Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Иван Грозный — претендент на польскую корону

Для России XVI в. отношения с Речью Посполитой — ее главным соседом и соперником — всегда имели огромное значение. Но особый характер они приобрели в 1570-х гг., когда польский трон оказался вакантным и встал вопрос о дальнейшей судьбе этого многоэтнического государства и перспективах его отношений с Россией.

В 20-х числах мая 1575 г. в Стенжице, в Малой Польше, собрался съезд шляхты, чтобы решить вопрос о польской короне, после отъезда короля Генриха Валуа во Францию. Собравшейся шляхте стало известно письмо некоего Криштофа Граевского его брату Петру. Судя по пересказу этого письма, помещенному в «Хронике» современника и участника событий С. Ожельского, Граевский побывал в Москве, чтобы вернуть принадлежавшие ему товары, конфискованные у торговавших ими купцов. Иван IV не только приказал возвратить принадлежавшие Граевскому товары, но и обратился к нему с просьбой отвезти в Польшу условия унии между Россией и Речью Посполитой. Они были вручены Граевскому в письменном виде, чтобы тот передал их «полякам на будущей элекции». В «Хронике» об этих предложениях сказано, что Иван IV хочет «соединить с Польшей народы свои такими узами, какими некогда Ягайло соединил с Польшей Литву» 1.

Граевский при выезде из России был арестован в Дзисне местным старостой и брошен в тюрьму. Своим письмом он пытался выполнить возложенное Иваном Грозным поручение.

Описанный эпизод противоречил всему, что было известно об Иване IV с его огромным вниманием к вопросам дипломатического этикета. К тому же в источниках о внешней политике Ивана IV никогда не встречались сведения о том, что царь готов заключить унию на тех условиях, на которых Ягайло соединил Литву с Польшей. Неудивительно поэтому, что один из исследователей второй половины XIX в. объявил письмо Граевского апокрифом 2.

Однако несостоятельность такого предположения стала очевидной, когда в 1905 г. И. С. Рябинин издал запись показаний, данных К. Граевским комиссии литовских сенаторов 8 августа 1575 г. 3

«Показания» не только полностью подтвердили сам факт поездки Граевского в Москву, но и давали возможность выяснить примерное время его встречи с Иваном IV. 4

Одновременно этот источник дал убедительный ответ на вопрос, что побудило Ивана IV, пренебрегая принятыми нормами этикета, пригласить к себе простого польского шляхтича и лично говорить с ним. [174]

Вопрос о том, кто займет вакантный польский престол, имел, разумеется, для русского правительства первостепенное значение. Интерес к нему еще более усиливали сообщения, что в Речи Посполитой имеются сторонники выбора Ивана IV, которые ждут его послов с условиями соглашения между Россией и Речью Посполитой. Однако направить шляхте, собравшейся в Стенжице, эти условия официальным путем царь не мог, враждебные его кандидатуре литовские магнаты закрыли границу. Для достижения этой цели приходилось искать неофициальные каналы, отсюда — интерес царя к Граевскому 5.

В "Показаниях" отсутствовало главное — содержание переданных Иваном IV условий унии. Лишь некоторые из них («о латинской и греческой вере», «о Киеве», т. е. об уступке Киева России) упоминались, но не раскрывались, в ответах обвиняемого на вопросы сенаторов 6.

Вместе с тем в «Показаниях» есть прямые ссылки на материалы, в которых рассказывалось об этих условиях. Это — «письмо» самого Ивана IV к панам радам и два письма Граевского виленскому каштеляну Яну Ходкевичу, в которых пересказывалась пространная речь,произнесенная Иваном IV перед шляхтичем. Граевский, вскрывший «письмо» в Полоцке перед переездом границы, отмечал, что содержание «письма» и записанной им царской «речи» почти не расходились между собой. Единственное различие состояло в том, что в письменных условиях говорилось «об отдаче великому князю Ливонской земли», а в «речи» Иван IV об этом не упоминал 7. В «Показаниях» фигурировал еще один документ — не отправленное и попавшее в руки литовских властей письмо Граевского Ивану IV, с советами, как добиваться польской короны 8.

Сравнительно недавно в сборнике документов второй половины XVI в. из архива Великого княжества Литовского был обнаружен текст под заголовком «Артикулы от князя великого Московского через Криштофа Граевского сказаны» 9.

Этот краткий текст, записанный на одном листке бумаги, может рассматриваться, в лучшем случае, как краткий, неполный конспект русских предложений.

В настоящее время в одном из архивных фондов ЦГАДА в составе сборника автографов различных европейских монархов и государственных деятелей XVII вв. (Главным образом их письма, адресованные в Польшу) обнаружилась тетрадь, написанная почерком второй половины XVI в. и на бумаге того же времени, содержащая копии двух ранее не известных материалов на польском языке, связанных с поездкой К. Граевского 10.

Первый из них, начинающийся словами: «После того Криштоф Граевский был у князя великого московского..», описывает поездку Граевского с момента его встречи с Иваном IV и до его отьезда из Москвы. Повествование ведется от лица самого Граевского. Большую часть рассказа занимает изложение «речи», произнесенной перед шляхтичем Иваном IV. По этим формальным признакам есть основание рассматривать текст, как фрагмент упоминавшегося в «Показаниях» письма Граевского Яну Ходкевичу. Второй из материалов под заголовком — «Письмо, [175] написанное Граевским дворянину князя великого московского» 11, представляет собой письмо К. Граевского «дворянину» Афанасию Нагому.

Подобное письмо, отобранное у Граевского при аресте литовскими властями, упоминается и в «Показаниях». Судя по протоколу допроса, оно содержало советы: «куда великому князю надлежит ехать», предлагать для соглашения только две статьи, не упоминать на первых переговорах о Ливонии и Киеве, «так как все [и так] будет господарское», а разрешить сложные вопросы на специальном съезде обеих сторон 12.

Все эти советы читаются и в тексте публикуемого письма. Его, таким образом, можно отождествить с неотправленным письмом, оказавшимся затем в распоряжении следствия. Вероятно, публикуемый текст, как и ранее известный, восходит к архиву следственной комиссии.

Первое публикуемое письмо — источник, содержащий новые сведения о русской внешней политике 70-х гг. XVI в. Его высокую степень достоверности доказывает сопоставление с проектами унии, возникшими позднее, в следующем десятилетии, и сохранившимися в архиве Посольского приказа 13.

Политический курс России в ее отношениях с Речью Посполитой в 80-х гг. XIX в., оказывается, был разработан еще ранее, при Иване IV.

Однако мы имеем дело не просто с новым и важным источником по истории внешней политики России. Иван Грозный и его советники вырабатывали проект объединения двух государств с разным политическим строем и с разными политическими, идейными (в том числе и религиозными) традициями. Обстоятельства заставляли их стремиться учесть все это, понять и использовать в своих интересах внутренние проблемы «чужого» для них мира. Зная об этом, можно судить о способности русской политической элиты уловить логику развития других политических моделей. Источник дает возможность для суждений и об уровне политического мышления людей, стоявших у кормила управления Россией в этот бурный период ее истории.

Если содержание проекта унии было, несомненно, продуктом коллективного творчества русских политиков, то на характер его изложения, несомненно, наложился отпечаток своеобразия личности Ивана Грозного. Его рассуждения на политические темы, не всегда строго связанные с предметом переговоров, представляют интерес и для изучения политических взглядов самого Ивана IV 14.

Второй из публикуемых документов — письмо К. Граевского, заслуживает внимания как источник о представлениях польской шляхты, поддерживавшей Ивана IV. В других источниках этого времени встречаются сведения о многочисленных сторонниках Грозного в Речи Посполитой. Но по ним было трудно судить о том, что они ожидали от своего кандидата и как они реагировали на русские условия унии. Письмо К. Граевского (с известной долей усповности) позволяет осветить и эту сторону дела 15.

Публикация подготовлена доктором исторических наук Б. Н. Флорей.


Комментарии

1. Orzelski S. Bezkrolewia ksieg osmioro czyli dzieje Polski od zgonu Zugmunta Augusta r. 1572 az do r. 1576. SPb. — Mohilew. 1866. T. II. S. 115 — 117.

2. Уманец Ф. М. Русско-литовская партия в Польше // ЖМНП. 1875. Декабрь. С. 264.

3. Показания польского шляхтича Криштофа Граевского о своей поездке в Москву, с предисловием И. С. Рябинина // ЧОИДР.1905. Кн. I. Отд. III. Материалы иностранные.

4. В резиденцию Ивана IV — Александрову слободу — К. Граевский прибыл в «Страстную субботу» Показания... С. 10., т. е. 2 апреля 1575 г.

5. См. подробнее: Флоря Б. Н. Русско-польские отношения и политическое развитие восточной Европы во второй половине XVI — начала XVII в. М., 1978. С. 97 — 100.

6. Показания... С. 11, 15.

7. Там же.С. 11 — 12.

8. Там же. С. 14 — 15.

9. Флоря Б. Н. «Артикулы, сказанные через Криштофа Граевского» — важный источник по истории русской внешней политике 70-х годов XVI в. // Археографический ежегодник за 1975 год. М., 1976. С. 337 — 338.

10. ЦГАДА Ф. 30. № 653. Л. 60 — 65. Рукопись указал мне сотрудник архива Ю. М. Эскин, за что приношу ему глубокую благодарность.

11. Там же. Л. 63.

12. Показания... С.14 — 15.

13. См.: Флоря Б. Н. Русско-польские отношения... С 141 — 142.

14. Необходимо. конечно. учитывать, что польский шляхтич мог стилизовать высказывания царя в духе привычной ему фразеологии и с этой точки зрения текст требует к себе критического отношения.

15. За помощь при переводе старопольских текстов приношу глубокую благодарность Б. Ф. Стахееву.

Текст воспроизведен по изданию: Иван Грозный — претендент на польскую корону // Исторический архив, № 1. 1992

© текст - Флоря Б. Н. 1992
© сетевая версия - Тhietmar. 2009
© OCR - Коренев А. 2009
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Исторический архив. 1992