада б. Салиха своим заместителем над населением Согда и Бухары. Затем Абу Да’уд вернулся в Балх.

|81| В этом же году Салих б. Субайх был смещен с управления Арменией и на его место поставлен Йазид б. Усайд.

В этом же году смещен был с управления Азербайджаном Муджаши’ б. Йазид и наместником его вместо него был назначен Мухаммад б. Сул.

В этом же году... наместником Хорасана и ал-Джибала был Абу Муслим, ..., диваном хараджа заведовал Халид б. Бармак.

Затем наступил 135 год

Рассказ о событиях, происшедших в нем

|82| К событиям этого года относится восстание Зийада б. Салиха за Балхской рекой. И двинулся Абу Муслим из Мерва, приготовившись для сражения с ним. Абу Да’уд Халид б. Ибрахим послал Насра б. Рашида в Термез с приказом расположиться в его внутреннем городе из опасения, как бы Зийад б. Салих не отправил [отряды] к крепости и лодкам, чтобы их захватить. И Наср выполнил это, и оставался в нем несколько дней. Против него [349] выступили многие равандиты 138 из жителей Талекана с неким человеком, известным под куньей Абу Исхак, и убили Насра. Когда это дошло до Абу Да’уда, он послал ‘Ису б. Махана для преследования убийц Насра. И тот преследовал их и перебил.

Абу Муслим пошел ускоренным маршем, пока не дошел до Амула. С ним был Сиба’ б. ан-Ну’ман ал-Азди, а он тот, кто привез грамоту о назначении Зийада б. Салиха от имени Абу-л-’Аббаса с приказом, если улучит возможность, напасть на Абу Муслима и убить его. Но Абу Муслиму сообщили об этом и он отдал Сиба’ б. ан-Ну’мана ал-Хасану б. Джунайду, своему наместнику над Амулем, и приказал ему посадить его у себя в заключение.

Абу Муслим переправился через [Амударью] к Бухаре и когда он расположился в ней, к нему пришли Абу Шакир и Абу Са’д аш-Шарави и несколькими военачальниками, которые не признали Зийада. Абу Муслим расспросил их о деле Зийада и о том, кто его побудил к смуте. Они ответили: “Сиба’ б. ан-Ну’ман”. Тогда он написал своему наместнику над Амулем, чтобы он дал Сиба’ сто ударов плетьми, а потом отсек бы ему голову, и тот выполнил это.

Когда предали Зийада его военачальники и присоединились к Абу Муслиму, он нашел убежище у дихкана Баркета. Дихкан же напал на него, отрубил ему голову и привез его голову Абу Муслиму. ‘Абу Да’уд замедлил с прибытием к Абу Муслиму из-за событий с равандитами, которые выступили [против него], и Абу Муслим написал ему: “... а затем пусть рассеется твой страх и да успокоится твое сердце, ибо Аллах убил Зийада. Приходи же!”

Абу Да’уд прибыл в Кешш и послал ‘Ису б. Махана против |83| Бассама, а Ибн ан-Наджаха  —   против испехбеда в Шавгар, и он осадил крепость. Что касается населения Шавгара, то они запросили мира и получили на это согласие.

Что же касается Бассама, то ‘Иса б. Махан еще не успел ничего предпринять против него, как Абу Муслим обнаружил 16 писем, которые были, как он установил, от ‘Исы б. Махана к Камилу б. Музаффару, приверженцу Абу Муслима; в них он порочил Абу Да’уда, приписывая ему племенное пристрастие и предпочтение, оказываемое им арабам и своему племени перед другими приверженцами этой пропаганды и то, что в его лагере есть 36 шатров для ищущих покровительства. Абу Муслим послал их Абу Да’уду и написал ему: “Вот, это письма мужлана, которого ты сделал равным себе. Расправься же с ним”. И Абу Да’уд написал ‘Исе б. Махану, приказывая возвратиться к нему, оставив Бассама, и когда тот прибыл к нему, он заключил его в темницу и отдал его ‘Омару ан-Нагму, и он находился в его руках в заключении. Затем он призвал его к себе через два или три дня и помянул ему свои благодеяния ему и предпочтение, которое он оказывал ему перед своими сыновьями, —  и тот признал это. Тогда Абу Да’уд сказал: “А отплатой за то, что я благодетельствовал [340] тебе, было то, что ты клеветал на меня и стремился убить меня!” Но ‘Иса б. Махан стал это отрицать. Тогда он выложил его письма и тот признал их. Абу Да’уд подверг его в тот день двойному наказанию побоями: одно из них было за ал-Хасана б. Хамдана. Затем Абу Да’уд сказал: “Что касается меня, то я оставляю твой проступок тебе, однако войску лучше знать, [как поступить]!” И его вывели в оковах. Когда он был выведен из шатра, на него бросились Харб б. Зийад и Хафс б. Динар, клиент Йахйи б. Худайна, и ударили его палицей и топором. Он упал на землю и на него набросились люди из Талекана и другие, засунули |84| его в мешок и били его палицами, пока он не умер. И Абу Муслим вернулся в Мерв.

Затем наступил 136 год

Рассказ о тех событиях, которые произошли в нем

В этом году Абу Муслим прибыл в Ирак из Хорасана к Абу-л-’Аббасу, повелителю верующих.

Рассказ о его прибытии к нему и о том, что произошло при этом

‘Али б. Мухаммад рассказывает, что ал-Хайсам б. ‘Ади рассказывал ему также, как и ал-Валид б. Хишам со слов своего отца, которые говорили: Абу Муслим все время оставался в |85| Хорасане, пока не написал Абу-л-’Аббасу, прося у него разрешения прибыть к нему, и тот ответил ему на это согласием. Он прибыл к Абу-л-’Аббасу в ал-Анбар с большим отрядом хорасанцев и других, следовавших за ним. Абу-л-’Аббас приказал людям устроить ему встречу и люди встретили его. Он прибыл к Абу-л-’Аббасу и вошел к нему, величая его, и оказал ему почет. Затем он попросил у Абу-л-’Аббаса разрешения отправиться в хаджж. Тот сказал ему: “Если бы Абу Джа’фар не совершал [в этом году] паломничества, я бы назначил тебя заведовать церемониями хаджжа”. И он поселил его поблизости от себя и тот обычно приходил к нему, чтобы его приветствовать.

Между Абу Джа’фаром и Абу Муслимом возникло отчуждение, потому что до этого Абу-л-’Аббас послал Абу Джа’фара к Абу Муслиму в Нишапур, после того как дела целиком перешли в его ведение, с назначением его правителем Хорасана и для приема присяги в пользу Абу-л-’Аббаса и Абу Джа’фара после него. И Абу Муслим и жители Хорасана принесли ему присягу. Абу Джа’фар пробыл [там] несколько дней, пока не кончил с присягой, затем возвратился. А Абу Муслим в тот его приезд проявил к нему пренебрежение, и когда он прибыл к Абу-л-’Аббасу, он рассказал ему о пренебрежении, встреченном им со стороны Абу Муслима.

Говорит ‘Али: говорит ал-Валид со слов своего отца: когда Абу Муслим прибыл к Абу-л-’Аббасу, Абу Джа’фар сказал Абу-л-’Аббасу: [351] “О, повелитель верующих! Послушайся меня и убей Абу Муслима, ибо, клянусь Аллахом!  —  в голове у него измена”. Тот ответил: “О, брат мой! Ведь ты хорошо знаешь его заслуги и то, что им было совершено”. Но Абу Джа’фар возразил: “О, повелитель верующих! Он существует только благодаря нашей державе. Клянусь Аллахом!  —   если бы ты послал кота, он занял бы его место и достиг бы того, чего он достиг в отношении этой державы”. Абу-л-’Аббас спросил его: “А как же нам его убить?” Он ответил: “Когда он войдет к тебе и ты поговоришь с ним и он подойдет к тебе, я выйду, а ты отвлечешь его внимание. Тогда я ударю его мечом сзади таким ударом, которым покончу с ним”. Абу-л-’Аббас спросил его: “А как же [быть] с его приверженцами, |86| которые его любят больше их религии и их земной жизни?” Тот ответил: “Это все придет к тому, чего ты желаешь, и если бы они узнали, что он уже убит, они бы рассеялись и потеряли свое значение”. Он сказал: “Заклинаю тебя, чтобы ты удержался от этого!” Он ответил: “Я боюсь, клянусь Аллахом!  —  если ты не покончишь с ним сегодня утром, чтобы он не покончил с тобой завтра вечером”. Абу-л-'Аббас ответил: “Тогда возьмись за него ты, ты лучше знаешь”.

Он говорит: Абу Джа’фар вышел от него, решившись на это. Абу-л-’Аббас же раскаялся и послал сказать Абу Джа’фару: “Не совершай этого дела”.

Другие говорят также: когда Абу-л-'Аббас дал разрешение Абу Джа'фару на убийство Абу Муслима, Абу Муслим вошел к Абу-л-’Аббасу. Абу-л-’Аббас послал тогда одного из своих евнухов и сказал: “Ступай и посмотри, что делает Абу Джа’фар”. Тот пришел к нему и нашел, что он опоясывался своим мечом. Он спросил евнуха: “Заседает ли в аудиенции повелитель верующих?” Тот ответил: “Он уже приготовился к [открытию] аудиенции”. Затем евнух вернулся к Абу-л-’Аббасу и рассказал ему о том, что видел. Абу-л-’Аббас вновь послал его к Абу Джа’фару и сказал ему: “Скажи ему: дело, на которое ты решился, не приводи в исполнение”. И Абу Джа’фар воздержался.

В этом же году Абу Джа’фар ал-Мансур совершил хаджж и вместе с ним совершил хаджж Абу Муслим.

Рассказ об их путешествии и опасение их прибытия к Абу-л-'Аббасу

Что касается Абу Муслима, то он, как говорят, когда задумал прибыть к Абу-л-’Аббасу, написал ему, прося его разрешения прибыть для совершения хаджжа. Тот разрешил и написал ему: “Приезжай с пятьюстами из войска”. Абу Муслим написал ему [в ответ]: “Я возбудил [против себя] месть людей, и не чувствую себя в безопасности”. Абу-л-’Аббас написал ему: “Приезжай с тысячью. Ведь ты в [пределах] власти твоей семьи и твоей державы, а путь в Мекку не допускает войска”. Тогда он двинулся [352] с восемью тысячами, которые он рассеял между Нишапуром и |87| Реййем. Он привез также деньги и сокровища и оставил их в Реййе. Он собрал также деньги [области] ал-Джибал и двинулся из него во главе тысячи [человек]. Он прибыл, и когда хотел войти, его встретили военачальники и прочие люди. Затем он испросил у Абу-л-’Аббаса дозволения отправиться в хаджж, и тот разрешил ему, сказав: “Если бы Абу Джа’фар не собирался в хаджж, я назначил бы тебя заведовать хаджжем [в этом году]”.

Что же касается Абу Джа’фара, то он был эмиром ал-Джазиры. Ал-Вакиди не раз говорил: ему были вверены вместе с ал-Джазирой также Армения и Азербайджан. Своим заместителем над гражданской администрацией он назначил Мукатила б. Хакима ал-’Акки, а сам прибыл к Абу-л-’Аббасу и просил его разрешения совершить хаджж.

‘Али б. Мухаммад рассказывает со слов ал-Валида б. Хишама со слов его отца, что Абу Джа’фар отправился в Мекку в паломничество и с ним вместе совершил паломничество Абу Муслим в 136 году. Когда праздничные церемонии были окончены, Абу Джа’фар и Абу Муслим возвратились [в Ирак]. Когда они были между ал-Бустаном и Зат Ирком, к Абу Джа’фару пришло письмо о смерти Абу-л-’Аббаса. Абу Джа’фар опередил Абу Муслима в пути на один дневной переход. Он написал Абу Муслиму: “Тут случилось одно дело, так поспеши, поторопись!” И посланец прибыл к нему и сообщил ему. Он прибыл и присоединился к Абу Джа’фару и они вместе вступили в Куфу.|99|

137 год

|119| В этом же году был убит Абу Муслим.

В этом же году Абу Джа'фар ал-Мансур назначил Абу Да’уда Халида Ибрахима правителем Хорасана и написал ему грамоту о назначении...

В этом же году в Хорасане восстал Сунбад, требуя отмщения за кровь Абу Муслима.

Рассказ о Сунбаде

Рассказывают, что этот Сунбад был магом из жителей одного из селений Нишапура под названием Ахан (У Ибн ал-Асира (V, с. 368)  —  Ахраван (?)), и что он приобрел много последователей, когда открыто выступил. А его восстание, как говорят, было вызвано гневом из-за убийства Абу Муслима и желанием мести за него   —  потому что тот помог ему выдвинуться. Восстав, он овладел Нишапуром, Кумисом и Реййем и взял себе имя “Фируз Испехбед”. [353]

Когда он оказался в Реййе, он захватил казну Абу Муслима, а Абу Муслим оставил в нем свою казну, когда двинулся, направляясь к Абу-л-’Аббасу. Все приверженцы Сунбада были горными жителями (Или жителями ал-Джибала). Абу Джа’фар послал против них Джахвара б. Маррара ал-’Иджли во главе десяти тысяч. Они столкнулись между Хамаданом и Реййем на краю пустыни и вступили в сражение, и он [Джахвар б. Маррар] разбил Сунбада и перебил, преследуя, около 60 тысяч его приверженцев и забрал в плен их детей и женщин. Потом Сунбад был убит между Табаристаном и Кумисом, его убил Лаубан (?) ат-Табари. И ал-Мансур передал власть испехбеда Табаристана Вендахурмузу б. Фаррухану и возложил на него венец. Между выступлением Сунбада и его убиением было семьдесят ночей.

И у людей в этом году не было летнего похода (Против Византии велись ежегодные походы, обычно летом, реже  —  и зимой) вследствие |121| того, что халиф был занят войною с Сунбадом.

В этом году... правителем Хорасана был Абу Да’уд Халид б. Ибрахим.

138 год |122|

В этом же году Джахвар б. Маррар ал-’Иджли отказал в повиновении ал-Мансуру.

Рассказ о причине его выхода из повиновения ему

Причиной этого, как рассказывают, было то, что когда был разбит Сунбад, Джахвар завладел всем, что было в его лагере, а в нем находилась казна Абу Муслима, которую тот оставил в Реййе. Он не отправил ее к Абу Джа’фару, испугался [последствий] и отказался признавать его власть. Абу Джа’фар отправил против него Мухаммада б. ал-Аш’аса ал-Хуза’и во главе большого войска. Мухаммад встретил его и они сражались в жестоком бою. С Джахваром были отборные всадники неарабов,   —  Зийад и Диластахандж (Может быть нужно читать Дил Аштахандж). Джахвар и его приверженцы были разбиты и из его сторонников было убито большое количество, а Зийад и Диластахандж были взяты в плен. Джахвар бежал и укрылся в Азербайджане. Он был захвачен после этого в Асбазру (Йакут, Булдан, I, 239  —  Асбизруз) и убит.

[В этом году]... правителем Хорасана был Абу Да'уд Халид 124 б. Ибрахим...

139 год |127|

[В этом году]... правителем Хорасана был Абу Да’уд Халид б. Ибрахим.  [354]

Затем наступил 140 год

Рассказ о событиях, происшедших в нем

|128| К ним относится гибель наместника Хорасана.

Рассказ об этом и о причине его гибели

Рассказывают, что некоторые люди из войска напали в этом году однажды ночью на Абу Да’уда Халида б. Ибрахима, который был наместником Абу Джа’фара ал-Мансура над Хорасаном, а он жил у Кушмаханских ворот внутреннего города Мерва, и проникли в помещение, в котором он находился. Абу Да’уд поднялся со стен на выступавшую кирпичную закраину и стал звать своих людей, чтобы они узнали его голос, но кирпичи подломились  —  это было на рассвете,  —  и он упал на парапет портика, выдвигавшегося перед крышей, сломал себе спину и умер около предзакатной молитвы. Его замещал ‘Исам, начальник полиции Абу Да’уда, пока к нему не прибыл ‘Абдалджаббар б. ‘Абдаррахман ал-Азди.

В этом же году Абу Джа’фар назначил ‘Абдалджаббара б. ‘Абдаррахмана правителем Хорасана. Он прибыл в него и схватил в нем нескольких военачальников, которых, говорят, он заподозрил в пропаганде в пользу потомства ‘Али б. Абу Талиба. Среди них были Муджаши’ б. Хурайс ал-Ансари, правитель Бухары, Абу-л-Мугира, клиент племени тамим по имени Халид б. Касир, а он  —   правитель Кухистана, и ал-Хариш б. Мухаммад аз-Зухли, сын дяди (по отцу) Абу Да’уда. И он их убил. Ал-Джунайд б. Халид б. Харим ат-Таглиби и Ма’бад б. ал-Халил ал-Музани были брошены в заключение после того, как он подверг их мучительным побоям. Он заключил в темницу также значительное число знатнейших военачальников хорасанцев и настойчиво взыскивал те денежные недоимки, которые числились за |129| чиновниками (‘уммал) Абу Да’уда.

В этом году наместниками областей были наместники, бывшие в них в предшествующем году, кроме Хорасана, так как его наместником был ‘Абдалджаббар.

Затем наступил 141 год

Рассказ о происшедших в нем событиях

К этому относится выступление равандитов. А один из них говорит: дело равандитов и дело Абу Джа’фара, о котором я намерен рассказать, было в 137 или 136 году.

Рассказ об их деле и деле Абу Джа’фара ал-Мансура с ними. Равандиты  —  это люди, которые, как рассказывают со слов ‘Али б. Мухаммада, были из Хорасана и придерживались взглядов Абу Муслима, руководителя пропаганды в пользу Хашимитов. Как утверждают, они исповедовали веру в переселение душ и [355] утверждали, что дух Адама [пребывает] в ‘Османе б. Нахике, и что их господь, который кормит их и поит, это  —  Абу Джа’фар ал-Мансур, а что ал-Хайсам б. Му’авийа  —  [архангел] Гавриил.

В этом же году Абу Джа’фар ал-Мансур отправил своего сына Мухаммада, а он был тогда наследником престола, в Хорасан во главе войск, и приказал ему остановиться в Реййе. И Мухаммад выполнил это.

В этом же году был смещен ‘Абдалджаббар б. ‘Абдаррахман, |133| наместник Абу Джа'фара над Хорасаном.

'Али б. Мухаммад рассказывает со слов тех, кто рассказывал |134| ему со слов Абу Аййуба ал-Хузи, что когда до ал-Мансура дошли известия о том, что ‘Абдалджаббар убивает предводителей хорасанцев и когда пришло к нему от одного из них письмо, в котором [были слова]: “Уже испортилась кожа”, —  он сказал Абу Аййубу ал-Хузи: “Поистине, ‘Абдалджаббар уничтожает нашу ши’у и делает это только имея намерение выйти из повиновения”. Тот сказал ему: “Уловку против него нетрудно найти. Напиши ему, что ты намереваешься совершить поход против Византии и чтобы он отправил к тебе войска из Хорасана и во главе их  —  лучших их витязей и знатнейших из них. И когда они выйдут из него, пошли тогда к ним кого пожелаешь и он не будет иметь возможности сопротивляться”.

И ал-Мансур написал ему об этом, а тот ответил ему: “Вот, тюрки заволновались, и если ты разделишь войска, Хорасан пропадет”. Ал-Мансур сообщил письмо Абу Аййубу и спросил его: “Что ты думаешь?” Тот ответил: “Он тебе представляет повод. Напиши ему, что, де, Хорасан для меня важнее, чем другие [области] и я собираюсь послать тебе войска от меня; затем пошли к нему войска, чтобы они находились в Хорасане, и если он задумал выйти из повиновения, они схватят его за шиворот”. И когда письмо пришло к ‘Абдалджаббару, он написал халифу: “Хорасан никогда не был в худшем состоянии, чем в этом году, и если вступят в него войска, они погибнут из-за лишений, которым они подвергнутся вследствие дороговизны”. Когда это письмо прибыло к ал-Мансуру, он сообщил его Абу Аййубу. Тот сказал: “Он раскрыл свой умысел, явно выразив неповиновение. Кончай препираться с ним!” И он (халиф) отправил против него Мухаммада б. ал-Мансура, приказав ему остановиться в Реййе. Ал-Махди |135| выступил туда и отправил для войны с ним Хазима б. Хузайму в качестве своего авангарда. Затем [из Реййа] ал-Махди двинулся и остановился в Нишапуре. Когда Хазим б. Хузайма направился против ‘Абдалджаббара и известие об этом дошло до населения Мерверруда, они двинулись из своей области против ‘Абдалджаббара и начали против него войну, сражаясь с ним в жестоких боях. Он был разбит и бежал, пока не нашел убежища на хлопковом поле, в котором спрятался. Но ал-Муджашшир б. Музахим, из жителей Мерверруда, перешел за ним [через поле], захватил его в плен и, когда прибыл Хазим, привел его к нему. [356]

Хазим одел его в шерстяную рубаху, посадил его на верблюда лицом в сторону крупа верблюда и так привез его к ал-Мансуру, и с ним   —  его детей и сообщников. Ал-Мансур приказал подвергнуть их истязаниям и их били плетьми, пока он не получил с них все деньги, какие только мог [вынудить]. Потом он приказал ал-Мусаййабу б. Зухайру отсечь ‘Абдалджаббару обе руки и ноги и отрубить ему голову, и ал-Мусаййаб это исполнил. Ал-Мансур приказал также отправить его детей на Дахлак, а это остров у морского берега в краю Йемена. Они все время оставались там, пока не подверглись нападению индийцев и те забрали их в плен вместе с другими пленными, а после их выкупили. Некоторые из них спаслись. Среди тех, кто спасся из них, был записан в диван и пользовался общением с халифами, был ‘Абдаррахман б. ‘Абдалджаббар. И он жил, пока не скончался в Египте в правление халифа Харуна в 170 году.

Относительно дела ‘Абдалджаббара и случившегося с ним существует разногласие. Ал-Вакиди говорит: это было в 142 году, другие же говорят: это было в 141 году.

Рассказывают также со слов ‘Али б. Мухаммада, что он говорил: прибытие ‘Абдалджаббара в Хорасан случилось 10 раби’ первого 141 года; другие же говорят  —  14; бегство же его было в субботу 6 раби’ первого 142 года 139.

|136| Рассказывают со слов Ахмада б. ал-Хариса, что ему рассказывал Халифа б. Хаййат, который говорил: когда ал-Мансур отправил ал-Махди в Рейй, а это было до построения Багдада, и он отправил его для борьбы с ‘Абдалджаббаром б. ‘Абдаррахманом, и ал-Махди покончил дело ‘Абдалджаббара при посредстве тех, кто воевал с ним и захватил его. Абу Джа’фар не захотел, чтобы те затраты, которые были сделаны для ал-Махди, остались напрасными. Он написал ему, чтобы он совершил поход против Табаристана и остановился в Реййе и отправил бы Абу-л-Хасиба и Хазима б. Хузайму с войсками против Испехбеда. А Испехбед в то время вел войну с ал-Масмаганом, царем Дунбавенда (Йакут. Булдан, I, 244, 10  —   “...ал-Масмаган, царь той области (нахийа)...; значение “ал-Масмаган”  —  мас маган и ал-мас —  “великий”, а маган —  маги (ал-маджус) и значение этого  —  “глава магов” (кабир ал-маджус). Его осаждал Халид б. Бармак, пока не завоевал его царства и не искоренил его державу. И он захватил двух его дочерей и привез их в Багдад”), стоя лагерем против него, и до него дошло известие о том, что войска вторглись в его страну и что Абу-л-Хасиб вступил в Сари. Это встревожило и ал-Масмагана и он сказал ему: “Раз они пришли к тебе, придут и ко мне”. И они соединились для борьбы с мусульманами. Испехбед вернулся в свою страну и вступил в войну с мусульманами, и эти военные действия затянулись. Абу Джа‘фар послал ‘Омара б. ал-’Ала’, того, о котором говорит Башшар:

Скажи же халифу, если придешь к нему искренним другом, ибо нет добра в таком, которого можно подозревать: [357]
“Когда тебя разбудят войны врагов, то разбуди для них ‘Омара, потом спи [спокойно].
[Он]  —  молодец, который не спит на соре становища и не пьет воды иначе, как с кровью”.

И он его послал по совету Абервиза, брата ал-Масмагана, потому что тот сказал ему: “О, повелитель верующих! Поистине, |137| ‘Омар лучше всех знает страну Табаристан. Пошли же его!” А Абервиз узнал ‘Омара в дни Сунбада и в дни равандитов. И Абу Джа’фар присоединил к нему Хазима б. Хузайму. Он вступил в Руйан и завоевал его, и взял крепость ат-Так со всем, что в ней [было]. Война затянулась. Хазим упорно вел борьбу и завоевал Табаристан, перебил большое количество его жителей. Испехбед отступил в свою крепость со всеми сокровищами, находившимися в ней. Ал-Махди написал об этом Абу Джа’фару и тот прислал Салиха Сахиб ал-Мусалла и несколько [человек] с ним. Они сосчитали то, что было в крепости, и вернулись. Испехбед изменил свое намерение и ушел в сторону Гиляна через Дейлем, и умер там. И была захвачена его дочь, а она [будущая] мать Ибрахима б. ал-’Аббаса б. Мухаммада. Войска направились против ал-Масмагана и захватили его, [а также] ал-Бахтариййу, [будущую] мать Мансура б. ал-Махди, и Дамир (В тексте без точек, возможно чтение Дамир, Думайр, Самбар, Самир), наложницу-мать ‘Али б. Райты, дочь ал-Масмагана. Это  —  первое завоевание Табаристана.

Он говорит: когда умер ал-Масмаган, жители этих гор поселились отдельно [от других] и стали “выселенцами”, потому что они уединились так, как уединяются дикие ослы.

В этом году... правителем Хорасана был ал-Махди, а его |138| заместителем ас-Сари б. ‘Абдаллах...

В этом же году испехбед Табаристана нарушил договор между |139| ним и мусульманами и перебил всех тех мусульман, которые были в его стране.

Рассказ о его деле и о деле мусульман

Рассказывают, что Абу Джа’фар, когда до него дошло известие об испехбеде и о том, как он поступил с мусульманами, отправил против него Хазима б. Хузайму и Рауха б. Хатима, а с ними был также Марзук Абу-л-Хасиб, клиент Абу Джа’фара. Они остановились около его крепости, осаждая его и тех, кто был с ним в его крепости, и сражаясь с ними, и стояние их затянулось. Тогда Абу-л-Хасиб придумал хитрость и сказал своим окружающим: “Избейте меня и обрейте мне голову и бороду”. Они так и сделали с ним и он явился к испехбеду, владетелю этой крепости, и сказал ему: “Мне было причинено тяжкое оскорбление  —  меня избили и обрили мне голову и бороду”. И сказал ему также: “Они сделали это со мной, подозревая меня в том, что мои симпатии с тобой”. И он сообщил ему, что он на его стороне и что [358] он укажет ему на незащищенное место в их лагере. И испехбед принял его благосклонно и назначил его в число своих приближенных, обласкав его. А ворота их города были из камня, который мог откидываться: люди его поднимали и опускали, открывая и запирая ворота. Испехбед приставил к ним самых надежных из своих приближенных и установил для них в этом поочередную смену. Абу-л-Хасиб сказал ему: “Я вижу, ты не доверяешь мне и не принимаешь моей искренней дружбы!” Тот спросил: “Почему ты это полагаешь?” Он ответил: “Потому, что ты не прибегаешь к моей помощи в том, что тебя затрудняет, и избегаешь возлагать на меня то, что ты поручаешь только самым доверенным твоим лицам”. После этого тот стал прибегать к его помощи и видел с его стороны то, что ему было так по душе, что стал доверять ему. Он назначил его в число тех, кто нес дежурство при открывании и запирании ворот его города. И он выполнял эту службу у него так, что тот привык к нему.

Затем Абу-л-Хасиб написал Рауху б. Хатиму и Хазиму б. Хузайме, заложил письмо в стрелу и выстрелил ею к ним, извещая их, что ему удалась хитрость, и назначая им одну определенную ночь в которую он откроет ворота. Когда наступила эта ночь, он открыл им [ворота]. Они перебили тех воинов, которые были в городе, и забрали в плен их детей. Была захвачена также и ал-Бахтариййа, а она [будущая] мать Мансура б. ал-Махди, а ее матерью была Бакенд, дочь испехбеда ал-Асамма, а он не был испехбедом-царем, им был брат Бакенд. Была также захвачена Шикла  —   будущая] мать Ибрахима б. ал-Махди, а она  —   дочь Харнабана (Чтение предположительное, в тексте под буквой “ба” нет точек. <В каирском издании по одной из рукописей дано чтение Хунандан.  —   Ред.), домоправителя (кахраман) ал-Масмагана. Испехбед высосал из своего перстня яд, бывший в нем, и покончил с собой.

Говорят также, что вторжение Рауха б. Хатима и Хазима б. Хузаймы в Табаристан было в 143 году.

|143| 144 год

В этом году Мухаммад б. Абу Джа’фар ал-Махди возвратился из Хорасана в Ирак. Абу Джа’фар выступил в Кармасин и там его встретил его сын Мухаммад, возвращаясь из Хорасана. И они оба вернулись вместе в ал-Джазиру.

|354| 150 год

Из того, что произошло в нем, было восстание Устаза Сиса во главе жителей Герата, Сиджистана и других областей Хорасана. Он был во главе около 300 тысяч воинов. И они завладели большей частью Хорасана и шли, пока не столкнулись с жителями Мерверруда. Против них выступил ал-Аджсам ал-Марварруди [359] во главе жителей Мерверруда. Но те сражались жестоко с ним, пока не был убит ал-Аджсам. И среди жителей Мерверруда произошло большое избиение и бежало много военачальников, среди которых были: Му’аз б. Муслим б. Му’аз, Джибра’ил б. Кахйа, Хаммад б. ‘Амр, Абу-н-Наджм ас-Сиджистани и Да’уд б. |355| Карраз (?). Тогда ал-Мансур, находившийся в ал-Барадане, отправил к ал-Махди Хазима б. Хузайму и ал-Махди вверил ему ведение войны с Уставом Сисом и придал ему военачальников.

Рассказывают, что Му’авийа б. ‘Убайдаллах, везир ал-Махди, все время уничижал значение Хазима, в то время как ал-Махди находился в Нишапуре с тем, что посылал к Хазиму б. Хузайме и другим военачальникам письма с приказами и запрещениями. Хазим заболел, находясь в своем лагере, выпил лекарство, затем сел на почтовую лошадь и прибыл к ал-Махди в Нишапур. Он приветствовал его и попросил отдельной аудиенции, а в присутствии ал-Махди был Абу ‘Убайдаллах. Ал-Махди сказал: “Тебе не будет помехи от Абу ‘Убайдаллаха, говори же, что тебе нужно”. Но Хазим отказался сообщить ему или говорить с ним, пока не удалится Абу ‘Убайдаллах. И когда он остался наедине с ал-Махди, он пожаловался ему на дело Му’авийи б. ‘Убайдаллаха и рассказал ему о его племенном пристрастии и несправедливости, и о приходивших от него письмах к нему и к его военачальникам и о том разложении, которое возникло среди них вследствие этого, их самоуправстве и самостоятельности их решений и уменьшении их послушания и повиновения, и о том также, что военное дело может быть крепко только при наличии одного главы, и чтобы в его лагере не было бы никакого знамени, которое бы развевалось над головой каждого, кроме его знамени или знамени, врученного им. Он дал ему также понять, что он вернется к войне с Устазом Сисом и его приверженцами только при полной передаче этого дела ему и устранении от него Му’авийи б. ‘Убайдаллаха и чтобы он разрешил ему отнять знамена (Т. е. лишить самостоятельности) у приданных ему военачальников и чтобы он [ал-Мадхи] написал им [повелевая] послушание и повиновение.

И ал-Махди ответил ему согласием на все, что он просил.

Тогда Хазим возвратился в свой лагерь и стал поступать сообразно своему решению: он отнял знамя у тех из военачальников, |356| у кого считал нужным отнять, и вручил знамя тем, кому хотел. Он присоединил к себе тех из регулярных войск, кто бежал, и сделал их войсковым резервом, чтобы быть в состоянии подкреплять ими тех. кто был с ним в арьергарде, не выдвигая их вперед, так как в сердцах побежденных бывает страх поражения. И было тех, кого он присоединил к себе из этой категории, 22 тысячи. Затем он выбрал 6 тысяч человек из войска и присоединил их к 12 тысячам отборных воинов, бывших с ним. И был Баккар б.  [350] Муслим ал-’Укайли среди тех, кого он выбрал. Затем он произвел приготовления для войны и окопался рвом. Он назначил ал-Хайсама б. Шу’бу б. Захира командующим своим правым крылом, а Нахара б. Хусайна ас-Са’ди  —  командующим левым крылом. Баккар б. Муслим ал-’Укайли командовал его авангардом, а Турархудат  —   его арьергардом, а он принадлежал к сыновьям царей хорасанских неарабов. Его главное знамя было у аз-Зибрикана, а его личное знамя  —  у его клиента Бассама. Он применял по отношению к ним (врагам) различные обманы и хитрости, переходя с места на место и из окопа в окоп, пока не измотал их, а большинство их были пехотинцы.

Затем Хазим отправился в одно место и расположился в нем. Он обвел его рвом, снес внутрь своего лагеря за окопом все, что хотел, и ввел в него всех своих воинов. Он сделал у лагеря четверо ворот и у каждых из этих ворот расставил отобранных им лично воинов, числом 4 тысячи. С Баккаром, командующим его авангардом, он поставил 2 тысячи, в дополнение к 18 тысячам.

И подступили другие [враги], у которых были железные лопаты, мотыги и корзины, намереваясь засыпать ров и войти через него [в лагерь]. Они подошли ко рву у ворот, у которых стоял Баккар б. Муслим и произвели на него такое нападение, что у сторонников Баккара не осталось другого исхода, как бежать, и те ворвались за ними в лагерь за рвом. И когда Баккар увидел это, |357| он бросился сам и спешился у ворот лагеря. Затем он закричал на своих подчиненных: “Эй! Сыновья распутниц! Чтобы с моей стороны напали на мусульман!?” С ним спешились бывшие с ним родичи и члены его семьи, числом около 50 человек, и обороняли свои ворота, пока не отогнали от них [напавших] людей.

И подступил к воротам, которые защищал Хазим, некий человек из Сиджистача, бывший с Устаз Сисом, которого звали ал-Хариш, а он тот, который подготавливал их дело. Когда увидел Хазим, что он приближается, он послал к ал-Хайсаму б. Шу’бе, который командовал его правым крылом, сказать ему: “Выйди через ворота, защита которых вверена тебе, и возьми другое направление, чем тот путь, который ведет тебя к воротам, которые защищает Баккар, потому что эти люди заняты сражением и наступлением на нас. Когда же ты поднимешься и скроешься у них из виду, подойди к ним с тыла”. А они в эти дни ожидали прибытия Абу ‘Ауна и ‘Амра б. Салма б. Кутайбы из Тохаристана. И Хазим послал сказать Баккару б. Муслиму: “Когда ты увидишь, что знамена ал-Хайсама б. Шу’бы подошли к тебе с тыла, то кричите: “Аллах велик!” и говорите: “Вот пришли люди Тохаристана!” И люди ал-Хайсама так и сделали. А Хазим во главе центрального отряда выступил против ал-Хариша ас-Сиджистани, они вступили в жестокий бой мечами, стойко держась друг против друга.

И вот, в то время как они были в таком положении, вдруг завидели они знамена ал-Хайсама и его воинов и стали перекликаться [361] между собой: “Пришли люди Тохаристана!” И когда завидели те знамена воины ал-Хариша и завидели их те, кто были напротив Баккара б. Муслима, то воины Хазима произвели на них натиск и погнали их, а воины ал-Хайсама встретили их и поражали |358| их копьями и забрасывали их стрелами. С левого фланга бросились на них Нахар б. Хусайн и его воины и Баккар б. Муслим со своими воинами с его стороны. Они обратили их в бегство и истребляли их мечами. Мусульмане избивали их во множестве и тех, кто был из них убит в этом сражении, было около 70 тысяч, а взято в плен было 14 тысяч.

Устаз Сис укрылся на горе с незначительным числом своих воинов. Хазим же выставил вперед 14 тысяч пленных и отрубил им головы. Затем он выступил в поход и напал на Устаза Сиса в горах, в которых тот нашел себе убежище. К Хазиму в этом месте подошли Абу ‘Аун и ‘Амр б. Салм б. Кутайба с их воинами. Хазим расположил их в стороне и сказал: “Будьте на своем месте, пока вы нам не понадобитесь”. Хазим осаждал Устаз Сиса и его сторонников, пока они не сдались на милость Абу ‘Ауна, так как они согласились только на это. Хазим изъявил на это согласие и приказал Абу ‘Ауну одарить их, если они сдадутся на его решение, и тот сделал так. И когда они сдались на милость Абу ‘Ауна, он вынес окончательное решение относительно их, чтобы Устаз Сиса, его сыновей и родственников заковали в железо, а остальных, которых было 30 тысяч, отпустил бы. И Хазим исполнил это по решению Абу ‘Ауна и подарил каждому из них по две одежды. Хазим написал ал-Махди о том, что Аллах даровал ему победу и погубил его врага, а ал-Махди написал об этом повелителю верующих ал-Мансуру.

Что же касается Мухаммада б. ‘Омара, то он рассказывает, что восстание Устаза Сиса и ал-Хариша было в 150 году и что Устаз Сис был разбит в 151 году.

152 год |369|

В этом же году Хумайд б. Кахтаба совершил поход против Кабула. А ал-Мансур вверил ему управление Хорасаном в 152 году. |371|

153 год |371|

В этом же году были привезены из Хорасана клиент ал-Мансура ‘Аббад, Харсама б. А’йан и Йусуф б. ‘Улван в цепях за приверженность ‘Исе б. Мусе. |458|

158 год

В этом же году правителем Хорасана был Хумайд б. Кахтаба. [362]

|459| 159 год

В этом году Хумайд б. Кахтаба умер, а он был наместником ал-Махди над Хорасаном, и ал-Махди назначил на его место Абу ‘Ауна ‘Абдалмалика б. Йазида.

В этом же году назначен был наместником Сиджистана Хамза б. Малик, а Джибра’ил б. Йахйа  —  наместником Самарканда.

|470| В этом году... наместником Хорасана был Абу ‘Аун ‘Абдалмалик б. Йазид.

Затем наступил 160 год

Рассказ о тех событиях, которые произошли в нем

К этому относится восстание в Хорасане Йусуфа б. Ибрахима, того самого, которого называют Йусуф ал-Барм; как утверждают, он и его последователи, державшиеся его взглядов, порицали ал-Махди, положение, в котором он был, и образ жизни, который он вел. И присоединилось к нему, как рассказывают, большое число людей. Против него направился Йазид б. Мазйад, но тот встретил его и они сражались так, что дошли до рукопашной друг с другом. И Йазид взял его в плен и послал к ал-Махди, вместе с ним он отправил также значительное число самых видных его сторонников. Когда их довели до ан-Нахравана, посадили Йусуфа ал-Барма на верблюда лицом к хвосту верблюда и его сторонников также на верблюдов, и ввели их в таком виде в ар-Русафу. Его ввели к ал-Махди и по приказу Харсама б. А’йан отсек |471| Йусуфу обе руки и ноги, отсек голову ему и его сторонникам и распял их на верхнем мосту через Тигр, прилегающем к лагерю ал-Махди. А приказал он убить его Харсаме потому, что он убил одного из братьев Харсамы в Хорасане. |477|

В этом же году Абу ‘Аун был смещен с управления Хорасаном вследствие гнева [халифа] и на его место был назначен Му’аз б. Муслим.

|484| В этом году правителем Хорасана был Му’аз б. Муслим.

Затем наступил 161 год

Рассказ о происшедших в нем событиях

К этому относится восстание Хакима ал-Муканна’ в Хорасане в одном из селений Мерва. А он, как рассказывают, говорил о переселении душ, относя это к себе. Он совратил многих людей, усилился и перебрался в Мавераннахр. Ал-Махди направил для войны с ним нескольких своих военачальников, придав их Му’азу б. Муслиму, который в то время был наместником Хорасана, а именно ‘Укбу б. Салма, Джибра’ила б. Йахйу и Лайса, клиента [363]

ал-Махди. Затем ал-Махди отрядил особо для войны с ним Са’ида ал-Хараши и присоединил к нему тех военачальников. А ал-Муканна’ начал собирать пищу 140, приготовляясь к осаде в одной из крепостей в Кешше.

162 год |493|

В этом же году выступили “одетые в красное” (ал-мухаммира) 141 в Джурджане, под предводительством некоего человека, которого звали ‘Абдалкаххар. Он овладел Джурджаном и перебил множество людей. Против него выступил в поход ‘Омар б. ал-’Ала’ из Табаристана и убил ‘Абдалкаххара и его приверженцев.

Затем наступил 163 год

Рассказ о тех событиях, которые произошли в нем

К этому относится гибель ал-Муканна’. Дело в том, что Са’ид ал-Хараши осадил его в Кешше и его изнурила осада. Когда он почуял гибель, он выпил яд и напоил им своих женщин и семью. Он умер и они умерли, как рассказывают, все. Мусульмане вступили в крепость, отрезали ему голову и послали ее ал-Махди в то время, как он был в Халебе.

В этом же году [ал-Махди] сместил Му’аза б. Муслима с |500| управления Хорасаном и назначил наместником его ал-Мусаййаба б. Зухайра.

В этом году... наместником Хорасана был ал-Мусаййаб б. |501| Зухайр.

164 год |503|

В этом году... наместником Хорасана был ал-Мусаййаб б. Зухайр..., а наместником Табаристана, ар-Руйана и Джурджана  —  Йахйа ал-Хараши.

166 год |506|

В этом же году ал-Махди разгневался на Йа’куба б. Да’уда. Рассказ о гневе ал-Махди против Йа’куба.

‘Али б. Мухаммад ан-Науфали рассказывает: я слышал, как рассказывал мой отец, говоря: Да’уд б. Тахман, —  отец Йа’куба б. Да’уда, —  и его братья были секретарями Насра б. Саййара. И еще до него Да’уд исполнял обязанности секретаря у одного из правителей Хорасана. Когда наступили дни Йахйи б. Зайда, он тайно сообщал ему и его сторонникам о том, что слышал от Насра [364] и предостерегал их. Когда же выступил Абу Муслим, ища отмщения за кровь Йахйи б. Зайда и убивая его убийц и приставленных к нему лиц из приверженцев Насра, Да’уд б. Тахман пришел к нему, не боясь за себя, так как знал, что произошло между тем и другим, и Абу Муслим даровал ему пощаду, не причинив ему самому вреда, но отнял у него имущество, которое он приобрел |507| во дни Насра, оставив ему дома и имения, которые достались ему по наследству в Мерве.

Когда умер Да’уд, сыновья его вышли людьми образованными и знатоками деяний людей, их биографий и их поэзии. И вот, видят они, что нет у них положения при Аббасидах, да и не очень-то желают их службы вследствие того, что их отец был когда-то секретарем Насра. Когда они увидели это, они открыто примкнули к учению зайдитов 142 и сблизились с потомками ал-Хусайна, стремясь к тому, чтобы тем досталась власть, а они жили при ней.

|517| В этом же году в Хорасане произошли волнения, направленные против ал-Мусаййаба б. Зухайра, и он (ал-Махди) вверил управление им ал-Фадлу б. Сулайману ат-Туси, Абу-л-’Аббасу и присоединил к нему еще и Сиджистан, а он, по повелению ал-Махди, поставил заместителем над Сиджистаном Тамима б. Са’ида б. Да’ладжа.

|518| В этом году... правителем Хорасана и Сиджистана был ал-Фадл б. Сулайман ат-Туси... А правителем Табаристана, ар-Руйана и Джурджана был Йахйа ал-Хараши...

Затем наступил 167 год

|519| К этому относится отправка ал-Махди своего сына Мусы во главе многочисленного войска, как рассказывают, снаряженного так, как не был снаряжен никто, в Джурджан для войны с Вендахурмузом и Шервином, владетелями Табаристана. Когда ал-Махди снаряжал туда Мусу, он поставил Абана б. Садаку во главе его канцелярии, Мухаммада б. Джумайла над его войском. Нуфай’а, клиента ал-Мансура,  —   над его придворной службой, ‘Али, б. ‘Ису б. Махана  —  над его гвардией, а ‘Абдаллаха б. Хазима  —  над его полицией. И Муса послал войска против Вендахурмуза и Шервина и назначил над ними эмиром Йазида б. Мазйада, и тот окружил их.

|520| В этом же году скончался в Джурджане Абан б. Садака, бывший секретарем Мусы и ведавший его канцелярией. И ал-Махди послал вместо него Абу Халида ал-Ахвала (Косого) Йазида, заместителя Абу ‘Убайдаллаха (Т. е. Му’авийу ‘Убайдаллаха, бывшего начальника государственной канцелярии  —   диван ар-раса’ил).

В этом же году Йахйа ал-Хараши был смещен с управления Табаристаном, ар-Руйаном и всем, что ему было вверено из этой страны. Правителем их был назначен ‘Омар б. ал-’Ала’.   [365] Правителем Джурджана был поставлен Фараша, клиент ал-Махди, и смещен с управления им Йахйа ал-Хараши.

В этом году... наместником в Хорасане и Сиджистане был |520| Фадл б. Сулайман ат-Туси..., в Табаристане и ар-Руйане  —  ‘Омар б. ал-’Ала’, в Джурджане, Дунбавенде и Кумисе  —   Фараша, клиент ал-Махди...

168 год

В этом году ал-Махди послал Са'ида ал-Хараши в Табаристан во главе 40 000 человек.

169 год |551|

В этом году прибыл Вендахурмуз, владетель Табаристана к Мусе [ал-Хади] с гарантией неприкосновенности и тот его хорошо одарил.

173 год

(Перевод А. Б. Халидова) В этом году ар-Рашид вызвал Джа’фара б. Мухаммада б. |609| ал-Аш’аса из Хорасана и вверил управление им его сыну ал-’Аббасу б. Джа’фару б. Мухаммаду б. ал-Аш’асу.

175 год

Он говорит: когда ал-Фадл стал управлять Хорасаном, он решил |611| было присягнуть Мухаммаду (ал-Амину). А Мухаммад б. ал-Хусайн б. Мус’аб рассказывает, что ал-Фадл б. Йахйа, когда пришел в Хорасан, раздал жителям денег и выдавал войску жалование раз за разом. Потом он открыто присягнул Мухаммаду б. ар-Рашиду и люди присягнули ему, и он нарек его ал-Амином.

В этом же году ар-Рашид сместил с управления Хорасаном |612| ал-’Аббаса б. Джа’фара и назначил его правителем своего дядю по матери ал-Гитрифа б. ‘Ата’.

176 год

В этом году ар-Рашид сместил ал-Гитрифа б. ‘Ата’с управления |626| Хорасаном и назначил его правителем Хамзу б. Малика б. ал-Хайсама ал-Хуза’и.

177 год

В этом году ар-Рашид, как рассказывают, сместил Хамзу б. |629| Малика с управления Хорасаном и назначил его правителем [366] ал-Фадла б. Йахйу, в дополнение к тому, что он управлял наместничествами Рейй и Сиджистан.

178 год |631|

В этом же году выступил ал-Фадл б. Йахйа в Хорасан в качестве его правителя и он управлял им наилучшим образом. Он построил в нем мечети и рибаты, совершил поход в Мавераннахр. |634| И к нему вышел Харахара, царь Ушрусаны, а раньше он проявлял неповиновение.

Рассказывают, что ал-Фадл б. Йахйа завел в Хорасане войско из неарабов, которое он называл “аббасидским” (ал-абасиййа) и предоставил им самоуправление; и что число его достигло 500 тысяч человек, и что прибыли из них в Багдад 200 тысяч человек и они были названы в Багдаде “каранбийскими” (ал-каранбиййа). Прочих же из них он оставил в Хорасане с их именами и реестрами. Марван б. Абу Хафса сочинил об этом стихи, которые он декламировал ал-Фадлу в его лагере до его выступления в Хорасан.

Ал-Фадл б. Исхак ал-Хашими рассказывает, что Ибрахим б. Джибра’ил выехал в Хорасан вместе с ал-Фадлом б. Йахйей; но он против выезда, и ал-Фадл был сердит на него за это. Ибрахим рассказывал: вызвал он меня однажды после того, как некоторое время пренебрегал мною, я приветствовал его, но он мне не ответил и я сказал про себя: “Худо, клянусь Аллахом!” Он было возлежал, а тут приподнялся, сел и сказал: “Умерь свой страх, Ибрахим! Ты в моей власти и именно это заставляет меня сдерживаться в отношении к тебе”. Потом он назначил меня управлять Сиджистаном. Когда я доставил ему харадж той области, он подарил его мне, да еще прибавил 500 тысяч дирхемов. Он говорит: Ибрахим был начальником его полиции и его личной охраны. Ал-Фадл отправил его в Кабул, который он завоевал и захватил огромную добычу.

|637| 179 год

Рассказ о событиях, случившихся в нем

В числе таковых был отъезд ал-Фадла б. Йахйи из Хорасана, где он оставил своим заместителем ‘Амра б. Шурахбила.

|638| В этом же году ар-Рашид вверил управление Хорасаном Мансуру б. Йазиду б. Мансуру ал-Химйари.

В этом же году восстал в Хорасане Хамза б. Атрак ас-Сиджистани. [367]

180 год

(Перевод В. И. Беляева) В этом же году Джа’фар б. Йахйа был назначен правителем |644| Хорасана и Сиджистана. И он назначил наместником обеих областей Мухаммада б. ал-Хасана б. Кахтабу.

В нем же ар-Рашид выступил из Города Мира, направляясь в ар-Ракку по пути в Мосул, и когда остановился в Ал-Барадане, то назначил ‘Ису б. Джа’фара правителем Хорасана и сместил с управления им Джа’фара б. Йахйу. Правление над ним Джа’фара б. Йахйи было 20 ночей.

В этом же году выступили в Джурджане “люди, носящие красное |645|”. И ‘Али б. ‘Иса б. Махан написал, что тем, кто возбудил это (движение) против него, является ‘Амр б. Мухаммад ал-’Амраки и что он  —  зиндик. Ар-Рашид повелел убить его, и он был убит в Мерве.

В этом же году он (ар-Рашид) сместил ал-Фадла б. Йахйу с управления Табаристаном и Руйаном и вверил управление этим ‘Абдаллаху б. Хазиму; он сместил ал-Фадла б. Йахйу также и с управления Реййем, и в управление им вступил Мухаммад б. Йахйа б. ал-Харис б. Шиххир, а Са’иду б. Салму поручил управление ал-Джазирой.

181 год

В этом году “носящие красное” овладели Джурджаном. |646|

Затем наступил 182 год

В этом году было возвращение ар-Рашида из Мекки и выезд |647| его в ар-Ракку и приведение к присяге его сына ‘Абдаллаху ал-Ма’муну после его сына Мухаммада ал-Амина и принятие присяги в этом в его пользу с войска в ар-Ракке. Он присоединил его к Джа’фару б. Йахйе и отправил его в Город Мира и вместе с ним из своей семьи   —  Джа’фара б. Абу Джа’фара ал-Мансура и ‘Абдалмалика б. Салиха, а из военачальников  —   ‘Али б. ‘Ису. И ему принесена была присяга в Городе Мира, когда он прибыл в него. И отец его назначил его правителем Хорасана и того, что к нему примыкает вплоть до Хамадана, и нарек его ал-Ма’муном.

Затем наступил 183 год |648|

В этом году ар-Рашид написал ‘Али б. ‘Исе б. Махану, а он был в Хорасане, о прибытии к нему. А причиной его письма к нему об этом было то, что ему донесли на него, говоря, что он |649| решился на непокорность. ‘Али б. ‘Иса оставил своим заместителем над Хорасаном своего сына Йахйу и ар-Рашид утвердил его. [368]

‘Али прибыл к нему и привез ему большие деньги. Ар-Рашид возвратил его в Хорасан от имени своего сына ал-Ма’муна для ведения войны с Абу-л-Хасибом, и он вернулся.

В этом же году в Нисе в Хорасане восстал Абу-л-Хасиб Вухайб б. ‘Абдаллах ан-Ниса’и, клиент ал-Хариша.

184 год

В этом же году Абу-л-Хасиб попросил пощады и ее даровал ему 'Али б. 'Иса и тот прибыл к нему в Мерв и он принял его с почетом.

|650| 185 год

В этом году еретик Хамза поднял восстание в Бадгисе в Хорасане, но ‘Иса б. ‘Али б. ‘Иса напал неожиданно на 10 тысяч сторонников Хамзы и перебил их и достиг Кабула, Забулистана и ал-Кандахара. И об этом сказал Абу-л-Гадафир:

‘Иса едва не сделался Двурогим (Т. е. Александром Великим (ал-Искандар)): он достиг обоих западов и обоих востоков.
Он не оставил [незавоеванным] ни Кабул, ни Забулистан, ни того. что вокруг них до самых обоих Руххаджей.

В этом же году Абу-л-Хасиб поднял восстание в Нисе и вторично овладел ею, Абивердом, Тусом и Нишапуром и подступил к Мерву и окружил его, обратив в бегство [войска] и прошел к Серахсу. И усилилось его дело.

Затем наступил 186 год |651|

В нем произошло выступление ‘Али б. ‘Исы б. Махана из Мерва в Нису для ведения войны с Абу-л-Хасибом. И он убил его в ней, взял в плен его жен и детей, и в Хорасане водворился порядок.

Он говорит: ар-Рашид... прибыл в Багдад. Оказалось, что одна |666| за другой шли к нему из Хорасана жалобы на ‘Али б. ‘Ису б. Махана и при нем было сказано много слов против него. Тогда он решил сместить его с управления Хорасаном и захотел, чтобы тот был у него поблизости.

Затем наступил 190 год |707|

Рассказ о событиях, которые случились в нем

К ним относится выступление Рафи’ б. Лайса б. Насра б. Саййара в Самарканде против Харуна; он объявил о низложении его (Харуна) и своем отказе от повиновения ему. [369]

Рассказ о причине этого

Причиной этого, как рассказали нам, было то, что Йахйа б. ал-Аш’ас б. Йахйа ат-Та’и женился на одной из дочерей своего дяди по отцу Абу-н-Ну’мана, а она была очень богатой (Так в каирском издании, в старом  —   краcноречивой. —  Ред.). Он остался в Городе Мира, а ее оставил в Самарканде. Когда затянулось его пребывание там и до нее дошло, что он взял себе наложниц, она стала искать повода освободиться от него, но это ей не удавалось. До Рафи’ дошло о случившемся с ней и он пожелал ее и ее имущества. Он подослал к ней такого, который сказал ей, что ей нет иного способа избавиться от своего супруга, кроме как объявить о своем исповедании многобожия и представить этому свидетелей и открыть перед ними свои волосы, затем покаяться |708| и, таким образом, сделаться доступной для брака. И она сделала это и на ней женился Рафи’ 143.

Случившееся дошло до Йахйи б. ал-Аш’аса и он подал об этом жалобу ар-Рашиду и тот написал ‘Али б. ‘Исе, приказывая ему, чтобы он разделил их и подверг наказанию Рафи’, бичевав его положенным образом, заковал бы его и возил бы его по медине Самарканда закованным на осле, чтобы это было назиданием другим. Но Сулайман б. Хумайд ал-Азди снял с него бичевание и возил его на осле закованным, и он дал ей развод; затем он (Сулайман) заключил его в тюрьму Самарканда. А он бежал из тюрьмы ночью из-под охраны Хумайда б. ал-Масиха, тогдашнего начальника полиции Самарканда, и прибыл к ‘Али б. ‘Исе в Балх и просил у него пощады. Но тот не ответил ему на это согласием, замыслив отсечь ему голову. Тогда за него походатайствовал его сын ‘Иса б. ‘Али и он снова произнес формулу развода. И ‘Али б. ‘Иса разрешил ему вернуться в Самарканд. Он возвратился в него, но напал неожиданно на Сулаймана б. Хумайда, наместника ‘Али б. ‘Исы, и убил его. Тогда ‘Али б. ‘Иса отправил против него своего сына. Тот склонил людей к Сиба’ б. Мас’аде и они поставили его начальником над собой. Он напал на Рафи’ и заключил его в оковы, но они восстали против Сиба’, заковали его, и поставили над собою начальником Рафи’ и присягнули ему. И присоединились к нему те, кто был в Мавераннахре. ‘Иса б. ‘Али прибыл к нему, но Рафи’ встретил его и разбил. Тогда ‘Али б. ‘Иса начал производить набор людей, готовиться к войне. |709|

В этом же году ал-Фадл б. Сахл принял ислам из рук ал-Ма’муна.

191 год

В этом году окрепло дело Рафи’ б. Лайса в Самарканде. В |712| этом же году жители Несефа написали Рафи’, выражая ему покорность и прося его, чтобы он послал к ним того, кто помог бы им убить ‘Ису б. ‘Али и он послал владетеля Шаша с его [360] тюрками и одного из своих военачальников. И они пришли к ‘Исе б. ‘Али, окружили его и убили его в зу-л-ка’де 144, и не причинили вреда его сторонникам.

В этом же году ар-Рашид назначил евнуха Хаммавайхи начальником почты Хорасана.

|713| В этом же году ар-Рашид сместил ‘Али б. ‘Ису б. Махана с управления Хорасаном и назначил его правителем Харсаму.

Рассказ о причине смещения ар-Рашидом ‘Али б. ‘Исы и его гнева на него

Говорит Абу Джа’фар: мы уже рассказали раньше о причине гибели сына ‘Али б. ‘Исы и как он был убит. И когда был убит его сын, ‘Иса б. ‘Али выступил из Балха и прибыл в Мерв, боясь, что Рафи’ б. Лайс отправится против него и овладеет им. А сын его ‘Иса закопал в саду своего дома в Балхе большие богатства, которых было, как говорят, тридцать миллионов. Об этом не знал ‘Али б. ‘Иса и в это была посвящена только одна невольница, принадлежавшая ему. Когда же ‘Али выступил из Балха, эта невольница посвятила в это одного из слуг, и молва пошла среди людей. Тогда собрались чтецы Корана из жителей Балха и его знать, вошли в сад, завладели этим сами и разрешили брать его простонародью. Известие об этом дошло до ар-Рашида и он сказал: “‘Али вышел из Балха без моего приказания и оставил такие деньги, тогда как он утверждает, что он дошел уже до украшений своих жен в своих тратах на войну с Рафи’”. И при этом он сместил его и назначил правителем Харсаму б. А’йана и конфисковал имущество ‘Али б. ‘Исы, а его имущество достигало восьмидесяти миллионов.

Рассказывают также со слов одного из клиентов, что он говорил: мы были в Джурджане вместе с ар-Рашидом, а он направлялся в Хорасан. И прибыли сокровища ‘Али б. ‘Исы, которые были захвачены у него, на тысяче пятистах верблюдах. ‘Али б. ‘Иса вместе с тем унижал высокородных и знатнейших из жителей Хорасана.

|714| Рассказывают также, что к нему вошли однажды Хишам б. Феррахосроу и ал-Хусайн б. Мус’аб и приветствовали его. Он же сказал ал-Хусайну: “Да не приветствует тебя Аллах, о, еретик сын еретика! И клянусь Аллахом, я знаю, чего ты держишься в твоей вражде к исламу и поношении религии! Я жду с твоим убийством только до разрешения халифа, Аллах разрешил пролитие твоей крови и я надеюсь, что Аллах прольет ее моей рукой скоро и поторопит тебя к твоему наказанию. Разве ты не тот, кто возбуждал [людей] против меня в моем жилище после того, как упился вином, утверждая, что к тебе прибыли письма из Города Мира о моем смещении? Выйди к гневу Аллаха,  —   да проклянет тебя Аллах!  —  ибо ты окажешься среди достойных гнева”. И сказал ему ал-Хусайн: “Заклинаю Аллахом эмира, чтобы он не [371] принимал слов наветчика или наговора злодея, ибо я непричастен к тому, в чем меня обвиняют”. Тот возразил: “Ты лжешь, нет у тебя матери! Мне достоверно известно, что ты упился вином и говорил то, за что тебя следует жесточайшим образом проучить. И, может быть, Аллах поторопится послать тебе свою беду и отмщение. Выйди от меня без покровительства Аллаха и его сопутствия!” И пришел хаджиб, взял его за руку и вывел.

Хишаму б. Феррахосроу он сказал: “Твой дом стал домом сборищ. В нем сходятся к тебе все безрассудные и поносят правителей. Да прольет Аллах мою кровь, если я не пролью твою!” И сказал Хишам: “Да буду я сделан выкупом за эмира! Я  —   клянусь Аллахом!  —  несправедливо обиженный, к которому следует проявить милость. Клянусь Аллахом! Я не оставляю прилежания в превознесении эмира и слов его восхвалении, которыми я |715| отличаю его и которые говорю о нем. Но если со мною так, что когда я говорю хорошее, тебе передают дурное, то что мне придумать?” Тот возразил: “Ты лжешь, нет у тебя матери! Я лучше знаю, что таится под твоими ребрами, чем твои дети и твои родичи. Выйди же, и вскоре я дам покой самому себе от тебя”. И он вышел. Когда же наступил конец ночи, он позвал свою дочь ‘Алийу, а она была из старших детей его, и сказал ей: “Дочка! Вот я хочу поведать тебе одно дело, за которое, если ты его откроешь, я буду убит, если же сохранишь в тайне, я спасусь. Выбирай же жизнь твоего отца перед смертью”. Она спросила: “А что это, да буду я сделана выкупом за тебя?” Он сказал: “Я боюсь, что этот нечестивец ‘Али б. ‘Иса [прольет] мою кровь, и я задумал сделать вид, что меня разбил паралич. Когда наступит утро, собери своих служанок и подойди к моей постели и пошевели меня. И когда ты увидишь, что меня подвинуть тяжело, закричи тогда ты со своими служанками и пошли за твоими братьями и сообщи им о моей болезни. Но берегись и опять берегись посвятить в то, что я здоров телом, хоть кого-нибудь из тварей Аллаха, как близких, так и далеких!” И она сделала так, ибо была умной и рассудительной. И он оставался распростертым на ложе некоторое время, не двигаясь, если его не пошевелят.

И говорят, что никто из жителей Хорасана не знал и не ведал о смещении ‘Али б. ‘Исы, кроме Хишама  —  он предполагал о его смещении и его предположение оправдалось, что он вышел в тот день, когда прибыл Харсама. навстречу ему, и увидал его по дороге один из военачальников ‘Али б. ‘Исы и спросил: “Тело здорово?” Он ответил: “Не переставало быть здоровым, хвала Аллаху!” А другой из них говорит: Нет, увидал его ‘Али б. ‘Иса и спросил: “Куда тебя [несет]?” Он ответил: “Встречаю нашего эмира Абу Хатима”. Тот спросил: “А разве ты не был болен?” Он ответил: “Да, Аллах даровал здоровье и Аллах сместил тирана в одну ночь!”


Комментарии

130 Буквально: «когда прошло 9 (дней) джумады». 9 джумады II = 14 II 748 г., но этот день — среда. Здесь же таким образом выражена дата 10 джумады II, тогда совпадает и день недели.

131 9 джумады I соответствует 15 I 748 г., но этот день приходится на понедельник или вторник (см. предыдущее примечание), поэтому дату, приводимую Табари выше (II, 1984), следует признать более достоверной.

132 См. предыдущее примечание.

133 Как показал П. А. Грязневич (О значении термина ар-рида. XXV Международный конгресс востоковедов. Доклады делегации СССР. М. 1960), аббасидские пропагандисты не раскрывали, кто скрывается за расплывчатым понятием «всем угодный (рида)» имам—потомок ал-’Аббаса или ‘Али, — чтобы расширить ряды своих сторонников.

134 Ту же дату «в воскресенье, когда прошло семь (дней) раби II 130 г», соответствующую 17 XII 747 г., дает анонимная хроника (Арабский аноним XI в. с. 111).

135 Зу-л-ка’да 130/2—31 VII 748 г.

136 1 августа 748 г.

137 Май — июнь 748 г.

138 Равандиты—одна из групп аббасидской ши’и, которая утверждала, что потомки ‘Али передали аббасиду Мухаммаду б. ‘Али «желтый свиток», содержащий тайный завет Мухаммада, в силу чего имамат перешел к Аббасидам. Часть из них обожествляла халифа ал-Мансура (с. 354—355).

139 6 раби’ I 142/7 VII 749 г.

140 В тексте буквально: «та’ам», но это слово в большинстве случаев означает не пищу вообще, а пшеницу.

141 Ал-мухаммира — хуррамиты — неомаздакитская секта, призывавшая к общности имущества и возрождению древних иранских обычаев.

142 Зайдиты — умеренные шииты, ведущие название от Зайда б. ‘Али, правнука халифа ‘Али. Они отрицали «скрытый имамат» и полагали, что имамом, может быть любой из потомков ‘Али, обладающий качествами, необходимыми для руководства общиной.

143 Мусульманин не мог состоять в браке с немусульманкой-язычницей. Рафи’ предложил жене ал-Аш’аса пойти на вероотступничество, чтобы расторгнуть брак с мужем.

144 Зу-л-ка’да 191/8 IX—7 X 807 г.

(пер. В. И. Беляева, О. Г. Большакова, А. Б. Халидова)
Текст воспроизведен по изданию: История ат-Табари. Ташкент. Фан. 1987

© текст - Беляев В.И., Большаков О. Г., Халидов А. Б. 1987
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Шуховцов В. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Фан 1987.